Духовник, это кто?

Духовный отец — кто это?

Интервью с протоиерем Владиславом Свешниковым, настоятелем московского храма Трех Святителей на Кулишках.

– Кто такой духовник или духовный отец?

– По большей части в церковной практике духовником или духовным отцом является священник, с которым те, кого принято называть его духовными чадами, совершают общий путь ко спасению. Но, поскольку он не просто рядом идущий, а еще и священник, он, во-первых, совершает таинство (в первую очередь речь идет о таинстве покаяния – исповеди). Во-вторых, он как пастырь стремится помочь духовному чаду, чтобы в душе последнего внедрились те духовные и нравственные качества жизни, которые находятся в пространстве Священного Писания и Предания. И если с Писанием дело довольно просто, потому что оно для всех одно и в каждом конкретном случае речь идет только о том, как применить к данному конкретному лицу различные евангельские принципы, чтобы сделать их осуществимыми, то в Предании по его бесконечности и возможностям многообразных форм проявления, область деятельности духовника становится гораздо более обширной, значимой. Он стремится нежно и ласково показать, в чем некоторые жизненные установки его духовных чад не соответствуют духу Предания и что, напротив, следовало бы в этом духе Предания раскрывать и развивать в себе, в своей душе и в своей жизни. Но это в обычной практике.

Есть и идеальные случаи (есть и ниже обычного, тогда они являются искажением отношений духовник – духовное чадо), они встречаются очень редко, но особо ценные. Это тот особый тип отношений, когда духовник посредством Духа Святого знает полноту содержания души своего духовного чада и открывает ему то, что Дух Святой открывает. И в таком случае духовник показывает своему духовному чаду его личный путь ко спасению, при том, что они объединены духом и содержанием общей молитвы, как общей, так и литургической.

– Существуют какие-то особенности в отношениях между духовным отцом и духовными детьми?

– По-настоящему чаще всего не понимается главное, что отношения духовный отец – духовное чадо – понятия и реальность глубокие и существующие. Но для этого совершенно не обязательны ни условия послушничества и послушания, ни требования и претензии, чтобы духовники непременно и как можно быстрее научили всему, что они знают сами.

Духовный отец на самом деле внутренне, не обязательно с долгими словами и размышлениями, входит в жизнь духовных детей. В жизнь тех, кто с ним – просто потому, что он их любит, и душа за них болит. И одним только фактом, что душа о них болит, они оказываются вместе и вместе идут путем спасительным. А он старается вести их ко Христу.

Духовный отец чуть впереди, потому что так оказался поставлен, и таинственным явлением духовной жизни его как нового лица, первого лица и своей любовью, имеющей очень обширную направленность. Потому что расширяющееся сердце вмещает в себя всех. Во всяком случае, всех, кто к нему прибегает. Таким образом, в общине и осуществляется то духовное содержание жизни, при котором духовный отец частным образом сказанным словом, проповедным словом, всем примером своей жизни, простотой в общении, скромностью, беспретенциозностью, нетребовательностью – не духовной нетребовательностью, духовная должна быть, разумеется, требовательность – (нетребовательностью для себя) достигает гораздо большего.

Потому что тогда его духовное чадо видит перед собою образец хорошего опыта духовной жизни, который к тому же не отдален страницами книги или какого-нибудь рассказа, а наоборот, предельно приближен непосредственным и личным общением. Вот тогда это и есть настоящий духовный отец, который заботится о своих детях. Заботится не тем, что доставляет им необходимые средства, а самим фактом их общего движения.

– Насколько полным должно быть послушание духовнику? Потому что иногда приходилось читать о буквальном, абсолютном послушании. Например, по воспоминаниям духовных чад тех же оптинских старцев, советы спрашивались обо всем, вплоть до механических действий – какую книжку прочитать или в какую сторону пойти.

– Какую книжку прочитать – как раз не механическое действие. Это может быть очень хороший способ управления и помощи в духовной жизни человеку, которому некоторые книги могут оказаться неполезными (даже вполне нормальные, имеющие хорошее христианское содержание) как несвоевременные. С другой стороны, предложение неофитам читать «Добротолюбие»*, которого еще не поймет современный человек, как правило, показывает странный монашеский опыт духовника.

Кстати говоря, что еще очень важно для духовника, так это понимание того, что мир постоянно ставит новые проблемы. И нужно пытаться увидеть разрешение этих проблем, именно как новых, если не по существу, то, по крайней мере, по формам, по новым принципам, по новым содержаниям. Начиная от таких простых вещей, как отношение к Интернету, к телевидению.

– А отношение к грехам меняется?

– Отношение к грехам принципиально остается то же. Оно меняться не может, и в этом смысле можно как бы лозунг древних отцов «лучше смерть, чем грех», оставить навсегда как лозунг и знамя. Лучше смерть, чем грех.

Другое дело, что, входя в область конкретного рассмотрения греховной жизни того лица, которое подходит к духовнику, нужно увидеть и ему помочь увидеть то, к чему следует пока, по крайней мере, отнестись более-менее снисходительно и спустить это как не то, что бы должное, а как временно допустимое. Не то, что грех надлежит культивировать, а в том плане, что, может быть, и нужно в этом грехе каяться, но не особенно сильно, зная, что энергия не безгранична, и силы души нужно пустить на то, что является более важным.

Это является одним из больших постоянных казусов, потому что увидеть, что важно, для этого нужен ум духовный, и совсем не обязательно он совпадает с практическим умом, со сметкой, если она есть у духовника, либо с его знаниями древних традиций. Но, во всяком случае, тот опыт, когда есть автоматическое требование абсолютного послушания, совершенно не ведет к исполнению главной задачи, которая состоит в воспитании в человеке, который приходит к священнику, подлинной духовной свободы.

Он пришел из одного вида рабства и попадает в другой вид рабства. И он никогда не узнает, что такое духовная свобода. Тем более, что это дело довольно тонкое и требует очень серьезного подхода. Больше того, я бы сказал, беседуя со многими священниками, что многие даже не понимают, что такое эта духовная свобода, и потому воспитать своего ученика в рамках духовной свободы они просто не могут. Все эти послушания важны на самом деле до тех пор, пока они воспитывают в человеке понимание того, как осуществляется духовно свободная жизнь. И послушание на самом деле не ограничивает свободу – оно дает для нее начало, определенные рамки, как форма сонета, или еще того более – «венка сонетов», где очень строгая определенная форма, но внутри которой могут быть осуществлены высшие проявления творческой поэтической возможности.

– В западном христианстве, то есть у католиков, у протестантов нет духовных отцов. Зато их успешно или плодотворно заменяют психологи. На самом деле и у нас все чаще люди обращаются за помощью к психологам, заменяя ими священника. В чем разница между психологом и духовным отцом?

– Что значит успешно заменяют? Это еще большой вопрос.

А идут к психологам, потому что многие люди не очень понимают, что такое духовная жизнь. И свое ощущение духовности они черпают из рамок своей душевности, из рамок своей психологичности. Поэтому, может быть, им действительно скорее нужен психолог, чем духовный отец. Тем более, что именно такие люди очень часто неудовлетворены общением со священником, не видят в этом общении никакой для себя перспективы.

– Можно сказать, что это в основном женская черта?

– В основном да. Хотя, конечно, теперь и многие мужчины вполне «обабились», и эта черта стала довольно общей. Но, конечно, женщинам она более свойственна, что, в частности, можно видеть по исповедям.

У нас в приходе более-менее искоренен тот тип исповеди, который еще культивируется во многих хороших (действительно хороших) храмах, хороших общинах, когда духовные чада, как раз преимущественно женщины, вместо исповеди предлагают духовную новеллу. Часто очень талантливую, психологически своеобразную, но к духовно-нравственному содержанию жизни это имеет очень небольшое отношение. Имеет, потому что строится на материале более или менее, имеющем отношение к нравственности. Но и этот материал переживается не с этических, а с психологических позиций.

– Когда говорят, духовник благословил сделать, что это значит?

– Это значит велел.

– Но зачем человек идет за благословением к священнику?

– По-всякому бывает. В основном, если он идет за благословением к священнику, то он идет за санкцией, санкцией на то решение, которое он уже сам принял. Например, он хочет поехать в Дивеево, и говорит: «Батюшка, благословите поехать в Дивеево». Я с трудом представляю себе такую редкую ситуацию, когда батюшка говорит: «Нет, не благословляю».

– А если священник благословляет поступать так, что ты не можешь? Или он тебя уже благословил, а ты чувствуешь, что ты не в состоянии принять его решение?

– Если между духовным отцом и духовным чадом нормальные отношения, то – не можешь и не можешь – дело просто кончается. Если действительно не можешь, если не выдуманная немочь.

