Дочери Николая

Царское имя для вашего младенца

Правда.Ру25.09.2004 в 20:34

На одном из форумов «Правды.Ру» недавно мы обратили внимание на вопрос молодой мамы, обращавшейся ко всем, кто мог бы ей помочь: «У нас большая радость — родилась тройня: два мальчика и девочка! Очень бы хотелось им счастья, и задумали мы с мужем дать им царские имена. К тому же и с отчеством у них все в порядке: суперцарское — Петровичи! Кто может ответить-подсказать, какие имена у наших правителей были самыми распространенными?».

Признаться, даме мы отписали почти сразу же в индивидуальном порядке. Но затем подумали, так ведь это многим будет интересно. Поиск значительно расширили и уточнили. И вот что получилось в итоге.

Справка «Правды.Ру»: Хронология монархов на Руси

Статистика имен

За 1141 год летописной истории России среди глав нашего государства побывали всего 7 женщин с пятью именами: по две Анны и Екатерины, а также Ольга, Елизавета и Софья. Так что здесь выбор царских имен небогат, хотя все эти имена прекрасны. К тому же при отчестве Петровна сам Бог велел назвать дочку Лизой.
Мужчин-правителей на Руси было куда больше (что называется, не уменьем, так числом!) — 82 человека с 32 именами. Расклады такие.
По 6 раз нами правили Иваны и Дмитрии.
По 5 раз во главе государства Российского находились Александры, Василии, Михаилы и Юрии (или Георгии — в летописях одинаковое написание).
Владимирам власть доставалась четырежды.
Трижды на монаршем месте пребывали Андреи, Всеволоды, Изяславы, Петры, Святославы, Федоры и Ярославы.
По два раза у верховной власти находились Борисы, Игори, Константины, Мстиславы, Николаи, Святополки и Ярополки.
Наконец, разок удалось «порулить» Россией-матушкой людям с именами Алексей, Владислав, Даниил, Иосиф, Леонид, Никита, Олег, Павел, Ростислав, Рюрик и Семен.

Статистика отчеств

Однако царское имя — далеко не всегда бывает и царским отчеством. Не было, например, в русской истории князей с такими отчествами как Ярополкович или Святополкович. Не были у власти и дети, например, Ростислава, Семена и даже Андрея. Так что, если хотите повысить шансы на удачу не только своих отпрысков, но и внуков, к выбору имен сыновей подойдите с особой тщательностью. И по нашей истории получается так, что отчество Петрович — не шибко «суперцарское».

Пальму первенства среди царствовавших особ держат дети Ярослава — 9 раз они стояли во главе Русского государства. И все — Ярославовичи, то есть мужчины. Та, которая «плач Ярославны», не считается — она не была великой княгиней, и, кто знает, может, от того и плакала.
По 7 раз высший пост занимали Владимировичи, дети Иванов (6 Ивановичей и одна Ивановна) и дети Алексеев (четыре Алексеевича и три Алексеевны).
По 5 раз царили Александровичи и Всеволодовичи.
Четыре раза — Юрьевичи (Георгиевичи).
По 3 раза — Васильевичи, Михайловичи и Федоровичи.
По 2 раза — Даниловичи, Дмитриевичи, Изяславовичи, Ильичи, Мстиславовичи, Олеговичи, Павловичи, дети Петра (Петрович и Петровна), Сергеевичи и Святославовичи.
Есть еще 10 отчеств людей, которым удалось постоять у кормила российской власти, но судьба их такова, что речь о том пойдет в другой заметке.
Отчества первых четырех правителей Руси — Рюрика, Олега, Игоря и Ольги — историкам узнать не удалось.

Таинство имени

Можно ли с научной точки зрения как-то объяснить царственность того или иного имени? Оказалось, можно. Никто этого пока не делал, но через некоторое время специально для «Правды.Ру» за это взялась доктор филологических наук, профессор Ирина Черепанова. Ирина Юрьевна — одна из тех немногочисленных ученых, которые занимаются совершенно необычной, но чрезвычайно перспективной наукой — суггестикой. Суггестивная лингвистика — внушение определенных образов и поступков посредством слова. Во многом ориентируясь на суггестивную лингвистику сейчас, в частности, строятся предвыборные кампании в Госдуму, местные органы, разумеется — на пост президента России. Профессор Черепанова согласилась — людям с определенными именами дорога в высшие эшелоны власти противопоказана.

Повторимся, через некоторое время она сможет детально пояснить некоторые научные нюансы этого факта. А пока на основе анализа исторических фактов мы выдвигаем свою гипотезу того, каким образом имена наших правителей могут отражаться на нашей жизни.

