Епископ женщина

*Портрет епископа на фоне ничтожества*

Ева Брунне, епископ-лесбиянка, и ее коллеги верят в Бога, по образу и подобию которого не стыдно быть созданным. В бога, для которого в мире «нет ничего чужого», который не сортирует людей, но всегда «идет рядом», страдает вместе с тобой и помогает тебе, кем бы ты ни был. Депутат Милонов верит в другого бога: тщеславного, косного, злобного психопата, помешанного на человеческих гениталиях, придумавшего ад и свалившего ответственность за бесконечные перекосы в своем творении на некие «силы зла».
Вашему вниманию — публикация Константина Андреева «Портрет епископа на фоне ничтожества» из журнала «Сноб».

Ева Брунне во время рукоположения в епископы в 2009 году. Фото: AFP/East News

Вынужден вам напомнить, что есть на свете Виталий Милонов. Живет в Петербурге и служит депутатом Законодательного собрания, где воюет с теорией эволюции и «пропагандой» однополой любви.

— …Вы хотите, чтобы у нас было как в Швеции? — недавно спросил он у журналиста в горячке боя. — Там врата ада одолели Церковь. Епископ Стокгольма — тетка, да еще и лесбиянка. Швеция — как корабль с рассыпающимися досками. Там все сейчас погибнет. Я не хочу, чтобы мои дети оказались в такой стране.

В переводе на язык фактов этот шедевр политической самоиронии звучит примерно так:

— Вы хотите, чтобы у нас убийств было в десять раз меньше на душу населения? Или чтобы мы жили на 16 лет дольше? Или чтоб у нас число сирот неусыновленных упало до ноля? Или, может, вам захотелось, чтоб у нас голоса на выборах считали честно? Чтоб чиновники дворцы себе не строили на бюджетные средства? Или, не дай бог, чтобы полиция взятки перестала брать? А? Вы этого хотите?! В Швеции врата ада так одолели Церковь, что она перестала быть клубом любителей мракобесия и средством обогащения церковной бюрократии. Епископ Стокгольма — Ева Брунне! Она 12 лет состоит в браке с любимым человеком!

Скажу откровенно: критиковать Милонова — все равно что в поддавки играть с самим собой. Слишком просто. А главное, контрпродуктивно. И Милонов, и его сторонники живут в наглухо запаянном пузыре блаженного невежества, упоительной злобы и типовых, понятных ответов на все вопросы:

а) Кому на Руси жить хорошо? Не мне.
б) Кто виноват? Гомосеки и бесноватые либералы.
в) Что делать? Законодательно прищучить гомосеков, разогнать либералов и повально воцерковиться.

И будет всем Третий Рим в кисельных берегах с малиновым перезвоном. А ежели кто не согласен, так то непременно «раб греха», «бес», «полуживотное», «сумасшедшая сволочь» или, упаси боже, «прокуренная бездетная баба либеральная» с «Эха Москвы».

От любой критики такое, с позволения сказать, мировоззрение только обрастает новыми защитными слоями. Заплывает жирком собственной значимости.

В общем, не поминал бы я всуе депутата Милонова, если б он не дал мне повод написать о Еве Брунне и боге, в которого она верит.

Жена Евы Брунне, кстати, тоже священник. Служебный роман будущих супругов начался в 1999 году — ровно за десять лет до того, как Ева стала епископом.

Тут бы ввернуть про «испытания» и «преграды» на пути Евы Брунне к вершинам церковной иерархии. Но самое примечательное в ее карьере — отсутствие высокой драмы. Если только не приедет Милонов с обрезом, чтобы лично спасти рассыпающийся шведский корабль, о Еве Брунне вряд ли снимут духоподъемный фильм в стиле «Они сражались за права женщин и ЛГБТ».

Она родилась в Мальме в 1954 году. Религию унаследовала от бабушки — та по воскресеньям брала внучку в церковь, а потом развозила с ней на велосипеде бутерброды для местных бродяг. В университете Ева штудировала теологию и историю философии, а свободное время проводила в обществе сверстников-христиан, увлеченных политикой, правами человека и борьбой за мир во всем мире. Примерно тогда же поняла, что предпочитает женщин. Ни ставить под вопрос, ни скрывать свою сексуальную ориентацию ей с тех пор не приходилось.

На исходе шведских «золотых семидесятых» Ева Брунне стала священником. К 1978 году в ее выборе профессии уже не было ничего необычного — Шведская лютеранская церковь начала рукополагать женщин двадцатью годами ранее.

Дальше было 30 лет церковных будней — в разных приходах, на разных должностях, с разными полномочиями. Надо думать, что Ева Брунне несла свой лютеранский крест верой и правдой. Читала проникновенные проповеди, утешала безутешных, наставляла растерянных, была хорошим организатором. Иначе вряд ли бы в 2009 году ее номинировали и выбрали на пост епископа Стокгольма. (Утверждение Милонова, что «церковь — это место, где нет демократии», не распространяется на церкви, уже одоленные вратами ада.)

Рукоположение епископа-лесбиянки наделало больше шуму за границей, чем в самой Швеции. Svenska Dagbladet в интервью с новым епископом отвела ее гомосексуальности примерно столько же места, что и ее увлечению плотницким делом; Dagens Nyheter вообще не вспомнила про сексуальные предпочтения Евы Брунне.

Единственный на сегодня скандал национального масштаба, связанный с ее именем, случился годом позже. Совсем по другому поводу.

Дело было сразу после выборов. В самый разгар торжественной службы, посвященной открытию новой сессии риксдага, 20 национал-популистов из партии «Шведодемократы», о которой я недавно писал, встали и вышли из церкви в знак протеста против проповеди Евы Брунне.

Что было в проповеди? Ну, сначала, как заведено, отрывки из Писания. В частности:

«А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они… И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! запрети ученикам Твоим. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют».

