Для чего ходят в церковь?

Зачем ходить в храм, если «Бог в сердце»?

Фото – В. Закатов, miass-hram.ru

В наше время нередко можно услышать фразу: «Зачем ходить в храм? У меня Бог в сердце!» Казалось бы, такому человеку можно только позавидовать. Действительно, если у тебя Бог в сердце, то посещение храма выглядит каким-то излишеством. Но здесь возникает вопрос: насколько обоснована эта уверенность? Может, бог находится у этого человека в какой-нибудь другой части тела, например, в желудке? А может, и сам желудок стал для человека богом, по слову апостола Павла: Их бог — чрево (Флп. 3, 19).

Человек может пребывать в уверенности, что стал храмом Духа Божия, будучи игралищем нечистых духов

Но если человек прав, и его сердце действительно стало обителью бога, то можно ли быть уверенным, что это Бог истинный, а не тот, который силится выставить себя Богом, не являясь таковым? Вот что говорит об этом святитель Феофан Затворник: «Постника и молитвенника издали чуют бесы и бегут от него далеко, чтобы не получить болезненного удара. Можно ли думать, что где нет поста и молитвы, там уже и бес? Можно. Бесы, вселяясь в человека, не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, исподтишка научая своего хозяина всякому злу». Другими словами, человек может пребывать в уверенности, что стал храмом Духа Божия, будучи игралищем нечистых духов.

Кто-то скажет: «Вот, я пощусь и молюсь, только в храм не хожу». На это можно ответить, что молиться и поститься есть дело, конечно, доброе и необходимое, но само по себе недостаточное.

Если христианин, пусть и не оставляя личной молитвы, по своей воле удаляется от храмового богослужения, то, согласно святым отцам Церкви, это является показателем духовного нездоровья. Преподобный Варсонофий Оптинский предлагает на эту тему следующее рассуждение. У одного святого отца спросили: «Есть ли верные признаки, по которым можно узнать, приближается ли душа к Богу или отдаляется от Него? Ведь относительно обыденных предметов есть определенные признаки — хороши они или нет. Когда, например, начинают гнить капуста, мясо, рыба, то легко заметить это, ибо испорченные продукты издают дурной запах, изменяют цвет и вкус, и внешний вид их свидетельствует о порче.

Ну а душа? Ведь она бестелесна и не может издавать дурного запаха или менять свой вид». На этот вопрос святой отец ответил, что верный признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. Человек, который охладевает к Богу, прежде всего начинает избегать ходить в церковь. Сначала старается прийти к службе попозже, а затем и вовсе перестает посещать храм Божий.

Признак того, что Бог пребывает в сердце – любовь к храмовому богослужению

Таким образом, стремление к церковной службе является для христианина тем духовным камертоном, с которым мы можем всегда сверять состояние своей души. Признаком того, что Бог пребывает в сердце, является любовь к храмовому богослужению.

Это можно уподобить человеческим отношениям. Если мы любим кого-то, то мы стараемся быть рядом с ним. Если мы скажем, к примеру, своему другу: «Ты всегда со мной, ты у меня в сердце, поэтому я не пришел поздравить тебя с днем рождения», — то вряд ли мы услышим в ответ слова одобрения и понимания. Так же и с Богом. Если Бог у нас в сердце, если мы любим Его или хотя бы стремимся к этой любви, то как же мы не почтим День Рождения или Воскресения Христа, Сына Божия, ставшего Сыном Человеческим, перенесшим ради нашего спасения унижения, боль и смерть, как забудем о памятной дате Божией Матери, через Которую мы получили доступ к воплотившемуся Богу, или пренебрежем днями празднования Небесных Сил бесплотных и святых, предстоящих пред престолом Божиим и неустанно молящихся о нас, ленивых, грешных и сильных лишь на слова самооправдания?

Причащение апостолов. Сербия. Печ. Церковь Богоматери Одигитрии, XVI в.

Церковь – это христиане, соединенные со Христом в единый богочеловеческий организм

В центре храмового богослужения находится величайшее христианское таинство — причастие Тела и Крови Христовых. Все богослужение построено так, чтобы подготовить нас к этому таинству наилучшим образом, и является уже само по себе преддверием и предвкушением нашего вечного пребывания с Богом. В церковной службе видимым образом проявляется учение о Церкви, как о Теле Христовом. Церковь — это христиане, соединенные со Христом в единый богочеловеческий организм. Как телу естественно сохранять единство, так и для христианина естественно стремиться к единству с главою Церкви — Христом и со всеми христианами, объединенными во Христе в единое тело. Поэтому участие в богослужении является для христианина не тяжкой повинностью, не суровым наказанием или изощренной пыткой, а неким природным и жизненно необходимым устремлением. Отсутствие такового должно служить нам сигналом того, что мы духовно больны и находимся в серьезной опасности, что наша жизнь требует скорейшего исправления.

Конечно, не всегда нам легко участвовать в общественном богослужении, не всегда хочется. У каждого случаются состояния, когда приходится себя заставлять идти в храм. Но без этого духовная жизнь невозможна.

Откуда в нас эта тяжесть, это нежелание? Все оттуда же — от наших страстей, которые настолько вошли в наши души, что стали для нас как бы второй природой («привычка — вторая натура»), от которой без труда и без болезни не избавишься.

Влияние богослужения на страсти можно сравнить с действием света на обитателей темной пещеры. Животные и насекомые, привыкшие к ночи и мраку, при появлении света приходят в движение и стремятся улететь, убежать, уползти в места привычные, в места темные, «безопасные», удаленные от света.

Так и страсти в нас, пока мы далеки от Церкви, от храма, от богослужения, дремлют в привычном и уютном душевном мраке. Но стоит нам прийти в храм на службу, и словно бы все силы ада восстают в наших телах и душах. Ноги ватные, в голове туман, спина болит… Да и вокруг все возмущает: чтецы читают непонятно, певчие сбиваются и фальшивят, священника или нет, или он куда-то торопится, у дьякона вид вызывающий, в церковной лавке отвечают нелюбезно, все какие-то мрачные, а если шутят и улыбаются, то это тоже раздражает («в святом-то месте!») и т.д. т.п. Ну и, конечно, фоном мысль: «Что я тут делаю?». И если не понимать необходимости храмовой молитвы, то шансов удержаться в храме почти нет. Тем не менее истинного утешения мы нигде, кроме храма, не получим.