Нумерация царствующих особ

Почему царствующих особ стараются пронумеровать, из столетия в столетие называя одними и теми же именами? Людовик, Карл, Филипп, Эдуард, Георг, Анна… Стабильность и преемственность власти в одном только звучании имени? Не правда ли, странно. Однако и в России за 11-вековую историю всего 39 имен и 30 отчеств правителей. При этом в те короткие отрезки времени, когда от новых имен и отчеств рябило глаза, страну колбасило со страшной силой. Бывало, конечно, и во благо будущего колбасило: имена первых русских князей — Рюрик, Олег, Ольга — никогда более не повторялись. Но чаще случалось наоборот. За 14 лет смуты наш народ поимел правителей с 2 новыми именами и 2 новыми отчествами. За 70 лет советской власти — 3 новых имени и 4 новых отчества. И почти все они больше не повторялись!
Впрочем, еще хуже, если все же повторялись. С Бориса Годунова начался бардак в начале ХУ11 века. С Бориса Ельцина — бардак в конце ХХ века. Других Борисов у нас не было. И, не приведи, Господи, чтоб еще появились.
А другие совпадения?! Оба Ильича в советской истории пытались наладить жизнь народа сызнова. Но в итоге получилось хуже, чем было.

Оба Сергеевича дерзали в сельском хозяйстве: один насадил кукурузы, другой порубил виноградники. Оба демократизировали общество до тех пор, пока их не скинули. Они, кстати, и своим культурным уровнем схожи.
Оба Олеговича — Всеволод 11 и Игорь 11 — сделали все возможное, чтобы добавить враждебности в государстве, дробя страну в личных интересах.
С Ярополка 1 начался процесс расползания языческой религии, которая до него была у славян единообразна. А с Ярополка 11 пошел процесс раздробленности страны.

Странное дело, монархи с нехарактерными для русской истории именами и отчествами в той или иной мере насиловали страну, оборачивая вспять течение жизни людей. Злейшим врагом объединения земель русских и личным врагом Юрия Долгорукого был великий князь Изяслав 111 Константинович. В свое время (1825 год) благоразумно отрекся от престола Константин. А другой Константин (Черненко) зачем-то согласился управлять страной. И правил в полумертвом состоянии. Самым же ужасным правителем был Иосиф Виссарионович.

Роковые отчества

Об отчествах — отдельный разговор. В нашей истории 10 человек были главами государства с отчествами, которые ни до, ни после них никто не носил. И вот их статистика.
Антонович (Иван У1) — свергнут и убит
Богданович (Лжедмитрий) — свергнут и убит
Борисович (Федор Годунов) — свергнут и убит
Виссарионович (Иосиф Сталин) — без комментариев
Давидович (Изяслав 111) — убит
Игоревич (Святослав 1) — убит
Константинович (Дмитрий 111) — свергнут
Леопольдовна (Анна) — свергнута, умерла в глуши
Сигизмундович (Владислав) — свергнут
Устинович (Константин Черненко) — умер после короткого правления
Так стоит ли идти во власть с нетрадиционным для России именем? Что ожидает, например, Владимира Вольфовича Жириновского? И не потому ли никак не может победить на президентских выборах Геннадий Андреевич Зюганов, что в истории России было три правителя Андрея, но ни одного — Андреевича?
Есть среди наших политиков люди с «абсолютно царскими» именами-отчествами. Не они ли помогают им собирать нужную часть согласного электората? А может и нам, электорату, стоит обращать внимание на Владимиров Владимировичей, Юриев Михайловичей — по крайне мере не напортачат?!

Монаршее двоеборье

Царские дочери

17 июля будет отмечаться день памяти семьи Царя-Страстотерпца Николая II.

Для нас слова Царь, Император, Царевны – звучат как сказочные герои или персонажи компьютерной игры.

А какими они были в жизни? Мы видим их на старых фотографиях или кадрах архивной кинопленки.

Около года назад мне посчастливилось побывать в Екатеринбурге. Там невозможно пройти мимо темы судьбы последнего Русского Царя. Мы много ходили по городу, по музеям и, конечно, ездили в Ганину Яму. Лето 2014 года было холодное, шли дожди. Единственная теплая неделя пришлась как раз на наш приезд. В Ганиной яме, куда бросили в 1918 году останки казненных, сейчас монастырь. Место тихое и благоговейное. За три дня до нашего приезда расцвели белые лилии. Их очень любила Императрица Александра Федоровна. Гиганские белые цветы парили над поверхностью земли как множество ангелов.

Эту публикацию мне хотелось бы посвятить женщинам семьи. Жене и четырем дочерям последнего Русского царя. Я год вынашивала эту идею и в конце концов она воплатилась в небольшую коллекцию украшений, каждое из которых посвящено одной из девушек и их матери. Мне хотелось поймать суть каждой из них и воплотить в форме, цвете, фактуре.

Представляю мою скромную попытку.

Опровергая слова известной песни, Николай II женился по любви на принцессе Виктории Алисе Елене Луизе Беатрисе Гессен-Дармштадтской. И чувство согревало их все годы до самого последнего дня. Читая письма, которые они писали друг другу проникаешься теплом и светом их прекрасных отношений.