Потом слова самого епископа:

— …Сортировать людей недостойно демократии. Сортировать людей невозможно для верующих. Сортировать людей недостойно людей. И здесь мало того, что мы выдали сотне-другой депутатов мандат на решение наших проблем. Здесь нужны наши общие усилия. И если в борьбе за человеческое достоинство кто-то умолкнет, если кого-то заставят умолкнуть, мы должны сделать так, чтобы возопили и камни. Мы сделаем это с Божьей помощью.

Нам предстоит много работы. Понадобится смекалка, смелость, сердечность. Помните, как почетен ваш долг. Помните, как он тяжел. Помните, что за вами мы. «Все испытывайте, хорошего держитесь». Не сортируйте людей. Помните о милости Господа, который нас создал.

Так говорила Ева Брунне.

А ведь я, надо сказать, не верю в бога. Более того, мне не нравится, что работа парламента начинается с религиозного ритуала. Наряду с песнопениями, которые иногда разливаются по первой программе шведского радио, это прискорбный пережиток былого симбиоза лютеранской церкви и государства.

Но я понимаю, почему переполненный атеистами и агностиками риксдаг (включая 329 депутатов, которые дослушали проповедь Евы Брунне до конца), не считает эти пережитки насущной проблемой. Я сам хожу на Рождество в лютеранскую церковь по соседству, неотразимую в своей кирпичной простоте, и без зазрения совести слушаю мелодичную проповедь женщины в бело-золотом наряде.

Причина проста: не религия красит человека, а человек религию. Ева Брунне и ее коллеги выросли в обществе, которое уже привело бога в более-менее божеский вид. Они верят в бога, по образу и подобию которого не стыдно быть созданным. Они верят в бога, который несет ответственность за мир, который сотворил. В бога, для которого в этом мире «нет ничего чужого». В бога, который не сортирует людей, но всегда «идет рядом», страдает вместе с тобой и помогает тебе, кем бы ты ни был.

Депутат Милонов верит в другого бога: тщеславного, косного, злобного психопата, помешанного на человеческих гениталиях, придумавшего ад и свалившего ответственность за бесконечные перекосы в своем творении на некие «силы зла». В того самого бога, который «не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно» и мстит «детям за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих» его.

Женское лицо Церкви Англии

В Церкви Англии произошло эпохальное событие: впервые в истории епископом Лондона — а это третья по важности должность в негласной церковной иерархии — стала женщина. Столь важный пост достался бывшей медсестре Саре Муллалли. Либералы и сторонники церковной модернизации расценивают это назначение как большую победу. Консерваторы, напротив, считают произошедшее отходом от христианской догматики. Корреспондент «Известий» изучил биографию Муллалли и постарался понять, что нового она привнесет в религиозную жизнь Соединенного Королевства.

От спасения жизней к спасению душ

55-летняя Сара Муллалли стала уже 133-м по счету епископом Лондона, но до нее никогда этот пост не занимала женщина. Более того, до 2013 года женщины вообще не могли становиться епископами. Но времена меняются, и вот, в понедельник, 18 декабря, королева Елизавета II, являющаяся главой Церкви Англии, утвердила Муллалли в новой должности.

Самой Муллалли не привыкать быть первопроходцем. Еще в 1999 году отдавшая большую часть жизни служению не Богу, а медицине, она заняла должность главной медсестры страны. В ее подчинении оказались сразу 400 тыс. медсестер и акушерок, а сама она стала самым молодым специалистом, когда-либо получавшим этот ответственный пост в системе здравоохранения Великобритании.

Сара Муллалли и бывший министр здравоохранения Великобритании Франк Добсон

Фото: Getty Images/ Michael Stephens — PA Images

В священники мать двоих детей была рукоположена в 2001-м. Три года спустя она окончательно распрощалась с работой в министерстве здравоохранения, став пастырем в одном из районов Лондона. В 2015 году Сару Муллалли стала викарным епископом Кредитонским в Эксетерской епархии.

Автор цитаты

«Меня часто спрашивают, каково это иметь две карьеры — сначала в системе здравоохранения, а теперь — в Церкви. Я сама предпочитаю думать, что у меня всегда было одно призвание — следовать за Иисусом Христом, знать Его и нести знания о Нем, всегда стремясь жить с состраданием на службе у других, будь то в качестве медсестры, священника или епископа», — сказала Сара Муллалли, комментируя свое назначение.

Жена да не учит мужа

На протяжении многих веков христианские церкви отрицали возможность для женщин становиться священниками. Такой подход был обусловлен словами апостола Павла: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии». Православная и Католическая церкви до сих пор остается верны такому подходу, однако в протестантских церквях он уже довольно давно подвергся эрозии.

Впервые возведение женщины в духовный сан произошло в Церкви Дании в 1948 году. Спустя 12 лет этому примеру последовала Церковь Швеции, а еще через два года — Норвегии. Следующей, в 1974 году, ординацию женщины разрешила Церковь Исландии.

Церковь Англии решилась на то, чтобы допустить представительниц слабого пола к церковному сану, лишь в 1994 году. При этом первая женщина в сане епископа (но на уровне ниже, нежели епископат Лондона) появилась только в 2014-м. И то это стало возможно лишь со второй попытки: сначала идея «провести» женщин в епископы была отвергнута Генеральным синодом в 2012 году под давлением церковных консерваторов и прошла лишь спустя год.

Произошедшая за последние годы «феминизация» церкви в ряде стран пока не однозначно воспринимается представителями других религий. В православии, например, отношение к этому крайне негативное.

Автор цитаты

«В начале прошлого века отношения русской церкви с англиканами были очень близкие и тесные, и в конце XIX века речь на определенном этапе даже шла об объединении. Но с середины XX века, когда пошли первые процессы, связанные с женским священством, на этом можно было полностью поставить крест, началось ощутимое отчуждение между православными и протестантскими церквами», — рассказал «Известиям» эксперт Центра религий и церкви Института общей истории РАН Алексей Беглов.

По большому счету, крайне расколото по вопросу женского духовенства и англиканское сообщество. Если в США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии женщина-епископ уже никого не удивит, то в англиканских церквях Африки это всё еще табу.