Многим знакомо состояние уныния, или, как сейчас принято выражаться, депрессии, когда ничто не радует и все теряет смысл. В храм в этом состоянии также идти не хочется. Но православные люди знают, что если все же заставишь себя и доберешься до храма и богослужения, то все каким-то чудесным образом меняется. Вроде и простоял-то на службе бестолково, молитв почти не слышал, сам не столько молился, сколько пытался справиться с душевной бурей или с роящимися мыслями, а выходишь из храма, и на сердце — мир. Вроде бы внешне ничего не изменилось, обстоятельства все те же, но они уже не кажутся такими непреодолимыми, как раньше.

В храме наша молитва получает полноту, соединяясь с молитвой всей Церкви Христовой

И это неудивительно. Ведь в храме наша несовершенная молитва получает полноту, соединяясь с молитвой всей Церкви Христовой, в которой Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными (Рим. 8, 26). Поэтому в большинстве случаев даже самая глубокая и сосредоточенная частная молитва не будет для души столь благотворной, как пусть и несовершенная молитва церковная.

Святые отцы часто называют храм «небом на земле». В нем мы соприкасаемся с миром горним, входим, если так можно выразиться, в пространство вечности. Здесь мы получаем усмирение страстей и защиту от насильственного влияния злых духов, делаясь (по крайней мере на время) недоступными для них. Каждый раз, входя в пространство храма, мы совершаем свой личный малый исход из мира, который лежит во зле (1 Ин. 5,19), и избегаем его смертоносного жала.

В храме святой великомученицы Екатерины на Всполье. 2010 г. Фото – ocapodvorie.org

Действие общественной молитвы есть обратная сторона двоякой заповеди Божией о любви к Богу и к ближнему, поскольку личная молитва каждого христианина, молящегося в храме, усиливается, с одной стороны, молитвами других молящихся, а с другой — энергией Божественной.

Вот что писал об этом наш древнерусский святитель Симон, епископ Владимирский и Суздальский: «Не будь лжив, под предлогом телесной немощи не отлучайся от церковного собрания: как дождь растит семя, так и церковь влечет душу на добрые дела. Все маловажно, что творишь ты в келии: Псалтирь ли читаешь, двенадцать ли псалмов поешь, — все это не сравняется с одним соборным: «Господи, помилуй!» Вот что пойми, брат мой: верховный апостол Петр сам был церковь Бога живого, а когда был схвачен Иродом и посажен в темницу, не молитвами ли Церкви был он избавлен от руки Ирода? И Давид молится, говоря: «Одного прошу я у Господа и того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и рано посещать святой храм его». Сам Господь сказал: «Дом мой домом молитвы наречется». «Где, — говорит он, — двое или трое собраны во имя мое, там Я посреди них». Если же соберется такой собор, в котором будет более ста братии, то как же тебе не верить, что тут Господь Бог наш».

Конечно, порой случаются объективные обстоятельства, действительно препятствующие посещению храма. Но не всё, что кажется нам препятствием, является таковым в очах Божиих. В этом отношении показателен случай, описанный в житии праведной Иулиании Муромской: «Одна же зима была столь студеная, что земля расседалась от мороза. И не ходила она некоторое время в церковь, но молилась Богу дома. И вот однажды пришел поп той церкви рано утром один в церковь, и был глас от иконы Пресвятой Богородицы, глаголющий так: “Иди, скажи милостивой Улиянии: что в церковь не ходит на молитву? Хотя и домашняя молитва ее Богу приятна, но все не так, как церковная».

Для человека, утвердившегося на пути божественном, посещение церковной службы становится потребностью не меньшей, а порой даже большей, чем питание телесное. Особенно остро ощущают эту потребность святые. Так, праведный Иоанн Кронштадтский признавался: «Я угасаю, умираю духовно, когда не служу в храме целую неделю, и возгораюсь, оживаю душою и сердцем, когда служу…».

Впрочем, и сегодня, наверное, в каждом православном храме можно встретить хотя бы одну прихожанку, которая, подобно евангельской Анне пророчице (ср. Лк. 2, 36–37), почти постоянно пребывает в храме. При том, что окружающие этому обыкновенно отнюдь не способствуют. И близкие ее укоряют, и свои, православные, убеждают поумерить пыл, а она, превозмогая годы и болезни, едва ли не ползком, а все стремится на любезную изболевшемуся сердцу «обедню».

В заключение хочется привести удивительный пример непобедимой любви к Божественной службе одной из греческих подвижниц благочестия XX века: «Боголюбивая Кети не хотела пропускать ни одной вечерни и литургии. Она желала ходить на службу каждый день, поэтому искала храмы, где литургия совершалась и в будни. Она жертвовала своим сном, совершала многочасовые пешие переходы, лишь бы не пропустить Божественной литургии <…>

Кети Патера Кети старалась познакомиться со священниками всех соседних селений, чтобы была возможность приглашать их отслужить литургию. Чаще ходила в храм Пантанассы. Ночью переходила реку Лурос по веревочному мостику. Часто зимой он покрывался льдом, а у Кети всегда было по несколько сумок с продуктами для бедняков.

Один раз, когда мост снесло водой, на другой берег ей помог перебраться один старый пастух. Порой ей доводилось проводить в пути много часов. Однажды на Кети напали собаки, в другой раз она встретила медведя, но звери не причинили ей никакого вреда.

Трудно описать все, что случалось с Кети. Телефонов тогда не было. Как-то раз никто из знакомых иереев не предупредил ее о литургии. После работы Кети все же отправилась в путь. Сначала дошла до Филиппиады. Затем побывала в селениях Камби, Пантанасса, Святой Георгий. Но нигде службы не было, а тем временем стемнело. Кети (по-прежнему пешком) отправилась в Керасово, а оттуда в Вулисту, где к ней присоединилась сестра батюшки. По дороге они оступились и упали в яму. Женщины по колено провалились в асбест. Привели себя в порядок и отправились на литургию. Всего за вечер и ночь Кети прошла расстояние 30 километров. И так бывало нередко.

<…> Однажды в храме Кети упала со стула, на который забралась, чтобы зажечь лампадки. У нее случился перелом бедра. Она попала в больницу, где ей был прописан постельный режим. Но как она тогда смогла бы посещать службы? Хромая, она вышла из госпиталя, остановила машину и поехала в храм святого Георгия селения Филиппиада, где служил ее знакомый — отец Василий Залакостас. Там она легла в храмовом притворе. Двадцать дней и ночей она провела в церкви. Ежедневно приезжал священник и совершал Божественную литургию.

Однажды зимой случилось сильное ненастье. Ветер с корнем вырывал деревья. Но и это не стало препятствием для Кети. Ни секунды не сомневаясь, она отправилась на литургию, но обратно долго не возвращалась. Коллеги в волнении ждали Кети. Наконец она показалась. Ее лицо радостно сияло, хотя все ноги (насколько они были видны под ее длинным платьем) были в крови. Она объяснила, что опоздание связано с тем, что ей приходилось перелезать через поваленные деревья, встречавшиеся у нее на пути.