Приняв Православие, Виктория Алиса стала Александрой Федоровной.

Пятерых своих детей она воспитывала в строгости, умела обратить недостатки и особенности характеров в сильные стороны.

Детей воспитывали в почти спартанских условиях. Дочери жили по двое в комнате, спали на походных кроватях, почти без подушек и мало покрытые. Холодная ванна по утрам и теплая каждый вечер, — вспоминала Анна Вырубова. Воду для ванны девочки обязаны были носить сами. Платья старших девочек переходили к младшим.

Государыня не прятала своих детей от жизни, она сказала как то, что «кроме красоты, в мире много печали». Милосердие, благотворительность были не пустыми словами в их семье, и дети всегда помогали матери.

Праздность Царица считала одним из сильнейших зол и старалась личным примером научить детей использовать время с пользой. На многих фотографиях Александра Федоровна запечетлена с рукоделием в руках. Вязание, вышивка, крючек — ее руки всегда были заняты.

Словно предчувствуя судьбу своих детей, на фотографиях ее красивое лицо печально. Пересмотрев массу фотографий, мне удалось найти только две, где она улыбается.

У Николая II и Александры Федоровны было четыре дочери.

Старшая дочь Ольга. Росла доброй и отзывчивой. Ребенком бывала упряма и вспыльчива, но с годами научилась себя сдерживать. Единственная из детей могла возражать родителям.

В общении была проста и естественна. Любила книги и уединение. Сочиняла стихи, училась пению и музыке, хорошо рисовала. Была скромной и не любила роскоши. «У нее были чудные белокурые волосы, большие голубые глаза и дивный цвет лица, немного вздернутый нос, походивший на Государев», так описывает внешность Ольги фрейлина Анна Вырубова.

Когда Ольге стали выдавать первые деньги на личные нужды, она первым делом решила оплатить лечение ребенка инвалида, которого во время прогулок, она часто видела. Мальчик сильно прихрамывал и ходил с костылями. Она долго откладывала часть личных денег на лечение мальчика.

К ней сватался румынский принц Кароль II, который позже стал королем. Он получил отказ. Аргумент Ольги «железный»: она русская и хочет остаться в России. Родители не настаивали, уважая мнение дочери. Может зря, что не настояли, Ольга осталась бы жива. Но была бы счастлива? Смогла бы жить дальше?..

Татьяна – вторая дочь. Имя не типично для царской семьи и выбрано не случайно. Николай II очень хотел, чтобы его дочерей звали как сестер Лариных в «Онегине».

«Очень высокая, тонкая, как тростинка, Она была наделена изящным профилем камеи и каштановыми волосами. Она была свежа, хрупка и чиста, как роза»,- пишет о ней Юлия Ден, приближенная царской семьи.

Домочадцы и прислуга обычно обращались к ней по имени-отчеству или называли ее уменьшительно-ласкательными именами: Таня, Татя, Татьяночка или Танюшка. Одна из фрейлин Императрицы баронесса С. К. Буксгевден рассказывала, как однажды на заседании благотворительного комитета, возглавляемого Великой Княжной Татьяной, она обратилась к ней «Ваше императорское высочество», на что та очень смутилась и прошептала: «Вы что, с ума сошли – так со мной разговаривать?»

Татьяну и ее старшую сестру Ольгу в семье называли «большой парой». Они делили одну комнату и были очень близки с самого раннего детства. Свободное время посвящалось вышиванию и вязанию. Работы затем раздаривались или продавались на благотворительных базарах. Отмечали большой талант в шитье одежды, вышивании и вязании крючком.

Татьяна отличалась практичностью и имела природный талант руководителя. Многие считали ее любимой дочерью царицы, так как Татьяна была ближе всех с матерью.

У Татьяны было сильно развитое чувство долга и усключительная сколонность к установлению порядка. Она следила за порядком в доме, заботилась о матери и брате, сопровождала на прогулках отца, «в общем, всем заправляла».

По воспоминаниям П. Жильяра (учитель французского) Татьяна была замкнутая и уравновешенная девушка, менее открытая и импульсивная, чем Ольга. Она была и менее талантлива, чем Ольга, но более трудолюбива, и всегда стремилась довести до конца начатое дело.

Во время первой мировой войны Ольга и Татьяна вместе с матерью работали сестрами милосердия в госпиталях и лазаретах, помогая раненым. Татьяну расстраивало, что в силу возраста ее не допускали к некоторым более сложным случаям. Сестры с большим умением ассистировали при операциях и Татьяна выделялась своим серьезностью и сдержанностью.

Татьяна была влюблена в молодого офицера Дмитрия Маламу, одного из раненых царскосельского госпиталя. Малама подарил девушке французского бульдога, которого Татьяна назвала Ортино.

Малама навещал императорскую семью около восемнадцати месяцев; даже Императрица Александра Федоровна ему симпатизировала.