В нормальной ситуации оба – и священник и тот, кто послушание не выполнил, – относятся к этому нормально. Ну что же? Ну, увидели, ну, поняли. Все хорошо, жизнь идет, жизнь не кончается. Настаивать, в таком случае, на обязательности выполнения решения, значит иметь священническое своеволие или послушническое своеволие. Это только кажется, что человек находится в области послушания, на самом деле, он находится в области своеволия.

Даже когда речь идет о таких обычных благословениях, которые ради смеха разделены на две категории. Одна женщина говорит: «Батюшка, у меня много во рту скопилось слюны. Благословите сплюнуть». А другая: «Батюшка, у меня во рту скопилось много слюны, куда благословите – направо или налево сплюнуть?» Этот пример свидетельствует не только о том, что обычно подходят за благословением по мелочи, для которой не требуется никакого благословения. Он, конечно, карикатурный, и таких не бывает на самом деле. Но по типу – бывает сколько угодно вопросов по мелочам, на которые никакого благословения специального не требуется. Либо от священника требуется санкция, требуется выбор в альтернативной или мнимой альтернативной ситуации. Но, как правило, речь в таких случаях идет о человеческой безответственности.

Другое дело, что для серьезных решений, особенно духовного порядка, безусловно, требуется внутренний совет, который даже и не столько совет, сколько рассуждение о содержании проводимого дела. Чтобы было ясно, что оно духовно и неопасно, полезно и плодотворно. И, соответственно, наоборот.

– Если духовник посоветовал одно, родственники говорят другое, а сердце подсказывает третье, что в этой ситуации стоит сделать?

– Плюнуть, и сделать по-четвертому.

Ну, а на деле, – когда как. Иногда оказываются правы родственники, хотя бы потому, что священник может не знать полноту ситуации. Иногда оказывается прав священник, потому что родственники не понимают полноту духовного отношения. А иногда оказывается право сердце. Хотя своему сердцу в целом доверять не особенно возможно, потому в своей ветхости, во всех своих возможностях понимания действительности, в том числе и интуитивного понимания, ошибки вероятны и возможны ровно так же, как и верные решения. Так что и то, и другое, и третье, а там, может быть, и четвертое, и пятое.

Самое лучшее – если речь идет о понимании промысла Божия – когда человек искренне желает исполнять волю Божию, и в этом отношении он рассматривает все свои дела. А так как они могут быть рассмотрены как исполнение (или неисполнение) воли Божией, то лучшим ориентиром верности оказываются обстоятельства. Обстоятельства, посылаемые промыслом, наиболее четко подсказывают картины и направление жизни. Нужно тебе или не нужно уходить с работы, потому что тебя зовут на другую работу? Предоставь все воле Божией, предоставь все промыслу, и через какое-то время так сложатся обстоятельства, что окажется, что иным образом нельзя было поступить, чем тем, который подсказывает промысел.

– Если случится конфликт с духовным отцом, стоит к кому-то обращаться за советом? И можно ли менять духовного отца?

– Такие ситуации требуют каждый раз индивидуального разбора. Чаще всего не стоит, особенно, если вопрос мелкий. Потому что у нас в жизни крупных вопросов вообще не так уж много. Тем более, что ошибка, даже если она действительная ошибка, а не мнимая, если она не приводит к каким-то очевидным, быстро действующим отрицательным исходам, ошибка есть вещь полезная и преодолимая. Полезная, потому что дает возможность увидеть еще раз себя и все, что тебя окружает, на более верных жизненных основаниях. Не стоит забывать, что каждое становление верных отношений не проходит без ошибок.

Но все имеет значение только в тех случаях, когда возникают неправильности. В некоторых случаях без совета просто не обойтись. Особенно, когда кажется, что совет, или предложение, или приказ священника имеют явно нравственно или недопустимый, или сомнительный характер. И в таком случае посоветоваться было бы, конечно, не худо, поскольку тупое послушание в таком случае ничего хорошего не дает.

Что же касается смены духовников, да, она возможна. Во-первых, когда священник, духовник грешит ересью. И тогда, естественно, совершать подобное ему – грех, означающий отлучать себя от общего церковного, отлучать себя от Духа Святого. Да, можно, когда священник тяжко согрешает каким-то грехом, связанным с тобой лично. Я не говорю, когда священник блудит, поскольку это дело нечастое, но любым другим явным образом, скажем, себялюбием с твоей помощью или еще чем-то. И ты видишь, что не спасаешься. Наконец, печально, но сменить духовного отца можно в тех случаях (лишь бы это не стало нормой), когда оказалось, что встреча была почти случайной, когда налицо ваше глубокое несоответствие. И кто прав, кто виноват, даже лучше не разбираться.

– Старец отличается от духовного отца?

– Я не знаю, что такое старец. Я знаю, что такое младостарец.

– Хорошо, что такое младостарец?

– Не хочу говорить только потому, что это прекрасно описано митрополитом Сурожским Антонием в одном из его великолепных докладов, который прямо говорит о младостарчестве. Я просто к каждому слову присоединяюсь.

«Речь не идет о том, чтобы различать между молодыми или старыми безумцами. Речь идет здесь о том, чтобы по возможности оценить духовную зрелость человека, его способность быть руководителем для человека» – говорит владыка Антоний. – «Старец – это не просто человек, который долго занимался пастырской работой и приобрел какой-то навык или опытность; старец в настоящем смысле – это нечто иное, это благодатное состояние. Старцев не “выделывают”, старцы силой Святого Духа рождаются; и если говорить о том, что характеризует старца, то я скажу коротко и о том, каково место старчества по отношению к обычному священству.

Мне кажется, что есть в духовничестве три степени. Есть приходской священник, роль которого – совершать таинства Церкви. Он может не быть хорошим проповедником, он может не давать никаких советов на исповеди, он может ничем не проявлять себя в пастырском отношении. Достаточно того, что он совершает Божественную литургию, если только он помнит, что чудо Божественной литургии или других таинств совершается Господом. Но это не значит, что ему дано право или возможность руководить другими людьми. Рукоположение не дает человеку ни ума, ни учености, ни опытности, ни духовного возраста. Оно дает ему страшное право стоять перед престолом Божиим там, где только Христос имеет право стоять. Он в каком-то смысле икона, но он не должен воображать, будто он святыня.…

Есть другая степень. Это священник опытнее или старше, который более научен и призван давать наставления другому человеку о том, как идти от земли на небо. И этот священник должен быть предельно осторожен. Он не должен говорить того, чего он опытно не пережил или чего он как-то своим нутром не знает. Мы приходим к духовнику с тем, чтобы встретить проводника до дверей Царства Божия. Но если он сам там не бывал, он нам ничего не может дать. Об этом должен задумываться каждый духовник, каждый священник, к которому приходят люди на исповедь. Можно ли сказать, что каждый священник имеет в себе способность каждому человеку сказать то, что ему нужно? Нет. Бывает так, что исповедующий священник или просто священник, к которому пришел человек на духовную беседу, слышит его, понимает то, что говорится, но ответа у него нет. В таком случае священник должен быть честен и сказать своему духовному чаду: “Все, что ты мне сказал, я понимаю, но ответа у меня для тебя нет. Я буду молиться о тебе. И ты молись, попроси Бога о том, чтобы Он мне простил то, что по своей неопытности я не могу тебе и Ему послужить в этой встрече, но я тебе не могу сказать ничего”.

А есть еще третий уровень. Это старчество, уровень тех людей, которые, говоря образно, почти всю дорогу прошли до дверей Царства Небесного, может быть, не вошли в него, а может, допущены были в него, но были посланы обратно, на землю, к нам, чтобы нас вести в это Царство. Вот это старец. Это человек, который весь путь прошел до глубин своей души, дошел до того места, где запечатлен образ Божий в нем, и который может говорить из этих глубин. Но старцем самого себя не сделаешь, и, если можно так выразиться, старцами не рождаются. Это люди, которых коснется благодать Святого Духа и которые отзовутся на нее и будут верными, – верными тому, чему учит нас Христос, и верными тому, что говорит Дух Святой в их душах. Старцы – явление редкое.…

Если бы самый неопытный священник так относился к исповеди, то он был бы уже тайносовершителем; а старец только тогда старец, когда он именно так может относиться к человеку – и на исповеди и вне исповеди при всякой встрече. И так мне хотелось бы сказать громко, на всю Русь: Берегитесь, братья мои, священники! Берегитесь, не принимайте на себя роль, которая не соответствует вашему духовному возрасту, будьте просты! Будьте просто священниками – это уже так много! Человек, который силой благодати Святого Духа может совершить Литургию, может окрестить ребенка, может помазать миром, это не мало, это нечто столь великое!»

– Нужен ли духовный отец священнику?

– Как правило, нужен, особенно молодому. Если священник уже напитан хорошим духовным опытом, исповедоваться все равно необходимо. По возможности чаще, чем это принято в современной Православной Церкви, потому что очень многие священники исповедуются только на общих исповедях в епархии.

