Флягин очарованный странник

План странствий Ивана Флягина в повести «Очарованный странник»

Иван Северьянович Флягин.
Художник И. Глазунов

Иван Северьянович Флягин является главным героем повести «Очарованный странник» Лескова.
В этой статье представлен план странствий Ивана Флягина в повести «Очарованный странник»: список мест, которые главный герой посещает в течение жизни.
Маршрут перемещений составлен в хронологическом порядке.
Смотрите:
— Краткое содержание повести
— Все материалы по «Очарованному страннику»

План странствий Ивана Флягина в повести «Очарованный странник» Лескова

1. Село Г. (Орловская губерния)
Иван Флягин родом из села Г. Орловской губернии. Здесь он проводит детство и юность. 2. Карачев (Орловская губерния)
Юный Флягин сбегает от своего барина в город Карачев (город ранее входил в состав Орловской губернии, с 1920 года — Брянской области). 3. Николаев
В поисках работы Флягин приходит в город Николаев. Здесь он год служит нянькой у маленькой дочери одного барина. 4. Пенза
Флягин сбегает от барина в Пензу вместе с девочкой и ее матерью. В Пензе он участвует в битве за жеребца. После боя его соперник умирает. Чтобы скрыться от полиции, Флягин бежит в степь с татарами. 5. Степь (татарский плен)
В плену у татар Флягин проводит 10 лет. Ему дают жен, у него рождаются дети. Наконец он сбегает из плена. 6. Астрахань
Сбежав из плена, Флягин приходит в Астрахань. Здесь он сильно пьянствует и за это оказывается в остроге в неизвестном городе. Из острога его присылают в родную Орловскую губернию. 7. Орловская губерния
Вернувшись в родные края, Флягин устраивается на службу к князю, офицеру-ремонтеру. 3 года Флягин помогает князю в закупках лошадей. 8. Кавказ
После гибели цыганки Груши Флягин едет служить в армию на Кавказ, где проводит 15 лет. 9. Петербург
Уйдя в отставку из армии, Флягин приезжает в Петербург. Здесь он служит мелким чиновником, но работа ему не нравится. Он устраивается артистом в балаган. 10. Монастырь на Ладожском Озере
Флягин уходит в монастырь на одном из островов в Ладожском озере (вероятно, речь идет о мужском монастыре на острове Коневец). 11. Святые места
Из монастыря Флягин уже в качестве монаха отправляется странствовать по святым местам.
Это был план странствий Ивана Флягина в повести «Очарованный странник» Лескова: список мест, которые герой посещает в течение жизни. Маршрут перемещений составлен в хронологическом порядке.
Смотрите: Все материалы по «Очарованному страннику»

Образы «праведников» в произведениях Лескова

Рассказы Лескова о праведниках. У Лескова есть целый цикл повестей и рассказов на тему праведничества. Понятие народ Л. интерпретировал широко, и у него праведниками оказывались и крестьяне, и купцы, и чиновники ,и священники(«Однодум», «Соборяне»). Праведники наделены милосердием по отношению к больным, угнетенным, бедным. Все они обладают общечеловеческими категориями добра. Ценность этих добродетелей увеличивается от испытанных на себе гонений и преследований как со стороны властей, так и со стороны людей, живущих жестокой и корыстолюбивой жизнью. В каком- то смысле все праведники сливались в широко понимаемой народной правде и оказывались оппозиционной силой по отношению к существующему строю, несли в себе некоторый элемент соц. обличения. Протоирей Туберозов («Соборяне»), чел., живший во внешнем благополучии, вырос бунтарем, восстал против лжи священнической жизни, привилегий, зависимости от высших чинов. Все его мысли за 30 лет службы записаны в его «Демикотоновой книге». Он жаждет всенародного обличения чина священника на соборе. Туберозов отказывается от покаяния и умирает в своей правоте. Многие праведники кажутся чудаками, людьми со сдвинутой психологией, странностями. Всем им свойственна некоторая одержимость. «Праведничество» оказывается своеобразным мнением народным, которое складывается и живет стихийно, его нельзя обуздать никакими циркулярами власти. Решительно всегда «праведничесво» не получало должной оценки со стороны властей. В принципе «праведник» по соц. оценки «маленький» чел., все имущество которого нередко в небольшом заплечном мешке, а духовно он вырастает в сознании читателя в гигантскую легендарную былинную фигуру. Таков богатырь Иван Северьяныч Флягин («Очарованный странник»), напоминающий Илью Муромца. Вывод из его жизни напрашивался такой: «Русский человек со всем справится». Он многое видел и многое испытал:»Всю жизнь свою я погибал и никак не мог погибнуть». Наиболее яркое произведение о праведниках – «Сказ о тульском косом Левше и о стальной блохе». «Праведники» несут людям очарование, но и сами они действуют словно зачарованные. Дай им вторую жизнь, они проживут ее точно также. В подвигах Левши и его друзей, тульских мастеров, много виртуозной удачливости, доже эксцентрического чудачества. А между тем жизнь их весьма скверная и большей частью бессмысленная, и народные таланты чахнут и гибнут при царском строе. Итог рассказа горек: бессмыслен подневольный труд, хотя Левша и показал русскую удаль. И все-таки Л. не теряет оптимизма. Несмотря на жестокость обстоятельств и полное забвение, которое ожидает Левшу, герой сумел сохранить «душу человечкину». Л. был убежден, что простые люди с их чистыми сердцами и помыслами, стоя в стороне от главных событий, «сильнее других делают историю».

