Этика медицинская

Медицинская этика

Смотреть что такое «Медицинская этика» в других словарях:

  • Медицинская этика — (medical ethics), понятие, применяемое к нравственным проблемам, возникающим в мед. практике. Осн. внимание обращается, напр., на допустимые границы конфиденциальности (в какой мере врач должен привлекать пациента к принятию решений, касающихся… … Народы и культуры

  • Этика — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей … Википедия

  • Этика медицинская — этические принципы, которыми должны руководствоваться медицинские работники. Медицинская этика налагает на врача определенные обязательства перед пациентом, в равной степени как и перед другими врачами. Центральную роль этики в практике… … Экология человека

  • ЭТИКА ПРИКЛАДНАЯ — область современной этики, в которой разбираются специфические и дискуссионные моральные проблемы эвтаназия, допустимость абортов, права животных и т.п. Эта активно развивающаяся в последние годы область этических проблем подразделяется на ряд… … Современная западная философия. Энциклопедический словарь

  • Медицинская антропология — научная дисциплина социально культурной направленности, представляющая собой комплекс знаний о медицинских системах, существовавших и существующих в разных обществах, о традициях врачевания и их формах, о восприятии и переживании состояний… … Википедия

  • Прикладная этика — Прикладная этика направление профессиональной этики, изучающее практические моральные проблемы (например: аборт, эвтаназия, смертная казнь, искусственное оплодотворение, использование атомной энергии). Как правило, проблемы, изучаемые… … Википедия

  • Профессиональная этика — Профессиональная этика термин, используемый для обозначения: системы профессиональных моральных норм (например «профессиональная этика юриста») направления этических исследований относительно оснований профессиональной деятельности В… … Википедия

  • Журналистские этика и стандарты — (англ. Journalism ethics and standards) этические принципы профессиональной журналистики, известные как отраслевой «кодекс чести», который в разных формах сформулирован в медиа организациях и профсоюзах. Профессиональная этика … Википедия

  • Гиппократ — греч. Ἱπποκράτης … Википедия

  • Врач — неонатолог В. Апгар … Википедия

Проблемы медицинской этики на современном этапе

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

12

Этика и деонтология сестринского дела

«В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного»

(Гиппократ).

Медицинская этика (лат. ethica, от греч. ethice – изучение нравственности, морали), системы моральных и нравственных норм в отношении пациента и медицинского персонала

Проблемы медицинской этики в истории медицины

Первые прогрессивные концепции медицинской этики, дошедшие до нас из глубины веков, зафиксированы в древнеиндийской книге «Аюрведа», в которой наряду с проблемами добра и справедливости высказываются наставления врачу быть сострадательным, доброжелательным, справедливым, терпеливым, спокойным и никогда не терять самообладания. Большое развитие медицинская этика получила в Древней Греции и ярко представлена в «Клятве Гиппократа». Пять сочинений из «Гиппократова сборника» посвящены врачебной этике, дают представление об обучении, моральном воспитании врачевателей и тех требованиях, которые предъявлялись к ним в обществе. Сегодня в каждой стране существует своя «Клятва» или «Присяга» врача. Сохраняя общий дух древнегреческой «Клятвы», каждая из них соответствует своему времени, уровню развития медицинской науки и практики, отражает национальные и религиозные особенности и общие тенденции мирового развития. Например, древнеиндийская «Проповедь», «Факультетское обещание», «Клятва врача России». В эпоху Возрождения Парацельс особое внимание уделял моральным качествам врача. Термин «деонтология» был дан Д. Бентамом, а «биоэтика»,– В.Р. Поттером.

Проблемы медицинской этики на современном этапе

Биоэтика – как и медицинская этика – наука о законах, принципах и правила регулирования профессионального поведения медицинского работника, но в условиях использования новых медицинских технологий.

Основные проблемы биомедицинской этики затрагивают следующий круг вопросов: взаимоотношения медицинского работника и пациента, эксперименты на человеке и животных, эвтаназия пассивная и активная, социальные, правовые и этические аспекты аборта, контрацепции и стерилизации, генетический скрининг, новые репродуктивные технологии: (искусственная инсеминация, экстракорпоральное оплодотворение, суррогатное материнство), трансплантация органов и тканей, генетика и генная инженерия, клонирование, правовой и моральный статус эмбриона, права пациента и медицинского работника и т.д. Проблемные ситуации в современной медицине рассматриваются с точки зрения философии, психологии, социологии, права, морали и религии, из чего следует, что биоэтика — это междисциплинарная область современных научных исследований.

По современным представлениям, медицинская этика включает в себя следующие аспекты:

  • научный – раздел медицинской науки, изучающий этические и нравственные аспекты деятельности медицинских работников;
  • практический – область медицинской практики, задачами которой являются формирование и применение этических норм и правил в профессиональной медицинской деятельности.

Медицинская этика изучает и определяет решение различных проблем межличностных взаимоотношений по трём основным направлениям:

· медицинский работник – пациент,

· медицинский работник – родственники пациента,

  • медицинский работник – медицинский работник.

Четыре универсальных этических принципа включают в себя: милосердие, автономию, справедливость и полноту медицинской помощи. Прежде чем приступать к обсуждению применения принципов на практике, дадим краткую характеристику каждому из них.

Принцип милосердия гласит: “Я принесу добро пациенту, или, по крайней мере, не причиню ему вреда”. Милосердие подразумевает чуткое и внимательное отношение к пациенту, выбор методов лечения пропорциональных тяжести состояния, готовность и способность пациента справиться с предписанным медицинским вмешательством. Главное, чтобы любое действие медицинского работника было направлено во благо конкретного пациента!

Принцип автономии требует уважения к личности каждого пациента и его решениям. Каждый человек может рассматриваться только как цель, но не как средство ее достижения. С принципом автономии связаны такие аспекты оказания медицинской помощи, как конфиденциальность, уважение к культуре, религии, политическим и иным убеждениям пациента, информированное согласие на медицинское вмешательство и совместное планирование и осуществление плана ухода, а также самостоятельное принятие пациентом решений, либо принятие решений законным представителем данного пациента.

Принцип справедливости/не причинения вреда требует равного отношения медицинских работников и оказания равноценной помощи всем пациентам вне зависимости от их статуса, положения, профессии или оных внешних обстоятельств. Этот принцип также определяет, что какую бы помощь не оказывал медицинский работник пациенту, его действия не должны нанести вреда ни самому пациенту, ни другим лицам. Сталкиваясь с ситуацией конфликта между пациентом и его близкими или другими медицинскими работниками, руководствуясь данным принципом, мы должны быть на стороне пациента.

Принцип полноты оказания медицинской помощи подразумевает профессиональное оказание медицинской помощи и профессиональное отношение к пациенту, применение всего имеющегося арсенала здравоохранения для проведения качественной диагностики и лечения, реализации профилактических мер и оказания паллиативной помощи. Данный принцип требует абсолютного соблюдения всех норм законодательства, связанных со здравоохранением, а также всех положений этического кодекса.

Моральная ответственность медицинского работника подразумевает соблюдение им всех принципов медицинской этики.

Медицинская деонтология (греч. deon – долг; термин «деонтология» широко использовался в отечественной литературе последних лет), – совокупность этических норм и принципов поведения медицинских работников при выполнении ими своих профессиональных обязанностей.

Отношения «медсестра — пациент»

  • Медицинская сестра обязана быть выдержанной и приветливой в общении с пациентом. Недопустимыми как фамильярность и панибратство так и чрезмерная сухость и официальность. Обращаться к больным следует на «Вы» и по имени и отчеству.
  • Нельзя в присутствии больных обсуждать поставленный диагноз, план лечения, говорить о заболеваниях соседей по палате. Запрещается подвергать сомнению правильность проводимого лечения в присутствии больного.
  • Перед тяжелыми и болезненными процедурами медсестра должна разъяснить в доступной форме значение, смысл и необходимость их для успешного лечения и снять психоэмоциональное напряжение.