– То есть два раза в год?

– Да, два раза в год. А что же, священники меньше грешат, что ли? Внутренними грехами они не меньше грешат, чем другие люди. Поэтому, конечно, желательно гораздо чаще исповедоваться. Исповедь необходима, потому что вообще необходим непрекращающийся покаянный опыт жизни.

И к руководству в духовной жизни священники не привыкли. Они не знают, что это такое, они умеют только руководить, а быть руководимыми, как правило, не умеют и не хотят. Но молодым священникам, конечно, лучше все-таки набираться опыта под руководством более опытного священства.

– А не страшно священнику становиться духовником? Ведь речь идет об ответственности за души человеческие?

– Ну, это вопрос, относящийся к области психологии. Так же ведь не получается, что ты решаешь: «Стану-ка я духовником». Идет жизнь, идет процесс, становишься священником и, тем самым, возлагаешь на себя ряд обязанностей. Приходишь на исповедь – приходят к тебе люди, исповедуются. Некоторые исповедуются часто, кроме того, у них возникают вопросы, кроме того, возникает необходимость за них молиться, кроме того, идет уже отчасти общая жизнь. Вот так и получается. А не то, чтобы ставишь себе задачу: пункт один – стать духовником.

Хотя и это страшно.

Беседовала Мария Свешникова

05.05.04 // Журнал «Фома»

