Гнев народа

Толковая Библия
Толкование на книгу Плач Иеремии

Глава 1 2 3 4 5

О книге «Плач Иеремии».

Название книги. В еврейской Библии книга эта называется etcha ­­ «как», т. е. частицей, какою начинается 1-й ст. первой главы. Раввины назвали ее kinotti – рыдания, каковое название усвоили этой книги и греческие переводчики, назвавшие ее θρηνοι – плач, рыдания. Это название вполне определяет собою содержание книги, которая представляет собою ряд плачевных песней о погибели Иерусалима, подобных тем песням, какие слагались по случаю смерти любимых и уважаемых лиц (напр., песнь Давида о погибели Саула и Ионафана).

Писатель книги и время ее написания. LXX переводчиков (далее по тексту слово «переводчики» отсутствует) прямо приписывают книгу Плач пророку Иеремии, называя ее «Плач Иеремии». Кроме того, у LXX имеется особое надписание к книге, помещенное и в нашей славянской Библии. Оно гласит следующее: «и бысть, повнегда в плен отведен бе Израиль, и Иерусалим опустошен бяше, сяде Иеремиа пророк плачущ: и рыдаше рыданием сим над Иерусалимом и глаголаше». Отсюда с ясностью видно, что священное предание издревле считало автором книги Плач пророка Иеремию. Это же предание сохранилось и у иудеев.

Впечатление, получаемое от книги, вполне отвечает этому преданию. Во всех частях Плача ясно отражаются особенности характера Иеремии, его воззрения и даже речь книги несомненно свидетельствует о принадлежности этой книги пророку Иеремии. Затем, автор Плача, очевидно, только что пережил ужасы осады и взятия Иерусалима и пишет под свежим впечатлением совершившейся катастрофы. Ясно, что книга написана вскоре по разрушении Иерусалима, еще до того времени, когда Иеремия был увлечен своими единоплеменниками в Египет.

Предмет книги. Вся книга представляет собою изображение несчастной судьбы Иерусалима, прерываемое по временам то исповеданием грехов иудейского народа, то молитвами к Богу о помощи. Она разделяется на пять глав или песней, из которых первая, вся проникнута безутешной скорбью об отведении иудеев в плен и погибели Сиона, а равно посвящена изображению бедствий иудеев, оставшихся на развалинах разрушенного Иерусалима. Вторая песнь содержит новую и усиленную жалобу о погибели Иерусалима и царства иудейского; эту погибель пророк признает заслуженною карою за преступления иудейского народа перед Богом. Третья песнь представляет собою проявление высшего напряжения скорби пророка. Если раньше, в двух первых песнях, слышны были только звуки приближающейся грозы, то здесь гроза разражается со всею силою. Но, как гроза очищает воздух, так и великая скорбь просветляет душу, и после мучительных и горьких жалоб пророк раскрывает пред своими читателями горизонт светлых упований. Четвертая песнь представляет собою жалобу пророка в смятенном виде. Горечь скорби здесь умеряется ясным сознанием своей виновности пред Богом. Несчастье, постигшее Иерусалим, является здесь наказанием, какое жители Иерусалима навлекли на себя своими грехами. В пятой песни, наконец, община верующих, вместе с пророком, достигает полного успокоения относительно своей судьбы и если тут повторяются еще жалобы, то они высказываются спокойно; ими только констатируется известное положение иудеев.

Место книги в еврейской и греческой Библиях. Если в греческой Библии книга Плач следует непосредственно за книгой пророчеств Иеремии, то в еврейской она отнесена в отдел так называемых Ketubim, или гагиографов, и помещена вслед за книгою Песнь Песней. Основанием для собирателей еврейского канона в этом случае могло служить то обстоятельство, что в кн. Плач, собственно, прямых пророчеств не содержится, но выражаются чувства верующего сердца, и потому эта книга более походит на произведения лирического характера, каковыми, по большей части, и являются книги Ketubim.

Особенности внешней формы книги. Каждая из пяти песней Плача имеет 22 стиха, по числу букв еврейского алфавита, и только в третьей песни каждый стих разделяется на три части, так что здесь оказывается 66 стихов. Четыре первые песни представляют собою акростихи, т. е. начальные буквы их стихов суть начальные буквы еврейского алфавита. В третьей песне каждая из трех частей, или членов стиха, начинается одною и тою же буквою. Все это построение имеет глубокий смысл. Пророк как бы хочет этим сказать, что он выразил всю полноту страданий своего народа, что он не пропустил ничего, что может быть выражено обыкновенными человеческими словами, с каких бы букв они ни начинались. Только тогда, когда скорбь его утихает, именно к 5-й песне, он перестает соблюдать этот акростишный порядок и 5-я песнь сохранила только число букв еврейского алфавита, но не есть акростих.

