Архимандрит адриан

«Поразительно счастливый человек»

Простые слова, действенная молитва, чрезвычайно важные откровения и незабываемые встречи. Псково-печерского старца архимандрита Адриана (Кирсанова) вспоминают те, кому посчастливилось общаться с этим «поразительно счастливым человеком».

Архимандрит Адриан (Кирсанов)

«Он не отмучился — он отрадовался»

Епископ Егорьевский Тихон, наместник московского Сретенского монастыря:

— Последний раз мне довелось увидеть отца Адриана около месяца назад. Он был очень слабенький, но принял меня. Мы с ним смогли немножко побеседовать, вспомнить о прошлом. Я знал его больше 35 лет — для меня это огромное счастье.

В день нашей встречи он, помню, был удивительно светлым и радостным. Как, впрочем, и всегда. Я не помню его угрюмым. Многим внешне он мог казаться сердитым, но на самом деле отец Адриан не был таким. Он просто был сосредоточен в Боге, молитвенно собран в себе.

Отец Адриан — поразительно счастливый, если так можно сказать про подвижника, человек! Это средоточие в нем счастья в который раз и в эту нашу встречу меня просто изумило.

Конечно, у него были старческие немощи: 97-й год, что там говорить. Но про него нельзя сказать, как про других: вот, «человек отмучился». Он — отрадовался.

Отрадовался о Боге радостью временной и перешел в радость вечную.

«Отец Адриан оставил нам
очень важное откровение своих последних дней»

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник Донского монастыря:


— Один мой знакомый после того, как крестился, тут же поехал в Псково-Печерский монастырь и сразу стал свидетелем отчитки бесноватых, которую проводил ныне почивший старец Адриан, и увидел, как бесноватые реагируют на его молитву. Это настолько поразило новопросвещенного христианина, что он, вернувшись домой, стал ревностно подвизаться, постоянно читать Псалтирь…

В своих беседах незадолго до смерти отец Адриан озвучил удивительную вещь. Он, просматривая свою жизнь, понял, что вся его деятельность по отчитке бесноватых была напрасна. Ну, может быть, не совсем напрасна с точки зрения «уверения современного Фомы», как это видно из случая с моим новопросвещенным знакомым. Однако напрасна с точки зрения собственно помощи самим бесноватым.


— Не было, — говорил старец, — ни одного такого случая, чтобы я кому-нибудь на самом деле по-настоящему помог. Потому что на место изгнанного беса потом приходили семь злейших духов (Мф. 12: 45).

И эти люди снова появлялись на отчитках…


А еще сокрушался:


— Это же Господь попускает беснование как крест, а я, пусть и по любви, но эти кресты, получается, снимаю?


Когда приходится причащать бесноватых, так им и говоришь:


— Это ваш крест. Все равно, как бес будет действовать: снаружи или изнутри. Помните, что есть те, кто, донеся этот крест до конца, этой мукой и спасаются.

Меня отец Валериан Кречетов в свое время благословлял в Отрадном помогать одной такой бесноватой. Бес, буквально по Писанию, «бросал ее и в огонь, и в воду». То есть она вдруг обнаруживала себя упиравшейся кистями рук в зажженную конфорку газовой плиты и получала при этом тяжелые ожоги. Либо внезапно падала в водоем. И еще с размаху ударялась головой о каменный пол в храме. Я неоднократно бывал у нее дома и был свидетелем того, как она ежечасно повторяла одну и ту же молитву, начинавшуюся словами: «Благословен день и час…». Однажды я вместе с другим прихожанином и одновременно певчим храма в Акулово (ныне тоже священником), повез ее на исцеление в некую лечебницу, о существовании которой мы узнали по объявлению в газете. Но она сама, смиренно принимая попущенное, отказывалась от облегчения своей участи. Когда мы прибыли по указанному в газете адресу, то она быстрее нас поняла, что помощь ей собираются оказать экстрасенсы, и наотрез отказалась от такой «помощи», называя этих целителей колдунами. Так страдая, она вымаливала свой род. Она происходила из многодетной семьи, осиротевшей во время Великой Отечественной войны. Вместе со своими братьями и сестрами воспитывалась в детдомах. Никто кроме нее не стал верующим, и она взяла на себя подвиг всех их вымолить… Постоянно ходила в Церковь. Кончина у нее была светлая. Человек отмучился, но спасся. Наш народ сильно согрешил пред Господом: это и события столетней давности, и последующие десятилетия насаждаемого атеизма — люди до сих пор пожинают эти горькие плоды отступления от Бога.

Архимандрит Адриан (Кирсанов) У отца Адриана было видение: бес блуда кружил над Россией и кричал: «Всю молодежь я потоплю в блуде, никто от меня не уйдет». Злые духи терзают, если не изнутри, то снаружи, разврат — это то же самое бесовство.

Очищение происходит большими скорбями и трудами — только тогда есть надежда войти в Царство Небесное. Как говорил другой Псково-Печерский старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Грех входит вагонами, а выдавливать его из себя приходится по чайной ложке».

Отец Адриан оставил нам это очень важное откровение своих последних дней: сколько он сам претерпел мести от этих изгнанных им бесов, а эти люди не шли в Церковь, не каялись по-настоящему, не причащались, и эта демоническая реальность вновь поглощала их.

…И тем отчетливее свидетельство Света Истинного (Ин. 1: 9), явленного в жизни самого отца Адриана.

«Он был очень смиренным и часто незаметным для окружающих»

Монахиня Корнилия (Рис), редактор английской версии сайта Православие.Ru:

— Я была духовным чадом отца Адриана в начале 1990-х, когда жила в Печорах. Полтора года я окормлялась у него и общалась с ним очень тесно, ничего не делала без его благословения. И именно он благословил меня уйти в монахини. С тех пор наш земной контакт, к сожалению, прекратился, но надеюсь, что он всегда молился за меня.

Несомненно, отец Андриан был настоящим старцем. Так о нем говорил, например, и отец Иоанн (Крестьянкин). Хотя многие, кто находился рядом с ним, его таковым не признавали, потому что он был очень смиренным и часто незаметным для окружающих. Я просто не помню столь же смиренных людей, разве что немногие другие старцы.

В плане духовного наставничества он был очень строг. Некоторые из братии из-за этого избегали его советов. Но сам он жил очень интенсивной духовной жизнью. Думаю, у него был огромный духовный внутренний мир, о котором мало кто знал.

Еще он много лет занимался отчиткой бесноватых. Причем это была не его воля — ему дали такое, можно сказать, поручение. Началось это еще в Троице-Сергиевой лавре, а в Печорах он жил как в ссылке. Его удалили от лавры, потому что отчитывание им бесноватых вызвало большое недовольство советской власти.

И поскольку он отчитывал бесноватых, вокруг него всегда было много таких людей. Они даже переезжали жить рядом со старцем, потому что при очитке им становилось легче. И поскольку отец Адриан ими занимался, он взял на себя их лечение и духовное выздоровление, держал их в очень строгом послушании. В основном это были женщины, многие из которых вели полумонашеский образ жизни, словно они уже жили в монастыре. Они работали где-то в городе, скажем, в больнице или детском саду, но постились как монахини и вообще вели очень строгую жизнь. И поскольку вокруг него было много больных и бесноватых женщин, то некоторые монахи его даже побаивались.

Жизнь отца Адриана была очень трудной. Он родился после революции в очень благочестивой семье, и ему было трудно смотреть на то, что творится вокруг, когда преследовали священников и верующих, разрушали храмы и прочее.

Потом началась война. Старец говорил, что Господь сохранил его тем, что он никого не убивал, и что его совесть — как священника — чиста.

Когда я была в Печорах, то видела, что он очень много болеет, что усугублялось тем, что он занимался очитками, а это дело очень непростое. Несмотря на то, что он совершал отчитки по благословению, ему приходилось очень много страдать от козней дьявольских.

Но что касается меня лично, то могу сказать, что он изменил мою жизнь, при нем у меня сформировалось твердое желание принять монашество.

Он был очень крепкий духом и очень строгий в жизни. Например, его распорядок дня был таков: он ложился очень поздно — в двенадцать или позже, потому что читал правило или принимал людей, но в три часа ночи он снова вставал, чтобы вновь читать монашеское правило. После ночного чтения правила он мог немного отдохнуть, но потом снова начинал принимать людей или служить, и я предполагаю, что перед этим он уже не спал.

Что может вызвать слезы у атеиста?

Юрий Силуанов:

— Когда у меня была очень серьезная проблема, по благословению наместника Псково-Печерского монастыря архимандрита Тихона (Секретарева), меня провели в келью старца.

Физически он был, можно сказать, истощен, но от него исходила такая сила духа, такая благодать, что он буквально светился!

Я ему изложил свою проблему, а он так просто-просто сказал:

— Ну, не переживай. Все образуется. Молись. Это Господь посылает искушение.

— Искушение за какие-то мои грехи?.. — стал допытываться я.

— Кто его знает, — опять просто ответил он. — Это только Господу Богу известно.

— Батюшка, а когда эти искушения закончатся? — не унимался я. Происходящее тогда действительно было невыносимым.

— Нам сроки Господи неведомы. Но закончатся — это совершенно точно!

Благословил. Помазал меня маслицем.

Мы поговорили с ним и на какие-то другие темы. Это было очень удивительно: человек, который не читает прессу, не смотрит телевизор, не слушает радио, был в курсе всего и, я так понимаю, знал все, свидетелями чего мы потом становимся, с опережением. Потому что он прозревал суть времени.