Татьяна взяла Ортино в Екатеринбург и держала на руках в свои последние минуты во время расстрела. Ортино погиб вместе с ней

Дмитрий Малама был убит летом 1919 г. в конной атаке под Царицыным.

Третью дочь Марию современники описывают как «подвижную, веселую девочку, крупную для своего возраста, с русыми волосами и большими темно-синими глазами, которые в семье ласково называли «Машкины блюдца». Она была не такой живой, как ее сестры, но зато имела определенные взгляды на жизнь. Всегда знала, чего хочет и зачем и обладала недюжинной внутренней силой».

«Она любила и умела поговорить с каждым, в особенности с простым человеком. Во время прогулок в парке вечно Она, бывало, заводила разговор с солдатами охраны, расспрашивала их и прекрасно помнила, у кого как звать жену, сколько детишек, сколько земли и т. п. У нее находилось всегда много общих тем для бесед с ними…»

Мария жила в одной комнате с младшей сестрой, с которой была неразлучна и частенько попадала под влияние «заводилы» Анастасии.

Во время войны Мария, как и ее сестры, помогала в госпиталях: шила одежду для солдат и их семей, готовила бинты и корпии.

Младшие сестры очень сокрушались, что не могут быть в силу возраста сестрами милосердия, как Ольга и Татьяна.

Мария часто садилась у изголовья раненых, расспрашивала их о семьях, детях, знала по именам практически всех своих подопечных

Две младшие сестры посещали школу для медсестер и помогали ухаживать за детьми.

Мария очень любила детей. Однажды она призналась своей няне, что хотела бы выйти замуж за солдата и иметь как минимум двадцать детей.

В первый раз Марии показалось, что она влюблена, в одиннадцатилетнем возрасте. Имя её избранника неизвестно, и взаимностью он, видимо, не отвечал, так как видел в Марии по словам матери «лишь маленькую сестренку».

Когда расстроилась свадьба Ольги и румынского принца, тот не спешил уезжать домой и попросил руки Марии. Николай II мог только улыбнуться: Мария еще ребенок. Ей на тот момент еще не исполнилось 15 лет.

В годы войны во время поездки к Царю и Царевичу Алексею в Ставку Верховного Главнокомандующего в Могилеве Мария познакомилась с офицером штаба Николаем Деменковым, после чего частенько просила своего отца передать ему привет. Иногда после этого она в шутку подписывала письма, отправляемые отцу: «госпожа Деменкова». Когда Деменков отправился на фронт, Мария сшила ему рубашку. Они еще несколько раз говорили по телефону, и молодой офицер уверял, что рубашка оказалась ему точно впору.

Четвертая дочь Анастасия, по словам современников была не из плоти и крови, а ртути. Круглолицая, голубоглазая, с пшеничного цвета волосами.

Живая и подвижная, частенько проказила и изобретала всевозможные способы развлекать себя и окружающих. Особенно близка Анастасия была со своей сестрой Марией и частенько вовлекала ее в свои авантюры.

Как многие способные дети, бывало ленилась. С возрастом ее недостаток исправился.

Анастасия любила рисовать, с удовольствием играла на гитаре или балалайке, вязала, шила, смотрела кинофильмы, увлекалась модным в то время фотографированием, причём имела собственный фотоальбом, обожала висеть на телефоне, читать или просто валяться в постели.

Одно из увлечений – домашние театральные постановки, которыми Анастасия с удовольствием развлекала своих близких, позже раненых в госпиталях и скрашивала пребывание семьи после ареста в Тобольске и Екатеринбурге.

В годы Первой мировой войны Анастасия вместе со своей сестрой Марией навещала раненых солдат в госпитале. Сестры отдавали собственные деньги на закупку лекарств, читали раненым вслух, вязали им вещи, играли в карты и в шашки, писали под их диктовку письма домой, и по вечерам развлекали телефонными разговорами, шили бельё, готовили бинты и корпию.

Раненые с улыбкой вспоминали о целых представлениях, которые Анастасия разыгрывала со своей любимой собачкой Швыбзиком.

Анастасия погибла вместе со свое семьей в 1918 году. Но существовала масса легенд, что она уцелела, была спасена, бежала. В разное время появлялось до 30 лже-Анастасий.

Было много версий и всякого рода мистификаций по поводу расстрела царской семьи. В 80-х годах ХХ века дом Ипатьева по распоряжению тогдашнего главы Екатеринбурга (Свердловска) Ельцина Б.Н. был уничтожен. На его месте прошло шоссе.

Останки семьи были найдены, идентифицированы с помощью генетического анализа и погребены по-Православному обычаю в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга в 1998 году.

Информация и фото взяты из общедоступных источников в интернете.

Рождение детей в семье императора Николая II

Рождение детей – это радость, а в императорской семье – радость двойная, особенно, если на свет появляется мальчик, поскольку мальчики обеспечивали «устойчивость» правящей династии. В целом, со времен Павла I, имевшего четырех сыновей, проблема наследника на протяжении всего 19 в. Не являлась актуальной для императорской семьи. Всегда имелся «запас» по прямой нисходящей линии, позволявшей безболезненно для страны замещать «выбывавших» по разным причинам императоров или цесаревичей.

