Битва на Курской

Курская битва

Курская битва. История

Курская битва или битва на Курской дуге — это сразу несколько оборонительных и наступательных операций советских войск против немецко-фашистских захватчиков. Целью битвы было сорвать крупное наступление сил вермахта и разгромить его стратегическую группировку. Курская битва стала одним из ключевых сражений Великой Отечественной войны. Военные операции длились с 5 июля по 23 августа 1943 года.

Курскую битву делят на три этапа:

События Курской битвы

Дата Событие
5 июля 1943 года Вермахт начал операцию «Цитадель». Советская армия держит оборону на Курской дуге. За неделю враг продвигается вглубь обороны на 10 — 12км. На направлении Обоянь — Прохоровка враг продвинулся на 35км.
12 июля 1943 года Операция «Кутузов». Крупнейшее танковое сражение Второй Мировой войны под Прохоровкой, перешло в рукопашный бой. Начало контрнаступления Красной армии.
15 июля 1943 года Вермахт переходит к оборонительным сражениям.
17 июля 1943 года Начались Изюм-Барвенковская наступательная операция со стороны Cоветской армии и Миусская наступательная операция.
3 августа 1943 года Операция «Румянцев»: Наступление Советских войск на южном фланге.
4 августа 1943 года Освобождение Белгорода и Орла. Салют в Москве.
23 августа 1943 года Освобождение Харькова. Завершение Курской битвы.

Предпосылки

Курская дуга — это выступ глубиной до 150 и шириной до 200 километров, обращенный в западную сторону, который образовался в центре советско-германского фронта в ходе наступления Красной армии и последовавшего контрнаступления вермахта на Восточной Украине.

Вермахт решил провести стратегическую операцию на Курском выступе. Для этого в 1943 году разработали военную операцию под кодовым названием «Цитадель». Советские войска перешли к обороне Курской дуги и в ходе оборонительного сражения должны были ославить группировки фашистов для перехода советских войск в контрнаступление, которое перешло бы в общее стратегическое наступление.

Действия советских фронтов координировали Маршалы Георгий Жуков и Александр Василевский.

Василевский А. М. «Дело всей жизни» — М.: Политиздат, 1978.:

Казалось, для организации нашего наступления мы сделали все. Однако вскоре в намеченный Ставкой план летнего наступления, предусматривавший нанесение главного удара на Юго-Западном направлении, были внесены существенные поправки. Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку гитлеровской армии к крупному наступлению на Курской дуге и даже установить его дату.

Советское командование оказалось перед дилеммой: наступать или обороняться?

Крупные сражения Курской битвы

Самыми крупными сражениями Курской битвы стали:

  • Курская стратегическая оборонительная операция (5 — 23 июля 1943г.)
  • Орловская (12 июля — 18 авг. 1943г.) стратегическая наступательная операция «Кутузов»
  • Белгородско-Харьковская (3 — 23 авг. 1943г.) стратегическая наступательная операция «Полководец Румянцев»
  • Немецкая наступательную операция «Цитадель».

Наступление противника на Курск началось 5 июля из районов Орла и Белгорода. Со стороны Орла наступала группировка под командованием генерал‑фельдмаршала Гюнтера Ханса фон Клюге (группы армий «Центр»), со стороны Белгорода ‑ группировка под командованием генерал‑фельдмаршала Эриха фон Манштейна (оперативная группа «Кемпф» группы армий «Юг»).

В рамках Курской битвы 12 июля в районе железнодорожной станции Прохоровка в 56 километрах к северу от Белгорода произошло самое крупное встречное танковое сражение Второй мировой войны. Опергруппа «Кемпф» против Советской армии. С обеих сторон в сражении принимали участие до 1200 танков и самоходных установок. После дня танковых сражений, бои перешли врукопашную, участие принимала пехота. За день немецко-фашистские войска потеряли около 10 тысяч человек и 400 танков, им пришлось перейти к обороне.

В тот же день стартовала операция «Кутузов», которая была призвана разгромить орловскую группировку врага. 13 июля войска Западного и Брянского фронтов прорвали оборону фашистов на болховском, хотынецком и орловском направлениях. 16 июля германское командование было вынуждено начать отвод своих главных сил на исходные позиции.

Благодаря слаженным действиям сухопутных войск и усилиями 2‑й и 17‑й воздушных армий, а также авиацией дальнего действия, к 23 августа 1943 года советская армия отбросила противника на запад на 140‑150 км, освободила Орел, Белгород и Харьков.

Герой Советского Союза Григорий Пэнэжко:

«… В памяти остались тяжёлые картины… Стоял такой грохот, что перепонки давило, кровь текла из ушей. Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа… От выстрелов в упор сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня, взрывались танки.

От выстрелов в бензобаки танки мгновенно вспыхивали. Открывались люки, и танковые экипажи пытались выбраться наружу. Я видел молодого лейтенанта, наполовину сгоревшего, повисшего на броне. Раненый, он не мог выбраться из люка. Так и погиб. Не было никого рядом, чтобы помочь ему. Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление — пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную. Помню капитана, который в каком-то исступлении забрался на броню подбитого немецкого «тигра» и бил автоматом по люку, чтобы «выкурить» оттуда гитлеровцев. Помню, как отважно действовал командир танковой роты Черторижский. Он подбил вражеский «тигр», но и сам был подбит. Выскочив из машины, танкисты потушили огонь. И снова пошли в бой».

Итоги Курской битвы

Потери вермахта составили:

  • 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых,
  • свыше 500 тысяч солдат и офицеров,
  • 1,5 тысячи танков,
  • более 3,7 тысяч самолетов,
  • 3 тысячи орудий.

Потери советской армии были выше. С битвы не вернулись 863 тысячи человек. Под Курском Красная Армия потеряла около 6 тысяч танков.

При этом именно благодаря Курской битвы соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, это был переломный момент, ставший началом разработки стратегического наступления.

Вечером 5 августа 1943 года в Москве жители увидели вспышки артиллерийского салюта в честь освобождения Орла и Белгорода.

Воспоминания о Курской битве

Анатолий Ананьев: память сердца

огда началась Курская битва, 20-я отдельная Сталинградская истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, в которой мне предстояло служить, погрузилась в эшелоны и вскоре под Понырями вступила в схватку с врагом. Мы, младшие лейтенанты, выпускники военного училища, прибыли на Центральный фронт, когда бои были уже в разгаре. Ехали через Курск. Город бомбили, он лежал в руинах.

Неподалеку от путей находились последние окопы, куда враг дошел в своем предыдущем наступлении, и мы отправились посмотреть их. Стояли молча. За несколько часов до своего первого боя мы смотрели на вражеский след, оставленный в родной земле, и еще не знали, что отсюда начинался наш победный солдатский путь через годы и через пространства до тех фашистских окопов под маленьким австрийским городком Пургшталь, где последний оборонявшийся гитлеровец бросил автомат и поднял вверх руки.

Как командир огневого взвода 3-й истребительной противотанковой батареи, которой командовал старший лейтенант Ано-приенко, я видел во время Курского сражения только то, что делалось вокруг меня: несколько сот метров впереди, столько же влево и вправо, видел вражеские танки, как они волна за волной надвигались на батарею и как стреляли по ним орудия взвода. Я не вел дневников, потому что нам на переднем крае не разрешалось вести их; не вел еще и потому (если бы разрешалось), что не думал стать писателем и не думал, что со временем записи пригодятся.

Как все бойцы во взводе и на батарее, я жил лишь минутой боя, поединком, вернее, поединками с вражескими танками. Первым орудием командовал старший сержант Приход-ченко, а наводчиком у него был двадцатилетний младший сержант Мальцев. Вторым орудием командовал старший сержант Ляпин. Они были уже испытанными бойцами-сталинградцами и бесстрашно встречали танки врага.

