Давид царь

Царь Давид и вся кротость его

Читатели нашего журнала уже знакомы с протоиереем Леонидом Грилихесом — ученым-семитологом, заведующим кафедрой библеистики МДА, преподавателем древних восточных языков, поэтом и переводчиком. Продолжая наши беседы о Ветхом Завете, мы поговорим сегодня о Давиде — царе Израиля, псалмопевце, воине, одной из самых замечательных личностей ветхозаветной истории.

Пророк Нафан обличает Давида. Парижская псалтирь

— В Ветхом Завете очень много незабываемых людей, ярких, мощных личностей — что отличает Давида от всех прочих, в чем его особенность? Почему именно он, точнее, его голос, его псалмы стали совершенно неотъемлемой частью православного богослужения и нашей христианской жизни?

— Давид — удивительная личность не только в библейской, но и в мировой истории. Во-первых, с его именем связано все, что мы видим сегодня в Иерусалиме. Именно Давид дал Иерусалиму тот духовный толчок, который сделал его священным городом трех религий. В начале X века до Рождества Христова Давид завоевал эту небольшую крепость у подножия горы Сион и сделал ее столицей объединенного под его властью Израиля. И с этого момента началась история Иерусалима как священного города — города, который не только принадлежал царю, но стал местом пребывания Господа. Духовная мощь этого города, мощь, которую и сегодня ощущают все приезжающие в Иерусалим, заквашена на личности Давида.

Во-вторых, к Давиду восходит гимнографическая традиция Церкви. Следует помнить, не все псалмы, содержащиеся в Псалтири, написаны Давидом; но именно Давид — родоначальник такого рода поэзии. Вся библейская поэзия и в конечном счете вся церковная гимнография восходит к песням, которые слагал Давид. Вся она выросла на его слове, на его преданности Богу, доверии к Богу, уверенности, что с Богом он пройдет сквозь стену, если это будет необходимо.

И третье, что особенно важно и что, может быть, важнее всего прочего,— то, что к Давиду восходит мессианская линия; Христос — потомок Давида, еще при жизни царя пророк Нафан сказал ему, что от него произойдет Мессия (см.: 2 Цар. 7, 14–16). Таким образом, и город, посвященный Богу, и гимнография, обращенная к Богу, и, наконец, сам Господь, воплотившийся и родившийся в роде Давидовом,— все это сходится в одной личности.

— Давид — царь, второй царь в истории Израиля; первый из царей, Саул, оказался недостойным помазания, и его сменил Давид. Кончилась эпоха Судей, началась эпоха Царств. Хотелось бы спросить о духовном смысле царствования, помазания на царство. Почему Господь велит пророку Самуилу дать израильтянам царя, как бы снисходя к их неспособности без царя обойтись? Получается, что это вовсе не великое событие в жизни Израиля, а, наоборот — свидетельство некоего падения, слабости.

— Это действительно совершенно уникальное событие, по своей уникальности оно не уступает единобожию. Во всех восточных и не только восточных религиях царская власть превозносится и обожествляется, и только в Библии говорится, что династическая царская власть — это снисхождение Бога к слабости людей, к их маловерию, малодушию. Обращаясь к пророку Самуилу с просьбой: поставь над нами царя (1 Цар. 8, 5), израильтяне отвергают судей, которые избирались непосредственно Богом, и хотят иметь более стабильный, как им кажется, институт власти. Господь нисходит к их просьбе (см.: 1 Цар. 8, 7–9) и в конце концов по Своей милости ставит Израилю такого царя, который сам становится символом преданности Богу. Первый Израильский царь Саул теряет власть именно потому, что не был покорен Богу, он не хочет подчиниться словам пророка Самуила. Но Господь увидел подлинного царя в Давиде, мальчике-пастухе, музыканте, младшем из восьми сыновей Иессея.

— Читая историю Давида (1, 2 и начало 3 книги Царств), мы то и дело видим, что он ведет себя странно и неразумно в глазах современников; нам же эта неразумность все время что-то напоминает. Саул преследует Давида и хочет его убить; Давид же сохраняет его жизнь, отказываясь поднять руку на помазанника Божия, и оплакивает Саула, когда тот погибает. Давид отказывается покарать Семея, публично его, царя, оскорблявшего, потому что Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: зачем ты так делаешь? (2 Цар. 16, 10). Давид прощает, любит, ждет и наконец оплакивает своего сына Авессалома, хотя тот его предал и хотел убить (см.: 2 Цар. 18)… И все это заставляет нас обратить взор не к Ветхому уже, а к Новому Завету.

— Бог ведь всегда один и тот же. И в Ветхом Завете, и в Новом — один и тот же Бог. Просто люди не одинаково близки или далеки от Него. Новый Завет открывает эпоху предельной близости между Богом и человеком. В Ветхом же Он не открывается в такой полноте. Но в тех, к кому Он приближался, кому открывался — в Аврааме, Иакове, Моисее, Давиде,— мы действительно находим немало новозаветного. Это проблески грядущего Нового Завета. Давид очень мужественный человек, воинственный, он страшен для тех, с кем он воюет, но почему-то мы по сей день читаем: Помяни, Господи, Давида и всю кротость его (Пс. 131, 1). В чем кротость Давида? В том, что на первом месте у него то, что открывает ему Бог, и вот здесь Давид, действительно, кротчайший человек. Кроток он был — перед словом Божиим, которое было для него непререкаемым указом, даже если никак не сочеталось с его интересами в земном понимании. И именно потому Давид двигался в самом правильном направлении. Заметьте, в отличие от других древних владык, которые видели себя земными богами, Давид всегда знал, что он всего лишь человек. Что дни его — яко цвет сельный (Пс. 102, 15). Он никогда не надмевался. Не терял правильного, трезвого видения самого себя. Власть и слава меняют человека, много ли найдется в истории человечества людей, способных выдержать испытание властью и славой? Давид — один из немногих.