Отношения «медсестра — родственники (и близкие) пациента»:

  • Необходимо сохранять сдержанность, спокойствие и тактичность;
  • Лицам, ухаживающим за тяжелобольными разъяснять правильность выполнения процедур и манипуляций;
  • Беседовать только в пределах своей компетенции (не имеет право рассказывать о симптомах, о прогнозе заболевания, а должна направить к лечащему врачу);
  • Отвечать на вопросы спокойно, неторопливо, обучать правильному уходу за тяжелобольными.

Отношения «медсестрa — врач»:

  • Недопустимы грубость, неуважительное отношение в общении;
  • Исполнять врачебные назначения своевременно, четко и профессионально;
  • Срочно информировать врача о внезапных изменениях в состоянии больного;
  • При возникновении сомнений в процессе выполнения врачебных назначений в тактичной форме выяснить все нюансы с врачом в отсутствии больного.

Отношения «медсестрa — медсестрa»:

  • Недопустима грубость и неуважительное отношение к коллегам;
  • Замечания должны делаться тактично и в отсутствии больного;
  • Опытные медсестры должны делиться с молодыми своим опытом;
  • В сложных ситуациях должны помогать друг другу.

Отношения «медсестрa — младший медперсонал»:

ЭТИКА МЕДИЦИНСКАЯ

ЭТИКА МЕДИЦИНСКАЯ (греческий ethika, от ethos обычай, нрав, характер) — раздел этики — философской дисциплины, изучающей вопросы морали, объектом исследования которого являются морально-нравственные аспекты медицины. В более узком смысле под медицинской этикой понимают совокупность нравственных норм профессиональной деятельности медицинских работников. В последнем значении этика медицинская тесно соприкасается с медицинской деонтологией (см. Деонтология медицинская).

Этика медицинская охватывает широкий круг проблем, связанных с взаимоотношениями медработников с больными, их близкими, со здоровыми людьми, а также между собой в процессе лечения больного. Предметом медицинской деонтологии являются главным образом вопросы разработки этических норм и правил поведения медработника при его общении с больным. Однако, несмотря на то, что понятия «этика медицинская» и «медицинская деонтология» не тождественны, они должны рассматриваться в диалектической взаимосвязи.

Принципы профессиональной этики, в том числе этика медицинская, взаимосвязаны с социально-экономическими условиями так же, как и общие этические нормы. В каждую историческую эпоху в соответствии с господствующей в данном обществе классовой моралью принципы этики медицинской имели характерные особенности; всегда существовали общечеловеческие внеклассовые принципы медицинской профессии, определяемые ее гуманной сущностью — стремлением облегчить страдания и помочь больному человеку. Если эта первичная обязательная основа врачевания отсутствует, нельзя говорить о соблюдении моральных норм. Так, в Древней Индии рекомендовалось браться за лечение только такого человека, болезнь которого излечима; от лечения неизлечимых болезней следовало отказываться, так же как от пациента, не выздоровевшего в течение года. Нормы этики медицинской определяются также уровнем развития медицинской науки, от которого во многом зависят действия врачей.

Нравственные требования к людям, занимавшимся врачеванием, были сформулированы еще в рабовладельческом обществе, когда произошло разделение труда и врачевание стало профессией. С глубокой древности врачебная деятельность высоко чтилась, ибо в основе ее лежало стремление избавить человека от страданий, помочь ему при недугах и ранениях.

Наиболее древним источником, в котором сформулированы требования к врачу и его права, считают относящиеся к 18 веку до нашей эры «Законы Хаммурапи», принятые в Вавилоне. Вопросы этики медицинской нашли отражение в древнейших памятниках индийской литературы — своде законов Ману (около 2 века до нашей эры — 1 век нашей эры) и «Аюрведе» (см.), «Науке жизни» (3—2 тысячелетие до нашей эры, по другим источникам 9—3 века до нашей эры). Существуют три редакции «Аюрведы» — этой медицинской энциклопедии древности; позднейшая, наиболее сохранившаяся принадлежит врачу Су игру те. В одной из книг «Аюрведы» говорится, каким должен быть врач, как следует ему себя вести, как и что говорить больному. Обращает на себя внимание дифференцированный подход к больным: можно и нужно лечить бедных, сирот, чужестранцев, но в то же время нельзя прописывать лекарства тем, кто в немилости у раджи. С появлением социального неравенства отношение больных к врачам также становится не однозначным: представители господствующих классов видели в них слуг, простонародье — господ.

Неоценимую роль в истории медицины, в том числе в создании этических норм, сыграл Гиппократ. Ему принадлежат максимы: «Где любовь к людям, там и любовь к своему искусству», «Не вредить», «Врач-философ подобен богу»; он создатель пережившей века «Клятвы», носящей его имя (см. Гиппократа клятва). Примечательно, что II Международный деонтологический конгресс (Париж, 1967) счел возможным рекомендовать дополнить клятву единственной фразой: «Клянусь обучаться всю жизнь!». III Международный конгресс «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» (1983) внес предложение дополнить национальные и международные кодексы о профессиональном этическом долге врача, в основе которых лежит «Клятва Гиппократа», пунктом, обязывающим медиков бороться против ядерной катастрофы. Такое дополнение было внесено и в «Присягу врача Советского Союза» (см. ниже).

Гиппократ впервые уделил внимание отношению врача к родственникам больного, к своим учителям, взаимоотношениям между врачами. Этические принципы, сформулированные Гиппократом, получили дальнейшее развитие в работах античных врачей Асклепиада, К. Цельса, К. Галена и др.

В период средневековья разработкой вопросов отношения врача к больному занимались представители Салернской медицинской школы, называемой Гиппократовой общиной (см. «Салернский кодекс здоровья»).

Огромное влияние на развитие этики медицинской оказали врачи Востока, и прежде всего выдающийся ученый-энциклопедист 10—11 века Ибн-Сина (Авиценна) — создатель «Канона врачебной науки». Рассматривая различные стороны врачебной деятельности, Ибн-Сина подчеркивал неповторимость и индивидуальность обращающихся за медицинской помощью: «… Каждый отдельный человек обладает особой натурой, присущей ему лично». Ему же приписывают изречение: «Врач должен обладать глазом сокола, руками девушки, мудростью змеи и сердцем льва». Одной из главных идей «Канона врачебной науки» является необходимость предупреждения болезни, на что должны быть направлены усилия врача, больного и здорового. Этой идее созвучны также мысли врача и писателя Абу-ль-Фараджа, жившего в 13 веке. Он сформулировал следующий тезис в виде обращения к заболевшему: «Нас трое — ты, болезнь и я; если ты будешь с болезнью, вас будет двое, я останусь один — вы меня одолеете; если ты будешь со мной, нас будет двое, болезнь останется одна — мы ее одолеем». Примечательно, что еще в древние времена проблема отношения врача к больному рассматривалась в плане их сотрудничества и взаимопонимания. Большое место, наравне с требованиями к личности врача, его человеческим качествам (порядочности, честности, доброте), отводилось необходимости постоянного самоусовершенствования, ибо малоквалифицированный врач наносит больному вред, что является грубым нарушением этических норм врачевания.

Развитие этики медицинской в России прошло тот же путь, что и в других государствах. «Изборник Святослава» (11 век) содержит указание, что монастыри должны давать приют не только богатым, но и бедным больным. Свод юридических норм Киевской Руси «Русская правда» (11—12 века) утвердил положение о праве на мед. практику и установил законность взимания врачами с заболевших платы за лечение. В 16—17 века врач-иностранец, приезжающий в Россию, должен был вначале практиковать в пограничном городе и кого-либо вылечить. Довольно определенными были требования к врачу, сформулированные Петром I в Морском уставе, хотя его обязанности рассматривались в отрыве от врачебных прав.

Капитализм, пришедший на смену феодальному обществу, породил новые классы и новые общественные отношения. Существенно изменились и представления о морали, в том числе о нравственных основах врачевания. В «Манифесте Коммунистической партии» отмечалось: «Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2-е изд., т. 4, ст. 427).