Я хорошо помню, что перед нами простиралось полувыжженное, изрытое воронками гречишное поле и виднелась роща, из которой как раз и выползали танки. Это была отчаянная атака гитлеровцев, все еще надеявшихся прорваться к Курску. Она началась под вечер, и надвигавшиеся танки сливались с черной и дымившейся землей, так что их нельзя было сосчитать. Собственно, считать было некогда…

Монах Самуил:

Я был автоматчиком, и наш взвод находился в резерве. Начался бой. Первые раненые пришли такие радостные, с улыбками. Один пришел, у него рука разломана разрывной пулей (хотя не положено было применять их, но немцы использовали разрывные пули). Рука разломана, и кость видна, а он кричит: «Ура! Ура!» и улыбается. Вот, казалось бы, какой ненормальный: разломана вся рука, а он улыбается?! А ведь это штрафная рота – т.е. штрафники, которых бросали в самые опасные и ответственные участки, их мало прикрывали. Они должны были искупить свою вину перед Родиной кровью. Получил ранение – значит, мобилизовался, уже не штрафник.

Вечером, после боя на поле сотни раненых, и впервые в жизни я услышал, что вера была у людей. На поле стоны и вопли людей: «Братцы, помогите! Братцы помилосердствуйте!» К утру голоса стихали.

По материалам открытых источников

«Переломный момент Второй мировой»: как битва на Курской дуге повлияла на исход войны

В результате Сталинградской битвы, завершившейся в начале февраля 1943 года, военная машина Третьего рейха понесла серьёзные потери, но отнюдь не была сломлена. К началу весны на Восточном фронте находилось порядка 70% сил вермахта — 194 дивизии — плюс 19 дивизий и две бригады европейских союзников Адольфа Гитлера.

Хотя боеспособность нацистских войск и снизилась за счёт уменьшения количества исправной техники и переброски на фронт вспомогательных подразделений, это всё ещё была грозная сила. И гитлеровцы планировали использовать её в масштабном наступлении, получившем название «Цитадель».

В интервью RT военный историк и писатель, кандидат исторических наук Алексей Исаев рассказал, что, по мнению нацистских идеологов, это наступление должно было символизировать вылазку благородных арийцев из «европейской крепости», направленную на то, чтобы осадить «восточных варваров».

«Операция «Цитадель» была последней попыткой немцев перехватить стратегическую инициативу в войне», — пояснил историк.

Адольф Гитлер видел успех кампании 1943 года в «срезании» выступа линии фронта, образовавшегося в районе Курска. Фашистский генералитет, однако, терзался сомнениями. Не знавший до этого поражений генерал Вальтер Модель был обеспокоен мощью советских оборонительных укреплений.

Своё мнение постоянно менял командующий группой армий «Юг» Эрих фон Манштейн: он сначала верил в наступление, но затем предложил перейти к стратегической обороне и совершать танковые контратаки. Однако ряд нацистских военачальников полагались на мощь своего нового оружия, в частности на танки «Тигр» и «Пантера», и планировали переломить под Курском ход войны. Они смогли убедить Гитлера в целесообразности наступления, решение о котором было окончательно принято в мае 1943 года.

Нацисты даже не догадывались, что в Москве знали буквально о каждом их шаге.

«Из всех битв Второй мировой войны эта, пожалуй, была наиболее успешна с точки зрения разведки», — заявил RT писатель и историк спецслужб Александр Колпакиди.

По словам эксперта, на начальном этапе войны у советских специальных служб многое не получалось, однако по мере накопления опыта ситуация стремительно менялась.

Также по темеГерои Сталинграда: Минобороны опубликовало документы о подвигах защитников города Минобороны РФ опубликовало уникальные документы, демонстрирующие мужество и профессионализм советских военнослужащих в Сталинградской…

«Если за действия в Сталинградской битве разведке уже можно было поставить твёрдую четвёрку, то за Курскую — однозначно пятёрку с плюсом. Информация стратегического характера о планах врага поступала из самых разных источников НКВД и ГРУ, в том числе из Великобритании и Швейцарии. Речь, в частности, идёт о помогавшем советской разведке члене «кембриджской пятёрки» Джоне Кернкроссе, имевшем доступ к материалам перехватов немецких радиосообщений в МI6, и о разведчике Джеймсе Макгиббоне, о деятельности которого стало известно лишь совсем недавно. Впрочем, советское командование смогло создать целую эффективную систему, включавшую, помимо стратегической военной и политической, также тактическую разведку, действовавшую на фронте, авиаразведку, радиоразведку. Следует отметить также действия наших партизан, которые одновременно и передавали разведывательную информацию, и дестабилизировали тылы немцев, разрушали их транспортные коммуникации», — подчеркнул Колпакиди.

По словам эксперта, парадоксальность ситуации, в которой оказались советские спецслужбы на этом этапе войны, заключалась в том, что британцы должны были передавать в Москву данные радиоперехватов, свидетельствовавших о планах гитлеровцев, но не делали этого. Поэтому добывать информацию приходилось нелегальным путём.

Переломный момент

В апреле — мае 1943 года планы гитлеровского наступления в районе Курска были окончательно готовы. Нацисты сосредоточили против советских войск группировку численностью около 900 тыс. человек, в которую входили порядка 50 дивизий и ряд отдельных подразделений. К имевшейся ранее технике были дополнительно переданы 134 новых танка «Тигр», 190 «Пантер» и 90 штурмовых орудий «Фердинанд». Поддерживать наступление с воздуха должны были силы 4-го и 6-го воздушных флотов.

Советские войска в районе Курского выступа создали восемь мощных рубежей обороны.

Общее количество сил Красной армии на этом участке оценивалось примерно в 1,3 млн человек. Против 2,7 тыс. немецких танков и самоходок советское командование выставило 3,4 тыс. Против 10 тыс. гитлеровских орудий и миномётов — около 19 тыс. советских.

Наступление гитлеровских войск началось утром 5 июля 1943 года. Благодаря полученной от разведки информации перед самым переходом нацистов в атаку советские артиллеристы успели нанести по ним мощный удар. Немцы попытались развернуть наступление в направлении Ольховатки и Понырей, но, продвинувшись всего на несколько километров и встретив ожесточённое сопротивление, перешли к обороне.

  • Курская дуга. Танковый десант
  • РИА Новости
  • © Петр Бернштейн

Однако нацистское командование не теряло надежды на успех. 10 июля направление главного удара было перенесено в южную часть Курской дуги — на Прохоровку. В атаку на советские позиции выдвинулся 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта.

12 июля под Прохоровкой произошёл самый масштабный в истории встречный танковый бой. По разным оценкам, с обеих сторон в нём участвовало от 1200 до 1500 танков. Силы были примерно равны (до 800 советских танков против 700 немецких). За полдня было подбито около 700 танков с обеих сторон.

Итоги сражения учёные оценивают по-разному. Одни пишут, что советские танкисты смогли перехватить инициативу и оттеснить немцев, другие — что изначально бой для красноармейцев складывался неудачно и победить нацистов удалось преимущественно благодаря наступлению советских войск на других участках фронта. Но с тем, что Прохоровское сражение в конечном итоге стало моментом наивысшего напряжения сил обеих сторон, согласны практически все.

«Это была кульминация Курской битвы. Роль сражения под Прохоровкой заключается не только в огромном количестве принимавшей в нём участие бронетехники, но и в том, что на этом поле немцы были остановлены. Это стало крайней точкой, до которой они смогли дойти. Отсюда началось их отступление», — рассказала в интервью RT директор Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле» Наталья Овчарова.

