Гефсиманский сад

Глава 41. Иисус в Гефсиманском саду. Моление о чаше. Взятие Иисуса под стражу. Иисус в Гефсиманском саду

Три избранные Апостола проснулись, встали и вместе с Иисусом пошли к выходу из сада, где спали остальные. Подойдя к выходу, они могли заметить приближающуюся толпу с фонарями и другими светильниками. То Иуда вел вверенный ему синедрионом отряд римских воинов, сторожей храма и слуг первосвященников, вооруженный мечами и кольями.

Первосвященники, дав тайное поручение Иуде взять Иисуса и связанного привести к ним и сделать все это осторожно, не могли, конечно, объявить отряду, кого именно он должен задержать; они должны были ограничиться приказанием взять Того, на Кого укажет им Иуда. Такая осторожность со стороны первосвященников требовалась по двум причинам: посланные могли встретить случайно бодрствующих из народа, проболтаться им, за Кем идут, и тем привлечь толпу, которая могла бы и освободить задержанного Пророка своего; к тому же, был уже случай, когда стража храма и слуги первосвященников, посланные взять Иисуса, не посмели задержать Его (Ин. 7, 45–46). Вот почему отряду было приказано взять Того, на Кого укажет Иуда. А Иуда, строго храня тайну данного ему поручения, ограничился одним лишь указанием: Кого я поцелую, Тот и есть, за Кем мы идем; возьмите Его и ведите осторожно.

Из последующего поведения Иуды и предложенного Ему Иисусом вопроса можно заключить, что он намеревался, отделившись от отряда, подойти к Иисусу с обычным приветствием, поцеловать Его, затем отойти к Апостолам и тем скрыть свое предательство. Но это ему не удалось. Когда он поспешно подошел к Иисусу и растерянно сказал: Равви! Равви! – то Иисус кротко спросил его: друг, для чего ты пришел? (Мф. 26, 50). Не зная, что сказать, Иуда в смущении произнес: радуйся, Равви! и поцеловал Его (Мф. 26, 49).

Чтобы показать Иуде, что он не может скрыть своего предательства, Иисус сказал: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

Между тем, стража приблизилась к Иисусу, и Он, желая показать, что Сам добровольно отдается ей, спросил: кого ищете?

Хотя отряд не знал, за кем послан, но в нем находились старейшины народа (члены синедриона), пришедшие, быть может, для того, чтобы наблюдать и за Иудой, как он исполнит секретное поручение, не обманет ли он? Эти-то старейшины, на вопрос Иисуса – кого ищете? – ответили: Иисуса Назорея (Ин. 18, 4–5). Трудно предполагать, что прибывшие с отрядом старейшины не узнали Иисуса; скорее можно думать, что они притворились не узнавшими Его, любопытствуя видеть, что Он при таких обстоятельствах предпримет. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его, которому, вследствие обнаружения предательства, не удалось присоединиться к Апостолам.

«Это Я, кого вы ищете», – громко сказал Иисус старейшинам и всему явившемуся за Ним отряду.

Стражникам внушено было действовать осторожно; им сказано было, что Того, за Кем они посланы, придется взять хитростью, обманом, так как Он имеет приверженцев, которые могут заступиться за Него и укрыть Его. И каково же было удивление стражников, когда Иисус говорит им: «Это Я, Кого приказано вам взять; берите же Меня!»

Неожиданность такого ответа, сила духа, проявленная при этом Иисусом, произвели на стражников необычайное действие: они отступили назад и пали на землю85. Эта могучая сила заставила жадных до наживы торгашей безмолвно подчиниться Иисусу и без сопротивления очистить храм. Та же сила духа подчинила себе озлобленных фарисеев, схвативших камни, чтобы убить Иисуса: руки их опустились и камни выпали на них. И теперь толпа, пришедшая с мечами и дрекольями, чтобы взять какого-то важного преступника, пораженная той же силой, отступила и в испуге припала на землю.

В это время стали собираться вокруг Иисуса остальные восемь Апостолов. Стражники очнулись от охватившего их ужаса; некоторые из них подошли к Иисусу ближе, другие же, по-видимому, хотели предупредить сопротивление со стороны учеников Его, и для этого захватить и их всех. Тогда Иисус опять спросил их: кого ищете? – и когда ему ответили по-прежнему – Иисуса Назорея, – то сказал им: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут.

Приводя эти слова Иисуса, Евангелист Иоанн от себя поясняет, что в эту самую ночь Иисус, молясь за Своих учеников, чтобы Отец Небесный сохранил их, сказал: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого. И эти слова должны были сбыться, и действительно сбылись: стража оставила Апостолов и приступила к Иисусу.