Видел, как мамона завоевывает все больше и больше душ и на территории некогда Святой Руси воцаряется золотой телец…

Какие муки претерпело поколение старцев — отца Адриана, батюшки Иоанна (Крестьянкина), протоиерея Николая Гурьянова! Но в них была такая сила против греха!

Старцы Иоанн (Крестьянкин) и Адриан (Кирсанов)

— Молись, молись! Господь лучше нас знает, когда нам посылать искушения, когда их заканчивать, когда новые попускать… — наставлял отец Адриан. — Молись, молись! Господь не без милости, услышит молитвы.

— Батюшка, молюсь, да вот что-то никак, — посетую, бывало, я.

— Сроки Господни нам неведомы, — вновь напомнит он.

Когда в прошлом году у моего сына стало происходить что-то непонятное в жизни, явно связанное с колдовским воздействием, то я повез его к отцу Адриану.

Старец уже никого не принимал. Но сделал исключение.

Сын у меня был в детстве крещен, но потом уже редко бывал в церкви. И то разве что зайдет свечку поставить… В загробной жизни, как и многие из молодых, сомневался:

— Пап, ну, как это возможно? Столько миллиардов до нас уже поумирало… И что же: они где-то и сейчас живут? Где же стольким разместиться?

Такие вот у него были типичные «захожанские» представления.

Отвез я его к отцу Адриану. Минут 15 они беседовали. И вот этот крепкий 30-летний парень, преуспевший в бизнесе, выходит со слезами на глазах:

— Пап… А что это было?

— Ты, сынок, побеседовал с тем, для кого святость не является отвлеченным понятием.

Видя таких людей, даже самые закоренелые атеисты перестают верить в тотальную победу смерти над жизнью.

Христос Воскресе!

Как отец Адриан «ничего не делал»

Иеромонах Косма (Афанасьев), насельник Донского монастыря:

— Я поехал в Псково-Печерский монастырь в надежде увидеться с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Иду к нему, а тут выясняется, что он не принимает. А мне уже уезжать надо… Что делать?

Кто-то из братии мне посоветовал:

— А ты иди к отцу Адриану.

Я и пошел:

— Поговорите со мной…

— Да я так устал… — отнекивается.

Я сник.

А он вдруг развернулся:

— Ну, ладно, пойдем.

Обнял меня и начал рассказывать мне всю свою жизнь! Какие у него проблемы были, искушения. Слова мне не дает вставить! Какие на него гонения устраивали, как унижали его.

Я сижу, думаю: «Мне бы со своими проблемами разобраться…»

А он все говорит и говорит.

И только в конце я понял, что он рассказал мне про все, что мне тогда так хотелось спросить! Он, и рта не дав мне раскрыть, разрешил все мои вопросы.

Архимандрит Адриан (Кирсанов) На душе стало так легко, как будто я только что причастился. Я пронзительно ощутил Божественное присутствие.

Последний раз приезжаю к нему, а он так развеселился:

— Коська приехал! Коська приехал!

Столько радости в нем было! Такая преизобилующая благодать!

Батюшка в последние годы уже слабенький был. Благословит, маслицем тебя помажет, — а у тебя самого откуда ни возьмись силы берутся.

Помню, я как-то к нему приехал, а он говорит:

— А кто я? Все какие-то люди приезжают ко мне. Из Канады приезжают, из Европы… Какой-то губернатор подарил мне грамоту. А что я? Сижу в келье, ничего не делаю.

Отцу Адриану я очень благодарен. Молюсь: да упокоит его со святыми Своими Господь.

В жизнь вечную

Михаил Московский:

— В 2013 году моей маме поставили диагноз: рак 4-й стадии. Уже были метастазы в позвоночник. Она очень сильно страдала. Я поехал в Псково-Печерский монастырь. В первый раз попасть к отцу Адриану я не смог. Вернувшись в Москву, передал через одного монаха Сретенского монастыря посылочку старцу, вложив в нее записку, где был подписан и мой городской телефон.

Через некоторое время звонок:

— Батюшка Адриан вызывает вас к себе.

Я приехал и, на удивление, несмотря на множество народа, смог к нему попасть.

Захожу: худенький старчик сидит на табуретке.

— Ты не переживай. Твоя мама будет жива. Она исцелится.

Я не понял. Попросил повторить.

— Ты ее пои отваром липы, — сказал он, — и почаще соборуй и причащай.

Я тут же, выйдя от старца, звоню домой, сбивчиво объясняю, чтобы сходили в аптеку за липой.

— Ты что, с ума сошел? — слышу в трубку.

А мама действительно уже от боли теряла сознание.

— Делайте, что говорят!

Стали мы ей по капельке в рот вливать отвар, а главное — соборовали и причащали. И она очень быстро пошла на поправку.

Так что мы даже вместе засобирались к отцу Адриану. По телефону он сам практически никогда не говорил, а тут вдруг слышу от него в трубку:

— Нет, не приезжайте. Доживем до Пасхи — там видно будет.

Архимандрит Адриан (Кирсанов)

А мама чувствовала себя уже очень бодро…

Причастилась в Великий Четверг. Пособоровалась перед Пасхой. А потом резко сдала и в пятницу Светлой седмицы, на празднование иконы Божией Матери «Живоносный Источник», отошла ко Господу.

Я только тогда понял смысл сказанных батюшкой слов.

Раком заболел и мой отец. Ему, как и маме, было 80 лет. А он некрещенный! Еще и упирается: не хочу — и всё! Я к батюшке Адриану. Только по телефону взял благословение, а сестра тут же сообщает, что как раз в это время отец вдруг и говорит:

— Согласен.

Батюшкины молитвы очень сильны.

Отец тогда был уже в больнице. «Кого, — думаем, — к нему туда вести, чтобы он не прогнал священника?..»

Нашли одного иеромонаха. Он нас выслушал, а как узнал про отца Адриана, вдруг остановился:

— А отец Адриан благословил крестить?!

Звоню старцу. Келейница ему передает вопрос, а я слышу, как батюшка называет иеромонаха по имени и благословляет:

— Пусть крестит!

Я отключил телефон, а келейница мне потом рассказывает, что именно в этот момент отец Адриан вдогонку произнес:

— А что завтра? Сегодня нужно!

И тут мне внезапно звонит отец:

— Меня срочно на операцию забирают…

— Согласны креститься?

— Да!!

Только покрестили и причастили отца, как входят медсестры готовить его к операции.

Операция была сложная, полосная. Слава Богу, он выжил. Какое-то время еще пожил. Причащался, соборовался.

Хоронили отца на Преображение в 2014 году. Он отошел ко Господу со всем и всеми примиренный. Со светлым, каким-то светящимся, точно преображенным лицом. Даже детвора к его гробу как-то тянулась и совсем не боялась.

— Я за некрещенных не молюсь, — помню, говорил отец Адриан.

А отец покрестился, и молитва старца его тоже коснулась.

Также знаю, что отец Адриан вымолил мужа одной своей духовной дочери. Этот человек жил раньше как-то непутево, пока у него не случился третий инсульт. Он реально оказался в аду, со всех сторон терзаемый бесами: «Он не ходил в Церковь!», — а он кричал: «Я ходил! Я ходил!», — и тут вдруг появился отец Адриан. Старец его вывел оттуда и причастил. Потрясающе то, что они вместе во всех подробностях помнили произошедшее. Тот после пережитого глубочайшим образом покаялся и полностью переменил свою жизнь. Он до сих пор жив. Я с ним недавно общался.

Года два назад мы, помню, разговаривали с отцом Адрианом и договорились: две Пасхи еще поживет.

И действительно: прошли две Пасхи!

Я у него был в минувшее воскресенье. Мы так хорошо с ним поговорили. Он даже смеялся. Шутили вместе.

К своим болезням отец Адриан относился спокойно:

— Благословят лечиться — буду, нет — не надо.

Ему несколько лет назад предложили сделать операцию на катаракте. Он разговаривал со своей духовной дочерью инокиней Макарией, и вдруг у нее спрашивает:

— Соглашаться или нет на операцию?

— Батюшка, ну, если вы в мир сейчас уйдете, вытащат вас туда из монастыря ради операции, — вы же уже другой будете…

— Точно! Никуда я не пойду. Все, что надо, я и так вижу.

У него уже было другое зрение. Почему было? Есть! Ни на долю секунды не сомневаюсь, что отец Адриан сейчас просто ликует!

Скорби как таковой нет. Ты даже знаешь, что все также можешь к отцу Адриану обратиться.

Вечная память!

Не так давно исполнилось 40 дней с того момента, как душа последнего, – как называют архимандрита Адриана (Кирсанова), – псково-печерского старца, покинув земные пределы, переселилась на Небо. Мы решили не просто опубликовать воспоминания о подвижнике, но привести некий практикум: как обращаться к старцам, что необходимо, чтобы Господь старцев являл, и, наконец, как самим подвизаться в их память. (Наш сайт писал о его кончине, а точнее, наверное, будет сказать — преставлении: http://monomah.org/archives/11211)

Архимандрит Адриан (Кирсанов). Фото: митрополит Тихон (Шевкунов)

Как наши старцы старцами становились

Тихон, митрополит Новосибирский и Бердский:

– Еще будучи насельником Свято-Троицкой Сергиевой лавры, отец Адриан, по благословению духовника братии отца Кирилла (Павлова), отчитывал бесноватых. Ух, я помню, приехали мы с бабушкой Екатериной Степановной да с одной из моих сестер в лавру, и я впервые увидел, как отец Адриан отчитывал. Заходим мы в подклет Успенского собора – а что там творится, мама родная! И гавкают, и матерятся… Мы тоже в сторонке встали, постояли на всякий случай.

