Библия каноническая, что это?

Канон библейский

  • О каноне прот. Сергий Булгаков
  • Канон Нового Завета. Возникновение, развитие, значение Брюс М. Мецгер
  • Дошел ли до нас оригинал Библии? Андрей Десницкий
  • Традиция. Догмат. Обряд диакон Андрей
  • Наследие Христа. Что не вошло в Евангелия? диакон Андрей
  • История канона священных ветхозаветных книг П.А. Юнгеров
  • История новозаветного канона прот. Василий Рождественский
  • Образование канона священных книг Нового Завета прот. Александр Горский

Библе́йский кано́н – состав Священных книг (66 книг Библии, 39 из которых содержатся в Ветхом Завете и 27 – в Новом), признанных Вселенской Церковью богодухновенными, в отличие от 11 неканонических (к последним относятся: Послание Иеремии, книги Варуха, Товита, Иудифи, Премудрости Соломона, Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 2-я и 3-я книги Ездры и три книги Маккавейские).

В православной традиции 11 книг, не вошедших в канон, признаются назидательными и полезными для чтения, однако в их наименовании нет единообразия: они могут называться «второканоническими» (как у католиков), «неканоническими» или «анагиноскомена» (ἀναγινοσκόμενα, т. е. рекомендуемые для чтения, полезные). Распространенный термин «неканонические книги» не является удовлетворительным и может быть принят только как условный. В Православной Церкви важнейшим свидетельством каноничности книг является их богослужебное употребление, в которое входят Книга Премудрости Соломона или «неканонические» части Книги пророка Даниила, читаемые за богослужением.

Формирование Ветхозаветного канона

Ветхозаветный канон сложился не сразу. Весь народ (или его часть) безусловно признавали священными Законы Моисея (в каком бы объеме они тогда ни были даны). Когда при царе Иосии в 622 году нашли в тайнике Храма Книгу Закона (4Цар.22-23), она была объявлена гражданским и религиозным кодексом для всего Израиля.

В V веке до Р.Х. Неемия и Ездра возродили и реформировали Общину Второго Храма, пришедшую в состояние упадка. Ездра привез из Вавилона свитки Закона (нынешнее Пятикнижие), прочел их перед народом и как бы еще раз торжественно кодифицировал в качестве Слова Божия.

Около 190 года до Р.Х. Иисус сын Сирахов, перечисляя книги Св. Писания, упоминает уже не только Закон и Исторические книги, но и сборник Пророков, кроме Кн. Даниила (Сир.44-49). Внук Иисуса, переведший его книгу на греческий около 130 года, говорит о всех трех разделах Библии: Законе, Пророках и «остальных книгах» (т.е. Учительных; см. его предисловие к Сир, сохранившееся только в славянском переводе).

В конце I века по Р.Х. в палестинском городе Ямнии раввины после долгих споров утвердили состав Учительных книг (Кетувим). Теперь весь канон включал в себя по условному счету 22 книги (в соответствии с числом букв евр. алфавита). Этот канон мы находим и у Иосифа Флавия, писавшего на исходе I века (Против Апиона, I,8). Условное число было достигнуто тем, что книги Руфь и Судей, Иеремии и Плач, Ездры и Неемии считались за одну.

Во II веке Мелитон Сардийский (Письмо к Онисиму), перечисляя принятые Церковью книги Ветхого Завета, называет только канонические.

В IV веке свт. Афанасий Великий (39 послание) пишет: «Всех книг Ветхого Завета число двадцать две, ибо столько же, как я слышал, и букв у евреев». То же число называют и свт. Кирилл Иерусалимский (Огласительное слово IV,35), свт. Епифаний Кипрский (Против ересей, VIII,6) и другие. Таким образом, в эпоху первых двух Вселенских Соборов Церковь окончательно приняла ветхозаветный (еврейский) канон.

Канон книг Ветхого Завета окончательно был утвержден на Лаодикийском Соборе 364 г. и Карфагенском Соборе 397 г., фактически же Церковь пользовалась ветхозаветным каноном в его настоящем виде с древнейших времен. Так, свт. Мелитон Сардийский в Письме к Анесимию, датируемом примерно 170 г., уже приводит список книг Ветхого Завета, почти полностью совпадающий с утвержденным в IV столетии.

Формирование Новозаветного канона

В общих чертах канон Нового Завета сложился уже к середине II века, об этом свидетельствует цитация новозаветных Писаний мужами апостольскими и апологетами II века, например, сщмч. Иринеем Лионским.

Оба Завета были впервые сведены в каноническую форму на поместных соборах в IV веке: Иппонском Соборе 393 г. и Карфагенском Соборе 397 г.

В 692 году на Шестом Вселенском соборе (вторым правилом) были подтверждены как общеобязательные для всей Церкви предыдущие правила (85-е Апостольское (IV век), 60-е Лаодикийского собора (364 год), 39-е послание Афанасия Великого (IV век), свт. Григория Богослова (IV век), св. Амфилохия Иконийского (IV век), 33-е Карфагенского собора).

Деление слов в Библии ввел в V веке диакон Александрийской церкви Евлалий. Современное деление на главы ведет свое начало от кардинала Стефана Лангтона, разделившего латинский перевод Библии, Вульгату, в 1205 г. В 1551 году женевский печатник Роберт Стефан ввел современное деление глав на стихи.

Вопросы авторства

Десницкий А.С.: «Для фундаменталиста текст авторитетен именно потому, что он написан пророком или апостолом, и любые сомнения в авторстве подрывают его авторитет. Но в православной традиции есть совсем иное понимание: библейские книги написаны в Церкви, Церковью и для Церкви, и в какой степени тот или иной текст вышел из-под пера конкретного пророка или апостола, вопрос уже вторичный».