Некоторые советы духовному чаду. Часть 1

Некоторые советы духовному чаду
Часть 1: Духовник и духовный сын/дочь
О послушании духовнику
Древнее наставление предписывает духовнику раньше принятия исповеди побеседовать с пришедшим и узнать, «всем ли сердцем кается, и всею верою, и заповеди Господни хотети ли начнет прияти, и творити повеленное… радостным сердцем и веселым». С подобным вопросом обращается и сегодня пастырь к человеку, который просит священника стать его духовником.
Если духовное чадо не желало исполнять повеления духовника, не исправлялось, то духовник имел право от такого чада отказаться. Отсылая от себя нерадивца, духовник мог сказать ему: «да иди, человече, поищи себе отца по своему хотенью и по сердцу и такого потаковника, якоже хощеши; и оба зде насладитася своего хотенья: в будущем же веце чужа будета добрых детелей. Мы же… с чужими грехы не хочем погыбнути».
Христианский духовник – поистине отец своего духовного чада. (И само выражение отец, в применении к священнику, родилось из духовнической практики, из доверительных отношений священника и его пасомого.) В древнерусских чинах исповеди встречается выразительный символический обряд передачи грехов духовнику. Выслушав исповедь и прочитав молитвы над преклонившимся на землю духовным чадом, священник поднимал его, возлагал правую его руку себе на шею и говорил: «На моей вые (шее) согрешения твоя, чадо, и да не истяжет (накажет) тебя о сих Христос Бог, егда приидет во славе Своей на Суд страшный».
В одном епитимейнике 16-го века говорится: «Аще кто не имать отца духовнаго слушати, то удалися не токмо покаяния, но християньства чужь, и к иному не благословити и приношения от него не приматы, а пред смертию кровию уста его помазати; а сорокоустия по нем не пети, но на память ангела его». То есть человек, который не слушает духовника, практически отлучается от Церкви. Его не причащают даже перед смертью, лишь помажут Кровью Христовой уста, не служат по нем сорокоуста, и поминают на Литургии лишь раз в году, на день его Ангела.
И все же, как ни грустно об этом говорить, но бывает, что духовные чада поступают не так, как рекомендует духовник. В таком случае будем иметь мужество терпеливо и безропотно переносить все неприятности, в которые мы попадаем из-за непослушания духовнику. «Я так унываю, что у меня появились сомнения в Боге», – говорит человек, который из-за того, что постоянно нарушает слово духовника, попадает в неприятные ситуации… «При чем тут Бог? – говорю я ему. – Не вы ли сами нарушаете советы духовника и живете по своей воле?.. Достойно несите все, что сами для себя устроили».
…Девушка, считающая себя моей духовной дочерью, говорит, что познакомилась с молодым человеком, и тот, говоря слова о большой любви, настаивает на близости.
Я не благословляю.
Эта девушка на какое-то время пропадает, а потом появляется и говорит, что все-таки поступила по-своему и что сейчас она живет с этим человеком.
Я не отказываюсь от духовной дочери, но запрещаю ей причащаться. Говорю, что необходимо исправить ситуацию…
Девушка опять пропадает, потом звонит и говорит, что беременна. Через неделю звонит и, рыдая, говорит, что молодой человек её бросил. Появляется в храме, чтобы рассказать, какая жестокая жизнь и что у нее возникли серьезные сомнения в вере…
Если духовник – монах…
Правом исповеди обладает любой законно рукоположенный священник – монах ли или женатый священник. Однако несомненно, что монах, который может научить глубокой молитве или рассказать о сладости постнических подвигов, может быть не совсем компетентным в мирских вопросах. Как строить отношения мужу и жене? Как воспитывать детей? Как совместить духовную жизнь с повседневной суетой, мирскими заботами, которыми обременен живущий в миру человек?..
Даже такой духоносный подвижник, как наш современник, схимонах Паисий Святогорец, признавался в своей некомпетентности относительно некоторых тем семейной жизни.
А как сочетается исповедь девушек и женщин монахом, то есть человеком, принявшим обеты безбрачной жизни и с этой стороны подвергающийся особым искушениям?
Все это было понято и церковным священноначалием. Псковские священники еще в начале 15-го века спрашивали митрополита Фотия, можно ли игуменам исповедать мирских женщин. Митрополит отвечал, что можно, но лишь по нужде, причем не всякому, но престарелому и духовному иноку: «А старцю духовному и во иночестве утверждену игумену человеку добродетельну, не отлучено и жены в покаянии держати».
Начиная с середины 17-го века церковная власть решительно разграничивает сферы духовного окормления. В ряде документов утверждается, что мирской священник должен исповедовать мирских людей, священноинок – монахов.
В 1642 году патриарх всея Руси Иосиф в своей книге «Поучение» пишет: «Заповедаем же священноинокам не принимать мирских людей – мужчин и женщин на исповедь, как и священные правила повелевают, только в случае нужды, например, в час смертный, если нет мирского иерея. Кроме этих случаев монах да не будет духовником мирских, особенно женщин, чтобы не соблазняться в мыслях, ибо диавол через женщин искушает монахов и епископов» (рус. пер.). В другом месте своей книги патриарх пишет: «Ведомо же буди и о сем: якоже священноинок мирских людей не приимает на исповедь, сице и мирской иерей да не приимает черниц на исповедь».
В грамоте следующего московского патриарха, Никона, данной архимандриту Нижегородского Благовещенского монастыря Герасиму, говорится: «А мирских людей мужеска полу и женска к себе в духовные дети не принимати и не исповедати; аще дерзнет мирских людей в духовные дети себе принимати, и он да не служит и священноиноческая не действует».
В 19-м веке опять появляется тенденция мирянам ездить за духовным окормлением в монастыри. Это произошло и потому, что появилась плеяда прекрасных духовных пастырей, старцев. Во многих монастырях, из которых более всего прославилась Оптина пустынь, существовала старческая традиция. Но даже и про это время святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «…в наше же время (середина 19-го века, века преп. Серафима Саровского, свт. Феофана Затворника, преп. Амвросия Оптинского и мн.др.) богодухновенных наставников нет». (Сочинения в 5 тт. СПб. 1905. Т. 1, С. 274.)
В 20-м веке, в годы богоборческого большевистского режима в России вопрос, у кого духовно окормляться, не стоял: роскошью была сама возможность общаться со священником, неважно, монахом он был или мирским. Но в последние 2 десятилетия, когда начала налаживаться церковная жизнь, стали открываться монастыри, в священный сан было посвящено множество людей, – возникли и новые проблемы.
Было бы нечестным с нашей стороны о таких проблемах не упомянуть.
«Мирянам – свет иноки. Инокам – свет Ангелы», – говорят многие люди и едут за духовническим окормлением или советом – в монастыри. Но не понимают того, что прежде, чем инок станет духоносным старцем, пройдут десятилетия. И то, далеко не все иноки станут старцами. А пока – долгие годы духовного подвига.
Мы, люди, посещающие монастыри, должны с пониманием и терпением относиться к тому, что там могут встретиться отнюдь не совершенные люди. И что полученный от монаха совет – не всегда истина высочайшей пробы и любой совет, тем более полученный от незнакомого пастыря, нужно поверять здравым смыслом и беседой со своим духовником.
Автору известны прекрасные пастыри из монахов, к которым он направляет для беседы знакомых христиан. Но известны и примеры псевдо-пастырства, когда монахи, не совсем разбираясь в мирских вопросах, вторгались на эту территорию и тем причиняли исповедующимся у них немало бед.
Как обрести духовника?
Мы уже говорили о том, что каждый христианин должен иметь духовника. В советское время, когда было мало приходов и мало духовенства, это могло быть проблемой. Сегодня это совершенно не проблема. Много храмов, много достойнейших священников.
Часто меня спрашивают: а как это можно сделать, как обрести духовника?
Два слова об этом.
Спешить в выборе духовника не стоит. Вот мы начали церковную жизнь. Посещаем регулярно храм. Исповедуемся, причащаемся. Но каждый раз попадаем на исповедь к разным священникам. И очень скоро начинаем понимать, что хорошо бы иметь священника, который будет знать обстоятельства нашей жизни, которому не нужно объяснять все заново. И с которым всегда можно посоветоваться, побеседовать.
Так мы подходим к очень правильному желанию – иметь духовного наставника.
Для начала, нужно остановить свой выбор на каком-нибудь священнике. Присмотритесь к разным священникам – как они общаются с людьми, как проповедуют, исповедуют. Насколько строг священник, и не окажутся ли для вас его требования неподъемными и невыносимыми… Если сердце лежит к одному из пастырей, не спешите проситься к нему в чада. Узнайте, когда этот батюшка совершает богослужения, походите в эти дни в храм. Более пристально присмотритесь к нему, пообщайтесь.
И после этого, если решение просить этого священника об окормлении непоколебимо, можно подойти к нему и просить его быть вашим духовным отцом.
Священник может и отказать вам по какой-нибудь причине, но это бывает редко. Чаще всего соглашается. И после этого он может назначить вам встречу в храме для подробной исповеди или рассказа о себе (первое серьезное знакомство), а может просто предложить вам приходить на исповедь именно к нему. Вариантов тут много, просто знайте, что у вас появился духовный наставник. Его мнение отныне является главным в духовных вопросах.
Когда у вас появился духовник, вы не должны допускать никакой самодеятельности в духовной жизни, не посоветовавшись с духовником, или принимать важные решения в жизни, не обсудив этого с духовником.
Даже советы старца, если вы попадете к такому во время паломничества, значат для вас меньше, чем слово духовника.
Да, не думаю, что имеет смысл «гоняться» за известными священниками и искать себе в духовники старцев. (О том, что старый священник – не всегда старец, говорил еще авва Исаия: «При выборе духовника не на того обращай внимание, кто уже в преклонных летах, но кто убелен ведением и опытностью духовной».)
В каждом городе есть свои известные духовники. Скажу по Петербургскому опыту: у нас в городе также было и есть несколько очень известных священников. Так вот, в реальности они настолько загружены приходской деятельностью, окормлением духовных чад, с которыми знакомы, может быть, уже по нескольку десятилетий, что, даже если и согласятся вас окормлять, не смогут этого делать в том объеме, который вам требуется. Один прихожанин, гордящийся тем, что он является духовным сыном о. В., недавно говорил мне, что поговорить наедине с батюшкой ему удается раз в году… несколько минут… Это неправильно.
Сейчас есть молодые и хорошие во всех отношениях священники, которые могут стать прекрасными духовными наставниками, а может быть, и друзьями, вашей семьи на долгие годы.
Ничего не скрывать…
Естественно, что духовное чадо не должно ничего скрывать от своего духовника. Как больной, желающий вылечиться, должен без утайки рассказывать врачу о течении своей болезни, так и христианин должен рассказывать духовнику о недугах своей души.
Об этом читаем замечательный пример в Киево-Печерском патерике. Случай этот произошел в самом начале существования монастыря, еще в начале 12-го века, и связан с именем долго подвизавшегося там преподобного Онисифора Прозорливца.
У отца Онисифора был духовный сын, монах этого же монастыря. Он напоказ постился, показывал себя, в подражание духовнику, целомудренным и воздержанным человеком, а втайне жил невоздержанно и греховно. Об этом не знал никто из братии, утаивал монах это и от своего духовного отца. Грешный инок скоропостижно умер, и тело его стало быстро разлагаться. Его погребли в пещере, как и других добрых иноков, но от великого смрада нельзя было пройти мимо. В иное время у тела слышались горькие вопли грешника. Онисифор недоумевал, что же произошло, пока во сне ему не явился основатель обители, преп. Антоний Печерский, который упрекал отца Онисифора за то, что тот похоронил в святом месте такого беззаконника. Тогда Онисифор стал молиться Господу и вопрошать Его: «Господи, для чего Ты скрыл от меня дела человека сего?» Ему явился Ангел, который передал Божий ответ: «На показание всем согрешающим и не кающимся было это, дабы, видя, покаялись».
В следующую ночь отцу Онисифору было видение и повеление – взяв из пещер труп нераскаявшегося грешника, бросить его в реку. Через день, когда отец Онисифор с игуменом монастыря Пименом собрались исполнить повеление, им явился преп. Антоний и сказал, что грешник помилован Богом.
Как часто приходить на исповедь?
Мы должны твердо запомнить, что такое духовничество, о котором мы читаем в патериках, в миру невозможно, да и не нужно. В пустыне, когда возле кельи подвижника-старца окормляются 2-3 монаха, возможна ежедневная исповедь, откровение помыслов авве. Но в миру священник общается с десятками духовных чад. И у самого священника семья, приходские и иные дела. Уделять час времени какому-нибудь человеку даже раз в неделю – очень тяжело.
Да и нужно ли?..
Правильнее будет приходить на серьезную исповедь-беседу к священнику раз в месяц. В случае особой нужды – чаще, но не делать из этого правило.
Вы подробно исповедуетесь, рассказываете о духовных свершениях и неудачах за прошедший месяц. Священник дает советы, своего рода духовное домашнее задание на следующий месяц.
Если что-то случилось экстренное, можно позвонить духовнику, встретиться в любое время.
Духовник для супругов…
Правильней всего, если муж и жена будут иметь одного духовника. Из древних источников мы узнаем, что духовник окормлял преимущественно не отдельных людей, но «покаяльные семьи», куда входили муж, жена, дети…
Это удобно во всех отношениях: духовник знает семейную ситуацию; соответственно, дает подходящие советы и наставления.
Нередка ситуация, когда муж окормляется у одного священника, жена – у другого. Бывает, что это приводит к печальным последствиям. Например, духовник жены – предписывает духовной дочери воздержание, невыносимое для супруга. Или благословляет на что-то, невозможное для мужа.
Много раз отчаявшиеся мужья со мною консультировались – что в таком случае делать, и я советовал мужу просто поговорить на эту тему с духовником жены.
Всех этих проблем легко избежать, если муж и жена вместе, вдумчиво, ответственно и не торопясь выберут себе одного духовника.
Можно ли иметь двух или трех духовников?
Мы привыкли к тому, что духовник у человека один. А как поступать в том случае, если христианин (или его духовник) по каким-либо обстоятельствам уезжает в другой город или страну?
Такая проблема существовала всегда, и христианская древность дала на нее ответ: христианин, в особых случаях, может иметь несколько духовников. Двух, в крайнем случае даже и трех.
Разрешение на это, в случае отъезда человека в другой город, должен дать его первый духовник. Там, по прибытии, человек должен сориентироваться и выбрать себе еще одного духовного наставника.
На Руси, где было принято в старости принимать монашеский постриг, а мы помним, что монаха должен был окормлять монах, у новопостриженного появлялся новый духовник из монахов.
Для человека высшим авторитетом является мнение того духовника, в окормлении которого он находится в данное время. Ездить то к одному, то к другому, то к третьему духовнику нельзя. Исследователь этого вопроса проф. С. Смирнов отмечает: «В каждый частный момент древнерусский христианин знал только одного действительного духовного отца… Исполняя христианский долг исповеди, он всегда мог указать своего настоящего духовника. В известных памятниках древнерусской литературы мы не встретили указаний на такие случаи, чтобы верующий, выбрав себе двух или трех духовников, по своему произволу исповедывался то у того, то у другого».
Ситуация, когда христианин и духовник разлучаются на длительное время и христианин остается без духовного окормления, – ненормальна.
Так же ненормально, если духовник умирает и его чада решают больше себе духовников не искать: «Все равно такого, как наш батюшка, – не найти».
Христианин, если позволяют обстоятельства, должен предпринимать попытки найти духовного руководителя и вверить себя его духовному окормлению.
Записанные грехи
Про одного петербургского иерея известно, что к людям, приходящим к нему на исповедь с записанными на бумаге грехами, он обращается со словами: «Ты что, Брежнев? Без бумажки не можешь?»
Но обычай записывать грехи – очень древний и благочестивый. В поучениях древнерусских духовников всем грамотным прихожанам советовалось писать «грехи на хартию» и с этой записью приходить на покаяние.
Когда я вижу, что человек записал грехи, для меня это знак, что человек ответственно подошел к подготовке к исповеди. Думал о своей жизни, осознал грехи, чтобы их не забыть, записал.
Несколько фотографий Пасхи-2011 из нашего собора. Хотя фотографии Пасхи не имеют прямого отношения к нашей теме, все же некоторое отношение имеют. Пасха – Воскресение Христово. Пасха вместе с тем говорит и о воскресении нашей души. О воскресении в душе всего самого светлого, высокого.
Вот так же и Таинство Покаяния. Через него наша душа испытывает перерождение и обновление. Поистине покаяние – Пасха нашей души.
Пусть вместе с этими радостными и яркими фотографиями Пасхи, сделанными Дмитрием Заболоцким, в вашу душу войдет свет, радость и желание изменяться в лучшую сторону.
Утомилась…