Тогда Апостолы, подошедши ближе к Иисусу, хотели заступиться за Него; кто-то спросил: Господи! не ударить ли нам мечом? – а Петр, не дождавшись ответа, выхватил из ножен находившийся при нем меч, ударил им одного из стражников, по имени Малха, оказавшегося слугой первосвященника, и отсек ему правое ухо.

По-видимому, и другие Апостолы хотели последовать примеру Петра, но Иисус остановил их рвение, сказав им: оставьте, довольно (Лк. 22, 51). И, подойдя к Малху, коснулся поврежденного уха его и тотчас же исцелил его. Обращаясь же затем к Апостолу Петру, сказал: вложи меч в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52; Ин. 18, 11) (то есть все, противящиеся проявлению зла грубой силой, злом, рано или поздно погибнут от такой же силы).

Разъясняя далее Петру всю необдуманность его поступка, Иисус сказал: «Неужели ты думаешь, что можешь помешать исполнению воли Отца Моего? Неужели возможно Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? (Ин. 18, 11). Как еще слаба твоя вера! Неужели ты думаешь, что они могут взять Меня против Моей воли? Или думаешь, что Я не могу теперь же умолить Отца Моего, чтобы Он послал в защиту Мою более, нежели двенадцать легионов Ангелов? (Мф. 26, 53). И если все это непонятно тебе, то смотри, по крайней мере, на все свершающееся теперь как на исполнение пророчеств обо Мне».

Первоначально казалось, что в отряде воинов, сторожей храма и слуг имеется всего лишь несколько осведомленных с делом старейшин, которые и отвечали на вопрос – кого ищете? После же выяснилось, что с этой толпой пришли первосвященники и начальники храма, которые, очевидно, не могли утерпеть, чтобы не удовлетворить свое злорадство присутствием при аресте ненавистного им Пророка.

В Евангелии нередко говорится о первосвященниках. Собственно первосвященником (первым из священников) мог быть только один священник; но называли первосвященниками не только состоящего в этой должности, но и всех отставных первосвященников; отставных же в то время было много, так как после присоединения Иудеи к Римской империи утверждение и смена первосвященников зависели от римских правителей, которые часто сменяли их, назначая угодных себе, и вообще не любили, чтобы на этой должности долго оставалось одно и то же лицо. Кроме того, первосвященником называли и первого в священнической чреде. Таким образом, кроме одного настоящего первосвященника, каким был в то время Каиафа, было много еще так называемых первосвященников. Такие-то первосвященники и начальники храма и вмешались в толпу отправленных за Иисусом стражников. Увидя их, Иисус сказал: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня? Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы (Лк. 22, 52–53).

После того вполне уже пришедшие в себя стражники подошли, по приказанию первосвященников и старейшин, к Иисусу и связали Его. Тогда Апостолы, опасаясь, что и их постигнет та же участь, тотчас же оставили своего Учителя и бежали. И сбылось предсказание: поражу Пастыря, и рассеются овцы Его (Зах. 13, 7; Мф. 26, 31).

Когда предводительствуемый первосвященниками и тысяченачальником отряд повел Иисуса в Иерусалим, то воины заметили, что какой-то юноша, завернувшись в покрывало, следовал за ними; находя такое выслеживание подозрительным, они схватили его за покрывало, но он рванулся, покрывало осталось в их руках, а он убежал, причем оказалось, что покрывало было надето им на совершенно нагое тело. Очевидно, этот юноша жил тут же, в селении Гефсимании, проснулся от шума, произведенного отрядом, и поспешил, не одеваясь, а лишь прикрывшись одеялом, выйти из дома и узнать, кто это так шумит в полночь.

Об этом юноше упоминает один только Евангелист Марк, но не называет его по имени. Древнее предание гласит, что этот юноша был сам Марк.

Куда бежали девять Апостолов – неизвестно, но двое, Петр и Иоанн, если и оставили Иисуса, то все-таки не решились далеко уйти от Него. Желание узнать, что станется с Ним, влекло их к Нему. И вот они вышли из своего кратковременного убежища и издали стали следить за удалявшимся отрядом; потом пошли следом за ним, хотя и в некотором отдалении, и так дошли до Иерусалима.

Но главную силу в отряде, пришедшем в Гефсиманский сад, составляли римские воины с тысяченачальником, взятые первосвященниками из числа охранявших порядок при храме. Воины эти были язычники. А язычники того времени, утратив веру в своих самодельных богов, были крайне суеверны. Иуда не сказал воинам, за кем они идут. Но когда на вопрос Иисуса – кого ищете? – старейшины ответили: Иисуса Назорея, – воины должны были вспомнить все, что слышали о Нем; должны были вспомнить и торжественный въезд Его в Иерусалим. Они, быть может, слышали от членов синедриона, что Иисус Назарянин именует Себя Сыном Божиим. И если Пилат убоялся, когда первосвященники стали обвинять Иисуса в том, что Он сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19, 7–8), то и римские воины, приведенные Иудой в Гефсиманский сад, зная, в чем первосвященники и фарисеи обвиняют Иисуса, не только могли, но должны были испугаться, когда узнали, что пришли арестовать известного Чудотворца, именующего Себя Сыном Божиим. Мысль о том, что неведомый им Бог, Сыном Которого называет Себя Иисус, будет мстить за Сына, невольно должна была привести в трепет суеверных язычников. И они, в страхе, отступили назад и пали на землю.