Так что же все-таки чувствовала Кети во время Божественной литургии? Наверное, это было что-то необъяснимое, если она, превозмогая все трудности, делала все возможное и невозможное, чтобы попасть на службу. Она сама пела, одаривала священников, носила с собой тяжелые богослужебные книги.

Иногда она ходила на ночную службу, а утром спешила еще на одну Божественную литургию. А потом, навещая своих знакомых и слыша, как по радио транслируют службу, становилась на молитву в третий раз. Она вставала на колени и творила земные поклоны. Никакой шум не мог ее отвлечь. <…>

Ее любовь к богослужению была такова, что часто, засыпая, она шептала: «Церковь, Церковь…»».

Остается лишь пожелать всем нам стяжать хоть малую толику той любви к церковному богослужению, которая описана в этих строках!

Зачем мы приходим в храм?

Наше общество справедливо называют обществом потребления. Это касается не только потребления материальных благ. Можно сказать, что дух потребления проник и в религиозную жизнь. Люди зачастую приходят в храм, как в некий супермаркет, используя Церковь как цех ритуальных услуг, больше думая о жизни земной, чем о жизни вечной. Можно ли осуждать человека за то, что он приходит в храм не за спасением души, а за исполнением своих надежд и чаяний здесь, на земле? Ведь духовная жизнь – личное дело каждого. Поговорим на эту тему с клириком Свято-Троицкого кафедрального собора г. Покровска (Энгельса) священником Аркадием Махсумовым.

– Отец Аркадий, как относиться к Церкви? Как к обществу спасаемых или как к месту, куда люди приходят за духовными благами, крестятся, посещают праздничные службы, ставят свечи, участвуют в церковных таинствах и заказывают требы?

– Сегодня положение вещей таково, что люди приходят в храм либо только поставить свечи и заказать требы, либо посетить службы и поучаствовать в таинствах. Это две категории прихожан, находящихся в разных духовных состояниях.

Первые только внешне воспринимают Церковь. И можно сказать, что они, заходя в храм и совершая какие-то формальные действия, остаются вне Церкви. Они воспринимают Церковь как магазин духовных услуг, пытаясь в храме заключить сделку по принципу: «я, Тебе, Господи — свечку, а ты мне — „отлично“ на экзамене или хорошего мужа». А ведь они пришли к Самому Богу! Зачем же просить у Царя пыли из Его дворца, если в Церкви можно рассчитывать на Небо, на любовь и благодать Божию?

Храм – не место, куда надо приходить, чтобы прыщик с лица свести или простуду вылечить. Мы приходим сюда за спасением своей бессмертной души, но для этого надо самим потрудиться. А люди готовы отдать в храм купюры, лишь бы не утруждать себя ничем, не жертвовать личным временем и силами. Им кажется, что в жизни могут произойти изменения без их личного участия и личного подвига. Проще откупиться от Бога и ждать желаемого результата. Такой магический подход к Церкви, к сожалению, глубоко проник в наше общество и даже в среду верующих людей. Наверное, нужно какое-то время, чтобы такое отношение изменилось. Хотя само по себе и не плохо, что люди вообще переступают порог храма, пусть даже на первых порах поставить свечку.

– А есть ли хоть какой-то результат для души, если люди, как Вы говорите, пришли в храм откупиться?

– Я думаю, что Господь — всегда наш адвокат, Он понимает бедственное положение души этих людей, понимает их немощи, их духовную наготу и скудость. Есть надежда, что благодать Божия и наша соборная молитва подействуют, и Господь обратит их к Себе. Легкой дороги к Богу нет, но если человек в храме, значит, у него уже есть шанс встать на путь спасения.

– Значит, любой человек, приходящий в храм, в каком бы понимании веры он ни находился, может надеяться на оправдание?

– Сам факт, что он просит помощи у Церкви, говорит о том, что он наш брат. Это все-таки гораздо лучше, чем говорить, как сейчас принято, что Бог в душе, и Церковь не нужна. Только каким образом через завалы нераскаянных грехов, гордыни, суетную жизнь Господь попадает к ним в душу? Непонятно, да об этом и не думают.

К сожалению, не всегда мы приходим в храм, потому что любим Бога. Многих приводит скорбь, нужда, боль. Но если человек останется в храме, то неизбежно его духовное состояние изменится, он будет расти в своей вере. Господь обязательно поможет, что-то непременно изменится, произойдет по молитвам Богу. Господь и призывает: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. А дальше Он говорит: Возьмите иго Мое на себя… и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя мое легко (Мф. 11, 28-30). Это уже следующая ступень в духовном развитии. Иго Господнее – это исполнение заповедей, это жизнь по Евангелию. То есть это не тяжелая повинность, а путь к спасению. Поэтому я думаю, что ничего нет страшного в том, что человек приходит в храм с житейскими нуждами. Наступит время, и он будет приходить не только со своими бедами, но и с благодарностью Богу за то, что Господь исполнил просимое. Потом он придет с покаянным чувством, а в дальнейшем с размышлениями о своей жизни, переосмысливая многие свои поступки. Он научится работать над собой, отслеживать свои поступки, помыслы, все движения своей души. Человек переродится – это неизбежно. Гораздо хуже для крещеного ходить мимо храма, даже не представляя, как он устроен внутри, боясь перекреститься.

– Давайте вернемся к началу нашей беседы и поговорим о прихожанах, которые постоянно участвуют в богослужении, в таинствах.

– Это уже совсем другая категория верующих людей, воцерковленных. Они находятся в определенном духовном росте, зрелости, понимании сущности Церкви в деле спасения. Христос – это Спаситель, а в Спасителе нуждается тот, кто видит, что он погибает, кто верит от всей души, что только Христос может его спасти, и поэтому эти люди в храме. Как было бы хорошо, если бы все православные люди правильно понимали свою веру и не были пассивными получателями духовных услуг.

– Среди моих знакомых и близких мне людей есть те, кто всю жизнь заходит в храм, но дальше свечного ящика не продвинулся. Можно сказать, что Бога в их жизни нет?

