Брат и сестра рассказ

Стихи про брата и сестру трогательные


Я свою сестрёнку Лиду
Никому не дам в обиду!
Я живу с ней очень дружно,
Очень я её люблю.
А когда мне будет нужно,
Я и сам её побью.
(А. Барто)
***
Как здорово, что мы с тобой брат и сестра.
Брат и сестра, а значит, не чужие.
А значит то, что мы: и ты, и я
Мы, что-то значим друг для друга в этом мире.
И иногда мы думаем о нас,
И даже мысли наши рядом где-то,
А иногда, да впрочем, всякий раз
Мы никому не говорим об этом.
Как будто это маленький секрет
Лишь только двух родных сердец.
Лишь только твой и мой.
Нам до других секретов дела нет.
Как здорово, что мы родные брат с сестрой с тобой!
***
Людей не много в этом мире,
Кто б с полуслова понимал,
Хорошим другом был, опорой,
И постоянно помогал.
Им ничего в ответ не нужно!
В поступках их корысти нет!
И за тобой в огонь и воду,
Чтоб оградить от сотни бед.
Идет со мной по жизни вместе,
Такой же славный человек:
Моя кровинка, мой братишка!
Мы неразлучны с ним навек!

В мире удачи, надежды и зла
Созданы мы, как одно, не делясь:
Брат и сестра – две руки, два крыла,
Солнце и небо, вода и земля!
Мы все обиды друг другу простим,
Беды разделим с тобой пополам.
Брат и сестра… Всё сумеем снести,
Всё, что судьба нам с тобою дала!
Есть и друзья, и знакомые, но
Я им скажу, ничего не тая:
Брат и сестра на земле всё равно –
Две половинки единого «Я»!
Я – это ты, ты – это я.
Мы – две мечты, мы – два ручья,
Целое в вечной вселенной!
Ты – это я, я – это ты,
Как два ручья, как две мечты, —
Жизни одно направленье.
***
Не всегда понимаешь сразу,
Что такое и кто старший брат.
Почему вы живете вместе,
Почему не всегда тебе рад,
Почему вы деретесь часто,
Почему обижает тебя?
И вообще, откуда он взялся?
Ущемляет твои права.
Но с годами ты осознаешь:
Старший брат – равно лучший друг,
И ты сразу все понимаешь,
Ведь братишка лучше подруг.
Старший брат никогда не обидит,
Он поможет тебе в беде,
И не скажет, что ненавидит,
Он поддержит тебя везде!
Нагрубить никогда не сможет,
Принесет водички в жару.
И в проблемах твоих поможет,
Все поймет, не осудит сестру.
И потом, может быть, когда время пройдет
Он спросит совета у друга,
У младшей сестренки, с которой сам
Никогда не общался грубо …

Брат без сестры — как свадьба без невесты,
Ведь это же мученье, а не жизнь!
А что сестра без брата? Если честно,
Сестра без брата — тело без души.
Сестра без брата — пятна на простынке,
Колючки в косах, пиво на столе…
Сестра при брате — в шелковой косынке,
Шампанского в бокал, браток, налей!
Брат без сестры — назойливые тётки,
Сквозняк в ширинке, вакуум в душе.
Брат при сестре — духов оттенок тонкий,
Уютно в доме, в жизни и вообще!
Брат и сестра… Ты что ж, судьба, молчала?!
Скрывала друг от друга стук сердец?!
Сестра и брат — две жизни, два начала,
Два сердца, две души, один конец!
***
Мы друг другу нужнее,
Чем может казаться.
Днем и ночью на помощь
И зимою и летом.
Ты не бросишь в беде,
Я не в праве ругаться.
Но тебе никогда
Не скажу я об этом.
Нет роднее, чем мы.
Нет родней и дороже.
Каждый раз лишь поддержка
От несчастья спасает.
Ты был рядом всегда
Я хотела быть тоже.
Просто помни, что ближе,
Чем семья, не бывает.