— Всегда ли, однако, он это выдерживает? А история с Урией Хеттеянином и женой его, Вирсавией (см.: 2 Цар. 11)?

— Давид совершил преступление. И мы должны быть благодарны библейским хронистам, что они так откровенно об этом пишут, не пытаются это замаскировать. Давид взял жену Урии, человека, чье поведение, как оно изображается на страницах Библии, совершенно безупречно и благородно, и кроме того он предельно предан царю Давиду. Но Давид послал Урию на смерть. В этой ситуации Давид выглядит негодяем. Библия показывает нам, как низко он пал. И к нему приходит пророк Нафан (см.: 2 Цар. 12) и говорит ему это. И здесь мы снова видим отличие Давида от большинства земных владык, от Иоанна Грозного, например, который убил митрополита Филиппа; Давид готов услышать обличающие его слова, он знает, что голос пророка — это голос Божий. Раскаяние Давида столь же глубоко, сколь и его падение. Потому-то оно и поднимает его оттуда, из бездны, потому-то мы и слышим 50-й псалом каждый день за богослужением. И мы должны извлечь для себя из этой ситуации урок, иначе говоря, вывести для себя такой закон раскаяния: чтобы нас поднять, оно должно быть так же глубоко, как грех в нас.

— Есть такая метафора судьбы и личности Давида: солнце прорывается сквозь плотные тучи то здесь, то там и слепит людей своими лучами. Она отражает истину?

— Давид очень противоречив. И здесь мы вновь должны поблагодарить древнеизраильских хронистов: обычно придворные хроники выглядят совершенно иначе, перечисляют лишь великие заслуги царя. Мы говорили о том, что он отказался покарать Семея, публично его оскорблявшего, но ведь перед смертью своей он все-таки велел Семея казнить (см.: 3 Цар. 2, 8–9). А Давид эпохи Саула, молодой Давид — это командир такого отряда из беглых людей, по сути, скрывающейся в горах вооруженной банды, и то, что он делает, каким образом он выживает — это очень похоже на современный рэкет, практику «крышевания» богатых людей, вспомним хотя бы историю с Навалом и супругой его Авигеей (см.: 1 Цар. 25). Более того, какое-то время Давид служит исконным врагам Израиля филистимлянам, Анхусу, царю Гефскому (см.: 1 Цар. 27). Давид вынужден жить по законам того времени, которые, впрочем, мало отличаются от сегодняшних. Но в Давиде при этом бьется совершенно удивительное сердце, в нем живет удивительная душа, нечто такое, что опережает его самого. Бог выбрал Давида, и Давид оказался отзывчивым. Причина его противоречивости — именно в том, что он не тождествен самому себе, в том, что Бог как бы приподнимает его над ним же самим. Люди, которые записали хронику Давидова царствования, это чувствовали, и для них это было наиболее значимым. И это осталось в веках.

— Многим памятны ахматовские строчки: «Во мне печаль, которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья». Но ведь он еще и радостью одарил нас по-царски — радостью о Господе…

— Да, действительно, многие псалмы являются выражением радости, ликования, хвалы. Это ликование порой захлестывает Давида. Библия изображает, как, забыв о своем царском достоинстве, Давид плясал перед Ковчегом Завета, когда Ковчег переносили в Иерусалим (см.: 2 Цар. 6, 5). За что, кстати говоря, он удостоился презрения со стороны своей собственной жены Мелхолы, которая слышит от него ответ: пред Господом играть и плясать буду (2 Цар. 6, 21).

— Почему Архангел Гавриил предрекает Младенцу Христу престол Давида, отца Его (Лк. 1, 32)? Казалось бы, что общего между престолом (властью) Давида, земного царя, племенного вождя — и Престолом Сына Божия?

— Нужно понимать, что в эпоху Второго Храма сложился особый богословский язык, и выражение «престол Давида» нельзя понимать буквально. Ожидали Мессию из рода Давида. И поэтому выражение «престол Давида» служило указанием на мессианское достоинство.

— Образ царя Давида, по всей видимости, очень много значил для наших предков; храмы Владимирской Руси, Димитриевский собор, Покров на Нерли украшены барельефами царя Давида с псалтирью. Это ведь не случайно?

