Что делать если ребенок атеист?

Ребенок – атеист: что делать родителям?

В современном мире большое количество людей называет себя верующими. Даже если они не ходят регулярно в церковь, не молятся и не соблюдают пост, в глубине души мысль о существовании бога не вызывает у них сомнений. В каком духе будет воспитан ребенок, зависит от родителей. Если вопросам религии в семье не уделялось особого внимания, скорее всего, и он не будет задумываться над этим вопросом.

Но случается и такое, что у истинно верующих родителей вырастает ребенок атеист, отрицающий существование бога.

Причины появления атеизма у ребенка

Выражаясь научным языком, атеизм рассматривает религию как иллюзорное сознание. Люди-атеисты отрицают существование каких-либо богов. В защиту этой позиции ученые приводят различные логические и научные аргументы. Однако почему такое мнение может появиться у ребенка?

Можно сделать несколько предположений:

  • Ребенок действует из духа противоречия. В силу небольшого возраста он пока не понимает, насколько важна вера для его родителей, и своей позицией хочет им насолить. Возможно, ребенка утомляют походы в церковь и причастия, он считает эти ритуалы отталкивающими и пугающими.
  • Отторжение веры может возникнуть у малыша, если ему пришлось пережить смерть родственника, или кого-то из родителей. Пример: ребенка воспитывали в религиозном духе, что не встречало его возражений, но после трагедии, произошедшей в семье, ребенок задается вопросом, может ли бог быть жесток, и делает вывод, что его не существует. К подобному умозаключению нередко приходят не только дети, но и взрослые, потрясенные потерей близкого человека.
  • Возможно, малыша потрясла полученная им информация о религиозных войнах или террористических актах. Дети склонны анализировать происходящие вокруг события, и интерпретировать их по-своему. Ребенок мог прийти к выводу, что все религиозные люди агрессивны, и бог непрерывно связан с войной и трагедиями.
  • Если о своих атеистических убеждениях говорит подросток, скорее всего, он может объяснить свою точку зрения и рассказать, что привело его к ней.

Возможно, ребенок не понимает, как можно верить в то, что нельзя увидеть своими глазами или потрогать руками. Такое сухое, рациональное мировоззрение свойственно детям с техническим складом ума. А вот творческие, впечатлительные натуры склонны верить в бога с малых лет.

Как вести себя родителям, не разделяющим его мнение?

Религиозные взгляды не должны быть источником ссор в семье. Прежде всего, в доме должна царить атмосфера взаимного уважения. Многое зависит от того, как ребенок преподносит свою позицию, хочет ли он обсуждать с родителями свои атеистические убеждения.

Он может иметь свое мнение, но никому его не навязывать. Если же родители продолжают исповедовать свою веру, а сын или дочь проявляют агрессию, пытаются запретить делать это, высмеивают родительские убеждения — такое поведение допускать нельзя.

Необходимо объяснить ребенку, что существует такое понятие, как оскорбление чувств верующих. В него входит неуважительное отношение к святым лицам, религиозным артефактам, обрядам и ритуалам. В России оскорбление чувств верующих считается административным правонарушением.

Чтобы уладить возникший конфликт, нужно наладить доверительное общение между родителями и детьми. Взрослые должны показать, что люди могут и должны общаться друг с другом уважительно, даже если их религиозные убеждения не совпадают. Помимо религии есть множество других тем, достойных обсуждения, и чтобы не провоцировать конфликты, тему вероисповедания можно просто обходить стороной.

В свою очередь, и родители должны показать пример спокойного и достойного поведения — не обсуждать атеистов в негативном ключе, не осуждать тех, кто не ходит в церковь и не молится, не навязывать свою веру. Например, нельзя принуждать ребенка носить крестик, если он не хочет, так как это не поможет ему поверить в то, что так усиленно отрицал.

Влияет ли круг общения на мировоззрение детей?