На написание этой темы Лескова побудил разрыв с церковью. Разрыв с церковностью означал для Лескова не только критику тех или иных догматов казенного христианства. Он означал полный разрыв с официальным миром, с казенной службой во всех ее видах и формах. Отныне он довольно придирчиво отзывается о людях, так или иначе связанных с государством- хотя бы по долгу службы. Он чувствует себя протестантом, ревниво оберегающим независимость своих суждений и поступков. И здесь, как и во многих других вопросах, примером для него был Лев Толстой. Галерею лесковских праведников открывает образ Савелия Трубозорова. Пройдет всего несколько лет, и Лесков разочаруется в своих надеждах на «истинную веру». Люди- типа старгородского протопопа- будут казаться ему столь же «далекой и милой сказкой», как наивные плодомасовские или простодушный силач Ахилла Десницын. «Очарованный странник» был написан Лесковым в 1872. В этом же году Лесков предпринимает поездку по Ладожскому озеру, давшую ему фон для рассказа. Полученный материал Лесков использовал дважды. Он создал целую серию очерков » Монашеские острова на Ладожском озере», а затем обратился к художественному произведению. Как всегда, форма повествования была такой, какая свойственна только Лескову. Она предполагала идеального рассказчика и идеальных слушателей. Лесков сознательно использует такие литературные приемы, которые уже давно разрабатывались до него и в западной литературе, и в русской. Рассказ Ивана Флягина о своих приключениях напоминает и просветительский роман 18 века с его формой жизнеописания одного лица, и романы — приключения, столь популярные в русской литературе 30-х годов 19 века. Писатель искал свою форму повествования, откликаясь не только на литературные образы. Герой повести- бывший крепостной. В сущности, «очарованный странник» Иван Флягин- это народ, ищущий правды и справедливости на самых неизведанных дорогах. Для писателя он имел непосредственную связь с другим любимым персонажем- «Несмертельным Голованом», который в самую лютую чуму сознательно и добровольно спасает своих односельчан от жестокой напасти. Оба они- и Иван Флягин, и Несмертельный Голован- из Орловской губернии, где прошло детство писателя. Лесков, как всегда, опирается на какие-то личные впечатления и воспоминания об уездной русской глуши, в которой попадались люди, подобные Ивану Флягину. Если своего «Левшу» писатель сделал под русский лубок, столь популярный в простонародье, то «Очарованный странник» больше напоминает былинный эпос, герой которого «всю жизнь свою … погибал, и никак не мог погибнуть». Лесков не стремился запечатлеть эту провинциальную жизнь как сплошное царство мрака и беззакония. Не умалчивая о тягостных сторонах этого быта, он выводил на сцену героев, в которых отражался сам народный инстинкт, дух народа- жизнестроителя. Таким и был Иван Флягин, сын кучера из дворовых графа Каменского Орловской губернии- жестокого крепостника, упоминаемого и в других произведениях Лескова. На жизненном пути Ивана встречаются тяжелые испытания, но несмотря на них, остается жив. Иван Северьянович- натура незаурядная, страстная. Его поступки сродни человеку экспансивному, несмотря на мужицкое обличье и простонародное одеяние. Еще в юности он спасает княжескую чету, остановив шестерку взбесившихся коней на краю пропасти, но в благодарность получает жестокую порку, «обидев» любимую барышней кошку. И так будет складываться вся его дальнейшая жизнь. Потерпев незаслуженную обиду, он бежит на юг страны, куда уходили многие крепостные; затем проходит через новые испытания, пробуя себя в самых разных «профессиях»: он на своем месте в любом положении- может быть и нянькой при больном ребенке, и опытным ремонтером по лошадиной части, и лекарем. Лесков нисколько не идеализирует своего героя. Сам Флягин не выше сознанием тех обычаев, среди которых живет, не понимает смысла некоторых своих поступков, но всегда выбирает трудную дорогу и остается неизменным в своей цели- быть в полном согласии с совестью и долгом. Праведник Лескова рассказывает о себе, ничего не скрывая ,- «развязку» с цыганкой Грушей, и трактирные похождения, и тягостную жизнь в десятилетнем плену у татар. Но с ходом повествования все мелкое и бытовое в герое отходит на задний план. Действительно, мы видим сколько страданий перенес Иван, он рассказывает о своих негативных поступках, но впечатление о нем складывается положительное. В конце повести образ русского странника вырастает в монументальную фигуру. Лескову дорого в ней как раз героическое начало, оно обещало какие-то неизведанные горизонты в самой судьбе народа. Пройдет немало десятилетий, и Горький скажет о произведениях писателя этого цикла: «… он писал не о мужике, не о нигилисте, не о помещике, а всегда о русском человеке, о человеке этой страны. Каждый его герой- звено в цепи людей, в цепи поколений, и в каждом рассказе Лескова вы чувствуете, что его основная дума- дума не о судьбе лица, а о судьбе России». Обращение Лескова к новому для русской литературы герою имело большое принципиальное значение. Здесь писатель скоро почувствовал свое расхождение с людьми, когда-то особенно близкими ему. Среди них- А. Ф. Писемский, которому молодой Лесков был обязан поддержкой в трудные дни. Но теперь он находит свою дорогу ,и не может не сказать об этом прямо. Лесков верит в силу народа. Его герой «праведник» не потому, что способен на «чудо», не потому, что возвышается над людьми, отгородившись от них, а потому, что вместе с ними в трудную минуту. Он и гибнет, спасая ближних во время пожара. Голован- в повести Лескова- назван молоканом, принадлежащим к одной из сект распространенных на юге России. По духу он- свободный христианин, то есть еретик. Этот духовный тип русского мыслителя очень привлекал писателя. По мысли автора, Голован далек от церковной обрядности, и его добрая, народная вера напоминала вредные, с официальной точки зрения, фантазии. Действительно Голован готов пройти через все испытания лишь бы спасти свою деревню. Он действительно был праведником, но он был далек от церкви , он был как бы «народным» праведником. Сам Лесков очень ценил своих положительных героев и даже противопоставлял их обличительным картинам русской жизни, созданным в это время, едва ли не приуменьшая значение последних. Создавая свои произведения «о праведниках», относящиеся к недавнему прошлому, Лесков использует приемы документальной прозы. Как правило, герои его- реальные люди, жившие в то время, которое очень интересовало писателя. Но он не следовал формулярному списку, когда рассказывал об их жизни, его интересовали типические черты эпохи, характерные события и явления, дающие красочное представление о ней. Рассказы Лескова о праведниках, живущих в самую глухую пору, и были такими «живыми впечатлениями» от ушедшего времени.

17. Поэтика Лескова: жанры, стиль; проблема сказа. (+ см. билет 14)

На начальном этапе своего тв-ва одновременно с рассказами из крестьянского быта он создает произведения, посвященные родовитому русскому дворянству («Старые годы в селе Плодомасове», 1869; «Захудалый род», 1874) и провинциальному духовенству («Соборяне», 1872). Отвергая узкое «направленство», Лесков стремится убедить современников в высокой ценности исторического опыта каждого сословия, каждого рода, каждой семьи, пренебрежение которым, по его мысли, не может не отозваться обмелением нравственного уровня русской жизни, опасной нивелировкой характеров, утратой богатства человеческих взаимосвязей.

Полемические по своей идейной концепции, эти произведения выделяются на фоне современной им литературы и оригинальностью своей жанровой формы. Художественные искания Лескова в этой области отличались большой степенью теоретической осознанности. Будучи писателем ярко выраженного гражданского темперамента, принимая близко к сердцу боли и скорби своего времени, он, подобно Щедрину, с самого начала своей литературной работы высказывает крайне скептическое отношение к жанру семейного романа с любовной интригой, не отвечающего, по его убеждению, изменившемуся содержанию русской жизни, в которой общественные интересы значительно потеснили интересы частные, личные. Размышляя об этом жанре, Лесков нередко насмешливо пародирует его сюжетную формулу, передавая ее присловьем: «влюбился да женился, или влюбился да застрелился». Отталкиваясь от канонического образца, писатель разрабатывает оригинальный жанр романа-хроники, в основе которого оказываются иные — социально-этические — коллизии.

Защищая в одном из писем свою излюбленную жанровую форму, Лесков замечает, что она «живее, или лучше сказать, истовее рисовки сценами, в группировке которых и у таких больших мастеров, как Вальтер Скотт, бывает видна натяжка, или то, что люди простые называют: „случается точно, как в романе“» (10, 452). Именно жанр хроники позволяет писателю изображать жизнь человека так, как она идет, — «лентою», «развивающейся хартией», не заботясь о закругленности фабулы и о сосредоточенности повествования около главного центра.

Позднее, следуя тому же стремлению изгнать из своих произведений, сколь это возможно, литературную условность, еще более освободиться от влияния книжности, максимально приблизить повествование к естественному течению и говору самой народной жизни, Лесков создает такие оригинальные жанровые формы, близкие хронике, как «пейзаж и жанр», «рассказ-полубыль», «рассказ-обозрение», «рапсодию», обогатившие современную ему литературу и в значительной степени подготовившие расцвет свободных жанров в русской литературе XX в.

Лескова характеризует то, что он идет от жизненного факта. «У меня есть наблюдательность, но у меня мало фантазии и поэтому я всегда нуждался в живых лицах», — пишет Лесков в письме. Он очень гордился тем, что знает народ изнутри, потому что он много общался с ним, торговал, ловил рыбу. У него огромный материал жизни, н насобирал огромное количество фактов. Огромный задел, и он берет необработанную жизнь во всей ее простоте, не прилагая к ней какой-либо систем и теоретических обоснований. Он иногда опирается на мелочь, на деталь, на анекдот. Он подчеркивает достоверность, истинность описываемого. Во всех произведениях фигурируют настоящие исторические лица. Придает рассказам вид воспоминаний, мемуаров, документального свидетельствования. «Левша» вся выдумана.

Вводит в литературу новые типы героев. Упирает всегда на что-то неожиданное в людях. Его герои раскрываются в какие-то привычках и странностях поведения. Люди в основном берутся из мещан, простых мужиков, духовенства, сектантов, ремесленников городских, чудаков, то есть тех, которые до него не описывали подробно. «Глубочайшая суть человека там, где его лучшие симпатии», — говорит Лесков. Считает, что в человеке есть четкие ориентиры, которым они не изменяют, нет на самом деле внутренней двойственности. Не изменяет человек натуре. Героям Лескова всегда чужд самоанализ. Свойственна стихийная вера, загадочность поступков, они мечтательны, иногда одержимы идеей, но, в отличие от героев Достоевского, кроме мечтаний, обладают активной жизненной позицией, то есть действительно пытаются изменить что-то, а не сидеть сложа руки. У Достоевского есть этюд о картине «Морской созерцатель» в «Братьях Карамазовых». Эти созерцания он копит, а потом возможно, что-то деятельное сделает. В этом образе удивительно Достоевский и Лесков сходятся. Чудаков, очарованных миром, не мыслящих рационально, очень много у Лескова. Они даже предстают в виде символических обобщений (герои мифов, легенд будто бы). Героям свойственна романтизация как героям не от мира сего. Они не перестают удивляться миру, они в антитезе с миром, хотя их открытость мирозданию сближают их с ним. Для Лескова сказка и легенда — это мировоззрение, средство познания мира. Это действительность пронизана легендой. То, что происходит в легенде, принадлежит вечности.