В 1974-м году, спустя 10 лет после того, как я впервые оказался в лавре, я вернулся туда, поступив в Московскую духовную семинарию. Помню, как мы, семинаристы, дожидались после службы или уже после братской трапезы отцов архимандрита Кирилла и батюшку Адриана. Они были между собой дружны, как-то тянулись друг к другу, мы часто видели их вместе. С преподобным преподобен будеши (Пс. 17, 26).

Говорят: «Не ищите святых, ищите кротких». Вот старцы и имели такое устроение, простоту душевную, любовь к людям. Хотя какие отец Кирилл да отец Адриан тогда были старцы? Им всего-то в то время по 50 с лишним было. Но поскольку я тогда сам еще был слишком молод, мне они уже представлялись умудренными стариками, испытанными воинами Христовыми.

Старцы Кирилл (Павлов) и Адриан (Кирсанов)

Они были требовательными, прежде всего, к себе. Во всем себя ограничивали. Самопринуждали. Царствие небесное нудится , и нуждницы восхищают е (Мф. 11, 12). Подвиг очищает сердце, – человек тогда приходит в состояние безстрастия, и уже в свободное от скверны сердце нисходит благодать. Что сказал Христос апостолам в Своей прощальной беседе (Ин. 13, 31;16, 33)? Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам (Ин. 15, 3). Надо постоянно читать Священное Писание, – это и отличало старцев отца Кирилла и отца Адриана от многих других. Именно тем, кто очищен через Слово, Господь и заповедует: оставайтесь в городе Иерусалиме (Лк. 24, 49), – с обетованием: облечетесь силою свыше.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) называл духовными людьми только тех, кто пережил это обновление Духом Святым. Вот здесь-то и начинается подлинная молитва – духовный рост и преуспеяние. Почему старцы (или те, кто еще станет старцем) постоянно в подвиге пребывали? Да потому что малейшее расслабление – каких бы ты высот уже не достиг, – ведет к падению! А отцы потихоньку, под руководством опытных, втягивались в подвиг, и тогда уже во внутренней своей брани постигали, что чем больше подвиг – тем больше благодати, тем ближе они к Богу. Это грех любит дебелость плоти, враг науськивает, чтобы мы себя пожалели, съели что-нибудь повкуснее, отдохнули как следует… А взыскательности к себе, строгости, бодрствования, воздержания, бдительности над собой – бесы и страсти бегают. Это именно те решающие качества, которые и отличали старцев. А все остальное было уже дано от Бога, – это плоды подвига. Как сказано в Писании: благодать на благодать (Ин. 1, 16). Тогда уже подвижникам от силы в силу (Пс. 83, 8) открываются таинства духовного мира.

Отец Адриан и с ангелами собеседовал, и бесов видел. Сохранилось видео, где он сам рассказывает, как однажды демона рыскающим заприметил и по простоте своей подумал: «Наверно, Господь потому им еще сновать всюду здесь попускает, что они еще, может быть, принесут покаяние…». Это свойство чистых душ – они всех жалеют. И тут же получил сильнейший удар! Все прямо сотряслось в келье. Настолько демону ненавистна была эта его мысль. Алексей Кирсанов – будущий отец Адриан – еще в юности адские бездны видел, куда – посохом показал архангел Михаил – низвергнутся безбожники: те, кто в советские времена закрывал храмы да монастыри, умерщвляя священнослужителей, верующих, да и просто многих и многих соотечественников, может быть, таких же ослепленных… Уже на исходе советской власти, в 1983-м году, я напутствовал перед смертью духовника Елоховского кафедрального собора протоиерея Алексия Демина, так он мне, помню, рассказывает: «Господь открыл мне духовный мир: вижу ад, вижу рай, ведаю, что на сердце каждого. Еду в транспорте – ни на кого не смотрю, потому что люди все черные. А в храме я любуюсь на православных, потому что это – Божия красота».

Тихон, митрополит Новосибирский и Бердский

Старцы видят нравственное состояние, совесть других людей, потому что они этим не соблазняются. А грешник, выискивая у другого грешника какую-либо страсть, начинает резонировать: мы и подмечаем-то в чужом глазу сучки наших бревен (ср. Мф. 7, 4–5), – то есть отдельные грехи, проявления присущей нам же страсти, – и тут же, сверх того, начинаем еще осуждать или обижаться. Поэтому от нас многое и сокрыто: прежде всего, ради наших же внутренних убожества и нечистоты, чтобы не отчаялись и не унывали. Так же, как для нас неведомы помышления других, – это бы для нас была просто гибель. А старцы не соблазняются тем, что им открыто, потому что Дух Святой, почивающий на них, бесстрастен. Вообще, о старчестве лучше всего написано в книге Ивана Михайловича Концевича «Оптина Пустынь и ее время», – всем советую прочитать.

Еще по семинарии помню: дождемся мы тогда отца Адриана, как он освободится, и начинаем с ним беседовать. «Будут ли еще гонения? Как дальше жить будем?» – спрашивали мы у него. А его самого, глядь, и выдворили из лавры. Сначала «отчитки» запретили совершать, а потом в 24 часа повелели убраться. Это в том же 1974-м году было, когда я только поступил в семинарию. Отца Адриана, по крайней мере, в Псково-Печерский монастырь сослали, как тогда говорили, «от цивилизации подальше», а отца Тихона (Агрикова), автора замечательной книги «У Троицы окрыленные», и вовсе выгнали из Троице-Сергиевой лавры, – это были тогда самые известные в народе лаврские духовники.

Отец Адриан (Кирсанов)

После изгнания отца Тихона лет семь власти запрещали даже кого-либо постригать с этим именем, – только на мне в 1981-м году впервые было нарушено это вето: сам я из Воронежа, и при постриге мне было наречено имя святителя Тихона, епископа Воронежского. Вот так властям в те безбожные времена была страшна даже память о духоносных отцах.

Но любящим Бога все содействует ко благу (Рим. 8, 28).

Помню, как у нас в лавре духовники отец Афанасий (Алафинов) и отец Лаврентий (Постников) соревновались:

– Мы боремся за первенство: кто из нас по проповеди первое место займет!

– Это как? – спрашиваю. – Как же вы узнаете?

– А просто: кого первого вызовут в КГБ.

Мы все можем бесов если не изгонять, то отгонять – это точно!

Схиархимандрит Илий (Ноздрин):

– Дай Бог, конечно, каждому так Богу послужить и столько прожить, как отец Адриан. В Псково-Печерском монастыре я застал отца Адриана только в самом начале его перевода туда из лавры, года два мы так с ним пообщались, а потом меня самого в 1976-м году на Афон отправили. Я у отца Адриана, бывало, и исповедовался. И на «отчитках» у него присутствовал. Бесы ему потом люто мстили за то, что он их изгонял. В этом-то и заключается тяжесть подвига: по любви к людям всю эту злобу сатанинскую потерпеть.

Бесы действительно возвращаются в тех, кто по-настоящему не кается. Почитайте, есть такая книга игумена Марка «Злые духи и их влияние на людей». Но как демоны да бесы ни стараются навредить людям, ничего они без попущения Божия сделать не могут. Иначе бы они всех поработили.

А то, что отец Адриан с ангелами собеседовал, – так в этом тоже ничего удивительного нет. Ангел-Хранитель рядом с каждым из нас. Вот ты пишешь статьи, кто тебе подсказывает? Ангел! Смирение надо иметь, в молитве быть, чтобы ангелов слышать и видеть. Вот все мы дышим воздухом, но мы же его не видим? Так же и ангелы – невидимы и необходимы.

Как старцами становятся? Стариком стал – вот и старец. Раньше в большинстве случаев так и было, а как безбожие стали насаждать, много бесноватых стало: и стар, и млад. Надо изо всех сил стараться быть с Богом, исполнять волю Божию. Хоть немножко, но утром и вечером, перед едой да каждым делом, а помолиться, чтобы все с благословением Божиим было! В церковь ходить, венчаться, детей крестить да в вере воспитывать, – так и старцы будут появляться.

Мы вообще все можем бесов если не изгонять, то отгонять – это точно! Встал, помолился, и бесы отойдут. Исповедовался от сердца, и они не имеют над тобой уже власти. Причастился, и ты с Богом. Бесы – они же бандиты, вот доступно им воровать, они и воруют. А оградишь себя крестным знамением, так и боятся – не подойдут.

Дьявол постоянно воюет против Бога и человека. Не хочет, чтобы люди спасались. Бесы – они хитрые, изворотливые. Ничего с ними общего нельзя иметь. Надо жить праведно, по Евангельскому закону, чтобы благодать не оскудевала.

Начинать надо с простого

Иеромонах Иоасаф (Швецов) (справа)

Иеромонах Иоасаф (Швецов), насельник Псково-Печерского монастыря:

– Отец Адриан – старец святой жизни. Умер – в рай пошел. Все, кто подходил ко гробу, утешение, тишину, мир, радость ощущали.

