Дача чуковского

Дом-музей К.И. Чуковского

Выдающиеся сотрудники разных лет

Лев Алексеевич Шилов (1932 — 2004), звукоархивист, искусствовед, литературовед, лектор, музейный работник. С 1996 и до своей кончины Лев Алексеевич Шилов возглавлял филиал (ныне — отдел) ГЛМ «Дом-музей Корнея Чуковского в Переделкине».

Окончив филологический ф-т МГУ (1954), работал в Музее Маяковского, принимал участие в подготовке собраний сочинений Маяковского и Есенина, организовывал выставки и литературные вечера, которые записывал на магнитофонную пленку, положив начало своей будущей работе звукоархивиста. С 1963 работал во Всесоюзном бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей СССР; тогда же, при поддержке Бориса Слуцкого, начал создавать фонотеку СП СССР.

С 1964 Лев Шилов начал работу с восковыми фоноваликами из коллекции филолога и лингвиста С. И. Бернштейна (звуковое собрание петроградского Института Живого слова), перезаписывая на магнитофонную ленту фонограммы, сделанные в 1920-е гг. в Москве и Петрограде (голоса Андрея Белого, Александра Блока, Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина, Осипа Мандельштама и других). Именно Льву Шилову история отечественной литературы обязана сохранением и восстановлением авторского чтения Блока, Гумилева и многих других поэтов и прозаиков Серебряного века. Работая в отечественных и зарубежных архивах, Шилов разыскал неизвестные аудиозаписи Ивана Бунина, Михаила Зощенко, Бориса Пастернака и других писателей.

В 1975 Шилов возглавил Отдел звукозаписи Государственного литературного музея; благодаря его деятельности музейная звуковая коллекция стала одной из самых полных в России. В 1980 году открыл первую в мире выставку литературных звукозаписей («Звучащая литература»). В течение многих лет, используя свой уникальный талант лектора-просветителя, Шилов прочитал десятки лекций с использованием аудиоархивов; записал циклы теле- и радиопрограмм, посвященные творчеству Льва Толстого, Блока, Маяковского, Михаила Булгакова и многих других.

В последние годы жизни Шилов выпустил серию малотиражных аудиокассет и компакт-дисков с записями авторского чтения, в том числе «Голоса, зазвучавшие вновь», «Говорит Лев Толстой», «Осип Мандельштам. Звучащий альманах», «Борис Пастернак. Полное собрание звукозаписей», «Иосиф Бродский. Ранние стихотворения», «Корней Чуковский. Звучащее собрание сочинений».

«Вдруг оказалось… людей, любящих его книги, желающих углубиться в историю русской культуры, гораздо более, чем мы помышляли… — вспоминала о зарождении музея дочь Чуковского Лидия Корнеевна. — Ни единого объявления в газете или где бы то ни было — но идут, и идут, и идут, приходят пешком, приезжают на поездах, на санаторных автобусах, в частных автомобилях».

О том, как «стихийно», как бы «сам собой», переделкинский дом стал музеем, Лидия Чуковская рассказывала так: «Затея моя — сохранить в неприкосновенности комнаты Корнея Ивановича — повернулась так, как мне и во сне не снилось: говоря по правде, сохранила я их, чтобы иногда приходить туда одной, как прихожу на могилу, — и снова видеть его стол, халат, его радио, его книги… Так же тикают часы на столе, тем же строем стоит на полке собрание Некрасова, в которое вложено им столько труда. Вот-вот и он сам войдет…»

В течение практически тридцати лет музей не только работал, но и боролся за право на существование. В 1976 году решение о внесении музея в список памятников истории и культуры было отменено, тогда на защиту музея встали Лихачев, Капица, Каверин, Образцов, Райкин, Успенский, Берестов и другие. Эта борьба за музей продолжалась долгие годы. Лишь в июне 1996 года, после капитального ремонта и больших реставрационных работ, проведенных Гослитмузеем, переделкинский дом Чуковского вновь наполнился детскими голосами, в нем начали проводить экскурсии для взрослых и детей.