Все русские императрицы рожали дома, то есть, в тех императорских резиденциях, в которых они оказывались на момент родов. Как правило, при родах или в непосредственной близости от родильной комнаты присутствовали все родственники, которые оказывались поблизости. А муж буквально «держал жену за руку» находясь в родильном помещении. Эта традиция восходит еще ко временам Средневековья, дабы удостовериться в истинности родов и наследника.

Начиная с Павла I, все императорские семьи были многодетными. Ни о каком ограничении рождаемости речи не могло быть. Императрицы, цесаревны и великие княгини рожали, сколько «Бог давал». У образцового семьянина НиколаяI c женой было 7 детей, четыре сына и три дочери. В семье Александра II и императрицы Марии Александровны, несмотря на слабое здоровье последней, было восемь детей – две дочери и шестеро сыновей. В семье Александра III и императрицы Марии Федоровны было шесть детей, один из которых умер в раннем возрасте. Осталось в семье три сына и две дочери. В семье Николая II родилось пять детей. Для Николая отсутствие наследника могло обернуться серьезными политическими последствиями – многочисленные родственники мужского пола из младших ветвей дома Романовых были готовы с огромным желанием унаследовать трон, что совершенно не устраивало царственных супругов.

Рождение детей в семье Николая II.

Первые роды императрицы Александры Федоровны были тяжелыми. В дневнике Николая упоминается время – с часа ночи до позднего вечера, почти сутки. Как вспоминала младшая сестра царя, великая княгиня Ксения Александровна, «младенца тащили щипцами». Поздним вечером 3 ноября 1895 года императрица родила девочку, которую родители назвали Ольгой. Патологические роды, видимо, обуславливались как слабым здоровьем императрицы, которой на момент родов было 23 года, так и тем, что с юношеского возраста она страдала крестцово-поясничными болями. Боли в ногах преследовали ее всю жизнь. Поэтому домочадцы часто видели ее в инвалидной коляске. После тяжелых родов императрица «встала на ноги» только к 18 ноября, и сразу садится в инвалидное кресло. «Сидел у Аликс, которая каталась в подвижном кресле и даже побывала у меня».

Великая княжна Ольга Николаевна

Вновь императрица родила менее чем через два года. Эта беременность тоже оказалась непростой. На ранних сроках беременности медики опасались выкидыша, поскольку в документах глухо упоминается, что императрица встала с постели только 22 января 1897 г. т.е. пролежала около 7 недель. Татьяна родилась 29 мая 1897 года в Александровском дворце, куда на лето переехала Семья. Великий князь Константин Константинович записал в дневнике: «Утром Бог дал Их Величествам … дочь. Известие быстро распространилось и все были разочарованы, так как ждали сына.»

Великая княжна Татьяна Николаевна

В ноябре 1998 г выяснилось, что императрица беременна третий раз. Как и при первых родах, она немедленно усаживается в коляску, так как не может ходить из-за боли в ногах, и ездит по залам Зимнего Дворца «в креслах». 14 июня 1899 г в Петергофе родилась третья дочь – Мария. Череда дочерей в царской семье вызвала устойчивое настроение разочарования в обществе. Даже ближайшие родственники царя в своих дневниках неоднократно отмечали, что известие о рождении очередной дочери вызывало вздох разочарования по всей стране.

Великая княжна Мария Николаевна

Начало четвертой беременности придворные медики подтвердили осенью 1900 г. Ожидание стало нестерпимым. В дневнике великого князя Константина Константиновича записано: » Она очень похорошела… все поэтому трепетно надеются. Что на этот раз будет сын.» 5 июня 1901 г в Петергофе родилась четвертая дочь царя – Анастасия. Из дневника Ксении Александровны: «Аликс чувствует себя отлично – но, Боже мой! Какое разочарование! Четвертая девочка!»

Великая княжна Анастасия Николаевна

Сама императрица была в отчаянии. Ее пятая беременность началась в ноябре 1901 г. Поскольку эту беременность царская семья связывала исключительно с «пассами» придворного экстрасенса Филиппа, то ее скрывали даже от ближайших родственников. По рекомендации Филиппа императрица не допускала к себе медков до августа 1902 г, т.е. почти до срока родов. Между тем роды все не наступали. Наконец, императрица согласилась дать себя обследовать. Лейб-акушер Отт после обследования Аликс объявил, что «Императрица не беременна и беременна не была». Это известие обрушилось страшным ударом на психику Александры Федоровны. Ребенка, которого она вынашивала с ноября месяца, попросту не было. Это стало потрясением для всех. В официальном Правительственном вестнике опубликовали сообщение, что беременность императрицы окончилась выкидышем. После этого полиция приказала исключить из оперы «Царь Салтан» слова «родила царица в ночь не то сына, не то дочь, не собачку, не лягушку, так, неведому зверушку.»

