Человек человеку бог

Наверное, каждый верующий человек в определенный период своей жизни задавал себе вопрос: «Что я хочу от Бога?»

Бог – наше единственное утешение и самый страшный ужас. В Нем мы сильнее всего нуждаемся и от Него больше всего хотим спрятаться. Он наш единственный союзник, а мы Его враги.
К. С. Льюис. Просто христианство

Наверное, каждый верующий человек в определенный период своей жизни задавал себе вопрос: «Что я хочу от Бога?» Сложность этого вопроса состоит в том, что при ответе на него человек не сможет слукавить, ведь в этом случае он солжет самому себе. Зачем нам Бог? Чтобы обращаться к Нему только тогда, когда у нас проблемы? Но, по словам известного французского писателя прошлого века Экзюпери, Господь, к Которому обращаются лишь изредка, – не настоящий. Если мы приходим к Богу только в случае необходимости, это не Бог – это идол, созданный человеком в его собственном воображении, это некий искусственный божок, который, по человеческим представлениям, должен мгновенно исполнять наши пожелания.

Как тысячу лет назад, так и сейчас Христос обещает каждому человеку, оставившему попечение о земных благах, непреходящее богатство – сокровище на Небесах (Мф. 19:21). Однако ценности в нашем понимании сильно изменились, и нам, к сожалению, сегодня такое сокровище не нужно. Зачастую человек хочет счастливой, беззаботной жизни, даже не думая о том, для чего он живет. В последнее время множество молодых людей добровольно уходят из жизни, ощущая бессмысленность своего существования и чувствуя себя ненужными и лишними в современном обществе. Дар, предлагаемый Христом, мы не можем себе представить, для нас это нечто абстрактное, никак не связанное с обыденной жизнью, в конечность которой мы не хотим верить. В своих молитвах мы просим у Бога здоровья, счастья, благополучия, богатства; нам необходимо многое, но только не Он Сам. Мы просим Господа помочь нам в наших нуждах, но в то же время не желаем, чтобы Он обременял нас Своими «требованиями»: исполнять заповеди, ходить в храм, поститься… И здесь правомерен другой, не менее интересный и важный вопрос: «А что же Бог хочет от нас?»

Некоторые люди думают, что, периодически бывая в храме и соблюдая посты, они тем самым делают Творцу большое одолжение. Другие же исполняют все заповеди Господни, регулярно посещают богослужения, причащаются, но только делают это исключительно из страха перед наказаниями или даже возможностью оказаться в аду. В действительности же Бог не требует от человека ничего. Хороший пример сказанному – евангельская притча о блудном сыне: Господу не нужны рабы, Он хочет иметь только сыновей (Лк. 15:11–32). Любовь Бога к человеку настолько велика, что Он не желает силой ставить нас «на колени», но оставляет нам возможность выбора, даже если этот выбор окажется неправильным. По словам митрополита Антония Сурожского, Бог может сделать все, кроме одного – Он не может заставить человека любить Себя. Господу нужно наше сердце, исполненное любовью к Нему. Святой Николай Кавасила пишет, что Господь, Сам будучи любовью, желает равной любви и, получив ее, Он прощает нам все. Как отмечает известный православный богослов протопресвитер Александр Шмеман, в конечном итоге у человека есть только один грех: не захотеть Бога и отойти от Него.

Бог желает дать нам Свой величайший и бесценный дар, Он хочет поделиться с нами Своею вечностью, Своим бессмертием, а мы… мы переполнены временным, зацикливаемся на своих жизненных проходящих проблемах и не хотим уделить Господу ни минуты своего времени, ни частицы своей жизни. «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:38) – и иначе никак, ведь человек сам делает свой выбор. Он сам обрекает себя на вечную жизнь без Бога, несмотря на все старания Творца подарить своему творению хоть небольшую часть Своей жизни. Человек подменяет дар Божий суррогатом, не понимая, что ничто временное не может войти в вечность.