– Бог создал человека свободным. Он может верить, как хочет, Господь слышит всех. Но Ему не за что взять таких людей. Он протягивает руку, а они в ответ – нет. Они не ищут Бога, потому Его и нет в их жизни. Но все равно, с разной скоростью, по-разному, человек неизбежно склоняется к тому, что храм Божий ему нужен. Я в этом уверен и не знаю ни одного человека, пребывающего долгое время в церковной ограде, который не переосмыслил бы то состояние, в котором он когда-то впервые вошел в храм. Для благодати нет преград, она проникает в сердце неизбежно, и человек меняется. Он не может уже относиться к храму потребительски.

Есть, конечно, категория людей с непомерной гордостью и упорным нежеланием покаяния. Они долго держатся за свои предубеждения, и это пересиливает желание преображения и спасения в Боге. Такие люди воспринимают храм, простите за грубое сравнение, как подсвечник. А храм – это место особого благодатного присутствия Божиего, где совершается Евхаристия, соборная молитва, таинства. Церковь – великое благо, она создает наилучшие условия для того, чтобы человек понял, каким он должен стать, чтобы принять Христа. И когда человек это поймет, жизнь его станет духовно намного богаче. Заметьте, что в храмах становится больше молодежи, и проповеди люди слушают очень внимательно, и на беседы огласительные приходят, которые проводятся перед Крещением. Люди стали сознательно обращаться к вере. Дикость 90-х, когда народ врывался в храмы, не понимая, зачем, – прошла, и далеко не все в нем задержались. Но те, кто остался, знают, что такое духовная жизнь, понимают ее глубинные основы.

– Часто люди, воцерковляясь, приобретают внешнее благочестие, они скрупулезно выполняют все церковные правила, но внутренне остаются теми же. В чем состоит опасность подобного «воцерковления» и как обезопасить себя от фарисейской закваски, о которой говорит Евангелие?

– Через все Евангелие проходит осуждение фарисейского понимания духовной жизни. Христос обличает законников и книжников, потому что они все делают напоказ. Фарисеи считали себя самыми ревностными исполнителями Божиих заповедей. Но вместо любви и милости к ближнему они сделали главной своей целью мелочное следование различным обрядовым подробностям. Именно за такое непонимание сути Закона Божиего, за лицемерие, чрезмерное увлечение внешним благочестием обличал их Христос. Суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2, 27), Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст (Мф. 15, 11) и т.д. Вот эти и другие наставления Спасителя и предостерегают человека от фарисейской закваски.

Надо внимательно читать Евангелие, и не просто читать, а жить им. Нельзя в духовной жизни передвигаться на ощупь, в темноте, самостоятельно, от «ветра своей головы». Лучше заручиться помощью наставника, руководствоваться советами священника, обязательно читать Священное Писание, святых отцов. И, конечно, если мы что-то не понимаем в своей духовной жизни, надо искренне просить помощи у Бога. А Господь никогда не оставит.

– Евангелие нам говорит, что без Церкви нет спасения. А в Церкви для всех ли оно есть?

– Христос на этот вопрос ответил так: Человеку это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19, 26). Мы не знаем, спасется ли каждый человек, который пришел в Церковь, мы не можем сказать, кто погибнет, а кого ждет Царствие Небесное. Только знаем евангельские слова о том, что широки врата и пространен путь, ведущие к погибели, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф. 7, 13-14). Надо всегда помнить о том, что мы не достойны спасения, и если бы Господь судил нас по нашей жизни, по нашим мыслям и поступкам, мы заслуживаем только геенны, только мучений вечных. Но при этом мы должны уповать на Его милосердие и любовь, на Его всепрощение.

Мы должны понимать, что никакими заслугами Царства Божьего не достигнуть, это не тот путь, который приведет нас к спасению. Наши добрые дела и все, что мы совершаем в храме, – это лишь инструмент для нашего внутреннего устроения, для того, чтобы мы могли очиститься душой, принять в себя Тело и Кровь Христовы. И тогда, я думаю, у нас будет шанс войти в Царство Божие, как говорят нам отцы Церкви. Будем их слушать, исполнять их советы, которые они нам оставили, и будем надеяться на Божию милость.

Зачем нужно ходить в церковь? Для чего посещать церковные собрания?

Мир Вам!

Вопрос интересный и важный. Начнем мы с того, что разберемся, что такое церковь и кто ее установил?

В Библии слово Церковь не обозначает здание, как сегодня считают некоторые верующие. В Библии слово церковь представлено греческим словом экклесия. Оно обозначает народный сход, сбор, собрание вызванных, приглашенных людей. Другими словами это люди, которые из общего населения выделились и объединились для какой-то общей цели. Понятие церковь близко по смыслу с еврейским понятием синагога. На иврите синагога обозначает место собрания. А церковь на греческом, на котором писался Новый завет, обозначает собрание людей. То есть смысл близкий. Стоит отметить, что древний перевод Ветхого Завета Библии с иврита на греческий, называемый Септуаги́нта, тоже использует слово церковь — эклессия. Церковью в Библии в переводе Септуагинте называется собрание израильтян – народа Божьего.

В Новом Завете Библии четко написано, что Иисус установил Свою церковь – то есть Свое собрание, общество людей, которые поверив в Него, как в Сына Божьего — Господа и Спасителя выйдут из мира и других религий и войдут в Его собрание. Иисус заявил:

«Я создам Церковь МОЮ, и врата ада не одолеют ее» (Матф. 16:18)

Так и произошло – Иисус создал Свое общество, собрание. Последователи Иисуса, которых сначала насчитывалось всего несколько десятков человек, создали церковь – собрание верующих в Иисуса Христа. Ни сатана ни власть имущие люди не смогли уничтожить христианскую церковь. Сейчас христианство самая многочисленная религия в мире.

Как Вы думаете, зачем Иисус организовал церковь? Он мог этого не делать – пусть все верующие в Него жили бы отдельно не объединяясь ни в какие общества и организации. Но нет, Иисус Христос церковь создал и сказал, что врата ада не одолеют ее. То есть Его церковь не разрушит сатана как бы он не старался. Конечно, Иисус создал церковь не случайно, а преследовал важнейшую цель. И эту цель хорошо объяснили Его апостолы.

Апостол Павел сравнивал церковь с телом, где Иисус – это голова, а все христиане – это члены тела, где каждый выполняет свою роль для полноценного функционирования тела — организма.

«Бог расположил члены, каждый в тела, как Ему было угодно … дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. … И вы — тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12:18-27)

Павел объяснял, что точно также, как и у человеческого тела, у каждого члена Христова тела, то есть Христовой церкви, есть свои цели и задачи. И даже самые незначительные вроде бы люди, как и неблаговидные члены тела, играют в жизни тела свою важную и нужную роль.

Поэтому и встает разумный вопрос: если Сам Иисус установил церковь, то почему же сегодня верующие в Христа люди – христиане зачастую не ходят в церковь?