Прозорливость у него была, много откровений ему было. Люди по его молитвам исцеления получали.

Хотя чудеса прозорливости я даже не считаю чем-то сверхъестественным: наоборот, это норма для очистившего себя. Отец Адриан жил уже по духу. К нему приходишь, еще даже не сказал, куда ты едешь, а он говорит:

– Приедешь оттуда-то, поговорим…

А ты ему еще даже не говорил, что ты туда едешь!

Но это не чудо, это повседневность жизни со святым человеком.

Настоящее чудо – это когда люди были неверующие, а поговорили со старцем и уверовали. Вот это подлинно чудо! И такие чудеса происходили.

При этом отец Адриан был человеком не из ученых, выражался всегда очень просто, но его слова трогали за душу, люди каялись, обращались.

Он знал будущее. Вот что удивительно: 20 лет говорил про войну, а в последние три года спросишь его:

– Батюшка, война будет?

– Нет, не будет.

То ли панику не хотел сеять… Не знаю. Люди встревоженные придут, а он утешает:

– Все будет хорошо.

Всегда старался как-то отряхнуть народ от всего мирского, чтобы люди каяться начали, тянулись бы к храму, к вере, больше молились. Центр жизни – это спасение души, а у нас так бывает, что все остальное важно, а вот единое на потребу – впопыхах и как-нибудь. А должно быть все наоборот: главное – спасение души, а все остальное само собой прилагается.

Интересно, кстати, он говорил:

– Приходят ко мне, спрашивают, как купить, как продать, как провернуть что-то, но никто не спрашивает: как покаяться, как такую-то страсть победить?!

Отец Адриан очень не любил, когда к нему кто-то приходил из невенчанных, страшно расстраивался. Стоит очередь, двух-трех примет, а третий попадется невенчанный, так батюшка так расстроится, что даже народ дальше принимать не может…

Кто-то считает, что это неважно: венчан ты или нет, – а это, оказывается, очень важно.

Батюшка так и говорил:

– Почему у вас в жизни все плохо? Потому что вы невенчаны. Не клеется ничего? Так вы же живете без благословения!

Старец не говорил прямо, но думаю, подразумевал, что раз человек невенчан, значит, пренебрегает таинством церковным. А зачем он тогда к старцу идет, если элементарные установления церковные отвергает? Начинать надо с простого, а от решения простых вопросов, если сложные еще останутся, переходить и к ним. Но сначала исполните то, что положено, а потом уже идите к старцу…

За послушание Господь и являет старцев

Игумения Екатерина (Чайникова)

Игумения Екатерина (Чайникова), настоятельница Крестовоздвиженского Иерусалимского ставропигиального женского монастыря:

– Я попала на проводы батюшки Адриана неожиданно: приехала в Псково-Печерский монастырь, и в тот же день сообщили, что старец преставился.

На отпевании отца Адриана собралось пять архиереев, множество священников, монашествующих, мирян, – это был молитвенный праздник. Проводили мы батюшку Адриана с радостью, – уверены, что своим трудом, подвигом, праведным устроением он уже здесь был сопричастен Царству Божиему (Лк. 17, 21), а по разлучении души с телом опыт бытия с Богом открылся ему уже во всей полноте.

Отец Адриан незадолго до преставления справил свое 96-летие. Господь его сподобил оставаться в здравом уме и светлой памяти. Почти до кончины он принимал людей.

Батюшка не оставлял попечения и о монашествующих. Была я как-то у батюшки, а он мне вдруг дает деньги:

– Сестрам построить келлии.

Мы построили.

Заботился он и о лаврской братии, в числе которой до перевода в Псково-Печерский монастырь состоял: то даст копеечку на часовенку на братском кладбище, то еще чем поможет, помолится.

Кто жил праведной жизнью, тот и умирает праведно. Такие всегда с легкой совестью ждут смерти. Память смертная для них непреложна: «Помни час смертный, и вовек не согрешишь». Нет о них человеческой скорби. Наоборот, есть радость. Подвижники не умирают, они переселяются.

Как при жизни, так и по своей кончине люди Божии продолжают водворять мир в душах, благоденствие. А там, где немирствие, тревога, раздоры, что всегда сопровождает лжестарцев, – о какой там благодати можно говорить?! Сказано же Господом: мир Мой даю вам (Ин. 14, 27). Когда при общении со старцами в душе водворяется мир, – это свидетельствует о том, что они в сердце своем достигли единения со Спасителем.

Батюшку Адриана я знала с 1975 года. Я тогда была еще маленькой. Мы даже иногда шалили: пробирались к нему на «отчитки». Нам было интересно поглазеть, что там происходит. Сколько к нему стекалось тогда бесноватых! Когда батюшка начинал читать заклинательные молитвы, чего они только не вытворяли! Говорю сейчас с вами, а у меня все эти картины до сих пор перед глазами стоят…

Отец Адриан реально изгонял бесов. Как они на него при этом орали, обзывали его, пытались ему бороду выщипать, – рвали прямо до крови. Так его бесы терзали. А батюшка даже внимания на эти неистовства не обращал. У него с дикцией что-то было не так, говорил он не всегда внятно, но сила его молитвы бесов приводила в ужас: кто лаял, кто мяукал, кто хрюкал, кто-то змеей извивался… Другие его поносили всякими непотребными (вплоть до матерных) словами, – причем всегда это был нечеловеческий голос.

В детстве нам все это было интересно… Хотя иногда и страх пробирал. Мы чувствовали, что соприкасаемся с той невидимой силой, которая мучает людей, – как правило, тех, кто хулил Бога, порицал Имя Божие, считал себя выше, достойнее других. Среди бесноватых, кстати, много было людей науки, были даже некоторые знаменитости, немало встречалось и учителей.

Старец Адриан (Кирсанов)

У нас там, в печорской школе, была учительница Зоя (отчество уже не помню), – как же она страдала от беснования! Когда мы спросили у батюшки:

– Почему?

Он ответил:

– Она хулила Имя Божие.

Бесы ее тиранили до самой смерти. Батюшка нам еще раньше сказал, что Господь ей даст послабление, но не даст полного исцеления.

Есть те, кому даже чин изгнания злых духов не помогает. Сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21), – написано в Евангелии.

Незадолго до смерти я была у отца Адриана, мы вспоминали о том, как он старался помочь этим бедным людям, и он мне тогда сказал такую вещь:

– Да, я пытался изгонять бесов, но исцеленные шли и снова грешили! И изгнанный бес брал семь злейших себя духов и возвращался (ср. Мф. 12, 45). Тем, кто каялся, оберегая себя впредь от греха, Господь даровал новую жизнь; а те, кто впадал в те же блуд-разврат да пьянство, вновь становились одержимыми…

С детства живя в Печорах среди старцев, мы тогда не понимали, что живем среди святых. Не воспринимали их таковыми. А это были такие старцы, как архимандрит Иоанн (Крестьянкин), архимандрит Феофан (Малявко), архимандрит Адриан (Кирсанов); схиархимандрит Пимен (Гавриленко), схиигумен Савва (Остапенко) – мой духовный отец. Такой тогда цветник духоносцев был собран в Псково-Печерском монастыре! К какому батюшке ни обратишься, он к Богу тебя ведет. Мы так и жили, не думая о том, что может быть как-то иначе.

Помню, как только закончатся уроки, мы, дети, быстренько набросав домашнее задание, закидывали портфели в угол – и в монастырь! Это было место ощутимого присутствия благодати. Меня в обитель очень тянуло. Придешь – как будто это дом твой родной! Вот один старец что-то делает, второй по дорожке идет, третий из храма выходит… Пойдешь, у всех благодать соберешь.

В то время практически не было никакой духовной литературы, жили мы только проповедями батюшек, их наставлениями, советами:

– Бога любить, церковь посещать, к таинствам приступать…

Слово старца – это была норма, правило жизни. У нас не было никакого лукавства, сомнений: «А правильно ли батюшка сказал?..» Мы никогда не испытывали пастырей. Сейчас, бывает, подойдут, спросят у одного батюшки, у второго, у третьего – и начинают взвешивать, перебирать… Для нас это было немыслимо! За послушание Господь и являет старцев.

Старец Адриан (Кирсанов)

Вот начинают сейчас охать: «Старцев не остается. Старцы нас оставляют!» Панику сеют: «Как же мы будем жить, как спасаться?» Давайте вспомним, что сами старцы жили по заповедям, которые всем нам известны из Евангелия! И будем каждый хоть немножечко подтягиваться за старцами. А то что же получается: мы хотим спасаться исключительно чужими молитвами? Старец за нас помолится, и все будет хорошо? А сами-то давайте потрудимся! Помолимся немножечко. Поплачем пред Богом, и Господь нам поможет.

Да, старцы – это посредники. «Их молитва будет услышана», – верим мы. Но и сами к Богу давайте тянуться будем! Чтобы и нашу молитву слышал Господь. А слышит Бог молитвы праведных: когда мы Его слушаем и исполняем евангельские заповеди, тогда и Он нас слышит и исполняет прошения наших молитв. Каждый из нас призван к святости (ср. 1 Пет. 1,16).