Чтобы человеческая жизнь имела смысл, одного бессмертия недостаточно. Человек и вся вселенная могут существовать вечно, но без Бога подобное вечное бессмысленное существование будет намного хуже смерти. В одном научно-фантастическом рассказе описывается, как некий астронавт потерпел крушение на пустой каменной планете, блуждающей в космосе. Астронавт имел при себе два пузырька: один с ядом, другой – с эликсиром вечной жизни. Отчаявшись в возможности возвращения на Землю, он захотел покончить с жизнью и выпил яд, но, к своему ужасу, обнаружил, что выпил не из того пузырька. Астронавт по ошибке выпил эликсир бессмертия и этим обрек себя на вечную жизнь, лишенную всякого смысла. Этот рассказ скрывает в себе одну весьма глубокую истину: для того, чтобы жизнь обрела свое истинное значение, человеку нужно не просто бессмертие. Ему нужен Тот, Кто направил бы и упорядочил это бессмертие, придал бы ему смысл, ведь жизнь без Бога не имеет абсолютно никакого смысла.

Бог нуждается в нас не для Себя, это необходимо для нас же самих. Когда мы уходим от Творца, не Он наказывает нас. Когда мы говорим Ему, что сами хотим руководить своей жизнью, то обрываем связь с Богом, и Он не может уже защищать нас от того зла, которое окружает нас. Он любит нас слишком сильно, чтобы нарушить нашу свободу. Христианский писатель XX века К. С. Льюис писал: «Чего, собственно, люди хотят от Бога? Чтобы Он омыл все их прошлые грехи и, любой ценой, позволил начать все сначала? Но Он это уже сделал, на Голгофе. Простить? Они не желают прощения. Оставить их в покое? Увы, боюсь, что именно так Он и поступает». Зачастую мы не понимаем Божьего замысла о нас, однако это не значит, что Он нас наказывает или отвергает за наши проступки. Бог хочет, чтобы мы были счастливы, желает даже больше, чем мы сами. Человек должен понять, что вне Господа – все бессмысленно и пусто, и только в Боге человеческая жизнь обретает свою ценность.

Западный богослов и философ Питер Крифт, перефразируя слова Блаженного Августина, предложил однажды своим читателям поразмышлять над такой ситуацией: Бог является человеку и говорит: «Я дам тебе все, что ты ни попросишь – наслаждение, власть, славу, свободу, богатство, даже мир душевный и чистую совесть. Ничто не будет грехом, Я все разрешу тебе, ты не соскучишься и не умрешь. Но ты никогда не увидишь Моего лица», – и вот это одно «но» обесценивает и разбивает вдребезги все те дарования и преимущества, которые выше Бог обещает человеку взамен Себя. Господь не может дать нам счастье и мир без Него Самого, потому что без Него счастья и мира просто нет. Разум, быть может, и не понимает этого, но сердце – оно ведь точно знает, что Бог человеку нужен больше всего на свете. В одном из своих произведений Льюис задает вполне логичный вопрос: «Если человек соединен с Богом, то как ему не жить вечно? И как может человек, разделенный с Богом, не засохнуть и не умереть?» В каждом человеке есть некая бездонная глубина, заполнить которую, по словам архиепископа Кентерберийского Михаила Рамзея, может лишь один Бог. И до тех пор, пока мы не прекратим избегать Господа, наше счастье будет оставаться все тем же пустынным миражом, стремиться к которому бессмысленно и бесполезно.

Андрей Музольф

Невольник — не богомольник

Поделиться

Есть такая пословица: «невольник — не богомольник». Ее принято вспоминать, когда речь идет о том, что любая «обязаловка» несовместима с христианской верой — ни в школе нельзя преподавать Православие насильно, ни в жизни нельзя к вере принудить и заставлять человека ходить в Церковь.

Но часто критики упрекают: дескать, вы, православные, для проформы так говорите, а на самом деле считаете, что веру нужно агрессивно навязывать. На этом можно ответить вот что. Мы не можем считать, что веру нужно навязывать, уже хотя бы потому, что в Библии — в нашей главной книге — есть история о том, как Бог никому ничего не навязывает. Это — история Благовещения Пресвятой Богородицы.