Удивителен язык Лескова. Языком по тонкости его разработки встает рядом с Буниным, Тургеневым. Он одинаково вживается в язык легенды, в язык Гофмана, в язык документальной хроники, каждый персонаж говорит у него своим языком. Это не значит, чт персонаж его индивидуализирован: язык — отражение среды у писателя. Воссоздает язык народного рассказа в первых произведениях. Они построены как живой рассказ женщины из народа. Можно просто заслушаться, а не зачитаться этими словами. Потом он начал с языком экспериментировать, и «Левша» написана языком, которым никто никогда не говорил. Он стилизует под народные слова фразы. Сочиняет новые слова, которые никогда не существовали в народе. В позднем своем творчестве, например, в «Полуночниках» язык необыкновенный.

Эксперименты Лескова с жанром. Старается не повториться всякий раз. Он называет их так: авторское признание, биографический очерк, фантастический рассказ, общественная заметка, семейная хроника, легендарный случай, заметки о родовых прозвищах, краткая трилогия в просонке, отрывки из юношеских воспоминаниях, рапсодия, буколическая повесть. Он старается уйти от классических принципов в литературе. «Чертовы куклы» — стилизация под Гофмана. Кроме того, очень разрабатывает жанр жития («Житие одной бабы»). Его часто ставят в один рад с Писемским как знатока провинциальной жизни. Очень поздно начал свой писательский путь. Долго являлся журналистом, зарабатывая написанием заметками о происшествиях. Написал статью о петербургских пожарах и очень оплошал в этом. В пожарах обвиняли студентов-нигилистов. Лесков написал заметку, в которой трудно найти какую-либо крамолу, однако, ее восприняли как клевету на студентов, ведь так или иначе он первым этот слух озвучил. Тогда обвинили, что он политический доносчик. Тогда н разозлился и написал свой роман «Некуда». В первой очерковой части он пишет о теории заговоров, передает свои впечатления от случившегося. Главным героем оказывается Розанов. Роман антинигилистический. Потом появляется роман «На ножах». Злые нигилисты молятся ножу. Там распространяются листовки о топорах. Роман вышел очень удачным, решил больше не писать романов.

Писал у Каткова в журнале. С ним были полемики. Несколько позже после скандала с пожаром стал писать хроники. «Захудалый род» послужил разрыву с Катковым. Пишет очерки «Овцебык», «Воительница», «Разбойник», в них обращает особое внимание на национальный русский характер. Спорит с теми, кто видит в народе только пьяниц и дураков. Утверждает, что русский народ очень талантлив, самобытен. В каждом есть свой особый талант.

Рассказ Лескова «Левша», который обычно воспринимается как явно патриотический, как воспевающий труд и умение тульских рабочих, далеко не прост в своей тенденции. Он патриотичен, но не только… Лесков по каким-то соображениям снял авторское предисловие, где указывается, что автора нельзя отождествлять с рассказчиком. И вопрос остается без ответа: почему же все умение тульских кузнецов привело только к тому результату, что блоха перестала «дансы танцевать» и «вариации делать»? Ответ, очевидно, в том, что все искусство тульских кузнецов поставлено на службу капризам господ. Это не воспевание труда, а изображение трагического положения русских умельцев.

Обратим внимание еще на один чрезвычайно характерный прием художественной прозы Лескова — его пристрастие к особым словечкам-искажениям в духе народной этимологии и к созданию загадочных терминов для разных явлений. Прием этот известен главным образом по самой популярной повести Лескова «Левша» и неоднократно исследовался как явление языкового стиля. Но прием этот никак не может быть сведен только к стилю — к балагурству, желанию рассмешить читателя. Это и прием литературной интриги, существенный элемент сюжетного построения его произведений. «Словечки» и «термины», искусственно создаваемые в языке произведений Лескова самыми различными способами (здесь не только народная этимология, но и использование местных выражений, иногда прозвищ и пр.), также ставят перед читателем загадки, которые интригуют читателя на промежуточных этапах развития сюжета. Лесков сообщает читателю свои термины и загадочные определения, странные прозвища и пр. раньше, чем дает читателю материал, чтобы понять их значение, и именно этим он придает дополнительный интерес главной интриге.

Реферат по литературе «Тема праведничества в русской литературе» (по произведениям «Очарованный странник» и «Матрёнин двор»)

Городской День науки

РЕФЕРАТ ПО ЛИТЕРАТУРЕ

«Тема праведничества в русской литературе»

(по произведениям «Очарованный странник» и «Матрёнин двор»).

Подготовила

,

Ученица 10 «А» класса муниципального

Общеобразовательного учреждения

Средней общеобразовательной школы № 37

Руководитель учитель литературы

Кострома

2010 г.

1. Вступление. …………………………………………………………2-3

2. Основная часть:

a) Кто такие праведники? …………………………………………4-5

б) . «Очарованный странник»:

«Мне за народ очень помереть хочется». ……………………..6-7

в) . «Матрёнин двор»:

«Не стоит село без праведника». ………………………………8-9

3. Заключение:

«Нужны ли праведники сегодня?». ……………………………… 10-11

4. Список используемой литературы. ……………………………… 12

5. Комментарии. ………………………………………………………13

Вступление.

Праведничество… Многие ли знают значение этого слова? Готова поспорить, некоторые даже не слышали его никогда. Вообще этот термин имеет несколько значений.

Обратимся к толковым словарям. трактует праведничество как благочестивость, безгрешность, соответствие религиозным правилам, справедливость.

Определение интересующего нас понятия у синонимично: праведничество — жизнь согласно заповедям, моральным предписаниям какой-либо религии, соблюдение требований нравственности.

На самом деле сейчас мало кто задумывается о праведничестве в наше время. Что уж говорить, даже нравственность иногда теряет свою значимость в современном обществе. За идеал чаще почитается не образованный воспитанный человек, а наглец, обладающий деньгами и славой.

Так возможно ли праведничество в наши дни?

Да, возможно. Обращение к теме праведничества еще более важно и актуально сегодня, в наши дни, время смешения добра и зла, когда дурные поступки часто уже не воспринимаются как грех, порок, аномалия.

Большой интерес у меня в этом плане вызвала Межрегиональная научно-практическая конференция «Путь святости земли костромской», которая прошла в Костроме 4-5 февраля этого года и была приурочена ко дню празднования Собора костромских святых. Первым в списке костромских святых-праведников с полным основанием можно поставить великомученика Федора Стратилата, небесного покровителя города Костромы. От его имени получила название наша главная реликвия — Федоровская икона Божией Матери. В состав Собора входит около 30 костромских святых, праведностью своей жизни поддерживающих огонь Христовой веры на костромской земле.

Особый интерес вызывают у меня в настоящее время примеры массового самопожертвования, бескорыстия, человечности и другие черты праведничества русского народа в годы Великой Отечественной войны, в которой мы победили 65 лет назад.

Я считаю основным критерием человеческих отношений золотое правило нравственности: относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Согласно этому утверждению, человек должен быть отзывчивым, воспитанным, честным, способным поддерживать и помогать.

Я выбрала тему праведничества для своего реферата, потому что мне стало интересно подробнее познакомиться с этим понятием, узнать мнение разных людей о том, кто такие праведники, проследить, как раскрыта данная тема в литературных произведениях русских писателей. Проблема праведности близка мне, потому что я считаю, что люди должны сохранять в себе человеческие качества. Без таких понятий, как мораль, праведность, нравственность, человек может просто-напросто потерять своё лицо. И чем же тогда он будет отличаться от животного?

Кто такие праведники?

«Праведник – это не звание,

это смысл жизни человека»

Е. Есечко1

Слово «праведник» образовано от слова «правда», то есть, если рассуждать логически, праведник – это человек, который знает правду, живёт по правде.

Мне кажется, каждый человек по-своему представляет себе праведника. Для того чтобы узнать мнения различных людей, я воспользовалась Интернет-ресурсами. Мною был проведён опрос среди посетителей популярного сайта «ВКОНТАКТЕ».