Автор цитаты

«Назначение епископом Лондона женщины могло бы привести к расколу в англиканской церкви, если бы она была столь же монолитна, как РПЦ. Но англиканская церковь уже многие десятилетия представляет собой слоеный пирог из разных течений и направлений — как консервативных, так и либеральных», — сказал «Известиям» руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.

В либеральном полку прибыло

По словам Лункина, назначение женщины епископом Лондона, равно как в свое время рукоположение в сан епископа англиканской церкви Канады открытого гея Кэнона Кевина Робертсона, наверняка вдохновит либеральную часть общества, которая себя мало соотносит с церковью вообще.

Англикане до сих пор остаются самой многочисленной христианская общиной в Британии. Между тем число тех, кто заявляет о желании вернуться в лоно Ватикана, год от года растет. На этом фоне Лондон выглядит образцово: это один из немногих городов, где церковные конгрегации растут.

Кэнон Кевин Робертсон

Фото: youtube.com

С другой стороны, число людей, регулярно посещающих храмы, уступает количеству «виртуальных» прихожан. Согласно данным, обнародованным в октябре, свыше 1,2 млн англикан следят за жизнью церкви онлайн на различных социальных платформах, тогда как на службы приходят около 1,1 млн человек.

Впрочем, новый епископ Лондона знает, как наладить взаимодействие с теми, кто проводит большую часть жизни онлайн. Как сообщает британский мультимедийный ресурс Premier, Сара Муллалли — самый активный пользователь Twitter из всех епископов. В месяц на ее страничке появляется в среднем по 165 твитов. По словам самой Муллалли, Twitter дает возможность донести Благую весть до людей, которые иначе бы это послание не получили.

Британские газеты давно называют Сару Муллалли сторонницей «радикального инклюзивного христианства». Собственно, она сама и есть главный на данном этапе пример инклюзивности Церкви Англии, которому госпожа Муллалли не прочь придать еще больший размах.

Автор цитаты

«Если наши церкви хотят и дальше оставаться востребованными нашими сообществами, надо увеличивать число церквей во главе с женщинами, которые происходят из различных этнических групп», — заявила она.

Сплочение консерваторов

Впрочем, назначение женщины на столь значимый в церковной иерархии пост радует далеко не всех. Для консерваторов оно станет поводом сплотить ряды, чтобы противостоять подобным новшествам.

Показательным в этом плане стало заявление настоятеля одного из крупнейших лондонских храмов — Святой Елены в Бишопсгейт — Уильяма Тейлора. Ранее в этом месяце он пригрозил выходом из лона Англиканской церкви, если следующий епископ столицы будет излишне либерален в вопросе отношения полов.

Сара Муллалли (слева) во время возведения в сан викарного епископа Кредитонского

Фото: Getty Images/Peter Macdiarmid

В недалеком прошлом Муллалли входила в специальную группу из десяти епископов, призванных определить, как Церкви Англии стоит относиться к вопросу однополой любви. На тот момент ее личное отношение к столь щепетильной теме было не до конца ясным — Муллалли умело держалась над схваткой, не приняв ни ту, ни другую сторону. Хотя при этом многие представители гей-сообщества считали, что она симпатизирует скорее им. Однако на этой неделе, уже после своего назначения, новый епископ Лондона сказала, что Церковь Англии по-прежнему считает основополагающим союз мужчины и женщины.

Автор цитаты

«Сейчас укрепляется Союз консервативных епископов и священников Церкви Англии (это практически самостоятельная организация, параллельная Церкви Англии), который борется против женского епископата и других либеральных тенденций, самая яркая из которых — однополые союзы и возможность людей с нетрадиционной ориентацией быть церковнослужителями», — говорит Роман Лункин.

Недовольными приходом женщины на такой высокий пост наверняка будут и евангелические приходы, которые, несмотря на «попсовый» стиль своих богослужений, сохраняют весьма консервативное библейское мировоззрение.

Но пока что на стороне женщины-епископа одно крайне важное обстоятельство. Считается, что Сара Муллалли — протеже главы англиканского сообщества архиепископа Кентерберийского Джастина Уэлби. В недалеком прошлом он, один из главных реформаторов в стане англикан, сам не раз говорил о необходимости для церкви быть открытой для всех людей, вне зависимости от пола, цвета кожи и идеологии.

Церковь Англии должна прекратить использование мужских местоимений в обращениях к Богу, чтобы противостоять ошибочному убеждению, что Всемогущий имеет пол, заявила Рейчел Тревик (Rachel Treweek), первая женщина-епископ, ставшая членом палаты лордов, сообщает “The Independent”.

Сегодня, 26 октября, епископ Глостерский Рейчел Тревик была официально введена в палату лордов в числе двадцати шести так называемых духовных лордов — епископов Церкви Англии.

Выступая перед началом церемонии, епископ подняла вопрос о поле Бога, заявив при этом: «Нам сказано, что Бог создал людей по подобию Божию. Если я сотворена по образу Бога, тогда Бог выглядит не как мужчина. Бог есть Бог».

Епископ Р. Тревик также сказала, что, вместо того чтобы использовать «Он» или «Она», чтобы описать Бога, она предпочитает просто использовать слово «Бог».

«Иногда я упускаю это из виду, но я стараюсь этого не делать, — сказала она в комментарии для “The Observer”, оживив тем самым многолетние дебаты в Англиканской церкви по проблеме так называемого инклюзивного языка и гендерного равенства. — Я не имею намерения кого-либо обидеть, но я действительно хочу мягко бросить вызов людям».

Миранда Трелфолл-Холмс (Miranda Threlfall-Holmes), викарий Белмонт и Питтингтона в диоцезе Дарема, являющаяся членом Генерального синода Церкви Англии и вице-председателем лоббистской группы “Watch — Women and the Church”, которая продвигает инклюзивный язык в Англиканской церкви, приветствовала эти высказывания епископа Рейчел Тревик.