Мы совсем не похожи.
Но лишь для кого-то.
Мысли наши сойдутся-
Не нужно ответа.
Может, станешь ты строже.
Ты мой брат — это много.
Но тебе никогда
Не скажу я об этом.
***
Дарю тебе кленовый лист,
Чтоб весел был ты, счастлив, чист.
Чтобы любил тебя весь свет,
И радость длилась много лет!
Дарю тебе осенний сад,
С рожденьем поздравляю, брат!
Я, младшая твоя сестра,
Желаю смеха и добра!

Мы с тобой сестра и брат:
Нашей мамы две кровинки.
Как в народе говорят:
Две родные половинки.
Вместе слеплены – пирог,
По отдельности – кусочки.
Шум и радость на порог
Вносят сыновья и дочки.
Сядем рядышком вдвоём,
Разговор наш нескончаем.
Мы ещё не раз споём
За семейным добрым чаем.
Жизнь нас сводит вновь и вновь,
Как бы нас не разлучила.
Нашей матери любовь
Нас навек соединила.
***
Приготовлю поздравленья
И глаза накрашу я,
Ведь сегодня День Рожденья
У моего брата старшего!
Я хочу его поздравить,
Подарить подарок.
Потому что брат мой, (Имя),
На подарки падок!
Я ему три дня открытку
Рисовала красками!
Вот уж он удивится!
Скажет, что я классная!
И с утра сегодня тихо
Проберусь я к брату,
Крикну в ухо: «Эй, братишка!
Поздраляю с праздником! ”
***
Сегодня — праздник, я так рада,
И я спешу поздравить брата!
Еще на год ты стал взрослее,
Сильней, серьезней и мудрее,
Целую, крепко обнимаю,
Успехов, радости желаю,
Пусть сбудутся твои мечты,
Какие только пожелаешь ты!
***
Брат
(Колыбельная брата)
Старший брат сестру баюкал:
– Баюшки-баю!
Унесем отсюда кукол,
Баюшки-баю.
Уговаривал девчушку
(Ей всего-то год):
– Спать пора,
Уткнись в подушку,
Подарю тебе я клюшку,
Встанешь ты на лед.
Баю-баюшки,
Не плачь,
Подарю
Футбольный мяч,
Хочешь –
Будешь за судью.
Баю, баюшки, баю!
Старший брат сестру баюкал:
– Ну не купим мяч.
Принесу обратно кукол,
Только ты не плачь.
Ну не плачь, не будь упрямой,
Спать пора давно…
Ты пойми — я папу с мамой
Отпустил в кино.
(А. Барто)
***
Я и сестренка
Я люблю свою сестрёнку
Подарю-ка ей котенка,
Буду вместе с ним играть
И кормить и рядом спать.
Я люблю свою сестричку
Поделюсь-ка с ней клубничкой,
А потом скажу: – Постой,
Поделись и ты со мной!
Я люблю свою сестру
И морковку ей натру,
Половину ей отдам,
А вторую съем я сам…
Я сестренку обожаю
И себя не обижаю…
(С. Фомин)