Императрица с цесаревичем Алексеем

Парадоксально, что после неудачной беременности, императрица не утратила веры в Филиппа. В 1903 г следуя советам Филиппа, вся семья посетила Саровскую пустынь. После посещения села Дивеева, императрица забеременела в шестой раз. Эта беременность закончилась благополучным рождением цесаревича Алексея 30 июля 1904 г. Николай писал в дневнике: » Незабвенный великий для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 1,4 дня у Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем. Все произошло замечательно скоро – для меня, по крайней мере.» Императрица родила наследника очень легко «за пол-часа». В своей записной книжке она писала: «вес – 4660, длина – 58, окружность головы – 38, груди – 39, в пятницу 30 июля, в 1ч.15 мин пополудни». На фоне праздничной суеты царственных родителей снедало беспокойство, не покажутся ли тревожные признаки страшной болезни. Ряд документов свидетельствует, что о гемофилии у наследника родители узнали буквально в день его рождения – у малыша появилось кровотечение из пупочной ранки.

Цесаревич Алексей

LiveInternetLiveInternet

Император Николай II и императрица Александра Федоровна с детьми великими княжнами (слева направо) Ольгой, Марией, Анастасией, Татьяной и цесаревичем Алексеем.

Захотелось поделиться с вами фотографиями и небольшими деталями об этих прекрасных девушках. Я не представляю как могла подняться у кого-то рука убить этих ни в чем не повинных детей. Тем более добивать штыком. Кстати, дело «По выяснению обстоятельств гибели членов Российского Императорского дома и лиц из их окружения в период 1918-1919 годов на Урале и в г. Петрограде», наконец было закрыто в 2011 году. Спустя 93 года после его открытия.

Я не очень люблю выкрашенные фотографии, но именно на них лучше всего видно как красивы были девочки на самом деле. Мои любимицы — Ольга и Мария. Здесь они справа.

Девочки сами придумали называться «ОТМА» — вензель по первым буквам их имен. И все их разделяли на группку старших (Ольга и Татьяна) и младших (Мария и Анастасия). Но они были очень близки между собой.

Воспитатель царевича Алексея Пьер Жильяр: «Великие княжны были прелестны своей свежестью и здоровьем. Трудно было найти четырех сестер, столь различных по характерам и в то же время столь тесно сплоченных дружбой. Последняя не мешала их личной самостоятельности и, несмотря на различие темпераментов, объединяла их живой связью. Из начальных букв своих имен они составили общее имя «Отма» Под этой общей подписью они иногда делали подарки или посылали письма, написанные одной из них от имени всех четырех».

Возможно вследствие того, что вели довольно закрытую жизнь. Их мама была довольна строга с ними.

«Воспитание дочерей в царской семье действительно было строгим, поскольку так была воспитана сама Александра Федоровна — внучка королевы Виктории, да и государя Николая в детстве не баловал отец — император Александр Третий. Царевны спали на походных кроватях, мало покрытые, каждое утро принимали холодную ванну. Александра Федоровна, сама очень скромная в одежде, в выборе причесок, не позволяла и дочерям наряжаться. Великая Княжна Ольга Николаевна полностью восприняла это отношение к роскоши и, по воспоминаниям, одевалась очень скромно, постоянно одергивая в этом отношении других сестер. Каждый рубль, сэкономленный на роскошном платье, шел в царской семье на благотворительность. Может быть, Александра Федоровна, будь она обычной матерью, и побаловала бы дочерей, но она чувствовала постоянную ответственность за своих подданных: когда началась Первая Мировая война, новые платья вообще перестали шиться.»

Фрейлина императрицы С. Я. Офросимова вспоминала: «Жизнь Княжон не была ни веселой, ни разнообразной. Воспитывались они в строгом патриархальном духе, в глубокой религиозности. Это и воспитало в них ту веру, ту силу духа и смирения, которые помогли им безропотно и светло вынести тяжелые дни заточения и принять мученическую смерть. Государыня не позволяла Княжнам ни одной секунды сидеть без дела. Они должны были быть всегда занятыми, всегда находиться в действии. Чудные работы и вышивки из-под их изящных, быстрых ручек.»

Но из писем Николая к жене, да и из дневников девушек ясно видно, что семья была очень любящей. А единственной причиной такой закрытости было то, что их мама, зная свет и общество, старалась оградить их от тлетворного его влияния.

«Императрица боялась дурного влияния светских барышень и даже не любила, когда ее дети виделись с двоюродной сестрой — Ириной Александровной. Впрочем, они не страдали от скуки; когда они выросли, они постоянно увлекались и мечтали то о том, то о другом. Летом они играли в теннис, гуляли, гребли с офицерами яхты или охраны. Эти детские, наивные увлечения забавляли родителей, которые постоянно подтрунивали над ними. Великая Княгиня Ольга Александровна (сестра императора Николая — М. К.) устраивала для них собрания молодежи. Иногда и у нее пили чай со своими друзьями. Портнихой была у них Mm Brisac; одевались они просто, но со вкусом, летом — почти всегда в белом. Золотых вещей у них было немного. В 12 лет они получали первый золотой браслет, который никогда не снимали».