«Этот спор длится уже 20 или 30 лет, — приводит издание ее слова. — В последнее время Церковь чрезвычайно сконцентрировалась на вопросе, могут ли женщины быть епископами — настолько, что упустили из виду самого Бога. Теологи всегда утверждали, что Бог — это не мужчина и не женщина. Мы созданы по образу и подобию Божьему. У Бога нет пола — Бог вне пола».

Она добавила также, что в английском языке нет не-гендерных местоимений, которые можно было бы использовать по отношению к Богу. «Однако в других странах нет такой проблемы — в Швеции нет местоимений мужского или женского рода. Наши местоимения и наш язык действительно влияют на то, во что мы верим», — цитирует издание Миранду Трефолл-Холмс.

«Я рада, что Рейчел использует свое положение, чтобы придать этому вопросу особое значение. Мне бы хотелось, чтобы некоторые мужчины епископы поступили так же — я уверена, что они согласятся с ней», — заявила она.

В январе 2015 года Церковь Англии рукоположила первую женщину-епископа, Либби Лэйн (Libby Lane), во епископа Стокпорта. В марте 2015 г. Кэнон Элисон Уайт (Canon Alison White) была поставлена епископом Халла. Однако третья женщина-епископ в Англиканской церкви, Рейчел Тревик, стала первой женщиной, вошедшей в состав палаты лордов.

Бывший логопед, на протяжении долгих лет являвшаяся одним из лидеров женского служения в Англиканской церкви, Рейчел Тревик ранее служила архидиакониссой в Хакни.

На вопрос о том, является ли она феминисткой, Р. Тревик ответила: «Это слово, которое обладает серьезным весом. Если оно означает, что я считаю, что мужчины и женщины были созданы Богом как равные, но разные, то — да, я феминистка».

В то же время англиканская женщина-епископ сделала оговорку: «Но если оно обозначает женщин, стремящихся стать мужчинами — и иногда это проявляется в желании быть громкими и властными, — тогда я была бы категорически против», — цитирует ее “The Independent”.

Сообщается, что новый член палаты лордов британского парламента намерена использовать свое положение, чтобы поднимать вопросы социальной справедливости, проблемы беженцев, бездомных и домашнего насилия.

Инклюзивный язык: что это такое

Инклюзивный язык является частью так называемого феминистского богословия — направления в западной теологии, возникшего в 1960-е годы и связанного с феминистским движением.

Предметом феминистского богословия является категория женского в поле религии, религиозных практик и ритуалов. В поле зрения феминистских богословов находится изучение места гендерных отношений в иерархии ценностей различных религий. Богословы данного направления указывают на то, что как в мировых, так и в национальных религиях сохраняется система взглядов, принижающих роль женщины.

Одним из способов реализации феминистской теории в области богословия стал инклюзивный язык — использование так называемых gender-neutral (нейтральных в половом отношении) версий Библии.

Как подчеркивал в своем докладе на Международной богословской конференции Русской Православной Церкви «Современная библеистика и Предание Церкви» в ноябре 2013 года глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев), данный феномен имеет отношение преимущественно к переводам Библии на английский язык, в котором Бог традиционно обозначается местоимением «Он» (“He”).

«Некоторые представители феминистического богословия настаивают на том, что, поскольку Бог не является мужчиной, Его следует описывать нейтральными местоимениями или же вообще не употреблять по отношению к нему местоимений, — отметил иерарх. — Вместо же традиционных терминов «Отец, Сын и Святой Дух» (“Father, Son and Holy Spirit”), имеющих подчеркнуто мужское звучание, феминистки предлагают употреблять нейтральные в половом отношении термины «Родитель, Искупитель и Питатель» (“Parent, Redeemer and Sustainer”)».

Православная Церковь, отметил митрополит Иларион, последовательно выступает против данной тенденции, получающей все большее распространение в западном христианстве.

Рублев.com

«Мы ходим здесь, как по земле Содома и Гоморры»

Часть 1. Протоиерей Виталий Бабушин о Православии в Швеции, Сергиевском приходе и миссии в стране викингов

Богослужение в полевых условиях. Фото из архива протоиерея Виталия Бабушина

– Отец Виталий, Анна Новгородская, дочь шведского конунга Олофа Щётконунга, вышла замуж за Ярослава Мудрого и в конце жизни приняла монашество. Княгиня прославлена Православной Церковью в лике святых. Правда, что святую Анну Новгородскую шведские православные считают своей покровительницей?

– Анна Новгородская исторически с полным правом может называться покровительницей и молитвенницей о судьбах Православия в Швеции. Наверное, не будет исключением и покровитель стокгольмского прихода преподобный Сергий Радонежский, вместе с явленной в Швеции и в России Стокгольмской иконой Божией Матери.

О существовании такой иконы знают немногие из наших православных братьев в Швеции. Это извод Тихвинской иконы; Стокгольмская икона чудесным образом пришла из Швеции в Россию, а после большевистского переворота ее следы затерялись.

Протоиерей Виталий Бабушин. Фото автора

В конце XVII века русские торговые люди, гостившие в Швеции, выкупили икону у протестантов. Об этом повествуется в сказании о Стокгольмской иконе Божией Матери, напечатанном в дореволюционном журнале «Отдых паломника». Празднование происходит по традиции 26 ноября – в день торжественной встречи иконы в Тихвинском монастыре.

– Получается, что икона Божией Матери «Стокгольмская» – это список с Тихвинского образа?

– Да. Это извод «зело чудного письма». Торговым людям из Новгорода, которые увидели икону у одного из шведов в Стокгольме, она настолько запала в душу, что они решили выкупить ее у шведа-протестанта. Тот долго не соглашался, но не смог устоять перед предложенной большой денежной суммой.

У нас в храме, так же как в Преображенском приходе Константинопольского Патриархата, есть список с этой иконы. Наш список – современный, ему примерно 15 лет. Эту большую икону в византийском стиле написал один из благочестивых христиан, наш прихожанин, уехавший затем из Швеции. Подлинный образ Стокгольмской иконы Божией Матери был размером с ладонь.