Но, когда затем они увидели, что Иисус не только не призывает Отца своего к отмщению, но Сам добровольно отдается в их власть и даже запрещает ученикам Своим защищать Его, – тогда страх их рассеялся, смущение прошло, и они приступили к исполнению приказания первосвященников.

ГЕФСИМАНИЯ

ГЕФСИМАНИЯ (греч. Γεθσημανί от евр. — маслодавильня) — местность у подножия Елеонской (Масличной) горы, к востоку от Иерусалима, вблизи долины Иосафата (Кедронской); место молитвы Господа Иисуса Христа перед взятием под стражу и Крестной смертью.

Иисус Христос во время пребывания в Иерусалиме не раз уходил на Елеонскую гору и в Гефсиманский сад, где молился и беседовал с апостолами (Лк 21. 37; 22. 39; Ин 18. 2). Здесь Он провел в молитве ночь с учениками после установления Тайной вечери (Мф 26. 36-56; Мк 14. 32-52; Лк 22. 39-53; Ин 18. 1-12). Попросив 3 избранных апостолов, Петра, Иакова и Иоанна Зеведеевых, бодрствовать вместе с Ним, Христос «ужасался и тосковал» (Мк 14. 33). Он обратился к Богу с молитвой: «Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк 22. 42; ср.: Мф 26. 39; Мк 14. 36). Как показывает евангелист Лука, напряжение Его дошло до кровавого пота (Лк 22. 44). Здесь Христос, принявший волю Отца о Чаше, был предан отступником Иудой Искариотом, к-рый поцеловал Учителя, подав т. о. знак вооруженным слугам иудейских старейшин, кого надо арестовать (Мф 26. 47-50; Мк 14. 43-45; Лк 22. 47-48). (о догматическом содержании евангельского рассказа о Гефсиманском борении см. в ст. Иисус Христос.)

Топография

Евангелисты Матфей (Мф 26. 30) и Марк (Мк 14. 32) определяют Гефсиманию как выделенный участок, владение (χωρίον) на Елеонской горе. Апостол Лука не упоминает Гефсиманию, подразумевая, что события, описываемые Матфеем и Марком, случились в одной из точек (τόπος) на Елеоне (Лк 22. 39). Только апостол Иоанн Богослов говорит о саде или об огороженной местности (κῆπος), однако он не дает названия Гефсимании (Ин 18. 1). Это был, очевидно, огражденный стеной сад (поскольку Иоанн пишет, что Христос вместе с учениками вошел в него), достаточно большой, чтобы Иисус мог оставить апостолов, уведя с Собой только Петра, Иоанна и Иакова Зеведеевых (Мф 26. 37; Мк 14. 32-34), а затем уединиться от них и молиться в одиночестве (Мф 26. 39; Мк 14. 35). Существовали различные традиции, локализующие в Гефсиманию место Моления о Чаше и взятия Христа под стражу.

В настоящее время на территории Гефсимании находятся церкови Успения с гробницей Пресвятой Богородицы (греческая и армянская), Гефсиманский во имя равноапостольной Марии Магдалины монастырь (РПЦЗ), францисканские храм Моления о Чаше на месте Гефсиманской молитвы, Пещера учеников (или Пещера предательства) и сад с 8 маслинами 300-летнего возраста, приобретенный и огороженный францисканцами в XVII века, — небольшая часть евангельского Гефсиманского сада. Местное предание о том, что эти деревья современны евангельским событиям, маловероятно, с точки зрения ученых, занимающихся ботаникой и историей (согласно Иосифу Флавию, воины римского императора Тита срубили все маслины в окрестностях Иерусалима во время осады города (Ios. Flav. De bell. 6. 1. § 1)).

С Гефсиманией связана группа памятников археологии христианской и церковной архитектуры.

Базилика на месте Гефсиманской молитвы

Евсевий Кесарийский упоминает о почитании места молитвы Христа перед Его предательством на мучения у подножия горы Елеон и о том, что верующие стремились прийти туда для молитвы (Euseb. Onomast. 74, 16-18). В Бурдигальском итинерарии (333) указывается, что за восточными воротами Иерусалима, в долине Иосафата, при подъеме к Елеонской горе, с левой стороны находились виноградники со скалой, где Иуда предал Христа, а с правой — пальма, с которой дети срывали ветви во время Входа Господня в Иерусалим (Itiner. Burdigal. 594-595).