  • Битва за Прохоровку

Продвинувшиеся примерно на 35 км войска Манштейна так и не смогли прорвать советскую оборону, и перешедшая в контрнаступление советская армия уже к 23 июля практически повсеместно отбросила их на исходные позиции. При этом, чтобы не дать гитлеровцам перебросить под Курск резервы, советские войска 17—27 июля провели наступательные операции на соседних участках фронта.

Красная армия развила свой успех, развернув наступление на фронте шириной около 600 км: с момента начала войны это было самое масштабное контрнаступление. Под Москвой нацистов отбросили силами двух фронтов, под Сталинградом — трёх, в Курском контрнаступлении принимали участие сразу пять.

«С этого момента фронт покатился на Запад», — подчеркнул Алексей Исаев.

А 5 августа в Москве прогремел первый за войну салют — в честь освобождения Белгорода и Орла.

«С Курской битвы началось наступление, приведшее к освобождению Левобережной Украины, и советские войска устремились к Днепру», — отметил Исаев.

  • Подбитый фашистский танк в районе станции Прохоровка в ходе сражения на Курской дуге в 1943 году
  • РИА Новости
  • © Яков Рюмкин

В августе 1943-го немцы сопротивлялись отчаянно. О том, чем они при этом руководствовались, свидетельствует текст опубликованного советским военкором Павлом Трояновским письма, найденного на теле погибшего под Харьковом немецкого ефрейтора, который так и не успел отправить это письмо домой: «Ничего так не жалко, как жалко оставлять Украину. Мы тут жили превосходно. Куры, гуси, сахар, молоко, сало — всего было вдоволь. А сколько мы мобилизовали отсюда восточных рабочих! Фюрер обещал наделить нас, ветеранов войны, земельными наделами на Украине. Земля и климат — прелесть. 30—50 здешних гектаров плюс дешёвая крестьянская сила обеспечили бы всей нашей семье радостную жизнь… Жаль, очень жаль уходить отсюда. Впрочем, говорят, что мы ещё вернемся, и я верю этому…»

Стратегия «щита и меча»

Курская битва, по мнению советских историков, завершилась 23 августа 1943 года. О понесённых в ней потерях учёные спорят до сих пор.

Считается, что безвозвратные потери советских сил составили около 250 тыс. человек. Что же касается потерь Третьего рейха, то, по советским данным, в ходе боёв на Курской дуге было уничтожено порядка 420 тыс. гитлеровцев и полностью разгромлено 35 нацистских дивизий.

Манштейн и Гудериан в своих воспоминаниях охарактеризовали битву на Курской дуге как решительное поражение гитлеровской армии, поворотный пункт в войне и последнюю попытку рейха сохранить инициативу на Восточном фронте.

«На инициативе вермахта можно было смело ставить крест. Предпосылкой к победе стала стратегия «щита и меча», позволившая советскому командованию успешно скомбинировать оборону и наступление. Итоги битвы сложно переоценить. Если бы гитлеровцы смогли достигнуть целей, поставленных при подготовке «Цитадели», то Восточный фронт, скорее всего, стал бы пассивным и победить нацизм в мировых масштабах было бы гораздо сложнее», — подчеркнул Исаев.

  • Командир 15-го Стрелкового корпуса генерал-майор Иван Ильич Людников (справа) рассматривает карту во время боевых действий на Орловско-Курской дуге
  • © Олег Кнорринг

По мнению военного историка и директора Музея войск ПВО Юрия Кнутова, битва на Курской дуге стала первой, в которой советское командование успешно воплотило в жизнь хорошо продуманную схему глубоко эшелонированной обороны. Историк также утверждает, что бронетанковым силам вермахта под Курском был нанесён ущерб, от которого они так и не смогли оправиться до конца войны.

«Что касается международной роли Курской битвы, то она просто огромна. Союзники стали после этого всерьёз задумываться об открытии второго фронта. Турция окончательно похоронила идею о вступлении в войну на стороне Третьего рейха. Охладели отношения между Японией и Германией. Жители оккупированной Европы убедились в том, что помощь близка, и стали принимать активное участие в движении Сопротивления. В самой Германии пошатнулось доверие к Гитлеру. Военные стали осознавать, к чему всё идёт, начались заговоры и покушения… Это был переломный момент во всей Второй мировой войне», — резюмировал Кнутов.

Курская битва в ходе Великой Отечественной войны (1943)

Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку немецкой армии к крупному наступлению на Курской дуге. Проанализировав обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) приняла решение временно перейти к обороне на Курском выступе и в ходе оборонительного сражения обескровить ударные группировки врага и этим создать благоприятные условия для перехода советских войск в контрнаступление, а затем в общее стратегическое наступление.

Привлекаемые к Курской операции войска Центрального (командующий — генерал армии Константин Рокоссовский), Воронежского (командующий — генерал армии Николай Ватутин) и Степного (командующий генерал-полковник Иван Конев) фронтов насчитывали свыше 1,9 миллиона человек, более 26,5 тысяч орудий и минометов, более 4,9 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ), около 2,9 тысяч самолетов. Советские войска превосходили противостоявшую им под Курском группировку противника в личном составе в 2,1, артиллерии — в 2,5, танках и САУ — в 1,8, самолетах — в 1,4 раза. Оборона советских войск была глубокоэшелонированной позиционной, противотанковой и противовоздушной.

Курская битва началась утром 5 июля 1943 года, когда немецкие ударные группировки, ослабленные упреждающей артиллерийской контрподготовкой советских войск, перешли в наступление, бросив против оборонявшихся на орловско-курском направлении до 500, а на белгородско-курском — около 700 танков и штурмовых орудий. Наступавшие наземные войска поддерживала ударами авиация. Завязались тяжелые и упорные бои. Наступление германских войск было окончательно остановлено 10 июля в полосе Центрального фронта, где врагу удалось вклиниться в оборону на 8-12 километров, и 12 июля в полосе Воронежского фронта, где его войска вклинились в оборону до 35 километров.

Убедившись в полной невозможности сломить сопротивление войск Воронежского фронта германское командование попыталось прорвать их оборону ударами на Прохоровку, чтобы выйти к Курску с юго-востока. Для срыва наступления и разгрома ударной группировки врага командование Воронежского фронта предприняло 12 июля контрудар, вылившийся в Прохоровское танковое сражение, являющееся одним из самых крупных встречных танковых сражений Второй мировой войны. С обеих сторон в нем принимали участие до 1200 танков и САУ (штурмовых орудий).

Ожесточенное сражение длилось весь день и завершилось на всем фронте переходом войск сторон к обороне. За один день немецкая танковая группировка потеряла около 10 тысяч человек и свыше 360 танков, а советская танковая армия — около 3 тысяч человек убитыми и ранеными, 350 танков.

В результате ожесточенного сражения в районе Прохоровки ни одна из сторон не смогла решить поставленные перед ней задачи: немцы — прорваться в район Курска, а советская танковая армия — выйти в район Яковлево, разгромив противостоявшего противника. Но путь врагу на Курск был закрыт. Противоборство двух группировок — наступавшей немецкой и наносившей контрудар советской — продолжалось вплоть до 16 июля, в основном на тех рубежах, которые они занимали. 16 июля начался отвод главных сил группы немецких армий «Юг» в исходное положение. Войска Воронежского (с 16 июля) и Степного (с 19 июля) фронтов, преследуя отходящие вражеские войска, к 23 июля вышли на рубежи, занимаемые до начала оборонительной операции, а 3 августа перешли в контрнаступление на белгородско-харьковском направлении.

