Друг Пушкина

Лицейские друзья Пушкина

Царскосельский лицей может по праву гордиться своим первым выпуском. Он оказал огромное влияние на становление Пушкина как поэта и гражданина России. Этому способствовали не только талантливые педагоги, но и сами лицеисты, в числе которых были одаренные, умные, ответственные молодые люди. Пушкин посвятил немало добрых, а порою и шутливых строк своим друзьям – однокашникам.

Иван Пущин

«Мой первый друг, мой друг бесценный» – это, конечно же, Иван Иванович Пущин. Он был на год старше Пушкина. Познакомились они 12 августа 1811 года во время поступления в лицей. Во время учебы их комнаты находились рядом. Дружба, завязавшаяся между молодыми людьми в лицее, сохранялась на протяжении всей жизни.

По окончании лицея Иван Пущин решил стать военным и поступил в Конную артиллерию. Здесь он познакомился с членами тайных обществ и вступил в одно из них. Он был активным участником «Священной артели», в которую входили братья Муравьевы, Иван Бурцов, из товарищей по лицею – Владимир Вальховский, Вильгельм Кюхельбеккер (Кюхля).

Возникшие разногласия с Великим князем Михаилом Павловичем вынудили Пущина оставить военной службу в январе 1823 года. Он перешел служить в Петербургскую уголовную палату.

11 января 1825 года Иван Пущин первым из друзей и близких посетил Михайловское, где в это время жил Пушкин, чтобы морально поддержать друга, сосланного за вольнодумство. Иван Иванович привез ему комедию Грибоедова «Горе от ума» и рассказал о существовании тайных обществ. Но он ничего не сказал о готовящемся покушении на жизнь самодержца.

Иван Пущин всегда был в центе событий, связанных с подготовкой и проведением декабрьского восстания, за что и был сослан в Сибирь, в Читинский острог.

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

Это стихотворение Пушкин посвятил своему другу, когда узнал о печальной судьбе своего товарища по лицею. Получив это стихотворение в ссылке, Иван Пущин в своем дневнике записал: «Отрадою отозвался во мне голос Пушкина».

Александр Сергеевич даже пытался ходатайствовать перед Николаем I о смягчении наказания Пущину, но получил отказ.

Дельвиг

Антон Антонович Дельвиг был ленив, учился неохотно, за что был порицаем учителями и попадал в пушкинские эпиграммы. Но в нем рано проснулся интерес к литературному творчеству. По окончании лицея он был направлен в Министерство внутренних дел, где и прослужил до конца своих дней. Но это совсем не мешало ему заниматься литературной и издательской деятельностью.

Дельвигу Пушкин посвятил не одно стихотворное послание.

В одних журналах нас ругали,
Упреки те же слышим мы:
Мы любим слишком, да, в бокале
Топить разгульные умы.

Лицейскую дружбу Пушкин и Дельвиг пронесли до конца их недолгой жизни. Он был одним из трех друзей Пушкина, посетивших его в ссылке. Есть сведения, что Пушкин и Дельвиг встречались на Кавказе. Дельвиг умер рано, в 32 года.

«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть», — написал Пушкин Плетневу, узнав о смерти друга.

Кюхля

Так лицеисты прозвали долговязого, худощавого Вильгельма Кюхельбекера. На первых курсах товарищи по лицею были безжалостны к нелепому, глуховатому Кюхле. Пушкин тоже не щадил его, донимал эпиграммами и шутками, на которые был большой мастер.

За ужином объелся я,
А Яков запер дверь оплошно
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.

Эта эпиграмма стоила Пушкину дуэли, которая закончилась благополучно для обоих. Позволив Кюхельбекеру выстрелить, Пушкин отказался стрелять под предлогом, что пистолет забился снегом. Потом друзья помирились.
Несмотря на насмешки, в глубине души все любили этого странного длинного паренька. Несмотря на свою неуклюжесть, он был способным к учебе, талантливым поэтом.

В своем посвящении на день Лицея Пушкин посвятил несколько строк и Кюхельбекеру:

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Вильгельм Кюхельбекер с отличием окончил лицей в чине титулярного советника. Его, как и Пушкина, зачислили в коллегию иностранных дел.

Кюхельбекер тоже присутствовал на Сенатской площади во время декабрьского восстания, и даже пытался стрелять в генералов, однако его пистолет дал осечку.

Вильгельм Кюхельбекер пережил Пушкина всего на 7 лет. Он умер в Тобольске от чахотки в 1846 году.

Иван Малиновский

Еще один из близких друзей Александра по лицею. Дружбу к Ивану поэт пронес через всю жизнь, а после роковой дуэли с Дантесом говорил: «Отчего нет около меня Пущина и Малиновского. Мне было бы легче умирать».