— В понимании наших предков Давид — это идеальный царь, который, с одной стороны, сохраняет верность Богу, а с другой — объединяет народ. Для князей эпохи разобщенной Руси, для Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо, Давид был прежде всего царем-объединителем, ведь под властью Давида объединились два царства, северное и южное. Израиль времен Давида, а затем Соломона был большой, крепкой, мощной империей, объединяющей не только израильские колена, но и соседние племена. Вот почему на западном фасаде Димитриевского собора мы видим у ног Давида двух львов. Князь Всеволод, воспитывавшийся в Греции, мог воспринимать Давида как своего покровителя еще и вот почему: он — младший из сыновей Юрия Долгорукого, от второй уже его жены, и он, тем не менее, был призван на княжение. Поэтому Давид, младший из сыновей Иессеевых, Давид, которому поклонились братья его, много значил для Всеволода. На северном фасаде Димитриевского собора есть еще одно изображение: сидит человек, и на коленях у него маленький мальчик в сапожках, это говорит о княжеском достоинстве, а перед ним еще по два отрока с двух сторон — кланяются ему. По всей видимости, это изображение Иессея и Давида. Для князя Всеволода это было своего рода парадигмой — избранность Богом вопреки человеческим установлениям.

— Почему нет ни одного православного храма, освященного во имя Давида? Ведь память Давида совершается Церковью (10 января), и Псалтирь читается и поется в каждом храме.

— Не знаю. Почему-то нет такой традиции. Я был в Грузии, встречался со Святейшим Патриархом Илией, и первое, что он сказал мне: во всей России нет ни одного храма во имя Давида Псалмопевца, а мы освятили такой храм. Патриарх пригласил меня в этот маленький храм на берегу Куры, чтобы я читал там псалмы на языке Давида — по-древнееврейски.

— Но Вы ведь еще и переводите псалмы на современный русский язык. Зачем это Вам — священнику? Церковный, церковнославянский вариант Вас не удовлетворяет?

— Мне очень нравится, как звучит Псалтирь по-церковнославянски. Этот текст очень удобен для церковной рецитации. И я знаю, что многие, кто читает, особенно кто начинает читать псалмы в церкви, получают огромное удовольствие от этого чтения. Но я думаю, что в первую очередь — именно от звучания. Потому что смысл остается не совсем внятным. Обычно ухо выхватывает отдельное словосочетание или фразу, затем смысл куда-то уходит, отступает, связь теряется, потом опять наше восприятие выхватывает другую фразу… и в итоге у нас в голове сохраняются лишь отдельные предложения, которые только со временем, при наличии постоянной практики чтения Псалтири, может быть, начнут складываться в определенные образы. Я говорю, конечно, о себе, о своем восприятии, но думаю, что нечто подобное ощущают почти все, кто читает церковнославянскую Псалтирь. Что касается Синодального перевода на русский язык — определенно, он яснее передает значение псалмов (хотя надо иметь в виду, что в нем очень много неточных или даже совсем неверных чтений), но тяжеловесность, безыскусность языка, отсутствие даже намека на поэзию (на ту благозвучность, которой отличается наш славянский текст) отпугивают читателя, который каким-то интуитивным образом понимает, что псалмы должны быть поэзией.

Таким образом, славянский текст звучит красиво, но сложен для понимания, а Синодальный перевод хотя и яснее, но не звучит. В своих переводах я пытаюсь соединить две задачи: предельно точно и понятно передать смысл оригинала, но при этом добиться также и красоты звучания, ориентируясь на богатую традицию русской поэзии. Хотя я стараюсь сохранить характерное для библейской поэзии тоническое стихосложение и предпочитаю внутренние рифмы. Конечно, эти переводы не предназначены для чтения за богослужением, но скорее для домашнего чтения, с целью приблизиться к лучшему пониманию богатого мира псалмической поэзии.

Переводы псалмов протоиерея Леонида Грилихеса

Псалом 41

1 Начальнику хора.
Учение сынов Кореевых.

2 Словно лань, что стремится
в долину к воде
Душа моя, Боже, стремится к Тебе.

3 Бога жаждет душа моя —
Бога живого.
Когда же приду и увижу зрак Божий?

4 Слезы мои днем и ночью —
мне хлеб.
Целый день мне твердят:
«Бог твой где?»

5 Но душа моя тает во мне
Лишь припомню, как шел я в толпе
Как вошел я в дом Божий
с поющей толпой
С криком радости и хвалой

6 Почему же поникла душа?
Почему же ты плачешь во мне?
Понадейся на Бога, я буду еще
Славословить Его за спасенье своё,
Он — моё Божество.

7 Душа моя, Боже, поникла
Потому что я вспомнил Тебя
В земле Иорданской,
На кряжах Хермонских,
С вершины горы Мицар

8 Бездна взывает к бездне,
Струи грохочут Твои,
Все Твои волны и валы
Надо мною прошли.

9 Днем мне Господь явит милость,
Песнь Ему ночью сложу —
Богу жизни моей мольбу —

10 Скале моей, Богу скажу:
Почему позабыл Ты меня?
Почему я под гнетом врага?
Почему я угрюмый хожу?

11 Словно кости ломают мне
Когда дразнят меня враги
Целый день мне твердят:
«Бог твой где?»

12 Почему же поникла, душа
Почему же ты плачешь во мне
Понадейся на Бога, я буду еще
Славословить Его за спасенье своё
Он — моё Божество.

Псалом 42

1 Рассуди меня, Боже,
Мой спор разреши,
От жестоких, от лживых,
От подлых спаси!

2 Боже мой, Ты — опора моя!
Почему Ты покинул меня?
Почему я под гнетом врага?
Почему я угрюмый хожу?

3 Свет Твой и правду пошли,
Пусть направляют меня,
Приведут меня в гору святую Твою,
Туда, где скиния Твоя.