Галльская паломница Эгерия (конец IV века) подробно описывает многолюдную процессию и службу на Елеонской горе в ночь с четверга на пятницу Страстной седмицы и упоминает «прекрасную церковь» в Гефсимании: «Когда запел петух, все покинули Imbomon (место Вознесения) и спустились с песнопениями ниже, к месту, где Господь молился… и епископ со всем народом вошел в прекрасную церковь, которая там построена, и сотворили приличествующую месту и дню молитву с подобающим пением. Затем читалось Евангелие, где Он говорит ученикам: «Следите, дабы не впасть вам во искушение», а по окончании чтения снова молились». После этого процессия двинулась в Гефсиманию, которая была освещена 200 подсвечниками и где читалось Евангелие о взятии Христа под стражу, а затем направилась в город (Eger. Itiner. 36, 1-3). Блаженный Иероним (390), редактируя текст Евсевия, добавляет, что на месте Гефсиманской молитвы была поставлена церковь (Hieron. Onomast. 75, 18-19). Гефсимания изображена на мозаичной карте из Мадабы (2-я половина VI века).

Иерусалимский Бревиарий VI века (Breviarius de Hierosolyma. 7) отмечает, что в этой церкви раньше происходили исцеления после омовения, и упоминает другую церковь в Гефсимании, где находилась гробница Пресвятой Богородицы, а также место предательства Иудой Христа и место Тайной вечери (традиционно считается, что Тайная вечеря произошла в доме апостола Иоанна Богослова на горе Сион). В итинерарии Феодосия (около 530 года) перечислены место предательства, церковь Пресвятой Богородицы и место Тайной вечери («там есть четыре ложа на месте, где Господь возлег среди апостолов, и на каждом ложе помещается по три человека. Ныне некоторые из благочестия, придя туда, предпочитают иметь там трапезу (но без мяса) и возжигают светильники там, где Господь омыл ноги ученикам. Это место в пещере, и там сейчас двести монахов» (Theodos. De situ Terrae Sanctae. 10). Паломник из Пьяченцы (около 570 года) упоминает 3 ложа на месте, «где был предан Господь» (Anton. Placent. Itinerarium. 16), а Аркульф (около 670 года) — пещеру с 4 каменными столами и 2 цистернами (Adamn. De locis sanctis. 15). Последним в 724/725 годах упоминает церковь Виллибальд; примерно через 20 лет она была разрушена землетрясением.

В 1909 и 1919-1920 годах на принадлежащем ордену францисканцев участке в Гефсимании Studium Biblicum Franciscanum провел раскопки под руководством Г. Орфали (Orfali. 1924), вскрывшие остатки 2 перекрывавших друг друга храмов, апсиды которых врезаны непосредственно в склон горы. Оба храма — 3-нефные базилики с невыраженными боковыми апсидами, но центральная апсида верхнего храма — 3-гранная, а нижнего — круглая. План нижнего (раннего) храма очень вытянутых пропорций, с 7 парами колонн, линии которых продолжаются через нартекс в атрий, где стоят еще 4 колонны. Размеры храма — 20×16 м. В храме прослеживаются 2 уровня мозаичного пола византийского периода с геометрическим орнаментом.

Интересно, что, хотя оба храма врезаны апсидами в скалу (у раннего из скалы вытесана даже часть южной стены), они имеют разную ориентировку осей: нижняя церковь отклонена на 13° к северу от строго восточного направления, видимо, для того, чтобы ось проходила через большой скальный выступ в апсиде и лежащий на нем обломок скалы, который служил престолом. По всей видимости, этот камень почитался как место Моления о Чаше. Так считал и Л. Венсан, датировавший храм эпохой императора Феодосия I (379-395 годы), о чем говорят архитектурные детали, однако нельзя исключать более раннюю дату.

В западной части сооружения, вокруг атрия, сохранились остатки обширной (11×18 м) пещеры с 4 внутренними опорами; в ней открыт обломок масличного пресса и цистерна для воды, что свидетельствует о хозяйственном использовании пещеры в римское время (около 199-200 годов). Эти находки заставили Дж. Тейлор предположить, что открытый в 1909 году храм можно отождествить с церковью на месте пещеры Тайной вечери, поскольку отдельные элементы (в т. ч. остатки 3 параллельных блоков камня в северной апсиде) легко сопоставить с описанными в итинерариях VI века каменными цистернами, столами, ложами Христа и учеников. Обычай совместной трапезы в память Тайной вечери сложился у паломников в византийский период, ее вкушали в тех местах, где, согласно Евангелию, Христос беседовал с учениками (в Вифании, в Гефсимании, на горе Сион).