Вот несколько сообщений, оставленных в ответ на мой вопрос «Кто такой, по вашему мнению, праведник?».

Ответчик 1: «Мое, атеиста, мнение, праведник — это такой человек, который делает мир лучше. Возможны варианты образа праведника: от волонтера Красного креста до физика на коллайдере, от воспитавшей пятерых детей матери до сапера, который обезвредил сотню минных полей».

Ответчик 2: «Есть нормы морали, которым можно как следовать, так и не следовать. В одном случае ты праведник (соблюдаешь определенные правила и традиции), в другом нет. Поскольку вариантов норм морали может быть несколько, то и праведники могут быть разными».

Ответчик 3: «Для меня, пожалуй, нет таких понятий — праведник и неправедник. Есть люди умные и глупые, а еще честные и нечестные. Все остальное каждый решает для себя сам».

Ответчик 4: «По существу праведник — это тот, кто творит исключительно добро. Я ответил на вопрос? Нет. Всегда радовали такие попытки формализовать что-то вечное: любовь, счастье, добро, зло. Некоторые термины не просто неопределимы, но еще и относительны, поэтому я вообще сомневаюсь в возможности однозначного ответа на вопрос».

Я думаю, каждый из высказавшихся по-своему прав, хотя их мнения несколько различны. Лично мне ближе высказывание первого ответчика, где праведником назван человек, делающий что-либо на благо окружающих.

Итак, я узнала мнение светских людей. Интересно: что же думает о праведниках человек, посвятивший свою жизнь служению Богу? Побеседовав со студентом Духовной Семинарии, я получила ответ на свой вопрос.

В узком смысле праведник – святой, великомученик, который претерпел гонения за свою веру, но не отрёкся от Христа. Однако чаще так называют мирян, почитаемых за праведную жизнь, угождение Богу и исполнение христианских заповедей. Праведник небезгрешен, но он осознаёт свои грехи и раскаивается, несёт в себе смирение и любовь.

Со словами этого человека нельзя не согласиться. Однако мне кажется, что праведником не обязательно является человек, преданный Богу. Для меня праведник – это тот, кто с уважением относится к окружающим людям, соблюдает нормы морали и нравственности. Несомненно, праведник обладает определёнными личностными качествами, такими как открытость, честность.

Вот мы и выяснили, что праведником может быть человек, творящий добро на благо окружающий, человек, соблюдающий религиозные нормы, да и просто добрый высоконравственный человек. Теперь можно приступать к изучению темы праведничества в литературе.

. «Очарованный странник»:

«Мне за народ очень помереть хочется».

«..всеми зависящими от нас средствами

увеличивать сумму добра

в себе и вокруг себя.»

Николай Семенович Лесков — самобытный русский писатель, популярность которого растет год от года. Чем больше и чаще возникает разговоров о загадочной русской душе, тем охотнее вспоминают Лескова, своеобразно и реально показавшего русского человека без прикрас, со всеми его противоречиями. Лесков смотрит на жизнь под другим углом, пытается уловить в ней что-то иное, нежели его предшественники и современники. “Лесков смотрит на жизнь с какого-то другого уровня, чем Толстой или Достоевский; ощущение такое, что он трезвее и горше их, что он смотрит снизу или изнутри, а вернее — из “нутра”3, — так говорил , и с его высказыванием не поспоришь.

Пожалуй, самым ярким примером писательского видения мира выступает его повесть “Очарованный странник”. В ней автор создал уникальный образ такого человека, который грешен в своих поступках, но имеет чистую душу и доброе сердце.

Главный герой – Иван Северьяныч Флягин, странник с поистине необычной судьбой. Он был рожден по молитвам родителей и поэтому “предназначен” для монастыря. Но жизнь нередко била его, устраивала испытания на крепость духа, поэтому и путь Флягина полон приключений. Сначала он простой крепостной, форейтор графа К., потом — нянька в барском доме, затем — пленник в татарской степи, помощник князя, отбирающий ему лошадей для покупки, солдат, актер в балагане, послушник в монастыре.

Герой очарован сказкой жизни, воспринимает мир как чудо. У него нет никакой конкретной цели путешествия, лишь неуёмная энергия, которая «так живчиком и переливается»4, толкает его на безрассудные поступки. Флягин не жалуется на жизнь, он просто открывает ей своё сердце и плывёт по её течению. По предсказанию старца, Ивану суждено посвятить себя Богу, и, в конце концов, герой смиряется с этим, принимает свою судьбу. Нельзя не согласиться с , которая говорит о том, что рассказчик «свято верит в незыблемую силу предопределения»5.

Также хочется упомянуть об отношении Флягина к религии. Вера для русского человека всегда имела большое значение, и Иван, попав по своему безрассудству в плен к татарам, очень тоскует по своей Родине и в первую очередь обращается к Богу. Среди ночи он «выползал тихонько на ставку.. и начинал молиться» .6 «Так молишься, что даже снег инда под коленками протает и где слёзы падали – утром травку увидишь»7, — повествует герой своим слушателям. Флягин – действительно горячо верующий человек, и, возможно, этим объясняется наличие у него таких личностных качеств, как доброта, смирение, любовь к людям, справедливость, хоть порой и жестокая.

Герой произведения вовсе не безгрешен, хотя с ним и происходят настоящие чудеса, а сам он ощущает в себе пророческий дар. На совести героя три человеческих смерти: по его вине погибает монах, Савакирей и любимая им Грушенька. Однако Иван осознаёт свои грехи и сам называет себя «великим грешником»8, которого «ни земля, ни вода принимать не хочет», его «искушают бесы»9. Но ни один из его греховных поступков не порожден ненавистью, ложью, жаждой личной выгоды. Смерть монаха — результат несчастного случая, Савакирея Иван засек до смерти в честном бою, а в истории с Грушей он поступил, следуя велению своей совести, полностью сознавая, что он совершает убийство. Понимая неминуемость смерти цыганки, он берет грех на себя, надеясь в будущем вымолить у Бога прощение.

Неоднозначность натуры героя проявляются и в том, что при всех своих заблуждениях и пороках, он поступает по совести и всегда честен с собой и окружающими людьми. Рассказывает он свою судьбу “с полной откровенностью, изменять которой он, очевидно, был вовсе не способен”10. Я считаю, что Иван Северьяныч Флягин – настоящий праведник. Жизнь преподносит ему нелегкие испытания и искушения, но твердость духа, чувство собственного достоинства никогда не позволяют ему забывать о совести, морали.

Итак, праведник Лескова – очарованный странник, совершающий грехи, расплачивающийся за них и несущий свой крест смиренно и безропотно. «Смысл жизни лесковские праведники видят в деятельной нравственности: им просто необходимо творить добро, иначе они не чувствуют себя людьми»11, — пишет . Я придерживаюсь того же мнения и считаю, что Иван Флягин одержим идеей самопожертвования, ему «очень за народ помереть хочется»12.

. «Матрёнин двор»:

«Не стоит село без праведника».

Оказывается, не только интересовался темой праведничества. Многие великие писатели, например, , посвящали этой проблеме свои произведения. Не стал исключением и , который продемонстрировал исключительное мастерство в изображении человеческих характеров, наблюдении за судьбами людей в рассказе “Матренин двор”. Автор затрагивает такие темы, как нравственная и духовная жизнь народа, отношения власти и человека, противостояние личности обществу.

В центре внимания писателя судьба деревенской женщины Матрены Васильевны, которая всю жизнь проработала в совхозе. Одинокая, потерявшая на фронте мужа, похоронившая шестерых детей женщина много страданий претерпела от советской власти, всю жизнь работала не покладая рук, но так ничего за свой труд и не получила. Лекарством от всех недугов, тоски и отчаяния для Матрёны был труд. “Я заметил: у нее было верное средство вернуть себе доброе расположение духа — работа. Тотчас же она или хваталась за лопату и копала картофель. Или с мешком под мышкой шла за торфом. А то с плетеным кузовом — по ягоды в дальний лес”13, — говорил рассказчик Игнатьич о героине.