4 И когда я достигну
жертвенник Божий,
Под кифару хвалу я Тебе вознесу,
Богу радости и веселья —
Богу и Божеству.

5 Почему же поникла, душа
Почему же ты плачешь во мне
Понадейся на Бога, я буду еще
Славословить Его за спасенье своё
Он — моё Божество.

Мудрый библейский царь

Примеры употребления слова соломон в литературе.

В улее Великого Белого Братства формировались Гермес Трисмегист, влияние которого на итальянское Возрождение было неопровержимым, как и на гностицизм Принстона, Гомер, галльские друиды, Соломон, Солон, Пифагор, Плотин, Иосиф Аримафейский, Алкуин, король Дагобер, святой Томас, Бэкон, Шекспир, Спиноза, Яков Беме, Дебюсси, Эйнштейн.

Своим положением Соломон в значительной степени был обязан временному ослаблению Египта, которое подстегнуло амбиции финикийского правителя, и потребности последнего приблизить к себе того, кто держал в руках ключи от альтернативного торгового пути на Восток.

Соломон, испугавшись, как бы совсем бакшиш не ушел от него, — русские, видимо, знали больше, чем надо, — схватил великого посла за рукава.

Подобно Соломону Бандаранаике, Джеявардене был по рождению христианином, который принял буддизм и нативизм, чтобы сблизиться с народом.

Просто царь Соломон, он же пророк Сулейман, издавна считался владыкой бесов, их предводителем.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Царь Давид в Библии

Что значит имя Давид

Имя Давид означает «возлюбленный». В Библии Давид — второй царь народа Израиля после Саула, младший сын Иессея (Ишая) из Вифлеема (Бет-Лехема), возлюбленный Богом. Давиду довелось стать автором Библейской книги Псалмов.

Кто такой Давид в Библии: жизнеописание

Царь Давид постоянно упоминается в Священном Писании, как один из самых важных персонажей Библейской истории. О Давиде можно прочитать в:

  • Первой книге Царств (1 Цар. 16-30),
  • Второй книге Царств, Третьей книге Царств (3 Цар. 1-2),
  • Первой книге Паралипоменон (1 Пар. 11-23, 28-29),
  • Упоминание о нем есть в 10 книгах Ветхого Завета,
  • Евангелиях от Матфея,
  • Марка и Луки,
  • Деяниях святых апостолов,
  • Посланиях апостола Павла к Римлянам и Евреям,
  • В Откровении апостола Иоанна Богослова.

Родился Давид в Вифлееме, его отца звали Иессей. Отмечается, что у Давида была приятная наружность, белокурый мальчик, младший сын в семье пас овец. Когда Самуил впервые увидел Давида, ему явился глас Божий со словами «Встань, помажь его, ибо это он». Речь шла о помазании на царство. Самуил взял рог, чтобы помазать лоб Давида со словами «Господь будет с тобой во всех твоих делах». Это пророчество сбылось.

При дворе первого израильского царя Саула прекрасному юноше довелось стать музыкантом и оруженосцем, Давид искусно играл на гуслях.

Давид и Голиаф

Царь Саул был далеко не немощным. Писание описывает его широкоплечим и высоким, но все же не превосходящим по силе филистимлянина Голиафа. На поле боя Голиаф вышел бы победителем. Во время одного из сражений Голиаф попросил в противники одного воина и, если тот победит, пообещал, что филистимляне станут рабами, если же воин проиграет Голиафу, рабами придется стать израильтянам. Все испугались этих слов, Давид же услышал это и выразил желание сразиться с великаном Голиафом.

Все были поражены и озадачены: молодой Давид еще не обучался военному искусству. Но слова «Господь будет с тобой во всех твоих делах» были сказаны не напрасно. Будучи пастухом, Давид побеждал даже львов и медведей, покушавшихся на стадо.

Против Голиафа Давид вышел даже без шлема и брони, которые показались ему излишне тяжелыми. Подбежав к Голиафу, он бросил в него камнем, выхватил из ножен великана меч и его же мечом отсек ему голову. Филистимляне в ужасе бежали. Народ Израиля был спасен.

Ироды, цари Иудеи

Царство Давида

Когда умерли Саул и его наследник Иевосфей, старейшины Израиля пришли в Хеврон, заключили с Давидом завет и помазали его в царя над всем Израилем (2 Цар. 5:3). Наступило время царства Давида. Давид «царствовал над Иудою семь лет и шесть месяцев, и в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Иудою» (2 Царю 5:5).

Давид был мудрым и справедливым правителем. Но оставался при этом грешным человеком. Его любовь к красавице Вирсавии заставила его совершить грех — послать ее мужа Урию на верную смерть. О своем грехе Давид раскаивался перед Господом, который разгневался на царя. Первый ребенок Давида и Вирсавии умер. Но Господь милостив и Давид был прощен. У Давида и Вирсавии родился второй сын Соломон, которому Давид передал все свое царство. Господь возлюбил Соломона.

Древний израильский народ был разделен на двенадцать колен, которые назывались по именам их прародителей. Колено, в котором родился будущий царь и пророк Давид, носило имя Иуды. Имя отца — Иессей, он занимал один из высоких постов в городе Вифлеем.

Отроческие годы

Давид является дальним предком Его мнимого отца Иосифа (Праведный Иосиф был обручен с Пресвятой Девой Марией). Предположительно, будущий царь родился около 1040 г до н.э. Об этом повествует житие святого царя Давида.