Продолжение…

Зачем нужен духовник (+ВИДЕО)

Кто такой духовник? Не всегда ответ на этот вопрос очевиден: иногда люди пытаются наделить священника слишком широким кругом «полномочий» – ищут в нем наставника не только в их духовном исправлении, но и в разных жизненных, порой даже бытовых ситуациях. Верно ли это? Зачем на самом деле нужен духовник? Рассуждает настоятель Петропавловского храма г. Саратова игумен Нектарий (Морозов).

К сожалению, зачастую люди, приходящие в храм, считают приемлемым для себя исповедоваться сегодня у одного священника, а в следующий раз – у другого. Хотя это странно, ведь мы для исцеления какой-то телесной болезни постараемся найти одного хорошего врача, чтобы он нами всё время занимался.

То же самое можно сказать и о взаимоотношениях человека и священника. Когда к священнику кто-то приходит на исповедь один, второй, третий раз, он начинает понемногу этого прихожанина узнавать: обстоятельства его жизни, его внутренний склад, какие-то личностные особенности. Так складываются доверительные отношения, человек начинает у этого священника окормляться, который постепенно становится его духовником.

Фото: А. Камальдинов / Православие.Ru

В среде верующих бытует такая идея: нужно сначала попросить священника быть духовником, тогда он будет не просто принимать исповедь, но и особо молиться за свое духовное чадо. На мой взгляд, можно, конечно, и попросить, но дело в том, что христианская жизнь не терпит никакого формализма. Если священник человека регулярно перед собой видит, проникается какими-то его скорбями, печалями, нуждами, относится к ним как к своим в каком-то смысле, то он, безусловно, будет об этом человеке молиться. Если же священник, у которого человек исповедуется несколько лет подряд, не молится о нем, то странно ожидать, что после такой просьбы начнет.

Церковная жизнь должна быть совершенно естественной, природной, как дыхание. Здесь неуместно особо «договариваться»

Церковная жизнь должна быть совершенно естественной, природной, как дыхание, и в ней не нужно каких-то сложных нагромождений, конструкций, связанных с испрашиванием чего-либо и с ответом на это – положительным либо отрицательным. А иначе какие-то торжественные заявления звучат, люди как бы о чем-то договариваются даже, но эти отношения не складываются. Когда же они сложились, то совершенно необязательно это специально как-то называть. Есть сам факт, и он гораздо более значим, чем любые его наименования.

Духовник и духовный отец

Существуют определенные различия между духовником и духовным отцом. Наверное, можно охарактеризовать их так: духовник – это священник, у которого человек регулярно исповедуется и с которым регулярно советуется, а духовный отец – это священник, которому удалось способствовать именно рождению человека для христианской жизни. Ведь процесс вхождения в эту жизнь не всегда бывает безболезненным: подчас и страсти восстают, и искушения одолевают. И когда священник всё это вместе с человеком переживал – подобно родителям, которые сидят у постели больного ребенка без сна и отдыха, пока не поставят его на ноги, – тогда возникает это отцовство. И сам человек начинает так к священнику относиться. Это совершенно определенный уровень заботы и ответственности духовника и доверия и послушания чада.

Обретение духовника – это всегда таинство

В идеале духовник или духовный отец должен быть близким человеком – тем, с кем ты единомыслен

«Нужно ли духовника как-то специально искать, и как это делать правильно?» – вопрос очень распространенный. Намного проще, когда человек ходит в какой-то один храм, живет жизнью прихода и обретает там духовника. Но может получиться так, что он пришел в какой-то конкретный храм, расположенный ближе к дому или почему-то по сердцу пришедшийся, но там не встречает священника, который бы вызывал особое чувство доверия, ответы которого на вопросы соответствовали бы его внутренней духовной потребности, его нужде. Ведь в жизни мы тоже общаемся со многими людьми, но немногие становятся друзьями и близкими. А в идеале, конечно, духовник или духовный отец должен быть близким человеком – тем, с кем ты единомыслен. И тогда совершенно естественно пойти на службу в другой храм или забраться в Интернет и почитать, что говорит такой-то священник, что пишет такой-то. А бывает, услышишь в храме чью-то проповедь, которая тронет сердце, и в результате поймешь, что именно этот священник может стать настоящим наставником для тебя.

Не всегда так получается, но это не значит, что не надо жить церковной жизнью и постоянно ходить к одному и тому же священнику на исповедь и обращаться за советом. Я сейчас говорю скорее о некоем идеале, к которому нужно стремиться.

Обретение духовника или духовного отца – это всегда таинство. Мне запали в сердце слова одного священника о том, что исповедь – это таинство усыновления: во-первых, человека Богом, потому что он вновь из сына, ушедшего на страну далече, превращается в сына возлюбленного, который вернулся в отцовский дом; а во-вторых, своего рода человека священником, потому что между ними устанавливаются особые отношения.

Если у пасомого присутствует подлинное желание измениться, если всё всерьез, по-настоящему, глубоко, то это становится залогом такого же искреннего и серьезного отношения к нему священника и он как пастырь может гораздо больше дать. И тогда эти самые отношения сыновства и отцовства завязываются и устанавливаются.

Ведь порой ты будто топчешься на месте, потому что приходящий раз за разом на исповедь тебя не то что не слышит – не слушает. Ему не нужны твои слова, а нужно что-то свое, и это «что-то» может находиться вообще не в плоскости христианской жизни. Такого человека получится утешить, поддержать, но его духовная жизнь не получит развития, и в какой-то момент эти отношения себя изживут и перейдут к некоему взаимному разочарованию.

Безусловно, одна из задач священника – указывать человеку на эти и другие его ошибки, точнее – помогать их увидеть, чтобы он не блуждал кругами, а шел более прямым путем, сократил его. Такой своего рода навигатор. Еще точнее сказать: духовник помогает пройти тем путем, которым он сам когда-то прошел.

Нужно ли и можно ли менять духовника?

Бывает такая деликатная ситуация, когда человек, окормлявшийся у одного священника, потом по какой-то причине понимает, что ему хочется обратиться за духовным советом к другому батюшке и исповедоваться уже у него. Стоит ли к этим своим внутренним потребностям прислушиваться?

На мой взгляд, человек должен в Церкви искать того, что служит к созиданию его души и помогает идти ко спасению. И если ты понимаешь, что священник не может ответить на важнейшие вопросы твоей жизни, то, безусловно, будешь искать другого – это совершенно правильно и естественно.

Ответы духовника – указатели направления духовной жизни. И необходима еще наша внутренняя работа над собой

Но надо при этом по отношению к себе быть, наверное, даже более строгим, чем к священнику. Ведь очень часто бывает, что человек, задавая вопросы, ждет, чтобы ответы изменили что-то в его жизни, а сам при этом ничего не делает. Но те ответы, которые мы получаем, могут лишь указать нам направление пути, побудить к какой-то внутренней работе. И если этой работы не будет, то спустя какое-то время ответы утратят для нас как бы свою актуальность. Нередко именно из-за этого люди вступают на путь неких блужданий в Церкви.

Иногда дело вовсе не в том, что священник не дает тебе чего-то важного, потому что он не внимательный, не начитанный, не глубокий, а просто ты в какой-то момент понимаешь, что другой священник ближе тебе по духу. Как при этом поступить? Я считаю, что здесь нет какого-то единого правила, всё достаточно индивидуально. Один пожилой батюшка говорил: если у тебя есть духовный отец и ты по какой-то причине от него уходишь к другому священнику, то у тебя, возможно, будет хороший духовный отчим, но уже не отец. Это, подчеркиваю, в том случае, если был именно духовный отец. Если же таких глубоких, серьезных внутренних отношений не было со священником, тогда я к перемене духовника никаких препятствий не вижу.

С духовником или без духовника?

