Богородица на троне

Глава 6. Образ Божией Матери на Престоле

Икона происходит из Киево-Печерской Успенской Лавры и, по Преданию, была написана первым русским иконописцем преподобным Алипием Печерским. С 1288 года она пребывала в Свенском Брянском Успенском монастыре, основанном Черниговским князем Романом Михайловичем на месте его чудесного исцеления чудотворной иконой от слепоты.

Свободная и выразительная живопись, яркий колорит Печерской иконы сохранились не полностью, и, к сожалению, трудно представить ее художественную выразительность, которой она несомненно обладала прежде. Но все-таки этот древнейший памятник дошел до нас почти без поздних вставок, и можно говорить об авторском письме этого образа. Богородица изображена восседающей на очень высоком престоле без спинки, к которому вела золотая лестница. В настоящее время лестница утрачена, и ее отсутствие придает всей композиции несколько странный незавершенный вид. На коленях у Богоматери Богомладенец Христос благословляет предстоящих Ему с двух сторон основателей Киево-Печерского монастыря: преподобного Антония Печерского (†17 мая 1073), родоначальника русского монашества, и преподобного Феодосия Печерского (†1074), который вел в русскую монастырскую жизнь общежительный устав.

Икона Божией Матери Свенская Печерская. Прорись

Печерский образ отличается особой эмоциональной насыщенностью. Его динамическим центром, определяющим сюжетное, композиционное и цветовое развитие, является образ Христа. Его строгое лицо сосредоточено. Богомладенец запечатлен как бы в позе напряженного созидания. Вся фигура написана широкими точными мазками. Свободная и лаконичная палитра с яркими вспышками пробелов, сине-алый цвет одежд с крупным гребенчатым ассистом создают образ Христа как источника всякой силы и действия, подающего Свои энергии печерским святым. Синий гиматий Спасителя лежит обильными фактурными складками, которые перетекают в одежды Богородицы. Возникает впечатление буквального «произрастания» Богомладенца из Ее лона. Но вместе с тем – это художественный образ могучего бурного источника, о котором Христос говорил: А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4, 14). И эта Живая Вода – Он Сам, а «многотекущую реку» источает Богородица. Из Нее каждый верующий будет черпать «в радости воду спасения» (Ин. 12, 3).

Преподобные, осеняемые Христом, спокойны и внимательны. Они словно пребывают в богомыслии, в безмолвном общении с Ним. Свитки со словами их поучений указывают на две основы Церкви на земле: личную аскезу и пастырское служение, учительство и ответственность за спасение человеческих душ. У преп. Антония, предстоящего в полной схиме, на свитке написано: «Молю убо вы, чада, держимся воздержания и не ленимся. Имамы в сем Господа помощника». Прп. Феодосий изображен в мантии с непокрытой головой, в свободной позе, слегка склонившись к престолу. На его свитке текст (восстанавливаемый по задним спискам): «Владыко Господи Боже Вседержителю, Творче всея твари видимых и невидимых, Своим смотрением возгради дом Пречистыя Своея Матери мною, рабом Твоим Феодосием, еюже утверди недвижимо до дне суда Твоего страшного на хвалу и славословие Тебе»135.

Над предстоящими Богу преподобными возвышается статичный и будто от всего отрешенный образ Божией Матери. Ее строго очерченный силуэт, вбирающий фигуру Христа, композиционно продолжается в высоком престоле, который поднимается от земли золотой с красным ассистом лестницей, увенчанной аркадой.

Вне престола образ Богородицы кажется писанным с нарушением пропорций. Однако в соединении с престолом, с его вытянутым красно-золотым пьедесталом, образ Ее монументален и величествен. Совершенное обожение сделало Пречистую Деву Царицей Неба и земли, «Царевым седалищем»136. Но Она и Церковь, и «Лестница Небесная, Ею же сниде Бог»137. Поэтому ступени, ведущие к подножию престола, – это знаки пути, которым Она возводит верных к Богу через Церковь. Словно два столпа, на которых держится престол, предстоят прпп. Феодосий и Антоний Печерские – те «живые крепкие камни душ», из которых Господь устроил «великий царственный дом, исполненный блеска и света внутри и снаружи»138, Свою Церковь. Строительство русской Церкви, которая созидается святыми силой, пребывающей на них Божественной благодати и составляет главный смысл Печерской иконы.

