День господень

ДЕНЬ ГОСПОДЕНЬ

, один из ключевых эсхатологических терминов Свящ. Писания, указывающий на грядущее пришествие Божие в мир для суда над вселенной и человеком, после которого наступит эпоха окончательного торжества правды Божией.

Тема Д. Г. в основном рассматривается в пророческих книгах ВЗ. Главные положения библейского учения о Д. Г. излагаются в книге пророка Амоса, к-рый говорит о Д. Г. в контексте пророчеств о судьбах Израиля и в основном обличает нечестие Израиля, за к-рое его должна постигнуть кара Божия. В первый раз в Свящ. Писании представление о Д. Г. дается в Ам 5. 18-20. Согласно предположению, высказанному Р. Г. Чарлзом (Charles. 1913), обращение прор. Амоса к понятию Д. Г. свидетельствует о распространенности в среде иудеев верования в скорое и окончательное сокрушение Господом врагов Своего народа. Современники Амоса ожидали, что Д. Г. будет днем великой победы Бога над нечестивыми народами в самое ближайшее время. По-видимому, по этой причине Амос часто называет Господа «Господь Бог Саваоф» (евр. букв.- Яхве Бог Воинств — Ам 5. 14). Вероятно, пророк следует народному восприятию Яхве как Бога — Воителя за Израиль. Обвиняя Израиль в глубоком попрании правды Божией, носителем к-рой он призван быть, пророк говорит о ложности надежд на грядущий триумф евр. народа. Израилю предстоит не торжество победы, но суд Божий. Этим судным днем провозглашается Д. Г., к-рый для Израиля станет не днем надежды, а днем отчаяния: «Горе желающим дня Господня! …он — тьма, а не свет…» (Ам 5. 18). Это провозвестие Д. Г. в Книге пророка Амоса построено на контрасте ожидаемого и истинного. Т. о., Д. Г.- это сложившееся религ. представление, к к-рому пророк прибегает в соответствии с данным ему видением исторической ситуации. Согласно т. зр. рус. исследователей кон. XIX в., прор. Иоиль пророчествовал ранее Амоса, учение к-рого о Д. Г. могло сформироваться под влиянием пророчества Иоиля о наказании язычников (Иоиль 3. 14-15, ср. 3. 16-21) (см., напр.: Николай (Добронравов), сщмч. Книга прор. Иоиля. М., 1885. С. 13-26; Книга прор. Амоса: Введ., пер. и объяснение: П. А. Юнгеров. Каз., 1897. С. 82, 101). Прор. Амос развивает это понимание Д. Г., отмечая, что этот день страшен для всех, отступающих от заповедей Бога.

Прор. Амос. Роспись ц. Успения Богородицы мон-ря Грачаница (Косово и Метохия). Ок. 1320 г.
Прор. Амос. Роспись ц. Успения Богородицы мон-ря Грачаница (Косово и Метохия). Ок. 1320 г.

В совр. зап. экзегетике существует 2 взгляда на происхождение термина «Д. Г.» З. Мовинкель предположил, что Д. Г. был важнейшей составной частью празднования евр. Нового года, связанного с богослужебным почитанием праздника восхождения Яхве на трон (Mowinckel. 1917). Г. фон Рад рассматривал Д. Г. в контексте концепции священной войны как день победы Яхве над противниками (Rad. 1959). Последующие гипотезы высказывались в рамках этих версий. На основании гипотезы Мовинкеля Дж. Грей находил в ханаанских культах аналог обряда «воцарения» (Gray. 1974). Исходя из предположения Г. фон Рада, Ф. Ч. Феншам считал Д. Г. днем произнесения благословений и проклятий в ритуале обновления завета, когда Яхве предстоял в «Свой день» не только как Царь и Воитель, но и как Судия (Fensham. 1967). Попытку согласования обоих подходов предпринял Ф. М. Кросс, утверждавший, что мифологические корни священной войны указывают на ее связь с т. н. культом воцарения Яхве (Cross. 1973). Т. о., внебиблейские истоки не стали определяющими в формировании учения Свящ. Писания о Д. Г., к-рое несомненно создается ветхозаветными пророками.

Прор. Амос подчеркивает, что Д. Г. будет днем суда Божия не только над Израилем, но и над остальными народами. Предсказания об участи соседних с Израилем народов построены по единой схеме: приговор Божественного суда включает обличение и грядущую кару. Т. о., приговор суда Божия выносится не на основании этнической или религ. принадлежности обвиняемых, а на основании нарушающих нравственные законы деяний, к-рые в соответствии с общепринятыми на Др. Востоке моральными нормами могли быть признаны кощунством и святотатством (Ам 1. 9, 13; 2. 1). Нарушение законов нравственности — главная причина осуждения народов. Вина богоизбранного народа усугубляется его неверностью обязательствам завета (Ам 3. 2). Провозвестие Д. Г. в книге Амоса достигает значения всеобщего суда, суда Божия над всеми народами мира. Такое понимание Д. Г. полностью согласуется с универсальным видением пророком исторических судеб человечества (Ам 9. 7).