Можно ли обходиться совсем без духовника? Не иметь священника, к которому ты приходишь на исповедь регулярно и которому ты задаешь какие-то вопросы, – на мой взгляд, нельзя, это будет совершенно неправильно. А вот без духовника, который может тебя вести путем христианской жизни, который может быть в какой-то степени учителем этой жизни, людям порой приходится обходиться. Потому что само духовническое служение требует от пастыря достаточно большой отдачи и самопожертвования. Но у современного священника, как и любого современного человека, очень мало к такой самоотдаче способности.

Однако надо помнить: всё, что нам не дают люди, может восполнить Господь. В патериках есть такие слова: «Богу угодно, чтобы вы, люди, исправляли друг друга и вы, люди, прислушивались друг к другу». Поэтому ни в коем случае нельзя пренебрегать тем, что Господь посылает. Если священник тебя чему-то может научить, пусть научит. Если потребуется впоследствии что-то большее, Господь тебе это большее даст: или у другого священника, или в этом священнике нечто откроется.

Господь восполнит, если мы со смирением и с доверием будем у Него этого искать. Но это в тех случаях, когда мы действительно ищем.

Духовник – не конвоир

Протоиерей Алексий Сорокин «Ты знаешь, это даже хорошо, что священник был тогда пьян». – «???!!!» – «Если за ним водится этот грех, то он никогда не будет считать себя лучше всех. Никогда. Он не посмеет просто. Значит, будет знать, что он – не ангел, не пророк, не старец, не истина в последней инстанции, и претендовать на это постыдится. Думаю, это поможет его смирению. Священники тоже люди, и не стоит им приделывать ангельские крылышки. А смирения нам всем недостает, не так ли? Так что давай оставим в покое священников и будем беспокоиться о собственной греховности, которая, похоже, зашкаливает», – крестный не желал больше разговаривать на эту тему и отвернулся. И время показало, что он, как обычно, был прав: чужие грехи – не столь интересная тема.

Грехи грехами, но часто, увы, мы сталкиваемся с неким восторженным, экзальтированным отношением к духовенству: мол, если батюшка, то – всё, как минимум ангел с небес и, конечно, безгрешный. О вреде такого отношения к людям в священном сане говорилось и говорится много: от него страдают как миряне (чаще мирянки), так и сами священники. Горько, если для мирянина место Христа занимает кто-то другой – пусть этот кто-то и в священном сане. Вспомним, как отреагировали на это апостолы Павел и Варнава в Листре: «“Что вы это делаете? И мы – подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу Живому, Который сотворил небо и землю, и море, и всё, что в них…” И, говоря сие, они едва убедили народ не приносить им жертвы и идти каждому домой» (Деян. 14: 15–18). Горько, если и сам священник способствует такому о себе мнению.

Исповедь – путь к освобождению от грехов. Исповедуются все христиане: и миряне, и священники – все мы грешные. Исповедь у священников епархии принимают духовники. Наша беседа с духовником Вологодской епархии протоиереем Алексием Сорокиным.

***

Исповедь. Фото: Алексий Колосов – Скажите, пожалуйста, батюшка: духовник епархии – это должность такая?

– Лучше назвать по-церковному – послушанием. У каждого послушания есть границы, рамки…

– Нынче чиновники называют это «функционалом».

– Это слово пусть чиновникам и останется. Послушание всё-таки, как и любое церковное дело, не сводится к определенным должностным обязанностям и правам. Это часть жизни Церкви, объединенной не только уставами и инструкциями, но и Таинствами, догматами. Послушание духовника может нести только священник, потому что он совершает Таинство покаяния.

– Это должен быть духовно опытный человек, образованный, которого уважают люди?

– Особенности послушания духовника епархии в том, что это человек, который выполняет две задачи. Первая – принимать исповедь у священников епархии. Они так же нуждаются в Таинстве покаяния, как нуждается в нем каждый человек.

– Многие прихожане относятся к священникам как к ангелам…

Публикации, которые с визгом обсуждают любой грех священника, основаны на непонимании вообще смысла священнослужения

– Ошибаются те, которые полагают, будто священник – существо безгрешное. И даже сам священник ошибается, думая, что если он принял благодать священства, то стал непогрешимым во всех вопросах – строительных, вопросах веры, вопросах дисциплины, вопросах управления приходом… Конечно, нет. Как и в любом человеке, в нем есть удобопреклонность ко греху. Священник может так же погрешать, как и все мы. И поэтому публикации, которые с визгом обсуждают любой грех священника, основаны на непонимании вообще смысла священнослужения.

Священник – такой же человек, как и все мы. Конечно, ему больше дано, и, значит, больше с него спросится. В то же время все наши страсти и немощи человеческие – они остаются с ним. И бесовские искушения на священника тоже могут действовать. В общем-то, ему приходится в своей духовной жизни даже сложнее, чем мирянину. Естественно, что всё это связано с видением своих немощей, недостатков, несовершенства. И верный путь, чтобы исправиться от этого налета греха, – это, конечно, искренняя исповедь. Как и для любого человека.

В идеале и духовник должен жить высокой духовной жизнью, но наши обычные заботы, житейская суета – всё это, конечно, влияет и на жизнь духовника. У него тоже есть немощи и недостатки, и он тоже кается в своих грехах.

– Кому каются духовники епархии?

– Во-первых, есть знакомые священники, которые по духу близки, и через них можно принести покаяние. А бывает так: кто пришел к тебе на исповедь из батюшек, ему ты и каешься сам, потому что чувствуешь: носить грех, его тяжесть в себе невозможно. Конечно, есть знаменитые духовные центры – Троице-Сергиева Лавра, Оптина пустынь… Там опытные духовники, к ним можно поехать. Можно пообщаться с духовниками других епархий, ведь такая должность в каждой епархии есть. У меня такая мысль есть – съездить и исповедоваться, и побеседовать, как поступать в тех или иных сложных случаях, с опытными духовниками других епархий.

– Сложные случаи встречаются?

– Конечно, встречаются. К священнику прилагаются повышенные требования в отношении его личной жизни. Любые грехи, связанные с грехами против седьмой заповеди: супружескими изменами, блудными падениями, – для священника это очень серьезное потрясение, и, в общем-то, через это он может быть и отстранен от священнослужения. По канонам, священникам нельзя на охоту ходить, например. Если священник совершил небрежность по отношению к Святым Дарам, если он пролил их – это может повлечь за собой запрещение в священнослужении.

– А как часто исповедуются священнослужители?

– Если мы настаиваем на том, чтобы прихожане наши регулярно исповедовались и понимали, что исповедь – часть жизни христианской, то, конечно, сами священники тоже должны правила этой жизни соблюдать и тоже с определенной регулярностью приходить к Таинствам исповеди и Причастия.

Есть, скажем так, установленное время в году, когда духовник ждет священника на исповедь: в первой половине года – это Великий пост, во втором полугодии – где-то возле праздника Покрова Пресвятой Богородицы.

Но в принципе священник может приходить на исповедь любым многодневным постом. Есть приходы, где поддерживают хорошую благочестивую традицию или самим приходить всем клиром к духовнику епархии на исповедь, или приглашать его в свой храм. Там все вместе молимся, все вместе просим у Господа прощения.

Помощь духовной жизни священнослужителей – это, наверное, первое направление служения духовника епархии.

– Есть и другое направление?

– Второе направление – это исповедь кандидатов на поставление в священный сан, их нередко называют ставленниками. Чтобы стать священником, необходимо соблюдать определенные и очень строгие условия жизни. Кандидат в священнослужители не должен иметь тяжелых грехов на совести, в частности греха убийства. Есть требование единобрачия; не должно быть каких-то худых свидетельств от внешних.

Это всё открывается в так называемой «ставленнической исповеди». На ее основании духовник выносит решение: имеются препятствия к хиротонии или нет.

Кроме того, духовник исповедует и супругу ставленника, поскольку от жены будущего священника во многом зависит успех его дальнейшего служения. Есть определенные канонические правила, несоблюдение которых может воспрепятствовать кандидату стать священником в силу строгих требований к семейной жизни. Священником не может стать, например, тот, кто женился на разведенной женщине, имеющей ребенка от первого брака. Это может быть замечательный брак, в котором супруги ведут церковную жизнь, любят друг друга и правильно воспитывают детей, но священнослужителем муж разведенной женщины быть не может.

Фото: Алексий Колосов

Духовник епархии принимает присягу ставленника. Присяга есть везде – и в армии, и в духовной жизни, потому что Церковь – это воинство Христово. Кандидат в священство приносит обещание перед Богом, что будет служить чисто, беспорочно, по Уставам Церкви, будет подчиняться всем требованиям епископа, помня о том, что священник и диакон – это помощники епископа, через них он действует, осуществляя волю Божию.