См. БИБЛЕЙСКАЯ КРИТИКА, БОГОДУХНОВЕННОСТЬ, НЕКАНОНИЧЕСКИЕ КНИГИ

***

Протодиакон Андрей:
Одно из главных чудес в церковной истории состоит именно в этом: во времена, когда не было централизованных церковных структур, когда Церковь была гонима, когда не было возможности гласного сопоставления и обсуждения, не было богословской или иной гуманитарной науки – христианские общины, разбросанные по всему земному шару, от Эфиопии до Британии, от Германии до Индии – эти разрозненные христианские общины делают абсолютно одинаковый выбор книг.
Из множества текстов – мы сегодня знаем чуть ли не до сотни по крайней мере имен разных апокрифов, имевших хождение во II – III веках, – именно тогда Церковь совершенно четко отбирает себе только четыре Евангелия.
Брешет Дэн Браун, что якобы выбор произошел в IV веке при императоре Константине, на первом Вселенском соборе. Нет, выбор был сделан гораздо раньше. Мы это видим хотя бы по тому, что и как цитируют церковные авторы.
Я уж не говорю про Мораториев кодекс – в Сирии найден текст конца II века, который содержит список новозаветных книг, авторитетных для Церкви.
Возьмем Оригена – очень вольномыслящий христианский мыслитель, но и он отличает канонические книги от апокрифов.
Интуиция, духовный опыт христиан в разных точках мира независимо друг от друга распознал, где доброкачественный хлеб, а где подделка с плесенью.

Канон Священных книг

А.В. Лакирев

2. Канон Ветхого завета

Сегодня существуют три главных формы Священного Писания Ветхого завета, отличающиеся по составу и происхождению. Это иудейский канон, сформировавшийся на рубеже нашей эры в иудаизме и тесно связанный с палестинским иудейским преданием, христианский канон, основанный на александрийской версии иудейского канона и принятый в Православной и Католической Церквах, и занимающий промежуточное положение между первыми двумя протестантский канон, возникший в 16 веке.

В истории формирования канона Ветхого завета очевидным образом выделяются два этапа: формирование канона в иудейской среде и начавшееся немного ранее завершения последнего принятие этого канона христианской Церковью. Сведения об истории формирования этого канона приведены в таблице.

i. Иудейский канон, Тора-Невиим-Кетувим (Ктувим, К’тувим)

Иудейский канон подразделяется на три части в соответствии с жанром и временем написания тех или иных книг. Это Закон или Тора, включающая Пятикнижие Моисеево, Пророки или Невиим, включающие, кроме пророческих, некоторые книги, которые мы привыкли считать историческими хрониками, и Писания или Кетувим (К’тувим), включающие произведения мудрецов Израиля и молитвенную поэзию. По первым буквам названий этих трех частей Писание в составе иудейского канона называется ТНХ (читается Танах). Названия книг в Танахе отличаются от привычных нам, так как иудейская традиция не всегда пользуется заголовками, но часто именует книги по их первому слову. Состав Танаха приведен в таблице, где указаны также и еврейские названия книг.

Трехчастное деление Танаха засвидетельствовано многими древними авторами на рубеже нашей эры. Упоминание о «законе, пророках и остальных книгах» (Сир. 1:2) мы обнаруживаем в книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, написанной около 190 г. до н.э. Евангелист Лука в последней главе своего Евангелия приводит слова Христа: «надлежит исполниться всему, написанному о Мне в Законе Моисеевом и в Пророках и Псалмах» (Лк. 24:44). Однако в большинстве случаев евангелисты используют выражение «закон и пророки», отражая тот факт, что ко времени написания Евангелий канонизация Кетувим еще не завершилась. Три раздела Танаха называют также Филон Александрийский (ок. 20 до н.э. — ок. 50 н.э.) и Иосиф Флавий (37 н.э. — ?).

Тора, как было сказано, включает в себя Пятикнижие Моисеево. Невиим («пророки») подразделяются, в свою очередь, на три раздела. Это «древние пророки»: книги Иисуса Навина, Судей, 1 и 2 Самуила (1 и 2 Царств) и 1 и 2 Царей (3 и 4 Царств) и «поздние пророки», включающие 3 книги «больших пророков» (Исайи, Иеремии и Иезекииля) и 12 «малых пророков». В рукописях «малые пророки» составляли один свиток и считались одной книгой. В состав Кетувим входят довольно разнородные книги, составленные большей частью в послепленную эпоху (см. табл.). В составе Кетувим выделялся сборник «пяти свитков», включающий книги Песнь песней, Руфь, Плач Иеремии, Екклесиаст и Есфирь, собранные в соответствии с годичным кругом чтений в синагоге. Условно книги Судей и Руфь, Иеремии и Плач, Эзры и Неемии попарно считаются за одну книгу, так что общее число книг Танаха приравнивается к 22 по числу букв еврейского алфавита. Многие древние авторы насчитывают в Танахе 24 книги. Условная нумерация книг в Танахе приведена в таблице в соответствии с указанием свт. Кирилла Иерусалимского (315 — 386) (Слова огласительные, IV, 35).

ii. Тексты и переводы

Древнейшие тексты Ветхого завета были написаны на древнееврейском языке финикийским алфавитом, однако ни один из них не сохранился. Наиболее ранние из сохранившихся фрагментов библейского текста относятся к последним векам перед Рождеством Христовым. Они написаны уже т.наз. квадратным еврейским письмом. Эта форма письма имеет консонантный характер: знаки передают в нем согласные звуки в сочетании с произвольным или нулевым (нейтральным) гласным. В древнем консонантном письме также отсутствовали разделительные знаки или пробелы между словами.

Гипотетическая оригинальная форма библейских текстов, вероятно, существовала в нескольких версиях, что отразилось в различиях более поздних переводов. Одной из таких версий был протомасоретский текст, ставший консонантной основой масоретского текста Библии. Весьма вероятно, что в основе Септуагинты, единственного дохристианского греческого перевода Библии, лежала иная консонантная версия текста.

1. Протомасоретский текст

Появлению масоретского текста предшествовал протомасоретский текст, послуживший для него консонантной основой. В протомасоретском тексте отсутствовали (по крайней мере, изначально) обозначения гласных звуков и другие внетекстовые знаки.

В период до разрушения Второго храма (70 н.э.) протомасоретский текст был еще довольно вариабельным, однако различия касались в основном орфографии и ограничивались отдельными словами и выражениями. Высокая точность передачи обеспечивалась всей традицией храмовых писцов. Кроме того, во Втором храме существовал институт корректоров (маггихим), отвечавших за проверку точности переписывания текста. Уже в это время в Израиле начинается целенаправленная работа ученых раввинов по сравнению различных версий с целью выработки единого согласованного текста.