Откуда это смятение: «Вот, теперь мы погибнем»? Да не погибнем! Господь милостив. Пошлет праведников. Не стоит село без праведника. «Господи, а если будет десять праведников, сохранишь город?..» – спрашивал Авраам у Господа перед тем, как огненный дождь испепелил Содом. – Не истреблю ради десяти (см. Быт. 18, 20–33), – ответил Господь… Вся проблема в том, что стольких праведников не нашлось…

Как ни прискорбно, но старцы уходят. Однако сказать, что они нас оставляют, – неправильно. Они нас не оставляют. Если они имели любовь к нам при жизни, то и достигая Небесного Царствия, удостаиваются предстательствовать о нас пред Престолом Божиим. Их любовь к нам в вечности становится всесовершенной, увеличивается до неисчислимых масштабов.

Нам должно быть стыдно из-за того, что мы не соответствуем этой любви, и это пусть нас побуждает к исправлению. Да, мы ходим в храм. Да, мы исповедуемся и даже приобщаемся Святых Христовых Таин. Но, как люди грешные, тут же впадаем в грех, и снова идем на Исповедь, и снова каемся… Но для чего? Чтобы снова грешить?..

Старцы жили иначе. Только сейчас уже осознаешь, что это были подлинно святые люди. Пусть они пока еще не прославлены Церковью воинствующей на земле, но если они угодили Богу, Господь их уже прославил на Небесах. Они и сегодня испрашивают нам Божией милости, когда мы просим их об этом в молитвах.

Душа христианская чувствует, откуда изливается столп благодати, и спешит туда. Какая это радость – снова и снова побывать в богозданных пещерах Псково-Печерского монастыря, – потому что там упокоено столько святых! Приложившись к святыням да помолившись, потщимся же и сами хранить благодать Духа Святаго.

Подготовила Ольга Орлова

Архимандрит Адриан (Кирсанов). Пророчества о грядущем царе и последних судьбах России и мира.

28 апреля 2018 г в Псково-Печерском монастыре отошел ко Господу архимандрит Адриан (Кирсанов). Батюшке было уже 97 лет, и успение его не стало чем-то неожиданным. Пролились светлые слезы осиротевших духовных чад, вознеслись к небу заупокойные молитвы, и честное тело старца упокоилось, как и полагается, в «Богом зданных пещерах» Псково-Печерского монастыря.

Однако, несмотря на ожидаемость события, многие братия и сестры во Христе были сильно опечалены и обескуражены. Дело в том, что в мире православном отец Адриан известен, главным образом, своими эсхатологическими предсказаниями о Последнем Царе. Суть этих предсказаний можно выразить кратко: «Я доживу до Царя», и люди, не знакомые близко со старцем и получающие информацию, главным образом, «из третьих рук», были уверены, что отец Адриан доживет до «явления Царя народу», то есть до провозглашения России Православной Монархией. Начертав на своих знаменах «Царь грядет!», они предавались мечтаниям, по словам «классика», о том, что «вот приедет барин, барин нас рассудит». Вот придет Царь и разгонит кнессет на Охотном ряду, запретит иудеев, отменит НДС, ЕГЭ, выйдет из ВТО и т.д. и т.п. Одним словом – наступит благодать, и страна, очнувшись от дурного сна предыдущего столетия, сможет наконец-таки нормально жить и развиваться. И все бы хорошо, да только вот отец Адриан умер, а Царь так и не явился… Или явился? А если явился, то кто, где и для чего?.. Понять, хотя бы частично, всю открывающуюся после смерти старца перспективу можно, если только точно знать, так что же на самом деле говорил старец.

Ниже вам предлагается уникальная возможность это узнать. По благословению священноначалия РПЦ мы публикуем многолетние пророчества отца Адриана (Кирсанова) о Царе, войне и последних временах. Сохранена прямая речь старца. Некоторые слова публикуются впервые.

Сентябрь 2009 г.

о. АДРИАН — … А щас пока ждут царя еврейского. Вот. Царя боле русского не будет. А еврейский будет! …

ПАЛОМНИК – Но этот еврейский царь, он будет иудаизм исповедывать или как, батюшка? Или он будет прикидываться, что он православный? …

о.АДРИАН – Так он будет с евреем …

ПАЛОМНИК – Он будет некрещеным евреем? Да?

о.АДРИАН – Вот, пожалуйста… (показывает фотографию с Путиным и патриархом Алексием II) Вот наш сидит Путин.
Вот патриарх этот Алексей. И вот он даже крест поставил, чтобы от Путина на него какая-нибудь… это… стрела не пустилась.
(смеется) И вот они составляют, как быть Святой России. Значит должна Святая Россия быть.
Вот, Святую Россию составляют. И вот они как составят Святую Россию…
этот помер, а этот пока остался. А Святая Россия покамест идет тут.
Царь будет еврейский, и тут будут блуд, разврат, убийства… Царь будет еврейский, и тут будут блуд, разврат, убийства и все на свете. … И он как вырастет, а, может быть, уже вырос… да… Католики его поставят царем еврейским. И вот он начнет усех… Евреев своих повесит, чтобы они были выше-выше. А вот русских начнут… чистить!.. А уж Царя русского, уже это, говорить нечего. …

ПАЛОМНИК – Не будет Царя, да? Русского?

о.АДРИАН – Не-не- не. Какой же русский Царь, когда вот они пыталися… у их ничего не получилось. Да. Так что будет только один царь – еврейский. Для которого все это готовится. …

Сентябрь 2010 г.

ПАЛОМНИК — Когда же эта власть богопротивная уйдет? …

Они вот все больше и больше евреи распространяются… А потом он явится. Он щас скрывается где-то, скрыто ходит. А потом его сделает католический папа царем. И он, скажет, только порядок наведет. И вот этот порядок будет наводить.

ПАЛОМНИК — Когда, когда это будет?

(на вопрос паломника, где сейчас находится этот царь) —

о.АДРИАН — А мне думается, что он в Америке находится. И в Америке там спасается. И там нефть идет, заливает все на свете. Они не знают куда деваться, и все гибнет. …

(прим. ред. Разговор был после известной катастрофы в Мексиканском заливе)

ПАЛОМНИК — Ну сколько им осталось нас мучить? Сколько им осталось Россию мучить? Вот этим евреям, которые страной управляют. Это же банда управляет.

И вот они тогда начали действовать прям от самого Ленина. И всякие развращения пошли от него по всей земле. Вот. Да… Сперва были колхозы. А потом с Горбачем разрушили эти колхозы, и совхозы, и заводы особенно. И сделали единоличество опять обратно. И дали дачи маленькие, чтобы они питались чем-то, что-то сажали. Но, однако же, не дали лошадей, не дали плуги, не дали трактора. Как хочешь так и работай и обслуживай сам себе. Видишь ли какое издевательство сделали? Зачем же они первых единоличников уничтожили? А сделали колхозы, совхозы и коллективы, все это на свете… А когда это все закончилось вот, близится… ближе к появлению этого… антихриста. Они быстро сменили, теперь решили делать так, чтобы скорее добраться до своего этого самого царя. … Он тогда скажет: «Вы просили у Меня царя? Я вам дал царя». А он придет в то время, когда небо закроется, и воды не будет, и ничего не будет. Все люди будут говорить: «Господи, дай нам воды и хлеба. У нас нету, голодуем.» А он говорит: «А я виноват? Что небо не дождит, а земля не родит.» Тогда они узнают, что это именно не Бог, а сатана обман решил обмануть. И потом вот всех Господь придет и все это свалит. А хороших верующих людей, которые причащаются, они пойдут на небо.

Сентябрь 2011 г.

(В конце беседы паломница задала вопрос о своих детях, которые отпали от Церкви)

о.АДРИАН — Потому что время подходит ближе к концу, и скоро явится сам хозяин – еврейский царь. Поэтому уж они, конечно, больше увлекаются в эту музыку и стараются больше исполнять послушаний дьявола. И быть с ним вместе, с этим царем. …

ПАЛОМНИК — Ведь в двухтысячном году отец Кирилл Павлов говорил мне: «Власть сатанинская». Отец Кирилл Павлов говорил еще в двухтысячном году мне.

о.АДРИАН — Да.

Июнь 2012 г.

о.АДРИАН — … Иисус Христос, когда эти евреи решили у Него спросить… «У нас, – говорят, – Царя нету. Нам надо Царь.» Он: «Хорошо. Я вам дам Царь. Только (неразборчиво) в конце века». И вот в конце века, вот теперь скоро будет… им Царя даст. … Теперь будет у них Царь. Он скоро явится, как по благословению Самого Бога. Вот. И приложится к твоему, этому, Ленину в Мавзолее. Короновать его будут католики, папа Римский. Вот. Это будет в феврале, или ноябре месяце, или декабре. Следующего года. И вот его сделают… А потом он здесь побудет, в Москве. И он к нам зайдет. А потом поедет в Иерусалим. И там уже готовится здание, где он жить… или церковь такая, Соломонова, какая-то есть. Вот. Там он будет тогда жить и находиться.

А с Москвой будет… уж я тебе ранее сказал, что может… Валяться трупы, и будут только орлы истреблять их, чтобы их не было. А потом уж явится Господь. Ну, тут, конечно, при нем Господь закроет это самое… небо, вот. Дождей не будет. И они, все люди тогда эти, которые ему поклонятся, будут просить: «Господи! Дай нам хлеба, воды! У нас этого нету. Как ты решил сейчас подымать цены?» А он говорит: «А я виноват, что небо не дождит, а земля не родит?» Тогда они узнают, что это вот, значит, не Христос, не Бог, а сам дьявол их решил обмануть. Он в тело зайдет и в теле будет. Вот тогда они обратятся к Богу. Ну, тогда будет печальное положение. Вот такие вот положения. …

Май 2013 г.