Сейчас Свенская Печерская икона Божией Матери находится в экспозиции Музейного комплекса государственной Третьяковской галереи.

Икона Божией Матери «Нечаянная Радость». Начало XX в. Мстера

Михаил Врубель. Богоматерь с младенцем

Михаил Александрович Врубель, «Богоматерь с младенцем».Кирилловская церковь .Киев.Икона выполнена на цинковом листе маслом, с элементами золочения. Размеры 202 х 87 см.
Иконографически эта икона относится к типу Панахранта. Этому типу характерно изображение Богоматери, восседающей на престоле с младенцем Христом на коленях. Трон символизирует царственное величие Божией Матери. Такой тип изображения появился в Византии в XI—XII веках.
Центром композиции является Христос, обращённый к предстоящему (зрителю), Богородица также изображена фронтально и с небольшим наклоном головы. Младенец Христос представлен строго анфас, видна правая рука с благословляющим двуперстным жестом.
Богоматерь изображена в красном мафории, представляющем символ страданий и воспоминание о царском происхождении. На лбу и плечах Богородицы изображены три золотые звезды в знак её «приснодевства» — по легенде, Богородица до Рождества, в Рождестве и после Рождества была девственницей, кроме того, три звезды — символ Троицы.
Согласно иконографии Богородицы, над её головой выписаны греческие буквы ;; ;; — аббревиатура «Матерь Божья».
В этой иконе живет частица души удивительного, настоящего художника, который чувствовал и видел то, чего не видели другие. Икона написана на золотом фоне, в одеянии глубоких, бархатистых темно-красных тонов, на престоле шитая жемчугом подушка, у подножия — нежные розы. Удивительное лицо Богоматери забирает все внимание и от него нельзя оторвать взгляда. Она держит на коленях младенца Иисуса и смотрит печальным, вещим взором.
Необычный, притягательный образ, написанный вопреки канонам духовной живописи. Едва заметный наклон головы, простое, усталое лицо с широким носом и пухлыми губами, земное и неземное одновременно.
В огромных, завораживающих глазах любовь, боль, мольба, терпение и предвидение трагической судьбы художника. Это не парадная икона для всех, для громкого, блестящего убранством храма. Это икона для тихой церкви, написанная на большом эмоциональном подъеме, как обращение к сердцу конкретного человека.
ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ.
1884 год. 28-летний студент Санкт-Петербургской Академии Художеств Михаил Врубель, в числе прочих, приглашен в Киев для реставрационно-восстановительных работ в Кирилловской церкви, как лучший ученик известного педагога Академии Павла Чистякова. Руководит работами профессор-искусствовед Адриан Викторович Прахов.
Почти все вечера Врубель проводит в доме профессора, обсуждая ход работ, изучает книги по истории византийского и русского искусства. Следуя стилистике сохранившихся в церкви старых фресок, художник трудится над такими работами, как фигуры ангелов, головы Христа, Моисея, композиций «Сошествие святого духа» и «Надгробный плач».
Он много беседует с женой своего руководителя, матерью троих детей и душой киевского художественного общества Эмилией Львовной Праховой. Выйдя замуж за профессора-искусствоведа в 16 лет, Эмилия Львовна хорошо знает мир искусства, закончила консерваторию по классу фортепиано и брала уроки у самого Листа.