Раннехристианская базилика была разрушена в начале VII века, в эпоху персидского нашествия, и только во времена крестоносцев на ее месте появилась новая, бо́льшая по размеру церковь (около 30×17,7 м), пропорции которой, однако, были не столь вытянуты. В ней всего 3 пары столбов с квадрифолийным «готическим» сечением. Она ориентирована точно на восток и потому лишь отчасти перекрывает древнюю церковь. Новой ориентации отвечает и другой скальный выступ, лежащий перед престолом по оси крайнего восточного компартимента, что заставило строителей шире раздвинуть границы вимы. Скалой образованы также 2 прямоугольных престола в обеих боковых апсидах и небольшая ступень (подобие синтрона) в южной апсиде (наличие 3 престолов сопоставляют с тройственной молитвой Христа).

Новый храм францисканцев построен в 1919-1924 годах архитектором А. Барлуцци на фундаменте базилики IV века т. о., чтобы сохранить открытым большой скальный фрагмент (Камень Моления о Чаше) и фрагменты византийского мозаичного пола. Храм Гефсиманской молитвы называется также церковь Моления о Чаше, Агонии (т. е. Гефсиманского борения) или «Церковью всех наций», т. к. 16 католических стран принимали финансовое участие в его строительстве и украшении.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы с Ее гробницей, одна из главных православных святынь, сохранилась лучше по сравнению с базиликой на месте Гефсиманской молитвы. Существуют 2 традиции, связывающие Успение Пресвятой Богородицы с Эфесом и с Иерусалимом (подробнее смотри в статье Успение Пресвятой Богородицы). Почитание гробницы Пресвятой Богородицы в Гефсимании впервые фиксирует апокриф «Transitus Mariae» (около 400 года). Гробница Пресвятой Богородицы в Гефсимании неизвестна ранним авторам (Евсевию, блаженному Иерониму, святителю Кириллу Иерусалимскому) и пилигримам до VI века. Впервые храм Пресвятой Богородицы в долине Иосафата упоминается Феодосием (около 530 года), затем Анонимом из Пьяченцы (около 570 года) и Аркульфом (около 670 года), описавшим его как 2-этажную ротонду, в нижней части которой имеется пустая гробница, вырубленная в скале, и алтарь, а в верхней части — 4 алтаря (Adamn. De locis sanctis. 12, 1-5). А. Овадия считал, что церковь была октагональной, но эта гипотеза не принята большинством археологов.

Церковь могла пережить персидское нашествие или быть вновь отстроена вскоре после него (т. к. ее упоминает Аркульф), но к начале XII века верхний храм находился в руинах (вероятно, разрушен при аль-Хакиме в 1009 году), а гробница оставалась сохранной. Ее подробное описание дает игумен Даниил (1106-1108 годы): «…была высечена в камне небольшая пещерка с маленькими дверьми… а в глубине той пещеры, напротив дверец, как бы скамья высечена в том же пещерном камне,- на той скамье и было положено тело Пречистой Владычицы нашей Богородицы… По высоте пещерка та повыше человеческого роста, а в ширину 4 локтя так и так; снаружи она, как терем, красиво отделана мраморными плитами. А сверху над гробом Святой Богородицы была выстроена очень большая клетская церковь во имя Святой Богородицы Успения; ныне же разорено погаными то место. Расположен гроб Святой Богородицы внизу под великим алтарем этой церкви» (БЛДР. Т. 4. С. 48-49).

Крестоносцы перестроили поврежденное здание вновь как 2-этажное, с храмами на обоих уровнях. Фасад церкви с большим порталом, оформленным в романском стиле, сохранился до настоящего времени. К западу от церкви был создан хорошо укрепленный женский монастырь («аббатство Святой Марии долины Иосафата»), упомянутый в 1172 году паломником из Германии Теодорихом. Он описал также гробницу Богоматери как «крипту», где «стоит Ее святой гроб, покрытый самыми дорогими украшениями из мрамора и мозаики… Эта гробница имеет вокруг 20 колонн, несущих арки, фриз («бордюр») и крышу». По фризу шла стихотворная надпись: «Отсель, с долины Иосафата, ведет путь в небо! Здесь Дева, Коей доверено было взрастить Господа, некогда покоилась. Безупречная, отсюда поднялась Она к открытым для Нее вратам небесным. Для бедных грешников Свет и Путь (спасения), их Матерь и Надежда». Далее Теодорих описывает завершение церкви как «круглый свод» с шаром и крестом над ним, поддержанный 6 парами малых колонн; между этими парами по всей окружности повешены светильники. Церковь была разрушена воинами Салах-ад-Дина, взявшими Иерусалим в 1187 году, но нижний уровень с гробницей уцелел (поскольку мусульмане почитают Марию как мать Иисуса, она упомянута в Коране (36-45) и мусульманский писатель XV века Муджир ад-Дин передает предание, что пророк Мухаммад видел свет над гробницей Пресвятой Богородицы во время ночного путешествия в Иерусалим). В эпоху турецкого господства церковь принадлежала францисканцам; вероятно, некоторое время она служила мечетью (ниша в юго-восточной стене могла быть михрабом, она появилась в XVII веке, т. к. отсутствует на первых опубликованных планах святых мест Ж. Зуалларта (1585) и Б. Амико (1609)). В 1757 году храм был передан турками во владение Греческой и Армянской Церквам. В нем могут служить с разрешения православных и армянских церковных властей копты и сирийцы.