Иван отличался большой вспыльчивостью и получил прозвище «Казак». Он был сыном первого директора лицея, который умер в 1814 году. На похоронах присутствовали пять лицеистов, в том числе Пушкин. После окончания лицея Малиновский стал военным, дослужился до полковника и в 1825 году вышел в отставку. В 1834 году он женился на сестре Пущина.

Невезучий друг Пушкина. Как Кюхельбекер стал политическим преступником

Нельзя сказать, что Вильгельм Кюхельбекер достиг особенных высот в искусстве или общественной деятельности, однако его имя прочно вошло в отечественную историю и русскую литературу. Судьба подарила талантливому воспитаннику Царскосельского лицея встречу с величайшими людьми своего времени: Пушкиным, Грибоедовым, Пущиным, Одоевским, — но вспыльчивый характер не позволил самому найти место в жизни.

Гадкий утёнок Царскосельского лицея

В Царскосельском лицее Кюхельбекер из-за своей неловкости, мечтательности и глухоты на левое ухо был предметом бесконечных насмешек — они же довели его до попытки суицида. Однажды подросток пытался утопиться в пруду, откуда его вытащили товарищи, которые тут же нарисовали на несчастного карикатуру в местном журнале.

Вспыльчивого Кюхлю, как его называли друзья-лицеисты, спасало одно — он отличался большой незлобивостью, а своими знаниями и упорством умел располагать к себе людей.

Профессор Пилецкий дал своему талантливому воспитаннику характеристику, которая и сегодня позволяет ближе узнать будущего декабриста: «Кюхельбеккер Вильгельм, лютеранского вероисповедания, 15–лет. Способен и весьма прилежен; беспрестанно занимаясь чтением и сочинениями, он не радеет о прочем, от того в вещах его мало порядка и опрятности. Впрочем, он добродушен, искренен, с некоторою осторожностью, усерден, склонен ко всегдашнему упражнению, избирает себе предметы важные, плавно выражается и странен в обращении. Во всех словах и поступках, особенно в сочинениях, приметны некоторое напряжение и высокопарность, часто без приличия… Раздраженность нервов его требует, чтобы он не слишком занимался, особенно сочинениями».

Но сочинениями Кюхля всё же увлекался, ведь в те годы стихосложение среди лицеистов было самым популярным занятием.

Вильгельм, прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее…

Так в «Пирующих студентах» Александр Пушкин описывал поэтическое дарование Кюхельбекера. Неуклюжий лицеист был излюбленным героем лицейских эпиграмм, посланий и ироничных строк «солнца русской поэзии» (из-за чего Пушкин и Кюхельбекер однажды встретились на дуэли, но всё равно остались ближайшими товарищами).

Репродукция рисунка школьницы Нади Рушевой «Пушкин, читающий стихи Дельвигу и Кюхельбекеру». Фото: РИА Новости

Талантливый неудачник

В 1817 году Кюхельбекер окончил лицей с серебряной медалью и вместе с тем же Пушкиным поступил в Коллегию Иностранных дел. С этого момента начались скитания будущего декабриста.

Дипломатической службе выпускник Царскосельского лицея предпочёл преподавание русской литературы в Благородном пансионе при Главном педагогическом институте, но из-за неудачного романа решил уехать подальше от дома. В должности обер-камергера вельможи Нарышкина Кюхельбекер отправился в Европу, откуда был вынужден вернуться Россию, так как обратил на себя внимание властей «вольнолюбивой» лекцией по русской словесности.

«Неблагонадёжного» юношу ожидала служба на Кавказе. Однако излишняя ранимость характера, подводившая Кюхельбекера ещё в лицейские годы, подвела его и на этот раз. Из-за дуэли с местным чиновником он вернулся раньше времени с почти невозможной для «дальнейшей государственной службы характеристикой».

Кюхля хотел работать в министерстве финансов, заниматься профессорской деятельностью в Эдинбурге или в Крыму, получить место профессора русского языка в Дерптском университете, служить в Одессе, издавать журнал, — но ни одному из его планов не суждено было сбыться. В итоге талантливый лицеист присоединился к обществу лиц, принявших участие в декабрьском восстании.

14 декабря 1825 года Кюхельбекер стал одним из самых деятельных участников событий на Сенатской площади. Известно, что он стрелял в брата императора — князя Михаила Павловича, но пистолет дал осечку.