Кроме Давида, в семье было еще семеро сыновей. Он был младше их всех. В отрочестве он работал пастухом овец в хозяйстве своего отца. Уже в то время он стал ощущать в своем теле богатырскую силу, а в душе — талант песнопевца. Его покой нарушали львы, медведи и другие дикие звери, которые покушались красть овец. Но отрок без оружия, с голыми руками гнался за хищником и отнимал овцу, а если зверь проявлял агрессию — могучий отрок мог без оружия убить его.

В свободное время отрок сделал себе струнный инструмент и под его аккомпанемент слагал песни. Впоследствии инструменты этого типа получили название псалтирион (или псалтирь), а вдохновенные песни, которые он сочинял в течение всей жизни, легли в основу Псалтири — одной из основных молитвенных книг православных христиан.

Царь Давид (Герриг ван Хонтхорст, 1611)

Как Царь Саул прогневал Бога

Около 1029 г до н.э. во главе Израильского царства стал Саул из колена Вениаминова, помазанный пророком Самуилом. Но правитель не проявил должного послушания Воле Божьей.

В начале войны с филистимлянами он самовольно принес всесожжения, не дождавшись прихода Самуила. Позднее он не выполнил волю Божию, переданную через пророка, — не уничтожил полностью побежденный варварский народ амаликитян. С того момента Самуил объявил ему, что он навлек на себя Гнев Божий. После этого царствование продолжалось всего несколько лет.

Читайте о других пророках Ветхого Завета:

  • Икона святого пророка Илии
  • Житие святого пророка Исайи
  • Книга пророка Даниила

Кроме того, он заболел психическим недугом — стал впадать в тяжелую депрессию с приступами раздражительности и гнева.

Новый избранник Бога

По повелению Господнему пророк Самуил пришел в Вифлеем, дождался прихода Давида и помазал его елеем на царство. С того дня на отроке была благодать Божья.

Через некоторое время стало известно о психической болезни Саула. Его приближенные старались найти способы облегчить его состояние. Тогда они решили пригласить искусного музыканта и певца. Выбор пал на Давида.

Отроку своей игрой удавалось временно облегчать состояние господина, и юноша был возведен в ранг царского оруженосца.

Поединок с Голиафом

В то время началась очередная война с филистимским народом. Правитель выступил против них во главе войска. Филистимляне предложили потягаться силами и выставили чудовищного великана Голиафа. Никто из израильских воинов не нашел в себе достаточно храбрости, чтобы выйти против него. Голиаф становился все высокомернее и громко ругался на израильтян. Так продолжалось сорок дней.

Интересно. Рост Голиафа составлял почти три метра.

В израильском войске были все сыновья Иессея, кроме Давида. Отец послал его принести братьям пищу. В этот момент он увидел нагло ведущего себя Голиафа и внутренне возмутился. Отрок попросил у царя разрешения выступить против вражеского великана. Правитель согласился. Сначала юношу облекли в воинские доспехи, но он снял их, надел свою обычную пастушескую одежду и взял пращу.

Когда Давид выступил на поединок, Господь такую меткость и силу вложил в его руки, что Голиаф намертво был сражен камнем, пущенным из пращи. Шокированные филистимские воины бежали с поля боя.

Праведный Давид Псалмопевец

Начало вражды

Господин был обрадован этим известием и поставил псалмопевца в ранг военачальника. Войско возвращалось домой с победой, по дороге женщины встречали их песнями, ставившими военные подвиги Давида выше, чем подвиги Саула. Подобное содержание песен очень не понравилось господину. С того времени он начал таить в душе вражду против псалмопевца. Приступы его душевной болезни стали возвращаться.

Занятие — успокаивать музыкой Саула — было очень опасным. Во время особенно тяжких припадков царь два раза метнул в юношу копье, но Бог сохранил его живым. Затем Давид был поставлен начальником над тысячей воинов. Это был хитрый ход правителя, который отправил юношу в опасность на войну, надеясь, что он там погибнет.

Саул, в случае успеха на войне, пообещал выдать за него свою дочь Мерову, но не сдержал обещание, когда воин вернулся с победой.

Господин предложил другую дочь — Мелхолу — и отправил воеводу на войну снова. Тот снова вернулся с победой, и брак состоялся. Саула это раздражало еще больше. Между тем, дружескими чувствами к Давиду проникся Ионафан, один из сыновей господина.

После этого господин больше не скрывал своей ненависти. Когда воин в очередной раз вернулся с войны, царь снова метнул в него копье, а потом послал своих воинов расправиться с ним. Он был окружен в своем доме, но Господь не допустил его смерти, и жена помогла ему спастись.

Годы гонений

С того момента началось открытое преследование избранника. В израильских городах под страхом смертной казни запрещено было принимать его. Мелхола была выдана за другого. Бог послал извещение избраннику через пророка Гада, и тот укрылся в гористой местности вблизи Вифлеема. К нему стали присоединяться другие люди, обиженные правителем. Вскоре собрался небольшой отряд воинов.

Царь со своим войском продолжал преследовать его. Случилось так, что Саул зашел в ту самую пещеру, в которой скрывался Давид. У избранника была возможность убить своего гонителя, но он только отрезал край его мантии. Когда господин вышел из пещеры, Давид показал ему кусок ткани в доказательство того, что он не воспользовался возможностью убийства. Юноша просил примирения и заверял, что в его замыслах зла нет. Сначала это произвело впечатление на гонителя, и тот временно оставил святого в покое.