Мария, Татьяна, Анастасия, Ольга, Алексей.

Ольга Николаевна (на момент смерти — 23 года)

«Из четырех Ольга и Мария Николаевны были похожи на семью отца и имели чисто русский тип….У нее были чудные белокурые волосы, большие голубые глаза и дивный цвет лица, немного вздернутый нос, походивший на Государя», — вспоминала фрейлина А. А.Вырубова.

Однажды, кто-то из взрослых гостей спросил шутливо, вытаскивая ее из под стола, куда она залезла, пытаясь стянуть со скатерти какой — то предмет: — Ты кто? — Я — великая княжна…- отвечала она вздохнув…. — Ну, какая ты княжна, до стола не дотянулась! — Я и сама не знаю. А вы спросите папа, он все знает….Он Вам скажет, кто я. Серьезно ответила Ольга и поковыляла на нетвердых еще ногах, навстречу смеху и улыбкам гостей..(Э. Радзинский. «Николай II Жизнь и смерть». Гл.5 Царская Семья.)

«Характерными чертами у нее была сильная воля и неподкупная честность и прямота… Эти прекрасные качества были у нее с детства, но ребенком Ольга Николаевна бывала нередко упряма, непослушна и очень вспыльчива, » — писала в мемуарах Анна Вырубова.
«Она играла на пианино, любила поэзию и литературу… Хозяйства и вообще дамских таких интересов Она не переваривала и в жизни была не практична,» — рассказывала Эрсберг (горничная).

А еще она очень любила Россию, впрочем как и прочие сестры, и не мыслила покинуть ее, даже ради брака. Ольга должна была выйти за румынского короля, но пошла наперекор воли матери.. Сейчас мне очень любопытно, как бы все сложилось, если бы свадьба состоялась. И очень жаль, что так произошло — хоть кто-то был бы жив из их семьи.

«Далекими кажутся мне годы, — вспоминает А. А. Танеева, — когда подрастали Великие Княжны и мы, близкие, думали об их возможных свадьбах. За границу уезжать им не хотелось, дома же женихов не было. С детства мысль о браке волновала Великих Княжон, так как для них брак был связан с отъездом за границу. Особенно же Великая Княжна Ольга Николаевна и слышать не хотела об отъезде из родины. Вопрос этот был больным местом для нее, и она почти враждебно относилась к иностранным женихам”.

Говорят, что она была влюблена в своего кузена Великого Князя Дмитрия Павловича Романова. И именно из-за него отвергла сватовство короля. Но юноша хоть и был прекрасно сложен, остроумен и весел, при этом был игроком, любил покутить.

Вот и пирожок:

Татьяна (слева) и Ольга в центре.

Во время первой мировой войны Ольга и Татьяна работали в Царско-Сельском госпитале. Работали тяжело и наравне с любыми другими сестрами милосердия. Участвовали в сложных операциях, при ампутациях, помогали и ухаживали за больными. О каждом писали в своих дневниках.

Из дневника Ольги Николаевны:
6 октября
«Знамение», перевязка. У меня Микертумов 16-го гренадерского Мингрельского полка, ранен в руку. Гайнулин — 4-го стрелкового Кавказского полка, тоже в руку. Лютенко 202-го Гурийского полка, резали грудь. Кусок кости вынули под хлороформом. Татьяниному Арутинову 1-го стрелкового Кавказского полка, вынули из щеки-шеи шрапнель, вышедшую через левый глаз…»

Императрица Александра Федоровна,великие княжны Ольга,Татьяна (в ценрте) и Анна Вырубова(Танеева).

Мария, Татьяна, Анастасия, Ольга

Баронесса Буксгевден, фрейлина императрицы, вспоминала, что как — то должна была обратиться к великой княжне Ольге Николаевне по всей форме…. с глубоким реверансом и полным титулом. Великая княжна пришла в замешательство и, покраснев, бросилась к пожилой баронессе со словами: «Вы с ума сошли! Зачем Вы меня так называете?!» Сестры предпочитали, чтобы их называли просто по имени — отчеству.

» У меня сложилось впечатление, что она не питала иллюзий насчет того, какое будущее им уготовано, и, как следствие этого, была часто грустна и встревожена», — вспоминал Глеб Боткин.

Из «самой разговорчивой» (С.Павлов), «очень обаятельной и самой веселой» (С.Буксгевден) великой княжны Ольга превратилась в собственную тень и, переехав в дом Ипатьева, держалась отчужденно и печально. Охранники вспоминали, что «она была худая, бледная и выглядела больной. Она редко ходила на прогулки в сад и проводила большую часть времени рядом с братом».