На мировоззрение ребенка влияет не только его семья, но и близкое окружение — одноклассники, друзья, педагоги. В качестве примера можно привести времена Советского Союза, когда школьные учителя открыто пропагандировали среди учеников позицию отрицания бога.

Верующие семьи часто посещают общественные мероприятия аналогичной направленности. Там дети знакомятся со сверстниками, которые также воспитаны в религиозном духе. В подобной атмосфере у ребенка вряд ли разовьются атеистические взгляды.

Не верят в бога или не задумываются о его существовании чаще те дети, родители у которых большую часть времени посвящают работе — им просто некогда вести разговоры и разъяснительные беседы на такие темы. Это не значит, что такие семьи хуже, или достойны уважения меньше, чем верующие — просто у них в приоритете находятся другие ценности.

В подростковом возрасте ребенок может столкнуться с непониманием сверстников — возможно, в его компании не принято или не считается престижным верить в бога. Для подростков важно иметь вес и авторитет в коллективе, поэтому он может отказаться от своих убеждений, чтобы завоевать лидерство и избежать насмешек.

Может произойти обратная ситуация — ребенок-атеист, познакомившись с верующими друзьями, начнет ходить в церковь. Нередко юношей и девушек приводят в церковь личные переживания — проблемы в отношениях с родителями, безответная влюбленность. В таком случае они могут просить совета у церковных настоятелей.

Как каждый человек на территории России обладает правом исповедовать и практиковать любую религию, так и ребенок может быть атеистом. Не существует такого закона, который мог бы официально принудить его объявить себя христианином.

Но по мере взросления, особенно в подростковом периоде, ребенок может с легкостью изменить свое мнение. Сложно предугадать, что этому поспособствует — новый круг общения или личные умозаключения. Родителям стоит проявить деликатность и уважение к любому выбору своего ребенка. Подростки — очень тонкие натуры, и любой, кто не разделяет их мнения, теряет авторитет для них. Мудрые родители, вспомнив себя в этом возрасте, должны максимально лояльно направить мышление ребенка в нужное русло.

