Грузинский патриарх Илия

Или ты, Илия

Недовольство вместо поздравлений

Вместо поздравления католикос-патриарх всея Грузии Илия II послал в Москву гневный протест в связи с попыткой вторжения РПЦ на «каноническую территорию» Грузинской церкви.

«Вы желаете направить выпускников духовных школ в помощь армейским командирам в российские воинские части, находящиеся в Абхазии, Цхинвальском регионе, — пишет Илия II Кириллу. — Русская Церковь всегда признавала и признает юрисдикцию Грузинской Церкви как в Абхазии, так и в Цхинвальском регионе, поэтому нам непонятны такие заявления, и они ставят всех нас в тяжелое положение».

Речь идет о письме, разосланном в первой половине ноября по епархиям РПЦ председателем ее Учебного комитета о. Максимом Козловым. В лучших советских традициях он предлагает агитировать выпускников послужить после рукоположения год-другой в «горячих точках», чтобы потом гарантированно получить местечко в Москве или Петербурге. «Такая ситуация вызывает в нашем обществе справедливое большое недовольство и протест», — подытоживает Илия II, всего 5 месяцев назад уговаривавший грузинскую оппозицию не громить российское посольство после провокационных действий в Тбилиси депутата Госдумы, коммуниста Сергея Гаврилова.

«Заговор»

Католикос-патриарх всея Грузии Илия II. Фото: РИА Новости

Громкое эхо тех событий вновь раздается на тбилисских улицах. У парламента страны набирает обороты акция оппозиции, недовольной тем, что правящая партия «Грузинская мечта» не выполнила 14 ноября свое обещание, данное протестующим в июне, — перейти на пропорциональную систему выборов в парламент. На проспекте Руставели развернут палаточный городок, к стенам парламента сносят покрышки и материалы для строительства баррикад. Главным объектом народного гнева стал главный грузинский олигарх — Бидзина Иванишвили, которого, подобно украинскому коллеге Игорю Коломойскому, подозревают в «работе на Кремль» в интересах собственного бизнеса.

Однако в «архитектуре» грузинского протеста есть существенное отличие от Украины. И оно состоит в особой роли церкви, точнее — в использовании противоборствующими политическими силами фактора борьбы за патриарший престол.

Илия II возглавляет автокефальную Грузинскую церковь с 1977 года, ему уже 86 лет. В брежневские времена возглавить церковь в СССР без санкции КГБ было невозможно. А КГБ не любил назначать на такие посты людей, на которых у него не было компромата.

Еще при Шеварднадзе в Грузии были опубликованы учетные карточки Илии II, из которых следовало, что он является агентом под псевдонимом «Ивериели».

Учетная карточка на имя агента КГБ «Ивериели», данные которого совпадают с данными католикоса-патриарха Грузии Илии II

Однако на фоне низкого рейтинга государственных институтов и политических партий старец-патриарх остается для большинства грузин главным национально-духовным символом и пользуется довольно большим доверием.

В открытую фазу «битва за патриаршество» перешла 26 октября, когда влиятельный митрополит Бодбийский Иаков (Якобашвили) дал сенсационное интервью телеканалу «Пирвели». Он рассказал, что пару лет назад участвовал в секретном совещании в кабинете бывшего премьер-министра Георгия Квирикашвили (присутствовал ли сам премьер — неизвестно). Другими участниками встречи были действующие премьер-министр Георгий Гахария и министр внутренних дел Вахтанг Гомелаури. На ней якобы обсуждали проект смещения Илии II. А сама встреча была устроена близким к Иванишвили предпринимателем Вано Чхартишвили. Через два дня после интервью Иаков был освобожден от должности главы Финансовой комиссии Грузинской патриархии.

По словам иерарха, со стороны церкви в «заговоре» участвовали

митрополит Чкондидский Петр (Цаава) и протоиерей Георгий Мамаладзе, который сейчас сидит в тюрьме и ответить за себя не может. В 2017-м его осудили по «делу о цианиде», поводом для которого стало задержание протоиерея в тбилисском аэропорту с цианистым калием в багаже. Он вылетал в Берлин, где в то время проходил лечение Илия II

и, по первоначальной версии следствия, собирался отравить самого патриарха.