Мирное настроение длилось недолго. Через некоторое время он опять двинулся во главе войска против помазанника.

И снова произошел подобный случай — Давиду удалось незамеченным проникнуть в шатер, где Саул спал, и взять его копье. Затем он вышел и издали показал копье. Это благородство снова впечатлило гонителя, и он ушел.

Но помазанник не имел полного доверия к обещаниям своего гонителя. Он переселился в филистимский город Секелаг. Как раз началась очередная война между филистимским и израильским народами. Давид вынужден был исполнить свой воинский долг и со своим отрядом пойти против своего родного народа.

Но, Промыслом Божиим, филистимские военачальники потеряли к нему доверие и отправили обратно в Секелаг. К тому моменту город как раз был разорен амаликитянами. Военачальник догнал их, наказал и вернул пленных обратно.

Тем временем шли сражения между Израилем и филистимлянами. Саул потерпел поражение, попал в окружение филистимских лучников и был тяжело ранен. Не желая попадать в руки ненавистного врага и отчаявшись, он покончил самоубийством. Он приказал амаликитянину убить его мечом.

Важно. Это один из трех случаев самоубийств, которые имеют место в Библии (два других — самоубийства Иуды и богатыря Самсона).

В той войне погиб и Ионафан. Амаликитянин с радостью отправился к Давиду, надеясь получить награду. Но реакция помазанника была прямо противоположной — он восскорбел о своем обидчике и приказал казнить вестника.

Памятник царю Давиду в Иерусалиме

Новый царь

После смерти гонителя помазанник стал правителем одной из частей Израильского государства. Остальной территорией правил сын прежнего господина Иевосфей. Продолжалось это недолго. Собственные телохранители предали и убили Иевосфея. Они пришли к Давиду, рассчитывая на награду. Но тот в очередной раз восскорбел о гибели своего соперника и приказал казнить предателей.

После этого помазанник был поставлен правителем над всем Израилем. Столицей нового государства стала одна из крепостей, которую назвали Иерусалимом. Сюда был перенесен Ковчег Завета. Новый царь планировал построить здесь Храм Божий, но через пророка получил извещение о том, что это дело будет доверено его преемнику.

Наступил период справедливого царствования.

Грехопадение святого царя

Но если скорби и гонения оказываются бессильными сломить дух праведника, то впоследствии против него могут начать борьбу роскошь и удовольствия. Царь был пленен красотой замужней женщины и не захотел бороться против греховного желания. То была Вирсавия, жена Урии — одного из воевод.

Давид совершил два тяжких греха — прелюбодеяние и убийство. Он взял себе Вирсавию, а Урию послал на смерть в опасную точку на поле боя, где тот погиб. Возможно, если бы не случилось этой победы дьявола над избранником Божьим, жизнь правителя и его народа могла бы пойти по совершенно другому пути.

Господь через пророка Нафана обличил грехи царя. И хотя тот раскаялся в содеянном, но впоследствии понес тяжкие наказания от Бога.

Важно. В раскаянии Давид сочинил пятидесятый псалом, который позднее станет одной из покаянных молитв христиан.

Читайте о других псалмах Давида:

  • Псалом 13
  • Псалом 16
  • Псалом 57

Наказания за грех

Начались бедствия для царя и народа. Сначала произошла распря между двумя сыновьями царя от разных жен — Амноном и Авессаломом. Авессалом подло убил Амнона и бежал. Но через несколько лет отец простил его. Авессалом не оценил великодушия отца и начал возбуждать против него восстания в народе.

Давид снова, как в годы юности, вынужден был покинуть столицу. Сопровождали его не только сочувствующие, но и враги — они поносили его.

Началась гражданская война. Вокруг законного правителя объединилась верная ему часть народа. Давид особенно беспокоился о том, как бы не был убит Авессалом в сражении, но вопреки его приказам, один из воевод убил Авессалома. Скорбь святого не знала границ.

Гнев Божий был также излит в виде голода и моровых язв для народа. Правитель все принял со смирением.

Мирное окончание царствования Давида

Последние годы правления святого царя прошли в благоденствии и мире. Царь приготовлял для своего наследника материалы для строительства Храма. От Вирсавии родился новый сын Соломон, и именно его Господь избрал в качестве будущего царя. Соломон был помазан на царство еще при жизни отца. Правление святого царя продолжалось сорок лет, и умер он в мире и старости.

Интересно. По одной из версий, гробница царя Давида находится на Сионской горе. На той же горе расположено место, в котором прошла Тайная Вечеря.

Блажен муж

По слову богодухновенного святителя Игнатия Брянчанинова, Давид имел все земные утешения — богатство, силу, славу, красоту, жен и детей, но ни в одном из них не признал блаженства. Человеческое блаженство было найдено им в послушании Воле Божьей и хранении себя от грехов: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых…»

Важно! Этому святому молятся о даре покаяния, о защите Отечества от врагов, о милости от правителей, о православном воинстве, о помощи в плотских искушениях. Посмотрите видео о царе Давиде

Давид

Давид (возлюбленный) (I Цар. XVI, 13) – был младший сын Иессея, из колена Иудина, правнук благочестивых Вооза и Руфи. Он родился, по мнению большинства историков, в 1085 г. до Р. X. в г. Вифлееме. Господь отверг Саула за непокорность и противление слову Божию и вместо него царем над Израилем избрал одного из сыновей Иессея и повелел Самуилу отправиться в Вифлеем для помазания избранника на престол израильский.