Анализ пророческих текстов о Д. Г. показывает постепенное становление учения о суде Божием. В отличие от предсказаний допленных пророков, в к-рых главными объектами Божественного суда являются жители Израиля и Иудеи (Ос 1. 4-5; 5. 9; 9. 16-17; Ис 2. 6-21; 3. 13 — 4. 1; Мих 2. 4; Соф 1. 7-18 и др.), в предсказаниях послепленных пророков приговор выносится прежде всего в отношении языческих народов (Ис 13; 34; Иоиль 2. 1-11; 3. 1-17; Зах 14 и др.). Допленные пророчества о Д. Г., преимущественно обращенные к ближайшему будущему, тем не менее могут указывать и на уже происшедшие события. Так, наступление возвещенного пророками Амосом и Осией суда Божия над Израилем и окружающими народами предполагается в ближайшее время (начало их проповеди от гибели Самарии в 722 г. до Р. Х. отделяет не более 30-40 лет). Как о локальном и уже по факту совершившемся суде Господа над мадианитянами («дне Мадиама») говорит прор. Исаия (Ис 9. 4). Т. о., в допленных пророческих текстах Д. Г. понимается прежде всего как вмешательство Бога в исторический процесс, в рамках к-рого совершается суд Божий. Его исполнителями являются народы, призванные Яхве к этой миссии: ассирийцы, вавилоняне и др. (Ам 3. 11; 6. 14; Ис 5. 26; Авв 1. 6; Иер 1. 15; 5. 15; 25. 9 и др.). В послепленных пророчествах благодаря включению провозвестия о Д. Г. в апокалиптические тексты поздней пророческой письменности (Ис 24-27; 34-35; Зах 12-14) суд Божий становится неотъемлемой составляющей в формировании эсхатологических представлений ВЗ. Меняется масштабность события Д. Г. В эсхатологической перспективе Д. Г. рассматривается в качестве грядущего последнего всеобщего суда, к-рый будет совершен не только над всеми народами мира (Ис 24. 21; Иоиль 3. 11-14; Авд 1. 15-16; Зах 12. 3), но и над всеми поколениями живых и умерших людей. Этот суд совершится благодаря всеобщему воскресению мертвых (Дан 12. 1-4). Д. Г. станет временем окончательного восстановления правды в отношении участи праведников и нечестивых (Мал 4. 1-3), будет грядущим вселенским судом над всем творением, «всякою плотью» (Ис 66. 16), самой «землею» (Ис 24. 1, 19-20), когда будут повержены силы зла (Ис 27. 1). Д. Г. осуществится как теофания, сверхъестественное вмешательство Яхве в события мира, вслед. чего будет нарушен естественный порядок вещей (Ис 13. 10, 13; 24. 21-23; Иоиль 2. 10, 30-31; 3. 15-16; Зах 14. 6-7 и др.). Суд Господа над миром (Дан 7. 9-10) положит конец всей земной несправедливости (Ис 25. 8; 32. 17 и др.). И, хотя «то время» станет самым «тяжким» в истории человечества (Дан 12. 1), последний суд приведет не к всеобщему уничтожению и разрушению, а к обновлению всего творения (Ис 65. 17; 66. 22). В поздних пророческих текстах Д. Г. не ассоциируется с конкретными историческими событиями, а становится радикальным свершением истории, несовершенства к-рой будут окончательно преодолены. Т. о., в отличие от ранних пророческих текстов, преимущественно сосредоточенных на исторических событиях, в поздних пророчествах главное внимание уделяется эсхатологии, что свидетельствует об изменении временных и пространственных характеристик Д. Г. в пророческих книгах ВЗ. Отдельным остается вопрос о присутствии эсхатологических воззрений в допленных пророчествах, к-рые, возвещая о событиях ближайшего будущего, также содержат и эсхатологические пророчества (напр.: Ис 2. 1-4 (= Мих 4. 1-3). Прор. Амос, в частности, описывал суд Божий как космический катаклизм (Ам 8. 9), что также можно понимать в эсхатологической перспективе. В целом вопрос о содержании эсхатологии в допленных пророчествах продолжает оставаться дискуссионным. Тем не менее после вавилонского плена эсхатологический аспект в раскрытии темы Д. Г. в пророческой лит-ре усиливается. В контексте конкретной религ. ситуации описание Д. Г. в качестве суда над отдельными народами приобретает черты всеобщего суда, а его предполагаемое скорое наступление гл. обр. свидетельствует о его неизбежности.

Праведный Судия на белом коне поражает мечом нечестивые народы. Роспись Троицкого собора Даниилова мон-ря в Переславле-Залесском. 1662-1668 гг.
Праведный Судия на белом коне поражает мечом нечестивые народы. Роспись Троицкого собора Даниилова мон-ря в Переславле-Залесском. 1662-1668 гг.

Пророчества ВЗ не создают единой картины наступления Д. Г. Поздние пророческие тексты провозглашают Д. Г. днем спасения и искупления Израиля и днем осуждения враждебных Израилю народов, к-рые будут повержены Господом в последней решающей битве в Иерусалиме (Зах 12. 2-9; 14). Ярость Господа лишит надежды осуждаемые Богом народы (Ис 34), суд над которыми произойдет в «долине Иосафата» — долине суда (Иоиль 3. 2) в присутствии Богоизбранного народа (Израиля), к-рый т. о. получит воздаяние за перенесенные страдания и унижения (Иоиль 3. 2-21). Иерусалим будет навсегда очищен от «иноплеменников», к-рые уже никогда не осквернят его святость (Иоиль 3. 17; ср. Зах 14. 21). В Зах 14. 16-19 демонстрируется поклонение народов Господу на Сионе как принудительное действие, с к-рым диссонируют др. пророческие тексты (Ис 2. 1-4 (= Мих 4. 1-3); 25. 6-8), описывающие эсхатологическое свершение времен как всеобщий триумф человечества, вернувшегося к своему Творцу и Спасителю (см. также: Ис 19. 19-25). Грядущее спасение оправдывает страдания Израиля и раскрывает его историческую миссию. Судный день — это не безысходное наказание рода человеческого, а спасительное восстановление правды Божией.

Констатируя определенные противоречия в описаниях Д. Г. в пророческой литературе, необходимо учитывать жанровую особенность апокалиптических текстов поздней пророческой письменности, построенных на принципах образности и символичности, что исключает возможность их однозначной интерпретации. Описание Д. Г. посредством образов, аналогий и символов свидетельствует о его непреходящей тайне, о к-рой говорит прор. Захария (Зах 14. 7). Как в реалиях, так и в сроках исполнения Д. Г. является тайной Бога, к-рая лишь отчасти приоткрывается человеку, оставаясь в своей полноте непознаваемой. Только наступление Д. Г. снимет «покрывало» неведения со всех народов (Ис 25. 7).