В условиях нарождающегося и развивающегося капиталистического общества в России очень много для пропаганды гуманной направленности врачебной деятельности сделали передовые русские ученые С. Г. Зыбелин, Д. С. Самойлович, М. Я. Мудрое, Н. И. Пирогов, И. Е. Дядьковский, С. П. Боткин. Особо следует отметить «Слово о благочестии и нравственных качествах Гиппократова врача», «Слово о способе учить и учиться медицине практической» М. Я. Мудрова и произведения Н. И. Пирогова, представляющие собой «сплав» любви к своему делу, высокого профессионализма и заботы о больном человеке. В формировании принципов этики медицинской большую роль сыграли прогрессивные представители земской медицины, которые считали нравственным долгом помогать бедным и обездоленным. Демократизм, подвижничество всегда были присущи лучшим представителям русской медицины, стремившимся жить интересами народа. Всеобщую известность получил «святой доктор» Ф. П. Гааз, ставший главным врачом московских тюрем. Его девизом было: «Спешите делать добро!» Гуманистическая направленность деятельности русских медиков разносторонне описана в произведениях писателей-врачей А. П. Чехова, В. В. Вересаева и др.

В России выпускники высших медицинских учебных заведений давали так называемое факультетское обещание. Большое место в нем отводилось отношениям между врачами: «Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам … Буду по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям …». Эти слова должны были напоминать врачам об их нравственном долге в условиях недоброжелательства и конкуренции, характерных для буржуазного общества.

Многие прогрессивные зарубежные врачи, такие как лауреат Нобелевской премии мира А. Швейцер, почетный член Медицинского общества хирургов СССР Р. Лериш, известный педиатр, борец за мир Б. Спок и др., призывали к тому, что болезни людей нельзя превращать в средство наживы, но не могли поколебать основы буржуазного миропонимания и нравственности.

За последние десятилетия принял ряд деклараций, кодексов, правил, которые призваны определить этические нормы поведения врачей. Во многих странах (Франции, ФРГ, Италии, Швейцарии, США и др.) существуют национальные кодексы.

Ряд документов носит международный характер. К ним следует отнести «Женевскую декларацию» (1948), «Международный кодекс медицинской этики» (Лондон, 1949), Хельсинкско-Токийскую декларацию (1964, 1975), «Сиднейскую декларацию» (1969), декларацию, касающуюся отношения врачей к пыткам (1975) и др. Однако в международных документах по вопросам Э. м. не всегда учитываются конкретные условия жизни той или иной страны, национальные особенности.

В основу Женевской декларации положена «Клятва Гиппократа», но в ней нашли отражение и наиболее острые социальные проблемы 20 века. Так, в декларацию внесены фразы: «Я не позволю, чтобы религия, национализм, расизм, политика или социальное положение оказывали влияние на выполнение моего долга… Даже под угрозой я не использую мои знания в области медицины в противовес законам человечности». Последний тезис, являясь отголоском второй мировой войны, закрепляет положения «Десяти Нюрнбергских правил» («Нюрнбергский кодекс», 1947), в которых подчеркивается недопустимость преступных опытов на людях.

«Международный кодекс медицинской этики» («Международный кодекс по деонтологии»), конкретизировавший ряд положений «Женевской декларации», одобрен генеральным директором ВОЗ и является наиболее распространенным документом, на который ссылаются исследователи проблем этики медицинской в буржуазных странах. В нем обращается внимание на вопросы оплаты врачебной помощи, на недопустимость переманивания пациентов, саморекламы и т. п., что довольно ярко иллюстрирует ряд нравственных сторон врачебной деятельности в условиях частнокапиталистической медицины, ее несоответствие разрабатываемым и рекомендуемым моральным принципам, расхождение между этическими установками и социальной действительностью.

В основе этики медицинской в социалистических странах лежит социалистическая идеология, базирующаяся на принципах гуманизма, и государственный характер здравоохранения. В социалистическом обществе ликвидированы противоречия между профессиональным долгом медработников и общественными отношениями. Общность основных принципов предопределяет отсутствие значительных различий в нравственных установках медиков разных социалистических стран. Вместе с тем в некоторых из них наравне с государственной системой здравоохранения допускается частная практика, выбор врача; кроме того, имеются некоторые особенности в законодательстве, то есть в частных вопросах прав и обязанностей врачей.

Как указывал Н. А. Семашко, «этика советского врача — это этика своей социалистической Родины, это этика строителя коммунистического общества, это коммунистическая мораль, это истинно человеческая мораль, стоящая выше классовых противоречий. Вот почему мы не отрываем понятие о врачебной этике от высоких этических принципов гражданина Советского Союза».

Н. А. Семашко выделял три основных вопроса врачебной этики: отношение врачей к больным; отношение врачей к коллективу (обществу); отношения врачей между собой. Однако не менее важны вопросы отношения врачей к родственникам больного. Все эти положения относятся не только к врачам, а в равной мере ко всем медработникам.

Нравственные вопросы деятельности медработников нашли отражение в принятых Верховным Советом СССР в 1969 году Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении (см. Законодательство о здравоохранении) и утвержденном Указом Президиума Верховного Совета СССР 26 марта 1971 году тексте «Присяги врача Советского Союза».

Сам факт введения присяги подчеркивает значимость врачебной профессии. Наряду с другими положениями в присяге определена роль врача в охране и улучшении здоровья людей, в предупреждении заболеваний. Этим подчеркивается профилактическая направленность советского здравоохранения. Учитывая важную роль врачей в борьбе за мир, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 ноября 1983 года в «Присягу врача Советского Союза» было внесено следующее дополнение: «… сознавая опасность, которую представляет собой ядерное оружие для человечества, неустанно бороться за мир, за предотвращение ядер-ной войны» (см. Присяга врача Советского Союза).

Научно-технический прогресс обусловил возникновение ряда новых нравственных проблем, в том числе и в области этики медицинской. За последние десятилетия в СССР опубликован ряд работ по этике медицинской и медицинской деонтологии. Проведены две всесоюзные конференции (1969, 1977). В 1983 году под эгидой АМН СССР была проведена научно-методологическая конференция, посвященная этико-деонтологическим вопросам современной медицины.

В 1970 году вопросы этики медицинской обсуждались на X Международном конгрессе терапевтов в Варшаве и на Международном конгрессе историков медицины в Бухаресте. В 1973 году этико-деонтологические вопросы медицины в условиях научно-технической революции стали предметом обсуждения специального симпозиума XV Международного философского конгресса в Варне, а в 1974 году — XVIII Международного конгресса по прикладной психологии в Монреале.

На многих научных форумах, посвященных проблемам этики медицинской, обсуждался вопрос о том, что медицинская техника, аппаратура, многочисленные лабораторные анализы отдалили врача от больного и обезличили пациента. На фоне прогрессирующей специализации и улучшения технической оснащенности медицины может теряться не только целостное восприятие больного, но нередко утрачивается интерес к нему как к личности. Это явление за рубежом называют дегуманизацией или деперсонализацией медицины. Увеличивается разрыв в отношениях между врачом и больным, ухудшаются возможности психотерапии, чаще возникают ситуации, когда лечат болезнь, а не больного. Все это создает предпосылки для нарушения изначальных принципов, служащих основой врачебной деятельности.

При всем том, что техника, особенно компьютерная, способствует объективизации диагностического, лечебного и прогностического процессов, медицина была и остается сплавом науки и искусства. А. Ф. Билибин писал: «При врачевании должно использоваться не одно крыло (наука), а два крыла — наука и искусство. Для настоящего полета (врачевания) нужен взмах обоих крыльев. Без проникновения во внутренний мир больного человека, чему способствует искусство, врачевание неполноценно». Эту же мысль лапидарно выразил Б. Е. Вотчал: «„Знающий врач“ и „хороший врач“ — не синонимы».

В литературе по вопросам этики медицинской мало уделяется внимания проблеме старения населения, росту удельного веса лиц пожилого и старческого возраста, что отмечается за последние десятилетия и станет еще более заметным в будущем. Медработники недостаточно знакомы с психологией старения, прекращения проф. деятельности, одиночества. Это может быть причиной возникновения психических травм у пациентов.