На это есть много причин. И вопрос этот очень широкий. Раньше, до возникновения теории Дарвина, когда мир был религиозен, верующие люди не представляли жизни без посещения церкви. Общество даже осуждало тех, кто не ходит в церковь. Теперь же когда в мире господствует материалистическое атеистическое представление о создании мира, то есть Дарвиновское мышление, посещение церкви стало сугубо добровольным. Теперь в церковь в основном ходят только горячо верующие люди и те, кто сильно хочет что-то получить от Бога.

Остальные верующие зачатую не ходят в церковь. И причины здесь разные. Кто-то разочарован тем, что он видит в церкви, которая неподалеку, то, что ему там не нравится. А в другие церкви он идти боится, так как в нашем обществе сегодня распространен стереотип, что вокруг много сект. Люди бояться искать другую церковь. Опасные секты на самом деле имеются, но их мало. А остальные церкви – это не секты — в основном это всемирные христианские церкви с десятками миллионов членов. Сегодня не трудно в Интернете прочитать о таких распространенных христианских церквях как христиане адвентисты, баптисты, пятидесятники, лютеране, методисты и т.д. Эти христианские церкви есть практически во всех странах и практически в каждом населенном пункте мира, где не запрещено христианство… И конечно это настоящие церкви, и они ничего общего не имеют с сектами. Подробнее об этому можно прочитать в материале, специально посвященном религиозным сектам, тоталитарным сектам, и где разобрано все ли они так опасны

Не нужно бояться искать другую церковь, а нужно искать истину. Апостол Павел на страницах Библии учит:

«Все испытывайте, хорошего держитесь» (1 Фесс. 5:21).

Есть и такие люди, которые даже и не пытаются ходить в церковь. Но говорят, что верят в Бога… Таких людей сегодня много. И наверное даже большинство. Хождение или нехождение в церковь – зачастую это внешнее отражение внутреннего мира человека, его духовных стремлений. Многие думают. Я верю в Бога и этого достаточно. Бог у меня в душе. Они придумали себе такого бога, который им удобен, который их устраивает. Который соответствует их понятию справедливости. Как поется в песне из кинофильма «Генералы песчаных карьеров» — «Вы вечно молитесь своим богам, и ваши боги всё прощают вам».

Придуманный ими бог все им прощает. Конечно, это удобно.

И наоборот неудобно, когда тебе показывают, что ты не прав, что так не правильно, что нужно жить по-другому. Эти верующие понимают, что в церкви их ждут какие–либо обязательства, поэтому даже и не пытаются ходить в церковь. Ведь если человек приходит в какую-либо церковь, то сталкиваются с определенными правилами. В основном в христианских церквях, как например в нашей, – это правила основаны на учении Библии. А в некоторых христианских церквях к ним еще добавляются и другие правила.

Естественно, зачастую люди не хотят менять свою жизнь. И даже если она им не совсем нравится, то она все равно для них привычна. Поэтому им комфортнее жить в гармонии с придуманным ими богом. Я надеюсь, Вы понимаете, что если человек укрылся от того, чтобы не знать Божьи критерии нравственности и правила жизни, изложенные в Библии, то это не значит, что они исчезнут. Здесь подходит иллюстрация со страусом. Когда он видит опасность, то прячет голову в песок. Но ведь хоть страус теперь не видит опасность, то от этого сама опасность-то не пропала.

Так и истинный Бог не изменился, оттого, если кто-то Его по другому себе представляет. И Божьи критерии нравственности и правила жизни по отношению к человеку тоже не изменились, если даже человек закрывает на них глаза. Бог согласно Библии всегда одинаков, и Его нравственный закон не изменен, и Его воля по отношения к человеку тоже одна.

Есть также люди, которые ходили в церковь, но перестали ее посещать по каким либо причинам. Часто это связано с тем, о чем мы говорили ранее. Человек начал изучать Библию и увидел, что в его церкви поступают, как ему кажется, не так как написано в Священном Писании. Тогда кто-то совсем бросает ходить в церковь, а кто-то ищет другую церковь.

Также бывают случаи, когда человек перестает ходить в церковь из-за того, что он обиделся на служителя или на братьев и сестер в общине.

Это не правильно. Нужно разделять церковь и Бога. Да, Бог установил церковь, но дальше люди идут своим путем. Поэтому мы и видим много церквей. Мы все грешные люди… Поэтому ошибки допускают как члены церкви, так и их служители. Бог дал свободу людям, это мы видим сразу в Эдеме. Бог не хотел, чтоб мы были рабами, или роботами… Но от того, что кто-то в церкви ведет себя не так, как мы хотим, это не значит, что мы должны перестать ходить в церковь. Ведь в церковь мы ходим, не для людей, ни для галочки, а чтобы ВОЗРАСТАТЬ в Боге.

Вот так мы подошли к важному вопросу. Зачем ходить в церковь?

Посещение церкви нужно в первую очередь самому человеку. Поэтому сразу хочется отметить, что формально ходить в церковь нет смысла. Если приходить в церковь, чтоб там просто постоять или посидеть, ничего не слушая, не вникая в учение Библии, в закон Божий, то это формальная вера. Тогда хоть посещай хоть не посещай церковь – разницы особой не будет. Такая формальная вера близка к суеверию. Мол, я посещаю церковь, ведь, говорят, что помогает, авось и мне поможет, или на всякий случай… В этом случае человек и не хочет меняться, осознавать свою греховность и раскаиваться в содеянных дурных делах… При формальном подходе душа человека фактически не подключается. Он желает получить награду за то, что просто выполнил какие-то действия — обряды. Вот я пришел к тебе в церковь – давай Бог награду! Но Богу нужно наше сердце, а не формальные посещения богослужений. Псалмопевец Давид со страниц Библии говорит:

«Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь (не оставишь незамеченным), Боже» (Пс. 50:19)

Поэтому, говоря о посещении церкви, нужно сразу понять, что речь идет о полноценном участии в собрании. Вспомним что такое церковь – это собрание верующих. В библии перечислено то, что проводилось на первых христианских собраниях, то есть в христианских церквях в апостольское время:

1. Это изучение Слова Божьего – Священного Писания. Апостол Павел писал:

«Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2 Тим. 3:16)

Такое изучение Библии может быть в виде библейских уроков, а также в форме проповеди.

2. Прославление Бога пением псалмов, гимнов, декламированием стихов…

«Итак будем … приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его» (Евр. 13:15)

3. Общение с братьями и сестрами, а также помощь им при необходимости. Также и Вы получаете помощь моральную и даже материальную от братьев и сестер в церкви.

«Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу» (Евр. 13:16)

4. И четвертое – причастие символов плоти и крови, умершего за нас Иисуса Христа.

«(Иисус) взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лук. 22:19,20)

Господь хотел, чтобы верующие ВСПОМИНАЛИ ту жертву, которую за нас принес Иисус Христос. И поэтому пригубляя виноградный напиток – символ крови Иисуса, мы как бы соприкасаемся с этой жертвой, мысленно переносимся в то время, когда за нас на кресте страдал Спаситель. И преломляя и вкушая хлеб, мы как бы приобщаемся к телу Иисуса, переживая, как страдало Его тело, когда над Ним целый день издевались конвоиры – так что Иисус Сам уже не мог идти на казнь, а все время падал под ношей креста. Как Христос провисел 6 часов прибитый гвоздями ко кресту!

Вспоминая страдания за нас Иисуса, мы лучше понимаем любовь Божью. И эти обряды нам помогают не забыть этой любви. Не секрет, что наша жизнь, которая наполнена разными мирскими переживания, связанными с семьей, работой, учебой, жильем и т.д., захватывает весь наш разум и мы порой забываем Бога. То, как Он любит нас, заботится о нас. И подтверждение этому – смерть Иисуса Христа на кресте. Небожитель – Сын Божий сошел с небес на землю, стал смертным человеком, чтобы принять за наши грехи мученическую смерть… Об этом регулярно напоминается в церкви.

5. И пятое – это групповая молитва. Иисус прямо говорил, что групповая молитва обладает особой силой.

«Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» ( Матф. 18:19,20)

Конечно это не значит, что молитва наедине с Богом не нужна. Иисус учил, что молиться, нужно закрывшись в комнате наедине с Богом. Но Бог показал также и ценность собрания – то есть ценность церкви. Если люди будут собираться и просить о чем-то одном общем, для всех важном, то такая общая молитва собрания будет иметь особое благословение.

Я по себе знаю, как важно общаться в церкви с близкими по духу людьми. Мне было бы сложно жить без такого общения. Когда человек регулярно ходит в церковь, то он встречается там с другими такими же верующими как он. Только в церкви можно поделиться опытом помощи и вразумлений, наказаний Божьих. Только в церкви можно сообща помолится о какой-то общей проблеме. Только в церкви сообща можно эффективно нести Евангелие миру, чтоб спаслись другие люди. Только регулярное еженедельное посещение церкви, где изучают Библию, будет поддерживать в человеке знание Слова Божьего. Если же человек перестает ходить в церковь, то он незаметно для себя постепенно охладевает к Богу и Его Слову. У такого верующего постепенно меняется морально-нравственные принципы. То, что раньше он считал грехом, со временем для него становится уже нормой. Так потихоньку из недели в неделю из месяца в месяц из года в год верующий удаляется от Бога и начинает делать те ошибки, которых бы он не сделал ранее или впадает в какой-то грех. То есть непосещение церкви в первую очередь скажется на качестве жизни самого этого человека и его близких.

Я не зря отметил, что только в церкви сообща можно эффективно нести Евангелие миру, хотя некоторые верующие заявляют, что не умеют красиво говорить, и соответственно, они считают, что мало чем могут помочь церкви.

Это в корне не верно! Каждый человек может послужить Богу. И у истинного верующего должно быть такое желание. Посмотрите, как писал псалмопевец:

«Что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне?» (Пс. 115:3)

Каждый христианин может поучаствовать в общей главной миссии церкви. А какая главная миссия христиан? Рассказывать о Христе, приводить людей к Богу, тем спасать других людей. В этом служении каждый человек может сыграть свою роль. Вспомним, что церковь – это тело Христа. У каждого члена тела свои задачи и функции. Путь кто-то не умеет красиво говорить, зато он умеет хорошо готовить и может служить в церковной столовой или на миссионерской кухне, своей работой рассказывая людям как добр Господь. А если он кажется, ничего не умеет, то может послужить помогая в приборке церкви, чтобы люди видели чистоту и опрятность в молитвенном доме, понимая что Бог — это Бог порядка и у Него такие же дети. Согласитесь, прихожан бы стало меньше, если бы в церкви на территории нас встречала куча мусора или в здании был невымытый грязный пол. Неверующие первый раз пришедшие в такую церковь подумали бы: что это за Бог такой, что у Него такие неряшливые последователи… И больше бы не пришли в церковь. Как видите всякое служение важно в деятельности церкви. Каждый член тела Христа важен на своем месте. И каждый может найти это место, где принесет пользу Христу и Его церкви.

Кроме того, необязательно красиво говорить. Иногда мы в церкви слышим какие чудеса Бог сделал в жизни верующих. И в нашей жизни Бог тоже творит чудеса и мы делимся ими в церкви. А затем своим неверующим родным или знакомым мы можем рассказать о своем чуде или о чуде, услышанном в церкви. И это будет рассказом о любви Бога. Кто-то из неверующих или слабо верующих может заинтересоваться и тоже начать искать Господа. Так что, уметь говорить красивые проповеди не нужно для несения вести о нашем любящем Боге.

Итак, действительно ходить в церковь важно как для самого человека, так и для других людей, и конечно, посещать богослужения нужно регулярно.

Валерий Татаркин

Как избавиться от компьютерной зависимости, зависимости от компьютерных игр >> Как понимать проклятия Бога, встречающиеся в Библии >>
Теги: Для чего посещать ЦЕРКОВНЫЕ собрания? Зачем НУЖНО ходить в ЦЕРКОВЬ? Комменатрий, БИБЛИЯ

Православный храм и поведение в нем

Храм состоит из трех частей: алтарь, собственно храм, или четверик, и притвор (он есть не во всех храмах). Здание храма венчает купол с крестом. Рядом с церковью находится колокольня. Часто она примыкает непосредственно к храму, составляя с ним единое архитектурное целое.

Алтарь

Алтарь символизирует Царство Небесное. Слово «алтарь» латинского происхождения и означает «возвышенный жертвенник». В первые века христиане устраивали алтари на гробницах мучеников и отгораживали эту часть храма. Со временем эта перегородка превратилась в иконостас. В наше время в центре алтаря вместо гробницы стоит святой престол, на котором лежит антиминс1 с зашитыми в нем частицами мощей святых мучеников. Антиминс заворачивается в красный плат, который называется илитоном. Помимо антиминса, на престоле располагаются Евангелие, напрестольный крест, дарохранительница в виде маленькой церкви, в которой находятся запасные Святые Дары для Причащения больных на дому, дароносица, в которой священник носит Святые Дары. За престолом располагается семисвечник. Также за престолом находятся запрестольный крест и запрестольное изображение Божией Матери.