Преемственность ВЗ и НЗ в раскрытии тематики Д. Г. определяется прежде всего актуальностью для всего божественного Откровения темы последнего суда. Искупительное служение Христа, Его воплощение, учение, крестные страдания и воскресение предельно обостряют ожидания грядущего суда Божия. В НЗ Д. Г. начинается с приходом в мир Господа Иисуса Христа, с наступлением мессианского царства (Мф 10. 23), одновременно сохраняя эсхатологическую перспективу, к-рая обретает в евангельском провозвестии больший динамизм и напряженность. В учении НЗ суд Божий неотделим от миссии Христа, Которому предстоит судить мир (Мф 25. 31-46; 1 Петр 2. 23; 4. 5; Рим 2. 16; 2 Тим 4. 8). Т. о., Д. Г. в НЗ трансформируется в «день Христов» (2 Фес 2. 2). Словосочетания, раскрывающие в НЗ понятие Д. Г.: «день Христов», «день Иисуса Христа», «день Господа нашего Иисуса Христа», «день Сына Человеческого» и др.,- говорят о Втором пришествии Господа как о наступлении судного дня (1 Кор 1. 8; 5. 5; 2 Кор 1. 14; Флп 1. 6, 10; 2. 16; 2 Фес 2. 2; Иак 5. 7-9). Т. о., новозаветные тексты свидетельствуют об объединении в представлении первых христиан эсхатологических ожиданий последнего суда Господа с чаяниями грядущего пришествия Господа Иисуса Христа, Его парусии.

Новозаветное описание суда Божия сохраняет существенные черты ветхозаветной эсхатологии. Суд Божий будет всеобщим, вселенским судом над всеми народами (Мф 25. 32); благодаря всеобщему воскресению мертвых он осуществится над всеми поколениями людей (Ин 6. 39-40) и окончательно определит судьбы праведников и нечестивых (Мф 25. 31-46; Откр 20. 11-15), знаменуя конец эры греха и начало совершенной жизни с Богом. История в ее нынешнем состоянии упразднится раз и навсегда. В 2 Петр 3. 7-10 говорится об уничтожении огнем прежнего мира. Новый мир и новая жизнь — это «Царствие Божие / Царство Небесное», в к-рое Христос введет праведников (Мф 7. 21; Мк 14. 25 и др.). Новая эпоха будет возвращением мира к изначальному совершенству, утраченному в результате грехопадения (2 Петр 3. 13; Откр 21. 1 — 22. 5).

Лит.: Смирнов А. В., прот. Мессианские ожидания и верования иудеев около времен Иисуса Христа. Каз., 1899; Smith J. M. P. The Day of Yahweh // AJTh. 1901. Vol. 5. N 3/4. P. 505-533; Трубецкой С. Н. Эсхатология // ЭC. 1904. Т. 81. С. 127-130; он же. Учение о Логосе в его истории. М., 2000. С. 285-339, 432-487; Charles R. H. A Critical History of the Doctrine of a Future Life in Israel, in Judaism, and in Christianity. L., 19132; Schweitzer A. Geschichte der Leben-Jesu-Forschung. Tüb., 19132, 19516; Mowinckel S. Tronstigningssalmerne og Jahwes tonstigningsfest // Norsk teologi til reformationsjubileet: Spesialhefte til Nieuw theologisch Tijdschrift. Kristiania, 1917. P. 13-79; idem. He That Cometh. Oxf., 1956; Bultmann R. Jesus. B., 1926. Tüb., 1964; Strack H. L. Exkurse zu Einzelnen Stellen des NT: Abhandl. z. Neutestamentl. Theologie und Archäologie // Billerbeck. Kommentar. Münch., 1928. Bd. 4. S. 857-968; Volz P. Die Eschatologie der jüdischen Gemeinde im neutestamentl. Zeitalter: nach den Quellen der rabbinischen, apokalyptischen und apokryphen Literatur. T

Бог создал воскресенье

Все произведения этого крупного писателя посвящены Ирландии, ее рыбакам и овцеводам, людям простым и бесхитростным, смелым и благородным. Великолепное знание жизни народа, глубокий психологизм, простота стиля, юмор, свойственные творчеству Мэккина, нашли прекрасное воплощение и в его книге рассказов «Бог создал воскресенье». Его заглавный и самый крупный рассказ — «Бог создал воскресенье», создающий образ рыбака, полный грубоватого, но трагического благородства, свидетельствует о расцвете таланта писателя.

  • Пояснительное слово 1

  • Бог создал воскресенье 1

    • Понедельник 1

    • Вторник 3

    • Среда 5

    • Четверг 8

    • Пятница 10

    • Суббота 13

    • Воскресенье 16

Пояснительное слово

Приезжает тут к нам на остров каждое лето человек один. У нас его Придумщиком прозвали. Свыклись мы с ним не сразу. Много всякого народу наезжает летом на этот остров. Красиво здесь в эту пору и тихо. Мир да благодать. И море, как овечка, ласковое. С каждым встречным и поперечным мы скоро не сходимся. Чужих мы сторонимся и мыслей своих заветных им не выкладываем. Такому что — приехал да уехал. А отдай ему часть души, так он ее, пожалуй, с собой прихватит. К этому же мы привязались, потому что он, что ни год, обратно к нам возвращался. Он к нам в душу влез, как пескоройка в прибрежный песок. Он даже говорить по-нашему подучился, и хоть и смешно было смотреть, что он ртом выделывает, когда слова выговаривает, но по крайней мере видно, что человек от души старается.

Каждый раз он появлялся у нас в таком виде, что смотреть жалко. Был он рыжий, и оттого казалось, будто он уж и вовсе плох. Он попивал. Там, у себя дома, он писал книги и всякое такое. Эти книги давать было без пользы, потому что английском языком мы не больно-то смыслим, люди говорили, что, видно, он в своем ремесле хорошо поднаторел, если судить по тому, как он всякие истории рассказывает. Он и рассмешить умел и так тебя рассказом своим пронять, что ты уж и на месте усидеть не можешь.

Ходил он обычно в фуфайке, какие у нас острове вяжут, и в старых штанах, и можно было принять его за бродячего торговца. Поставит себе где-нибудь в укромном местечке у моря палатку, и живет там в тесноте и грязи, а все же к концу месяца его было не узнать. Красные жилки в глазах исчезали и сам он становился пободрее, и, когда приходило ему время уезжать, нам уже было жаль с ним расставаться, и мы скучали по нем, и радовались, что на будущий год можно будет снова его поджидать. Где-то у него была жена, но только она с ним никогда не приезжала, да и дети тоже. Он о них мало вспоминал. В бога он не верил. Тут у нас об этом много говорили и очень его жалели. Особенно по воскресеньям, когда он сидел один на холме и смотрел, как народ от обедни расходится.