Позже обвинения смягчили, осудив протоиерея за намерение отравить бессменную секретаршу Илии II Шорену Тетруашвили. Сам осужденный и его адвокаты утверждали, что цианид о. Георгию подбросили, и теперь Синод Грузинской патриархии ходатайствует о его помиловании.

«Ответка»

Митрополит Петр (Цаава) был изгнан с заседания Синода, во время которого чуть не набросился с кулаками на 86-детнего патриарха Илию II. Фото: Wikimedia

Мамаладзе ответить Иакову не может, но зато ему ответил другой «обвиняемый» — митрополит Петр (Цаава), причем очень эффектно, с дракой на внеочередном заседании Синода в Тбилиси 31 октября. Примечательно, что в отличие от своего оппонента Петр имеет репутацию прозападного и проконстантинопольского иерарха. На заседании он заявил, что в Синоде имеется влиятельное «голубое лобби», покрываемое Илией II, которого Петр также обозвал «мужеложником». При этом, по словам других участников заседания,

он попытался наброситься на старца, так что другим архиереям пришлось сдерживать темпераментного митрополита и силой выводить его из Синода.

Тут же Петра освободили от управления епархией и сослали на покаяние в монастырь.

Там его нашла телекомпания «Мтавари», которой разжалованный иерарх наговорил еще массу «компромата». По словам Петра, Илия II — не только «мужеложник», но и ценитель порнографической продукции, которую ему якобы поставлял осужденный протоиерей Мамаладзе. Высказал митрополит и политические обвинения — в том, что «Илия Второй безоговорочно подчиняется российскому патриарху Кириллу», вместе с которым входит в круг учеников покойного митрополита Никодима (Ротова), и сотрудничает с партией «Демократическое движение — единая Грузия» Нино Бурджанадзе. Митрополит Петр отверг подозрения в том, что он сам работает на Бидзину Иванишвили и своими громкими разоблачениями пытается заглушить заявления митрополита Иакова.

Этот скандал моментально перетек в большую политику. Лидер фракции оппозиционного «Национального движения» в парламенте Роман Гоциридзе потребовал от властей расследования обвинений в заговоре против патриарха. А когда власти следственную комиссию создавать отказались, сделал вывод:

«Это прямое подтверждение того, что «Грузинская мечта» готовила невиданный переворот с целью свержения патриарха».

Со второй попытки, в середине ноября грузинский парламент все же начал формирование специальной следственной комиссии по этому делу.

В свою очередь, грузинский омбудсмен Нино Ломджария призвала начать расследование обвинений в сексуальных преступлениях грузинских иерархов, которые, по ее словам, «могли быть совершены в отношении несовершеннолетних». Она призвала пострадавших граждан без страха обращаться в правоохранительные органы с соответствующими жалобами.

Митрополит Цилканский Зосима (на фото) был обвинен в домогательствах до семинаристов. Сын ключего свидетеля по делу неожиданно повесился в своей тбилисской квартире. Фото: Wikimedia

Этот призыв и предшествующие ему события подняли медиаволну. Священник Георгий Схиладзе обвинил в домогательствах к семинаристам митрополита Цилканского Зосиму (Шиошвили), который в прошлом, еще с советских времен, был ректором Мцхетской духовной семинарии и близким соратником Илии II. О. Георгий якобы обращался в церковный суд, куда был готов представить свидетелей, но Илия II заблокировал разбирательство.

На фоне нарастающего скандала, утром 7 ноября в тбилисской квартире нашли повешенным епископа Иасона (Цамалаидзе) — сына отлученного от Грузинской патриархии епископа Христофора. Подобно Петру, епископ Христофор также обличал других иерархов «в мужеложстве», за что был отлучен еще в 1995 году. Дело в том, что Христофор является ключевым звеном в цепочке доказательств со стороны обвинения против митрополита Зосимы, поскольку располагает письменными показаниями пострадавшего семинариста.

В связи с загадочной гибелью епископа возбуждено дело по статье «доведение до самоубийства», и Христофор пока молчит.

При чем здесь Украина?