Присягой человек, желающий стать священнослужителем, свидетельствует свою верность заветам Церкви и жизни не по своему уму, а по тому Преданию, по тому направлению жизни Церкви, которое проверено, которое приводит людей ко спасению. Ставленник обязуется не выдумывать чего-то своего, не сокращать, не добавлять, не действовать самочинно, а идти в русле церковно-соборного разума, церковно-соборного предания. Вот в чем смысл этой присяги. И понятно, что за нарушение присяги, за неисполнение каких-то ее требований человек может быть и лишен священства или отставлен от него на какой-то срок или даже на всю жизнь.

– Всегда ли любой желающий может стать священником?

– К счастью или к несчастью, но – нет. Священническое служение – строгое, возвышенное. Понятно, что идеального человека найти на служение у Престола Божия сейчас очень-очень сложно; думаю, что сейчас вообще невозможно. Но, с другой стороны, общаясь с кандидатами на принятие священного сана, видишь, что в большинстве своем это люди, которые чисты душой и искренни. Многие телесную и духовную чистоту сохраняли до вступления в брак или жили в браке чисто, без каких-то там вольностей юности. Бывают случаи, которые требуют решения архиерея. В сложных случаях мы советуемся и выносим свое решение, может человек быть рукоположен или нет.

Вот такое служение духовника, связанное с исповедью духовенства и с исповедью кандидатов в священники.

– Духовником зачастую называют любого священника, которому открывают душу на исповеди. И есть такое мнение: духовник должен быть у каждого верующего свой. Так ли это? Духовник – это преподобный Амвросий Оптинский или приходской батюшка, с которым каждый день в одном троллейбусе ездишь?

– Это может быть и так, и этак. Духовником может быть и известный высотой своей духовной жизни человек, и обычный приходской священник. Для человека, живущего в русле православной традиции, в русле церковного предания, необходим наставник, путеводитель. Он показывает путь, по которому уже прошли поколения церковных людей, и путь этот, мы знаем точно, привел их ко спасению души. Православие сильно именно тем, что у нас есть эта традиция спасительной духовной жизни. Она ощутима, она реальна, и ничего нового здесь не надо выдумывать. Это живая жизнь, у нее есть свои законы, которые мы знаем. О них нам рассказали люди, прошедшие этим путем. Они поделились своим опытом, и мы, применяя их опыт в своей жизни, видим, что это действительно так, и живем по этому закону, идем этим путем, который приводит к Богу.

Фото: Алексий Колосов Но человек, который вступает на этот путь, в самом начале, конечно, нуждается в помощи, поддержке. Что зависит только от него одного – это решимость жить духовной жизнью, это понимание того, что без участия в Таинствах Церкви невозможно достичь спасения. Человек, который старается жить по Евангелию, видит, что это делать очень сложно, если делать по-настоящему и искренне, и здесь необходима помощь, поддержка, совет. Для этого и нужен духовник.

С другой стороны, духовник – носитель права, которое Спаситель даровал Своим ученикам – апостолам, а через них – священству как сословию в Церкви: права освобождать человека от уз греха. Священник – не просто какой-то психолог, который послушает и даст совет. Да, некоторым людям становится легче в сложные моменты жизни, если они смогут выговорить все свои проблемы случайному попутчику, например в поезде – классический случай. Это понятно, да и психологические какие-то законы здесь действуют. Но служение священника связано не только с этим…

– Если батюшка – только «жилетка», в которую человек может выплакаться, тогда чем он отличается от психотерапевта? Тем, что не белый халат на нем, а подрясник с епитрахилью?

– Служение священника связано еще и с тем, что он освобождает человека от груза греха, от власти греха – и не по каким-то своим достоинствам, заслугам, а потому что ему дано это право Таинством священства.

И вот эти две стороны служения священника как духовника помогают человеку идти к Богу – своими шагами, но при поддержке свыше, благодатью Божией и по совету наставника, мудрого руководителя. Понятно, что если один человек знает другого в течение долгого времени, то этот путь осуществляется как-то легче, доверительнее. Священник знает прихожанина, условия его жизни, его работы, его внутренний мир, уровень образования, какие-то шаги его духовной жизни; и ему буквально с полуслова понятно, в каком настроении человек на исповедь приходит, и легче ему подсказать не что-то «вообще», а то, что именно этому человеку нужно именно сейчас. Понятно, что тогда возникают очень хорошие отношения духовного отца и духовного чада, когда между ними существует доверие.

– К духовнику люди ходят советоваться по разным поводам. Нужно ли советоваться, какого цвета диван покупать или в какую школу дочку отвести?

Жизнью человеческой Бог управляет, и действует Он не только через духовника, действует еще и через наше произволение.

Внимай себе. Фото: Алексий Колосов – Мне кажется, это всё очень индивидуально. Есть люди, которые в своей жизни достаточно самостоятельны, и свобода выбора, свобода воли, которая является частью образа Божия в каждом человеке, не должна как-то подавляться авторитетом духовника. В каких-то моментах житейских можно человеку предоставить свободу – даже вплоть до выбора места работы… Потому что жизнью человеческой Бог управляет, и действует Он не только через духовника, действует еще и через наше произволение. Священник может посоветовать: давай попробуем, давай помолимся, чтобы путь, который ты избираешь, был бы для тебя полезным.

Когда человек считает, что он имеет право решать за кого-то, как ему стоит поступать, – значит, или он достиг очень высокой степени духовного… продвижения, либо имеет просто высокую степень гордости, которая именуется прелестью.

Есть люди, которым действительно необходима поддержка даже в событиях жизни, на сторонний взгляд не очень значительных или даже вовсе неважных. Вот – пример из жития преподобного старца Амвросия: к нему пришла крестьянка и рассказала об индюшках, за которыми ухаживала… Она очень переживала, как их выращивать, потому что через них у нее напасти и скорби от барыни бывали. Отец Амвросий крестьянку утешил и помог ей практическими советами, как выхаживать этих птиц, зная, что для нее это очень важно. Хотя многие не понимали старца.

Но сейчас такие отношения – редкость, для этого необходимо очень большое терпение священника и наличие достаточного количества времени у него.

– Духовник – это ведь не конвоир. Он показывает путь, а решает-то человек, в общем, сам. Только вот хорошо ли ему такое право отдавать? Есть примеры, когда человек спрашивает одного, другого, третьего батюшку, дожидается нужного ему ответа и поступает только так, как он и хотел вначале. То есть просто «проштамповывает» собственное же решение. Это, по-моему, вообще извращение духовной жизни…

– Ну… думаю, что да. Такие вот поиски санкции свыше – они идут от своеволия.

– Так что же получается: священнику лучше и не настаивать ни на чем?

– Всегда уверенно указывать: делай только так, как я сказал, – это неправильно, мы уже выяснили причину такой склонности к тотальному командованию – гордыня священника. Но есть случаи, когда священник может – и даже должен – предостеречь: тебе это не полезно будет – например, поездка туда-то и туда-то. Или встреча с тем-то и тем-то. Даже в семейной жизни: если священник хорошо знает юношу и девушку, которые хотят создать семью, и понимает, что это решение с большой долей вероятности приведет их к беде, он может сказать: не торопитесь, обдумайте всё и взвесьте, есть опасность, что у вас сложности возникнут.

– И слушаются? К священнику могут идти не из желания получить верную духовную оценку своего намерения, а «по традиции». Полагается так, ну и мы сделаем, «как положено». Только когда батюшка вдруг начинает предостерегать от опрометчивого поступка, не всегда его слушают, по-моему. «Как же я не женюсь, когда уже за ресторан заплачено…»

– Нет, иногда слушают… Слушают… На самом деле очень редко с такими вопросами сейчас к священникам подходят, потому что люди привыкли всё делать сами почему-то. Хотя – есть люди, которые приходят в храм и спрашивают, вступать в брак с этим человеком или не вступать.

Совет – это ведь некое врачевание от греха. Духовный отец может предложить человеку какое-то вразумление. Или, используя грозное слово, наказание – в церковной жизни это называется епитимией.

Епитимия не кара за грехи, а лекарственное средство, применяя которое человек достигает исцеления, если делает это искренне.

И хотя в переводе с древнегреческого «епитимия» значит «наказание», она является не карой за грехи, а лекарственным средством, применяя которое человек достигает исцеления, если делает это искренне. Это такое… духовное задание, которое должно быть и посильно для человека. Бывает иногда в монастырях, что человек приходит к неизвестному ему батюшке, кается в грехах, а тот говорит: вот тебе епитимия на десять лет вперед: по сто земных поклонов каждый день. А человек заболел, и для него не то что сто – один поклон совершить сложно… Это же не пожизненный приговор, но снять епитимию может только тот, кто ее дал. Разрешить от епитимии может также епископ.