Дароносица

За семисвечником, на возвышении, стоит кресло для епископа, знаменующее трон, на котором невидимо восседает Сам Господь Вседержитель. Именуется это горним местом. В левой части алтаря расположен жертвенник2.

Святость алтаря настолько велика, что в древности вход в него был запрещен всем мирянам. Сейчас это правило несколько изменилось, и в алтарь могут входить мужчины, но для этого нужно иметь благословение настоятеля. Женщинам входить в алтарь запрещено. Исключение иногда делается для монахинь пожилого возраста.

Находясь в храме, по возможности старайтесь не поворачиваться спиной к престолу. Если вы переходите из одной части храма в другую и пересекаете линию алтаря, то необходимо осенить себя крестным знамением и поклониться в сторону престола.

Храм, или четверик

В отличие от алтаря, который посвящен Царству Небесному, средняя часть храма символизирует собой мир людей, тварный мир. Здесь располагаются молящиеся. В древней Церкви был обычай мужчинам стоять справа, а женщинам – слева от входа. Это правило сохраняется до сих пор во многих монастырях. В приходских же храмах никаких особых правил кому и как становиться не существует. Человек просто встает там, где ему нравится.

Иконостас

«Иконостас, – пишет священник Павел Флоренский3, – есть граница между миром видимым и миром невидимым».

В своей классической форме иконостас состоит из пяти рядов икон, увенчанных крестом.

Верхний ряд – праотеческий, в лице ветхозаветных праотцов представляет ветхозаветную Церковь от Адама до Моисея. В центре этого яруса изображается Святая Троица – явление Аврааму у дуба Мамврийского.

Ниже – пророческий ряд, представляющий ветхозаветную Церковь от Моисея до Христа. Он состоит из изображений пророков. В центре ряда помещается изображение Богородицы «Знамение» с Богомладенцем во чреве – предмет предсказаний и чаяний пророков.

Следующий ярус – праздничный. Здесь расположены иконы двенадцати главных православных праздников, так называемых «двунадесятых».

Ниже располагается ряд иконостаса, который называют деисисным4. Это изображение Божией Матери, Иоанна Крестителя, архангелов, апостолов, святителей, мучеников, которые молитвенно обращены к центральному образу Христа Спасителя. Этот ряд является центральной и главной частью иконостаса. Основная его тема – моление всей полноты Церкви о мире и спасении.

Самый нижний ряд – местный. Он называется так потому, что в нем есть местная (храмовая) икона, то есть икона праздника или святого, в честь которого построен храм. В середине местного ряда находятся Царские врата. Обычно на них изображают иконы евангелистов и Благовещения. По обеим сторонам от Царских врат помещаются иконы Спасителя и, налево от молящихся, Богоматери с Младенцем.

Слева и справа от Царских врат находятся соответственно северные и южные врата. На них принято изображать архангелов или святых архидиаконов, так как чаще всего ими пользуются диаконы, и они иногда так и называются – «диаконские» врата.

Небольшое возвышение перед иконостасом называется солеей; ее средняя часть, выступающая полукругом напротив Царских врат, называется амвоном. Справа и слева от алтаря находятся клиросы – традиционные места для хора.

Притвор

Так называется часть храма, предшествующая четверику, или собственно храму. Во многих современных храмах в притворе продается церковная утварь, религиозная литература, крестики, свечи и прочее. Здесь же можно подать записки о здравии и об упокоении, заказать молебны, панихиды, получить просфоры5. Это небольшой кусочек освященного пшеничного квасного хлеба, выпеченный в особой форме без каких-либо добавок, кроме соли. На верхней части просфоры отпечатывается крест и начальные буквы имени Спасителя: «IC ХС», а также греческое слово «NIKA». Все вместе переводится: «Иисус Христос побеждает». Существует традиция: утром, натощак, съесть маленький кусочек просфоры и выпить глоток крещенской воды. Эту воду верующие берут в церкви в праздник Крещения и хранят дома в течение всего года. Так благочестивые христиане, помолившись и потребив освященную еду и питье, начинают новый день.

Просфоры

Колокольня

Колокола являются одной из необходимых принадлежностей православного храма. Они помещаются на особой башне, которую называют колокольней, или звонницей. Церковный звон употребляется для того, чтобы:

– созывать верующих к богослужению. Звон одного колокола, звучащий перед началом службы, называется благовест;

– возвещать о совершении особо важных частей богослужения. Так, во время Литургии при совершении Таинства Евхаристии бьют в колокол;

– звон свидетельствует об особо торжественных или скорбных событиях богослужебной жизни, например радостный Пасхальный трезвон или траурный погребальный звон.

Есть благочестивый обычай: услышав колокольный звон, осенить себя крестным знамением.

К нам пришел e-mail. «Я не понимаю, почему мне нужно ходить в храм. Есть Бог, есть моя вера в Него — зачем мне Церковь?».

Таких писем было несколько. Все они об одном: зачем человеку «посредник» между ним и Богом? Зачем ходить в церковь, если можно исполнять все заповеди и жить праведно без богослужений?

Чтобы быть хорошим, не обязательно ходить в храм

Это правда — духовная жизнь без церковных служб до определенной глубины возможна. Церковная жизнь и храмы — это лишь, одна из сторон духовного опыта, и она в какой-то степени не определяющая. Не даром, в христианском предании есть такой образ — «фарисея». Фарисей — это олицетворение искусственной Церковной жизни: когда человек ходит на все службы, соблюдает церковные правила и предписания, но внутри за этим фасадом нет ничего — только пустота и окаменелость.

Главная, может быть, суть христианства — и миссия Христа на Земле — помочь перенести духовную жизнь человека снаружи вовнутрь — в его душу. Поскольку, без живого доверия Богу, без любви к Нему и Любви Его — все остальное «мертво».

И святые тоже учили: «ключ» к обретению настоящего себя — в молитве, смирении (то есть, умении хранить мире на душе, чтобы ни происходило), покаянии (постоянной решимости жить по Любви Христовой), и наконец — в стяжании Благодати Духа Святого. Стяжание Благодати — вот, главная цель любого христианина на земле. А все остальное — даже, заповеди, — суть «инструменты» для достижения этой цели.

То есть, с одной стороны получается, что все церковное и святоотеческое предание говорит про исключительную важность именно внутреннего духовного опыта. Но с другой: все святые также отмечали важность воцерковленности — то есть, регулярной, постоянной и не замирающей церковной жизни. Они говорили: какой бы глубокой и насыщенной не была молитва у человека, насколько праведен ни был бы он сам — без церковных служб всё будет неполно. Иными словами — христианства нет без Церкви.