Дневник Вильгельма Кюхельбекера и его книги, изданные анонимно при содействии А. С. Пушкина. Музей декабристов в Москве (закрыт в 1997 году). Фото: РИА Новости/ Олег Ласточкин

«Поэт в России больше, чем поэт»

Кюхельбекеру посчастливилось незаметно покинуть Сенатскую площадь, когда стало очевидно, что восстание обречено. Однако незадачливого декабриста с приметами «рост 2 аршина 9 4/8 вершков, лицом бел, чист, волосом чёрн, глаза карие, нос продолговат с горбиною» быстро разыскали.

Зимой 1826 года талантливый лицеист оказался в казематах главной политической тюрьмы России – Петропавловской крепости. Ему грозила смертная казнь, которая была заменена двадцатью годами каторжных работ. Позже и этот приговор удалось смягчить, но, несмотря на то, что заключенный Кюхельбекер содержался в достаточно мягких условиях (мог писать и получать письма, читать книжные новинки, общаться с духовником), поэт был глубоко несчастен.

Не было счастья и в личной жизни. Кюхельбекер всегда искал женщину, которая стала бы ему соратником и близким другом, но будучи в ссылке, женился на безграмотной дочери баргузинского почтмейстера Дросиде Ивановне Артеновой. Необразованная супруга не разделяла философских и стихотворных увлечений бывшего лицеиста, которые к этому времени вышли на новый уровень. Кюхельбекер больше не подражал Державину или Жуковскому. Основываясь на личных ощущениях, он писал о печальных думах узника или же божественном огне, которому не страшна тюрьма.

Однако Кюхельбекер остался верен первым поэтическим опытам: выше всего философ и романтик ставил предназначение стихотворца. В одном из своих последних произведений, названном «Участь русских поэтов», умирающий, больной декабрист писал:

Горька судьба поэтов всех племен;
Тяжеле всех судьба казнит Россию:
Для славы и Рылеев был рожден;
Но юноша в свободу был влюблен…
Стянула петля дерзостную выю.

Могила декабриста В. К. Кюхельбекера в Тобольске Фото: РИА Новости/ Сергей Ветров

Друзья Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин всегда с трепетом относился к дружеским отношениям. Друзья Пушкина были для писателя одним из важных жизненных компонентов. В список близких ему людей вошли И. И. Пущин, А. А. Дельвиг, В. К. Кюхельбекер, И. В. Малиновский, П. Я. Чаадаев, П. А. Вяземский. Кратко рассмотрим дружбу А. С. Пушкина с каждым из них. Данный доклад поможет при подготовке к уроку литературы.

Пущин

С И. И. Пущиным А. С. Пушкин познакомился в Царскосельском лицее. Они были соседями, поэтому очень быстро подружились. И. И. Пущин стал для великого писателя самым первым другом, поэтому для А. С. Пушкина эти взаимоотношения были очень важны. Александр Сергеевич посвятил И. И. Пущину следующие стихотворения: «К Пущину», «К альбому Пущина», «Воспоминания», «Мой первый друг, мой друг бесценный». Посвящено И. И. Пущину и стихотворение «19 октября», которое адресовано и другим лицейским друзьям Пушкина.

А. С. Пушкина с А. А. Дельвигом объединила страстная любовь к творчеству. Оба поэта начали издаваться в один год. Несмотря на то что многие подсмеивались над работами А. А. Дельвига, А. С. Пушкин сразу же отметил его талант. Сообщение о смерти друга повлияло на А. С. Пушкина, он с сожалением отмечал, что их лицейские ряды стали редеть. А. А. Дельвигу А. С. Пушкин посвятил многие стихотворения: «Блажен, кто с юных лет увидел пред собою», «Прими сей череп, Дельвиг», «Чем чаще празднует Лицей», «Художнику» и другие.

Кюхельбекер

С В. К. Кюхельбекером А. С. Пушкина связывали непростые взаимоотношения. В биографии великого поэта и писателя отмечается, что между товарищами по учебе и друзьями разразилась ссора из-за эпиграммы А. С. Пушкина, посвященной Кюхле (так между собой друзья звали В. К. Кюхельбекера), в результате чего лицеисты участвовали в дуэли. Как и И. И. Пущину, В. К. Кюхельбекеру А. С. Пушкин посвятил множество своих стихотворений, из которых некоторые являются ироническими: «Несчастье Клита», «К другу стихотворцу», «Разлука», «Эпиграмма на смерть стихотворца», «Пирующие студенты».

Малиновский

Информация о дружбе А. С. Пушкина с И. В. Малиновским часто опускается, однако взаимоотношения между известным писателем и сыном первого директора Царскосельского лицея можно назвать настоящей дружбой. К своему другу А. С. Пушкин обратился в стихотворениях «Пирующие студенты», «19 октября».