В это время войска левого крыла Западного, Брянского и правого крыла Центрального фронтов в ходе Орловской операции, начавшейся 12 июля 1943 года, разгромили орловскую группировку немецких войск (15 дивизий) группы армий «Центр», 5 августа освободили Орел и к 18 августа продвинулись на запад до 150 километров, где и были остановлены.

Войска Воронежского и Степного фронтов в ходе Белгородско-Харьковской операции 5 августа освободили Белгород. Вечером этого дня в Москве впервые в годы войны прогремел артиллерийский салют в честь войск, освободивших Орел и Белгород.

Развивая наступление и отразив сильные контрудары врага, войска Степного фронта при содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов 23 августа освободили Харьков. За три недели войска Воронежского и Степного фронтов разгромили 15 дивизий противника, продвинулись в южном и юго-западном направлениях до 140 километров, расширили фронт наступления до 400 километров.

Курская битва была одной из решающих и крупнейших битв Второй мировой войны. С обеих сторон в нее было вовлечено более четырех миллионов человек, свыше 69 тысяч орудий и минометов, более 13 тысяч танков и САУ, до 12 тысяч самолетов.

По данным советских источников, немецкие войска потеряли в Курской битве 30 дивизий, в том числе семь танковых, свыше 500 тысяч солдат и офицеров, 1,5 тысячи танков и штурмовых орудий, более 3,7 тысячи самолетов, три тысячи орудий.

Потери советских войск составили: безвозвратные — 254 470 человек, санитарные — 608 833 человека.

В Курской битве советские воины проявили мужество, стойкость и массовый героизм. Свыше 100 тысяч человек были награждены орденами и медалями, 231 человек удостоен звания Героя Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание, 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачаевских.

После Курской битвы соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, что обеспечило ей благоприятные условия для развертывания общего стратегического наступления. Германия и ее союзники перешли к обороне на всех театрах Второй мировой войны, начался распад фашистского блока.

В память о героической победе советских солдат в этой битве в Курске установлен Мемориальный комплекс «Курская дуга».

В соответствии с Федеральным законом от 13 марта 1995 года «О днях воинской славы (победных днях) России» день разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Курской битве — 23 августа является Днем воинской славы России.

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат. Москва. в 8 томах. 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

КУРСКАЯ БИТВА 1943, оборонительная (5 – 23 июля) и наступательные (12 июля – 23 августа) операции, проведенные Красной Армией в районе Курского выступа по срыву наступления и разгрому стратегической группировки немецких войск.

Победа Красной Армии под Сталинградом и ее последующее общее наступление зимой 1942/43 г. на огромном пространстве от Балтики до Черного моря, подорвали военную мощь Германии. Чтобы воспрепятствовать упадку морального духа армии и населения и росту центробежных тенденций внутри блока агрессоров Гитлер и его генералы решили подготовить и провести на советско-германском фронте крупную наступательную операции. С ее успехом они связывали надежды на возврат утраченной стратегической инициативы и поворот в ходе войны в свою пользу.

Предполагалось, что советские войска первыми перейдут в наступление. Однако в середине апреля Ставка ВГК пересмотрела способ намеченных действий. Причиной тому явились данные советской разведки о том, что немецкое командование планирует провести стратегическое наступление на Курском выступе. Ставка приняла решение измотать противника мощной обороной, затем перейти в контрнаступление и разгромить его ударные силы. Произошел редчайший в истории войн случай, когда сильнейшая сторона, владея стратегической инициативой, преднамеренно предпочла начать боевые действия не наступлением, а обороной. Развитие событий показало, что этот смелый замысел был абсолютно оправдан.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ А. ВАСИЛЕВСКОГО О СТРАТЕГИЧЕСКОМ ПЛАНИРОВАНИИ СОВЕТСКИМ КОМАНДОВАНИЕМ КУРСКОЙ БИТВЫ, апрель-июнь 1943 г.

(…) Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку гитлеровской армии к крупному наступлению в районе Курского выступа с использованием в массовом масштабе новейшей танковой техники, а затем и установить время перехода противника в наступление.

Естественно, что в сложившихся условиях, когда был вполне очевиден предполагавшийся удар врага крупными силами, требовалось принять наиболее целесообразное решение. Советское командование оказалось перед сложной дилеммой: наступать или обороняться, и если обороняться, то как?(…)

Анализируя многочисленные разведывательные данные о характере предстоящих действий врага и о его подготовке к наступлению, фронты, Генеральный штаб и Ставка все больше склонялись к идее перехода к преднамеренной обороне. По этому вопросу, в частности, происходил неоднократный обмен мнениями между мною и заместителем Верховного Главнокомандующего Г.К.Жуковым в конце марта — начале апреля. Наиболее конкретный разговор о планировании боевых действий на ближайшее время состоялся у нас по телефону 7 апреля, когда я находился в Москве, в Генеральном штабе, а Г.К.Жуков — на Курском выступе, в войсках Воронежского фронта. А уже 8 апреля за подписью Г.К.Жукова был направлен Верховному Главнокомандующему доклад с оценкой обстановки и соображениями о плане действий в районе Курского выступа, в котором отмечалось: «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника».

Мне пришлось быть у И.В. Сталина, когда он получил доклад Г.К.Жукова. Я хорошо помню, как Верховный Главнокомандующий, не высказав своего мнения, сказал: «Надо посоветоваться с командующими фронтами». Дав Генеральному штабу распоряжение запросить мнение фронтов и обязав подготовить специальное совещание в Ставке по обсуждению плана летней кампании, в частности действий фронтов на Курской дуге, он сам позвонил Н.Ф.Ватутину и К.К.Рокоссовскому и просил к 12 апреля представить свои соображения по действиям фронтов(…)

На состоявшемся вечером 12 апреля совещании в Ставке, на котором присутствовали И.В.Сталин, прибывший с Воронежского фронта Г.К.Жуков, начальник Генерального штаба А.М. Василевский и его заместитель А.И. Антонов, было принято предварительное решение на преднамеренную оборону(…)

После принятия предварительного решения на преднамеренную оборону и на последующий переход в контрнаступление развернулась всесторонняя и тщательная подготовка к предстоящим действиям. Одновременно продолжалась разведка действий противника. Советскому командованию стали точно известны сроки начала вражеского наступления, которые трижды переносились Гитлером. В конце мая — начале июня 1943 г., когда вполне вырисовывался план врага нанести по Воронежскому и Центральному фронтам сильный танковый удар с использованием для этой цели крупных группировок, оснащенных новой боевой техникой, было принято окончательное решение на преднамеренную оборону.

Говоря о плане Курской битвы, хотелось бы подчеркнуть два момента. Во-первых, что этот план — центральная часть стратегического плана всей летне-осенней кампании 1943 г. и, во-вторых, что решающую роль в разработке этого плана сыграли высшие органы стратегического руководства, а не другие командные инстанции (…)

Василевский А.М. Стратегическое планирование Курской битвы. Курская битва. М.: Наука, 1970. С.66-83.

К началу курской битвы в составе Центрального и Воронежского фронтов имелось 1336 тыс. человек, более 19 тыс. орудий и минометов,3444 танка и САУ, 2172 самолета. В тылу Курского выступа был развернут Степной военный округ (с 9 июля – Степной фронт), являвшийся резервом Ставки. Он должен был предотвратить глубокий прорыв как со стороны Орла, так Белгорода, а при переходе в контрнаступление наращивать силу удара из глубины.