Сегодня все выглядит так, как и 5 октября 1969 года, когда Корней Иванович уехал в кунцевскую больницу. Домой он больше не вернулся: писатель скончался 28 октября 1969 года…

В этом доме Корней Чуковский жил с февраля 1938 по октябрь 1969 года Сказка Бибигон так и начинается: «Я живу на даче в Переделкине…» Здесь Чуковский написал книгу о русском языке «Живой как жизнь», исследование «Мастерство Некрасова», статьи и воспоминания о Чехове, Блоке, Ахматовой, Гумилеве, Брюсове, о переводах на английский язык русской прозы и поэзии. Здесь же он получил известие о присвоении ему звания почетного доктора литературы Оскфордского университета, одного из старейших в Европе. В этом гостеприимном доме бывали Пастернак и Ахматова, Паустовский и Солженицын, Евтушенко, Бродский, Берестов и другие.

Мы не будем подробно рассказывать обо всех комнатах дома-музея Чуковского, сотрудники музея сделают это намного лучше, глубже и уж точно гораздо интереснее, чем это позволит формат Квартблога. Но без описания кабинета писателя и его библиотеки наша статья была бы неполной.

О кабинете Чуковского Вениамин Каверин писал: «Эта комната — одушевленная, сложившаяся десятилетиями вещественно воплощенная часть истории русской литературы. В ней все, как было в день его смерти, и для нас, его современников, для тех, кто пришел и еще придет ему на смену. И надо, чтобы все так и осталось, как было».

В кабинете у огромного окна стоит письменный стол писателя, на нем — его последняя статья, которая так и не была дописана — «Признания старого сказочника». «Чудо-дерево» на письменном столе — подарок учащихся 609-ой московской школы к восьмидесятилетию писателя. Под деревом — фигурки Андерсена и Бибигона, рядом два игрушечных крокодильчика из одноименной сказки Чуковского — английский белый из слоновой кости и африканский черный из железного дерева. Справа фотографии жены Чуковского Марии Борисовны и сына Николая.

На книжной полке над диваном стоит комплект грампластинок с записями стихотворений Уолта Уитмена в исполнении американских актеров и Шалтай-Болтай, подарок из Англии. Рядом, в шкафу, на полках с книгами, фотографии молодого Александра Солженицына и Юрия Гагарина.

Шкаф для архива напротив — «штуковина», как называл его сам Корней Иванович, в нем хранились рукописи и письма Александра Блока, Анны Ахматовой, альбомы с фотографиями, множество папок с еще незавершенными исследованиями. На шкафу — игрушки: Говорящий Лев и паровозик.

Особенно много в этой комнате подарков из Японии: куклы, веер, огромный полотняный карп. Японцы обожали Чуковского: в Японии дважды издавалась его книга «От двух до пяти», которую японские ученые и педагоги считают одним из лучших исследований детской психологии.

Настоящий головной убор индейского вождя из разноцветных перьев привезен писателю одним из его почитателей из Америки; в этом индейском одеянии Корней Иванович играл с детьми.

Напротив кабинета дверь в библиотеку, бывшую когда-то комнатой жены Чуковского Марии Борисовны. Зачехленная белой парусиной мебель, стена, увешанная семейными черно-белыми фотографиями и самое дорогое для членов этой семьи — книги, огромное количество книг. Всего в музейной экспозиции насчитывается более пяти тысяч книг. Особенно много на полках сказок — отечественных и зарубежных. Литературоведческие и мемуарные книги Чуковского занимают отдельную полку. Многие книги в доме Чуковского хранят следы его карандаша — отчеркивания, подчеркивания, заметки на полях. Иногда их так много, что книгу можно рассматривать как своеобразную рукопись Чуковского.

В углу, за дверью, стоит палка — бугристая коряга, которую, по рассказам экскурсовода, Корней Иванович мог поставить на указательный палец и держать, сохраняя в состоянии равновесия. Здесь же один из лучших портретов молодого Чуковского — литография Надежды Войтинской.