Пережив на своём веку множество испытаний, не накопив богатства и не нажив какого-либо добра, Матрена Григорьева сумела сохранить общительный нрав и способность откликаться на чужую беду. “Лоб её недолго оставался омрачённым…” 14. Матрёна умеет прощать людям, не таит обиды на судьбу. Для неё нормальное состояние — не злоба и воинственность, а доброта и смирение. Главная героиня — человек с безмерно доброй душой, ни одним родственникам не могла она отказать в помощи, даже если у нее самой были неотложные дела. «Любая… из тальновских баб могла прийти и пригласить Матрёну “убирать картовь”».15

В характеристике Матрёны часто встречаются слова «не имела», «не гналась» — сплошное самоотречение, самоограничение, но это не из аскетизма и не ради какой-то похвалы. Просто у Матрёны другая система ценностей: у всех есть, а «у неё не было», она » не выбивалась, чтобы купить вещи и потом беречь их больше своей жизни», «не гналась за нарядами». Между «иметь» и «быть» героиня выбирала второе – быть отзывчивой, добросердечной, бескорыстной. Моральные качества Матрёны Григорьевны, такие как честность, терпение, отсутствие зависти, позволяют нам считать её праведницей.

Автор отмечает простоту и неприметность героини и в то же время исходящий от неё внутренний свет, добавляя, что она “всегда… обезоруживала лучезарной улыбкой”16. К тому же, она живёт по правилам, которые считает непоколебимыми, то есть, по своей правде. Но верует ли Матрёна в Бога? На этот вопрос существует две точки зрения. Чалмаев отмечает, что вера Матрёны весьма неопределённа, “даже скорей была она язычница…”.17 Сторонники Солженицына же убеждают, что Матрёна была старательным воцерковлённым усердным человеком: “святой угол в чистой избе”18, “иконка Николая Угодника”19, всякое дело начинала “с Богом!”20. “Может быть, она и молилась, но не показно, стесняясь меня или боясь притеснить”.21 Я склонна согласиться с мнением Солженицына. Матрёна действительно верит в Бога, но она привыкла это скрывать из-за проводимой в СССР антицерковной политики.

“…Вывод этот о праведничестве несколько теоретичен, в финале рассказа как бы натягивается на Матрёну одеяние праведницы”22, — не соглашается В. Чалмаев. Он доказывает своё мнение тем, что одна из библейских заповедей гласит: «Не укради»23, а Матрёна вместе с другими женщинами в день ходила за торфом — “не по разу”24, “в хорошие дни … приносила по 6 мешков”25. Религиозный философ Розанов оспаривает:

» святая загадка праведной лестницы заключается в том, что высокие ступени одухотворения… вообще не достигаются без некоторых «падений».26

Я считаю, Матрёна действительно является праведницей по определению, и её праведность основана на безразличии к материальным ценностям. Героиня не предаётся греху гордыни, умеет быть благодарной за каждый прожитый миг, довольствуется тем, что у неё есть. После смерти Матрёны многие её укоряли: “…и нечистоплотная была, и за обзаводком не гналась, и не бережная; …и глупая, помогала чужим бесплатно”27, и лишь Игнатьич встал на её сторону, осознав её моральные принципы: “Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село, ни город, ни вся земля наша…”. 28

Заключение:

«Нужны ли праведники сегодня?»

«Человеческая натура несовершенна,

а потому странно было бы видеть

на земле одних только праведников»

Вот и проделана работа по изучению темы праведничества, осталось лишь подвести итоги. Проанализировав произведения и , сопоставив мнения светских людей и людей, служащих Богу, мы составили собирательный образ праведника. Нам известно, что праведники могут быть разными, верующими или неверующими, но всех их объединяет честность, жизнь по своей правде, любовь к ближним, забота, бескорыстие, мудрость. Пока человек не научится признавать свои ошибки и исправлять их, он не сможет стать праведником. К тому же, праведнику не нужны деньги и слава, он предпочитает жить мирной жизнью и творить добро на благо окружающих. Но сам собой напрашивается вопрос: нужны ли праведники в наше время?

«Эти люди вносят в нашу жизнь, полную зла и фальши, что-то доброе и настоящее», — пишут мои одноклассники в своих сочинениях, и с ними нельзя не согласиться. Праведники могут направить на верный путь в нашем мире, где нравственность и мораль постепенно теряют значимость, могут подать хороший пример современникам, научить с уважением относиться к людям, посеять зерно правды в умах молодёжи и развеять стереотипы зрелых людей. Ведь силён не тот, кто богат и властен над окружающими, а тот, кто сохраняет в себе и взращивает моральный стержень. Если бы не было людей, которые делают добро бескорыстно, мир давно бы погряз в жестокости, а люди превратились бы в бездушных существ.

Свою работу мне хотелось бы закончить словами :

Пошли, Господь, свою отраду

Тому, кто в летний жар и зной,

Как бедный нищий, мимо саду

Бредет по жаркой мостовой;

Кто смотрит вскользь через ограду

На пень деревьев, злак долин,

На недоступную прохладу

Роскошных, светлых луговин.

Не для него гостеприимной

Деревья сенью разрослись,

Не для него, как облак дымный,

Фонтан на воздухе повис.

Пошли, Господь, свою отраду

Тому, кто жизненной тропой,

Как бедный нищий, мимо саду

Бредёт по знойной мостовой.30

Список используемой литературы.

Толковый словарь ; http://www. ozhegov. org/words/26222.shtml Толковый словарь ; http://*****/word. php? wordid=55705 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г. «Почва правды. Очарование и странность “Очарованного странника”». Издательство «Просвещение», М., 1995г. «: очерк творчества». Издательство Высшая школа», М., 1997г. «Очарованный странник». Издательство «Просвещение», М.,1987г. «Об одном фольклорном мотиве в “Очарованном страннике”». Издательство «Русская литература», М., 1997г. «”Очарованный странник” «, статьи о русской классической литературе, М., 1996г. «Творчество и русская массовая беллетристика». Издательство «Советский писатель», М., 1983г. «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007 «Александр Солженицын. Жизнь и творчество», журнал “Литература в школе” №11, М., 2004г. , «От Горького до Солженицына: пособие для поступающих в вузы». Издательство «Высшая школа», М., 1995г. «Ваш Тютчев (подарочное издание)». Издательство «Классика», М. 1998г. Курдюмова О. Б. «Литература, 10 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений». Издательство «Дрофа», М., 2007г. «Костромские ведомости», №8, 2- 8 февраля 2010г.

Комментарии.

1 Цитата из сочинения ученицы 10 класса.

2 «О литературе и искусстве». Издательство «Ленинград». Л., 1984г.

3 «Почва правды. Очарование и странность “Очарованного странника”». Издательство «Просвещение», М., 1992г.

4 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

5 «Об одном фольклорном мотиве в “Очарованном страннике”».

Издательство «Русская литература». М., 1997г.

6 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

7 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

8 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

9 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

10 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

11 . «Очарованный странник». Издательство «Просвещение»,

М., 1984г.

12 «Очарованный странник». Издательство «Астрель», М., 2006г.

13 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

14 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

15 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

16 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

17 » Александр Солженицын. Жизнь и творчество». Журнал “Литература в школе” №11, М., 2004г.

18 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

19 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

20 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

21 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

22 » Александр Солженицын. Жизнь и творчество». Журнал “Литература в школе” №11, М., 2004г.

23 Евангелие от Матфея, глава 4. Издательский Совет Русской Православной Церкви, М.,2008г.

24 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

25 «Матрёнин двор». Издательство «Детская литература», М., 2007г.

26 «. Матренин двор». «Просвещение, М., 2005г.

27 «Матрёнин двор». Издательство «Просвещение», М., 1998г.

28 «Матрёнин двор». Издательство «Просвещение», М., 1998г.

29 Из письма к , 14 января 1887 г.

30 , стихотворение «Пошли, Господь, свою отраду…». «Ваш Тютчев (подарочное издание)». Издательство «Классика», М., 2003г.

Илья Глазунов.

«Иван Северьянович Флягин. Иллюстрация к повести ‘’Очарованный странник’’», 1973

«Очарованный странник», 1952

Анализ «Очарованный странник» Лесков

Произведение Лескова “Очарованный странник” изучается в 10 классе на уроках литературы. Оно достаточно сложное для восприятия и понимания в школьном возрасте, проблемы праведности и веры не столь актуальны для подросткового возраста. Для глубокого понимания и всестороннего анализа произведения, подготовке к ЕГЭ понадобятся специфические знания. Предлагаем вам ознакомиться с нашим вариантом анализа “Очарованного странника” по плану.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Очарованный странник.