Мне он стал другом. И чего это я пишу о нем в прошедшем, сам не знаю, — оттого, верно, что писание мне так туго дается. Он и по сей день мне друг, и если б не он, так разве стал бы я писать все это, когда у меня от натуги пальцы сводит и пот на лбу проступает?

У меня лодка есть, вот он и зачастил со мной в море ходить. Я ему всегда только рад был. Когда он по-нашему лучше научился понимать, стали мы с ним много о чем разговаривать, пока я свои лески закидывал. Ну, а прошлым летом затеяли мы эту канитель, почему я сейчас, зимой, таким делом и занимаюсь.

Колмэйн, — это он мне говорит, — вот ты человек верующий. С чего же это ты веришь, что бог есть? Я даже обалдел. Есть вещи, которые знаешь наверное, и есть вещи, которые наверное не знаешь. Есть и такие вещи, о которых вовсе не станешь говорить. Есть вещи, которых ни на одном языке не выскажешь, даже если бы все языки на свете знать. Да просто знаю, говорю. Ты ж не дурак, говорит он. Неужели же то, во что ты так твердо веришь, столь шатко, что ты людям о нем рассказать не можешь? Ты мне голову не морочь, Пол, сказал я. Вера — это редкостная драгоценность, сказал он, вроде как жемчужина в морской раковине. Как же ты эту драгоценность обнаружил? Почему не дашь мне взглянуть на нее? Или боишься, что от моего взгляда она в песчинку обратится?

Сколько я себя помню, сказал я, она была у меня. Она мне от матери досталась и от отца, и от его отца с матерью, и от их отцов и матерей, в общем от предков она идет, испокон веков. Этого не может быть, сказал он, потому что у каждого человека бывает в жизни полоса сомнений. Вера — это дело личное. Ведь бог не отвлеченное понятие, общее для миллионов людей. У каждого человека должен свой бог быть. А потому каждого человека — чернокожего ли в джунглях, желтолицего ли на рисовых полях, или белого, который вроде меня живет в щели среди нагромождения огромных бетонных скал, именуемых городом, — следует опрашивать в отдельности. Неужели не ясно?

От его слов я совсем запутался. Я думал над ними. Может, в них и была своя мудрость. Я сказал: я человек темный, дальше начальной школы не пошел. Если тебе нужны ответы на твои вопросы, сходил бы ты к кому-нибудь знающему. К священнику сходил бы.

Нет, говорит, я тебя спрашиваю. Мне важно, что ты скажешь. Ты живешь настоящей, не выдуманной жизнью. Ты — то, что называется рядовой человек, но ты живешь на лоне моря, и у тебя над головой бескрайнее небо. Тебя не сбивают с панталыку ни электрические огни, ни высокие здания, ни скрежет машин. Я хочу, чтобы ты дал мне ответ.

Да где мне слова взять. Говорю я. Я человек простой.

Мне слов не занимать стать, сказал он. У меня их миллион наберется. Все они на бумаге записаны. Я мог бы комнату завалить книгами, в которых они увековечены, а что в них проку? Тут он распрямился и стал мне пальцем грозить. Подавай мне свои слова, говорит. Вот что я тебе скажу. Зима длинная. Зимние вечера долгие. Работы зимой у тебя мало. Перед отъездом я дам тебе белой бумаги, и пиши на ней, как бог на душу положит. Так и зиму проведешь. Ты мне напишешь. Колмэйн, почему ты такой. Какой ты есть. Ты напишешь письмо мне, писателю, которого ты называешь Пол и которого на самом деле зовут Поул. Сделаешь ты это для меня?

Я посмеялся над ним.

Куда же это? Ты на мою руку посмотри. Это же не рука, а окорок какой-то. Не положено такой рукой перья держать. Перья — это для холеных пальчиков. Не для такой ручищи эти дела. Насмешил ты меня.

Он тогда снова откинулся в лодке. У меня есть в запасе еще две недели, сказал он. До самого отъезда я буду тебе свое долбить, пока ты не согласишься сделать по-моему. Что-что, а уговаривать я умею. Ты меня, пожалуй, скорее сговоришь со скалы броситься, сказал я, как отрезал, чем на такую штуку согласиться.

Ладно, Колмэйн, закидывай свои лески, сказал он, все равно твоя судьба решена и подписана. Вот и все мое пояснительное слово. Теперь уж сами рассудите: я ли тряпкой оказался, или это Пол такой мастер на уговоры. Сейчас у нас зима. Ночи длинные. Ох, и трудно же мне! Я себе языком, как могу, помогаю. Жена говорит, жаль, говорит, Колмэйн, что нельзя тебе вместо пера языком писать. Но я так или иначе пишу, черт бы все это побрал заодно с человеком, который меня в это дело втравил. Я начну, а если и не кончу, так тоже потеря не велика, а я по крайней мере долгие вечера скоротаю. Но какая тебе, Пол, от всего этого радость, хоть убей, не вижу.

Бог создал воскресенье

Я, Колмэйн Фьюри, умею своими руками табуретку сколотить, или там стол обеденный, или кровать спальную. Много что я умею сделать своими руками, потому что нужда заставила научиться, а вот когда засадили меня историю своей жизни писать, так я и не знаю, с какого конца взяться. Но раз уж сам господь бог начал работу с понедельника, так и я с него же начну. Ведь говорят же старики: все, что судьбою положено, случается в будние дни, потому что воскресенье бог создал, чтобы дать человеку покой и отдых.