  • Фантастика
    • Альтернативная история
    • Боевая фантастика
    • Эпическая фантастика
    • Героическая фантастика
    • Детективная фантастика
    • Киберпанк
    • Космическая фантастика
    • Ужасы
    • Мистика
    • Юмористическая фантастика
    • Ироническая фантастика
    • Научная Фантастика
    • Детская фантастика
    • Постапокалипсис
    • Любовно-фантастические романы
    • Социально-психологическая фантастика
  • Фэнтези
    • Попаданцы
    • Книги про вампиров
    • Книги про волшебников
    • Фэнтези про драконов
    • LitRPG
    • Юмористическое фэнтези
    • Ироническое фэнтези
    • Историческое фэнтези
    • Городское фэнтези
    • Любовное фэнтези
    • Боевое фэнтези
    • Зарубежное фэнтези
    • Русское фэнтези
    • Фэнтези: прочее
  • Детективы
    • Классический детектив
    • Полицейский детектив
    • Боевик
    • Иронический детектив
    • Исторический детектив
    • Шпионский детектив
    • Криминальный детектив
    • Политический детектив
    • Маньяки
    • Крутой детектив
    • Детектив
    • Триллер
    • Детективная фантастика
    • Остросюжетные любовные романы
    • Детские остросюжетные
  • Проза
    • Современная русская литература
    • Современная зарубежная литература
    • Историческая проза
    • Классическая проза
    • Современная проза
    • Контркультура
    • Русская классическая проза
    • Советская классическая проза
    • Юмористическая проза
    • О войне
    • Детская проза
    • Повесть
    • Проза
  • Любовные романы
    • Современные любовные романы
    • Исторические любовные романы
    • Остросюжетные любовные романы
    • Короткие любовные романы
    • Эротика
    • Дамский детективный роман
    • Любовно-фантастические романы
    • Роман
    • О любви
  • Приключения
    • Вестерн
    • Исторические приключения
    • Приключения про индейцев
    • Морские приключения
    • Путешествия и география
    • Природа и животные
    • Приключения
    • Детские приключения
  • Детское
    • Cказки
    • Детские стихи
    • Детская проза
    • Детская фантастика
    • Детские остросюжетные
    • Детские приключения
    • Детская литература
    • Детская образовательная литература
  • Поэзия, Драматургия
    • Драматургия
    • Поэзия
    • Драма
    • Юмористические стихи
    • Детские стихи
  • Старинная литература
    • Античная литература
    • Европейская старинная литература
    • Древнерусская литература
    • Древневосточная литература
    • Мифы. Легенды. Эпос
    • Старинная литература
  • Наука, Образование
    • История
    • Психология
    • Педагогика
    • Культурология
    • Религиоведение
    • Философия
    • Политика
    • Юриспруденция
    • Языкознание
    • Медицина
    • Физика
    • Математика
    • Химия
    • Биология
    • Технические науки
    • Научная литература
    • Природа и животные
    • Воспитание детей
  • Компьютеры и Интернет
    • Интернет
    • Программирование
    • Компьютерное «железо»
    • Программы
    • Базы данных
    • ОС и Сети
    • Околокомпьютерная литература
  • Справочная литература
    • Энциклопедии
    • Словари
    • Справочники
    • Справочная литература
    • Искусство и Дизайн
    • Статьи
  • Документальное
    • Биографии и Мемуары
    • Публицистика
    • Критика
    • Документальная литература
    • Природа и животные
  • Религия и духовность
    • Религия
    • Эзотерика
    • Самосовершенствование
    • Религиозная литература
    • Религиоведение
  • Юмор
    • Анекдоты
    • Юмористическая проза
    • Юмористические стихи
    • Юмористическая фантастика
    • Иронический детектив
    • Юмор: прочее
  • Дом и семья
    • Воспитание детей
    • Секс и семейная психология
    • Кулинария
    • Домашние животные
    • Хобби и ремесла
    • Развлечения
    • Здоровье
    • Сад и огород
    • Сделай сам
    • Спорт
    • Эротика, Секс
    • Домоводство

Что будет если брат и сестра заведут детей?

Что будет если брат и сестра заведут детей? В древние времена браки среди родственников, с заведением в последствии детей считались не просто нормой. Это было правилом. Как раз таки смешивать свою кровь с чужой не разрешалось, так как было стремление сохранить чистоту своей крови. Но, слава Богу, медицина с тех пор шагнула далеко вперед, и ученые доказали, что кровосмешение внутри семьи среди близких родственников может привести к тому, что дети в таком браке родятся с отклонениями.

Многих волнует вопрос: что будет, если брат и сестра заведут детей, можно ли сказать с уверенностью на все сто процентов, что такое кровосмешение приведет к печальным последствиям?