Простенок между кабинетом и библиотекой тоже заполнен книгами, рисунками и фотографиями. Отдельную полку занимает привезенная Чуковским из Англии в 1916 году энциклопедия «Британника».

Самая нарядная комната в доме — столовая. Она оформлена по вкусу жены Чуковского, Марии Борисовны. Темно-синие стены подчеркивают красоту мебельного гарнитура из карельской березы, который Мария Борисовна купила в комиссионке в 1939 году. На столе стоит хрустальный кувшин и таз для умывания — это подарки Сергея Михалкова и Агнии Барто. Дополняют интерьер бронзовая люстра, картины Ильи Репина, близкого друга писателя, и Константина Коровина, рисунки Бориса Григорьева.

Ножки обеденного стола в виде львиных голов тоже вызывают неподдельный интерес: если смотреть снизу, то львы улыбаются, а при взгляде сверху кажутся грозными и сердитыми. Тут же и черный дисковой телефон с буквами, по которому Корнею Ивановичу в мультфильме звонил Слон.

Напоследок прогуляемся по участку рядом с домом писателя. Здесь находится костровая площадка. Традицию проводить летние «Костры» — праздники для детей при участии писателей, актеров, певцов и фокусников — придумал сам Чуковский: он собирал детей на поляне и устраивал целые представления для них, входным билетом на которые служили десять шишек. Сейчас эта традиция бережно хранится смотрителями музея.

У калитки растет знаменитое «чудо-дерево», украшенное старой детской обувью. Рассказывают, что этот клен чуть было не спилили, решив, что он засох. Но директор музея буквально спас его от неминуемой гибели, развесив на нем разноцветные поношенные башмаки. С тех пор эта коллекция только пополняется.

Дом-музей К.И. Чуковского в Переделкино

«А для Мурочки такие
Крохотные голубые
Вязаные башмачки
И с помпончиками!
Вот какое дерево,
Чудесное дерево!»
Знакомое каждому с детства чудо-дерево можно найти в Переделкино. Этот дачный посёлок – особая глава в истории русской литературы. С ним связаны имена Бориса Пастернака, Ильи Эренбурга, Валентина Катаева, Ильфа и Петрова, Геннадия Шпаликова, Булата Окуджавы. Переделкино словно стало волшебным местом, где жизнь перетекает в литературу, а миф претворяется в жизнь. И как любое сказочное пространство оно не могло обойтись без своих сказочников. Давайте отправимся на дачу к замечательному поэту Корнею Ивановичу Чуковскому!
А вы когда-нибудь были у него на даче?

Дата фотографий: 9 июня 2017 года.

Дача К.И. Чуковского.
Корней Иванович Чуковский поселился на переделкинской даче в 1938 году. Сложно назвать единственное место, сильнее всего повлиявшее на его личность. Николай Корнейчуков, впоследствии взявший себе псевдоним Корней Иванович Чуковский, родился в Санкт-Петербурге, рос в Одессе и Николаеве. Около 10 лет он провёл в местечке Куоккала, где общался с выдающимися современниками. Там он начал вести рукописный альманах «Чукоккала». Но дача в Переделкино дала ощущение устойчивости и позволила сотворить в малом пространстве особый мир.

К.И. Чуковский в Переделкино, фото В. Тарасевича.
К моменту переезда в писательский посёлок Корней Иванович перенёс уже много испытаний. В конце двадцатых он подвергся травле, слово «чуковщина» стало в устах критиков ругательным. В декабре 1929 года поэт опубликовал покаянное письмо, в котором вынужденно отрекался от своих сказок. В 1931 году умерла младшая дочь Чуковских Мария – Мурочка, упоминавшаяся в «Чудо-дереве». Муж дочери Лидии, физик Матвей Бронштейн, был репрессирован. Стремительно рушащийся мир требовал хоть какой-то опоры. Поэтому Корней Чуковский стал создавать сказки не только на бумаге, но и наяву.