Список Стокгольмской иконы Божией Матери. Сергиевский приход. Фото автора

– Судя по украшениям, размещенным в киоте иконы, были зафиксированы какие-то чудеса?

– Никаких особых сверхъестественных чудес я назвать пока не могу. Благочестивые прихожане в благодарность Божией Матери за разрешение каких-то трудных жизненных ситуаций приносили дорогие для них вещи. Это драгоценные предметы: обручальные кольца, крестики; находясь в киоте иконы, они свидетельствуют о благодарности людей Божией Матери за Ее помощь.

– На шведском острове Готланд в подвале ресторанчика есть филиал музея – фундамент выстроенного в XIII веке новгородскими купцами православного храма. Служите ли вы там панихиды?

– Это частная территория, и потому есть определенные трудности с посещением этих мест, по крайней мере нас никто не приглашал совершать там священнодействия.

Я думаю, что, возможно, в перспективе предстоит некий диалог с представителями Шведской церкви о наших древних памятниках, сохранившихся на Готланде как память русско-шведских отношений.

Подсобное помещение протестантской церкви, часть которого занимает Сергиевский приход. Ведется сбор средств на строительство (приобретение) полноценного церковного здания. Фото автора

– Отец Виталий, но ведь в 2005 году Русская Православная Церковь приняла решение о разрыве отношений со Шведской церковью в связи с учреждением в ней официального обряда благословения однополых пар…

– Этим разрывом Русская Православная Церковь поставила четкий акцент на том, что собой представляет нынешняя Шведская церковь. Другими словами, мы заявили шведам: «Пока вы еще сохраняли какую-то христианскую идентичность, мы могли иметь с вами какие-то точки соприкосновения: обсуждать общехристианские темы, дискутировать, участвовать в культурных и социальных проектах. Но вы ввели в быт своей церкви совершенно противные христианскому образу жизни вещи – однополые “браки”, участие в гей-парадах. С нашей точки зрения, Священное Писание перестало для вас быть авторитетом; для вашей организации Бог уже не авторитет, поскольку можно свободно в угоду своим страстям искажать Его Божественное Откровение. Всё, что было христианским в вашей церкви, перестало быть таковым».

Этот разрыв как бы констатирует тот факт, что, как Церковь, мы можем иметь дело только с Церковью, которой, на наш взгляд, Шведская церковь уже не является.

Шведские протестанты уже разрабатывают гендерную формулу Крещения, в которой не будет имен Отца, Сына и Святого Духа

Исключительным случаем в наших отношениях является разве что святое Крещение. Пока протестанты совершают его во имя Пресвятой Троицы: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», мы можем принимать их в Православие через таинство миропомазания. Однако на деле протестанты сами требуют при переходе в Православие совершить над ними полный чин святого Крещения по восточному обряду. Говорю это к тому, что слышал недавно о том, что шведские протестанты разрабатывают особую гендерную формулу Крещения, в которой не будет Божественных имен Отца, Сына и Святого Духа. Боюсь, что после такого нововведения Крещение шведов при их переходе в Православие станет естественным условием.

Однако если Шведская церковь попросит нашего участия в каких-нибудь форумах, то, я думаю, было бы неправильным не поделиться с ними своим мнением.

– Как вообще обстоят дела с духовной жизнью обычных шведов? В передаче шведского телевидения «Из Швеции на небо» журналистка с одинаковым восторгом посещала католиков, мусульман и идолопоклонников. Какое место в жизни современного шведа занимает Шведская церковь?

– Единственное, в чем по-настоящему активна Шведская церковь, – это социальные проекты, так как религиозных проектов у нее нет. Архимандрит Дорофей (Форснер), настоятель сербского монастыря в местечке Бредаред, – швед, из семьи шведского пастора. Никто, наверное, лучше, чем он, не знает состояния дел в современной Шведской церкви. Архимандрит Дорофей говорит, что состояние Шведской церкви перестало быть религиозным. 40–50 лет назад консервативная часть пасторов и прихожан Шведской церкви еще сохраняла традиционный для лютеранских общин и семей уклад жизни. Сейчас же быть верующим шведскому священнику (или, скорее, «священнице») при так называемом «посвящении» совсем не обязательно. Это подчеркивает направленность их организации от религиозного христианского служения исключительно к социальному институту, занимающемуся погребением и «богословской» интерпретацией гендерных экспериментов.

Сегодня быть верующим шведскому священнику (или, скорее, “священнице”) при так называемом “посвящении” совсем не обязательно

Помимо сохранения кладбищ, другой основной задачей Шведской церкви является выдача свидетельств о крещении и браке, поскольку многие шведы по традиции, не мотивируя эти поступки религиозным чувством, крестят здесь своих детей и заключают браки. От тебя не требуется веры в Бога, каких-то религиозных усилий, участия в богослужении – всё сводится к заключению контрактов, членским взносам, какой-то юридической функции.

Я как-то один раз был на службе в соседнем протестантском храме, у которого мы арендуем помещение. Это совпало с окончанием учебного года, когда веселящихся школьников возят по городу на грузовиках, и они приходят в церковь под так называемое благословение. Я пришел с одним из наших прихожан посмотреть, в чем заключается это благословение. Женщина-священник минут сорок говорила выпускникам о том, сколько у нее было энергии, когда она была молодой, и она очень завидует их молодости, сексуальности и сожалеет, что годы ее прошли. Она не может играть в футбол, резвиться, ездить под оглушительную музыку на грузовиках, как они. Я всё ждал, когда будет сказано хотя бы одно слово о Боге. Но таких слов не было, потому что разговор о Боге считается в таком случае чем-то неудобным, понуждающим думать, напрягаться, с Кем Высшим себя соотносить. А зачем молодежи об этом думать, если и так всё хорошо?