Мы привыкли к этому сюжету, тысячи раз он становился темой полотен и литературных произведений. Он как будто покрыт музейной пылью. Но если пыль сдуть и посмотреть на него вблизи как на историю обычного, как мы с вами, человека — юной девушки Марии, мы увидим небывалое по напряженности событие. К ней, глубоко верующей благочестивой иудейке, является архангел Гавриил и провозглашает, что она, Непорочная Дева, родит Сына от самого Бога. Трудно представить, но вообразите, что бы испытали в такой ситуации лично Вы?

Для Девы Марии, должно быть, нет сомнений, что с ней говорит Божий посланник и все услышанное — от Бога. И все же Мария в смятении. Что значило в иудейском обществе того времени родить ребенка не от мужа? Вполне возможно, быть побитой камнями как прелюбодейка. Да и кто вокруг поверит, что ее ребенок — Сын Божий, тот самый Мессия, которого ждет весь ее народ. Мария задает ангелу тревожный вопрос: «Как будет это, когда Я мужа не знаю?» Ангел объясняет: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя». Тут снова стоит остановиться и вдуматься: что могла почувствовать юная девушка, услышав такое… Как это понять?! Как это принять?! Как это вместить?! Что теперь делать?!

И вот тут звучат слова принципиально важные слова — Дева Мария смиренно соглашается: «Cе, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему».

Могла бы Дева Мария, грубо говоря, отказаться? Наверное, могла. Мог бы Бог исполнить свой замысле насильственно — грубо говоря, не спрашивая согласия Марии? Мог бы — для Него нет ничего невозможного. Но Бог этого не делает. И это имеет колоссальное значение: Он сотворил человека свободным и теперь всегда и во всем ждет от человека только его доброй воли, только его личного желания. Бог не может спасти человека против воли самого человека. От нас нужен хотя бы шаг навстречу Богу. В раю Адам и Ева, сотворенные свободными людьми, добровольно от Бога отворачиваются: выбирают зло — нарушают заповедь и вкушают плод с древа познания, и Господь изгоняет первых людей из Эдема. Так начинается история нашего мира, который отныне — после грехопадения — считается падшим. Несколько тысячелетий спустя юная девушка Мария — точно так же добровольно и свободно — выбирает добро, Бога и смирение перед Ним. И начинается новая история падшего мира — история его исправления через приход Богочеловека Иисуса Христа.

Ключевые слова здесь — добровольно и свободно. Праздник Благовещения в этом смысле раскрывает, на чем строятся в христианстве отношения человека и Бога. А именно, какого образа мыслей и поступков Бог от человека ждет.. В этом смысле точно звучит пословица «невольник — не богомольник». Смирение перед Богом не может быть ничем иным, кроме как актом свободного выбора.

Соработники у Бога: о священстве и церковной иерархии

За несколько часов до того, как станет известно имя шестнадцатого Патриарха Московского и всея Руси, мы публикуем статью приснопамятного владыки Александра Милеанта, в которой подробно рассказывается о смысле священства.

«Мы соработники у Бога, а вы — Божия нива, Божие строение. Я по данной мне благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем. Но каждый смотри, как строит. Основание — Христос» (1 Кор. 3:6-11).

Богоучрежденность священства

Отличительной особенностью Православной Церкви, как и всех древнейших церквей (армянской, римо-католической, коптской, несторианской и др.), является наличие в ней священства и богослужений. Хотя христианские объединения, возникшие после Лютера (1520 год), не признают ни того, ни другого, однако как священство так и богослужения возникли не в силу каких-то внешних, человеческих причин, а установлены Самим Господом Богом .

Конечно, в духовно-моральном плане все люди равны перед Богом, Который нелицеприятно и судит и милует всех, как Своих детей. Тем не менее, согласно ап. Павлу, подобно тому, как в теле разные его части исполняют функции в соответствии со своим назначением, так и в Церкви необходимы разные должности. Не люди, а Сам Господь Иисус Христос «поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова ,» потому что, «как в одном теле у нас много членов, но не у всех членов одно и то же дело, так и мы многие составляем одно тело во Христе» (Ефес. 4:11-13).