В условиях возросших возможностей медицинской науки и практики появились новые проблемы, связанные с медицинской генетикой, регуляцией рождаемости и прерыванием беременности, экспериментами на людях. Последнему вопросу специально посвящены «Нюрнбергский кодекс», «Хельсинкско-Токийская декларация» и решения XV конференции Совета международных организаций медицинских наук (Манила, 1981), одобренные специальным комитетом ВОЗ. Согласно этим документам подобные исследования должны рассматриваться с этической точки зрения независимой комиссией, при этом подчеркивается, что интересы испытуемых должны всегда превалировать над интересами науки и практики. Гуманистическая направленность документов, касающихся экспериментов на людях, безусловно заслуживает положительной оценки. Однако никакой документ не может предусмотреть всего, что связано с такими исследованиями, в частности индивидуальную переносимость, степень добровольности согласия испытуемого и др. Поэтому одной из задач этики медицинской является конкретизация и разработка этических норм применительно к возникающим новым типам экспериментов. Практическим решением этой задачи занимаются национальные и международные научные и медицинские организации, а в некоторых особо острых случаях целесообразно создание специальных комиссий с участием не только медиков, но и представителей общественности.

В связи с развитием здравоохранения возникает ряд новых вопросов, связанных с соблюдением врачебной тайны. Вследствие увеличения числа лиц, имеющих доступ к информации о больном (врачи различных специальностей, регистратор, статистик, другой медперсонал, представители профсоюзной организации и др.), эта проблема выходит за рамки только врачебной. Кроме того, возросшая образованность пациентов обусловливает их повышенный интерес к диагнозам, результатам исследований, прогнозу болезни. Необходимо учитывать оба обстоятельства, ибо врачебная тайна предполагает неразглашение сведений о болезни (если это не противоречит интересам общества) не только окружающим, но в ряде случаев и самому больному. Надо беречь пациента от тех сведений, которые могут нанести вред его психике и способности бороться с болезнью. Несоблюдение врачебной тайны медработником влечет за собой меры общественного воздействия. В особых случаях, повлекших за собой тяжелые последствия, возможно привлечение виновного к уголовной ответственности.

Успехи реаниматологии, возросшие возможности длительного поддержания функций ряда органов и систем при необратимом прекращении функции головного мозга (см. Смерть мозга) вынесли на повестку дня целый ряд серьезных морально-этических и юридических проблем, связанных с определением достоверных критериев наступления смерти и поведением врача у постели умирающего (см. Смерть). Принципы советской этики медицинской предполагают безусловную необходимость борьбы за жизнь больного с использованием всех возможных средств. Умышленное ускорение летального исхода безнадежно больного из ложно понимаемых гуманных соображений — эйтаназия (см.) с позиций советской медицины является недопустимым. Международных документов по этому вопросу в настоящее время нет.

В основе административно или уголовно наказуемых профессиональных деяний (или бездеятельности) медработников всегда лежат нарушения принципов этики медицинской. В то же время несоблюдение норм нравственности чаще не является предметом юриспруденции или законодательства. При этом в качестве судьи выступают общественность, различные общественные организации, а в тех случаях, когда проступок не обусловлен некорригируемыми особенностями личности медработника,— собственная совесть. Преступления медработников рассматриваются в уголовных кодексах с учетом особенностей той или иной страны. Этому вопросу посвящено много исследований. Серьезные нравственные конфликты возникают в связи с врачебными ошибками. По существующим в СССР определениям, они не содержат элемента предумышленности и уголовно не наказуемы (см. Врачебные ошибки). За рубежом (США, ФРГ, Франция и др.)участились случаи предъявления врачам иска по поводу запоздалой госпитализации, неправильного лечения и т. п. Требования компенсации рассматривают суды, медицинские ассоциации, специальные комиссии «примирения» и др.

В 1956 году в Гаване совместным научным комитетом в составе представителей Международного комитета Красного Креста, Международного комитета по военной медицине и фармации, Всемирной медицинской ассоциации при участии в качестве наблюдателя ВОЗ были приняты «Положения на период вооруженного конфликта». Документ гласит, что требования этики медицинской в период вооруженного конфликта идентичны принципам этики медицинской в мирное время. Врач обязан оказывать необходимую помощь больному независимо от его расы, национальности, религиозных или политических убеждений, принадлежности к той или иной воюющей стороне.

На состоявшейся в Праге (1974) IV Международной медико-правовой конференции было высказано мнение, что в связи с появлением новых морально-этических проблем в медицине целесообразно создание медицинского права. Эту точку зрения поддержали и представители СССР.

Этику медицинскую нельзя рассматривать в отрыве от отношения общества к медработникам. Возросшая образованность людей, большие возможности ознакомления с медицинской литературой, не всегда правильно проводимая санитарно-просветительная, работа, которая порой превращается в упрощенное обучение самодиагностике и самолечению, привели к некоторой «деромантизации» медицинских профессий среди населения. В известной степени этому способствуют увеличение численности врачей и отсутствие четкой системы определения их пригодности к данной профессии. Все это создает предпосылки для повышенной требовательности к медработникам, особенно к нравственным сторонам их деятельности.

Врачи должны обладать широким кругозором, быть разносторонне образованными, мыслящими специалистами и в то же время внимательным и сердечным отношением компенсировать издержки «технизации и машинизации» своей профессии. Присяга, которую не дают представители ни одной мирной специальности, подчеркивает уникальность деятельности врача. Профессия врача предполагает органичное сочетание гуманизма, гражданского долга, высоких нравственных качеств и глубоких профессиональных знаний.

Врачи многих стран мира, в первую очередь социалистических, принимают все большее участие в движении за мир на земле, за предотвращение ядерной войны. Признанием этого явилось присуждение в 1985 году Нобелевской премии мира международному движению врачей «Врачи мира за предотвращение ядерной войны» (см. Врачи мира за предотвращение ядерной войны).

См. также Этика.

H. В. Эльштейн.

Краткий очерк развития медицинской этики в Европе и в России

Начиная с XV-XVI вв. в общественном сознании начинает господствовать идея о том, что человек может и должен активно преобразовывать жизнь, создавать новое, вмешиваться в созданное природой в соответствии со своими научными и практическими знаниями. Основные этические требования традиционной для западноевропейской медицины гиппократовой этики сохраняются, но в работах врачей и философов, политиков и общественных деятелей, размышляющих о проблемах медицины, появляется все больше идей о правах человека в области охраны здоровья и получения медицинской помощи, справедливости в распределении медицинских услуг, условиях соблюдения врачебной тайны как уважения прав и достоинства личности и ряде других. Само врачевание начинает пониматься как деятельность, в ходе которой творится благо отдельным людям и обществу в целом. В медицинскую этику входит новый моральный принцип, сформулированный великим Парацельсом, — активное творение добра в процессе врачевания.

Выдающийся немецкий врач, известный в истории под именем Парацельс (Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, 1493 — 1541 гг.) внес значительный вклад в развитие медицинской этики. Имя Парацельс является псевдонимом, который составлен из латинского слова «para» (подобный) и имени древнеримского врача Цельса. В историю медицинской этики он вошел как создатель нового морального принципа медицинской деятельности, дополняющего гиппократовский принцип «не навреди» — «делай добро, твори благо».
Идея необходимости активной деятельности, направленной на создание блага, явилась следствием всей его религиозно-философской концепции, главной составляющей которой были этические взгляды на сущность человека в их взаимосвязи с медицинскими проблемами здоровья и болезни. Его концепция стала синтезом религиозно-философских и этических размышлений, опыта ученого-естествоиспытателя и практического опыта врачевания.
В своих научно-философских взглядах Парацельс, как и античные философы, исходил из признания единства человека и космоса. Врачевание в понимании Парацельса — это организованное осуществление добра. Добро же по сути своей имеет Божественное происхождение . Парацельс учил: «Сила врача — в его сердце, работа его должна руководствоваться Богом и освещать¬ся естественным светом и опытностью; важней¬шая основа лекарства — любовь» .