– Наш разговор дает понять, что духовник необходим любому человеку, считающему себя верующим и ведущему церковную жизнь. Лучше, если это священник, который давно тебя знает, ты у него постоянно исповедуешься-причащаешься. Но сколько может выдержать батюшка один? Внимательно следить за духовной жизнью каждого из прихожан можно… наверное, если их 50. А если 5000? Есть же предел возможностям, силам человеческим! И каждый ли может быть духовником? Мне кажется, нет. Почему к Оптинским старцам шли со всей России о тех же индюшках советоваться? Может, потому, что приходской батюшка в разговор про индюшек и не вступал?

– Сложно определять какие-то нормы в духовной жизни. Сколько должно быть духовных чад у священника? – Кто знает, сколько. В этом смысле каждый человек, приходящий к тебе, уже и есть твое духовное чадо. Как он распорядится твоим советом, как он воспримет жизнь после исповеди – другое дело, но пастырское отношение ко всем предполагает и участие, и доброжелательность, искреннее желание помочь.

В старой России была немножко другая система, там исповедь-то была всего раз в год. И это было отчасти «для галочки», формально. Естественно, священнику выслушать в Великий пост исповедь 100 человек было очень тяжело, вот и копились вопросы духовной жизни год, а то и больше. Поэтому люди искали тех священников, которые могли ответить на эти вопросы.

Сейчас практики обязательной для всех исповеди нет. Слава Богу, и священников становится всё больше. Хотя мы и в дефиците до сих пор, но по крайней мере в Вологде можно найти возможность побеседовать со священником не второпях, не бегом. Может быть, в Москве и Петербурге это сделать сложнее, в столицах храмов всё еще недостаточно. Но у нас сейчас такая возможность есть, не так уж сложно найти в любом русском городе священника, с которым можно побеседовать.

Продолжим сравнение помощи духовной и медицинской. Есть случаи, когда человеку необходима экстренная помощь врача, он вызывает «скорую», и какой доктор приезжает, ему совсем не важно. Главное, чтобы он облегчил его страдания – дал лекарство, укол нужный сделал, электрошокер применил, чтобы сердце «завести»… Но когда человек чувствует себя более-менее нормально и беспокоит его совершенно конкретная болезнь, он ищет специалиста.

Вот так и в духовной жизни. Есть моменты, когда человеку нужно исповедоваться, не надо ждать какого-то высокодуховного батюшку, ехать к нему за тридевять земель. Любой священник приходской, даже самый простой, примет у него исповедь и тем облегчит ему душу. Но если ты хочешь каких-то постоянных советов – тогда ищи духовника.

В общем, духовная жизнь – это такая жизнь, которая постигается только опытным путем. О ней можно рассуждать очень много, но тот, кто ею не живет, – и не понимает ее.

Фото: Алексий Колосов

– Всё написано в Евангелии, только надо его читать, и всё? Вот тебе и духовная жизнь со всеми правилами и условиями?

– Не только читать, а переживать, потому что пока ты не вживешься, ты понимать не будешь ровным счетом ничего. О духовной жизни можно много рассказывать, но слова вряд ли будут до конца понятны, пока человек сам не сделает первый шаг. А когда он пойдет на исповедь к священнику, когда сам будет вечером анализировать свой день, принося покаяние Богу в каких-то своих грехах и благодаря Его за какие-то благодеяния, которые каждый день в нашей жизни происходят… Вот тогда разговор о духовной жизни может стать глубоким.

А сидя за чашкой чая, говорить, что оскудела земля Русская духовниками, нету их никого… И потом пойти куда-нибудь в кабак или на другой же день обмануть человека, чтобы себя обогатить… Это всё будут пустые разговоры.

– Многие говорят об оскудении духовной жизни, так есть ли сейчас духовники? Или их не может не быть?

– Духовная жизнь всегда есть, потому что в Церкви – Христос. Человек, который к Нему идет, уже живет духовной жизнью. Идти средним путем, царским путем – исполняя заповеди Божии, соблюдая посты, читая Евангелие, стараясь поступать по заповедям евангельским, – тут в общем-то каких-то сложностей нет. Ты живешь, тебя Господь ведет, ты видишь свои немощи, недостатки… Другое дело, когда человека обуревают страсти или он попадает в ситуации какие-то экстремальные – тут, может быть, нужен совет опытного духовного человека.

Духовника, конечно, надо искать, но любой духовник всегда посоветует прежде всего заниматься своими грехами.

И такого человека можно найти. Даже через простого священника может человеку открыться воля Божия – мы же в духовнике ищем волю Божию прежде всего! Не внимательного собеседника, не интеллектуала какого-нибудь, который побеседует с тобой о высоких материях мистического богословия, а того, кто волю Божию открывает. Господь через кого Сам решит, через того и откроет ее, лишь бы ты сумел ее услышать и поступить вот так – по воле Бога, себе на пользу. И хочу подчеркнуть: давайте не будем копаться в грехах священников, выискивать тех, кто достоин нас обслуживать, и втаптывать в грязь «недостойных». Духовника, конечно, надо искать, но любой духовник всегда посоветует прежде всего заниматься собственными грехами. Блажен, кто их увидит!

2. Духовные дети

Если вы не найдете и не воспитаете троих духовных детей, ваш семилетний путь останется незавершенным.

* * *

Духовные дети являются условием для того, чтобы вы стали личностью для общего блага.

* * *

Сотворите троих духовных детей и склоните их на свою сторону, чтобы они служили вам опорой. Воспитав троих духовных детей, вы достигнете стадии семьи.

* * *

Вам очень повезло, и вы должны быть благодарны за то, что ваши духовные дети появились у вас раньше, чем в свое время у меня.

* * *

Чтобы дать жизнь духовным детям, мы вынуждены обречь своих родных детей на страдания. Чтобы дать жизнь нации, члены Церкви Объединения должны пройти через невзгоды.

* * *

Ваши трое духовных детей — условные объекты, эквивалентные трем приношениям Богу. Следовательно, без троих духовных детей вы не сможете вернуться к Богу.

* * *

Прежде чем подняться до положения родителей, нужно, чтобы вы привели на Благословение по меньшей мере три пары. Следовательно, проблема в том, как их найти и воспитать.

* * *

Вы сможете полюбить собственных детей только после того, как воспитаете троих духовных детей.

* * *

Если ваши духовные дети с полной отдачей служат вашему родному ребенку с того времени, когда он еще находится в утробе матери, восстановление искуплением осуществится до конца и сатана окажется совершенно отрезанным от вашего рода.

* * *

Изначально каждому надлежит воспитать троих духовных детей, прежде, чем зачинать собственных. Таким образом, духовные дети смогут с полной отдачей служить родным, пока те еще находятся в материнской утробе. Только так вы обеспечите своим родным детям вхождение в Царство Небесное.

* * *

Три архангела должны были служить Адаму. Чтобы восстановить их положение, вы должны воспитать троих духовных детей, которые служили бы вашим родным детям, пока они находятся в утробе. Таким образом духовные дети должны быть по отношению к вам предельно послушны.

* * *

Ваши трое духовных детей должны: (1) быть готовы пойти за вас на смерть; (2) служить вашим физическим детям, занимающим положение Авеля, со времени их зачатия и до вступления в брак. Только так ваша семья полностью избавится от притязаний сатаны.

* * *

Для Бога трое духовных детей с точки зрения вертикального измерения символизируют триаду Адам-Иисус-Господь Второго пришествия, а горизонтально — триады Каин-Авель-Сиф, Сим-Хам-Иафет и Авраам-Исаак-Иаков.

* * *

Даже Иисус, потеряв своих троих духовных детей, был вынужден подвергнуться испытаниям сатаны.

* * *

Испытав любовь к своим духовным детям, вы должны воспитывать в любви родных детей.

* * *

Если бы ученики Иисуса умерли вместе с ним, Бог воскресил бы их раньше, чем его. Тогда Иисусу не было бы надобности возноситься на Небеса, он заложил бы духовное четырехпозиционное основание на земле, продолжая трудиться вместе со Святым Духом. Удалось бы избежать ужасающего кровопролития среди христианских мучеников, и Божья воля была бы в скором времени осуществлена. Те три ученика были духовными детьми Иисуса.

* * *

Бог навещает тех, кто проливает за Него слезы.

* * *

Основой небес и земли являются отношения Отца и детей.

* * *

Как бы мать ни была безобразна, для своих детей она тем не менее остается единственной.

* * *

Вы сделаете величайший подарок Богу, если отыщете Его погибших детей.

* * *

Восстановление троих духовных детей означает: (1) духовное восстановление троих архангелов; (2) неизбежное выполнение условия по укреплению положения родителя и (3) неизбежное выполнение условия, позволяющего вашим физическим детям обрести окончательно победоносное положение.

* * *

Более поздние члены Церкви Объединения должны искупить предательство своих предшественников, отступивших и покинувших ее.

* * *

Можете ли вы уступить своим духовным детям самое высокое положение, которого вы удостоились?