Вот я и подумал: что из того, что случалось со мной, было для меня важно и что неважно. И вижу, что важное всегда случалось в будние дни. С вашего позволенья, так я и сделаю. Я знаю, что люди рассказы свои делят на части и называют их главами, но я такой премудрости не обучен и боюсь, что только зря напутаю. История моя не больно интересная. Да я б ее в трех словах мог рассказать, разговаривай я с глазу на глаз и знай я нужные слова. Но Полу это не понравится. Ему это покажется мало. Он как заведет свое, как заведет, и придется мне заново все переделывать. Потому раз уж я за это взялся, так постараюсь сделать на совесть, как если бы я делал, скажем, кухонный стол, — выбрал бы дерево, и выстрогал бы его, и выточил бы ножки, и вставил бы их в пазы, и перекладинами б, их связал, и потом уже сверху крышку набил.

Вся моя жизнь прошла на море. Остров наш невелик. Умещается на нем человек сто, и земли на каждого не то чтоб в изобилии, но хватает, — хорошей, плодородной земли, чтоб было где картошку посадить, да овса посеять, да коров пасти, — да еще до скалам растет жесткая трава, овцам самый раз.

Дорога домой. Выпуск ДД-42.3

ДУХОВНОЕ РАСПИСАНИЕ ДНЯ

Какая бывает духовная составляющая обыкновенного дня у православного христианина? Автор этих строк давно думал написать на эту тему и имел уже соответствующий материал. Такой порядок дня есть у многих православных, так что эта работа не есть что то выдуманное, а просто оформление того что уже существует. Недавно он прочел письмо одной молодой русской женщины на интернете (ДД-42.2) и это ему дало толчок поспешить, окончить и опубликовать эту работу.

Введение. В этой работе описывается духовный порядок дня и вообще жизни. Конечно можно не следовать этому на все 100% и слегка его изменить и приспособить к нашему образу жизни. Если мы найдем достойного духовного отца, то надо следовать его советам. Во всяком случае терять наше православное наследие которое нас учит, греет, бережет, направляет, опекает (ДД-5) было бы очень легкомысленно. Нужно не забывать что рано или поздно, у нас будет семья, если ее еще нет, и мы будем ответственны за нее! А откуда у нас могут быть знания и ответы, на все случаи жизни? Вот здесь нам и особенно будет нужна вера в Господа Бога, Православие и соответствующие знания.

1. Утро. Когда мы просыпаемся, то сразу осеняем себя крестным знаменем и говорим: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, Аминь». Мы не продолжаем лежать в кровати, а встаем, перед нами трудовой день. Таким образом, с первой минуты дня мы просим Господа Бога чтобы Он помог нам прожить этот день по христиански.

Как любящий отец учит ребенка не трогать пламя свечи рукой и много чему другому, так и Господь Бог учит нас праведной жизни. Грех есть разрушающее поведение, а добродетель созидающее. Грех приносит боль, травму, беспокойство, вражду и т. п. Добродетель благополучие, любовь, тишину, спокойствие и т. д. Все что мы делаем, говорим и думаем должно быть в духовном смысле направлено (выражаясь математическим языком — иметь вектор), , к Господу Богу, вверх, к добру, к хорошему.

2. Утреннее молитвенное правило. После того как мы приведем себя в порядок, оденемся, умоемся и причешемся, следует «утреннее молитвенное правило». Этот разговор с нашим Отцом, Господом Богом, состот из нескольких молитв и наших личных прошений. (ДД-42). Мы уединяемся, в углу перед иконами , и стоя читаем наше правило.

Иногда, в семье, бывает трудно уединиться. Автор этих строк знал одного семейного священника который уединялся в довольно просторном шкафу.

Нужно помнить что никогда нельзя молиться спеша. Если нет времени, то можно правило сократить, скажем без личных прошений или в крайнем случае только перекреститься и сказать «Господи благослови».

3. Завтрак. Перед едой мы осеняем себя крестным знаменем и говорим краткую молитву: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, Аминь». Этим мы благодарим Господа Бога за пищу которая у нас есть. Когда крестимся, то лучше стоя и нужно смотреть на икону в комнате, в углу . Если нет иконы, то приблизительно на восток. Иисус Христос пришел с востока. Если мы при посторонних людях, то можно перекреститься и сказать молитву про себя. Кончив еду, мы опять крестимся и говорим краткую молитву.

4. Прощанье с семьей. Уходя из дома мы обнимемся и иногда целуемся с нашими любимыми членами семьи. Мы уходим, расстаемся и конечно все может случиться. Как часто мы не ценим самого главного в жизни: наших любимых, семью, родственников, друзей, знакомых, Родину. Вспомним слова трогательного и правдивого стихотворения в котором поэт нас просит:

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них —
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!

5. Уходим из дома. При выходе из квартиры (комнаты или дома), мы крестимся на икону со словами «Господи благослови». Мы просим благословения на наш путь и деятельность и уходим из нашего православного уголка, где нам так тепло и хорошо.

6. Поездка на работу. Мы садимся в машину, опять крестимся, а можно и дорогу впереди перекрестить, в особенности если движение (traffic) сумасшедшее. Едим тихо, спокойно, не агрессивно, уступаем дорогу, помним «defensive driving» . Когда приехали то опять крестимся, мы благодарим Господа Бога что нас сохранил.

7. Работа. Мы приходим на работу, со всеми милые, здороваемся. Если кто не отвечает или бурчит, «это его проблема» (this is his problem). Нам сказано что ключ к жизни есть любовь во всех ее проявлениях. А «здравствуйте» и милая улыбка, это минимум что мы можем сделать для другого человека.

Перед работой, мы опять крестимся и говорим «Господи благослови». В конце работы мы крестимся. Как было это сказано выше, все это можно делать и про себя.

На работе мы работаем честно и порядочно и даже много, но в меру. Нельзя становиться трудоголиком. Очень часто работодатели взваливают многое на работника, совершенно не считаясь с его здоровьем и семьей. Нужно беречь свое здоровье. Работа, очень важная и нужная часть жизни, но это не все. Конечно если мы работаем на Ниве Христовой или помогаем как-то людям, то это уже другое дело. Поэтому, во всем, всегда, нужно проявлять благоразумие и умеренность.

8. Обеденный перерыв. Тоже самое что сказано, наверху, в «Завтраке».

9. Поездка домой. Тоже самое что и «Поездка на работу», наверху. Перед выходом из машины мы крестимся и благодарим Господа Бога что все прошло удачно, работа и поездка, мы сейчас дома.