Нижний, основной уровень храма сохранился до настоящего времени. Его изучение начал Венсан; в 1925 году был опубликован план древней части; в 1937 году проводились разведочные работы западнее гробницы, открывшие в армянской части храма участки мозаичных полов с изображениями креста и надгробной надписью: «Могила Касия и Адия» (VI век?). Рядом с церковью были обнаружены остатки сооружений монастыря эпохи крестоносцев (на их месте сейчас роща оливковых деревьев). После наводнения 1972 года началась реставрация церкви, причем францисканскому археологу Б. Багатти была предоставлена возможность провести натурные исследования. Согласно их результатам, церковь датируется не ранее 440 года (самая ранняя датированная деталь — надгробная надпись Евфимии, V век). В 90-х годах XX века Иерусалимский Патриархат проводил в храме новые раскопки.

Описанная Аркульфом как круглая, нижняя церковь имела на самом деле крестообразный план, в котором хорошо различимы первоначальные вырубки скалы, кладка IV-V и XII веков. Лестница из 50 широких ступеней ведет в подземный крестообразный храм из черного базальта, относящийся к византийскому периоду. В восточной части, посреди храма, находится кувуклия Пресвятой Богородицы с гробницей, которая представляет собой вырубленную в скале камеру, вокруг нее изначально были расположены и другие гробницы. Внутри кувуклии, вдоль одной из стен камеры, имеется скальный выступ в виде погребальной скамьи. Точная датировка гробницы археологически не установлена, но ее устройство вполне соответствует погребальным обрядам Иерусалима I века по Р. Х. При строительстве храма кувуклию Пресвятой Богородицы стремились выделить из окружающего скального некрополя, для чего ближайшие к ней гробницы были срублены. Примерно так же из ранней скальной гробницы был выделен Гроб Господень, по аналогии с которым оформлена внутренняя часть гробницы Пресвятой Богородицы. Багатти удалось раскрыть погребальную «лавицу», на которой, по преданию, лежало Ее тело. Вырубленная из цельной скалы, она имеет массу щербин, оставленных верующими. С лицевой стороны ложе закрывал мраморный экран с романской аркатурой и 3 довольно большими отверстиями, позволявшими паломникам трогать и целовать боковую сторону «скамьи» (XII век). По преданию, Пресвятая Богородица была погребена в родовой усыпальнице. На уровне 20-й ступени лестницы, ведущей в подземный храм, справа в нише находится престол, посвященный праведным Иоакиму и Анне, и их гробницы, а слева, на 24-й ступени, в аналогичной нише — престол и гробница праведника Иосифа Обручника. Известно, что в церкви была погребена королева Мелизинда († 1161), супруга иерусалимского короля Фулька Анжуйского (1131-1143 годы).

За кувуклией Пресвтойя Богородицы в отдельном большом киоте находится чудотворная Иерусалимская икона Божией Матери.

Ежегодно за 3 дня до праздника Успения православным духовенством Иерусалима совершается торжественное перенесение плащаницы Божией Матери из Малой Гефсимании — подворья церкви Успения Пресвятой Богородицы, расположенного около храма Гроба Господня, в Гефсимании. Двухсторонняя плащаница в драгоценном серебряном окладе является пожертвованием графини А.А. Орловой-Чесменской.

В Пещере учеников (называемой в западной традиции Пещерой предательства), по преданию, спали апостолы во время Гефсиманской молитвы Спасителя. Это скальная пещера размером 19´ 10´ 3,5 м, в которую можно спуститься справа от входа в церковь Успения Пресвятой Богородицы. Археологическое исследование пещеры после наводнения 1956 года осуществил В.К. Корбо, показавший, что до IV веке здесь помещался пресс для отжима маслин, а в первые века христианства — храм, что подтверждается сохранившимися граффити.

Исторические источники:

Itineraria et alia Geographica // CCSL. Turnhout, 1965. T. 175.