Конечно, большинство из нас даже не представляют себе брак со своей сестрой или братом. и дело тут вовсе не в кровосмешении, а в этических и моральных принципах. Но, как говорится, в жизни бывает всякое, поэтому исключать подобные ситуации не стоит. давайте оставим в стороне этическую часть данного вопроса и разберемся с генетикой. существует такое понятие как коэфициент инбридинга. Попросту говоря, это скрещивание близких по крови организмов. так, у родных брата и сестры он составит 1/2 , у родных тети и племянника он будет равен 1/8, а у троюродных брата и сестры 1/32. То есть, чем теснее степень родства, тем больше похожих ген содержится в их организмах. Соответственно, чем ближе родственная связь, тем больше вероятность рождения в такой семье нездорового ребенка.

От чего это возникает? Дело в том, что среди наследственных заболеваний есть два типа: те, которые возникают под воздействием доминантных ген и те, которые возникают под действием ген рецессивных.

Доминантный ген обязательно проявится у его носителя. Это может случиться и в 30-35 лет, при том, что до этого человек будет развиваться без аномалий. Далее же может начаться резкое ухудшение самочувствия и вскоре человек умирает.

Рецессивный ген может не проявиться, а перейти к следующему поколению. Если его носители встретятся и решат завести ребенка, то, скорее всего, при этом ребенок родится с тяжелым заболеванием: глухонемотой, болезнями нервной системы или альбинизмом.

Но это вовсе не значит, что это случится обязательно. Просто есть определенный риск. Узнать точно, что будет, если брат и сестра заведут детей, нельзя, так как в 25 % случаев ребенок может быть абсолютно здоров (не быть носителем никакого из этих ген). Также есть 50- %-ная вероятность того, что он будет носителем рецессивного гена.

Конечно, экспериментировать со смешением кровей только ради того, чтобы узнать, что будет, если брат и сестра заведут детей, не стоит, так как слишком велик риск рождения нездорового потомства.

Эротические рассказы Рунета — Том 1 (167 стр.)

Вымывшись и обсохнув, Света с Леной собрались домой, девочки договорились, что завтра пойдут к Свете.

Катенька Подростки, инцест

МDAS

Я уже несколько лет читаю фантастические по сути истории на этом сайте и могу с уверенностью сказать, что почти все из них едва ли могут претендовать на реальные прототипы и события. Совершенно невероятные истории инцеста не имеют ничего общего с тем, как это бывает на самом деле! Написать сегодня вам мою историю, реальную, меня заставило то обстоятельство, что моя главная героиня уехала в другую страну и вряд ли когда-либо прочитает это, а если и прочитает, надеюсь, отнесется с пониманием: дело было давно).

Итак, все произошло когда мне было 18 лет и я был студентом одного из московских ВУЗов: наступило долгожданное лето, закончилась сессия и впереди было почти 2 месяца беззаботной жизни: тусовки с друзьями, речка, дача, отдых на море. Уже целый год у меня была замечательная девушка и мы вполне с ней наслаждались прелестями первой юношеской любви, она была страстная, а я был ненасытный, мы часто проводили под одеялом целый день: занимались сексом во всех возможных вариантах. У нас были прекрасные отношения и мы просто парили на волнах первого серьезного чувства. Но сейчас, впрочем, не об этом.

Наш план на лето предполагал 2–3 недели на моей подмосковной даче, а затем мы собирались поехать в Хорватию на море. Сессия меня совершенно вымотала, и я, наконец, был полон сил, надежд и с бесконечным восторгом встречал каждый летний день. В наши планы, однако, скоро внесли некоторые изменения самым неожиданным образом: мои родители привезли из далекого глухого белорусского поселка мою двоюродную сестру — Катю — с наказом показать ей Москву, в которой она не была ни разу, а также поразвлекать ее неделю-другую. Несмотря на легкое раздражение — я смирился. Через 3 дня в дверь требовательно позвонили, по привычке я взглянул в глазок и сердце приятно забилось: на пороге толпились мои родители и моя двоюродная сестренка.