10. Входим в дом. Смотри «Уходим из дома». При входе в квартиру (комнату или дом), мы крестимся на икону. Мы входим в наш православный угол, всюду иконы, чувствуется святость, где нам тепло, хорошо и уютно. Мы благодарны Господу Богу что вернулись домой благополучно и можно начинать следующий этап дня.

11. Встреча с семьей. Смотри на вверху «Прощанье с семьей». Мы радостно и с любовью встречаемся со всеми членами семьи. Иногда мы обнимемся и целуемся. Мы раздеваемся, отдыхаем приготавливаем еду. Сразу много разговаривать не стоит, так как мы усталые и лучше передохнуть.

12. Ужин или обед. Тоже самое что сказано наверху о «Завтраке». Только сейчас стоя читаем «Отче наш», а после еды «Достойно есть» (ДД-42). За столом все сидим — все чинно, спокойно и достойно. Ужин не только еда, но и общение с любимой семьей. Мы едим не спеша, интересуемся всеми членами семьи и сами рассказываем о себе. За столом мы не затрагиваем неприятные темы, а если кто случайно начнет то мы вспоминаем заповедь «блаженны миротворцы» (Мат. 5:7) и останавливаем огонь до того как он разгорелся. Конечно, когда рот полный еды, то не полагается говорить.

13. Свободное время. Свободное время мы уделяем нашей семье, обучению, отдыху и т. п.

13.1 Духовное чтение. В наше время, когда пропаганда разврата и разрушение семьи идет со всех сторон и в особенности СМИ, для поддерживания православного духа нужно постоянно читать что-нибудь духовное. Это особенно важно для тех которые не имеют возможность посещать Русскую Православную Церковь.

В духовном чтении можно обозначить два отдела. Первый, это для духовного обновления: жития святых, духовные рассказы, духовные хрестоматии, Священное Писание — Библию (Новый Завет и Псалтырь). Для начала начинаем понемногу читать материал на эл. стр. который перечислен в конце этой работы.

Второй отдел это учеба. Нужно знать нашу веру глубже, поэтому, для начала, можно систематически углубиться и прочесть обзоры предметов для гимназии.

14. Вечернее молитвенное правило. Все что было сказано для утреннего молитвенного правила, все можно применить и для вечернего. Единственно что сейчас немного больше времени, поэтому оно может быть более полным. После правила мы не ложимся спать сразу и поэтому оно не должно быть очень поздним.

Во время вечернего молитвенного правила нужно вспомнить грехи которые мы сделали в течение этого дня и покаяться перед Господом Богом (ДД-47.2) и (ДД-47).

Мы прожили по-православному весь день, побеседовали с Господом Богом, вспомнили и попросили у Господа Бога прощение за наши грехи и сейчас очень подходящий момент почитать что-нибудь духовное.

15. Ложимся спать. Перед тем как вечером ложимся спать и закрываем глаза мы читаем короткую молитву «В руци Твои Господи Боже мой, предаю дух мой, Ты меня благослови, Ты меня помилуй и живот вечный даруй мне». Вот это все. Наш трудовой и духовный день кончился.

ОБЩИЕ ПРИМЕЧАНИЯ

16. Пост. Пост является большой поддержкой для подогревания нашего духа. Он способствует развитию духовных качеств, самодисциплине и лучшему пониманию себя. Один из самых любимых русских святых святой преподобный Серафим Саровский (+1831 г.) говорил что тот кто не постит не является православным христанином. Поэтому мы обязательно соблюдаем посты (ДД-11) и (ДД-11.3). Если мы к нему не привыкли, то нужно начинать постепенно.

Итак, мы соблюдаем все посты: все среды, пятницы, Рождественсий пост, Великий пост и другие. Внизу дана таблица постов на 2002 г.

ПОСТНЫЕ ДНИ СПЛОШНЫЕ СЕДМИЦЫ (Нет поста) 1. 11 сен Усекн.Гл.Иоанна Крест. Перв.неделя пост.тр. 16 фев — 22 фев 2. 27 сен Воздв.Честн.Креста Госп. Неделя Пасхи 27 апр — 3 мая 3. 28 нбр — 6 янв Рождеств.Пост Неделя Троицы 15 — 21 июн 4. 18 янв Навечерие Богоявления 5. 10 мар — 26 апр Великий Пост МАСЛЯНИЦА 10 — 17 мар 6. 23 июн — 11 июл Петров Пост 7. 14 — 27 авг Успенский Пост 8. все среды и пятницы, кроме сплошных седмиц

17. Посещение церкви. Конечно, мы обязательно посещаем церковь по воскресеньям и другим праздникам. Перед литургией, мы ничего не едим и не пьем. Обратите внимание на следующие работы на этих страницах: Православные церкви в районе Сан-Франциско (ДД-39) и Как найти православную церковь на Западе (ДД-39.2).

Чтобы лучше понять Евангелие и Апостол которые будут читаться в церкви на литургии по церковно-славянски, хорошо подготовиться и самому их прочесть по-русски. Что будет читаться можно найти в любом православном календаре или на эл. стр. «Православный календарь»: .

Если почему-то это невозможно сделать то можно дома, стоя перед иконами, в красном углу, после 10:00 ч. утра прочесть текст литургии из Молитвослова. До этого, мы тоже ничего не едим и не пьем. Если и это нельзя сделать, то мы проводим время, когда в церкви идет служба, тихо и спокойно.

18 Добро и зло. Рассуждение о добре и зле не совсем подходят для текста о «Духовном расписании дня». На эту тему, на этих эл. стр., есть разные тексты включая «Врачевание души (личности) в Православной Церкви — Аскетика» (ДД-43). Так как это понятие является ключевым, для всего того что делает христианин, то поэтому здесь приведутся главные моменты.

Качество добра и зла. Как же легче всего охарактеризовать добро и зло? Самое простое объяснение — это, что добро созидает, а зло разоряет.

Итак, добро созидает, строит, создает мир спокойствие, любовь, радость, духовную и нравственную красоту, прощение, миролюбие, святость, хорошие отношения между людьми, в семье, школе, на работе, в обществе.