ПАЛОМНИК — Ох. А война будет?

о.АДРИАН — Обязательно будет. Как говорит Господь. Дерево если гниет и плоды горькие, то поневоле берет садовод, вырубает, да и бросает в огонь. Если, говорит, это дерево сладкое, то и плоды сладкие. Тогда Господь берегет, садовод берегет, чтобы кушать эти яблоки. Вот так.

Апрель 2015 г.

о.АДРИАН — Господь призвал их и говорит: «Кто не будет кушать мое тело или пить кровь – не будет спасен». А они же говорят: «Ты бесноватый». «Нет. Во Мне беса нет. Меня Отец Небесный послал спасти вас». Да. А они: «Нет. Нам дадут царя еврейского, по плану». Значит, они теперь ждут еврейского царя. Бога они не чтут, им Он не нужен.

ПАЛОМНИК — Не нужен, не нужен.

о.АДРИАН — Вот. К этому идет. Значит, близко к концу.

ПАЛОМНИК — Но война-то будет в этом году или нет? …

о.АДРИАН — Насчет этого Евангелие пока не знает… не известно. Только гонение будет на верующих! Вот. К тому же их цель истребить христианство, и чтобы еврейство было от Иерусалима до самого конца нашей России. …

Ну, порядку дома, то есть, у нас в Печерах и во всей России нету. Люди, молодежь учатся, как говорят, советской власти… эпохе такой – курят и родных обижают. Да. Перемены нет. … Конечно, Господь пошлет им наказание. …

В Ниневии тоже было назначено несколько городов истребить за то, что они потеряли Бога. … А они коровам наложили пост, коровы стали реветь. Сами стали пост нести – плакать и рыдать, чтобы Господь только простил им грехи. У нас это так делается?! Нет!

ПАЛОМНИК — Нет. Не делается.

о.АДРИАН — Значит, что ждать?

ПАЛОМНИК — Беды. Россию Господь будет приводить жесткою уздой…

о.АДРИАН — Да. Вот так, дорогой мой.

ПАЛОМНИК — Кого Он любит, того Он и наказывает.

о.АДРИАН — Так надо каяться, надо причащаться. А там уж Господь все покажет. …

Сентябрь 2017 г.

ПАЛОМНИК — Война будет в этом году? Просили спросить.

о.АДРИАН — Вот к этому и подходит.

И снова Сентябрь 2010 г.

о.АДРИАН — А нам надо ждать своего царя, Христа! И за Христа стоять! И со Христом быть на небе! А не там, не в вечном огне… тогда уж это не надо, потому что бесы есть! Они там в аде сидят, а потом из ада выходют на землю, как на дачу, и соблазняют на грех, а потом грешника туда, в огонь… и сиди там. А им можно. Они проходят сквозь землю и по земле смотрют кого соблазнять, как, что делать, и так далее… Вот это надо бояться.

Вот, дорогие мои, такая статья у нас стоит на земле. И поэтому такая муть. Муть такая стоит на земле. Смутно, печально…

Беседы с батюшкой. Монашеское призвание

Аудио

В петербургской студии нашего телеканала на вопросы о монашеском призвании отвечает насельник Псково-Печерского монастыря игумен Хрисанф (Липилин).
– Отец Хрисанф, рад Вас приветствовать, здравствуйте! Пожалуйста, по традиции благословите наших телезрителей.

– Как представитель Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря скажу словами старца нашей обители архимандрита Иоанна (Крестьянкина), который в таких случаях говорил: «Благослови, Господи, нами начатое дело».

– Спаси Господи, отче. Сегодня тема нашей беседы: «Монашеское призвание». Прежде всего разрешите выразить Вам признательность за то, что у нас так неожиданно получилась эта встреча. И сегодня мы с Вами поговорим о монашеском призвании. Очень важный вопрос, который многие люди, приняв крещение или уже долгое время находясь в Церкви, себе задают. И самые первые, самые частые вопросы, которые возникают, такие: «А мое ли это, если я решил монашествовать? И если мое, то как не ошибиться, как понять, что это действительно не какая-то шальная мысль или блажь, искушение?» Поэтому возникает всегда много вопросов, и хотя бы на некоторые из них мы с Вами попробуем сегодня ответить. Первый из них такой: «Почему так много людей задумывается о монашестве? Ведь это очень непростое служение Богу».

– Соответственно, и Ваш вопрос непростой. Сегодня очень много людей задумывается о принятии монашества по совсем необычной причине: им кажется, что монастырская жизнь и монашество – это некая облегченная или упрощенная форма христианской жизни. И в нашу обитель часто приезжают люди именно с таким впечатлением о своем предполагаемом будущем: что это будет легче, чем жизнь в миру и тем более в христианском браке. Люди уже начинают предполагать, что христианский брак – это великий подвиг, это тяжело, а вот в монашестве все кажется проще, быт устроен, тем более что существуют обители, которые, как наш монастырь, не закрывались никогда, или есть другие благоустроенные большие обители, где все хорошо.

Но если монашество – это путь покаяния, то такое отношение к монастырской жизни является изначально, безусловно, ошибочным. И вот такое устроение, такие ошибочные предположения чреваты серьезными трагедиями, которые, к несчастью, и происходят. Не сказать, что такое часто случается, когда насельник монастыря понимает, что это не его путь, и покидает обитель, но такое бывает. И слава Богу, что такое бывает с послушниками, то есть с теми монастырскими насельниками, или трудниками, которые продолжительное время уже живут в монастыре, но еще не приняли монашеского пострига, точнее – не дали своих обетов, обещаний Богу.

Но и совсем трагичными бывают те обстоятельства, когда после принесения обетов верности Христу человек эти обеты нарушает. Это, конечно, можно сравнить с христианским браком, когда происходит трагедия его расторжения, но с человеческими взаимоотношениями – это одно, а вот если разрушаются взаимоотношения с Богом по ошибке или злой воле человека, – это совсем другое. И что интересно, каноническое право подчеркивает необходимость сохранения монашества или монашеского образа жизни, даже если этот человек желает покинуть обитель. И в канонических правилах строго указано, что игумен должен предпринять все возможные усилия для того, чтобы вернуть в монастырь человека, принесшего монашеские обеты верности Богу. Там (затрудняюсь сейчас точно сказать) даже существует вариант прещения для руководителя монашеской общины, если это возвращение не происходит.

На самом деле здесь есть очень глубокий смысл. Было бы слишком просто, если бы человек жил только по своему хотению. «Я хочу жить так и делаю так, а теперь не хочу жить так». Если человек вошел в такие взаимоотношения со Христом и нарушает их, то это не значит, что он не может измениться. То есть даже если человек дал обеты Богу и покидает монастырь, он может вернуться и спастись. Это принципиально важно, потому что об этом мало кто говорит. Дело в том, что сам уклад монастырской жизни и традиция духовного воспитания способствуют такому преображению человека. Важно, чтобы все это понимали, все участники процесса обретения образа и подобия Божия, раскрытия его, исправления этих тяжелых ошибок. Очень важно, чтобы все участники понимали совершенно реальную возможность исправления и приведения себя в соответствие со словами и обещаниями, данными Христу. Просто это уже отдельная тема.

– Спасибо, что Вы еще один вектор очертили; может быть, действительно для отдельного разговора о том, как относиться к своему послушанию. И действительно, эти моменты, когда человек уходит из монастыря… Такое тоже бывает, мы слышим о таких вещах, и как-то люди иной раз рукой машут: «Ну все – пропал». Хотя на самом деле кто знает, как этот человек будет каяться впоследствии о своем поступке и через что пройдет… В фильме «Андрей Рублев» Андрея Тарковского как раз один монах с шумом ушел из монастыря, а потом в него вернулся…

– Да, я с Вами согласен, но существует достаточно много внутренних правил и принципов монастырской жизни, и один из них гласит следующее: нельзя жить там, где ты грешил. То есть совсем не обязательно возвращаться в тот же самый монастырь, хотя это было бы желательно, но если этика взаимоотношений, обстоятельства жизни не позволяют человеку вернуться именно в свой монастырь, то пожалуйста – он может вернуться в другой. И все будут этому рады, потому что Церковь же не разделяется по монастырям, мы живем в единой Церкви и одному Богу обещаем и служим. Поэтому такая важная деталь: можно употребить усилия для того, чтобы человек вернулся в обитель, но главное, чтобы он вернулся к монашескому образу жизни, чтобы его жизнь стала идти в соответствии с обещанием.

– На примере Псково-Печерского монастыря Вы наверняка видите, с какой мотивацией люди приходят в монастырь и как много среди послушников тех, которые приехали не просто провести благочестиво время, как-то себя занять, некоторым образом настроиться на важную волну духовной жизни, но действительно имеют серьезное намерение принять монашество. Как много таких людей Вам доводится встречать сегодня среди тех, кто трудится в Псково-Печерском монастыре?

– Начну с того, что на каждого молодого и немолодого человека, которые задерживаются в нашей обители надолго, мы смотрим с надеждой на то, что они останутся. И хотел бы пояснить, на чем эта надежда зиждется. Дело в том, что мы никого не зовем в монастырь, туда человека зовет Бог. И раз это так, раз этот же процесс уже происходил с нами, мы стараемся и мы должны полюбить того человека, которого мы еще не знаем, который еще только может прийти, он еще где-то живет, осмысливает свою жизнь, готовится к приходу в монастырь. Но каждого входящего в монастырь, для того чтобы он в нем мог остаться, мы уже должны полюбить. И мы их узнаем: «А, вот почему он был заметен, вот почему он ведет себя так… Потому что такое устроение уже складывается; значит, он остается, слава тебе, Господи».