Год написания – 1872-1873 год, впервые опубликован в газете “Русский мир” в том же году.

История создания – к созданию произведения автора подтолкнуло путешествие по Ладожскому озеру, удивительная природа тех мест, чудесные края, где проводят свою жизнь монахи.

Тема – праведничество, поиск своего предназначения, вера и патриотизма.

Композиция – 20 глав, связанных между собой наличием главного героя, автор не придерживается хронологии, структурные компоненты автономны.

Жанр – повесть. Произведение имеет ярко выраженные черты древнерусских житийных текстов, приключений и былин.

Направление – романтизм.

История создания

В “Очарованом страннике” анализ не будет полным без предыстории написания. Идея написания повести о русском богатыре-страннике, бесприютном и морально цельном, появилась у Лескова во время путешествия по Ладожскому озеру. Именно эти места выбирают монахи для своего земного приюта, тут особая атмосфера и природа.

Взявшись за работу в 1872 году, Николай Семёнович Лесков закончил книгу за год. В 1873 году он отнёс рукопись в редакцию “Русского вестника”, однако главный редактор посчитал её недоработанной и отказался печатать. Тогда писатель изменил название произведения с “Чернозёмного Телемака” на “Очарованного странника” и передал книгу в редакцию “Русского мира”, где и была она опубликована в том же году.

Лесков посвятил повесть С. Е. Кушелеву (генералу, участвовавшему в войне на Кавказе), у него дома впервые была прочитана книга самим автором. Смысл названия заключается в удивительной способности главного героя лицезреть окружающее и восхищаться, очаровываться им, а роль странника, человека без дома и семьи уготована персонажу судьбой. Своеобразная легенда о нравственной силе и русском характере вышла из-под пера Лескова. Как отмечал сам автор, создавалась повесть “на одном дыхании”, легко и быстро.

Посмотрите, что еще у нас есть:

  • для самых рациональных — Краткое содержание «Очарованный странник»
  • для самых нетерпеливых — Очень краткое содержание «Очарованный странник»
  • для самых компанейских — Главные герои «Очарованный странник»
  • для самых занятых — Читательский дневник «Очарованный странник»
  • для самых крутых — Читать «Очарованный странник» полностью

Тема

Повесть затрагивает много животрепещущих тем, она описывает временной отрезок 1820-30-х годов. При первоначальной публикации произведение называлось “Очарованный странник. Его жизнь, опыты, мнения и приключения”. Именно эти вехи затронуты в произведении, которое входит в цикл легенд о русских праведниках. Примечательно, что образ главного героя вымышленный, но очень живой и правдоподобный.

Автор обозначает проблематику ещё в начале повествования: это история о праведничестве и православии. Праведник, по мнению автора, – не тот, кто не совершает грехов, а тот, кто осознаёт необходимость каяться и осознавать свои ошибки. Путь праведника – жизнь, наполненная испытаниями и ошибками, без которых невозможно человеческое существование.

Тема ностальгии пронизывает всё повествование: герой мучительно скучает о родине в плену, молится и плачет ночами. Он не испытывает отцовских чувств к своим некрещённым детям, родившимся от жён в татарском плену. Флягин “находит себя” в войне на Кавказе, он оказывается бесстрашным солдатом, не боится смерти, и удача благоволит ему. Тема любви затронута автором в нескольких главах, главный герой не испытывает истинной чистой любви, его опыт общения с женщинами печален – судьба распоряжается так, что Флягину не суждено быть отцом и мужем. Основная мысль повести в том, что человек рано или поздно находит своё предназначение, вся его жизнь – есть движение в этом направлении.

Композиция

“Очарованный странник” состоит из двадцати глав, которые собраны воедино по принципу воспоминаний и ассоциаций главного героя – рассказчика. Присутствует некоторое подобие “рассказа в рассказе”, когда в первой главе монах Измаил плывёт на пароходе и рассказывает о своей жизни по просьбам пассажиров. Время от времени он отвечает на вопросы слушателей, что позволяет автору внести свою точку зрения и подчеркнуть особо важные моменты повествования.

Кульминацией произведения можно считать духовное перерождение героя, его приход к Богу, дар пророчества и испытания тёмных сил. Развязка ещё только предстоит герою, он едет сражаться за русский народ, желая отдать свою жизнь, если понадобится за веру, за свою родину. Особенностью композиции можно считать и то, что рассказчик использует различную лексику при передачи определённой истории (татары, жизнь у князя, любовь к цыганке Груше).

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Очарованного странника».

Жанр

Традиционно принято обозначать жанр “Очарованного странника” как повесть. В первых публикациях было указано – рассказ. Однако жанровое своеобразие произведения выходит далеко за грань простого повествования.

Исследователи творчества Лескова, критики находят, что произведение сочетает в себе черты жития и особенности приключенческого романа, которые были популярны в 19 веке. С жанром жития повесть связывает структура и особая смысловая нагрузка: скитания, перипетии, поиск душевного равновесия, страдания, “хождения” и терпеливое несение своего бремени. Духовный рост героя, его сновидения, мистические моменты и многое другое – признаки житийного жанра. Древнерусские жития святых строятся по принципу сочетания нескольких самостоятельных историй из разных периодов жизни человека, причём хронологическая последовательность в этом жанре соблюдается далеко не всегда.

С жанром приключенческого романа произведение роднит смысл художественного текста: динамичное повествование со сменой разнообразных видов деятельности: главный герой – конюх, нянька, лекарь, пленный, участник боевых сражений на Кавказе, работник цирка, монах. Удивительная насыщенность событий для жизни одного простого человека. По своему внутреннему и внешнему образу главный герой напоминает персонажа русских былин – богатыря.

Тест по произведению

Рейтинг анализа

Странник

Василий Перов. Странник Лет 100 назад по дорогам России ходили странники и странницы, калики перехожие, богомольцы — те, кто паломничал по святым местам и жил милостыней. Странноприимство — предоставление ночлега и пищи богомольцам — почиталось одной из христианских добродетелей. При каждом монастыре была «странноприимница» — гостиница, в которую принимали всех приходивших бесплатно, во славу Божию.

Сейчас странников не осталось. Хотя тяга к странствиям живет в нашем сердце, зовет в путь, тревожимая протяжным гудком поезда дальнего следования или белоснежной дорогой, уходящей в неизвестные просторы. Тяга к странствиям рождает строки поэта милостью Божией:

Благодати исполнены кущи,
Пруд, заросший туманом, кадит.
Мир тебе, одиноко идущий,
И тому, кто тебя приютит.

Помню, я слушала эту песню отца Романа, и она затрагивала в душе какие-то неведомые струны, звала за собой.

И, крестами себя пообвесив,
Побреду неизвестно куда,
Заходя в близлежащие веси,
Стороной обходя города.

Правда, я твердо знала: сейчас странников нет, ну, или почти нет. И вот встретила одного из них в Дивеево. Но все по порядку.

На святом источнике монастыря безлюдно. Конец ноября, тихо падает снег, деревья в инее. Часовенка стоит белоснежная. И от морозного воздуха вода купели кажется еще холоднее. Топчусь нерешительно у купальни и собираюсь с духом.

— Смелее, сестричка! Это ж только на пользу — для здоровья…

Оборачиваюсь и вижу: рядом с часовенкой сидит путник. Одежда простая, но теплая, для дороги — в самый раз, за плечами рюкзак, видно: паломник опытный. Очень добрые и умные глаза — они привлекли мое внимание. Завязалась беседа.

Так я познакомилась с Володей. Он подарил мне свою историю, которую разрешил рассказать.

Володе 50 лет, а выглядит он лет на десять моложе. Вообще, я заметила, что многие верующие люди, внимательные к своей духовной жизни, выглядят моложе своих лет. Может, из-за постов и благочестия? А может, потому что к старости все наши страсти на лице проступают: и гнев, и похоть, и гордыня? А они со страстями всю жизнь борются… И чистота души внешне проявляется, светится в добрых глазах, во всем облике…

Володе было 8 лет, когда умерла мама. В дом вошла мачеха. В 12 лет мальчишка ушел из дома и стал бродяжкой.

— Почему ты убежал из дома? Мачеха плохая была?