В позднеантичное и раннесредневековое время (от разрушения Второго храма до 8 в.) вариативность протомасоретских рукописей резко снижается. Принято думать, что разрушение Иерусалима и последовавшие затем социальные и культурные изменения в жизни иудеев стимулировали стремление унифицировать библейский текст. Различия между рукописями носят в это время характер редких исключений. Отчасти это связано и с тем, что религиозные сообщества, принимавшие иные консонантные версии библейского текста, в этот период либо исчезли, как ессеи Кумрана, либо отделились от иудаизма, как христиане и самаряне. Примерно со 2 в. авторитет протомасоретского текста признается практически всеми иудейскими общинами.

С 8 века до конца средневековья наблюдается практически полное текстуальное единство консонантной основы. В основном это связано с применением масоретской системы записи текста, требовавшей фиксации единой консонантной основы.

2. Масоретский текст

Масоретский текст был составлен на основе консонантного протомасоретского текста масоретами — раввинами традиционалистской школы, процветавшей в палестинской Тивериаде в 7 — 9 вв. Современный иудаизм признает масоретский текст в качестве единственной авторитетной версии библейского текста. Определяющее значение приобрел масоретский текст также и для библейской науки.

В дополнение к протомасоретской консонантной основе масоретский текст содержит также т.наз. Масору, систему текстовых и внетекстовых знаков и записей, включающую:

а) знаки огласовки (расстановки гласных), фиксирующие прочтение каждого слова;

б) паратекстуальные и акцентные знаки, обозначающие разделение текста на разделы и главы и отмечающие вариативные чтения;

в) примечания масоретов.

Различия между консонантной основой масоретского текста и гипотетическим оригиналом, а также между масоретским и иными прочтениями (огласовками) могут быть порой достаточно заметными. Однако древность консонантной основы масоретского текста документально засвидетельствована, в том числе и рукописями Кумрана (1 в. до н.э. — 1 в н.э.). Кроме того, как иудейская, так и христианская традиция, как правило, верят в боговдохновенность этой системы огласовок или, во всяком случае, доверяют ей.

3. Септуагинта (LXX, перевод Семидесяти толковников)

Важнейшим древним свидетелем библейского текста является Септуагинта или перевод Семидесяти (LXX), выполненный в последние века перед Рождеством Христовым иудеями Александрии. Название его связано с широко распространенным в древности преданием, впервые зафиксированным в «Послании Аристея», написанном ок. 200 до н.э. греком, служившим при египетском дворе Птолемея II Филадельфа (285 — 246 до н.э.). Множество античных источников — Талмуд и Иосиф Флавий, св. Иустин Мученик и свт. Ириней Лионский — сообщают об этом предании, расходясь, впрочем, в вопросе об имени царя.

Вот как рассказывает о нем, например, свт. Ириней Лионский († 202): «Прежде чем римляне получили свое царство, когда еще македоняне владели Азией, Птоломей сын Лага, стараясь основанную им в Александрии библиотеку украсить замечательными сочинениями всех людей, просил у Иерусалимлян их писаний в переводе на греческий язык. Они — ибо в то время находились еще под властью македонян — послали к Птоломею наиболее у них сведущих в писаниях и обоих языках семьдесят старцев для исполнения того, чего он хотел. Желая испытать их порознь и опасаясь, чтоб они по взаимному соглашению не скрыли посредством перевода истины, заключающейся в писаниях, разлучил их друг от друга и велел всем перевести одно и то же писание; также он сделал и относительно всех прочих книг. Когда же они собрались вместе у Птоломея и сравнили свои переводы, то Бог был прославлен и писания были признаны по истине божественными, потому что все они читали то же самое в тех же словах и с теми же именами от начала до конца, так, что и присутствующие язычники поняли, что писания были переведены по вдохновению Божию» (Против ересей, III, 21, 2).

Более поздние христианские авторы, начиная с блж. Иеронима (ок. 342 — ок. 420), высказывают сомнения в достоверности этого предания, полагая, что основной причиной перевода была потребность многолюдной александрийской иудейской общины иметь Писание на более понятном им греческом языке.

Еще со времен Оригена (185 — 250) известно, что Септуагинта весьма заметно отличается от масоретского текста (Ориген в своих гекзаплах для сравнения с греческими переводами использовал в качестве еврейского оригинала протомасоретский текст). С высокой вероятностью можно утверждать, что за Септуагинтой стоит иная, чем протомасоретская, консонантная основа. Различия касаются как самих текстов, так и состава и порядка расположения книг. В настоящее время у нас нет возможности ответить на вопрос о том, почему александрийские переводчики выбрали эту иную основу, однако не кажется невероятным предположение, что из ряда существовавших консонантных версий в ходу в Александрии были иные, нежели в самой Палестине. Строго говоря, впрочем, любые различия касаются отдельных деталей. Десять заповедей остаются десятью заповедями в любой версии.

Септуагинта включает т.наз. Древний греческий перевод 24 (22) книг иудейского канона, а также тексты ряда не входящих в него книг. Предположительно Тора была переведена в сер. 3 в. до н.э., а Невиим и Кетувим в нач. — сер. 2 в. до н.э. Внеканонические тексты получили название апокрифов (сокрытых) или хиционим (посторонних). К хиционим относятся как книги, чей еврейский источник утрачен, так и тексты, написанные на греческом языке и возникшие, возможно, в александрийской иудейской диаспоре. Септуагинта подразделяет книги на разделы и жанры несколько иначе, чем Танах.

4. Другие древние переводы

В древности существовал и был популярен целый ряд греческих переводов, в числе которых переводы Акилы (Аквилы) (1-я пол. 2 в. н.э), Феодотиона (сер. 2 в. н.э.), Симмаха (кон. 2 в. н.э.). Эти переводы былы сопоставлены Оригеном с Септуагинтой и еврейским протомасоретским текстом в гекзаплах. До нашего времени дошли только их отдельные редкие отрывки.

Важными для библейской науки древними переводами являются также Пешитта — сирийский перевод, выполненный иудеями и христианами Сирии в 1 — 3 вв. н.э., и Вульгата — латинский перевод блаж. Иеронима (ок. 342 — ок. 420).

iii. История иудейского канона

Исторические сведения о канонизации отдельных частей Ветхого завета неизбежно носят гипотетический характер, во всяком случае, когда речь идет о времени до Рождества Христова. Вместе с тем у нас есть возможность выделять ряд этапов этого процесса, опираясь в первую очередь на внутрибиблейские свидетельства.