Ольга и Татьяна

Татьяна Николаевна (на момент смерти — 21 год)

По воспоминаниям современников, именно Татьяну считают самой яркой из сестер, говорили, что она очень фотогенична. Была очень элегантна и умела себя подать в обществе. Она была лидером среди них. Любимица мамы, через нее было проще добиться каких-нибудь уступок со стороны строгих родителей.

«Татьяна Николаевна от природы скорее сдержанная, обладала волей, но была менее откровенна и непосредственна, чем старшая сестра. Она была также менее даровита, но искупала этот недостаток большой последовательностью и ровностью характера. Она была очень красива, хотя не имела прелести Ольги Николаевны… Своей красотой и природным умением держаться в обществе Она затеняла сестру, которая меньше занималась Своей особой и как-то стушевывалась», — вспоминал П.Жильяр(учитель).

«…Великая княжна Татьяна; например, она, прежде чем ехать в лазарет, встает в семь часов утра, чтобы взять урок, потом едет на перевязки, потом завтрак, опять уроки, объезд лазаретов, а как наступит вечер… сразу берется за рукоделие или за чтение <…> Доктор Деревенко, человек весьма требовательный по отношению к сестрам, говорил мне уже после революции, что ему редко приходилось встречать такую спокойную, ловкую и дельную хирургическую сестру, как Татьяна Николаевна»

Из дневника Татьяны Николаевны:
Суббота, 13 сентября 1914 г.
«…Сегодня была на двух операциях, моего вчерашнего Гирсенока, ему разрезали ногу и вынимали куски раздробленной кости, и потом Ольгиному Огурцову из кисти правой руки то же самое. Потом сидели в 3-й палате. Заходили к остальным.»
26 сентября
«Утром был урок. В 9.45 приехал Папа душка, жив, здоров и весел. Слава Богу!…Перевязывала: Константинов 111-го Донского полка, Скутин 109-го Волжского, Бобылкин 286-го Кирсановского. Потом приехала Мамá и перевязывала офицеров. Была на перевязках Маламы, Эллиса и Побаевского. У него, бедного, все еще рука болит. Сидели у наших.»

Обеим княжнам нет и 20-ти. И так изо дня — в день на протяжении 3-х лет. Имена новоприбывших, описание ранений, записи об операциях и о перевязках. То, на что невольно обращаешь внимание прежде всего, это — присущее обеим чувство ответственности за каждого солдата и офицера, доверенного им врачами. Предметом личных дневников, то есть, делом личным, становятся данные о температуре пациентов, об изменении их самочувствия, о первых признаках улучшения и, наконец, о выздоровлении и выписке.

Как и Ольга, среди больничных коек Татьяна быстро нашла обожателей. Их было достаточно, но особо выделяли Дмитрия Маламу . По рассказам родственников, Дмитрий Малама, узнав о расстреле царской семьи, потерял всякую осторожность, начал сознательно искать смерти и был убит летом 1919 в конной атаке под Царицыным.

Ея И.Высочество В.К. Татьяна Николаевна в форме сестры милосердия Царскосельсого госпиталя у постели тяжелораненого корнета Д.Я.Маламы

«Ольга Николаевна все уверяет, что мечтает остаться старой девой, а по руке ей Шах — Багов пророчит двенадцать человек детей. Интересная рука у Татьяны Николаевны: линия судьбы вдруг прерывается и делает резкий поворот в сторону. Уверяют, что должна выкинуть нечто необычайное.» (из дневника за январь 1916 г. старшей сестры Императорского Дворцового лазарета Валентины Чеботаревой)

Первое время после операций в лазаретах они зажмуривали глаза, вынося тазы крови и отрезанные руки и ноги. Потом привыкли. Если к этому можно привыкнуть вообще..

Вместе с отцом Ольга и Татьяна были в Киевском оперном во время убийства Столыпина. Они наглядно могли убедиться, что огромная власть не спасает от смерти и часто — прямая дорога к ней. Предательством их тоже нельзя было удивить. Во время ареста Временным правительством Государыни и детей членам свиты было предложено выбрать, оставаться ли с арестантами или покинуть дворец. Большинство преданнейших «августейшим особам» предпочли исчезнуть. Рядом осталось человек 10: Графиня Гендрикова, Лили Ден, Анна Вырубова, врач Е. С. Боткин, баронесса Буксгевден, граф Бенкендорф…. Перечислить можно по пальцам.

Доктор Острогорский, знаменитый педиатр, до этого каждое утро приезжавший осматривать больных детей. (Цесаревны* заболели тяжелой формой кори, перешедшей в тиф. Алексей тоже был болен, но тифа избежал), отказался прибыть по просьбе экс — императрицы, мотивируя отказ тем, что дорога в Царское село «слишком грязна и опасна!» Все это происходило после 14 марта 1917 года. Николай только что отрекся от престола и еще не приехал к семье.