Зло противоположно добру, оно подрывает все хорошее. Оно разрушает, разоряет, рушит, создает тревогу, страх, раздражение, злобу, гнев, жестокость, ненависть, материализм, эгоизм, духовное и нравственное уродство, плохие отношения.

В церковном листке в помощь исповеднику есть еще и следующие грехи: празднословие, осуждение, гордыня, немилосердие, зависть, гнев, оклеветание, дерзость, раздражительность, прекословие, злоречие, ложь, соблазн, самолюбие, честолюбие, излишество в пище и питии, тщеславие, лень, нечистые помыслы, многостяжание, нечистое воззрение.

Грех — болезнь души. Епископ Александр (Милеант) в своей брошюре «Таинство Покаяния» пишет:

«Грех — это болезнь души. Все люди рождаются с природой, нравственно поврежденной. Оставленный в небрежении, грех усиливается в человеке и все больше порабощает его. По мере того, как грех усиливается, он омрачает ум человека, вносит какую-то горечь и беспокойство в его настроение, возбуждает недобрые мысли и чувства, толкает человека на поступки, которые он не хочет делать, и обессиливает его волю к нравственно доброму образу жизни».

Грех понятен — с комплексной точки зрения. Итак, грех и добродетель это не что-то надуманное, а реальный факт жизни.

Если мы разберем любой грех, то увидим, что он всегда создает порчу и вред для человека и общества. Поэтому грех — это разрушающее поведение. Иногда это не всегда ясно, потому что человек обыкновенно принимает во внимание только настоящий момент, и греховное поведение может казаться безобидным. Но если мы станем на комплексную точку зрения и продумаем хорошо как этот или какой-нибудь другой поступок имеет влияние на окружение, друзей, знакомых, общество и самого грешащего, сегодня, завтра, в далеком будущем и даже после смерти, то всегда становится ясно, что грех есть отрицательное и — как это было уже сказано выше — разрушающее поведение.

Таким же самым образом можно сделать анализ и показать что добро и добродетель являются созидательным поведением.

Эти качества добра и зла сербский епископ Николай (Велимирович) Жичский высказал так: «Добро далеко видит: Добро прозорливо и видит глубокие причины. Зло смотрит лишь перед собой и не знает истинных причин».

Нужно знать что добро, а что зло. Очень важно понимать что добро, а что зло, так как от этого зависит наш успех в жизни, наши отношения со своей семьей, друзьями, знакомыми и обществом, наша способность любить, творить, работать, наше счастье.

Некоторые люди под конец своей жизни, наделав много ошибок, наученные горьким опытом становятся «мудрыми», другие становятся озлобленными. Православный с самого начала знает что к чему и поэтому все время работает над улучшением себя и с годами становится лучше.

Для того чтобы осуществить все это в нашей жизни, нужно изучить в чем именно состоит христианская жизнь. Все это объяснено на наших эл. страницах. Смотрите .

19. Как жить по христиански? Итак, в нравственном отношении любую человеческую деятельность можно определить как хорошую или плохую, добродетель или грех, добро или зло.

Как уже было сказано выше, грех это разрушающее поведение, а добродетель созидающее. Грех приносит боль, травму, беспокойство, вражду и т. п. Добродетель благополучие, любовь, тишину, спокойствие и т. п. Все что мы делаем, говорим и думаем должно быть направлено к Господу Богу, вверх, к добру, к хорошему. Таким образом мы должны научиться не грешить ни делом, ни словом, ни мыслью.

Православная вера нас учит что-бы мы не делали — всегда стремиться к добру. Все что мы делаем, говорим или думаем, чтобы это было добро или стремилось и приводило к добру, то есть было без греха. Конечно, только Господь Бог безгрешный, но мы все-таки должны все от себя делать чтобы не грешить.

Это очень хорошо объяснил святитель Феофан Затворник в своей книге «Что такое духовная жизнь и как на нее настроиться» . Он писал что нужно всегда поступать так, чтобы наши дела, слова и мысли были направлены к Богу, а не от него. То есть к добру, хорошему, честному, правдивому, мирному, красивому и т. п., а не наоборот. Выражаясь техническим языком надо поступать так чтобы «духовный вектор» всегда был направлен вверх к Господу Богу.

Кроме всего этого, наша святая Православная вера тоже нас учит, что мало не грешить, но нужно еще вести активную работу по улучшению себя и искоренению греховных привычек. А они у всех у нас, за исключением Господа Бога.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как было уже сказано выше, приблизительно такой порядок дня есть у многих православных, так что эта работа не есть что то выдуманное, а просто оформление того что уже существует.

Все сказанное кажется очень просто, но это и есть самое главное и основное в жизни христианина. Без такого порядка дня, православный человек является православным только на словах. Это духовное расписание ясно показывает красоту и возвышенность христианского учения так как оно систематически возвышает и облагораживает человека.

Литература на наших эл. стр.

Библиография
Епископ Феофан Затворник. Что такое духовная жизнь и как на нее настроиться.
(Известное духовное произведение знаменитого русского епископа. Рекомендуется начинающим).

Примечания
Все что мы делаем, говорим и думаем должно быть направлено (иметь вектор), в духовном смысле, к Господу Богу, вверх, к добру, к хорошему. Это очень хорошо объяснил и описал Епископ Феофан Затворник в своей книге Что такое духовная жизнь и как на нее настроиться. Смотрите .

Красный угол (не уголок) в семье, это где находятся главные иконы в доме. А так, в каждой комнате должна быть минимум одна икона, в углу, под потолком. Выше икон ничего не должно быть. Иконы устанавливаются так, чтобы когда входите в комнату, или сидите за столом, на нее можно было бы креститься и по возможности на восток.

Cтихотворение Александра Кочеткова «Баллада о прокуренном вагоне».
Песни и стихотворения (ДД-48).

«Defensive driving» означает что нужно настроиться так что любая машина в потоке может сделать какую-то ошибку.