Началом формальной канонизации Торы в качестве Священного Писания всего Израиля принято считать религиозную реформу царя Иосии (622 до н.э.; 4 Цар. 23:2 слл; 2 Пар. 34:1 слл). Царь Иосия прочел текст найденной в Храме книги Закона вслух пред всем народом, и она была объявлена религиозным и гражданским кодексом Израиля. Скорее всего речь здесь идет о книге Завета, совпадающей с книгой Второзакония. Момент прочтения текста вслух народа является той точкой, когда обнаруженный в Храме текст становится священным. Сам прочитанный царем текст представлял собой сохранявшуюся в Храме запись значительно более ранних устных преданий, ядро которых восходит непосредственно к Моисею. Нужно заметить также, что эта запись (Второзаконие) была не единственной: другие подобные ей легли в основу остальных книг Торы.

В период плена Тора подвергается окончательной редакции, и по возвращении из плена Ездра и Неемия зачитывают в Иерусалиме уже все Пятикнижие, которое и становится с этого момента практически фиксированным священным текстом (отдельные изменения в тексте Пятикнижия имели место и после Ездры). Это событие (Неем. 8:1-12) датируется серединой 5 в. до н.э. (точнее, ок. 444 года). Во всяком случае, составленные около 400 до н.э. книги Паралипоменон знают и часто упоминают в оригинале именно Моисееву Тору. Кроме того, Тора была воспринята самарянами, окончательно отделившимися от иудеев именно во времена Ездры и Неемии (сер. 5 в. до н.э.), что еще раз доказывает, что канонизация Торы завершилась не позднее этого времени.

Наряду с книгами Моисеева закона, составившими ко времени Второго храма каноническое ядро Священного Писания, в Израиле уже существует религиозная письменность иного рода, также пользующаяся немалым авторитетом. Это записи деяний и речений пророков и исторические хроники Северного и Южного царств. Качественно отличающаяся от книг Закона по содержанию и стилю, эта пророческая литература сосредоточена вокруг трех основных тем. Формально она повествует об истории Израильского царства от выхода избранного народа из Египта до вавилонского пленения. Фактически же центральное место в ней занимает борьба за веру в Единого Бога и обетование о Мессии.

Формальная канонизация Торы послужила стимулом для собирания пророческой и исторической письменности в единое целое. Этот процесс продолжался в эпоху плена и был окончен вскоре после восстановления Второго храма. Момент формальной канонизации Невиим — а речь идет именно об этой части Библии — нам неизвестен. Можно лишь утверждать, что состав Невиим сложился и был канонизирован не ранее разделения иудеев с самарянами во время Ездры и Неемии (сер. 5 в. до н.э.), так как самаряне уже не приняли этого сборника в состав своего Писания. Вместе с тем в книгах Невиим не упоминается греческое завоевание Ближнего Востока в конце 4 века и отсутствуют составленные позднее 5 века книги Паралипоменон (Хроники), книги Ездры и Неемии и книга Даниила, продолжающие повествование Невиим. Даже наиболее поздние из больших пророков, как Второисайя и Иезекииль, не говорят о смене персидской империи греческой (македонской), и язык их свободен от греческого влияния. Таким образом, можно полагать, что составление и канонизация Невиим завершаются в период от конца 5 до сер. 4 в. до н.э.

Состав третьей части иудейского канона, Кетувим, не был еще окончательно определен в течение нескольких столетий после канонизации Невиим. Вплоть до новозаветного времени Кетувим называют «остальные книги», «другие отеческие книги», и школы раввинов-толкователей спорят об их авторитете. Новый завет, равно как и иные современные ему источники, чаще всего называют Библию «Закон и пророки», обозначая резкий разрыв между каноничностью и авторитетом Торы и Невиим, с одной стороны, и Кетувим — с другой. Окончательное закрепление Кетувим и всего иудейского канона обычно приписывают ученым раввинам Ямнии (Явны) в Палестине. После падения Иерусалима в 70 г. в Ямнию (Явне) близ Иоппии (Яффы) переместились раввинская школа Бет ха-Мидраш и Синедрион (Санхедрин). В конце 1 — начале 2 века н.э. здесь действовала крупная и авторитетная раввинистическая «академия». Именно здесь в конце 1 века (между 75 и 117 гг. н.э.) окончательно утвердился состав Кетувим и целостный состав иудейского канона из 22 книг. Существует распространенное, хотя и довольно спорное предание о том, что этот акт был совершен на некоем «соборе» раввинов, якобы обсуждавшем состав канона около 100 г. н.э. Нельзя исключить, что на самом деле речь идет о решении Синедриона. Так или иначе, общепринятым этот канон стал лишь два поколения спустя, в середине 2 века н.э.

iv. Александрийский канон

Александрийский канон Ветхого завета был принят в предновозаветное время у иудеев Александрии и лег в основу христианского канона Ветхого завета. Он заметно отличается от иудейского Танаха как по составу книг, так и по их расположению и отдельным текстам. После разрушения Второго храма александрийский канон не был принят иудаизмом и сохранился только в списках христианского происхождения.

У нас нет возможности выяснить, был ли александрийский канон выработан и закреплен в Александрии или он перенесен туда из Палестины в канонизированном виде и представляет собой существовавшую в Палестине альтернативную Танаху библейскую традицию. Нельзя исключить и того, что дополнения в нем могут иметь христианское происхождение. Необходимо также иметь в виду, что текстуально александрийский канон основан на иной, не протомасоретской консонантной версии оригинального текста. Также нет возможности с ясностью утверждать, были ли библейские книги сначала переведены на греческий, а затем канонизированы (вероятнее, в Александрии), или, напротив, в Палестине была канонизирована не-протомасоретская консонантная основа, с которой был сделан впоследствии греческий перевод, дополненный авторитетными и в Палестине и в Александрии книгами. Предание о происхождении Септуагинты, как кажется, свидетельствует скорее в пользу второй версии.