«Дети-атеисты» — новая беда в образовании

Газета «МК» опубликовала текст о новой инициативе начальников от образования. «Закон Божий» в виде ОРКСЭ не привился, придумываются некие новые «предметы» с более крутыми аббревиатурами (Основы духовно-нравственной культуры народов России — ОДНКНР)
Во первых, нет никаких «детей-атеистов» или «детей-православных», ребенок начинает осознавать религиозные понятия с момента наступления пубертатного периода или позже (13-18 лет в зависимости от скорости созревания, взросления), до этого момента он просто повторяет за взрослыми их действия, совершенно не вникая в смысл, а часто (особо чувствительные натуры) получая стойкую отрицательную эмоцию, впечатление от навязывания ему некоего поведенческого мировосприятия, напрямую не связанного с его деятельностью, его реальной жизнью.
Сравните, какие действия человека регламентируются т.н. «божьими заповедями» и какие уголовным кодексом и правилами поведения на уроке. У ребенка нет никакого понятия об «укради», если его никто не научит воровать, намеренно присваивать чужое имущество, про прелюбодеяние и лишение жизни вообще бессмысленно разговаривать, не давая сначала понятий о современных общественных отношениях, и современной информационной среде, где в основном и обучаются современные дети. Если кто-то вдруг решил, что в стране есть какие-то исключительно религиозные семьи, в которых растут исключительно религиозные дети, то для обучения религиозным традициям есть воскресные школы и отдельное от светского религиозное обучение, а в государственных школах должно быть обучение праву, чтобы человек ориентировался в современном ему мире, а не в понятиях и клановых предпочтениях.
Во-вторых, все попытки навязать школе какое-то «морально нравственное» обучение под видом «воспитания» обычно происходят из потребности куда-то пристроить выпускников различных «духовных» заведений, которые не получили в пользование места в церковной иерархии. Чему они могут научить, — совершенно понятно,— ничему, и воспитать никого не смогут ни личным примером (пошел работать посредником к «богу», ага, хорош пример для подражания, пожизненное нищенство) ни по какой-либо методичке. По методичке воспитать вообще невозможно, вся история советского периода показала, что только реальное действие, практика воспитывает из человека гражданина.
Можно долго рассказывать про Правила Дорожного Движения, но если человек сам не управляет автомобилем и не выезжает на дорогу, то все рассказы бессмысленны. В советской школе вполне хватало уроков истории (у нас ещё обществоведение было), где на примерах героев революции и войны, просмотра фильмов и чтения книг (постановок спектаклей и разучивания песен) формировался соответствующий образ поведения, пример для подражания. Кому воспитанник будет подражать при квазирелигиозном обучении? Подвигам «святых», которые в основной массе сначала были преступниками, а потом через Церковь пришли к «богу» и обрели «святость»? Или лицемерному переписыванию реальной истории, исправлению «правды» на «истину», как это постоянно практикуется при смене «идеологий»?
В-третьих, — все чаще стали раздаваться голоса, — в СМИ, даже среди вроде бы вменяемых людей о необходимости «идеологии» в стране, об изменении Конституции с этой целью. Понятно, что речь идет о некоей искусственной конструкции вроде «строительства общего блага» за которой стоит возможность создания квазиполитических структур за государственный счет, исполняющих роль цензора за общественной жизнью, которая вдруг «потечет» вне идеологии. То есть обычный «распил бюджетов» на разводе масс некоей сверхценной идеей. Это не просто антиконституционно и незаконно (введение «руководящей роли» какой-то группы лиц и их мировоззрения), это снова тормоз (крест) на общественном развитии России, пути российского общества к нормальным, законным (по закону, правовым) отношениям (а не по понятиям и «заповедям» как в лесу).
Никакие аргументы вроде «мы так привыкли к насилию», не проходят, отвыкайте, привыкайте думать самостоятельно, а не тупо примыкать к банде, где лучше кормят и вождь жирнее.
Так что нет необходимости вводить в школе никаких особых предметов о «наших супертрадициях» или «нашей особой сверхкультуре», «отдельной цивилизации». Обычно такие усилия заканчиваются фашизмом. Обесчеловечиванием.
Совершенно понятно, что чиновники Минобразования и Минпросвещения (или как они там теперь себя назвали) просто исполняют некие бюрократические ритуалы, следуя неким Указаниям и ловя Мысли и Тренды Начальства. Но иногда, особенно в наше «божественное» время, стоит включить голову на полную мощность и подумать о том недалеком будущем, в котором воплощаются выращиваемые «гроздья гнева». И вообще странно слышать, как одной рукой осуществляется некий беспрецедентный «прорыв», а другой уничтожается будущее того же народа, который его должен осуществлять.

Что делать, если наш ребенок теряет веру в Бога?

Здравствуйте, дорогие посетители православного сайта «Семья и Вера»!

К сожалению, мы можем стать свидетелями, как наш ребенок/подросток теряет веру… Отсюда вопрос: как надо вести себя, чтобы помочь нашему чаду?

Протоиерей Максим Козлов дает нужные советы, а также помогает разобраться и в сопутствующих вопросах:

• Если ребенок/подросток, который был не воцерковлен в детстве, носит крест и от случая к случаю, как умеет — молится, но не исповедуется и не причащается, надо ли его сейчас к этому подталкивать?

• Нужно ли взрослых детей, живущих в грехах, уговорами заставлять пойти в храм и исповедоваться, хотя у них нет такого желания?

• Быть может, они почувствуют там благодать и будут сами ходить на службы?