Постепенно происходил отбор и подготовка первых служителей Церкви. Почти что с первых дней Своего общественного служения Господь Иисус Христос из общей среды слушателей выделял некоторых, которых подготовлял быть Его посланниками и продолжателями Его дела. Им Он поручил посредством учения и крещения (Матф. 28:19) привлекать новых учеников, совершать Евхаристию (Лук. 22:19), прощать грехи (Иоан. 20:21-23), распространять и укреплять основанную Им Церковь. «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Иоан. 20:22-23), а, немного позже: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мт. 28:19-20). Здесь Иисус Христос не только уполномочил Своих избранных учеников на подвиг апостольского служения, но и укрепил их особым даром Святого Духа. Этот дар во всей полноте они получили вскоре после вознесения Господа на Небо, в день Пятидесятницы (Деян. 2 гл.).

Все случившееся с ними апостолы восприняли как указание свыше. Не собственное их решение, не общество и не внешние обстоятельства, а именно Бог возложил на них миссию апостольского служения. «Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения,» — писал апостол Павел о своем призвании (2 Кор. 5:18).

По-началу апостолы сами преподавали христианскую веру, сами крестили верующих, возлагали на них руки для преподания благодатных даров, совершали Евхаристию и управляли основанными ими христианскими общинами. Однако, как видно из книги Деяний, из их посланий, а также из ранней христианской письменности апостолы постоянно были озабочены делом привлечения помощников в лице «пастырей и учителей,» в которых подготовляли себе преемников и которых рукополагали в епископов, пресвитеров и диаконов. Не всем, кто захочет, а именно избранным ими лицам апостолы поручали совершать все то, что по-началу сами совершали по повелению Господню. Причем это были не единичные случаи, носящие временный характер, а четкий план, которым они повсеместно и единодушно руководствовались. Поступая так, они закладывали ту прочную, надежную иерархическую структуру, которая должна была обеспечить правильное развитие и распространение Христовой Церкви на все последующие века.

О необходимости определенных должностей в Церкви апостол Павел пишет: «Как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то… имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли — в учении; увещеватель ли, увещевай … начальник ли, начальствуй с усердием.» (Рим. 12:4-8). Призывая уполномоченных лиц усердно совершать порученное им дело, апостол строго запрещал людям, усердным сверх меры, самочинно присваивать себе какие-либо должности в Церкви, ибо «никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон,» — учил апостол (Евр. 5:4). Таким образом, какой бы высокой нравственностью или полезными качествами человек ни отличался, он не смеет, без особого избрания и посвящения со стороны уполномоченных в Церкви лиц священствовать и управлять другими. О себе апостол Павел писал, что «не человеками и не через человека, но Иисусом Христом и Богом Отцом избранный Апостол» (Гал. 1:1). «Каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих. От домостроителей же требуется, чтобы каждый оказался верным» (1 Кор. 4:1-2).

Апостольская преемственность

и неизгладимость священства

И з сопоставления различных мест Священного Писания, говорящих об избрании и посвящении в Церковные должности видно, что в этом процессе всегда тесно переплетаются два момента: с одной стороны — Божие избрание, а с другой — осуществление избрания и особое посвящение кандидата уполномоченными служителями Церкви .

Так, после вознесения Спасителя на Небо, Его апостолы причислили к лику двенадцати нового ученика на место отпавшего Иуды. Помолившись Богу с просьбой указать им достойного кандидата, они бросили жребий. И жребий пал на Матфия (не Евангелиста, а другого), которого с этого времени апостолы объявили своим полноправным сотрудником (Деян. 1 гл.).

Как видно из Новозаветного Писания и из древних христианских документов, посвящение в священническое служение — будь то епископское, пресвитерское или диаконское -всегда совершалось через рукоположение, т.е. через формальное возложение рук посвящающих на главу посвящаемого. Так о посвящении семи диаконов в книге Деяний Апостольских читаем: «Их поставили перед Апостолами, и сии, помолившись, возложили на них руки» (Деян. 6:6). По поводу посвящения пресвитеров в Листре, Иконии и Антиохии св. Лука пишет: Павел и Варнава » рукоположив же им пресвитеров к каждой церкви, они помолились с постом и предали их Господу, в Которого уверовали» (Деян. 14:23). Своему ученику Титу, поставленному в епископа острова Крита, ап. Павел напоминает: «Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал» (Титу 1:5), но при этом » рук ни на кого не возлагай поспешно, и не делайся участником в чужих грехах» (1 Тим. 5:22) — очевидно потому, что посвящающий несет ответственность за посвящаемого.