Почему?

Почему нужно ходить в храм?

Духовная жизнь — не математика, и она не раскладывается на формулы. Но раз мы говорим про то, почему христианства нет без Церкви и без храма, то во всем этом можно выделить четыре элемента.

  1. Храм — место, где можно получить особенно сильный «духовный опыт».
  2. Церковь — как место, где совершаются Таинства.
  3. Церковная жизнь, как укрепление христианской общины и ощущение общей молитвы.
  4. Церковные богослужения, как необходимое «правило» в жизни человека.

Эти четыре стороны церковной жизни на самом деле безотрывны друг от друга. И объяснить во всей глубине одну, не упомянув остальные, практически невозможно. Тем не менее, каждая из них сама по себе достаточно полна, чтобы говорить о ней, как о причине ходить в храм.

Храм — место, где можно получить особенно сильный духовный опыт

Душа — это место соприкосновения с Богом внутри человека. Храм — место соприкосновения Бога с «внешней» стороны. Когда эти обе стороны совпадают — наступает духовный резонанс.

Если спросить любого христианина, он расскажет, что именно в храме его постигало какое-то необыкновенное ощущение «Бог здесь и Бог сейчас». И расскажет, что это ощущение бывает иногда настолько сильным и настолько глубоким, что после него всё вокруг на какое-то время, словно, меняется.

Человек вспомнит, что много раз — если не всякий — выходя со службы на улицу, ощущаешь, как далеко от тебя вся эта суета, и насколько истинным является именно то, что происходит в храме.

«Бог устроил храм, как гавань — чтобы люди, укрывшиеся в нем от шума и треволнений, наслаждались великим покоем» (Святитель Иоанн Златоуст).

Одно это повод не лишать себя этой, церковной стороны духовной жизни.

Церковь, как место, где совершаются Таинства

Если глубокие ощущения, про которые говорилось выше, иногда еще можно списать на психологию и эмоции, то Таинства — это самая мистическая часть церковной жизни. Например, исповедь — таинство очищения души. Или таинство миропомазания. Или венчание. И конечно же, причастие. По сути, храмы воздвигаются именно ради Таинства причастия.

Отразить в словах всю суть причастия невозможно. Традиционно все понимают, что это центральный момент церковной жизни — все храмы, все службы подводят человека к этому Таинству. Христиане стараются с младенчества причащать своих детей. Взрослые — если они долго обходятся без причастия — смутно ощущают, что в их жизни что-то не так.

Через причастие человек соединяет себя со Христом и Вечностью. Причастие — это то, что связывает христиан и христианские общины всех времен. В Причастии Христос дарит Себя человеку. И человек соединяется с Богом не только духовно, — в форме молитвы, — но и «осязаемо».

Святые, подвижники и многие христиане именно причастие считали главным источником внутренних сил и всей своей жизни. И именно ради него, — а не ради глубоких ощущений — они шли в храм.

Церковная жизнь — укрепление христианской общины

Если говорить с богословских позиций, то Церковь — это тело Христово. Она объединяет в Себе в одном мгновении все молитвы, что совершались когда-либо христианами, все службы, святых и всех христиан — живущих и живших когда-либо. В Церкви нет расстояний и временных преград — в Ней все объединяется Христом, все мы едины и все мы- часть Его Тела.

Но Церковь объединяет людей и во вполне земном смысле. С самых первых дней одной из неотъемлемых частей христианства была его общинность. Почитайте об этом в тексте про святых отцов — в нем рассказывается, каким необыкновенным явлением были первые христианские общины — каким полным было это объединение людей во Христе. Люди не только на словах, но на деле и в мыслях становились братьями и сестрами.

К сегодняшнему дню общинность в первозданном виде сохранилась только в монастырях — да и то не во всех. Однако храмы и прихожане храмов являются «отзвуками» этих общин. Пускай только на пару часов, пускай только в такой форме, но все мы, собравшиеся в церкви, становимся вместе. Бедные и богатые; люди с самыми разными увлечениями и привычками; мужчины и женщины; простаки и интеллектуалы — вся эта разница между нами в стенах церкви мистическим образом пропадает. Все — как по волшебству — на какое-то время сбрасывают с себя искусственную оболочку и становятся «молитвой» — той самой молитвой, которая стирает расстояния и время.

Конечно, это во многом идеальная картина — в церкви бывают разные люди, и мы сами приходим туда с самым разным настроением. Однако человек, погруженный в храме в молитву, смотрит на все совершенно другими — «духовными» — глазами. И в храме одновременно сосуществуют десятки «духовных» взоров, которые соединяются вместе и устремляются ко Христу. И такая община — ничем не хуже первохристианской!

Церковные богослужения, как необходимое «правило»

В тексте про утренние и вечерние молитвы мы говорили, что еще одной стороной духовной жизни является «правило». То есть, некая «обязанность», которую человек выполняет не по своему рассуждению, а потому что «так надо». Такие обязанности правят и в конечном итоге духовно исправляют человека, потому что отречение от своеволия — это одна из опор на пути к святости.

Святые и священники говорят: в храм нужно ходить не только ради Причастия и некоей христианской общности, но и ради правильного внутреннего устроения. Первое время регулярные походы в храм будут, скорее, трудом. Но со временем — по мере духовного возрастания, — для человека это станет духовной радостью и даже необходимостью. Как и утренняя и вечерняя молитвы.

Вместо заключения. Почему еще «одинокая» духовная жизнь неполноценна?

Царство Божие — это духовная семья, и оно реализуется в Церкви, которая также является духовной семьёй. Церковь живёт по принципу семейственности, потому и называют в Церкви священников духовными отцами, игумений и опытных монахинь — матушками, а все мы друг ко другу братья и сёстры.

Но есть еще одна причина, почему одинокая духовная жизнь неполноценна (об этом также предупреждают святые и духовники): одиночную духовную жизнь всегда поражает эгоизм. Он процветает в человеке также незаметно — постепенно укоренясь и мимикрируя под как бы истинное подвижничество.

Именно поэтому опытные монахи-духовники крайне редко благословляли своих духовных чад-иноков на отшельничество — лишь, после того, как те по-настоящему укрепятся и не пройдут все круги духовной борьбы. Да и то после этого старались внимательно наблюдать за ними, потому что эгоизм — одна из самых хитрых ловушек в духовной жизни и даже самые великие подвижники вели борьбу с ним до самого последнего своего дня.

Слава Тебе, Боже наш, Слава Тебе!

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

И еще в Фейсбуке!