Структурно александрийский канон отличается тем, что книги Невиим и Кетувим перераспределены между разделами в соответствии с иным, чем в Танахе, представлением о жанрах. Это Пятикнижие, исторические, поэтические и пророческие книги. Распределение библейский книг по этим четырем разделам в Септуагинте приведено в таблице. Кроме того, добавлены к канону целиком или существенно текстуально дополнены ряд книг. Так, 2 Пар включает часто употребляемую в восточнохристианском богослужении молитву Манассии (2 Пар. 36:24 слл), существенно дополнены книги Есфири и пророка Даниила. Целиком отсутствуют в еврейской Библии книги Товита и Иудифи, Премудрости Соломоновой и Премудрости Иисуса, сына Сирахова, пророка Варуха и Послание Иеремии, а также 2 книги Ездры. Некоторые списки Септуагинты включают также 1 и 2 книги Маккавейские.

v. Кумранский «канон»

Точных сведений о составе кумранского канона Священного писания у нас нет, поскольку свитки Мертвого моря не содержат списков или кодексов, но только отдельные свитки. Здесь найдены фрагменты всех книг евр. Библии (кроме Есф). Из этого можно заключить, что канон кумранитов включал не менее этого, то есть практически совпадал с общеиудейским. Считались ли здесь священными какие-либо иные книги, неизвестно.

vi. Христианский канон Ветхого завета

В основе христианского канона Ветхого завета лежит александрийский канон. Это касается как текста, так и состава и рубрикации книг. 22 книги иудейского канона изначально были общепризнанными во всех христианских общинах. Дополнения (хиционим александрийского канона), независимо от их палестинского, александрийского или даже христианского происхождения, также прочно вошли в состав христианской Библии, хотя спор об их авторитете продолжался веками. В конечном итоге все христианские конфессии так или иначе оформили особый статус хиционим по сравнению с 22 книгами Танаха.

В первые века христианства различение иудейского канона и хиционим было очень глубоким. Сами писания Нового завета никогда не цитируют хиционим, хотя, возможно, последние и были знакомы его авторам. Тем не менее частые цитаты из книг иудейского канона приводятся в Новом завете, как правило, по Септуагинте. Это могло быть связано с тем, что писавшие по-гречески авторы (или, быть может, первый переводчик Мф с арамейского) предпочитали брать соответствующие цитаты из уже существующего греческого перевода. Но возможно также, что они вполне сознательно предпочитали использовать именно версию, с которой была переведена сама Септуагинта.

Апостольские мужи и отцы Церкви 2 — 4 вв. говорят о Священном Писании только в составе 22 книг иудейского канона, отличая от них хиционим, которые они обычно называли апокрифами. Так, 22 книги насчитывали в каноне Ветхого завета Мелитон Сардийский (2 в.) и Ориген (185-250), притом, что Ориген был александрийцем и не мог не знать об авторитете хиционим александрийского канона. Последний, впрочем, судя по сохранившемуся у Евсевия Кесарийского (Церк. ист., VI, 25,2) списку, включает в него книги Маккавейские, но не упоминает Малых пророков (нумерация книг по Оригену приведена в таблице). Подробно объясняет состав иудейского канона из 22 книг свт. Кирилл Иерусалимский (315 — 386) в IV огласительном Слове, 35. Однако апостольские мужи и ранние отцы Церкви прекрасно знали и цитировали хиционим, хотя и не включали их в Писание.

Начиная с 4 в. ситуация постепенно меняется. Авторитет дополнений александрийского канона постепенно возрастает. Древнесирийский перевод Пешитта (и более поздние сирийские переводы) включают уже книги Прем, Сир, Вар и Посл. Иер, а также дополнения книги Даниила (Дан. 3:24-91). Последние занимают исключительно важное место в складывающемся сиро-палестинском типе богослужения, постепенно распространившемся на весь эллинистический мир. Монашеская богослужебная традиция Восточного Средиземноморья включает как неизменный компонент молитву Манассии (чин 12 псалмов). В целом традиция отцов 2 — 4 веков вполне различает в составе Библии иудейский канон и апокрифы. Воспринимавшиеся поначалу как назидательные, дополнения александрийского канона приобретают наименование «церковных» книг, подразумевающее известный авторитет и статус. Так, блж. Иероним (ок. 342 — 420) различает канонические и церковные книги. Последние читаются и изучаются в Церкви и приняты ею, хотя являются, с точки зрения Иеронима, «полезными», но не авторитетными.

В изменении статуса хиционим в составе христианский Библии ключевая роль принадлежит христианам Северной Африки и принятому здесь старолатинскому переводу, который обычно называют Итала (Itala). Итала — это перевод Септуагинты на латинский язык, составленный неизвестными переводчиками около середины (возможно — во второй половине) 2 века. Итала возникла, скорее всего, непосредственно в Северной Африке, где латинский был основным языком и где был мало распространен греческий язык. В Риме Итала становится известной в начале 3 века. Итала отражает старинную версию Септуагинты, бытовавшую до Оригеновских гекзапл. Блж. Августин (354 — 430) считал Италу лучшим из существовавших в его время переводов. Однако при переписывании и распространении текст Италы подвергался постоянным изменениям и порче, рукописи ее все более разнились между собой. Это вызывало возрастающее беспокойство церковной власти, пока наконец в 382 году папа Дамас не поручил блж. Иерониму исправление Италы, приведшее к появлению нового иеронимовского перевода на латинский язык с еврейского — Вульгаты.

Для истории формирования христианского канона Ветхого завета важно, что принятая во 2 — 4 веках в Северной Африке Итала, будучи переводом именно Септуагинты, включала и книги, не входящие в иудейский канон. В отличие от христианского Востока, здесь им придавали значение не меньшее, чем каноническим книгам. На рубеже 4 — 5 веков эта позиция была окончательно формально утверждена поколением христиан, к которому принадлежали блж. Августин (ее сторонник) и блж. Иероним (ее противник). Несколько североафриканских соборов, среди которых выделяются Иппонский 397 года и Карфагенский 419 года, в своих постановлениях включают целый ряд неканонических книг в состав Ветхого завета. Канон Ветхого завета Карфагенского собора приведен в таблице, а обосновывающее его 33-е правило этого собора цитируется ниже, в разделе, посвященном Новому завету.

Решения африканских соборов вскоре оказали влияние и на Римскую церковь. Здесь в течение 5 века авторитет неканонических книг неуклонно возрастает. Окончательно оформляется включение ряда хиционим в библейский канон, по-видимому, папой Геласием (ум. 496) в составленном им Decretum de libris recipiendis et non recipiendis, вошедшем в состав сборного латинского документа нач. 5 в., получившего поэтому общее название Decretum Gelasianum (принадлежность Геласию остальных частей этого документа более чем спорна). Decretum Gelasianum включает в библейские книги Тов, Иудифь, Прем Сол, Сир, 1 и 2 Макк.