Чуковский в Переделкино. 1959 год. Фотограф В. Тарасевич.
На даче в Переделкино он устраивал встречи с окрестными детьми, собирал у костра сотни ребятишек из окрестных деревень и санаториев. В этих встречах принимали участие и другие известные люди: Рина Зелёная, Сергей Образцов. Такое общение давало Чуковскому пищу для размышлений: он живо интересовался детским восприятием и процессами освоения речи. Книга «С двух до пяти» выдержала около 20 переизданий, и каждый раз автор вносил в неё существенные дополнения.

Корней Иванович с детьми.
Здесь он вновь испытал радость и признание. Сюда в 1962 году пришло известие об избрании Чуковского доктором литературы Оксфордского университета.
Мантия К.И. Чуковского.
На даче собиралась вся семья, Переделкино оказалось отличным местом и для отдыха, и для плодотворной работы.
К.И. Чуковский на фоне рабочего стола. 1962 год. Фотограф С. Васин.
Рабочий стол К.И. Чуковского.
Вместе с внучкой Еленой Цезаревной постаревший Корней Иванович редактировал альманах «Куоккала» и отмечал в дневнике: «С Люшей необыкновенно приятно работать, она так организована, так чётко отделяет плохое от хорошего, так литературна, что, если бы я не был болен, я видел бы в работе с ней одно удовольствие».
title=»»>
К.И. Чуковский с внучкой Еленой.
Лес подступает к забору. Не нужно далеко уходить, чтобы почувствовать себя маленьким ребёнком в огромном и загадочном мире.
Дача Чуковских в Переделкино стала спасительным пристанищем не только для семьи поэта. Здесь часто бывала Анна Ахматова.
Ахматова в Переделкино.
В годы опалы у Чуковских жил Александр Солженицын, впоследствии вспоминавший: «Именно здесь я получил, по меньшей мере четырежды, щедрый и надежный приют и защиту. Корней Иванович открыл мне свой дом в самые тяжелые дни, когда мой криминальный архив был захвачен КГБ и очень реальна была возможность ареста. Вне его дома меня можно было смахнуть как муху. А вот здесь — не возьмешь».
Графин с чашей подарен Агнией Барто.
Корней Иванович Чуковский умер в октябре 1969 года и был похоронен на кладбище в Переделкино рядом с женой. Сразу после его смерти дочь и внучка писателя решили сохранить в неприкосновенности всю обстановку и устроить здесь музей. Первыми экскурсоводами были Елена Цезаревна Чуковская (внучка) и Клара Израилевна Лозовская (секретарь К.И. Чуковского).
Но в 1974 году Лидия Корнеевна Чуковская была исключена из союза писателей. Сразу после этого у семьи отобрали дачу. Лишь через 20 лет дом Чуковских вновь стал музеем.
Потребовалось два года реставрации, чтобы воссоздать интерьер в мельчайших подробностях.
Сохранилась библиотека К.И. Чуковского, содержащая около 4500 книг на разных языках.
Дом выкрашен в жёлтый цвет – таким же он был при жизни Корнея Ивановича.
Научные сотрудники музея ведут работу по изучению архивов писателя. Опубликованы дневники и переписка.
В экспозиции представлены фотографии из личного архива, портреты, живопись, графика.
«По приговору докторов
Корней Иваныч нездоров.
По понедельникам и вторникам
Он должен жить святым затворником,
Но по средам,
Но по средам
Он весь в распоряженье дам».
К.И. Чуковский
Погрузиться в особый мир, созданный стараниями Чуковских, можно, приехав в усадьбу Корнея Ивановича, которая находится в Переделкино.
Ближайшая экскурсия «Усадебного экспресса» в Переделкино состоится 14 июля 2018 года. Забронировать билет в тур .
Путешествия по усадьбам на поездах — на сайте usadboved.ru
В посте использованы архивные фотографии сайта russiainphoto.ru