• А когда взрослый ребенок по причине ли собственной греховности или греховности родителей, поздно воцерковивишхся и не приведших его в детстве в ограду Церкви, многие годы пребывает в разного рода искушениях и, несмотря на тo, что мать и отец теперь уже неустанно молятся, никакого видимого результата, сдвига в его душе не происходит, можно ли в данном случае что-то изменить?

Отвечает протоиерей Максим Козлов:

«Что значит «теряет веру»? Коллизии, которые описывает Достоевский в «Подростке» или отчасти в «Братьях Карамазовых», люди редко переживают с такой степенью остроты, это не каждодневная реальность.

Как правило, речь идет о возрастном охлаждении веры, которое подстерегает подростка в период юношеского взросления, часто сопровождаемое увлечениями духа века сего в различных его проявлениях — от пакостной музыки до пакостной литературы, и столь же распространенным ныне, по большей мере культивируемым и потому отчасти психологически оправданным, отталкиванием от родительского авторитета, что, конечно же, в принципе определяется самим духом современного секулярного общества.

Мудрый верующий родитель подойдет к этой поре жизни собственного ребенка с пониманием и не станет силовыми методами отстаивать свой авторитет, а постарается оказаться выше, как бы незатронутым декларируемыми глупостями, эпатирующими фразами, той бурей в стакане воды, которую обычно производят подростки.

Самая большая родительская ошибка — взволноваться до крайности из-за того, что их сын или дочь теряет веру, а в подтексте: что мы не так сделали? И руками, и ногами ухватиться за повзрослевшее чадо, чтобы отстоять его в своей вере.

Да нет, отнеситесь к этому спокойнее: помните, что Господь и Спаситель наш любит вашего ребенка больше, чем вы, и желает ему спасения больше, чем вы можете желать, и печется о нем так, как вы со всеми своими усилиями и близко не можете. Оставайтесь рядом спокойными и уверенными христианами, стараясь чисто по-человечески в этот период не ухудшить с ним отношения. И если в какой-то день вы вдруг в первый раз услышите: «Да не пойду я на литургию, сегодня воскресенье, лучше я высплюсь», то не требование встать и идти вместе с вами на службу будет правильной формой реакции, а грустная улыбка сожаления: «Ну что ж, вольному — воля, спасенному — рай, спи, если хочешь», — и тихо закрытая дверь за собой гораздо живее отзовутся в сердце, чем что-то иное.

— Если твой взрослый уже ребенок, не воцерковленный в детстве по причине твоей собственной в то время невоцерковленности носит крест и от случая к случаю, как умеет, молится, но не исповедуется и не причащается, надо ли его сейчас к этому подталкивать?

— То, что он носит крест, — уже хорошо, это значит, по крайней мере, что он не осознает себя вполне чуждым Церкви. Безусловно, каждому человеку, хотя бы чуть-чуть Церкви не чуждому, мы должны желать большей меры воцерковления. Это само собой разумеющаяся аксиома.

Тому, кто ходит в Церковь на Рождество и на Пасху, следует пожелать, чтобы он начал ходить хотя бы на двунадесятые праздники. Тому, кто ходит на двунадесятые, чтобы он, глядишь, и к воскресным службам приобрел навык. Тому, кто постится только Великим постом, чтобы он дошел до того, что прочие посты, в том числе в среду и пятницу, — тоже никто не отменял, даже в начале XXI века.

Так что пространство для нашего возрастания из меры в меру здесь большое, и путь свой каждый должен пройти сам. Это, безусловно. Но тут есть и некоторые пороги. По сути дела, человек, еще не приступавший к Таинствам сознательно, находится только около ограды церковной, даже если он был крещен в детстве и крестик носит. Поэтому это, наверное, самое большое, что можно ему желать и к чему его направлять.

Однако задача наша здесь заключается не в том, чтобы проговаривать ответы, а в том, чтобы ставить вопросы, которые бы не отодвигали вопросы веры, иными словами, вечность Неба, из поля зрения собственного ребенка.