— Почему плохая… Хорошая…

— Ладно. Осуждать ты не хочешь, понятно… Поставим вопрос иначе: она тебя любила?

— Она любила водочку…

Володя объездил всю страну на электричках. К спиртному его не тянуло никогда, Господь уберег. Нравилось путешествовать, места новые видеть. Кто знает, может, и пропал бы, превратившись в бомжа. Но Господь промышлял о сироте. В Бога Володя верил с детства, мама была верующей. Но после ее смерти в храме не бывал. И вот как-то в электричке один убогий калека, сидя на скамейке и болтая обрубками ног, сказал юноше:

— Вижу я, что ты пока парнишка чистый. Что ты в миру-то трешься? Чему ты здесь научишься? А ты вот поезжай в Почаев! Что это такое? А это, братец, монастырь такой… Сама Божия Матерь там прошла… И стопочка ее есть… Там так хорошо! Эх! Как начнут молиться, как будто и не на земле стоишь, а уже на небесах!

А Володя к тому времени ноги уже сильно обморозил во время своих путешествий. И очень захотелось ему в этот самый Почаев. Может, маму вспомнил, может, службы церковные, когда ребенком был. Зима, сугробы, ветер завывает. А в храме тепло с мороза, лампадки так уютно горят, пахнет чудесно. Все это ожило в памяти. И решил Володя: «Еду в Почаев!»

И ведь доехал! Это был конец 70-х годов, и атеистической пропаганде не было видно конца. В монастыре не разрешали оставлять молодых насельников, регулярно устраивали облавы. Преследовали и паломников. Пойманных судили за тунеядство. А то и в психиатрическую больницу отправляли. Оттуда выпускали, превратив в инвалидов. Увидят, что не жилец уже, тогда и выпустят. В этой больнице мучили в 60-е годы и прославленного ныне в лике святых Амфилохия Почаевского. Вывело его оттуда живым только заступничество дочери Сталина, Светланы Аллилуевой, которую старец когда-то вылечил.

Будущая духовная мать Володи, схимонахиня, тоже этой лечебницы не избежала. Выпустили умирать. Ходить она уже не могла. Ноги отекли и стали как тумбы от сильнодействующих лекарств, которыми пытались «вылечить» ее от веры в Бога. Священник соборовал умирающую. После соборования на ногах открылись язвы, и из них потоком хлынула дурно пахнущая жидкость. А потом ноги приняли обычный вид, и она отправилась в храм, благодарить Бога за исцеление.

Когда Володя добрался до Почаева и вошел в церковь, у него было сильное искушение. Как будто кто-то шептал ему на ухо, да злобно так: «И зачем только ты сюда приехал?! Плохо здесь, плохо! Уезжай быстрей отсюда!» Смотрит Володя: действительно, плохо. Не нравится ему здесь. Один клирос — мужской, поют слишком громко. И чего орут?! А второй, женский, что ли? Или смешанный? Пищат чего-то… И не разберешь, что пищат. А вокруг бабульки с котомками толкаются. То одна его своей котомкой пихнет, то другая. Нет, ничего хорошего нет здесь, надо скорее уезжать…

Решил Володя уехать, да побыстрей. Поднял глаза на икону Божией Матери, да так и застыл. Пережил он в тот момент настоящее чудо. Видимо, Богородица это чудо сотворила, чтобы бесовские прилоги от неопытного паломника отогнать. Почувствовал Володя теплоту, которая как бы сверху на него спустилась, на голову. И прошла через все тело. И стало враз всему телу так тепло, так хорошо! И сами собой слезы полились. Льются потоком, да и только.

А вокруг все оказалось в каком-то розовом сиянии. И слышит он: один клирос поет — мощная и сильная молитва. А другой клирос — нежно так, как ангельский хор. А толкают его со всех сторон — так это будто волны в море покачивают. И стало Володе так хорошо, так хорошо! И понял он, что это его Божия Матерь вразумляет. И показывает, как все вокруг него духовно выглядит. В духовном мире.

Почаев

Так и остался Володя в Почаеве. В самом монастыре прожил год. Но оставаться там постоянно молодому человеку в то время было очень трудно: власти строго следили, чтобы молодых в монастырь не принимали. И паренек присоединился к странникам. Странники эти знали еще преподобного Кукшу и Амфилохия Почаевского. Они ходили по одному и тому же маршруту: Почаев — Божья Гора — источник святой праведной Анны. На Божьей Горе тоже был святой источник. Вот за ними и ухаживали странники.

Источник святой праведной Анны, по преданию, был построен на месте явления чудотворной иконы Божией Матери. В те времена было принято на месте обретения икон возводить часовни и устраивать купальни. Когда икона Пресвятой Богородицы явилась людям, они рассказали об этом местному помещику. Тому жалко было денег на возведение часовни, и он заявил: «Какая там икона?! Я ничего не вижу!» После этих слов помещик на самом деле перестал видеть — ослеп. Прозрел он только после слезного покаяния и строительства часовни. Сейчас там находится скит.

К святым источникам приезжали тысячи людей. Исцелялись, искупавшись, и приходили к вере или укрепляли ее. Когда исцеление происходит на глазах у всех, то вера становится крепкой, живой.

Володя рассказывал, как на его глазах в источнике искупалась хромая женщина, которую с трудом привел на Божью Гору ее сын, молодой неверующий мужчина. Как с иронией и насмешкой наблюдал он за молитвой матери перед иконами. И как сменилась эта насмешка слезами раскаяния и радости, когда после купания мать оставила костыли и потихоньку пошла, а потом и побежала по Горе, ликуя от счастья.

Сам Володя, окунувшись в источник, увидел, что обмороженные когда-то ноги стали синими. Сначала испугался. А после купания увидел, как больные ноги принимают совершенно здоровый вид, какой был у них до обморожения. Так исцелился начинающий странник.

Атеисты не могли, конечно, терпеть укрепления в людях веры в Бога. Собирался комсомольский актив сел, общественники, коммунисты, с ними обычно были и представители власти, милиция. Они приезжали и закапывали источники, забрасывали их мусором, битым стеклом, песком, лили масло. Ломали или сжигали иконы, каплицы. И уезжали. Источник святой праведной Анны вообще залили бетоном, но вода все равно пробилась. Когда источник снова засыпали землей, вода вновь ударила с новой силой, исцеляя и даруя жизнь.

Странники приходили и восстанавливали святые источники. Расчищали место, снова вешали иконы и чистые рушники, убирали песок и стекла, мусор. И всегда находились люди, которые помогали им материально: давали краски и доски для икон, рушники, материал для восстановления. Интересно, что часто эти благодетели были из числа тех самых общественников и представителей власти, которые принимали участие в разрушении святых источников. Днем они делали то, что диктовала безбожная власть, а ночью — то, что шептал им голос совести.

Неделю, самое большее, месяц, все оставалось в порядке, после чего следовал следующий визит безбожников и снова — разрушение. А страннички приходили опять и снова все восстанавливали. Жили они милостью Божией. Спали, где придется: в лесу — так в лесу, под кустом. Пустят в баньку или в хату — спаси Господи! Ели тоже что придется. Большинство из них сожгли свои документы, отказавшись быть гражданами безбожного государства.

— А ты, Володя?

— Я? Тоже, конечно, все попалил.

— А вас ловили?

— А то как же?! И охотники на нас шли с двух сторон строем, а мы, как зайчики, под кустами сидели, и милиция приезжала, облаву устраивала. И общественники преследовали.

— Тебя хоть раз поймали?

— И в милицию забирали неоднократно, и допросы устраивали. Но Господь хранил как-то. Приедет милиция с облавой к хате, где мы ночуем, из машины выйдут. А мы в окно их увидим — и все на колени. Читаем 90-й псалом: «Живый в помощи Вышняго». Сердечко бьется, трепещет. Молитва горячая… Они постоят, покрутятся вокруг хаты, в шеренгу выстроятся. А заходить — не заходят. Как будто решиться не могут. А потом или кто-то позвонит им по рации, или просто, как будто они чего-то испугались — сядут быстро в машину и уедут восвояси. А мы в изнеможении на пол опустимся…

Володя научился писать иконы, резать по дереву. 20 лет провел он в Почаеве, оберегая и восстанавливая святые источники с Божьими странниками.