Катя была на год моложе меня: ей только что исполнилось 17, она была прекрасно сложенной, высокой девушкой, с большой красивой, правильной формы грудью, великолепной формы попой и светлыми, выгоревшими, видимо на солнце волосами. Ей кожу покрывал первый летний загар, она много времени проводила помогая моим дяде и тете по хозяйству, это добавляло ей какой-то притягательности и шарма. Простое открытое лицо украшали едва заметные веснушки, носик был слегка вздернут, светлые волосы широкими прядями опускались почти до пояса. Последний раз мы виделись много лет назад, кажется, это было в первом или втором классе, и я ее помнил исключительно по фотографиям сделанным в это время. А тут на меня большими серыми глазами смотрела совершенная красавица, совсем не похожая на угловатого утенка из моих детских фотографий:

— Привет, братец! Ну ты и вымахал, — она бросилась мне на шею, подтягиваясь на носочках.

Я — действительно высокого роста, обнял ее за талию и с удовольствием расцеловал в обе щеки:

— Молодец, что приехала! Ты так изменилась! Ни за что бы не узнал на улице! — я продолжал обниматься, приподняв ее от земли и вращая по комнате. Она взвизгнула и рассмеялась:

— Надеюсь, я не очень тебе надоем? Я знаю, что у тебя были другие планы, но буду тебе ужасно благодарна, если покажешь мне Москву. Я так давно об этом мечтала! — сестренка мечтательно закатила глазки и сделала такое личико, отказать которому не может ни один мужчина.

— Катюша, ну какие могут быть у меня планы? Мы с тобой замечательно проведем время в городе, сейчас много чего происходит, да и вообще Москва летом — мой любимый город, — расплылся я в довольной улыбке.

Был утренний воскресный день и мы отправились гулять в Парк Горького. Целый день кружились на каруселях, американских горках, проводили время в кафе за разговорами о жизни и планах на будущее и вообще чувствовали себя замечательно, ведь это именно такой период в жизни, когда счастье ощущаешь всем телом, каждой клеточкой только потому, что на улице лето, солнце, свобода! Моя девушка тоже иногда присоединялась к нам, но было видно что Катя ей не нравится, хотя она изо всех сил не показывала виду, за последнее я был особенно благодарен. Как я понял уже позднее, это была скорее ревность, так как со своей сестрой я был особенно внимателен и предупредителен. А может ее женское сердце или интуиция (как это у вас называется?) почувствовали, что дело тут не только в братских чувствах. Так прошло несколько дней, и каждый следующий был лучше предыдущего.

Родители оставили мне немного денег на гулянку и мы с наслаждением их тратили. Опытным путем я обнаружил, что Катя не взяла с собой много нарядов, и выглядела несколько бледновато на фоне моей московской подруги. Я предложил ей заехать в магазин и выбрать что-нибудь из одежды. Я убедил ее, что это всего лишь подарок и мне будет очень приятно, если она его примет. Она сначала отнекивалась, но затем мне удалось ее уговорить и мы приехали в один из торговых центров. На улице был июньский полдень, было очень жарко и душно, на моей сестре была белая маечка, под ней белый же топик, попу украшали джинсовые шорты, которые скрывали конуры трусиков, стринги тогда только входили в моду и, видимо, до ее родного городка мода еще не добралась.

В магазине Манго мы купили ей потрясающий зеленый в фантастических цветах сарафан, если бы со мной была моя подруга — удавилась бы от зависти! Когда Катенька зашла в кабинку, она второпях не задернула до конца шторку, что не осталось без моего внимания. Через небольшую щель между шторкой и стеной, как бы невзначай мне открывалась прекрасная картина: Катя сняла маечку, шортики и стояла в одном лишь топике и трусиках. В глаза сразу бросилось, что хотя оба интимных предмета и были белыми, тонами они все же различались. У меня не было возможности пялиться долго, но я сумел разглядеть правильной формы груди, которые сосочками продавливали топик и красноречиво свидетельствовали о своей красоте. Именно в этот момент я и задумался о том, что впоследствии стали темой моего рассказа. Сестренка выпорхнула ко мне навстречу, отдернув резким движением занавеску:

— Ну как? Что скажешь? — закатив глазки, спросила она кокетливо.