Disler — Имя Мне — Господь Гнев (2-ая часть) — текст песни

_1 Интро_
Ангелы залиты лужами крови
Они в ней утонут, ты посмотри
Так и растает мир на ладони
С ангельской болью где-то внутри
Они же тут все понимали, но покрывали
Крыльями наши грехи
А мы с вами клали на нормы морали
Люди б не умирали, если б знали, как жить
_1 Куплет_
Рожденный на небесах, одаренный крыльями
Не знал, такое что страх, вокруг него все любили
Ведь он был воспитан любовь всегда отдавать
И как бы плохо не было там, летать в облаках
Был, порой, честив, услужлив и толерантен
Учили отпустить все, полностью доверять всем
И как бы не била судьба, все принимай, как есть
Как бы много ты не потерял – это все твой крест
Его спустили на землю в качестве эксперимента
Скептики отвечали все же без перемен там
Не менялась парадигма, кто его породил там
Он же ведь там погибнет, у них же парад сил
Он и представить не мог, что же там внизу
Мне выдал крест мой Бог, я его сам несу
Он привык этот мир всегда делить пополам
Но попав на землю, думал, что попал в ад
_Припев_
Ангелы плачут и ты посмотри что станет с тобою
В мире, погрязшем в луже крови, окольцованным болью
Ангелы плачут и ты посмотри что станет с тобою
В мире, погрязшем в луже крови, окольцованным болью
_2 Интро_
Войны во имя Христа, войны во имя Кришны
Войны во имя Ислама, да будь он проклят трижды
Войны во имя чего? Да уже похуй тем
Войны во имя наживы, секса и похоти
Каждый крестовый поход – генерация боли
Да и к черту тот Бог, коль ради него столько крови
И сколько кошмарных страниц нужно просто высечь
Для жизни единиц необходимы смерти тысяч
_2 Куплет_
Его резали, кололи, поджигали ему крылья
Подставлял левую щеку, когда по правой били
Он прощал им ошибки и молился за них
Но однажды в итоге ангел просто поник
Изнеможденный от боли с потухшими глазами
Он лежал в луже крови, но внезапно он замер
Увидев пред собой нечто огромное и страшное
Кто же ты такой, осторожно ангел спрашивал
Я тот, кто правит миром, клал на веру, враг, наверно
Тот, кто перемолол сотни голов, развеял прах по ветру
Я был таким же тут, но свои взгляды поменял
И ты запомни, друг, тут либо ты, либо тебя
Да, корыстный, инфантильный, да, я многих раздражаю
Мерзкий и невыносимый, бояться – значит уважают
На вопрос – как называть мне тебя вдруг получил ответ
Предрассудки потеряв, мое имя – Господь Гнев
_Припев_
Ангелы плачут и ты посмотри что станет с тобою
В мире погрязшем в луже крови, окольцованным болью
Ангелы плачут и ты посмотри что станет с тобою
В мире погрязшем в луже крови, окольцованным болью
_3 Интро_
За ошибки отцов будут отвечать сыновья
Так будет до конца концов, пока правлю я
Дураков всегда будет достаточно, а это значит
Катаклизмами болезненный я буду давать сдачи
Все это прекратится, когда каждый научится
Ценить то, что имеет и детей своих научит сам
Когда иссякнет личина последнего дурака
Как … а значит, что никогда
Другие тексты песен «Disler»
Другие названия этого текста

Гнев и ярость (ТВ)

У Роба Лоу в фильмографии встречаются и хорошие фильмы и полный треш, и я была уверена, что «Гнев» будет из второй категории. Как говорится, я никогда так не ошибалась.
Большинство подобных фильмов о том, как несправедливо обиженные или мстят обидчикам или ещё как-то компенсируют свои неприятности, здесь же главный герой только успевает уворачиваться от несущегося на него локомотива. И то, что он делает, настолько понятно и по-человечески, что это не может не подкупить. Причём, и это особенно подкупает — он совсем не похож ни на супергероя, борющегося со злом, ни на кроткого безобидного увальня, уповающего на волю божью! Главный герой настолько похож на вашего соседа, что за него и его судьбу начинаешь по-настоящему переживать. В попытках защитить себя и свою беременную жену, Том ведет себя как обычный человек. И в процессе испытывает всем знакомые чувства страха, гнева, ярости, беспомощности… Не знаю, меня очень порадовало, что он не побежал стряхивать пыль с огнемётов, зарытых под домом.
Главгад настолько убедителен в своей роли, что на мой взгляд переиграл всех остальных.
Само собой местами логика происходящего хромает на обе ноги, но это не испортило впечатление от просмотра.