Дополнительная литература:

Vincent L.-H., Abel F.-M. Jerusalem: Rech. de topographie, d’archéologie et d’histoire. P., 1912. Vol. 1;

Meistermann B.A. Gethsemani: Notices hist. et descriptives. P., 1920;

Bagatti В. Tempera dell’antica basilica di Getsemani // RAC. 1938. Vol. 15. P. 153-162;

Kopp C. The Holy Places of the Gospels. Freiburg, 1963.

Иллюстрации:

Литография художников Г. и Н. Чернецовых. Вход в церковь Успения Пресвятой Богородицы. 1842-1843 годы. Архив ПЭ;

Вид на Гефсиманию и Елеонскую гору. Архив ПЭ;

Пещера учеников. Архив ПЭ;

Ступени, ведущие в церкви Успения Пресвятой Богородицы. Архив ПЭ;

Кувуклия с гробницей Божией Матери в церкви Успения Пресвятой Богородицы. Архив ПЭ;

Базилика Гефсиманской молитвы. Архитектор А. Барлуцци. 1919-1924 годы. Центральная апсида. Архив ПЭ;

Древние маслины Гефсиманского сада. Архив ПЭ.

LiveInternetLiveInternet

Отче, о если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет.
Евангелие от Луки Глава 22, стих 42

После совершения Тайной Вечери — Своей последней трапезы, на которой Господь установил Таинство святой Евхаристии, — Он пошёл с апостолами к Елеонской горе.
Спустившись в ложбину Кедронского потока, Спаситель вошёл с ними в Гефсиманский сад. Он любил это место и часто собирался здесь для бесед с учениками.

Господь желал уединения, чтобы в молитве к Своему Отцу Небесному излить Своё сердце. Оставив большую часть учеников у входа в сад, трёх из них — Петра, Иакова и Иоанна — Христос взял с Cобой. Эти апостолы были с Сыном Божиим на Фаворе и видели Его во славе. Теперь свидетели Преображения Господня должны были стать свидетелями Его душевных страданий.
Обращаясь к ученикам, Спаситель сказал: «душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Евангелие от Марка глава 14, стих 34).
Мы не можем постигнуть скорби и тоски Спасителя во всей их глубине. Это была не просто печаль человека, знающего о своей неминуемой смерти. Это была скорбь Богочеловека о падшем творении, вкусившем смерть и готовом обречь на смерть своего Творца. Отойдя немного в сторону, Господь стал молиться, говоря: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».
Восстав от молитвы, Господь возвратился к трём Своим ученикам. Он хотел найти для Себя утешение в их готовности бодрствовать с Ним, в их сочувствии и преданности Ему. Но ученики спали. Тогда Христос призывает их к молитве: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна».
Ещё дважды Господь отходил от учеников в глубину сада и повторял ту же молитву.
Скорбь Христа была так велика, а молитва столь напряжённа, что с лица Его падали на землю капли кровавого пота.
В эти тяжелейшие минуты, как повествует Евангелие, «явился Ему Ангел с небес и укреплял Его».
Окончив молитву, Спаситель пришёл к Своим ученикам и вновь нашёл их спящими.
«Вы всё ещё спите и почиваете, — обращается Он к ним, — вот, приблизился час, и Сын Человеческий предаётся в руки грешников; встаньте, пойдём: вот, приблизился предающий Меня».
В это самое время сквозь листву деревьев стали проглядывать огни фонарей и факелов. Появилась толпа людей с мечами и кольями. Они были посланы первосвященниками и книжниками, чтобы схватить Иисуса, и, видимо, ожидали серьёзного сопротивления.

Впереди вооружённых людей шёл Иуда. Он был уверен, что после Тайной Вечери найдёт Господа здесь, в Гефсиманском саду. И не ошибся. Предатель заранее условился с воинами: «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите».
Отделившись от толпы, Иуда подошёл ко Христу со словами: «Радуйся, Равви», — и поцеловал Спасителя.
В ответ он услышал: «Иуда, целованием ли предаёшь Сына Человеческого?»
Предательство уже совершилось, но мы видим, как Христос пытается вызвать раскаяние в душе Своего неразумного ученика.
Между тем приблизилась стража. И Господь спросил стражников, кого они ищут. Из толпы отвечали: «Иисуса Назорея». «Это Я», — последовал спокойный ответ Христа. От этих слов воины и слуги со страхом отступили назад и упали на землю. Тогда Спаситель сказал им: если они ищут Его, то пусть берут, а ученикам пусть дадут уйти свободно. Апостолы хотели было защитить Своего Учителя. Пётр имел при себе меч. Он ударил им раба первосвященника по имени Малх и отсёк ему правое ухо.
Но Иисус остановил учеников: «оставьте, довольно». И, коснувшись уха раненого раба, исцелил его. Обращаясь к Петру, Господь сказал: «возврати меч твой в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или ты думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть? Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» И обратившись к вооружённой толпе, Христос сказал: «как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня; каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук; но теперь — ваше время и власть тьмы».
Воины связали Спасителя и повели к первосвященникам. Тогда апостолы, оставив Своего Божественного Учителя, в ужасе разбежались.
Сбылись горькие слова Спасителя, сказанные им накануне Гефсиманской ночи: «все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада».
Эту горькую чашу страданий и мучительной смерти на кресте Христос принимает добровольно, ради спасения всего человечества.