Напротив, на Востоке по-прежнему отдают предпочтение иудейскому канону. Документы восточных соборов и многочисленные указания восточных отцов и церковных писателей перечисляют все те же 22 книги Ветхого завета, иногда, впрочем, с некоторыми прибавлениями. Так, сложившиеся, вероятно, к началу 5 века Апостольские Правила (правило 85-е, см. ниже) добавляют к Танаху «премудрость многоученого Сираха», предлагая эту книгу, однако, не столько как часть Библии, но «сверх того… чтобы юные ваши изучали». 60-е правило Лаодикийского собора (363 г., см. ниже) именует 22 книги Ветхого завета и даже приводит для них, в отличие от Нового завета, нумерацию, что косвенно подтверждает приверженность отцов собора именно известному им сложившемуся иудейскому канону. Свт. Кирилл Иерусалимский (315 — 386) и свт. Григорий Богослов (329 — 389) также перечисляют только 22 книги Танаха, причем последний указывает и на соответствие этого числа буквам еврейского алфавита. Свт. Амфилохий Иконийский († после 394) добавляет к такому же списку слова «К сим прилагают некоторые Есфирь». Характерно, однако, что свт. Амфилохий разделяет книги на жанровые разделы в соответствии с Септуагинтой, а не Танахом. Эта точка зрения продолжает и далее господствовать на Востоке.

Внятное различение канонических и неканонических, «читаемых» книг Ветхого завета вводит здесь свт. Афанасий Александрийский (296 — 373). Он отмечает в 39 послании о Праздниках, что «всех книг Ветхого завета числом двадцать две, ибо столько же, как я слышал, и букв в употреблении у евреев». Далее приводится почти обычный список 22 книг иудейского канона, в котором, однако, в книгу Иеремии включаются также Вар, Плач и Посл. Иер. Неканонические же книги свт. Афанасий называет «…книги, не введенные в канон, но назначенные Отцами для чтения нововступающим и желающим огласиться словом благочестия: Премудрость Соломонова, Премудрость Сирахова, Есфирь, Иудифь, и Товия…».

Это правило свт. Афанасия в значительной степени определило положение неканонических писаний на Востоке, основывая их меньший по сравнению с каноном авторитет на мнении о них отцов Церкви. Восточнохристианская традиция называет не входящие в Танах (Ямнийский канон) книги неканоническими. Св. Отцы считают их «полезными и благотворными», «назидательными», однако формально вопрос об их авторитете, в сущности, остается открытым, как и вопрос об их богодухновенности.

В эпоху Реформации господствующее на Западе представление о каноничности и авторитете библейских книг подвергается радикальному пересмотру. Якоб ван Лисвельдт (Jacob van Liesveldt) в 1526 г. и Лютер в 1534 г. издают Библии, в которых включают в Ветхий завет только книги иудейского канона. Не входящие в иудейский канон книги (хиционим александрийского канона) получают в протестантской традиции название апокрифы — термин, закрепленный в восточнохристианской традиции за поздней (2 в. до н.э. — 1 в. н.э) литературой, никогда не входившей в александрийский и христианский каноны.

В противовес этому Тридентский собор в 1546 году утверждает канонический статус всей Вульгаты, окончательно включая неканонические книги в библейский канон для Римской церкви. На Востоке же сохраняется принятое с древности деление на канонические и неканонические книги. Под влиянием западных споров Иерусалимский собор (собор восточных иерархов в Иерусалиме при патр. Досифее; рассмотрел и отверг кальвинистское исповедание, надписанное именем патр. Кирилла Лукариса; одобрил «Православное исповедание» митр. Петра Могилы) в 1672 г. вновь рассмотрел это деление и признал канонический статус четырех книг (Тов, Иудифь, Еккл и Прем. Сол), отвергнув остальные. Однако общего признания на Востоке это решение так и не получило.

Отрывки к тексту: Сир 1:2 2Песок морей и капли дождя и дни вечности кто исчислит? Скрыть

Краткая история канона свящ. книг Нового Завета

Слово «канон» (kanon) первоначально означало «трость», а потом стало употребляться для обозначения того, что должно служить правилом, образцом жизни (напр., Гал. 6:16; 2 Кор. 10:13-16). Отцы Церкви и соборы этим термином обозначили собрание священных богодухновенных писаний. Поэтому канон Нового Завета — есть собрание священных богодухновенных книг Нового Завета в его настоящем виде.

Примечание:По взгляду некоторых протестантских богословов, новозаветный канон есть нечто случайное. Некоторым писаниям, даже и не апостольским, просто посчастливилось попасть в канон, так как они почему-либо вошли в употребление при богослужении. И самый канон, по представлению большинства протестантских богословов, есть не иное что, как простой каталог или перечень употреблявшихся при богослужении книг. Наоборот, православные богословы видят в каноне не иное что, как переданный апостольскою Церковью последующим поколениям христиан, признанный в то уже время состав священных новозаветных книг. Книги эти, по представлению православных богословов, не всем церквам были известны, может быть потому, что имели или слишком частное назначение (напр., 2-е и 3-е послания ап. Иоанна) или слишком уже общее (послание к Евреям), так что неизвестно было, к какой церкви обратиться за справками относительно имени автора того или другого такого послания. Но несомненно, что это были книги, подлинно принадлежавшие тем лицам, имена которых они на себе носили. Церковь не случайно приняла их в канон, а вполне сознательно, придавая им то значение, какое они в действительности имели.

Чем же руководилась первенствующая Церковь, принимая в канон ту или другую священную новозаветную книгу? Прежде всего, так называемым историческим Преданием. Исследовали, действительно ли та или другая книга получена прямо от Апостола или сотрудника апостольского, и, по строгом исследовании, вносили эту книгу в состав книг богодухновенных. Но при этом обращали также внимание и на то, согласно ли учение, содержащееся в рассматриваемой книге, во-первых, с учением всей Церкви и, во-вторых, с учением того Апостола, имя которого носила на себе эта книга. Это — так называемое догматическое предание. И никогда не бывало, чтобы Церковь, раз признав какую либо книгу каноническою, впоследствии изменяла на нее свой взгляд и исключала её из канона. Если отдельные отцы и учители Церкви и после этого все-таки признавали некоторые новозаветные писания не подлинными, то это был лишь их частный взгляд, который нельзя смешивать с голосом Церкви. Точно также не бывало и того, чтобы Церковь сначала не принимала какой либо книги в канон, а потом включила бы её. Если на некоторые канонические книги и нет указаний в писаниях мужей апостольских (напр., на послание Иуды), то это объясняется тем, что мужам апостольским не было повода цитировать эти книги.