Рядовое духовенство Грузии в значительной своей части симпатизирует митрополиту Петру. Игумен Чкондидского монастыря Андрей в интервью телеканалу «Мтавари» заявил, что на церковь очень плохо влияет культ личности патриарха, любая критика которого жестко подавляется, в том числе государственными властями. А правозащитное «Движение за равенство» выступило категорически против использования темы гомосексуальности в политической борьбе, в том числе церковной: «Не будем забывать, что мы живем в светском государстве, где гомосексуальность не является преступлением, не говоря уже о грехе».

Но политики в этом деле действительно очень много.

Патриарх Илия II: «В жизни все главное»

Католикос-патриарх всея Грузии Илия II сегодня прибудет в Москву, где 21 января ему будет вручена премия Международного общественного фонда единства православных народов.

25 декабря 2012 года исполнилось 35 лет Патриаршего служения Святейшего и Блаженнейшего Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II. Те изменения, которые произошли за эти годы в Грузинской Церкви, поражают: народ обрел веру, храмы и монастыри восстановлены, возрождены церковные искусства. Но еще более изумляют всенародная любовь и уважение к Патриарху.

Патриарх Илия в буквальном смысле слова «отец» всех грузин, любящий и любимый ими. «Я не могу без вас, — как-то обратился он к своей пастве, — и вы не можете без меня». Эта фраза самым точным образом характеризует взаимоотношения народа и Патриарха в Грузии.

Патриарху Илии удается участвовать и в жизни общества, и в жизни каждого человека, будь-то высокопоставленный чиновник, академик или нищий, пришедший за подаянием. Обычно после одной встречи со Святейшим люди уходят преображенными. Почувствовав истину, они тянутся к источнику истины Христу. Патриарх говорит тихо, кротко, просто, но силу имеет каждое его слово.

При расставании у нас непроизвольно вырывается из самого сердца: «Ваше Святейшество! Мы с Вами были, словно в раю!» — «Приезжайте почаще, и вы часто будете в раю», — отвечает с улыбкой Святейший Патриарх.

От всей души мы желаем Патриарху Илии крепости душевных и телесных сил и щедрой помощи Божией в его Первосвятительском служении. А нашим читателям предлагаем интервью, записанное в августе 2012 года в Патриаршей резиденции в Тбилиси.

Фото Юлии Маковейчук

— Ваше Святейшество! Позвольте поблагодарить Вас за то, что Вы согласились принять нас сегодня и обратиться к русскому народу и к России, в которой Вас очень любят!

— Я сердечно приветствую все народы Российской Федерации. И желаю, чтобы с ними всегда пребывали мир и благополучие. Я сердечно приветствую Вас и благодарен за то, что Вы прибыли к нам и потрудились.

Праздник святого Георгия

— Как Вы в атеистические годы избрали путь служения Церкви?

— Я рос в православной, очень доброй семье. Мои родители старались всегда помогать другим. Моего отца звали Георгий. Праздник святого Георгия отмечается у нас в Грузии два раза в году. И вот когда он наступал, наш дом заполняли нищие. Вместе с ними мы садились за стол. Потом поприветствовать моего отца приезжали знатные лица нашего края.

У нас часто собиралось духовенство, изгнанное из своих церквей и монастырей. Мы их оберегали, кормили, поили, одевали. В нашем доме находилась русская монахиня, матушка Палладия, которую мы очень любили; у нее была отдельная комнатка. После службы она приносила мне и дарила гривенник. Гривенник — это 10 копеек. За гривенник я покупал двух красных «петушков» на палочке.

Мы ходили в храм Пророка Божия Илии. И это знаменательно: в миру меня звали Ираклием, а по молитвам пророка Илии я стал Илией.

Позднее мой отец купил два участка земли на нашей улице во Владикавказе и на них устроил молитвенный дом в честь Покрова Божией Матери (это было сразу после войны или в последний военный год). И я помню, как много верующих, которые ходатайствовали о его открытии, приходили к нам. Они повторяли: «Мы идем к Филоненко» (уполномоченному по делам религии). И вот это врезалось в мою память: что каждый день они ходили к Филоненко, иногда ездили в Москву. И это продлилось до тех пор, пока «Москва» не разрешила им открыть молитвенный дом. Тогда нам прислали замечательного духовного отца — священника Емелиана Касимова.

Сно. Деревня, в которой родился Патриарх Илия II

«Неужели в семинарии и академии вас этому учат?»