— Я потрясен! Отлично, ты просто богиня! Немедленно идем на кассу, — я схватил ее за руку и потащил в сторону кассы.

— Погоди, вещи остались в примерочной. Мне, что, теперь так и идти? — спросила Катя с сомнением в голосе.

— Только так, и никогда по другому, — я был категоричен.

Удовлетворенно хмыкнув и пожав плечами она направилась в примерочную. Впервые мне показалось, что она веет себя со мной как со своим парнем, а не как с родственником. Я смотрел с большим удовлетворением ей вслед и пытался угадать, что скрывает этот чудесный наряд ниже талии и моментально представил себе как она по утрам моется обнаженная в душе и как совершенно ее тело. Картинка будоражила сознание и застилала глаза. Одновременно с этими мыслями я отругал себя за то, что так и не установил скрытую камеру в душе у нас дома, так как такими мысли приходили мне в голову в связи с часто бывающей у нас моей племянницей 14 лет. Камера стоила недорого и ее можно было легко соединить с компьютером в моей комнате, но мне все было недосуг.

Терзаемый такими мыслями я расплатился и мы направились к выходу. У меня созрел план. Признаюсь, как только мысли о самой возможности того, что я задумал, начали приходить в голову сердце застучало, кровь прилила к лицу и книзу живота опустился приятный щекочущий холодок. Не буду скрывать, я читал много историй про инцест на этом сайте и понимал, что большая часть все-таки выдумка, но несмотря на это, многие запоминались яркими образами и сами ситуации в которых разворачивались события невероятным образом возбуждали. Даже наличие более-менее регулярного секса с моей подружкой не останавливали меня от того удовольствия, которое я доставлял себе время от времени сам, читая эти истории.

Итак, я решил каким-нибудь образом заняться сексом со своей сестрой. Виделись мы с ней очень давно и у меня не было того самого «родственного» барьера, который мешал мне соблазнить мою племянницу, например. Но как подступиться? План был незатейлив и состоял из обычного набора приемов соблазнителя моего тогдашнего возраста: алкоголь и гусарский напор! Я решил не терять ни одной возможности и начал наступление следующим утром. Уже ранним утром того памятного дня провожая Катерину в душ я, не без волнения оборонил:

— Если нужно будет потереть спинку — пожалуйста зови меня. Я справлюсь лучше всех, — я подмигнул, совсем не надеясь на успех.

— Ага, тебе твоя барышня так натрет, что мало не покажется, — задорно проговорила моя сестренка, закрывая за собой дверь. — Мне и так кажется, что я ей не нравлюсь, она вон как на меня смотрит каждый раз.

Федор Александрович Абрамов

Братья и сестры

Помню, я чуть не вскрикнул от радости, когда на пригорке, среди высоких плакучих берез, показалась старая сенная избушка, тихо дремлющая в косых лучах вечернего солнца.

Позади был целый день напрасных блужданий по дремучим зарослям Синельги. Сена на Верхней Синельге (а я забрался в самую глушь, к порожистым перекатам с ключевой водой, куда в жару забивается хариус) не ставились уж несколько лет. Травища — широколистый, как кукуруза, пырей да белопенная, терпко пахнущая таволга — скрывала меня с головой, и я, как в детстве, угадывал речную сторону по тянувшей прохладе да по тропам зверья, проложенным к водопою. К самой речонке надо было проламываться сквозь чащу ольхи и седого ивняка. Русло речки перекрестило мохнатыми елями, пороги заросли лопухом, а там, где были широкие плеса, теперь проглядывали лишь маленькие оконца воды, затянутые унылой ряской.