Важно обратить внимание на то, что возложение апостольских рук воспринималось не только как видимый знак назначения на ту или другую должность в Церкви, но считалось проводником, хотя невидимой, но реальной и ощутимой Божественной силы. Только в этом плане становятся понятными слова ап. Павла, обращенные к Тимофею, которого он рукоположил в епископа города Ефеса: «Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства ,» и немного позже: «Напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение » (1 Тим. 4:14, 2 Тим. 1:6).

При этом, посвящая избранных ими лиц на разные церковные посты, апостолы сознавали, что первопричиной как избрания, так и посвящения являются не они, а Господь: «Каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих» (1 Кор. 4:1). К ефесским пастырям апостол Павел говорил: «Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровью Своею» (Деян. 20:28).

Уже с первого века христианства крепко утвердилась традиция, несомненно, установленная апостолами, что рукоположения совершают только епископы. При этом для посвящения в епископскую степень необходимо два или больше епископов, а для посвящения на низшие должности достаточно одного епископа. Вот выдержки из молитв, которые читаются при посвящении в священнство. «Божественная благодать, всегда врачующая немощных и восполняющая оскудевающих, возводит благоговейнейшего диакона … в пресвитера. Помолимся же о нем, чтобы сошла на него благодать Всесвятого Духа.» В ответ на это хор протяжно поет «Господи, помилуй.» И дальше епископ молится: «Боже великий в силе и неисследимый в разуме, дивный в совете более сынов человеческих, сам Господи и сего раба Твоего, которого благоволил возвести на пресвитерскую ступень священства, наполни даром Твоего Святого Духа, чтобы он достойно предстоял жертвеннику Твоему, благовествовал Евангелие Твое, священнодействовал слово Твоей истины, приносил Тебе дары и жертвы духовные, обновлял людей Твоих купелью нового рождения. Чтобы он, удостоившись встретить великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Твоего Единородного Сына, в Его втором пришествии получил награду доброго домостроителя соответственно возложенному на него служению, по множеству благости Твоей…»

С самых ранних времен в Православной Церкви очень строго следили за непрерывностью апостольской преемственности, то есть, чтобы каждый новый епископ получал свое посвящение от законных епископов, посвящение которых непрерывно восходило бы к апостолам. Из «Церковной истории» епископа Евсевия Кесарийского (начало 4-го столетия) знаем, что все поместные древнехристианские церкви хранили списки своих епископов, в их непрерывной преемственности. Это давало возможность отсеивать самозванцев.

«Мы можем, — пишет св. Ириней Лионский (середина 3-го столетия), — перечислить тех, кто от апостолов поставлены епископами в церквах, и преемников их даже до нас,» и действительно, перечисляет по порядку преемство епископов Римской церкви почти до конца второго века. Тот же взгляд на важность преемства выражал и Тертуллиан (3-е столетия). Он писал об еретиках его времени: «Пусть покажут начало своих церквей и объявят ряд своих епископов, который бы продолжался с таким преемством, чтобы первый их епископ имел своим виновником или предшественником кого-либо из апостолов, или мужей апостольских, долго обращавшихся с апостолами. Ибо церкви апостольские ведут свои списки (епископов) именно так: смирнская, например, представляет Поликарпа (начало 2-го столетия), поставленного Иоанном; римская — Климента, рукоположенного Петром; равно и прочие церкви указывают тех мужей, которых, как возведенных на епископство от самих апостолов, имели они у себя отраслями апостольского семени.»

Если цепь апостольской преемственности по какой-либо причине оказывается прерванной, то последующие рукоположения признаются не действительными, а священнодействия и таинства, совершаемые назаконно рукоположенными лицами, — безблагодатными. Условие это настолько серьезно, что отсутствие преемственности епископства в той или иной христианской деноминации лишает ее свойства истинной Церкви, даже при наличии в ней неискаженного догматического учения. Такое понимание присуще было Церкви от ее начала.

В то же время таинство священства, правильно совершенное, — неизгладимо. Поэтому запрещается рукополагать два раза того же человека в тот же сан.