Таким образом, Церковь, путем критической проверки, с одной стороны, устраняла из всеобщего употребления те книги, какие по местам незаконно пользовались авторитетом подлинно апостольских произведений, с другой — устанавливала как всеобщее правило, чтобы во всех церквах признавались подлинно-апостольскими те книги, какие, может быть, некоторым частным церквам были неизвестны. Ясно отсюда, что с православной точки зрения может быть речь не об «образовании канона», а только об «установлении канона». Церковь ничего не «творила из себя» в этом случае, а только, так сказать, констатировала точно проверенные факты происхождения священных книг от известных богодухновенных мужей Нового Завета.

Это «установление канона» продолжалось очень долгое время. Еще при апостолах, несомненно, существовало уже нечто вроде канона, что можно подтвердить ссылкой ап. Павла на существование собрания слов Христа (1 Кор. 7:25) и указанием ап. Петра на собрание Павловых посланий (2 Петр. 3:15-16). По мнению некоторых древних толкователей (напр. Феодора Мопсуэтского) и новых напр., прот. А. В. Горского, больше всех в этом деле потрудился ап. Иоанн Богослов (Приб. к Твор. Св. Отцов, т. 24, стр. 297-327). Но собственно первый период истории канона — это период мужей апостольских и христианских апологетов, продолжающийся приблизительно с конца 1-го века и до 170-го года. В этот период мы находим большей частью довольно ясные указания на книги, вошедшие в новозаветный канон; но писатели этого периода все-таки очень редко прямо обозначают, из какой священной книги они берут то или другое место, так что у них мы находим так называемые «глухие цитаты». Притом, как говорит Барт в своем «Введении в Новый Завет» (изд. 1908 г., стр. 324), в те времена еще в полном расцвете были духовные дарования и было много богодухновенных пророков и учителей, так что искать основы для своих учений писатели 2-го века могли не в книгах, а в устном учении этих пророков и вообще в устном церковном предании. Во второй период, продолжавшийся до конца третьего века, появляются уже более определенные указания на существование принятого Церковью состава новозаветных священных книг. Так, фрагмент, найденный ученым Мураторием в Миланской библиотеке и относящийся приблизительно к 200–210 г.г. по Р. X., дает историческое обозрение почти всех новозаветных книг: не упомянуто в нем только о послании к Евреям, о послании Иакова и о 2-м посл. ап. Петра. Этот фрагмент свидетельствует, конечно, главным образом о том, в каком составе устанавливался канон к концу 2-го века в западной Церкви. О состоянии канона в восточной Церкви свидетельствует сирский перевод Нового Завета, известный под именем Пешито. В этом переводе упомянуты почти все наши новозаветные книги, за исключением 2-го посл. ап. Петра, 2 и 3 посл. Иоанна, послания Иуды и Апокалипсиса. О состоянии канона в церкви Карфагенской свидетельствует Тертуллиан. Он удостоверяет подлинность послания Иуды и Апокалипсиса, но за то не упоминает о посланиях Иакова и 2-м ап. Петра, а послание к Евреям приписывает Варнаве. Св. Ириней Лионский является свидетелем о веровании церкви Галльской. По нему, в этой церкви признавались каноническими почти все наши книги, исключая 2-го посл. ап. Петра и посл. Иуды. Не цитируется также послание к Филимону. О веровании александрийской церкви свидетельствуют св. Климент Александрийский и Ориген. Первый пользовался всеми новозаветными книгами, а последний признает апостольское происхождение всех наших книг, хотя сообщает, что относительно 2-го посл. Петра, 2 и 3 посл. Иоанна, посл. Иакова, посл. Иуды и посл. к Евреям были в его время несогласия.

Таким образом, во второй половине второго века несомненно богодухновенными апостольскими произведениями признавались повсюду в Церкви следующие св. книги: четыре Евангелия, книга Деяний Апостольских, 13 посланий ап. Павла, 1-е Иоанна и 1-е Петра. Прочие же книги были менее распространены, хотя и признавались Церковью за подлинные. В третий период, простиравшийся до второй половины 4-го века, канон окончательно устанавливается в том виде, какой он имеет в настоящее время. Свидетелями веры всей Церкви выступают здесь: Евсевий Кесарийский, Кирилл Иерусал., Григорий Богослов, Афанасий Александрийский, Василий Вел. и др. Наиболее обстоятельно говорит о канонических книгах первый из этих свидетелей. По его словам в его время некоторые книги были признаваемы всею Церковью (ta omologumena). Это именно: четыре Евангелия, кн. Деяний, 14 посланий ап. Павла, 1-е Петра и 1-е Иоанна. Сюда он причисляет, впрочем с оговоркой («если угодно будет»), и Апокалипсис Иоанна. Затем у него идет класс спорных книг (antilegomena), разделяющийся на два разряда. В первый разряд он помещает книги, принятые многими, хотя и спорные. Это — послания Иакова, Иуды, 2-е Петра и 2-е и 3-е Иоанна. Ко второму разряду он относит книги подложные (notha), каковы: Деяния Павла и др., а также, «если угодно будет», и Апокалипсис Иоанна. Сам же он лично все наши книги считает подлинными, даже и Апокалипсис. Решительное же влияние в восточной Церкви получил перечень книг Нового Завета, имеющийся в пасхальном послании св. Афанасия Александрийского (367-го года). Перечислив все 27 книг Нового Завета, св. Афанасий говорит, что только в этих книгах возвещается учение благочестия и что от этого собрания книг ничего нельзя отнимать, как нельзя что-либо и прибавлять к нему. Принимая во внимание великий авторитет, какой в восточной церкви имел св. Афанасий, этот великий борец с арианством, можно с уверенностью заключить, что предложенный им канон Нового Завета был принять всей восточной Церковью, хотя после Афанасия не последовало какого-либо соборного решения относительно состава канона. Заметить нужно, впрочем, что св. Афанасий указывает при этом на две книги, которые хотя и не канонизованы Церковью, но предназначены для чтения вступающим в Церковь. Эти книги — учение двенадцати апостолов и Пастырь Ерма. Всё остальное св. Афанасий отвергает, как еретическое измышление (т. е. книги, носившие ложно имена апостолов). В западной Церкви канон Нового Завета в настоящем его виде окончательно установлен на соборах в Африке — Иппонском (393-го г.), и двух Карфагенских (397 и 419 г.). Принятый этими соборами канон Нового Завета римская церковь санкционировала декретом папы Геласия (492-496).