Да, такие люди заметны, но сейчас по отношению к прошлому времени (скажем, пятнадцать-двадцать лет назад) таких людей меньше. Этому есть объективная причина: в Русской Церкви открыто великое множество монастырей. В 80–90-х годах в нашей Церкви было всего три или четыре мужских монастыря, причем наш Печерский – единственный из них, который не закрывался. И, конечно, нам было из кого выбирать. То есть фильтрация, отсев были очень серьезными. Это было справедливо. Сейчас мы так же внимательно смотрим на наших приходящих братьев, но их меньше. И те ребята, которые желают остаться, конечно, проверяются на постоянство своих убеждений.

Главная житейская добродетель – это постоянство в добре. Все остальное может быть, может не быть, оно временно, а постоянство – это то, что отличает взрослого человека. И при этом мы наблюдаем за тем, чтобы приходящий человек не находился в состоянии любого рода конфликта, внутреннего или внешнего. Потому что человека в состоянии конфликта от просто человека отличает как раз непостоянство мыслей, выводов, убеждений. Если этот конфликт вызван демоном, желающим погубить человека, причем с таким расчетом, чтобы человек поддался ему, этому состоянию, чтобы принял помыслы как свои; если демон это наблюдает и в конце концов вводит его в какое-то искушение, а потом отходит и конфликт прекращается, то человек думает: «А что я здесь делаю?» Он начинает быстро трезветь и понимать, что в те годы, когда он думал то-то или то-то, он пребывал в состоянии обманутого человека.

И вот монашеский искус (согласно каноническому праву он минимум три года должен проходить) нужен как раз для того, чтобы посмотреть на желающего остаться в обители христианина и убедиться в том, насколько он осмыслил свои желания, переоценил себя или недооценил. То есть мы внимательно смотрим на него. И я должен сказать, великое благо, когда монастырское священноначалие обладает большим, очень продолжительным временем церковного служения. В частности, наместник нашего монастыря с младых ногтей находится в обители, можно сказать, большую часть жизни прожил. Монастырская жизнь, и люди, приходящие в обитель, для него почти прозрачны. И отец наместник руководит процессом оценки, анализа, отбора, принятия решения, хотя окончательное решение происходит, безусловно, на духовном соборе монастыря, на коллегиальном органе управления обителью, который возглавляет священноархимандрит монастыря, владыка митрополит Евсевий на сегодняшний день.

Особенно проверяется человек на то, лжет он или нет. Согласно учению святых отцов есть три вида лжи: ложь словом, ложь делом и ложь жизнью. Исходя из принципов гуманности, то есть доброжелательства к самому человеку, мы стараемся выяснить, насколько человек не лжет жизнью, насколько он искренен по отношению к себе, к ближним и к нашему общему будущему, потому что он же вливается в наш коллектив. И в этом смысле мы должны быть одинаковыми, искренними, то есть ближними друг ко другу и к Богу. То есть мы сейчас говорим о содержании искуса – того времени, которое православный христианин проводит в монастыре перед вступлением в братство и в первые годы жизни в братстве до монашеского пострига.

– Спасибо. Что касается мнения многих… Доводилось мне слышать такое выражение. В частности, в Петербурге ныне епископ Тихон (Шевкунов) встречался с молодежью и ему задавали вопрос о том, как понять человеку, насколько монашество – это его. И владыка Тихон говорил о том, что надо искать мнения многих. И как раз человек это мнение многих, может быть, в первую очередь начинает искать. С кем он советуется? С семьей, с друзьями, с духовником. И спрашивает: «А если я приму монашество?» Ему говорят, например: «Ты не годишься для этого совершенно». Насколько стоит прислушиваться к этому мнению многих, когда, может быть, у человека возникает диссонанс внутри с этим мнением. Казалось бы, вроде как такая соборность, он собирает это мнение и понимает, что люди видят его так, а сам себя он видит по-другому в то же время.

– Очень продуманный вопрос, очень интересный и многогранный для ответа. Уважаемый мною много лет владыка Тихон сказал про одну вещь, но, возможно, у него не было времени для того, чтобы дать развернутый ответ…

– Две-три минуты…

– Да, конечно, поэтому искать многий совет – об этом и Иоанн (Крестьянкин) говорил, что рассуждение с советом – одно из слагаемых принятия духовно успешного решения, если мы говорим о духовной жизни. Но если человек приступит к этому многому совету легкомысленно, то он самого себя может привести в крайне бедственное и духовное, и нравственное состояние. То есть он может просто веру потерять в конце концов от разных мнений. Один говорит одно, другой – другое.

В свое время эта мысль занимала лично меня, но это не относилось к монашеству, это относилось к разномнениям, существующим в нашей жизни. Меня поражал вопрос, как при таком количестве разномнений мир до сих пор стоит, как он управляется, что за сила им руководит? Но было радостное понимание от того, что эта сила – Бог. Во всяком случае, остроты вопроса тогда никто не снимал, мне же нужно было пережить это самому, осмыслить. И здесь также многий совет без учета мнения был бы чреват неудачей. Каким же образом нам в этом многом совете узнать мнение Бога? Внимательные к духовной жизни священнослужители (я имею в виду приходских священнослужителей, ведь именно из приходских общин выходят люди, которые приходят в монастырь, в монастырях никто не рождается), видя некоторую созерцательность жизни молодых людей (то, что отличает человека легкомысленного или интегрированного в мирскую жизнь христианина от того, кто начинает задумываться о чем-то большем, становится внешне даже как-то более собранным), обращают внимание на таких людей и должны очень осторожно подходить к их духовному росту, чтобы не было состояния прелести. Прелесть – это сложное духовное состояние, духовная ошибка, когда человек внушения от демона принимает за откровения Божии.

– Да, тут сложно…

– Ну, не очень сложно. Для того чтобы понять, что это несложно, нам нужно раскрыть воззвание, многократные обращения священнослужителей ко всей своей пастве, когда они говорят: «Исповедуйтесь, причащайтесь». Многим людям это, очевидно, надоедает, многие уже не могут это слышать, потому что не понимают внутреннего содержания этого делания и относятся к этому довольно формально. Но частая исповедь и молитвенное, осмысленное причащение Святых Христовых Таин позволяют человеку слышать голос Божий в своем сердце невозбранно. Замечу, что вообще человек почти всегда способен слышать голос Божий в себе, но если в его сердце есть что-то другое, что может этот голос Божий заглушить, то человек, даже если будет это движение Божие, может просто отвернуться, отмахнуться, посчитать этот тихий голос мира, покоя, знания незначительным. Но если будущим монастырским жителем руководит духовно внимательный священник, он позволяет человеку, не лишая его самостоятельного выбора, правильно выстроить очищение сердца.

В этом случае человек начинает носить в себе некий духовный камертон, или, как говорят, критерий. И этот критерий имеет свойство постоянства, потому что это присутствие Божие. Во всем этом многом совете человек прислушивается, умножается ли в нем звучание этого камертона или существует опасность потери звучания. С помощью такого внимания к себе, анализа того, что с ним происходит, человек среди этого многого совета может принять правильное решение. То есть он может понять, согласуется ли мнение других людей с волей Божией, а точнее с тем внутренним состоянием, которое в нем созидает Сам Бог посредством правильно устроенной христианской жизни.

– Теперь вопрос о мотивах, мотивации. По Вашему мнению, какие мотивы для вступления в монашество являются неправильными, скажем так, провальными, которые могут привести человека к духовной трагедии, когда он может даже и веру потерять, потерять и себя и совершенно потеряться в жизни?

– Самый большой провал враг рода человеческого дьявол устраивает с помощью самомнения, тщеславия. Говоря о монастырской жизни, стоит понимать, что она еще и красива: она размеренна, эстетична, приносит состояние умиротворения, даже просто человеческого (мы сейчас не говорим о духовной составляющей). Все здесь хорошо, и человек, не осмысливший свое состояние, призвание (есть оно или нет), может начать любить себя в монастыре и тщеславиться тем, как у него все хорошо, как красиво, какой он сам, как у него все получается, у него хорошие взаимоотношения со всеми, ему дают послушания, которые ему нравятся. Много всего бывает, но все это имеет общий знаменатель – самомнение и тщеславие. Новоначальному довольно тяжело распознать это в себе, различить действительно хорошее от того, что тебя увлекает в сторону высокоумия. Для этого существует искус, и довольно сложны отношения новоначальных со старшей братией. Бывает и такое, но важно понимать, что это благо, потому что как раз в сложных взаимоотношениях человек может узнать, что он из себя представляет и с чем ему нужно бороться, что ему нужно преодолеть. Ведь это же стыдно испугаться чего-то простого и уйти.

– Конечно.