Они говорят о музыке, поэзии, литературе. «Один чудесный человек (ах, Аня, какие бывают люди!)» — это строки из восторженного письма Врубеля к сестре. «Чудесным человеком» стала для него Прахова. А Киев — самым желанным городом: «Как хорош, однако же, Киев. Жаль, что я здесь не живу. Я люблю Киев…» Биографы художника отмечают, что никогда больше он не был так счастлив, как в это время.
Вскоре Врубель понимает, что их разговоры уже выходят за рамки чисто дружеских, и в его сердце просыпается любовь.
Константин Коровин вспоминал, что однажды жарким летом он пошёл купаться с Врубелем на большой пруд в саду. «Что это у вас на груди белые большие полосы, как шрамы?» — спросил Коровин. Врубель ответил: «Да, это шрамы. Я резал себя ножом».
Врубель полез купаться, Коровин последовал за ним, продолжая разговор: «Хорошо купаться, летом вообще много хорошего в жизни, а всё-таки скажите, Михаил Александрович, что же это такое вы себя резали-то ножом — ведь это должно быть больно. Что это — операция, что ль, как это?» Коровин, присмотревшись, увидел многочисленные большие белые шрамы.
«Поймёте ли вы, — ответил Врубель. — Значит, что я любил женщину, она меня не любила — даже любила, но многое мешало её пониманию меня. Я страдал в невозможности объяснить ей это мешающее. Я страдал, но когда резал себя, страдания уменьшались».
Врубель действительно писал письма к Праховой из Венеции, и до наших дней дошли вырезанные из этих писем рисунки Врубеля, которые он делал, чтобы проиллюстрировать свой текст. На обратной стороне одной из таких вырезок с рисунком памятника кондотьеру Коллеони сохранилась фраза: «Лишь бы касаться до…»
Произошло ли объяснение Врубеля и его возлюбленной – остается загадкой. Последовавшее холодное отношение к нему Эмилии Львовны Врубель переживает тяжело и, несмотря на начавшиеся работы по росписи Владимирского собора, уезжает в Одессу. Через несколько лет он напишет своему другу М. Коровину: «Я резал себя ножом. Поймёте ли Вы? Я любил женщину, она меня не любила – даже любила, но много чего мешало ей понять меня. Я страдал, а когда резал себя, страдания уменьшались».
Возвращение в Киев из Венеции для художника становится триумфом. Иконы на тяжелых цинковых досках были закончены, и в образе Богородицы все увидели черты лица Эмилии Львовны, а в образе Иисуса Христа – портрет ее маленькой дочери Оли. Переполнявшие Врубеля чувства, ностальгия по Родине, первая возвышенная любовь к женщине одухотворили этот образ, приблизили его к человеческому сердцу.
Прахов, несмотря на неприязненные отношения, очень высоко оценивает работу Врубеля: «Будь моя воля, построил бы храм, который предложил расписывать только Врубелю — такому таланту нужны другие стены».
Образ Праховой еще долго будет преследовать художника. Многие считают, что Эмилия Львовна вдохновила Врубеля не только на иконостасный лик Богоматери в Кирилловской церкви.
Эмилия Львовна Прахова пережила Врубеля на 17 лет. С мужем она рассталась, а свою дочь попросила сжечь все письма, которые ей писал молодой влюбленный поклонник. Дочь просьбу матери выполнила.
Творчество Врубеля не раз претерпевало резкие изменения и в современных оценках, так как не вписывалось в принятые рамки. Только в 60-е годы XX века неповторимая индивидуальность Врубеля вновь вызвала повышенный интерес и в 80-е годы вышли исследования, дающие объективную оценку творчества мастера, как одного из самых ярких художников конца XIX — начала XX века.