А другой священник, тоже женщина, полтора-два года назад в одном из городов Швеции перед началом сезона охоты на лося отправилась во время богослужения в ризницу, надела на себя плюшевую голову лося и вышла так проповедовать. Немногочисленные прихожане изрядно повеселились и уходили с прекрасным настроением: вот это служба, наконец-то в Шведской церкви нашлось что-то новое!

Sveriges Radio http://sverigesradio.se/sida/artikel.aspx?programid=93&artikel=5678453

Журналистам женщина-священник сказала, что, увидев на витрине охотничьего магазина интересный сувенир в виде головы лося, подумала: «Это – то, что надо. Это хоть немного задержит и развеселит людей в церкви». Задача Шведской церкви, по словам ее служительницы, веселить людей, создавать им хорошее настроение. Чем? Головой лося. Это характеризует духовность или ее отсутствие в шведском протестантизме. Поэтому я согласен с отцом Дорофеем, который считает, что современная Швеция – это постхристианская страна.

Задача Шведской церкви, по словам ее служительницы, веселить людей, создавать им хорошее настроение

– Неужели в Шведской церкви вообще не осталось консерваторов?

– Об этом я могу судить, конечно, только на основании контактов нашего прихода. Нам приходится арендовать у протестантов помещения для проведения праздничных богослужений. Как таковых отношений со Шведской церковью у нас нет. В приходе в Лулео, например, мы в прошлом году организовывали совместно с русско-шведским культурным обществом и тем лютеранским приходом, у которого арендуем помещение, пасхальный праздник, на который пришли и шведы, и шведские дети. Мы за одним столом разговаривали о Боге. Шведские дети, возможно, в единственный раз могли услышать о Боге – из уст наших православных прихожан или священников.

Пасхальный праздник в Лулео, в котором приняли участие представители Шведской церкви. Фото из архива протоиерея Виталия Бабушина

Один раз шведский священник-мужчина сказал, что, раз уж вы будете служить в нашем здании, нужно поставить наблюдателя за вашей службой, и это будет женщина-священник. Он сказал это так провоцирующе, а потом добавил: «Вам, конечно, будет, трудно». В этом пасторе, судя по всему, был какой-то консерватизм, поскольку женщины в Шведской церкви – явление недавнее. На мою снисходительную улыбку на его слова он ответил: «Тогда постараемся, чтобы это был мужчина». Но всё равно была женщина, что сути не меняет.

У меня есть ощущение, что в глазах шведских священников, особенно женщин, мы, православные клирики, выглядим кем-то наподобие шаманов. Обрядовая сторона есть и у них, но они всё равно смотрят на нас чуть ли не как на язычников. Я не знаю почему, ведь в Шведском христианском совете помимо нас есть еще другие православные – сербы, румыны, греки, но к ним почему-то шведы так не относятся, как мне кажется.

– Наверное, потому что у шведов нет исторически сложившегося страха перед румынами или греками, а перед русскими – есть.

– При этом мы, как и шведы, люди севера, хотя и называем себя Восточной Церковью. С нами у шведов гораздо более тесные исторические связи, чем с теми же сербами.

– Отец Виталий, обязательно ли шведу учить русский язык для того, чтобы быть православным? Проводите ли вы богослужения на шведском?

– Потребность в богослужебном шведском языке есть в местечке Арбуга, где живет шведская православная община, которую мы по их просьбе окормляем. Богослужения проводятся там и на шведском, и на церковнославянском. У шведов есть тяга к церковнославянскому языку тогда, когда им близки наши русские святые. В Арбуге шведы на своем приватном участке построили храм – маленькую капеллу, часовенку, по образцу храмов нашего северного зодчества. И они изучают церковнославянский язык, потому что им это нравится. А через богослужебный славянский язык они учат русский.

Православные шведы возле выстроенной ими часовни в Арбуге, лен Вестманланд. Фото из архива протоиерея Виталия Бабушина

Они приняли православную веру в ее русской одежде, если так можно сказать. Этой одеждой они дорожат, стараются изучить каждую ниточку, каждый стежок. Своими руками пытаются что-то вышивать.

– Почему же тогда, как вы думаете, православное благочиние святой Анны Новгородской, организованное сербами для шведов в ряде городов, использует в богослужениях только шведский язык?

– Думаю, всё дело в том, что большинство (если не сказать, что все) прихожан там – шведы и служащий священник также швед. Их потребность в славянских богослужебных языках минимальна или ее там совсем нет. В наших же приходах шведы общаются с русскоязычным большинством и тяготеют душой к России, ее святыням. Были даже случаи переезда шведов на ПМЖ в Россию.

Сербы поставили перед собой задачу создать Шведскую Православную Церковь, которая в перспективе может получить автономию от Сербского Патриархата. Но пока что она крайне малочисленна и непопулярна. Однако именно там востребован шведский богослужебный язык. Поэтому архимандрит Дорофей (Форснер), о котором я уже говорил, занимается переводом богослужебных книг с сербского и греческого на шведский язык. У него это хорошо получается: недавно в Белграде был издан полный православный молитвослов на шведском языке, где есть утренние и вечерние молитвы, молитвы ко Святому Причащению, каноны. Этот молитвослов быстро разошелся у нас в Сергиевском приходе, в основном его приобрели женщины, у которых мужья – шведы. Для того, чтобы познакомить их с Православием, нужно хотя бы попробовать читать им дома молитвы на шведском.

Сербский монастырь в местечке Бредаред, где служит архимандрит Дорофей. Фото: crkva.se: http://www.crkva.se/kloster.htm

У нас нет потребности служить на шведском, так же как, например, нет такой потребности у стокгольмских православных сербов и румын. К ним на службы ходят исключительно румыноязычные и сербоязычные прихожане, у нас в храме появляются только русскоязычные. Фактически из того числа прихожан, которые участвуют в богослужениях, совсем нет шведов, за исключением двух-трех человек, которые часто ходят на службы и знают русский язык или, по крайней мере, знают и понимают богослужение без перевода.