Христианские идеи милосердия и любви к ближнему продолжают оставаться основополагающими моральными принципами для медицины. В 1617 г. во Франции священник Викентий Поль организовал первую общину сестер милосердия. Он написал устав общины, в котором было сказано: «Милосердие к ближнему есть вернейший признак христианина, и одним из главных дел милосердия является посещение бедных, больных и всякого рода помощь им» . В. Поль впервые предложил словосочетания «сестра милосердия» и «старшая сестра» для обозначения деятельности по уходу за больными и оказанию им душевной поддержки.
Члены этого общества оказывали не только помощь по уходу за больными, но и старались научить больных лучше жить и достойно умирать, поэтому они совмещали свои посещения с религиозными беседами, чтением и наставлениями. С 1633 г. общество возглавила высокообразованная Луиза де Мариллак. В своей деятельности она убедилась, что уход за больными требует основательной теоретической полготовки и организовала в 1641 г. специальную школу по обучению сестер милосердия.
Сострадание и милосердие к ближнему как нормы христианской морали и медицинской этики находят новые формы выражения в деятельном участии и помощи больным, инвалидам, немощным. Сестры милосердия оказывают помощь не только в мирное, но и в военное время. Наполеон I во время своих военных походов обратился к служителям церкви с просьбой о помощи по уходу за ранеными. В период сражений сестры милосердия оказывали помощь раненым. Особую известность получила сестра Марта, которую наполеоновские солдаты считали святой.

В Германии общины сестер милосердия были созданы в 1808 г., в Италии – в 1821 г., в Австрии – в 1834 г., в Чехии – в 1837. В 1884 г. в мире насчитывалось всего 56 общин сестер милосердия.
В XVIII-XIX веках появляется ряд этических и этико-философских концепций, оказавших значительное влияние на развитие медицинской этики, особенно в ее новых формах – биомедицинской этике и биоэтике.
Одной их таких этических концепций стал утилитаризм, основоположником которого является Иероним Бентам (1748-1832) – философ, правовед, общественный деятель. Главной моральной ценностью и основой нравственности в утилитаризме признается польза, а главным этическим принципом — принцип полезности, согласно которому любые действия следует поощрять или порицать в зависимости от их тенденции усиливать или ослаблять пользу для отдельного индивида или группы лиц. Бентам называл этот принцип «принципом наибольшего счастья», считая, что все законы и деятельность общественных институтов следует оценивать в соответствии с тем, в какой степени они способствуют наибольшему счастью наибольшего количества людей. Принцип полезности действует в четырех областях жизнедеятельности людей: физической, политической, моральной и религиозной.
И. Бентам определял мораль как искусство регулировать человеческие поступки таким образом, чтобы они приносили как можно больше счастья. По словам И. Бентама, смысл этических норм и принципов состоит в том, чтобы содействовать наибольшему счастью для наибольшего числа людей.
И. Бентам вводит в систему этического знания понятие «деонтология», обозначая им учение о долге, которое кардинальным образом изменяет систему этико-медицинского знания. В медицинскую этику входит понятие профессионального долга врача, в начале 20 века формируется область этического знания медицинская деонтология, которая приобретает в последующие десятилетия все большее значение.

Ко вторй половине XIX века относится деятельность Флоренс Найтингейл (1820 – 1910), которая считается основоположницей организации современной формы сестринского дела. Движимая состраданием, Ф. Найтингейл сама как медсестра оказывала помощь раненым английским солдатам во время военных действий Крымской войны, организовала систему сестринской помощи в английских госпиталях. В 1860 г. Флоренс Найтингейл организовала в Лондоне в госпитале Св. Томаса первую в мире школу медсестер, в которой преподавание сочетало в себе научный подход с идеей помощи больному. Она обобщила свой опыт и подготовила статистически обоснованную работу «Заметки по вопросам, касающимся охраны здоровья, эффективных мер и управления госпиталями в Английской армии», в которой показала эффективность улучшения санитарных условий при оказании медицинской помощи больным и раненым во время военных действий. Работа Ф. Найтингейл «Записки об уходе» (1859) получила мировую известность и на многие годы стала учебником по сестринскому делу.
Опыт оказания медицинской помощи английскими и российскими сестрами милосердия лег в основу организации Международного комитета Красного Креста. Он был создан в 1863 г. по инициативе Анри Дюнана (1828 – 1910), которому в 1901г. была присуждена Нобелевская премия.

На рубеже XIX-XX веков в области общегуманитарного, философского и этико-медицинского знания происходит значительное событие – появляется концепция «благоговения перед жизнью», создателем которой стал Альберт Швейцер (врач, теолог, музыкант, общественный деятель, философ, лауреат Нобелевской премии мира, 1875 – 1965).
В своей концепции А. Швейцер провозгласил жизнь высшей, абсолютной ценностью. Он понимал мораль как благоговение перед жизнью во всех ее формах.
«Этика благоговения перед жизнью – это этика Любви, расширенной до всемирных пределов» . Это этика Любви к Жизни в ее высшем проявлении – благоговении. А. Швейцер утверждал, что первичной, исходной мыслью человека является мысль о жизни, а воля к жизни является элементарным, непосредственным, постоянно пребывающим фактом. Он считал, что высшим проявлением воли к жизни на основе благоговения перед ней является посвящение собственной жизни облегчению чужих страданий. «Добро – то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей» .
А. Швейцер писал: «Фундаментальный принцип морали – это уважение к жизни. Добро – это знать жалость, помогать другим сохранять свою жизнь и оберегать их от состраданий. Зло – это не проявлять сострадание, не сочувствовать всем тварям, причинять им боль и вызывать их смерть» .
Этика Швейцера не содержит системы норм, она предлагает и предписывает единственное правило — благоговейное отношение к жизни всюду и всегда, когда индивид встречается с другими проявлениями воли к жизни. .
Швейцер считал, что проявлением благоговения перед жизнью должно быть деятельное милосердие и сострадание. По его мнению, служение людям имеет деятельный характер и выражается в совершенно очевидных, однозначных в своей гуманности действиях. Он считал, что оказание медицинской помощи больному, спасение ему жизни – это однозначное, лишенное двусмысленности добро.
Швейцер рассматривает сострадание как подлинно человеческое качество. «В природе одно создание может причинить боль другому и даже инстинктивно вести себя самым безжалостным образом по отношению к другому…Тот, кто привыкает к этому и перестает всякий раз испытывать страдания, в действительности уже не является человеком» .
А. Швейцер обращал внимание на то, что человек, «начав однажды думать о тайне своей жизни и о связях, соединяющих его с жизнью, которая наполняет мир, человек уже не может относиться к своей собственной жизни и ко всей остальной жизни, которая находится в сфере его влияния, иначе, как в соответствии с принципом благоговения перед жизнью, и этот принцип не может не проявиться в этическом миро- и жизнеутверждении, которое выражается в его действиях. Его жизнь вследствие этого будет во всех отношениях труднее, чем была раньше, когда он жил для себя, но в то же время она станет более богатой, более прекрасной и более счастливой» .
Идеи А. Швейцера приобретают все большее значение в биоэтике при попытках выработать наиболее гуманные решения биоэтических проблем.

В начале ХХ века развитие медико-биологических наук, появление новых медицинских технологий, включающих методы анестезии, использование антибиотиков вакцинацию и другие методы борьбы с инфекционными и заразными заболеваниями, открыло большие перспективы для активного вмешательства и преобразования жизни человека. Это время, когда провозглашается и претворяется в жизнь идея о возможности целенаправленного вмешательства не только в патологические процессы, но и коррекции нормальной жизнедеятельности человека, причем на всех уровнях – биологическом, социальном, психическом. Все большее внимание уделяется идее совершенствования человеческого рода по различным параметрам и при помощи самых разных биомедицинских, психофизиологических, социально-медицинских и других технологий.
В это время в области медицинской этики сохраняются многовековые традиции, идущие от Гиппократа. В то же время исследования в области медицинской генетики приводят к возникновению и необходимости осмысления проблем возможной модификации человека не только на органо-тканном, но и генетическом уровне. Идеи модификации человека, отбора «наиболее ценных» представителей общества для создания нового типа общества, членами которого будут здоровые, талантливые, работоспособные люди, достигают своего наибольшего выражения в теориях евгеники и эвтаназии.