Нельзя ему надиктовывать: «ты должен сделать так, должен эдак», но через характер нашего с ним общения и не только с ним, а и с другими членами семьи, с родными, кто уже в Церкви, через само наше поведение, этот образ вечности, так же, как и актуальность, важность для нас церковного бытия, должны ясно прочитываться.

И это будет то, что не позволит нашему ребенку такого рода вопросы отметать, как несущественные. Поэтому ставьте вопросы, но не диктуйте ответы — вот, пожалуй, чем мы можем помочь нашим не воцерковленным в раннем возрасте детям.

— Нужно ли взрослых детей, живущих в грехах, уговорами заставлять пойти в храм и исповедоваться, хотя у них нет такого желания? Но быть может, они почувствуют там благодать и будут сами ходить на службы?

— Я могу только поделиться своим небольшим священническим опытом, а также опытом других, более старших по возрасту священников. Есть такая старая народная мудрость: невольник не богомольник. Чего можно добиться, приведя великовозрастного и самостоятельного сына силком в храм?

Допустим, что под давлением слез, и уговоров матери он пришел туда вместе с ней, и даже подошел к кресту и Евангелию, ощущая ее взгляд за своей спиной. Он сделал то, что от него добивались. Но при этом в нем не было никакого собственного желания покаяться. Он формально перечислил наиболее общие грехи, притом, что лежащее на сердце осталось невысказанным.

Такая исповедь не принесет решимости отстать от тех грехов, в которых он коснеет. Это настоящая профанация таинства. И матери-христианке куда разумнее молиться с верой, что Господь слышит ее молитвы и что они никогда не остаются неисполненными.

Другое дело, что эти молитвы исполняются не так быстро, как мы желаем, и не теми путями, как нам хочется: завтра сын проснулся другим человеком и вошел в ограду церковную уже вполне благочестивым и воцерковленным.

Быть может, его путь к Церкви будет связан с какими-то жизненными скорбями и испытаниями. И тут очень важно, чтобы мать являла сыну пример доброй христианской жизни. Если он будет слышать не укоры и раздражение, а видеть, с какими глазами она пришла из церкви, или как ей действительно хочется молиться дома, или какая радость в ней возникает от воздержания в пост, то и сам, в какой-то момент, захочет к этому приобщиться.

— А когда взрослый ребенок по причине ли собственной греховности или греховности родителей, поздно воцерковивишхся и не приведших его в детстве в ограду Церкви, многие годы пребывает в разного рода искушениях и, несмотря на тo, что мать и отец теперь уже неустанно молятся, никакого видимого результата, сдвига в его душе не происходит, можно ли в данном случае что-то изменить?

— Да, наглядного результата может быть в таком случае и не видно, но верующий человек всегда должен знать, что не только видимый и сегодняшний результат является плодом молитвы.

Тут самое важное — не надиктовывать Богу, что Ему лучше сделать с нашим ребенком. А молиться: «Господи, дай ему покаяние, когда он согрешит, приведи его в ограду Церкви Твоей святой, какими Сам знаешь путями. Я их не знаю, знал бы, давно бы это сделал, но Ты Сам приведи. Вразуми — какой угодно ценой. И я не прошу для него ни благополучия, ни даже здоровья, а прошу только покаяния и того, чтобы он стал православным человеком… Что означает не профессионально устроенным, счастливо женатым и так далее, но просто покаявшимся и верующим».

И вот такую до конца мужественную молитву Господь обязательно услышит, хотя исполнится она, быть может, лет через двадцать, через тридцать, может быть, вообще в конце жизненного пути. Но ведь мы же для вечности эту молитву творим. Поэтому главное — понять и принять, что если молитва совершается, то — Евангелие же нам не лжет — о чем мы просим у Бога с верой, Он дает».

В воспитании ребенка нужен особенный педагогический такт

Трудности подросткового возраста

<< На главную страницу Вопросы священнику >>