эл. стр. «Православный календарь».
эл. стр.: http://www.days.ru/

Митрополит Сурожский Антоний. Воскресные проповеди.
эл. стр.: http://www.metropolit-anthony.orc.ru/sermons/a_main.htm

Духовное чтение на интернете:

Семь дней недели создал бог (с)

Еврейская теология (а вслед за ней христианская, мусульманская и далее везде) утверждает, что семидневную неделю нам заповедал бог, и человечество использует именно такое деление изначально. В таком случае, следует неизбежный вывод, цикличность семидневки никогда не нарушалась, и дни недели совпадали всегда и везде. То, что, не смотря на совершенно разные календари, исчисление годов и месяцев, дни недели на протяжении тысячелетий в большинстве стран и народов мира совпадают, удивительно уже само по себе. Но сколько времени это продолжается, так ли это было всегда? Вопрос интересный.
Использование семидневной недели исторически появляется приблизительно в 20-м веке до нашей эры, то есть 4000 лет тому назад в Вавилоне. Во времена Авраама. Конечно, семидневку придумал не Авраам и не евреи, наоборот, распространенность такого деления во времена Авраама ознчает, что оно предшествовало иудаизму и использовалось Авраамом просто как уже наиболее привычное ему.
История знает попытки других делений. Древние египтяне делили неделю на 10 дней. У древних германцев была 14-дневная неделя, а у кельтов — 9 дневная. В Риме, до реформ Домициана использовали 8-дневную неделю, дни которой обозначали буквами от А до Н, причем последний день считался базарным. Однако именно 7-дневное деление триумфально пошло по миру не только в связи с использованием этой парадигмы монотеизмом (от иудаизма и далее), но и перешло в Индию, к древним грекам, а, затем, окончательно к 3-му веку его приняли и римляне.
Еврейская традиция, использовав вавилонскую семидневку, создала идею о том, что бог творил мир 6 дней, на седьмой, в субботу отдыхал — отсюда и цикл. Почему работал именно 6, а не 5 или 7? Именно потому, что семидневка уже была общепринятой в той среде, в которой появился и развивался иудаизм. Суббота, шаббат (остановка, отдых — отсюда однокоренное «швита» на иврите — забастовка) стала завершающим днем недели. Воскресенье — первый день (на иврите, кроме субботы все остальные дни просто перечисляются порядковыми номерами) — первым. И сохраняется первым в очень многих календарях. Начало недели на понедельник перенесли только католицизм и православие. Согласно концепции католической церкви, воскресенье в христианской церкви полностью заменило субботу в качестве «Дня Господнего». Православная церковь проводит различие между заповедью о субботе для евреев и «днём Господним» (воскресеньем) для христиан, по православным представлениям, «празднование воскресенья — это не перенос субботнего праздника, но самостоятельный праздник, не отменяющий собою чествование субботы». В православии субботы посвящены «всем святым», а также являются днями для молитвы о мёртвых, поскольку в субботу тело Иисуса Христа находилось в гробнице, а его дух — в «преисподних местах земли».
Протестанты, к примеру, считают воскресенье — первым днем недели. Посмотрите на любой американский календарь. Семидневная неделя оказалась весьма жизнеспособной, даже переход с юлианского календаря на григорианский не изменил последовательность дней, ритм нарушен не был. Есть и астрономическое объяснение 7-дневки. 7 дней это приблизительно четверть лунного месяца, наблюдение же за фазами Луны было для древних наиболее доступным и удобным способом измерения времени. Современные психологи утверждают также, что цикл 6 дней работы, седьмой отдых наиболее оптимален для человека, и дает возможность использовать цикл работа-отдых наиболее полно для производительности труда. Возможно, что были или есть и другие причины столь триумфального распостранения именно такого недельного деления по миру.
Порядок дней недели можно получить «геометрически» по острой гептаграмме в виде семиконечной звезды размера. Светила расположены в точках гептаграммы в том порядке, который установлен со времён Птолемея и стоиков. Проходя по маршрутной линии от одной планеты к другой, можно получить порядок дней недели. Эта гептаграмма дней недели, возможно, существует с эпохи эллинизма. Как написано в энциклопедии Symbol: «Гептаграмма была создана именно с принятием и широким распространением семидневной недели в эллинистическом мире смешанных культур». Объяснение астрологического порядка дней недели дали Веттий Валента и Дион Кассийский. По данным этих авторов, принятый порядок является одним из принципов астрологии. По системе Птолемея небесные тела расположены в следующем порядке (по убыванию расстояния от Земли): Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венера, Меркурий, Луна. Этот порядок впервые был установлен ещё греческими стоиками.
Система именования дней недели Восточной Азии тесно переплетается с латинской системой и основана на «Семи светилах», в которые входят Солнце, Луна и пять планет, видимых невооружённым глазом. Эти пять планет названы по пяти элементам древних религиозно-философских учений Восточной Азии: Огонь (Марс), Вода (Меркурий), Дерево (Юпитер), Золото (Венера) и Земля (Сатурн). Наиболее ранние упоминания семидневной недели в Восточной Азии в современном порядке и с современными названиями встречаются в сочинениях китайского астролога Фэн Нина, который жил в конце 4 века в эпоху династии Цзинь. Позже, в 8 веке, в эпоху династии Тан, проникновение манихейства документируется в трудах китайского буддийского монаха Ицзина и центральноазиатского буддийского монаха Амогхаваджры. Китайская транслитерация планетной системы вскоре была принесена в Японию японским монахом Кобо Дайси. В сохранившихся дневниках японского государственного деятеля Фудзивары но Митинаги встречается семидневная система, используемая в Японии периода Хэйан в начале 1007 г.
Исходя из вышесказанного логично предположить, что цикличность дней недели в разных культурах — на Ближнем Востоке с 20 века до нашей эры, в Европе с 3 века нашей эры, на Дальнем Востоке с 4 века — имеет постоянную преемственность и никаких сдвижек не происходило. Благодаря этому мы легко можем открутить назад и посчитать, на какой день недели приходится та или иная дата в истории человечества, на тот очень немалый период, когда семидневка существует. Еще раз подчеркну, что это логика рассуждения, а не строгое доказательство и, теоретически, сдвижки могли происходить, хотя в таком случае мы бы наблюдали хотя бы временное несовпадение дней недели в разных культурах; однако, такого не наблюдается.