ХХ век стал временем в истории медицинской этики, как никакое другое наполненным идеями конструирования, видоизменения, модификации человека. Это время предельного обострения проблемы причинения вреда человеку, риска негативных последствий от применения биомедицинских технологий не только на уровне одного человека, но и на уровне больших человеческих общностей, человечества в целом. Примерами таких негативных последствий стала практика эвтаназии в нацистской Германии, исследования на людях с нарушением норм медицинской этики и ряд других.
К концу ХХ – началу XXI веков, в связи с бурными социальными потрясениями, появлением возможности самоуничтожения человечества на первый план вышли общечеловеческие проблемы, связанные с признанием абсолютной ценности самой жизни человека и необходимости сохранить среду его обитания. В 70-х годах 20 в. начинает формироваться новая форма медицинской этики – биоэтика (биомедицинская этика).

Медицинская этика в России развивалась, как и вся отечественная медицина, в неразрывной взаимосвязи с историей русской культуры, медицинской наукой и практикой западноевропейских стран. В связи с длительным периодом существования только народной, а затем монастырской медицины профессиональная этика отечественных врачей имеет в своей основе ведущие моральные ценности христианства – милосердие, сострадание, благотворительность, самопожертвование.
Монастырская медицина включала в себя не только оказание лечебной помощи нуждающимся, но и другие формы оказания помощи – предоставление жилья, пищи, духовной помощи. Она была не только одной из основных форм оказания медицинской помощи широким массам народа, но и утверждала идеалы христианской морали применительно к медицинской деятельности. «Монахи считали врачевание больных делом своего подвижнического долга и усердно направляли заботы на призрение заболевших» .

В «Киево-Печерском патерике» содержатся первые сведения о врачебной этике на Руси XI-XII веков. В нем говорилось о том, какими качествами личности должен обладать лечец, как вести себя в отношениях с больными, как относиться к своей работе. «Лечец должен был быть образцом человеколюбия вплоть до самопожертвования; ради больного выполнять самые черные работы, быть терпимым и сердечным по отношению к нему; делать все, что в его силах для излечения больного и не заботиться о личном обогащении и профессиональном тщеславии» . Монахи-врачеватели пользовались большим уважением и почтением.
Монастырская медицина как система помощи людям была ориентирована на всестороннее, целостное оздоровление человека – и его тела, и его души. В связи с нашествием монголо-татар на Руси развитие медицины и медицинской этики на несколько столетий затормозилось на уровне народного врачевания и монастырской медицины.

В первой половине XVI в. в Московском государстве появляются иноземные врачи, аптекари, хирурги, имевшие не только знания в определенной области медицины, но и обладавшие этическими представлениями, соответствующими сложившимся в европейской медицине традициями.
До конца XVIII в. отечественная медицина развивалась под влиянием западноевройпейской. Иностранные врачи и фармацевты были преподавателями в российских учебных заведениях, оказывали медицинскую помощь. Первые отечественные врачи получали образование в европейских университетах.
Выдающиеся отечественные врачи большое внимание уделяли этическим проблемам медицинской деятельности. Они рассматривали проблемы профессионального долга медицинских работников, «врачебной тайны», этических норм и принципов взаимоотношений с больными, проблему аборта, проблему профессиональных ошибок, социальной ответственности (врача), этические проблемы медицинской науки и образования и другие.

Матвей Яковлевич Мудров (1772 – 1831) – крупнейший терапевт, профессор патологии и терапии, декан медицинского факультета Московского университета, основатель терапевтической школы выдвинул принцип медицинской деятельности «лечить не болезнь, а больного», который до настоящего времени признается как принцип признания больного человека во всей полноте его душевных, психологических, социальных и телесных качеств. Его система клинического обследования и индивидуального подхода к больным изложена в работе «Слово о способе учить и учиться Медицине Практической, или деятельному Врачебному Искусству при постелях больных». М.Я. Мудров писал: «Я скажу вам кратко и ясно: врачевание состоит в лечении самого больного. Вот вам вся тайна моего искусства, каково оно ни есть! Вот весь плод двадцатипятилетних трудов моих при постелях больных! … должно лечить самого больного, его состав, его органы, его силы» .
М.Я. Мудров посвятил отдельную работу проблеме врачебного долга и анализу качеств личности врача, соответствующих нравственным требованиям Клятвы Гиппократа – «Слово о благочестии и нравственных качествах гиппократова врача». В начале XIX в. он перевел на русский язык «Клятву Гиппократа», которая в адаптированном для российской действительности виде («Факультетское обещание») стала даваться выпускниками медицинских факультетов российских университетов.

Григорий Антонович Захарьин (1829 – 1897) – основатель крупной клинической школы, профессор Московского университета, создатель метода анамнеза. Придавал большое значение проблеме общения врача с пациентом, в процессе которого собирается информация об особенностях возникновения и развития заболевания. Он утверждал, что доверительное общение с пациентами способствует не только получению наиболее полной информации о состоянии больного и его болезни, но и ходу всего лечебного процесса.

Николай Иванович Пирогов (1810 – 1881) – выдающийся хирург, основоположник военно-полевой хирургии и топографической анатомии, один из главных организаторов первой в мире системы государственной сестринской помощи раненым во время военных действий. В конце жизни Н.И. Пирогов изложил свои наблюдения и размышления о медицинской деятельности в работе «Вопросы жизни. Дневник старого врача», оставшейся незаконченной в связи с его смертью. В ней он писал, в частности, о проблеме врачебных ошибок. Н.И. Пирогов считал, что необходимо быть честным и самокритичным и мужественно признаваться в своих профессиональных ошибках. «Я положил себе за правило… ничего не скрывать от моих учеников, и если не сейчас же, то потом и немедля открывать перед ними сделанную мною ошибку, будет ли она в диагнозе или в лечении болезни!». Эти слова Н.И. Пирогова высечены на его памятнике, который стоит в Клиническом городке Московского университета.

Врач и писатель Викентий Викентьевич Вересаев (1867-1945) в своем произведении «Записки врача», впервые опубликованных в 1901 г. обратил внимание общества на очень острые этико-профессиональные проблемы, существующие в медицинской науке, практике и образовании.

Размышляя над этическими особенностями медицинской профессиональной деятельности, В.В.Вересаев писал, что «во многих реальных ситуациях просто не бывает такого выбора, который был бы безупречен в моральном отношении». В.В. Вересаев обратился к проблемам врачебной тайны, ответственности медработников, врачебных ошибок, соблюдения принципа «не навреди» и многим другим, не теряющим актуальности и в наши дни.

Известный российский врач Вячеслав Авксентьевич Манассеин (1841 – 1901) был создателем и первым главным редактором журнала «Врач». Его называли «врачебной совестью», «рыцарем врачебной этики». Он считал, что лучший способ повышения морального уровня врачей – это широкая гласность. В журнале публиковались статьи, затрагивающие такие этические проблемы, как непричинение вреда пациенту, проблемы профессионального долга врачей, профессиональных ошибок в медицине, «врачебной тайны» и другие. В.А. Манассеин, обращаясь к проблеме взаимоотношений врача и пациента, отстаивал право пациента на сохранение врачебной тайны.
Главный врач тюремных больниц Федор Петрович Гааз (1780 – 1853) выступал за права заключенных на медицинскую помощь и, следуя своему жизненному принципу «Спешите делать добро», организовал на свои средства первую арестантскую (тюремную) больницу.
Своеобразие медицинской этики в России определяется сочетанием всеобщих для мировой медицины моральных принципов и норм («не навреди», «все – для блага больного», «все – для спасения жизни больного» и т.д.) с максимальным выражением жертвенности, самопожертвования, благотворительности, служения народу и Отечеству.