Мы дорожим церковнославянским языком, – говорил мне прихожанин-швед. – Богослужение на нем чувствуешь гораздо глубже

Один из таких шведов мне, кстати, как-то говорил: «Даже не пытайтесь служить на шведском. Это будет коряво звучать». И дело совсем не в произношении. «Самое главное, – сказал он, – это то, что мы дорожим славянским языком. Богослужение на шведском не выражает того смысла, который выражает церковнославянский язык, и хотя я не очень хорошо его понимаю, но чувствую всей душой и понимаю богослужение гораздо глубже, чем могут выразить шведские слова».

Священник Виталий Бабушин. Фото автора

Как видите, сам носитель шведского говорит о несовершенстве этого языка как богослужебного. Кроме того, в современных шведских редакциях Нового Завета и богослужебных православных текстах есть масса нерешенных проблем, которые вызывают прения среди православных шведов, когда кто-то из них предлагает очередное прочтение. Может быть, когда-нибудь шведский язык и займет достойное место как язык нашего богообщения. Но пока, повторюсь, у нас нет потребности служить на шведском. Сергиевский храм посещают в основном русские, которые приходят на службу из шведского мира, слушают и используют повседневную шведскую речь. И для них очень важно в Русской Церкви глотнуть чистого родного богослужебного языка, чтобы он звучал и в алтаре, и на клиросе. Тогда ум одновременно напрягается и отдыхает. А когда ты слышишь и здесь повседневный шведский, это очень утомляет, поскольку в таком случае всегда приходится себя переламывать. А в молитве ты, как в разговоре с любимым человеком, всегда говоришь от сердца и лучше всего это делаешь именно на родном языке.

Не все шведы поддерживают секспросвет и гендерные игры в детских садах – но они боятся заявлять об этом

– Российские СМИ переполнены новостями об антихристианских «достижениях» Швеции: половом просвещении, кощунстве, свободе греха. Каковы ваши впечатления от этой страны, все-таки вы прожили здесь уже три года?

– Мое первое впечатление, которое с каждым годом становится всё острее, – это то, что мы ходим здесь, как по земле Содома и Гоморры. Даже рядом с нашим храмом существовало кафе с вывеской, на которой было недвусмысленно написано «Кафе ”Содом”». Я точно уверен в том, что моя задача и задача тех людей, которых Господь вручил мне как паству, вести такой образ жизни, чтобы на эту землю Господь никогда не излил Свой гнев, как это уже было в истории. Я считаю, что любая страна существует исключительно благодаря тому, что в ней есть благочестивые люди, подобно библейскому Лоту. Точно они есть и среди шведов, ведь не все же здесь принимают и поддерживают то, что внедряется государством с ясельного возраста, – я имею в виду половое просвещение, гендерные игры.

Стокгольмский Прайд (гей-парад). Фото: http://www.stockholmpride.org/en/Join-Pride/Become-a-Proud-Sponsor/

Хотя, чтобы противиться государственной системе, жестко внедряющей свои экспериментальные программы воспитания, нужно обладать геройскими качествами. Некоторые родители, пытаясь сопротивляться этой системе, попадают в плоскость системы защиты прав ребенка. Тут хочешь – не хочешь, а виноватым окажется a priori не государство, а родители, как бы выпадающие из системы координат. Ты сам выпасть можешь, а ребенку не дадим! Поэтому многие родители скрывают свое негодование, держат это в себе, мечутся, ищут выход, а выхода нет. Это как бы такой тоталитаризм: у тебя на самом деле нет свободы – свободы отказаться от всего этого.

В Швеции есть специальные службы, следящие за жизнью детей начиная с момента постановки на патронажный медицинский учет беременной мамы. Если что-то покажется им сомнительным, они вправе это перепроверить, предупредить и принять свои воспитательные меры вплоть до того, что ваш малыш может не вернуться из садика или школы. Он окажется в чужой семье. Таких случаев и среди наших прихожан в Швеции достаточно, чтобы делать серьезные выводы.

Родители здесь попросту боятся заявить о своем нежелании приводить ребенка в детский сад, когда у них воспитатель – гомосексуалист или он был мужчиной, а стал женщиной: дети привыкли к дяденьке, а теперь он – тетенька. На наш взгляд, у ребенка, который наблюдает подобное уродство, формируется соответствующее уродливое мировосприятие. Не отсюда ли, кстати, та масса произведений «современного искусства», коими заполнено стокгольмское метро, уличные баннеры… все эти безумные скульптуры в школьных двориках, вездесущая реклама. Какая-то непреодолимая тяга к уродству, которая прививается под видом культурных прорывов и высших достижений цивилизации наравне с видимостью благополучия и чистыми улицами.

Современное искусство в центре Стокгольма. Фото: http://www.panoramio.com/photo/6008325

Не все родители готовы и могут решительно сопротивляться этой прививке духовного и нравственного уродства, потому что на них будет обращен взгляд этой системы как на нелояльных граждан, но при этом получающих зарплату и социальные льготы от государства. В этом парадокс. Не хочу одного и не могу отказаться от другого. Поэтому людям приходится искать какие-то способы обходить систему. Главной опорой в этом может быть только здоровая семья.

– Читал недавно в шведской газете про подростка, который, живя в глубинке, стал носить в школу платье и просить, чтобы его называли женским именем. Над ним стали смеяться, учительница запретила ему, сказав, что он мальчик. Возможно, на периферии в Швеции сохранился консервативный взгляд на семейные отношения?

– Жизнь горожанина и обитателя деревни, безусловно, различается. Это внеконфессиональное явление. У горожанина всегда есть масса свободного времени, за исключением людей, вынужденных трудиться на нескольких работах, чтобы прокормить семью. Им, а также жителям глубинки, занятым тяжелым трудом, некогда сидеть в интернете, ходить в злачные места, они добывают свой хлеб насущный. Такой человек, как правило, далек от мыслей, быть ему мужчиной или женщиной.