Таинство Священства, как и таинства Крещения и миропомазания, существенно меняет человека, наделяя его правом и духовной силой учить верующих, совершать богослужения. Однако эта власть и сила действенны только, пока священнослужитель находится в Церкви и в полном послушании ей. Таинства, совершенные запрещенным священником, — недействительны.

Степени священства и

особенности епископского служения

О пресвитерах мы читаем в книге Деяний. Ап. Павел, «рукоположив им (христианам Листры, Иконии и Антиохии) пресвитеров в каждой церкви,» помолился с постом и предал их Господу, в Которого те уверовали (Деян. 14:23). Ап. Иаков поручил пресвитерам совершать таинство елеосвящения для исцеления болящих: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господа» (Иак. 5:14).

Апостол Павел призывал верующих оказывать пресвитерам честь, соответствующую их служению: «Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении. Ибо Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей» (1 Тим. 5:17-18, 1 Тим. 5:19). И в другом месте об этом же: «Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас, и почитать их преимущественно с любовью за дело их; будьте в мире между собою,» — учил ап. Павел (1 Фес. 5:12-13).

Должность пресвитеров (позже называемых священниками) признавалась ниже епископской: пресвитеры (священники) крестили, совершали Евхаристию, отпускали согрешения кающимся, но не могли рукополагать других.

О возникновении диаконской степени (низшей степени в церковной иерархии) повествует книга Деяний. Поводом к установлению диаконства было неудобство совмещать апостолам служение слову Божию с попечением о бедных и трапезах, которые учреждались для них: «Нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу, а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6:2). Со временем главным назначением диаконов сделалось то, чтобы они помогали епископам и пресвитерам при совершении таинств и проповедания слова Божия. В послании к Филиппийцам ап. Павел вместе с епископами приветствует диаконов (Фил. 1:1). Он также изображает, каковы должны быть диаконы и их семейства (1 Тим. 3:8-12).

Епископское служение — высшее . Епископы Церки- прямые преемники апостолов и продолжатели их дела. К ним апостол Павел обратился со следующими словами: «Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровью Своею» (Деян. 20:28). Из этих слов видно, что на епископах лежит ответственность за Церковь — за чистоту ее учения, за нравственное совершенство ее членов и за благоустройство церковной жизни. В качестве примера епископов первого века, можно указать на Тимофея, к которому адресованы два Новозаветных послания. Он епископсвовал в Ефесе. Святой Тит, которому адресовано одно послание, епископствовал на острове Крите.

Епископ, во-первых, есть главный учитель в своей церкви и для простых верующих и для самих пастырей. Это показывают: а) послания ап. Павла к Тимофею, которому Апостол с особенной силой заповедовал: «внимай себе и учению.» » Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» ((1 Тим. 4:16, 2 Тим. 4:2-5). Тимофею апостол поручил дело подготовления будущих епископов (2 Тим. 2:2), чтобы он наблюдал за пресвитерами в их учительском служении, и ревностных в слове сподоблял сугубой чести (1 Тим. 5:17). 58-е апостольское правило гласит: «Епископ, нерадящий о причте и людях, и не учащий их благочестию, да будет отлучен; если же останется в этом нерадении и лености, — да будет извержен.» Апостольские постановления, где заповедуется епископу наблюдать, чтобы в Церкви сохранялась чистота истины и правила последующих Соборов, повелевают, чтобы «предстоятели церквей во все дни, и наиболее же в дни воскресные поучали весь клир и народ словами благочестия.» Вот почему древние апологеты христианства утверждали против еретиков, что истинное предание и учение Христово сохранилось в Церкви от самих апостолов, и именно через непрерывное преемство епископов.

Во-вторых, епископ, по силе Духа, есть первый священно-действователь и совершитель св. таинств в своей епархии. Некоторые священнодействия как в древности, так и ныне исключительно предоставлены ему. Так, он один имеет право рукополагать во священника и в прочие церковные чины на основании Слова Божия (Тит. 15, 1 Тим. 5:22), правил св. апостолов и св. Соборов, и по единодушному учению св. учителей Церкви, которые называли это правило самым важным преимуществом епископа перед священниками и говорили: «Чин епископа преимущественно назначен для рождения отцов: ибо ему принадлежит умножать в Церкви духовных отцов. Другой чин (пресвитерский) рождает Церкви банею пакибытия детей, но не отцов или учителей. Как же возможно, чтобы пресвитер поставлял пресвитера, когда для поставления его не имеет никакого права хиротонии? Или каким образом пресвитер может быть назван равным епископу? Так же один только епископ имеет право освящать миро и жертвенник или антиминс, что также видно из соборных правил и учения православной Церкви.»