Он уничижил Себя Самого, приняв образ раба.
Послание к Филиппийцам святого апостола Павла Глава 2, стих 7



В Гефсиманском саду на коленях стоял
И молился Спаситель Отцу:
«Дорогой мой Отец» — Иисус умолял,
«Пронеси мимо чашу сию».
Волновалась душа и к престолу неслась
Ввысь молитва Иисуса Христа.
Капли пота, как кровь, по ланитам струясь,
Торопливо сбегали с чела.
Черным бархатом землю окутала ночь
И раскинула россыпи звезд.
«Вы бодритесь, друзья, Я прошу вас помочь», —
Он в поддержке нуждался всерьез.
Но сморило мужчин, задремали они,
Только бодрствовал Вышнего Сын.
«Если можно, Отец, Ты решенье смени,
Помоги Своим Словом живым».
В предрассветной тиши глас Иисуса молил,
И смертельно скорбела душа.
«Будет воля Твоя», — Он Отцу говорил,
И поднялся с колен не спеша.
В Гефсиманском саду Божий Сын получил
Подкрепленье и силу Отца.
На Голгофе Спаситель всю волю свершил
Всемогущего Бога Творца.
(Марина Н.)

Библия Онлайн

В Гефсиманском саду

После трапезы Иисус с учениками отправился в Гефсиманский сад, что был разбит на склоне Масличной горы. Он уже не раз приходил туда, чтобы вдали от шумных толп отдохнуть, подумать и помолиться. Ученики хорошо знали это место, знал его и Иуда Искариот.

Придя в Гефсиманский сад, ученики расположились на отдых. Троих из них, Петра, Иакова и Иоанна, Иисус попросил побыть с Ним — на сердце у Него было очень тяжело. Те ответили, что будут бодрствовать и не оставят Его одного.

И вот Иисус отошел немного в сторону от троих учеников, упал на колени и стал горячо молиться:

— Отче Мой! Если только можно, да минует Меня чаша сия; если можно, избавь Меня от страшной казни. Впрочем, пусть все будет по Твоей воле, а не по Моей.

Ученики же тем временем, хотя и обещали бодрствовать, все мирно уснули. Иисус подошел к ним, разбудил:

— Неужели вы и одного часа не можете побыть со Мной? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение, — сказал Он им и Сам, отойдя, продолжал молиться:

— Отче Мой! Если не может чаша эта миновать Меня, да будет воля Твоя.

Снова подойдя к ученикам, Иисус увидел, что они так и не смогли победить сон. Он опять разбудил их и сказал:

— Проснитесь! Вот, приблизился час, и Сына Человеческого предадут в руки грешников. Встаньте, пойдем — приближается предавший Меня.

Протерев сонные глаза, ученики увидели, что в свете факелов, мелькающих меж оливковых деревьев, к ним приближается толпа вооруженных людей. Во главе толпы, среди священников и старейшин, они разглядели знакомую фигуру Иуды Искариота.

Тихо, чтобы не слышали Иисус и ученики, Иуда сказал священникам:

— Кого я поцелую, и есть Тот человек, за которым вы пришли.

Затем он подошел к Иисусу и со словами: «Здравствуй, Учитель!» — поцеловал Его.

Не успел Иисус спросить Иуду: «Друг, зачем ты пришел?» — как тут же вооруженные люди бросились к Нему и схватили Его, как если бы это был опасный преступник.

Петр в гневе схватил меч и устремился на помощь Учителю. Первым же ударом он отсек ухо одному из рабов первосвященника. Но Иисус сказал ему:

— Убери свой меч, ибо все, взявшие меч, от меча и погибнут. Ты разве не знаешь, что стоит Мне попросить Отца Моего, и Он пришлет на помощь легионы ангелов? Теперь Я предаю Себя в руки врагов Моих, потому что такова воля Моего Отца.

С этими словами Иисус прикоснулся к раненому рабу, и тот исцелился.

А дальше ученикам оставалось лишь в отчаянии и смятении проводить взглядами своего Учителя, Которого, как разбойника, под стражей повели в Иерусалим.

  • < Прощание с учениками