Старшие семь сыновей Иессея, представленные Самуилу, не были избранниками Божиими. Избранником оказался младший сын – это был Давид, который среди братьев его и был помазан Самуилом на царство. Ему тогда было только еще 19 лет, и он пас стада овец на полях отца своего. Он был весьма красивой наружности, имел белокурые волосы и, подобно своему племяннику Азаилу, отличался быстротой бега и крепостью мускулов (Пс. XVI, 33–35). Его рассказ Саулу о том, как он убивал льва или медведя, нападавших иногда на овец (I Цар. XVI, 34–36), пастушеский посох в руке и сумка на шее, с которыми не расставался он при исполнении своих пастушеских занятий (ст. 40), и особенно многочисленные указания на пастушескую жизнь, которые мы находим в кн. Псалмов (Пс.XXII:16, LXXVII:70, 72), – все это прямо говорит в пользу того обстоятельства, что Давид большую часть своей юношеской жизни провел среди величественной природы Палестины, при обстоятельствах, наиболее способствующих развитию благочестивых размышлений и благоговейному созерцанию творений Божиих, где он всюду видел неизгладимые следы Его премудрости, всемогущества и благости. Давид не вдруг вступил на престол, но сначала сделался оруженосцем Саула (I Цар. XVI, 21).

Затем он удалился в Вифлеем, но вскоре снова возвратился для единоборства с филистимлянином-исполином, Голиафом, которого и убил (I Цар. XVII), поразив в лоб камнем из пращи, и затем отсек ему его же мечом голову. Эта победа очень прославила Давида. Когда он возвращался с Саулом с поля единоборства, то выходившие им навстречу женщины, с пением и плясками, с торжественными тимпанами и кимвалами, восклицали: Саул победил тысячи, а Давид десятки тысяч (I Цар. XVIII, 7). Она же доставила ему высокое положение при дворе и войске Саула.

В сих счастливых обстоятельствах Давид вступил в самые близкие и искренние отношения к Ионафану, сыну Саула. И полюбил его Ионафан, как свою душу, замечает священный историк (I Цар. XVIII, 1).

Вскоре после того Саул стал завидовать славе вифлеемского юноши, он боялся, как бы Давид не отнял его собственную славу, и потому искал случая погубить его; и хотя Давид, после новых счастливых побед над филистимлянами, сделался зятем Саула, женившись на его дочери Мелхоле, но и это не доставило ему безопасности (I Цар. XVIII, 10–29). После неоднократных воинских подвигов и успехов, в которых проявлялись храбрость и мудрость Давида, и нескольких случаев почти чудесного избавления от злобы и ненависти искавшего погубить его царя, подробно описанных свящ. историком и воспетых самим Давидом в его псалмах, он наконец получил помощь от колен Иудина и Вениаминова, по крайней мере, достаточную на первое время для того, чтобы иметь защиту и помощь ему в изгнании и странничестве (I Пар. XII). Это еще более раздражило Саула, так как он видел в этом начало явного возмущения и потому стал преследовать Давида с большей силой и ненавистью.

Два или три раза, во время преследования Саулом Давида в пустыне, Саул всецело находился в руках Давида, но он щадил жизнь его как помазанника Господня (I Цар. XXIV, XXVI). Кто, подняв руку на помазанника Господа, останется ненаказанным, сказал он Авессе при последнем случае (I Цар.XXVI, 9) и запретил убивать Саула.

Во время последней несчастной войны Саула с филистимлянами Ионафан и два брата его были убиты в сражении на горе Гелвуе (I Цар. XXXI; IIЦар. I), а сам Саул, ввиду поражения своего войска, израненный, пал на свой меч и кончил жизнь самоубийством. Тогда Давид, по Божественному указанию, удалился в Хеврон, и пришли мужи Иудины, говорит свящ. повествователь, и помазали там Давида на царство над домом Иудиным (II Цар. II, 4). Он царствовал над коленом Иудиным 7,5 лет, но в конце этого времени, когда окончилась продолжительная распря между домом Давидовым и домом Сауловым, он был торжественно помазан царем над всеми коленами Израилевыми (II Цар. V, 1–5), к чему, как мы видели выше, он был предназначен Богом чрез пр. Самуила еще задолго до сего торжественного дня.

Тридцать лет было Давиду, когда он воцарился, вообще же царствование его продолжалось с лишком 40 лет (ст. 4). В начале своего царствования Давид овладел Иерусалимом, взял крепость Сион у иевусеев, владевших Сионом, и сделал означенный город своей столицей, который и получил название: Город Давидов (II Цар. V, 6–11). При его мудром и кротком правлении город быстро и значительно расширился. В нем всюду появились величественные здания, воздвигнуты сильные укрепления, и Ковчег Завета, остававшийся доселе без определенного местопребывания, с особым религиозным торжеством и весельем был перенесен в новый город, в новую Скинию. С сего времени Иерусалим сделался царской столицей, местопребыванием царского семейства и, что всего важнее, градом Божиим, городом Великого Царя (Пс. XLVIII, 2, Мф. V, 35). В него стекались сотнями тысяч израильтяне, со всех концов страны, для отправления своих ежегодных праздников, и народонаселение города, его богатство и слава быстро распространялись. Теперь Давид возымел желание соорудить величественный храм для поклонения Господу, вместо Скинии, устроенной лишь на времга и переносившейся с места на место. Но Бог возвестил ему чрез пророка Нафана, что этот храм построится в мирное царствование сына его Соломона (II Цар. VII).