Епископ, наконец, есть главный правитель в своей церкви (Деян. 20:28, 1 Тим. 5:19). Он обязан наблюдать за исполнением Божиих Заповедей и церковных законов, руководить жизнью церквей, находящихся в его епархии, назначать священников на приходы.

Духовные качества священнослужителей

В своих «пастырских» посланиях ап. Павел несколько раз останавливается на теме, какими качествами должны отличаться священно-служители. Например: «Епископ должен быть непорочен… держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать» (Тит. 1:9). Апостол Петр так наставляет епископов и священников:

«Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним непринужденно, но охотно (и богоугодно), не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду; и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы» (1 Пет. 5:1-5).

Ап. Павел наставляет Тита, что поставляемый им пресвитер должен быть

«непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности. Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не задорный; не корыстолюбив, но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержан, держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать» (Тит. 1:5-10).

Ожидая от священнослужителей высоких нравственных качеств, верующие должны при этом учитывать, что благодать священства, хотя и помогает человеку в духовной жизни, не делает его совершенным. Священник или другое духовное лицо- тоже человек, обремененный общими всем человеческими немощами и подверженный тем же искушениям, что и мирские люди. Поэтому Церковь всегда учила, что действенность таинств и благословения священнического зависят не от степени духовной высоты совершающего, а от веры и благоговения принимающих .

Вообще Господь и Его апостолы возбраняли верующим становиться судьями своих пастырей, потому что они ответственны перед Богом. «Кому много дано, с того много спросится.» Поэтому святой Иоанн Златоуст (4-е столетие) говорил: «Я не думаю, что многие пастыри спасутся.»

Когда так мало людей готовы жертвовать собой ради духовного блага ближних, надо по крайне мере ценить тех, которые согласились взять на себя дело служения Богу и ближним.

«Поминайте наставников ваших, — наставляет апостол Павел, — которые проповедовали вам слово Божие; и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их… Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неустанно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет» (Ев. 13:7, 17). «Просим же вас, братия, уважать трудящихся у вас, и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас, и почитать их преимущественно с любовью за дело их; будьте в мире между собою» (1 Фес . 5:12-13). «Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении» (1 Тим. 5:17-18).

Итак, будем дорожить тем, что наша Церковь сохранила не только учение Христово в его первоначальной чистоте, но и благодатное священство и таинства, переданные Церкви святыми апостолами. Большинство современных «церквей» давно все это растеряли. Будем молиться за тех, кто совершают священническое служение в Церкви и помогают нам обновиться и окрепнуть духовно!

Епископ Александр

Гдз Боголюбов Л.Н. к учебнику по обществознанию 6 класс Параграф 10

3Подготовь рассказ о добром человеке, которого ты встретил в жизни.

Однажды, летом 2013 года я поехала в детский оздоровительный лагерь, в котором я была уже несколько раз. В таких местах, где много детей, много праздников, концертов, всегда найдутся добрые люди. Но я своего человека повстречала в своем же отряде, с первого взгляды она мне показалась очень скрытной и неприветливой, но это только обманчивое первое впечатление. Каждый день мы помогали вожатым рисовать плакаты, придумывать сценки, сочинять песни, мы стали друг друга узнавать, и я поняла, что добрее человека я еще никогда не встречала. Она оказалась жизнерадостной, открытой, смешной, а еще она очень красивая. Мы были подростками, когда начали общаться, и это время, когда мы дружили, я не забуду никогда. Когда мы разъехались по разным городам, все равно общались, созванивались, даже писали письма Друг другу с открытками и наклейками, каждый раз было так волнительно получать от нее письмо. Несколько раз даже приезжали друг к другу в гости. Сейчас 2015 год, мы по-прежнему лучшие подруги, теперь живем в одном городе, встречаемся не часто, но каждая встреча для меня — это как глоток свежего воздуха, от добрых людей заряжаешься энергией и этой добротой, светом, который внутри них. Я счастлива, что у меня есть такая подруга.