А потом пришли времена, когда канула в прошлое безбожная власть. Никто больше не разрушал святые источники. Отпала нужда прятаться по лесам от преследователей. Жизнь большинства странников Божьих, которые ходили с юным Володей по лесам и полям, подошла к концу. Переселились они в другие края, «иде же несть печаль, ни болезнь, ни воздыхание». Да и сам Владимир был уже не юношей. Годы перевалили 40-летний рубеж.

И стал тогда Володя странствовать по святым местам России. Опять на электричках, а когда и пешком. Был у любимой Матронушки в Москве, в Троице-Сергиевой Лавре, в Дивеево… Да где только не был! И на Дальнем Востоке, и в Крыму, и на Урале… Устав от многолюдства городов и сел, он жил подолгу в лесу. Прошел пешком всю Чусовую по уральской тайге. На перевале Дятлова чуть не погиб в снегопаде, еле успел спуститься вниз.

— Знаешь, как в тайге хорошо? Город или село — там люди, музыка, шум, крики… Где человеку отдохнуть? А в тайге — хорошо! Очень я люблю лес! Зверюшек люблю… А они меня не трогают: чуют, что я человек мирный, не охотник, не рыбак.

— А кого из зверей ты видел?

— Мишку несколько раз видел… Иду мимо речки, смотрю: игрушка, что ли, такая большая плюшевая? Страха, главное, никакого нет… А он на меня смотрит — глаза круглые, нижняя губа отвисла, от удивления, видать. Я отвернулся в сторону, чтоб его не сердить, да и пошел тихонько. А он рыкнул — и в другую. Я манси одному рассказал, что подумал про мишу: «Мишка плюшевый». — А манси смеется: «Ну-ну… А он про тебя подумал: “Завтрак туриста”».

— А еще кого видел?

— Косулю. Она кричит — как собака лает. Лося видел. Кабана. А знаешь, какие птицы любопытные?! Вот, представь, две сойки на двух деревьях сидят и по очереди выглядывают, на меня смотрят. Интересно им. А филин тоже — любопытный такой! Как начал надо мной летать! А потом сел и стал головой качать в разные стороны, как будто думу думает.

— И как тебе там, в тайге? Одному?

— Знаешь, так хорошо! Чувствуешь такой мир в душе, такой покой. И любовь. К людям, к зверюшкам, птичкам — ко всему миру Божьему. Чего думаешь, злиться, сердиться… Смотрите, как хорошо! Как чудесно все Господь сотворил! Красота!

— А не страшно одному?

— Так я ж с молитвой иду! Всех святых вспомню: Матронушку, преподобного Серафима Саровского, святителя Николая Чудотворца. Батюшка Серафим один в лесу жил, снытью питался, травой такой… И Трифона Вятского вспомню, и Симеона Верхотурского. Тоже ведь странники были… Как о них подумаю, так сердце и взыграет! А начнешь Иисусову молитву читать, так и тепло станет, согреешься…

— А если дождь, снег, мороз?

— Как-то встретил в тайге туристов. Один из них, при полном параде, мне и говорит: «Что это на тебе одежда такая — прошлого века? И почему ты без палатки? Сейчас новые материалы есть, современные. Наденешь такую одежду — и холода не чувствуешь совсем! А палаточки! Легкие, комфортные! А ты — как первобытный человек! Так и замерзнуть можно! Хочешь, я тебе подарю комбинезон из суперсовременного материала?» Поблагодарил я его, но отказался. А про себя подумал: «Да уж… Если надеть современную туристическую одежду, да еще палаточку, да еще удочку и ружьишко… Так, может, тогда и вовсе никуда не ходить? Остаться в доме, в квартире? Тепло, и сухо, и комфортно… Все удобства…»

Володя улыбается по-доброму, а я вспоминаю Оптинского схиигумена Гавриила (Виноградова). Он отказывался, когда чада пытались усовершенствовать быт любимого больного батюшки. Ему дарили заварочный чайник, а он его возвращал назад, приговаривая: «Так к такому чайнику нужно же ситечко! А потом и пошло-поехало!» Сколько лишних вещей можно приобрести, когда приобретение чего-то одного тянет за собой покупку массы другого…

Володя продолжает:

— Понимаешь, ты идешь и сливаешься с природой. И молишься. Чувствуешь природу так, как будто ты — часть ее. Не отгораживаясь синтетикой. Понимаешь?

— Понимаю, вот только мы с тобой сейчас с источника идем, и я замерзла сильно после купания. Ветер еще такой в лицо… Смотри — как раз магазин. Давай зайдем — чуть согреемся?

— Зайди, зайди…

Я захожу и вдыхаю теплый воздух магазина, тру ледяные щеки и нос. Оборачиваюсь и вижу, что мой спутник не зашел вслед за мной. Жду пару минут, и выхожу на улицу, где сильный ледяной ветер метет поземку. Володя спокойно стоит на ветру и ждет меня.

— Ты чего не зашел? Замерз ведь?

— Да, замерз. Так и хорошо… Когда мерзнешь, ум просветляется…

— Ты и в тайге так же?

— Понимаешь, это не я — такой супермен. Я — так себе, обычный, слабый человек. Да и не странник я никакой сейчас… Какой же я сейчас странник?! Никто сейчас не гонит, не преследует, никаких святынь не восстанавливаю… Я сейчас — просто бомж… Бродяга… Хоть и по святым местам бродяга… Ты меня странником-то не величай… Понимаешь, я уже просто не могу жить на одном месте, с малых лет ходил… Вот те Божьи странники, которых я знал — вот это были настоящие странники. Они за веру подвизались, о святынях заботились… Идешь с ними — по колено в воде, по болоту, под дождем… Несколько суток напролет мокрый. По естеству должен человек заболеть. А под защитой Божией — даже не чихнешь. Есть бывает нечего несколько дней. Бывало, ели рябину, шиповник, грибы, даже листья смородины дикой. По естеству ты должен ослабеть от голода. Ведь проходишь много километров. А под защитой Божией голода не чувствуешь. Есть совсем не хочется.

Звери тебя могут в тайге растерзать. А ты идешь — и чувствуешь Божий покров. И Божью помощь. Звери тебя не боятся, и ты их не боишься… Идешь по дикой тайге, по естеству должен заблудиться. А с Божией помощью не заблуждаешься. Вот как преданная хозяину собака за много километров находит свой дом, даже если дороги не знает. Так и ты — молишься, включается интуиция, как бы компас такой внутренний, и Господь ведет тебя. А вот если начнешь не на Бога, а на себя полагаться — на одежду суперсовременную, да еще на ружье или удочку — тогда не знаю…

А ночью, у костра, откроешь Евангелие и читаешь, и будто открывается тебе все новое и новое. Читаешь главу, много раз перечитанную, смотришь — а вот то, что ты раньше не понимал! Смысл открывается…

Володя вздыхает. Он устал — давно так много не разговаривал.

Через несколько дней мы попрощались. Я смотрела ему вслед и думала: разными стезями идем мы к Богу. Один спасается путем смирения, другой — терпения, третий — рассуждения, четвертый — милосердия. Кто-то — благочестивой семейной жизнью, кто-то — монашеским подвигом, кто-то — путем странника. И как различны эти пути!

Мы в кругу семьи, друзей, коллег, или среди монашеской братии, а он один. Только душа и Бог. Мы покупаем и приобретаем, и, даже, когда полон дом вещей, находим, что еще прикупить. А он все свое носит с собой. Мы опасаемся дефолта и кризиса. А у него нет не только денег, но и пристанища, а часто и хлеба, зато есть вера в Промысл Божий. Наши глаза и чрево вечно несыты. А он привык обходиться малым. Такие мы разные.

Но на самом деле, между нами — много общего… Все мы — странники по жизни, и время неумолимо отсчитывает часы нашей короткой земной биографии. Господи, Ты проведи нас Сам по нелегкой нашей дороге! Нас, заплутавших, запутавшихся, заблудших, обремененных грехами многими и жестокими скорбями. Не оставь нас, милосердный Господи, не дай заблудиться Твоим странникам. Помоги рабу Божьему Владимиру не сбиться с пути! Дай, милосердный Господи, нам, блудным сыновьям Твоим, упование — в конце пути увидеть Тебя, Отца и Бога нашего. И устало вздохнуть, и тихо заплакать от счастья в Твоих Отеческих объятиях.