– То есть стыдом здесь называют поступок не по достоинству, потерю своего достоинства. Человек его теряет, когда пугается самых простых вещей. Это все равно как не разговаривать в семье. Вот случился какой-то конфликт – и надо же его разрешать, надо друг с другом говорить, нужно искать пути к примирению, взаимопониманию и прочее. А сказать: «Вот здесь мне больно, я не буду с вами жить»…Уйдет человек из семьи, потом будет сожалеть об этом, но никто ему не поверит, если он захочет вернуться назад. И так, поддерживая человека, находящегося в состоянии страсти, искушения, мы не осуждаем его, но терпение старшей братии привлекает новоначального, оно создает некий интерес: «А почему они меня терпят? Что им не мешает меня терпеть? Что им помогает относиться ко мне как к равному?» Идет поиск ответа на такие внешне простые, но на время новоначалия жизненно важные вопросы, этот интерес дает возможность обрести почву под ногами, начинается творческий процесс сотрудничества и с братией, и с Богом для спасения души.

– Мне такая ассоциация пришла в голову. В монастырях мне приходилось бывать, но подолгу жить не приходилось, однако я ходил в море на рыболовных судах, которые уходят в море на долгое время. И, конечно, тоже очень важны отношения с экипажем, со старшими наставниками и товарищами; и в каюте, и в кают-компании, и на производстве. Там действительно тоже нет места никакому самомнению, потому что его тут же развенчают суровые мужики, которые уже давно ходят в море. Это действительно большая проблема, с которой никакое дело начать нельзя, в том числе и монашескую жизнь, если человек воображает, мнит о себе что-то и сталкивается потом с большим разочарованием, потому что оказывается все иначе.

– Для некоторых людей, которые послабее душой, это может окончиться жизненным фиаско, жизненным поражением, тогда можно разочароваться в жизни вообще. Но все не так страшно, потому что все управляемо. Я имею в виду процесс духовного роста, который управляем до тех пор, пока человек хочет жить духовной жизнью. Но когда он говорит «нет», тогда сложнее. И дай Бог, чтобы он сказал «нет» (если он скажет это слово) до принятия монашества, до принятия обетов верности Христу.

Я хотел бы коснуться важной темы и хотя бы отчасти раскрыть содержание понятия «призвание», потому что я это слово уже употребил и мне бы не хотелось, чтобы оно осталось нераскрытым. Поскольку общество редко дает нам монахов, оно не позволяет человеку стать другим, в том числе и потому, что иное жительство (иночество) для порочных людей становится обличением. Очень сложно признаться себе в том, что есть люди, живущие свободно. Мы сразу вспоминаем, что творящий грех есть раб греха, и у меня сложилось впечатление, что более свободных людей, чем монастырские жители, нет. Я не встречал более свободных людей, чем монахи. Конечно, сразу же мы обращаемся к словам апостола Павла: …ничтоже имуще, а вся содержаще. И Церковь так и живет. То есть мы не гордимся тем, что состояние сегодняшнего монашества совпадает с состоянием древнего, но так и должно быть, просто мы должны спокойно к этому относиться, не присваивать себе эту радость. Но вот это «ничтоже имуще, а вся содержаще» – это происходит и сейчас у нас в обители. Более того, если бы такого состояния у насельников не было, то тогда бы монастыри перестали жить. Они обесценились бы и целесообразность их существования была бы под вопросом.

Сложно сформулировать то, когда человек чувствует, что его призывает Бог. Это очень внутреннее, это не хочется никому говорить. И не потому, что ты скажешь и что-то такое сакральное, таинственное пропадет, но не хочется переводить все в слова, потому что это сказано только тебе, только для тебя, это тот бисер, который необходимо сохранить в себе и абсолютно никому не отдавать. Не потому, что другие люди плохие, а потому, что этот бисер будет для них и ненужным.

И слово «призвание» можно описать словом «извещение». Мы, все живущие люди, все разные, у нас разная прошлая жизнь, разное воспитание, образование, содержание жизни, но мы равны в этом призвании, в том, что к каждому из нас было это обращение. И единственное, что нужно было делать тогда, в момент этого обращения, – не мешать Богу осуществлять спасение.

– Спасибо, это действительно очень ценные слова насчет призвания, многоценной жемчужины, будь то призвание к монашеству, священству, о котором тоже многие молодые люди задумываются, к отцовству или материнству. Это же тоже призвание, его тоже нужно услышать. Сегодня, когда множество самых разных голосов пытаются заглушить эти, казалось бы, совершенно естественные и понятные для человека призвания, которые раньше он понимал даже не напрягаясь (он сразу понимал, что это его призвание, что в этом Божия заповедь), это все вуалируется, глушится и всячески маскируется, чтобы человек его не обнаружил, не услышал в себе.

– А каким же образом? Таким же, о котором мы уже говорили. То есть маскируется созданием в сердце человека мусора, того балласта, который закрывает глубину. Мы уже говорили о том, что человек способен слышать голос Божий всегда, если у него будет очищено сердце. И мы говорим об этой сердечной чистоте как о норме. Мы все хорошо понимаем, что степень чистоты бывает разной, но то, есть там место для Бога или нет, – это начальный уровень сердечной чистоты, который в контексте нашей беседы решается как раз в течение христианской жизни перед поступлением в обитель.

Если Вы позволите, я хотел бы поддержать Вашу параллель монашества и брака. Важно понимать, что по своему сакральному, таинственному содержанию монашество и брак – вещи очень похожие друг на друга. В чем же их похожесть и, я бы осмелился сказать, их совпадение? Дело в том, что и в таинстве будущего века, каковым святые отцы называют монашество, и в таинстве брака происходит одно и то же: в ответ на обещание верности Христу или своей второй половине Бог дает силы это обещание исполнить. И приходящий ко Кресту и Евангелию со стороны монастыря или приходящий к ним со стороны мирской жизни должен это знать. Перед лицом Бога произнесенные обещания верности могут быть выполнены потому, что Сам Бог помогает это делать.

– Спасибо, очень ценные слова, благодарю Вас. У нас осталось не так много времени, вопросов много, конечно, в рамках одной передачи не рассмотреть даже то, что хотелось бы рассмотреть. Тем не менее если человек все-таки решил себя подготовить к монашеству, но еще не поступил на послушание в монастырь, еще не приступил к монашескому искусу, как ему устроить себя в миру и в отношениях с другими людьми таким образом, чтобы как бы уже настроиться на это монашеское житие, еще живя в тех условиях, в которых человек привычно себя ощущает?

– Я добавлю еще, что иногда человек даже и не знает, что он будет жить в монастыре, но ему уже необходимо выстраивать свои взаимоотношения с самим собой и с окружающими его людьми, потому что он понимает, что что-то в нем начинает меняться. И я повторю то, что уже говорил сегодня: в этом случае человек должен быть терпелив к самому себе настолько, чтобы не мешать Богу совершать дело спасения. Такая позиция не является пассивной. Почему же? Бог за человека ничего не будет делать, но главное, чтобы поступки человека согласовывались с этим внутренним камертоном, с внутренним звучанием. Терпение здесь предстоит большое, потому что в процессе преображения человека, в процессе отвлечения его от прежних интересов и так далее у человека наступает вакуум общения. Круг ближних и дальних совершенно меняется, а вот между этой переменой человек остается один, и ему нужно преодолеть это, быть терпеливым и не думать о том, что он в чем-то виноват, оставшись один. Но последовательно, терпеливо нужно хранить в себе принятое решение и ожидать результата, который творит Бог.

– Действительно, люди зачастую панически боятся одиночества, хотя, в общем-то, в этом одиночестве, может быть, даже впервые в жизни, можно начать богообщение, в молитве, созерцании и тишине прислушаться к тому, что происходит в сердце, и научиться произносить какие-то слова, научиться слушать.

– Вы совершенно правы. Я подчеркну, что слово «монах» не означает одинокий, в контексте слово переводится на русский язык как «наедине». Но само по себе отшельничество как форма монашеской жизни – это самый трудный подвиг, потому что в нем нет общения и нет утешения общением. И, конечно, человеку новоначальному не стоит увлекаться уединенностью. Дай Бог, чтобы у такого христианина или христианки был надежный духовник, который мог бы терпеливо провести человека через вакуум общения и не закрыть его в самом себе, потому что в этом состоянии человек действительно уже может и в прелесть впасть, и, готовясь в монастырь, потерять способность к этой подготовке и к монастырскому жительству. Но здесь уже много частных случаев бывает, мы сейчас упоминаем самые важные моменты.

– Спасибо, отец Хрисанф. Напоследок пожелания нашим телезрителям, тем, кто смотрит эту передачу, тем, кто размышляет о монашестве. Можно подытожить, резюмировать нашу сегодняшнюю встречу, поставить точку в этом разговоре, который, конечно, нельзя закончить одной передачей.

– Я с Вами согласен и, благодаря Вас за возможность такого широкого общения, хочу сказать нашим слушателям, чтобы они научились слушать Бога. Это для всех важно, это очень интересно, это обогащает жизнь совершенно несказанной красотой, даже само по себе обучение этому. Дай Бог, чтобы на вашем пути были разумные, опытные, рассудительные духовные наставники, чтобы с ними было не страшно, чтобы с ними было спокойно и спасительно. Мир вам и Божие благословение.

– Благодарю Вас за сегодняшнюю беседу. Дай Бог, чтобы она действительно стала необходимой, полезной для наших телезрителей, для тех, кто размышляет о своем жизненном пути. Надеюсь, что, Бог даст, у нас с Вами еще будут встречи в этой студии на телеканале «Союз» и будет о чем побеседовать.

– Всего доброго, благодарю Вас.

Ведущий Михаил Проходцев

Записала Елена Кузоро