Вот в такой семье я рос, и это определило мой путь. Когда я окончил среднюю школу, то по ходатайству служившего у нас молодого священника я был направлен в Загорск, в Троице-Сергиеву лавру, подал свои документы и был принят в число студентов.

— Кто в духовном плане оказал на Вас наибольшее влияние?

— Многие. Моя крестная мать монахиня Зоили (Валишвили). Она часто приезжала к нам. Духовным отцом нашей семьи был осетин — отец Михаил Зацоев. Он тоже духовно влиял на нашу семью.

Когда я начал учиться, ректором Московских духовных школ был отец Константин Ружицкий, умный, духовный и мудрый человек. Я очень его уважаю, и люблю, и благодарю. У меня в резиденции висит его портрет. Большое впечатление производила его супруга, матушка Мария.

Нас исповедовал отец Петр, лаврский архимандрит. И когда я говорил о себе, что вот, я грешный, такой, сякой, и гордость, и все…, он начинал плакать, спрашивал: «Неужели в семинарии и академии вас этому учат?»…(вздыхает). Такие высоко духовные лица были в Троице-Сергиевой лавре.

Фото Юлии Маковейчук

— А здесь в Грузии… отец Шио (Дзидзава)?

— Отец Шио уже в бытность моего епископства. Он приезжал ко мне из Цхакайя (современный город Сенаки) сначала в Батуми, потом в Сухуми и исповедовал меня, принимал участие в богослужении. Необыкновенный человек! Немного юродствовал. Я очень полюбил его. Он был старше меня, и когда он замечал, что мне трудно, говорил: «Владыка — на исповедь». Когда же он видел, что из-за какого-то греха я был взволнован, он обнимал меня: «Молись, владыка, не переживай. И со мной случалось такое». Этим он утешал меня.

Может быть, такое никогда с ним и не случалось, но он был настолько снисходителен и благороден, что брал этот грех на себя ради того, чтобы утешить меня. И когда я заканчивал исповедь, он обнимал меня со словами: «Владыка, теперь ты уже ангел. Господь да простит твои прегрешения».

Стоять выше конфликта

— Замечательных подвижников Вы встречали, Ваше Святейшество. Что на их примере самое главное в духовной жизни для нас, современных христиан?

— Вы знаете, все главное. Нет ничего второстепенного. И молитва — главное, и пост — главное, и отношения между людьми — главное. Нельзя быть верующим человеком и ненавидеть людей. Я не могу сказать, что верующий человек должен быть святым. Святым должен быть, но не получается иногда. Не иногда, а часто. И мы уповаем на милость Божию, на Его милосердие. Господь покроет наши грехи.

Самое главное еще — отношение к Церкви верующего человека и отношение к духовнику. При этом духовник должен быть смиренным: привести верующего человека к Богу, а сам — остаться в тени. Он не должен заслонять видение Господа человеком. Так что все — главное. Надо быть открытым. Надо быть любвеобильным. Надо быть милостивым. Надо видеть нужды других людей.

— Но как практически этому научиться? Очень часто мы живем без любви, даже с близкими ссоримся!

— Я всегда ставлю себя на место другого человека. Если человек недоволен тобой или сказал дерзкое слово, то нужно искать причину не в нем, а в себе, стоять выше конфликта. Не отвечать с раздражением. У нас был очень мудрый Патриарх Каллистрат, и однажды ему человек, чем-то расстроенный, говорит: «Вы — Иуда». А Патриарх ему так спокойно ответил: «Я не Иуда, я Католикос-Патриарх всея Грузии». И тот ушел.

Наверное, главное — иметь смирение. Если человек имеет смирение, то он терпит все и переносит. Знаете, мы очень часто показываем себя, показываем людям, что мы верующие, что мы благочестивые и так далее. А на самом деле мы — самые грешники. Прежде всего, я говорю о себе. Надо всегда помнить, что мы видим внешние черты человека, лицо человека. А Господь видит сердце человека.

Творчество — это потребность

— С детства я восхищаюсь Грузией. Для меня это жемчужина, которая сияет всему миру, соединяя в себе красоты природы, древнейшие памятники культуры, щедрость души, традиционные ценности. Что Грузия для Вас?