Человечество установило не один рекорд за прошедшие столетия. Тем не менее, есть вещи, которые каждому из нас неподвластны с научной точки зрения. Сделать их невозможно (или практически невозможно) ввиду нашей физиологии. Хотите знать, что это? Тогда читайте в журнале «ЕЩЁ»:

10+ вещей, сделать которые не получится ни у одного из нас

Вы изрядно удивитесь, узнав, в чем именно ограничены человеческие возможности!

1.Сложить бумагу 8 раз

фото:

Каким бы большим ни был размер бумаги, у вас не получится сложить ее больше 7 раз. Это было доказано учеными на примере листа А4.

2. Шевелить ушами

фото:

Этим умением были наделены наши предки, но с течением времени оно утратило свою функциональность и в конце концов атрофировалось. Чтобы привести уши в движение, нужно задействовать 3 мышцы, расположенные перед, над и за ними.

3. Поместить кулак в рот

Для этого у вас должен быть маленький кулак и большой рот. Но поскольку среднестатистический размер человеческой кисти варьируется между 15 и 27 см, а рта в пределе 7 см, провернуть этот трюк получится у очень немногих.

4. Сложить язык трубочкой

фото:

Считается, что умение сворачивать язык в замысловатые формы — генетическая черта, передающаяся по наследству. Поэтому далеко не все люди умеют складывать язык трубочкой.

5. Достать языком до локтя

фото:

Это физически невозможно. Для этого у вас должно быть достаточно короткое предплечье и очень длинный язык. А еще вы должны обладать определенным уровнем гибкости.

Почему мы зеваем: 11 интересных фактов о зевоте!

6. Говорить на вдохе

Просто попробуйте это сделать! Чтобы что-то сказать, воздух должен пройти через ваши голосовые связки для создания вибрации. Вы, конечно, сможете издать какие-то звуки на вдохе, но они будут очень странными.

7. Съесть ложку корицы

фото:

В корице содержатся вещества, вызывающие рвотный рефлекс. Поэтому проглотить большое количество специи за раз у вас не получится — вы подавитесь. Помните об этом, добавляя корицу в кофе!

8. Быстро вращать руками с одинаковой скоростью

фото:

Люди не симметричны от природы. Это утверждение касается и наших рук. Правая зачастую сильнее левой, поэтому вращать ею вы будете быстрее или делать шире круг.

9. Надолго задерживать дыхание

Вы непроизвольно выдохните. Дело в том, что кислород жизненно необходим нашему организму. Он устроен таким образом, чтобы контролировать уровень углекислого газа. А значит, когда он станет критическим, мозг сам подаст сигнал телу дышать и вы не сможете больше задерживать дыхание.

10. Разбить яйцо пальцами

фото:

Держа его за края, мы оказываем давление на всю поверхность яйца. Чем оно больше, тем меньше давления приходится на саму скорлупу.

11. Пощекотать себя

фото:

Все дело в нашем мозжечке! Ученые-неврологи доказали, что эта часть головного мозга умеет отличать ожидаемые ощущения от неожиданных, блокируя первые. Таким образом, пощекотать самого себя у вас не получится.

12. Согнуть мизинец так, чтобы не пошевелился безымянный палец

фото:

Все пальцы взаимосвязаны между собой. Они делят на всех одну систему сухожилий, позволяющую нашим пальцам сгибаться. Попробовав согнуть мизинец, вы заметите, что вместе с ним сгибается и безымянный палец.

Понравилась статья? Поделитесь ею с друзьями в соцсетях, а заодно не пропустите:

А вы знали? 15+ интересных психологических фактов о нас с вами

10+ вещей, которые согласно науке, не сможет сделать ни один из нас! обновлено: 26 августа, 2019 автором: Анна Шугарей Ещё: возможности наука человек это интересно Не пропустите самое важное в «Google Новостях» от E-W-E.RU

Мотиноринг ситуации с коронавирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Реклама