В начале XIX в. в России появляется служба «Сердобольных вдов» (1803 г.). «Сердобольными вдовами» были жены и вдовы солдат, которые осуществляли уход за больными, престарелыми, увечными и т.д. Они дежурили в Мариинской больнице для бедных в С.-Петербурге, а с 1818 г. в Мариинской больнице в Москве. Дежурные вдовы должны были осуществлять надзор за порядком в палатах, при раздаче больным пищи, лекарств, следить за содержанием в чистоте и опрятности больных и их постелей. Врачи давали указания по уходу за больными. Русская православная Церковь оценивала деятельность сердобольных вдов как истинное христианское служение больным. Сердобольные вдовы после прохождения испытательного срока своего служения в торжественной обстановке давали в церкви присягу, получали свидетельство и золотой крест, на котором было написано с одной стороны «Всех скорбящих радость», а с другой – «Сердоболие». В присяге сердобольных вдов было сказано: «Желая… подражать сердоболию…Иисуса Христа, из любви к страждущему человечеству исцелявшему всякий недуг и всякую болезнь…клянусь…что доколе сил моих достанет, употреблять буду все мои попечения и труды на богоугодное служение болящим…что буду тщательно соблюдать все, что по настоянию врачей призвано будет полезным и нужным для восстановления здравия вверенных моему попечению болящих…что по долгу христианского милосердия не только буду заботиться о телесном, но и о душевном здоровье болящих … буду, по возможности, стараться моим примером и советом располагать и самих болящих к молитве веры, спасающей больных…» .

В 1818 г. в Москве был создан Институт сердобольных вдов, где началась систематизированная подготовка женского медицинского персонала по уходу за больными. Первый организатор службы сестринской помощи в России Х. фон Опель писал: «Без надлежащего хождения и смотрения за больными и самый искусный врач мало или никакого даже в восстановлении здоровья или отвращения к смерти сделать не может» . Институт сердобольных вдов просуществовал в России до 1892 года.
В 1844 г. в России была образована первая община сестер милосердия – «Свято-Троицкая». Впоследствии подобные общины были созданы в Петербурге, Одессе и других городах. В 1854 г. в Петербурге была организована Крестовоздвиженская община сестер милосердия для попечения о раненых и больных воинах. Сестры этой общины приняли активное участие в оказании медицинской помощи раненым в Севастополе в ходе русско-турецкой войны под руководством Н.И. Пирогова.
Большое значение для развития отечественной медицины и медицинской этики имели Пироговские съезды врачей, на которых кроме вопросов развития медицинской науки и практики обсуждались также этические, правовые, социальные проблемы деятельности медиков. Например, на XI (1910 г.) и XII (1913 г.) активно обсуждались этические и правовые проблемы искусственного прерывания беременности, которые в то время были запрещены.

В советский период развития российской медицины отношение к медицинской этике было очень неоднозначным. Оно колебалось от полного отрицания ее необходимости в связи с представлением о том, что все советские врачи (за редким исключением) являются носителями коммунистической морали, нацеленной только на благо человека, до признания ее необходимости и существования в настоящее время уже в форме современной биоэтики. В этот период профессиональная медицинская этика фактически отождествлялась с марксистской этикой, в соответствии с которой каждый советский человек (включая, разумеется, и медработников) нацелен на служение другим, исполнение своего долга перед народом, обществом, государством. Пациент рассматривался как представитель народа, которому служат медицинские работники, беззаветно отдавая все свои знания и силы.
Изменилось и положение в системе здравоохранения, и этические основания деятельности медицинских сестер. Общества сестер милосердия были упразднены, Российский комитет Красного Креста был реорганизован в Советский комитет Красного Креста и Красного Полумесяца, создана новая система подготовки медицинских сестер. С 1926 г. сестер милосердия стали называть медицинскими сестрами, что подчеркивало разрыв их деятельности с религией и ориентацию на нравственные идеалы коммунистической морали, которая пропагандировалась в Советском Союзе.

Рубежным событием в истории отечественной медицинской этики стала публикация книги «Вопросы хирургической деонтологии» (1944) известного отечественного онколога академика АМН Николая Николаевича Петрова (1876 – 1964). В своей книге он показал реально существующие этические проблемы медицины и обосновал право медицинской деонтологии на существование как самостоятельной науки и учебной дисциплины при подготовке медицинских кадров. По мнению Б.Г. Юдина, в его работе «был фактически сформулирован принцип информированного согласия», который является ведущим в современной биоэтике . Н.Н. Петров писал о том, что информация больного о его болезни должна быть приспособлена к его пониманию, ее можно и нужно изложить в доступной и понятной форме как для высокообразованного больного, как для больного, не знающего медицины, так и для больного-врача.
В 1968 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению здравоохранения и развитию медицинской науки в стране», в котором было сказано о том, что «выполнение задач по охране здоровья нашего народа налагает большую ответственность на медицинских работников и предъявляет к ним высокие требования в последовательном проведении в жизнь принципов коммунистической морали, норм этики и беззаветного служения своему долгу».
Академик АМН Борис Васильевич Петровский (1908 – 2004) внес значительный вклад в развитие медицинской этики и деонтологии в нашей стране. По его инициативе были проведены в 70-е годы 20 века две всесоюзные конференции по медицинской деонтологии. В своем выступлении на Первой Всесоюзной конференции по проблемам медицинской деонтологии (Москва, 1969) Б.В. Петровский говорил: «Для отечественных врачей характерна деонтология, проявляющаяся не столько в высказываниях и декларациях, сколько в поступках, в поведении. Подвиг, самопожертвование рассматривались и раньше, и теперь как норма поведения врача». Он считал, что профессиональным долгом медиков является непрерывное повышение уровня своих знаний и навыков, развитие исследовательских способностей, а также работа по предупреждению заболеваний.
В то же время в своем выступлении Б.В. Петровский отметил, что результаты и материалы данной конференции «должны с большой осторожностью освещаться в общей прессе…Больной может превратно понимать наши врачебные, научные рассуждения. …Только очень хорошо отредактированные материалы могут быть опубликованы» . В этом отразилась общая этико-социальная концепция советской медицины, в которой сообщество медицинских работников представляло большую социальную группу, члены которой обладали «закрытой» для широких масс населения информацией (информация «для служебного пользования»), но обязанные в силу своего особо значимого для общества положения честно и беззаветно трудиться на благо народа.

Таким образом, медицинский работник наделялся огромными правами, но в то же время к нему и предъявлялись очень высокие в нравственном отношении требования. Б.В. Петровский сказал: «Мы всегда должны помнить о золотом правиле, которое рекомендовано нашими учителями, русскими врачами, о том, что мы можем предложить больному тот или другой метод, даже опасный, даже крупную новую операцию в том случае, если мы этот метод можем рекомендовать самому себе или своим близким» .
В 1971 году был разработан и принят текст «Присяги врача Советского Союза», которую в последующие годы давали все выпускники медицинских институтов страны. В 1994 г. на 4-й Конференции Ассоциации врачей России была принята «Клятва российского врача», Общественно-церковный Совет по биомедицинской этике при Московском Патриархате Русской Православной Церкви разработал текст «Присяги врача России», в 1999 году Государственная Дума РФ приняла текст «Клятвы врача», который составил статью 60 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан». Эти документы созданы в соответствии с главными моральными принципами «Клятвы Гиппократа» и с учетом культурно-исторических особенностей современного этапа развития медицины.

В 90-е годы XX в. начались изменения в области сестринского дела, и лабораторной диагностики, фармации и многих других областях организации медицинской и фармацевтической помощи гражданам РФ. Наиболее значительные перемены произошли в области сестринского дела, начало которых связывают с 1993 годом, когда прошла I Всероссийской научно-практической конференции по теории сестринского дела и была представлена концепция философии сестринского дела. Этическая составляющая этой концепции в сочетании с этическими принципами и нормами традиционной медицинской этики, деонтологии и биоэтики стала основанием для разработки «Этического Кодекса медицинской сестры России». Он был принят на 3-й Всероссийской конференции медицинских сестер, проводившейся в рамках деятельности Ассоциации медицинских сестер России в 1996 году.
Б.Г. Юдин, размышляя о развитии отечественной медицины и медицинской этики, отмечает: «Современный период развития отечественной медицины – болезненный, смутный, но необходимый – связан с поисками совместимости с мировым здравоохранением при сохранении основных достижений здравоохранения отечественного» .