Те христианские книги, какие не вошли в канон, хотя и высказывали на это притязания, были признаны апокрифическими и предназначены едва ли не на полное уничтожение.

Примечание: У евреев было слово «гануз», соответствующее по смыслу выражению «апокрифический» (от opokriptin, скрывать) и в синагоге употреблявшееся для обозначения таких книг, которые не должны были употребляться при совершении богослужения. Какого-либо порицания этот термин, однако, в себе не заключал. Но впоследствии, когда гностики и другие еретики стали хвалиться тем, что у них есть книги «сокровенные», в которых будто бы содержится истинное апостольское учение, которое апостолы не хотели сделать достоянием толпы, Церковь, собиравшая канон, отнеслась уже с осуждением к этим «сокровенным» книгам и стала смотреть на них, как на «ложные, еретические, поддельные» (декрет папы Геласия).

В настоящее время известны семь апокрифических евангелий, из которых шесть дополняют с разными украшениями историю происхождения, рождества и детства Иисуса Христа; а седьмое — историю Его осуждения. Древнейшее и самое замечательное между ними — Первоевангелие Иакова, брата Господня, затем идут: греческое евангелие Фомы, греческое евангелие Никодима, арабская история Иосифа древодела, арабское евангелие детства Спасителя и, наконец, — латинское евангелие о рождении Христа от св. Марии и история о рождении Мариею Господа и детстве Спасителя. Эти апокрифические евангелия переведены на русский язык прот. П. А. Преображенским. Кроме того, известны некоторые отрывочные апокрифические сказания о жизни Христа (напр., письмо Пилата к Тиверию о Христе).

В древности, нужно заметить, кроме апокрифических, существовали еще неканонические евангелия, до нашего времени не дошедшие. Они, по всей вероятности, содержали в себе то же, что содержится и в наших канонических Евангелиях, из которых они и брали сведения. Это были: Евангелие от евреев — по всей вероятности испорченное Евангелие Матфея, — евангелие от Петра, апостольские памятные записи Иустина мученика, Тацианово евангелие по четырем (свод евангелий), евангелие Маркионово — искаженное Евангелие от Луки.

Из недавно открытых сказаний о жизни и учении Христа заслуживают внимания: «Логия» или слова Христа — отрывок, найденный в Египте; в этом отрывке приводятся краткие изречения Христа с краткой начинательной формулой: «говорит Иисус». Это отрывок глубочайшей древности. Из истории апостолов заслуживает внимания недавно найденное «Учение двенадцати апостолов», о существовании которого знали уже древние церковные писатели и которое теперь переведено на русский язык. В 1886-м г. найдено 34 стиха апокалипсиса Петра, который был известен еще Клименту Александрийскому. Нужно упомянуть еще о различных «деяниях» апостолов, напр., Петра, Иоанна, Фомы и др., где сообщались сведения о проповеднических трудах этих апостолов. Эти произведения, несомненно, принадлежат к разряду так называемых «псевдо-эпиграфов», т. е. к разряду подложных. Тем не мене эти «деяния» пользовались большим уважением среди простых благочестивых христиан и были очень распространены. Некоторые из них вошли после известной переделки в так называемые «деяния святых», обработанные болландистами, и оттуда св. Дмитрием Ростовским перенесены в наши Жития святых (Минеи-Четьи). Так, это можно сказать о житии и проповеднической деятельности апостола Фомы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

канонические книги

Смотреть что такое «канонические книги» в других словарях:

  • Книги — получить на Академике действующий промокод Республика или выгодно книги купить со скидкой на распродаже в Республика

  • КАНОНИЧЕСКИЕ КНИГИ — книги Св. Писания, признанные боговдохновенными на вселенских соборах. Они подразделены на главный и второстепенные. Первых 22, вторых 16. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф., 1907. КАНОНИЧЕСКИЕ КНИГИ… … Словарь иностранных слов русского языка

  • канонические\ книги — канон’ические кн’иги Библии это 39 книг Ветхого Завета и 27 книг Нового Завета (какие мы имеем в современной канонической Библии), признанные полностью богодухновенными книгами Священного Писания. Наряду с ними существуют многие другие, так… … Полный и подробный Библейский Словарь к русской канонической Библии

  • Канонические книги — (κανονιζωμενα) книги Св. Писания, внесенные в канон (см.). Отличительными признаками их признается происхождение от лиц боговдохновенных, каковы были в Ветхом Завете пророки, а в Новом апостолы Христовы. Они рассматриваются как содержащие в себе… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Канонические книги — См. «Библия» … Словарь библейских имен

  • Книги отреченные — – это книги, чтение которых церковью запрещается. Существует несколько категорий К. отреч., а именно: 1) те, которые без спора признаются всеми, и 2) такие, которые признаются, но не всеми – эти последние в свою очередь делятся на… … Полный православный богословский энциклопедический словарь

  • Канонические таблицы — Таблицы канонов Евсевия (окончание первого канона). Латинская рукопись Евангелий, V в. Апостольская библиотека, Ватикан (Vat. Lat. 3806. F° 2v.) Страница из Ватиканского кодекса 354, Евангелия от Луки (Лк 17:34 18:8), написанного поздним… … Википедия

  • Книги неканонические Ветхого Завета — – это книги, не считающиеся боговдохновенными и не включенные в 22 книжный еврейский и православный канон. Эти книги пользуются почетом, рекомендуются для чтения как полезные – они следующие: Товит, Иудифь, 1, 2, 3 Маккавейские, 2 и 3… … Полный православный богословский энциклопедический словарь

  • Второканонические книги — ряд книг Ветхого Завета, еврейский текст для которых в первые века нашей эры не был известен, однако они были включены в состав Септуагинты. В отличии от православной и католической церквей, некоторые церкви считают эти книги неканоническими и не … Википедия

  • Священные книги Востока — «Священные книги Востока» (англ. Sacred Books of the East) монументальная 50 томная серия переводов религиозных писаний Азии на английский язык, выпущенная под редакцией Макса Мюллера издательством Oxford University Press в 1879 1910… … Википедия

  • ДЕЙТЕРОКАНОНИЧЕСКИЕ КНИГИ — Второстепенные канонические книги. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910 … Словарь иностранных слов русского языка