После различных, всегда победоносных войн для Давида с народами, обитавшими на границах царства Израильского, возникла война с аммонитянами (см. Аммонитяне), во время которой Давид впал в одно из самых тяжких преступлений, которое состояло в том, что он вступил после насильственной смерти Урия в незаконное сожительство с его женой Вирсавией, что навлекло на него гнев Божий и различные бедствия на семейство царя в последние годы его царствования (II Цар. XII, 9). Его домашнее спокойствие было нарушено кровосмешением сына его, Амнона, с единокровной дочерью его Фамарью (II Цар. XIII). Затем последовало возмущение Авессалома, побудившее царя бежать из столицы и скрываться, чтобы спасти свою жизнь от руки мятежного сына (II Цар.XIV, IIЦар.XV). Хотя смерть Авессалома и положила конец междоусобице, но всетаки оставила глубокую и кровавую рану в сердце огорченного отца (II Цар. XVIII). Бунт Савея (II Цар. XX), трехлетний голод (II Цар. XXI, 1–14) и убийство Амессая Иоавом скоро следовали одно за другим как неизбежные спутники грехопадения, хотя он в нем и глубоко раскаялся, выразив свое сокрушение о грехе в 50-м псалме, составляющем доселе искреннейший и глубоко трогательный памятник чувств истинного покаяния.

В заключение всего последовало грозное наказание Божие – моровая язва, постигшая Давида и его царство, за тщеславие, обнаруженное им в исчислении народа израильского, которое, несомненно, было греховно в очах Божиих. Давиду теперь исполнилось уже 70 лет от роду. Почти пред самой его смертью сын его Адония сделал дерзкое покушение незаконно вступить на престол отца своего, но, к счастью, он не успел в своем преступном намерении. Чтоб оградить на будущее время свой престол от всяких незаконных притязаний, Давид передал кормило правления и венец своему сыну Соломону, вручил ему план и чертежи храма, равно как и сокровища, собранные им для сооружения храма; затем он созвал со всех пределов своего царства многочисленное собрание и обязал всех, равно как и сына своего Соломона, соблюдать повеления Господни и мирно скончался и был погребен в городе Давидовом.

По возвращении иудеев из Вавилонского пленения гробницы Давидовы указывались между водоемом Салах и домом храбрых (Неем. III, 16). Его гробница, сделавшаяся усыпальницей последующих царей Иуды, упоминается и в позднейшее время. Гроб его (Давида) у нас до сего дня (Деян. II, 29), говорит св. ап. Петр в день чудесного излияния Св. Духа на апостолов. При императоре Траяне гробница находилась в развалинах, а во времена Иеронима она служила особенно важным пунктом странничества и паломничества благочестивых верующих христиан. Внизу coenaculum на Сионе указывают ныне здание, бывшее, по преданию, гробницей Давида.

Имя Давид у пророков иногда относится к Мессии (Иез. XXXIV, 23, 24, Ос. III, 5). В тех местах, где Свящ. Писание упоминает о Давиде как о муже по сердцу Божию (I Цар. XIII, 14, Деян. XIII, 22), очевидно, указывается вообще на его возвышенный характер и благочестивую деятельность.

Всегда преданный Богу и покровительствуемый Богом, Давид привел вверенное ему царство в самое цветущее состояние, утвердил его единство, расширил его пределы, от Египта до Ливана, и от Евфрата до Средиземного моря, оградил его безопасность от внешних врагов, возвысил внутреннее его благоустройство и пр. Псалмы (Псалтирь – книга хвалений, 150 псалмов), написанные Давидом, ставят его наряду с величайшими свящ. писателями и пророками. Справедливо замечают, что псалмы по возвышенности и трогательности выражений, величию и чистоте религиозного чувства, одушевляющего их, почти беспримерны. Они, так сказать, воплощают в себе всемирный язык для выражения различных религиозных сердечных движений души верующей.

Эти священные песнопения, раздававшиеся некогда в пустынях Энгадди и одушевлявшие евреев среди долин и гор Иудеи, повторялись после того в течение целых веков и повторяются доселе почти во всех частях света – и на отдаленнейших островах Океана, и в лесах Америки, и в пустынях Африки. Глубоким благочестивым чувством и сердечной теплотой, сокрытыми в них, сколько человеческих сердец смягчили, очистили, утешили, возвысили к небу эти священные песнопения! Сколько людей привели они к Богу чрез размышление о Божественной премудрости, святости и любви Божией, так часто проповедуемых и возвещаемых в этой поистине книге хвалений!

Кроме того, Псалтирь можно назвать еще и книгой пророчеств, в которой ясно изображены многие черты и обстоятельства из жизни Спасителя: так, напр., предвечное Его бытие, Его воплощение, вочеловечение, Его страдания и искупительная смерть, воскресение из мертвых, вознесение на небо, сидение одесную Бога Отца, распространение Его учения до концов Вселенной, вечное царство и др.