При виде избушки я позабыл и об усталости, и о дневных огорчениях. Все тут было мне знакомо и дорого до слез: и сама покосившаяся изба с замшелыми, продымленными стенами, в которых я мог бы с закрытыми глазами отыскать каждую щель и выступ, и эти задумчивые, поскрипывающие березы с ободранной берестой внизу, и это черное огневище варницы, первобытным оком глянувшее на меня из травы…

А стол-то, стол! — осел, еще глубже зарылся своими лапами в землю, но все так же кремнево крепки его толстенные еловые плахи, тесанные топором. По бокам — скамейки с выдолбленными корытцами для кормежки собак, в корытцах зеленеет вода, уцелевшая от последнего дождя.

Сколько раз, еще подростком, сидел я за этим столом, обжигаясь немудреной крестьянской похлебкой после страдного дня! За ним сиживал мой отец, отдыхала моя мать, не пережившая утрат последней войны…

Рыжие, суковатые, в расщелинах, плахи стола сплошь изрезаны, изрублены. Так уж повелось исстари: редкий подросток и мужик, приезжая на сенокос, не оставлял здесь памятку о себе. И каких тут только знаков не было! Кресты и крестики, ершистые елочки и треугольники, квадраты, кружки… Такими вот фамильными знаками когда-то каждый хозяин метил свои дрова и бревна в лесу, оставлял их в виде зарубок, прокладывая свой охотничий путик. Потом пришла грамота, знаки сменили буквы, и среди них все чаще замелькала пятиконечная звезда…

Припав к столу, я долго разглядывал эти старые узоры, выдувал травяные семена, набившиеся в прорези знаков и букв… Да ведь это же целая летопись Пекашина! Северный крестьянин редко знает свою родословную дальше деда. И может быть, этот вот стол и есть самый полный документ о людях, прошедших по пекашинской земле.

Вокруг меня пели древнюю, нескончаемую песню комары, тихо и безропотно осыпались семенники перезрелых трав. И медленно, по мере того как я все больше и больше вчитывался в эту деревянную книгу, передо мной начали оживать мои далекие земляки.

Вот два давнишних полуискрошившихся крестика, вправленных в веночек из листьев. Должно быть, когда-то в Пекашине жил парень или мужик, который и букв-то не знал, а вот поди ж ты — сказалась душа художника. А кто оставил эти три почерневших перекрестья, врезанных на диво глубоко? Внизу маленький продолговатый крестик, прочерченный много позже, но тоже уже почерневший от времени. Не был ли человек, носивший родовое знамя трех перекрестий, первым силачом в округе, о котором из поколения в поколение передавались были и небылицы? И как знать, может, какой-нибудь пекашинский паренек, много-много лет спустя, с раскрытым ртом слушая восторженные рассказы мужиков о необыкновенной силе своего земляка, с сожалением поставил крестик против его знамени.

Весь захваченный расшифровкой надписей, я стал искать знакомых мне людей. И нашел.

Л Т М

Буквы были вырезаны давно, может еще тогда, когда Трофим был безусым подростком. Но удивительно: в них так и проглядывал характер Трофима. Широкие, приземистые, они стояли не где-нибудь, а на средней плахе столешницы. Казалось, сам Троха, всегда любивший подать товар лицом, топал посередке стола, по-медвежьи вывернув ступни ног. Рядом с инициалами Трофима размашисто и твердо выведены прямые

С С А

Тут уж нельзя было не признать широкую натуру Степана Андреяновича. А Софрон Игнатьевич, тот, как и в жизни, обозначил себя крепкими, но неказистыми буквами в уголку стола.

У меня особенно потеплело на сердце, когда я неожиданно наткнулся на довольно свежую надпись, вырезанную ножом на видном месте:

М. Пряслин 1942

Надпись была выведена уверенно и по-мальчишески крикливо. Нате, мол, — на Синельгу пришел новый хозяин, который не какие-то палочки да крестики или жалкие буквы может поставить, а умеет расписаться по всем правилам.