Здесь, в Швеции, нет таких больших хозяйств, как в России или как, скажем, существовавшие в Советском Союзе колхозы и совхозы, здесь все живут своими семейными хуторками или фермерскими хозяйствами. Мы сказали уже о нашем шведском приходе в Арбуге. Так вот, они как раз представляют собой такой маленький хуторок. У них есть дом, немного земли, огород. Сами построили у себя на участке православную часовню, проявляют ревность по Богу, живут, чем Бог пошлет, потихоньку занимаются миссионерской деятельностью. Это люди совсем другие, не похожие на горожан.

Православные шведы в местечке Арбуга. Фото из архива протоиерея Виталия Бабушина

Связь с землей, своими предками гораздо сильнее в деревне, чем в городе. Поэтому гей-парад проводят не в деревне, а в городе, ведь в деревне на него никто не выйдет: люди пашут землю. В городе, напротив, обилие свободного времени. Я смотрю, с каким упорством для поддержки физической формы шведы бегают по улицам Стокгольма, и вспоминаю советские картинки «В здоровом теле – здоровый дух». И шучу, думая про себя: где же они находят столько времени и – главное – здоровья заниматься спортом? Ответ напрашивается сам собой. Если у человека этот мир – единственное, что у него есть, то он будет максимально стараться сохранить его и обезопасить себя от всех возможных и невозможных проблем. Потому шведы, как правило, не склонны ввязываться в конфликты и даже общаются друг с другом как-то шаблонно, нежели от души, по сердцу.

Гей-парад проводят в городе, а не в деревне – потому что в деревне на него никто не выйдет

Здесь кругом разъяснительные и предупреждающие знаки. В России как? Если есть тротуар и ты едешь на велосипеде по велодорожке, и дорогу загородила многодетная семья, скорее всего ты не будешь трезвонить в звонок, чтобы они расступились, а просто аккуратно объедешь людей где-то по обочине. Швед, напротив, так не поступит (не всякий швед, конечно). Он будет до последнего звонить, потому что он едет по своей дорожке и ему одному обязаны уступить, даже если это зазевавшаяся многодетная мама со спящими малышами в коляске. Тот же самый порядок и на автодорогах. Конечно, хорошо, что каждый видит свою полосу и ориентируется на знаки, но при этом создается впечатление, что человек существует для знаков, а не наоборот.

Стокгольм. Фото: http://www.stockholm.se/TrafikStadsplanering/Trafik-och-resor-/Cykla-och-ga/

Я часто был свидетелем тому, как при поломке автомобиля на дороге швед останавливается на той полосе, на которую ему указывает знак, даже если из-за этого возникнет затор, – ему будет совершенно всё равно, кто едет следом. Потому что полосу пересекать нельзя. Единственное, что может его отрезвить, – это сирена полиции или «скорой помощи». Вот тогда он может проехать чуточку вперед.

– Напоминает мне картину, которую я видел на севере Швеции: воскресное утро, дождь, швед стоит на стремянке и красит свой абсолютно не выцветший дом. Скорее всего, у него эта задача записана в ежедневнике.

– Да. Всё верно. Шведы очень дисциплинированны и не любят перемен в расписании. Поэтому составляют его надолго вперед. К этому мне пришлось тоже привыкать. И еще я всё более убеждаюсь во мнении, что шведы существуют в рамках закона, придуманного в качестве защиты от общения. Если у нас, например, на кассе в любом российском магазине тебе продавец вместо того, чтобы поздороваться, резко или даже грубовато скажет: «Пакет будешь брать?», между вами возникают отношения. Хорошие или плохие – это другой вопрос. Ты можешь сказать «да», можешь фыркнуть, можешь улыбнуться и сказать: «Конечно, давайте». В Швеции никто так не спросит, тем более в резкой форме; здесь тебе обязательно мирно красиво улыбнутся, и ты спокойно расплатишься карточкой. Никаких проблем!

Словом «Hej!» («Привет!»), которым тебя всегда приветствует менеджер, он словно бы ставит между вами некий барьер. Я говорю тебе «Hej!», и это значит, что я не хочу, чтобы твои проблемы входили в мою жизнь. У меня могут быть свои проблемы, но я не хочу их тебе открывать, потому что ты откроешь свои в ответ, а мне этого точно не нужно.

А когда в России мне говорят: «Пакет будешь брать?», я чувствую, что кассиру либо всё надоело, либо его день не задался. И, может быть, как знать, с его стороны это обращение ко мне как христианину, чтобы я хоть немого сгладил его повседневную рутину за кассой и сказал в ответ что-то хорошее, а не грубое. Хотя бы улыбнулся. Не шаблонно.

Тут люди перестают общаться, все замкнуты шаблонами, правилами

У нас в России люди всегда общаются, а в Швеции они перестают общаться, здесь все замкнуты шаблонами, правилами. И если шаблон шведу не позволяет сделать шаг вперед, потому что там нарисована ограничительная линия, даже если он, шагнув, никому не создаст никакого препятствия, а наоборот, сделает возможным другим людям поехать или пройти, он этого никогда не сделает, пока не зазвучит громкая сирена, грозящая ему большими проблемами. Пока люди будут стоять за его спиной, терзаясь ожиданиями, он ни за что не будет думать о них, напрягаться, что кто-то может куда-то опаздывать и что у кого-то могут быть проблемы посерьезнее, чем у него.

Отец Виталий Бабушин. Фото автора

Почему это так? Не знаю точно, ведь я здесь только пятый год. Может, этого срока недостаточно для объективных наблюдений. Но я прихожу к выводу, что виновата именно шведская система жизненных координат, в которой послушание закону выше человеческих чувств. Система, провозглашающая твое персональное благо, личное благополучие абсолютной ценностью, для достижения которого можно не думать о других, можно менять любые нормы, традиции, быть свободным от нравственности и Божией правды, провозглашать грех нормой, а голос совести сводить к консультации психолога, который обязательно откорректирует специальные препараты, помогающие не выбиваться из системы и дышать всегда чистым воздухом, гулять по специально проложенным экологическим дорожкам и любоваться интересными людьми на парадах радости с флажками цвета радуги.