Последние десятилетия XX века стали для России временем значительных перемен во всех областях общественной жизни. В области медицины и здравоохранения эти перемены обострили ряд традиционных этических проблем медицинской деятельности и обозначили ряд новых, связанных с неуклонным развитием медицинской науки и практики. Многообразие форм организации медицинской помощи различным категориям граждан, внедрение новых биомедицинских технологий в условиях российской действительности конца XX – начала XXI веков, проблемы материально-технического обеспечения научно-медицинских исследований и практики обусловили чрезвычайную актуальность традиционных этических проблем медицины и современных биоэтических проблем.

Литература:

Материал опубликован на сайте relga.ru

Этика в медицине

Этика — наука, которая изучает вопросы нравственности и морали. Медицинская этика состоит из комплекса норм профессиональной деятельности работников медицины. Она занимает особое место во врачебной практике, ведь жизнь и здоровье каждого человека зависит от ее соблюдения.

С древних времен в основе деятельности докторов лежало стремление помочь человеку и облегчить его страдания. Еще почти за две тысячи лет до нашей эры в древнем Вавилоне был принят первый свод правил для лекарей.

Медицинская этика связана с деонтологий. Этим термином обозначают учение о должном поведении медиков. Понятие «деонтология» ввел в девятнадцатом веке англичанин И. Бентам.

Этика и деонтология в медицине — не одно и то же, хотя они глубоко связаны. Деонтология содержит в себе свод правил для работников медицины о том, как правильно общаться с пациентом. Теоретической базой этих правил является врачебная этика.

Деонтология, как и этика, изучает мораль. Но эта наука исследует, как врач взаимодействует с больными и их близкими, своими сослуживцами и со всем обществом в целом.

Эпохи сменяют друг друга, но основные этические принципы для медицины сохранялись:

  • Доктор действует во благо людей, а не во вред;
  • Больному или его близким нельзя причинять лишние страдания действием или бездействием;
  • Медик должен использовать все имеющиеся у него средства и все современные знания, чтобы помочь пациенту;
  • Врач сохраняет в тайне ту информацию о здоровье и жизни пациента, которую узнал в процессе лечения.

Современная деонтология и медицинская этика

На протяжении различных периодов человеческой истории медицинский кодекс практически не менялся. Долгое время медики были заложниками религиозных и светских запретов.

Основные принципы этики для медработников сформулировал Гиппократ еще две с половиной тысячи лет назад. «Клятва Гиппократа» и поныне провозглашает, что целью медицины является именно лечение больного. Главный принцип ее всем известен: «Не навреди». В современном мире этот медицинский кодекс не является юридическим документом, но ее нарушение способно стать основанием для судебной ответственности.

В настоящее время, основываясь на медицинской этике, врач обязан в отношении пациента соблюдать следующие правила:

  • Сообщать о правах пациента;
  • Сообщать о состоянии его здоровья;
  • Уважать человеческое достоинство пациента и гуманно относится к нему;
  • Не причинять моральный или физический вред;
  • Бережно относиться к умирающему человеку;
  • Хранить врачебную тайну;
  • Не допускать несведущее вмешательство в здоровье пациента;
  • Сохранять высокий уровень знаний по своей профессии;
  • Уважительно относиться к коллегам;
  • Поддерживать уважение к медицине.

Доктор и пациент

Медицинская этика гласит, что врачу следует быть высокообразованным специалистом, а деонтология помогает видеть в больном человека и уважать его права. Ведь он дает свою, особую присягу, «Клятву Гиппократа». Профессия доктор объединяет в себе гуманизм, гражданский долг, профессиональные знания и высокую нравственность.

При взаимодействии с подопечными важен внешний вид врачей, а также их манеры. Яркие прически или украшения, кричащий гардероб могут доставить неудобство людям, проходящим лечение или коллегам. Доктор должен оставаться спокойным даже если больной или его родственники ведут себя неадекватно – таковы требования этики.

Если врач чувствует антипатию к пациенту, ему не следует высказывать ее ни в словах, ни в жестах. Это ни в коем случае не должно отразиться на лечении, все личные неприязни остаются за пределами больницы.

Сострадание к больному человеку, основывается на научных знаниях, а не на простом общечеловеческом гуманизме. Современный врач обязательно информирует больного о тяжести его заболевания.

Традиционные правила взаимодействия доктора и пациента могут измениться со временем под влиянием новых этических принципов, но их суть, то самое «не навреди», сохраняется всегда.

Медсестра и пациент

Профессия медсестры зародилась из женского стремления помочь больному или раненому человеку. В ее основе лежит принцип заботы о каждом пациенте, в независимости от его социального статуса, национальности или вероисповедания. Этот принцип в работе следует ставить превыше всего.

Медицинская сестра призвана ухаживать за пациентами, облегчать страдания или предотвращает их, а также помогать реабилитировать здоровье. Согласно этическому кодексу медсестер, им следует уважать права каждого человека на физическое и психическое здоровье, соблюдать принципы гуманности, качественно выполнять свою работу и соблюдать моральные принципы в отношениях с пациентами и коллегами.

Уважать человеческое достоинство пациента – необходимое условие работы в этой профессии. Согласно этике, медсестра не имеет права проявлять к больным высокомерие, пренебрежение или грубость, а также не должна навязывать им свою точку зрения по какому-либо вопросу. Она должна информировать пациента о его правах, состоянии здоровья, диагнозе и методе лечения.

Причинять боль пациенту допустимо только в одном случае – если это проводится в его интересах. Угрозы, касательно жизни человека недопустимы. Разглашение конфиденциальной информации о пациенте запрещена.

Доктор и медсестра

Взаимодействие в коллективе – важное условие правильной работы медицинского заведения. Его коллектив объединен общей напряженной работой, в основе которой – ответственность за человеческую жизнь и здоровье. Поэтому правильный климат в стенах больницы регулируется медицинской этикой.

Врачебная работа предполагает, что медицинская этика лежит в основе корректного отношения не только к пациентам, но и друг к другу, вне зависимости от должности. Ведь не просто так медики носят именно белые халаты – это подчеркивает не только чистоту, но и высокий смысл их профессии. Пренебрежение или вольности общения в медицинском кругу снижает доверие пациента ко всем медработникам.

Врачам следует уважительно относиться к среднему и младшему медицинскому персоналу. Медсестра в настоящее время – главный помощник доктора, без которого невозможно полноценное лечение. Медицинские сестры обязаны соблюдать правила этикета по отношению к врачам и ко всем окружающим на работе. Медсестры должны, используя все свои знания, помогать докторам в работе.

Медицинским работникам, всем без исключения, нельзя высказываться отрицательно о своих коллегах, особенно в присутствии пациентов или их близких.

Мифы о медицинской этике

Хотя современные технологии все глубже проникаю в медицину, она по-прежнему совмещает в себе науку и искусство. Эта двойственность, а также непосредственная связь со здоровьем и жизнью человека, создает почву для различных мифов.

В медицине есть темы, которые будоражат умы, вызывают горячие дискуссии и иногда трактуются неверно (трансплантация органов). Почки, сердце, легкие и другие органы пересаживают от уже умерших людей. Непосвященный в это человек, если увидит процесс извлечения органа, воспримет все так, что необходимый материал извлекают из все еще живого человека.

Или эвтаназия. Доктора либо прекращают продлевать жизнь пациента, либо применяют специальные меры для безболезненного ухода из жизни. В некоторых цивилизованных эта процедура добровольна, в большинстве стран мира – запрещена. Много споров вызывает эта тема. А споры порождают слухи. Мифы о «врачах-убийцах» тревожат людей.

А ведь есть еще СПИД и другие опасные заболевания. Большинство людей недостаточно информировано об этом, а медицинское сообщество не способно сойтись на одном мнении о том, каких правил придерживаться. Пока здравоохранение не вынесет и не закрепит окончательный вердикт об этих «скользких» темах, массовое сознание будет продолжать подпитывать ложные слухи.