Немецкая сторона в состав двух ударных группировок, предназначавшихся для наступления на северном и южном фасе Курского выступа, ввела 50 дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных, что составило около 70 % танковых дивизий вермахта на советско-германском фронте. Всего – 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий, около 2050 самолетов. Важное место в замыслах противника отводилось массированному применению новой боевой техники: танков «тигр» и «пантера», штурмовых орудий «фердинанд», а также новых самолетов «Фоке-Вульф- 190А» и «Хеншель-129».

ОБРАЩЕНИЕ ФЮРЕРА К НЕМЕЦКИМ СОЛДАТАМ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ», не позднее 4 июля 1943 г.

Солдаты!

Сегодня вы начинаете великое наступательное сраже­ние, которое может оказать решающее влияние на исход войны в целом.

С вашей победой сильнее, чем прежде, укрепится убеждение о тщетности любого сопротивления немецким вооруженным силам. Кроме того, новое жестокое пора­жение русских еще более поколеблет веру в возможность успеха большевизма, уже пошатнувшуюся во многих со­единениях Советских Вооруженных Сил. Точно так же как и в последней большой войне, вера в победу у них, несмотря ни на что, исчезнет.

Русские добивались того или иного успеха в первую очередь с помощью своих танков.

Мои солдаты! Теперь наконец у вас лучшие танки, чем у русских.

Их, казалось бы, неистощимые людские массы так по­редели в двухлетней борьбе, что они вынуждены призы­вать самых юных и стариков. Наша пехота, как всегда, в такой же мере превосходит русскую, как наша артилле­рия, наши истребители танков, наши танкисты, наши са­перы и, конечно, наша авиация.

Могучий удар, который настигнет сегодняшним утром советские армии, должен потрясти их до основа­ния.

И вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все.

Я как солдат ясно понимаю, чего требую от вас. В ко­нечном счете, мы добьемся победы, каким бы жестоким и тяжелым ни был тот или иной отдельный бой.

Немецкая родина — ваши жены, дочери и сыновья, са­моотверженно сплотившись, встречают вражеские воз­душные удары и при этом неутомимо трудятся во имя победы; они взирают с горячей надеждой на вас, мои сол­даты.

АДОЛЬФ ГИТЛЕР

Этот приказ подлежит уничтожению в штабах дивизий.

Klink E. Das Gesetz des Handelns: Die Operation «Zitadelle». Stuttgart, 1966.

ХОД БИТВЫ. НАКАНУНЕ

С конца марта 1943 г. Ставка советского Верховного Главнокомандования работала над планом стратегического наступления, задача которого состояла в том, чтобы разгромить основные силы группы армий «Юг» и «Центр» и сокрушить вражескую оборону на фронте от Смоленска до Черного моря. Однако в середине апреля на основании данных армейской разведки руководству Красной Армии, стало ясно, что командование вермахта само планирует осуществить удар под основания курского выступа, с целью окружить находящиеся там наши войска.

Замысел наступательной операции под Курском возник в ставке Гитлера сразу после окончания боев под Харьковом в 1943 г. Сама конфигурация фронта в этом районе подталкивала фюрера к нанесению ударов по сходящимся направлениям. В кругах германского командования были и противники такого решения, в частности Гудериан, который, отвечая за производство новых танков для германской армии, придерживался точки зрения, что не следует использовать их в качестве главной ударной силы в большом сражении – это может привести к напрасной растрате сил. Стратегия вермахта на лето 1943 г., по мнению таких генералов, как Гудериан, Манштейн, и ряда других, должна была стать исключительно оборонительной, максимально экономной в плане расхода сил и средств.

Однако основная масса немецких военачальников активно поддерживала наступательные замыслы. Дата операции, получившей кодовое наименование «Цитадель», была определена на 5 июля, а германские войска получили в свое распоряжение большое число новых танков (Т-VI «Тигр», Т-V «Пантера»). Эти бронированные машины превосходили по своей огневой мощи и бронестойкости основной советский танк Т-34. К началу операции «Цитадель» германские силы групп армий «Центр» и «Юг» получили в свое распоряжение до 130 «тигров» и более чем 200 «пантер». Кроме того, немцы значительно улучшили боевые качества своих старых танков Т-III и Т-IV, оснастив их дополнительными бронированными экранами и поставив на многие машины 88-мм пушку. Всего в ударных группировках вермахта в районе курского выступа к началу наступления находилось около 900 тыс. человек, 2,7 тыс. танков и штурмовых орудия, до 10 тыс. орудий и минометов. На южном крыле выступа сосредотачивались ударные силы группы армий «Юг» под командованием Манштейна, куда входили 4-я танковая армия генерала Гота и группа «Кемпф». На северном крыле действовали войска группы армий «Центр» фон Клюге; ядро ударной группы здесь составляли силы 9-й армии генерала Моделя. Южная германская группа была сильнее северной. Танков у генералов Гота и Кемфа насчитывалось примерно в два раза больше, чем у Моделя.

Ставка ВГК приняла решение не переходить первыми в наступлении, а занять жесткую оборону. Замысел советского командования состоял в том, чтобы вначале обескровить силы противника, выбить его новые танки, и лишь затем, введя в дело свежие резервы, перейти в контрнаступление. Надо сказать, что это был довольно рискованный план. Верховный Главнокомандующий Сталин, его заместитель маршал Жуков, другие представители высшего советского командования хорошо помнили, что еще ни разу с начала войны Красной Армии не удавалось организовать оборону таким образом, чтобы заранее подготовленное немецкое наступление выдохлось на этапе прорыва советских позиций (в начале войны под Белостоком и Минском, затем в октябре 1941 г. под Вязьмой, летом 1942 г. на сталинградском направлении).

Однако Сталин согласился с мнением генералов, советовавших не спешить с началом наступления. Под Курском строилась глубоко эшелонированная оборона, имевшая несколько линий. Она специально создавалась как противотанковая. Кроме того, в тылу Центрального и Воронежского фронтов, занимавших позиции соответственно на северном и южном участках курского выступа, создавался еще один – Степной фронт, призванный стать резервным объединением и вступить в бой в момент перехода Красной Армии в контрнаступление.

Военные заводы страны бесперебойно работали над выпуском танков и самоходных орудий. В войска поступали как традиционные «тридцатьчетверки», так и мощные самоходные орудия СУ-152. Последние могли уже с большим успехом бороться с «Тиграми» и «Пантерами».

В основу организации советской обороны под Курском была положена идея глубокого эшелонирования боевых порядков войск и оборонительных позиций. На Центральном и Воронежском фронтах было возведено 5-6 оборонительных рубежей. Наряду с этим был создан оборонительный рубеж войск Степного военного округа, а по левому берегу р. Дон подготовлен государственный рубеж обороны. Общая глубина инженерного оборудования местности достигала 250-300 км.

В общей сложности к началу Курской битвы советские войска значительно превосходили противника как в людях, так и в технике. Центральный и Воронежский фронты имели в своем составе около 1,3 млн человек, а стоящий у них за спиной Степной фронт еще дополнительно 500 тыс. чел. В распоряжении всех трех фронтов находилось до 5 тыс. танков и самоходных орудий, 28 тыс. орудий и минометов. Преимущество в авиации также было на советской стороне – 2,6 тыс. у нас против примерно 2 тыс. у немцев.

ХОД БИТВЫ. ОБОРОНА

Чем ближе приближалось дата начала операции «Цитадель», тем труднее было скрыть ее подготовку. Уже за несколько дней до начала наступления советское командование получило сигнал, что оно начнется именно 5 июля. Из донесений разведки стало известно, что наступление противника назначено на 3 часа. Штабами Центрального (командующий К.Рокоссовский) и Воронежского (командующий Н.Ватутин) фронтов было принято решение произвести в ночь на 5 июля артиллерийскую контрподготовку. Она началась в 1 час. 10 мин. После того как гул канонады стих, немцы долго не могли прийти в себя. В результате проведенной заранее артиллерийской контрподготовки по районам сосредоточения ударных группировок противника немецкие войска понесли потери и начали наступление на 2,5-3 часа позже запланированного времени. Лишь через некоторое время германские войска смогли начать собственную артиллерийскую и авиационную подготовку. Атака немецких танков и пехотных соединений началась около половины шестого утра.