Перед своей смертью А. С. Пушкин признавался: «Отчего нет около меня Пущина и Малиновского. Мне было бы легче умирать».

Чаадаев

Во время обучения А. С. Пушкина в Царскосельском лицее писателю удалось познакомиться, а затем и подружиться с П. Я. Чаадаевым, который был старше А. С. Пушкина. Дружба между ними строилась на постоянных беседах, литературных и философских рассуждениях. П. Я. Чаадаев оказал большое влияние на мировоззрение А. С. Пушкина, который посвятил своему другу множество стихотворений: «К Чаадаеву», «К портрету Чаадаева», «К чему холодные сомненья», «В стране, где я забыл тревоги прошлых лет».

Вяземский

Находясь в лицее, А. С. Пушкин заводит знакомство и с П. А. Вяземским. А. С. Пушкин высоко ценил талант своего друга: он цитировал его в своих произведениях, строки из его стихотворений ставил в эпиграфы, образ П. А. Вяземского помещен А. С. Пушкиным и в роман «Евгений Онегин», писатель посвятил ему множество стихотворений: «Язвительный поэт, остряк замысловатый», «Сатирик и поэт любовный», «Любезный Вяземский, поэт и камергер» и другие.

Данная статья, которая поможет написать сочинение «Друзья Пушкина», рассмотрит взаимоотношения А. С. Пушкина с его друзьями, с которыми он познакомился в лицейские годы.

Прозвища Пушкина в Царскосельском лицее

У Александра Пушкина за время учебы в Царскосельском лицее сменилось несколько прозвищ.

Самым первым из них было «француз». Прозвали его так за великолепное знание языка и увлечение французскими авторами.

Потом однокурсник Пушкина Яковлев сравнил его с обезьяной, возможно за язык его тела и жесты. И это прозвище привязалось к нему.

После тот же Яковлев дал ему новую кличку — тигр. Скорее всего, когда Пушкин сердился, был похож на тигра. Говорили, что своими эпиграммами он словно набрасывается на жертву и терзает ее.

Потом это вылилось в то, что Александра Пушкина стали называть «смесью обезьяны с тигром». Это прозвище привязалось к нему надолго.

Кроме того, поэта часто называли по присвоенному номеру, который давали каждому ученику лицея, «номер 14».

За неусидчивость и живость Пушкина иногда называли «егоза», но это имя не было таким ярким, как предыдущие.

В лицее Александр неофициально был принят в литературное общество «Арзамас». У всех членов клуба были вымышленные имена. Поэту в нем дали имя «сверчок».

Лицейские годы Пушкина – это годы серьёзной учёбы. Выпускные экзамены включали пятнадцать предметов. Даже во время каникул жизнь лицеистов была строго регламентирована. Каникулы были один месяц и стены Лицея покидать не разрешалось. В то время – Аркадию Мартынову, Константину Данзасу, Александру Корнилову было десять лет, остальным одиннадцать – тринадцать. Только Ивану Малиновскому исполнилось – пятнадцать.

С первых дней учёбы мальчишки стали придумывать прозвища.

Пушкина звали «Француз», он знал прекрасно этот язык. Потом, за непоседливость, его прозвали «Егоза», потом, за вспыльчивость, частенько называли «Смесь тигра с обезьяной». Он при этом не дрался и не обижался.Говорят ему такое прозвище нравилось.

Мишенька Яковлев всех подряд пародировал. Это было смешно. Поэтому и получил прозвище «Паяс двести номеров». Сегодня бы это звучало «паяц».

Серёжа Вольховский был лучшим учеником. Его звали «Разумница», позже «Суворочка». Внешне был хрупким, но имел твёрдую волю и сильный характер.

Князь Горчаков много времени уделял свой внешности. За это был прозван «Франт».

Серёжа Комовский был ябедой и приставалой. Отзывался на кличку «Лиса» и «Смола».

Самым отчаянным был Ваня Малиновский. Не зря получил кличку «Козак».

Мечтал о море будущий адмирал Фёдор Матюшкин. Его так и прозвали «Плыть хочется».

Олосенькой ласково называли Алёшу Илличевского.

Клички и прозвища были у всех. Иван Пущин – «Большой Жано», «Иван Великий». Антона Дельвига все называли – «Тося, Тосенька», Кюхельбекера звали – «Кюхля», Мясоедова величали – «Мясожоров или Мясин».

Понятно, что давать прозвища и клички плохо. Но видимо, лицеисты так развлекались. Ведь они были живыми и непоседливыми мальчишками, которым было грустно и тоскливо вдали от дома.