Почему на некоторых иконах Богородицу изображают сидящей на троне?

Дмитрий Трофимов, руководитель творческих мастерских «Царьград»

Изображение «Богоматерь на престоле с младенцем Христом» принадлежит к числу древнейших: самое раннее из них относится к V веку. В христианском искусстве оно имело широчайшее распространение. Предположительно, икона тронной Богоматери входила в число чтимых богородичных образов Константинополя. Возможно, это была одна из икон Успенского монастыря во Влахернах.

Считается, что такой иконографический извод образовался путем укрупнения и выделения фигуры Богоматери с Младенцем из сцены «Поклонение волхвов». То есть он изначально относился к самым торжественным, парадным сценам. Образ тронной Богородицы был настолько значимым, что в храмовых росписях его помещали преимущественно в центральной нише алтаря, к примеру, образ в алтарной апсиде Святой Софии в Константинополе. Кроме того, он встречается на многочисленных иконах, в миниатюрах рукописных книг, в произведениях мелкой пластики и на церковных тканях.
Прославленные и чтимые образы Богоматери на престоле находились в нескольких монастырях и храмах Византийской империи. Они носили различные имена: Богоматерь Платитера («Ширшая небес») в монастыре на Синае, Богоматерь Мария-Регина (Царица) в церкви Санта-Мария-ин-Трастевере в Риме, Богоматерь Кипрская и Богоматерь Сицилийская.


На Руси образ тронной Богоматери появился в конце XI в. Такая икона была прислана из Константинополя в Успенский собор Киево-Печерской Лавры как благословение Влахернской обители. Она получил название «Богоматерь Печерская». В XVII–XVIII веках слава этой иконы была настолько велика, что ее стали помещать в иконостасе, в центре пророческого ряда в качестве образа «Богоматерь Воплощение»

Богородица на троне икона Божией Матери БМ-24 (бм/Б/2/1)

Икона «Богоматерь на троне» (еще одно название — «Богородица на престоле») – может рисоваться в любом из иконографических стилей – будь то Панахранта либо Умиление, либо Знамение, либо в другом стиле. Данный тип икон изображает Божию Матерь на престоле с Младенцем на коленях. Символизм заключается в том, что Богоматерь и Младенец изображают идеальную Церковь, совершающую Святое Причастие, Таинство Евхаристии. Богородица с покрытой головой, в величественной позе держит богомладенца, вся Ее поза показывает строгость, выдержанность и самообладание. Трон в данном типе икон как нельзя лучше символизирует царственное величие Божией Матери.

Происхождение основных типов образов Богоматери, которая ровно восседает на троне и держит Младенца на коленях, относятся еще к III-IV векам. Это первый тип моленного образа Богоматери. Он появился в катакомбах Присцилы, где изображена сидя женщина, держащая голого младенцем на руках. Данное изображение и интерпретируется как образ Богородицы. Первый раз в христианском искусстве в церкви Санта-Мария Маджоре, что находится в Риме, это изображение появилось в алтарной части храма.

Русские иконописцы и мастера церковной росписи переняли тип иконы Богоматери с Младенцем на престоле и стали изображать их в окружении святых или ангелов. Однако, данный тип не сильно прижился в России и встретить его можно было не стихийно, а местами, эпизодически.

В церковном искусстве наоборот, — традиционным считалось изображение Богоматери на престоле в аспиде храма. Дионисий использовал данный мотив для украшения храма Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Связывают это в духом времени, когда Великого князя московского провозгласили Государем и Самодержавцем всея Руси.

Второй виток в своем развитии образ Богородицы на престоле получил во время правления императриц в России, во время эпохи русского барокко. Скипетр и держава, как символ земной царской власти, появились на иконе, но исчезли предстоящие (ангелы и святые). Начали появляться иконографические признаки той иконы, которая спустя сто лет получила название «Державной» и считается одной из самых известных икон данного типа.

Другая, не менее известная икона – «Всецарица». Она была написана в 12 веке, почти 200 лет хранилась на Афоне, в Ватопедском монастыре. Христиане стали замечать, что после молитвы перед этой иконой, случаются исцеления от онкологических заболеваний, поэтому данная икона считается чудотворной.
Существует предание – перед иконой Богородице «Всецарица» появился молодой человек и стал что-то непонятное бормотать. Лицо Богородицы в какой-то миг лицо Богоматери блеснуло, на подобии молнии, и молодой человек отлетел от иконы и пал на землю. Когда он пришел в себя, то исповедался и рассказал, что занимался магией, был далек от церкви и Бога, а в монастырь пришел, чтобы испытать свою силы на иконах. Произосшедший с ним случай, убедил парня измениться, поменять всю свою жизнь – он остался на Святой Горе и постригся в монахи. Это было первое проявление иконой своей силы.
Впоследствии стали замечать, что икона исцеляет от злокачественных опухолей, поэтому к ней ходят с просьбами и мольбами об исцелении.