Немецкое командование преследовало цель таранным ударом прорвать оборону советских войск и выйти к Курску. В полосе Центрального фронта основной удар врага приняли войска 13-й армии. В первый же день немцы ввели здесь в бой до 500 танков. На второй день командование войсками Центрального фронта нанесло по наступавшей группировке контрудар частью сил 13-й и 2-й танковой армий и 19-го танкового корпуса. Наступление немцев здесь было задержано, а 10 июля окончательно сорвано. За шесть дней боев противник вклинился в оборону воск Центрального фронта лишь на 10-12 км.

Первой неожиданностью для германского командования как на южном, так и на северном крыле курского выступа стало то, что советские солдаты не испугались появления на поле боя новых немецких танков «Тигр» и «Пантера». Более того, советская противотанковая артиллерия и орудия танков, закопанных в землю, открыли эффективный огонь по германским бронированным машинам. И все же толстая броня немецких танков позволила им на некоторых участках пробить советскую оборону и вклиниться в боевые порядки частей Красной Армии. Однако быстрого прорыва не получалось. Преодолев первую оборонительную линию, немецкие танковые подразделения были вынуждены обращаться за помощью к саперам: все пространство между позициями было густо заминировано, а проходы в минных полях хорошо простреливались артиллерией. Пока немецкие танкисты ждали саперов, их боевые машины подвергались массированному огню. Советская авиация сумела удержать за собой господство в воздухе. Все чаще над полем боя появлялись советские штурмовики – знаменитые Ил-2.

Только за первый день боев группировка Моделя, действовавшая на северном крыле курского выступа потеряла до 2/3 из 300 танков, участвовавших в первом ударе. Советские потери также были велики: всего две роты немецких «Тигров», наступавших против сил Центрального фронта, уничтожили за период 5 – 6 июля 111 танков Т-34. К 7 июля немцы, продвинувшись на несколько километров вперед, подошли к крупному населенному пункту Поныри, где завязалось мощное сражение между ударными частями 20, 2 и 9-й немецких танковых дивизий с соединениями советских 2-й танковой и 13-й армий. Итог этого сражения стал крайне неожиданным для немецкого командования. Потеряв до 50 тыс. человек и около 400 танков, северная ударная группировка была вынуждена остановиться. Продвинувшись вперед всего на 10 – 15 км, Модель в итоге растерял ударную мощь своих танковых частей и лишился возможности продолжать наступление.

Тем временем на южном крыле курского выступа события развивались по иному сценарию. К 8 июля ударные подразделения германских моторизованных соединений «Великая Германия», «Райх», «Мертвая голова», лейбштандарта «Адольф Гитлер», нескольких танковых дивизий 4-й танковой армии Гота и группы «Кемпф» сумели вклиниться в советскую оборону до 20 и более км. Наступление первоначально шло в направлении населенного пункта Обоянь, но затем, вследствие сильного противодействия советской 1-й танковой армии, 6-й гвардейской армии и других объединений на этом участке, командующий группой армий «Юг» фон Манштейн принял решение ударить восточнее – в направлении Прохоровки. Именно у этого населенного пункта и завязалось самое большое танковое сражение Второй мировой войны, в котором с обеих сторон приняло участие до ТЫСЯЧИ ДВУХСОТ ТАНКОВ и самоходных орудий.

Сражение под Прохоровкой – понятие во многом собирательное. Судьба противоборствующих сторон решалась не за один день и не на одном поле. Театр боевых действий для советских и немецких танковых соединений представлял местность площадью более 100 кв. км. И тем не менее именно это сражение во многом определило весь последующий ход не только Курской битвы, но и всей летней кампании на Восточном фронте.

9 июня советское командование приняло решение передать из состава Степного фронта на помощь войскам Воронежского фронта 5-ю гвардейскую танковую армию генерала П.Ротмистрова, которому была поставлена задача нанести контрудар по вклинившимся танковым частям противника и заставить их отойти на исходные позиции. Подчеркивалась, необходимость попытки вступить с немецкими танками в ближний бой, чтобы ограничить их преимущества в бронестойкости и огневой мощи башенных орудий.

Сосредоточившись в районе Прохоровки, утром 10 июля советские танки двинулись в атаку. В количественном отношении они превосходили противника в соотношении примерно 3:2, но боевые качества германских танков позволили им уничтожить многие «тридцатьчетверки» еще на подходе к своим позициям. Бои продолжались здесь с утра до самого вечера. Прорвавшиеся вперед советские танки встречались с германскими практически броня к броне. Но этого как раз и добивалось командование 5-й гвардейской армии. Более того, вскоре боевые порядки противников перемешались настолько, что «тигры» и «пантеры» стали подставлять под огонь советских орудий свою боковую броню, которая была не столь прочной, как лобовая. Когда бой к концу 13 июля начал, наконец, затихать, настало время подсчитывать потери. А они были поистине гигантскими. 5-я гвардейская танковая армия практически лишилась своей боевой ударной мощи. Но и немецкие потери не позволили им дальше развивать наступление на прохоровском направлении: у немцев оставалось в строю всего до 250 исправных боевых машин.

Советское командование в спешном порядке перебрасывало к Прохоровке новые силы. Сражения, продолжавшиеся в этом районе 13 и 14 июля, не привели к решительной победе той или другой стороны. Однако противник начал постепенно выдыхаться. В запасе у немцев был 24-й танковый корпус, но посылать его в бой означало лишиться последнего резерва. Потенциал же советской стороны был неизмеримо большим. 15 июля Ставка приняла решение ввести на южном крыле курского выступа силы Степного фронта генерала И.Конева – 27-ю и 53-ю армии при поддержке 4-го гвардейского танкового и 1-го механизированного корпусов. Советские танки в спешном порядке были сосредоточены северо-восточнее Прохоровки и получили приказ 17 июля перейти в наступление. Но участвовать в новом встречном сражении советским танкистам уже не пришлось. Немецкие части стали постепенно отходить от Прохоровки на свои исходные позиции. В чем дело?

Еще 13 июля Гитлер пригласил к себе в ставку на совещание фельдмаршалов фон Манштейна и фон Клюге. В тот день он приказал продолжить операцию «Цитадель» и не снижать накала боев. Успех под Курском, казалось, был уже не за горами. Однако всего через два дня Гитлера постигло новое разочарование. Его планы рушились. 12 июля перешли в наступление войска Брянского, а затем, с 15 июля Центрального и левого крыла Западного фронтов в общем направлении на Орел (операция «Кутузов»). Немецкая оборона здесь не выдержала и затрещала по швам. Более того, некоторые территориальные успехи на южном крыле курского выступа были сведены на нет после сражения под Прохоровкой.

На совещании в ставке фюрера 13 июля Манштейн попытался убедить Гитлера не прерывать операцию «Цитадель». Фюрер не стал возражать против продолжения атак на южном крыле Курского выступа (хотя на северном крыле выступа сделать это было уже невозможно). Но новые усилия группировки Манштейна не привели к решительному успеху. В итоге 17 июля 1943 г. командование сухопутных войск Германии приказало вывести из состава группы армий «Юг» 2-й танковый корпус СС. Манштейну не оставалось ничего иного, как отступать.