1942 год. Незабываемая страда. Она проходила на моих глазах. Но где же главные страдницы, потом и слезой омывшие здешние сенокосы? Ни одной женской надписи не нашел я на столе. И мне захотелось хоть одну страничку приоткрыть в этой деревянной летописи Пекашина…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Зимой, засыпанные снегом и окруженные со всех сторон лесом, пинежские деревни мало чем отличаются друг от друга. Но по весне, когда гремучими ручьями схлынут снега, каждая деревня выглядит по-своему. Одна, как птичье гнездо, лепится на крутой горе, или щелье по-местному; другая вылезла на самый крутой бережок Пинеги — хоть из окошка закидывай лесу; третья, кругом в травяных волнах, все лето слушает даровую музыку луговых кузнечиков.

Пекашино распознают по лиственнице — громадному зеленому дереву, царственно возвышающемуся на отлогом скате горы. Кто знает, ветер занес сюда летучее семя или уцелела она от тех времен, когда тут шумел еще могучий бор и курились дымные избы староверов? Во всяком случае, по загуменью, на задворках, еще и теперь попадаются пни. Полу истлевшие, источенные муравьями, они могли бы многое рассказать о прошлом деревни…

Целые поколения пекашинцев, ни зимой, ни летом не расставаясь с топором, вырубали, выжигали леса, делали расчистки, заводили скудные, песчаные да каменистые, пашни. И хоть эти пашни давно уже считаются освоенными, а их и поныне называют навинами. Таких навин, разделенных перелесками и ручьями, в Пекашине великое множество. И каждая из них сохраняет свое изначальное название. То по имени хозяина — Оськина навина, то по фамилии целого рода, или печища по-местному, некогда трудившегося сообща, — Иняхинcкие навины, то в память о прежнем властелине здешних мест — Медвежья зыбка. Но чаще всего за этими названиями встают горечь и обида работяги, обманувшегося в своих надеждах. Калинкина пустошь, Оленькина гарь, Евдохин камешник, Екимова плешь, Абрамкино притулье… Каких только названий нет!

От леса кормились, лесом обогревались, но лес же был и первый враг. Всю жизнь северный мужик прорубался к солнцу, к свету, а лес так и напирал на него: глушил поля и сенные покосы, обрушивался гибельными пожарами, пугал зверем и всякой нечистью. Оттого-то, видно, в пинежской деревне редко кудрявится зелень под окном. В Пекашине и доселе живо поверье: у дома куст настоится дом пуст.

Бревенчатые дома, разделенные широкой улицей, тесно жмутся друг к другу. Только узкие переулки да огороды с луком и небольшой грядкой картошки — и то не у каждого дома — отделяют одну постройку от другой. Иной год пожар уносил полдеревни; но все равно новые дома, словно ища поддержки друг у друга, опять кучились, как прежде.

Весна, по всем приметам, шла скорая, дружная. К середине апреля на Пинеге зачернела дорога, уставленная еловыми вешками, засинели забереги. В темных далях чернолесья проглянули розовые рощи берез.

С крыш капало. Из осевших сугробов за одну неделю выросли дома — большие, по северному громоздкие, с мокрыми, потемневшими бревенчатыми стенами. Днем, когда пригревало, в косогоре вскипали ручьи и по деревне волнующе расстилался горьковатый душок оттаявших кустарников…

В правлении колхоза уже с час ждали председателя. Люди успели переговорить и о последних сводках Совинформбюро, и о письмах земляков с фронта, посетовали, что от союзников все еще нет подмоги, а председателя не было.

Наконец на улице раздался конский топот.

— Едет наш Еруслан, — сказал кто-то со вздохом. Шум и грохот на лестнице, визг половиц в коридоре — и в контору не вошел, а влетел коренастый мужичина в кубанке, лихо заломленной на самый затылок, в стеганке защитного цвета, туго перетянутой военными ремнями. Нахлестывая плеткой по голенищу, словно расчищая себе дорогу, он стремительно, враскачку, прошагал к председательскому столу, бегло окинул колхозников лихорадочно блестевшими глазами.

— Заждались? Ничего, привыкайте — время военное. Понятно? А где бригадиры номер три и четыре?

— Они, Харитоша, еще давеча ушли…