ХОД БИТВЫ. НАСТУПЛЕНИЕ

В середине июля 1943 г. началась вторая фаза гигантской битвы под Курском. 12 – 15 июля перешли в наступление Брянский, Центральный и Западные фронты, а 3 августа, после того как войска Воронежского и Степного фронтов отбросили противника на исходные позиции на южном крыле Курского выступа, они приступили к осуществлению Белгородско-Харьковской наступательной операции (операция «Румянцев»). Бои на всех участках продолжали носить чрезвычайно сложный и ожесточенный характер. Положение осложнялось еще и тем, что в полосе наступления Воронежского и Степного фронтов (на юге), а также в полосе Центрального фронта (на севере) главные удары наших войск наносились не по слабому, а по сильному участку вражеской обороны. Такое решение было принято для того, чтобы максимально сократить сроки подготовки к наступательным действиям, застать противника врасплох, т. е. именно в тот момент, когда он был уже измотан, но еще не занял прочную оборону. Прорыв вперед осуществлялся мощными ударными группировками на узких участках фронта с использованием большого количества танков, артиллерии и авиации.

Мужество советских солдат, возросшее мастерство их командиров, грамотное использование в сражениях боевой техники не могло не привести к положительным результатам. Уже 5 августа советские войска освободили Орел и Белгород. В этот день впервые с начала войны в Москве был произведен артиллерийский салют в честь доблестных соединений Красной Армии, одержавших столь блистательную победу. К 23 августа части Красной Армии отбросили противника на запад уже на 140 – 150 км и во второй раз освободили Харьков.

Вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых; около 500 тыс. солдат убитыми, раненными и пропавшими без вести; 1,5 тыс. танков; более 3 тыс. самолетов; 3 тыс. орудий. Еще большими были потери советских войск: 860 тыс. человек; свыше 6 тыс. танков и САУ; 5 тыс. орудий и минометов, 1,5 тыс. самолетов. Тем не менее соотношение сил на фронте изменилось в пользу Красной Армии. В ее распоряжении находилось несравненно большее количество свежих резервов, чем у вермахта.

Наступление Красной Армии после ввода в бой новых соединений продолжало наращивать свои темпы. На центральном участке фронта начали продвижение к Смоленску войска Западного и Калининского фронтов. Этот старинный русский город, считавшийся еще с XVII в. воротами к Москве, был освобожден 25 сентября. На южном крыле советско-германского фронта части Красной Армии в октябре 1943 г. вышли к Днепру в районе Киева. Захватив с ходу несколько плацдармов на правом берегу реки, советские войска осуществили операцию по освобождению столицы советской Украины. 6 ноября над Киевом взметнулся красный флаг.

Было бы неправильно утверждать, что после победы советских войск в Курской битве дальнейшее наступление Красной Армии развивалось беспрепятственно. Все было намного сложнее. Так, после освобождения Киева противнику удалось нанести мощный контрудар в районе Фастова и Житомира по передовым соединениям 1-го Украинского фронта и причинить нам немалый урон, приостановив наступление Красной Армии на территории правобережной Украины. Еще более напряженно складывалась ситуация в Восточной Белоруссии. После освобождения Смоленской и Брянской областей советские войска вышли к ноябрю 1943 г. в районы восточнее Витебска, Орши и Могилева. Однако последовавшие затем атаки Западного и Брянского фронтов против занявшей жесткую оборону немецкой группы армий «Центр» не привели к сколько-нибудь значительным результатам. Необходимо было время, чтобы сосредоточить на минском направлении дополнительные силы, дать отдых измотанным в предыдущих боях соединениям и, самое главное, разработать детальный план новой операции по освобождению Белоруссии. Все это произошло уже летом 1944 г.

А в 1943 г. победы под Курском и затем в битве за Днепр завершили коренной перелом в Великой Отечественной войне. Наступательная стратегия вермахта потерпела окончательный крах. К концу 1943 г. в состоянии войны с державами оси находилось 37 стран. Начался распад фашистского блока. Среди примечательных актов того времени стало учреждение в 1943 г. солдатских и полководческих наград – орденов Славы I, II, и III степени и ордена «Победа», а также в знак освобождения Украины – ордена Богдана Хмельницкого 1, 2 и 3 степеней. Впереди еще предстояла длительная и кровопролитная борьба, но коренной перелом уже произошел.

«Огненная дуга»: 10 малоизвестных фактов о Курской битве

Сражение на Курской дуге продолжалась 50 дней. По результатам этой операции стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии и до окончания войны проводилась в основном в виде наступательных действий с ее стороны.

В день 75-летия начала легендарного сражения сайт телеканала «Звезда» собрал десять малоизвестных фактов о Курской битве.

1. Изначально сражение не планировалось как наступательное

Планируя весенне-летнюю военную кампанию 1943 года, советское командование стояло перед сложным выбором: какой способ действий предпочесть — наступать или обороняться. В своих докладах о ситуации в районе Курской дуги Жуков и Василевский предлагали обескровить противника в оборонительном сражении, а затем перейти в контрнаступление. Ряд военачальников выступили против — Ватутин, Малиновский, Тимошенко, Ворошилов, — однако Сталин поддержал решение об обороне, боясь, что в результате нашего наступления гитлеровцы сумеют прорвать линию фронта. Окончательное решение было принято в конце мая — начале июня, когда стало известно о плане «Цитадель».

«Реальный ход событий показал, что решение о преднамеренной обороне было наиболее рациональным видом стратегических действий», — подчеркивает военный историк, кандидат исторических наук Юрий Попов.

2. По численности войск сражение превышало масштабы Сталинградской битвы

Курская битва до сих пор считается одним из крупнейших сражений Второй мировой войны. С обеих сторон в нее было вовлечено более четырех миллионов человек (для сравнения: в ходе Сталинградской битвы на разных этапах боевых действий участвовали чуть более 2,1 миллиона человек). По данным Генштаба Красной армии, только в ходе наступления с 12 июля по 23 августа было разгромлено 35 немецких дивизий, в том числе 22 пехотные, 11 танковых и две моторизованные. Остальные 42 дивизии понесли тяжелые потери и в значительной степени потеряли свою боеспособность. В битве под Курском немецкое командование использовало 20 танковых и моторизованных дивизий из общего числа 26 дивизий, имевшихся в то время на советско-германском фронте. После Курска 13 из них оказались полностью разгромленными.

3. Сведения о планах противника оперативно поступили от разведчиков из-за рубежа

Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку немецкой армии к крупному наступлению на Курской дуге. Зарубежные резидентуры заблаговременно добыли сведения о подготовке Германии к весенне-летней кампании 1943 года. Так, 22 марта резидент ГРУ в Швейцарии Шандор Радо доложил о том, что для «…удара на Курск, возможно, будет использован танковый корпус СС (организация запрещена в РФ — прим. ред.), который в настоящее время получает пополнение». А разведчики в Англии (резидент ГРУ генерал-майор И. А. Скляров) добыли подготовленную для Черчилля аналитическую справку «Оценка возможных германских намерений и действий в русской кампании 1943 года».

«Немцы будут концентрировать силы для устранения Курского выступа», — говорилось в документе.

Таким образом, сведения, добытые разведчиками в начале апреля, заранее раскрыли замысел летней кампании противника и позволили упредить удар врага.

4. Курская дуга стала масштабным боевым крещением для «Смерша»

Органы контрразведки «Смерш» были образованы в апреле 1943 года — за три месяца до начала исторического сражения. «Смерть шпионам!» — так лаконично и в то же время емко определил основную задачу этой специальной службы Сталин. Но смершевцы не только надежно защищали части и соединения Красной армии от вражеских агентов и диверсантов, но и добывали ценную информацию, которая использовалась советским командованием, вели радиоигры с противником, проводили комбинации по выводу на нашу сторону немецкой агентуры. В книге «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки», изданной по материалам Центрального архива ФСБ России, рассказывается о целой серии операций чекистов в тот период.

Так, с целью дезинформации германского командования управление «Смерш» Центрального фронта и отдел «Смерш» Орловского военного округа провели успешную радиоигру «Опыт». Она продолжалась с мая 1943 по август 1944 года. Работа радиостанции легендировалась от имени разведгруппы агентов абвера и вводила в германское командование в заблуждение относительно планов Красной армии, в том числе и в районе Курска. Всего противнику было передано 92 радиограммы, получена 51. Были вызваны на нашу сторону и обезврежены несколько немецких агентов, получены грузы, сброшенные с самолета (оружие, деньги, фиктивные документы, обмундирование). Это и многое другое способствовало общему успеху стратегической операции под Курском.

5. На Прохоровском поле количество танков сражалось против их качества

У этого населенного пункта завязалось, как считается, самое крупное сражение бронированных машин за все время Второй мировой войны. С обеих сторон в нем приняло участие до 1 200 танков и самоходных орудий. Вермахт имел превосходство над Красной армией за счет большей эффективности своей техники. Скажем, Т-34 обладал лишь 76-миллиметровой пушкой, а Т-70 — и вовсе 45-миллиметровым орудием. У танков «Черчилль III», полученных СССР из Англии, пушка была калибра 57 миллиметров, однако эта машина отличалась невысокой скоростью и слабой маневренностью. В свою очередь, немецкий тяжелый танк T-VIH «Тигр» имел 88-миллиметровую пушку, выстрелом из которой он пробивал броню тридцатьчетверки на дальности до двух километров.

Наш же танк мог пробить броню толщиной 61 миллиметр на дальности километра. Кстати, лобовая броня того же Т-IVH достигала толщины 80 миллиметров. Сражаться с надеждой на успех в таких условиях можно было только в ближнем бою, что и было применено, правда, ценой больших потерь. Тем не менее под Прохоровкой вермахт лишился 75% своих танковых ресурсов. Для Германии такие потери стали катастрофой и оказались трудновосполнимыми почти до самого конца войны.

6. Коньяк генерала Катукова не дошел до Рейхстага

В ходе Курской битвы впервые за годы войны советское командование эшелонированно использовало крупные танковые формирования для удержания оборонительной полосы на широком фронте. Одной из армий командовал генерал-лейтенант Михаил Катуков, будущий дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск. Впоследствии в своей книге «На острие главного удара» он, помимо тяжелых моментов своей фронтовой эпопеи, вспоминал и один забавный случай, имеющий отношение к событиям Курской битвы.

«В июне 1941-го, выйдя из госпиталя, я по дороге на фронт заскочил в магазин и купил бутылку коньяку, решив, что разопью ее с боевыми товарищами, как только одержим над гитлеровцами первую победу, — писал фронтовик. — С тех пор эта заветная бутылка путешествовала со мной по всем фронтам. И вот наконец долгожданный день наступил. Приехали на КП. Официантка быстро поджарила яичницу, я достал из чемодана бутылку. Уселись с товарищами за простой дощатый стол. Разлили коньяк, который навевал приятные воспоминания о мирной довоенной жизни. И главный тост — «За победу! На Берлин!»»

7. В небе над Курском врага громили Кожедуб и Маресьев

В ходе Курской битвы многие советские воины проявили героизм.

«Каждый день боев давал множество примеров мужества, отваги, стойкости наших солдат, сержантов и офицеров, — отмечает участник Великой Отечественной войны генерал-полковник в отставке Алексей Кириллович Миронов. — Они осознанно жертвовали собой, стремясь не допустить прохода врага через свой участок обороны».

Свыше 100 тысяч участников тех боев награждены орденами и медалями, 231 стал Героем Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание, а 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских. Будущий трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб за время сражения под Курском сбил на своем истребителе 15 вражеских самолетов. Участие в сражениях принимал и Алексей Маресьев. Двадцатого июля 1943 года во время воздушного боя с превосходящими силами противника он спас жизнь двум советским летчикам, уничтожив сразу два вражеских истребителя FW-190. Двадцать четвертого августа 1943 года заместитель командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка старший лейтенант А. П. Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза.

8. Поражение в Курской битве стало шоком для Гитлера

После провала на Курской дуге фюрер был взбешен: он потерял лучшие соединения, еще не зная, что уже осенью ему придется оставить и всю Левобережную Украину. Не изменяя своему характеру, Гитлер тут же возложил вину за Курский провал на фельдмаршалов и генералов, осуществлявших непосредственное командование войсками. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший и проводивший операцию «Цитадель», впоследствии писал:

«Это было последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Немецкий историк из военно-исторического ведомства бундесвера Манфред Pay писал:

«Иронией истории является то, что советские генералы стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, получившее высокую оценку немецкой стороны, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жесткой обороны — по принципу «во что бы то ни стало»».

Кстати, судьба элитных танковых дивизий СС, принимавших участие в сражениях на Курской дуге, — «Лейбштандарта», «Мертвой головы» и «Райха» — в дальнейшем сложилась еще более печально. Все три соединения участвовали в боях с Красной армией в Венгрии, были разгромлены, а остатки пробились в американскую зону оккупации. Однако эсэсовских танкистов выдали советской стороне, и те понесли наказание как военные преступники.

9. Победа на Курской дуге приблизила открытие Второго фронта

В результате разгрома значительных сил вермахта на советско-германском фронте создались более выгодные условия для развертывания действий американо-английских войск в Италии, было положено начало распаду фашистского блока — потерпел крах режим Муссолини, Италия вышла из войны на стороне Германии. Под влиянием побед Красной армии возросли масштабы движения сопротивлений в оккупированных немецкими войсками странах, укрепился авторитет СССР как ведущей силы антигитлеровской коалиции. В августе 1943 года Комитет начальников штабов США подготовил аналитический документ, в котором дал оценку роли СССР в войне.

«Россия занимает доминирующее положение, — отмечалось в докладе, — и является решающим фактором в предстоящем поражении стран оси в Европе».

Не случайно президент Рузвельт осознавал всю опасность дальнейшего затягивания открытия Второго фронта. Накануне Тегеранской конференции он говорил своему сыну:

«Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, будущей весной Второй фронт и не понадобится».

Интересно, что спустя месяц после завершения Курской битвы Рузвельт уже имел свой план расчленения Германии. Он представил его как раз на конференции в Тегеране.

10. Для салюта в честь освобождения Орла и Белгорода израсходовали весь запас холостых снарядов в Москве

В ходе Курской битвы были освобождены два ключевых города страны — Орел и Белгород. Иосиф Сталин распорядился устроить по этому поводу в Москве артиллерийский салют — первый за всю войну. Было подсчитано, что для того чтобы салют был слышен во всем городе, необходимо задействовать около 100 зенитных орудий. Такие огневые средства были, однако в распоряжении организаторов торжественного действа оказалось всего 1 200 холостых снарядов (во время войны их в Московском гарнизоне ПВО в запасе не держали). Поэтому из 100 орудий можно было дать всего по 12 залпов. Правда, в салюте был также задействован кремлевский дивизион горных пушек (24 орудия), холостые снаряды к которым имелись в наличии. Тем не менее эффект от акции мог получиться не таким, как ожидалось. Решением стало увеличение интервала между залпами: в полночь 5 августа стрельба из всех 124 орудий велась через каждые 30 секунд. А чтобы салют был слышен в Москве повсеместно, группы орудий были расставлены на стадионах и пустырях в разных районах столицы.