— Однажды я сказал на проповеди нашему народу, что я не знаю, я — в Грузии или Грузия — во мне. Грузия действительно выделяется своей искренностью, правдивостью. Это я говорю не потому, что я грузин. Я побывал почти во всех Православных Церквах и не видел такого любвеобильного народа, как в Грузии. Когда приезжают Патриархи, они удивляются: откуда это? И в то же время грузины — не фанатики, они просто добрые верующие люди. Мы очень любим искусство, красоту…

Новый кафедральный собор Святой Троицы в Тбилиси

Я иногда пишу музыку. Вы слышали мою музыку?

— Да, я очень люблю Вашу музыку. И это мой следующий вопрос — что значит творчество в Вашей жизни?

— Творчество — это потребность. Оно само приходит. Эта музыка, она внутри, в моем сердце и разуме. Она не может находиться постоянно сокрытой, поэтому выходит наружу.

Однажды, будучи епископом или митрополитом, я приехал в Москву. На улице стояла дождливая погода. А в моем номере (не то в «Советской» гостинице, не то в «Украине») было пианино. Я сел и начал перебирать клавиши. Получилась музыка, которую я назвал «Мысли о прошлом и грядущем».

Мое первое сочинение — это музыкальная обработка молитвы «Святый Боже». Никто тогда не знал, что я пишу музыку. Я и сам относился к этому как-то несерьезно. И вот я сопровождал Святейшего Патриарха Ефрема на конференцию в Прагу.

«Трисвятое»

«Κύριε ελέησον»

«Agnus Dei»

Нас привезли в большой зал. Вероятно, этот зал раньше был храмом. Я увидел в глубине сзади большой орган и сказал Святейшему: «Я сейчас приду». Поднялся наверх и сыграл Трисвятое. Наш Святейший сразу понял, что это я и что это за молитва. Он стал петь: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». Теперь эта молитва облетела весь мир и где есть грузины, там они поют это «Святый Боже».

— Ваше «Святый Боже» я впервые услышала на Кипре…

— Вот… А потом, года три тому назад, был новогодний концерт в Батуми. И одна наша известная певица исполнила «Ave Maria» Шуберта, и настолько эмоционально, что у меня появилось желание написать самому. Но представляете, как трудно, после Баха, и Гуно, и Шуберта писать «Ave Maria»?!

«Ave Maria» значит «Радуйся, Мария». Это «Богородице, Дево, радуйся», точно те же слова, только добавлено: «Божия Матерь, помоги мне ныне, во время кончины». Одна из самых древних молитв.

И вот я начал подбирать ноты в Грузии, а потом поехал в Германию на исследование здоровья и там закончил. Получилось то, что получилось. Не знаю, Вам нравится или нет?

«Ave Maria»

— Со слезами на глазах слушала я это произведение, исполнявшееся на концерте в Париже. Так меня тронула Ваша музыка! Она доступна для каждого человека и касается самого сердца. Спасибо Вам!

— Некоторым не нравится, что я написал несколько произведений на латинские тексты. Но я же писал их не для храма, а для концерта.

Надо быть близким к народу

— Сегодня распространено мнение, что вера и наука несовместимы. Ваш пример доказывает обратное! Как и почему Вы решились вести диалог с научной интеллигенцией? В чем видите его смысл?

— Это традиция Грузинской Церкви — иметь хорошие отношения с учеными. Каждый монастырь исторически был не только местом, где подвизались монахи, но и культурным, и научным центром. Там делали переводы, сочиняли оригинальные произведения и т. д. Поэтому мы просто следуем традиции. Например, Президент Грузинской Академии наук почти каждое воскресение приходит к нам, приходят и профессора. Мы беседуем не только о научных исследованиях, но и об их нуждах.

Фото Юлии Маковейчук

— За 35 лет Вашего Патриаршества сделано невероятно много. Как было возможно духовно возродить страну за столь короткий и исторически непростой период?

— Это воля Божия. Когда произошла моя интронизация, то ко мне пришел один человек, очень духовный, и сказал: «Это настолько тяжелый крест, что Вам трудно будет нести его. Поэтому молитесь за грузинских царей и Патриархов, и они Вам будут помогать». И мы каждую службу, особенно патриаршую службу, поминаем всех грузинских царей и всех Патриархов. Это помогает.

К нам приезжал Александрийский Патриарх Николай, и он говорил, что в Грузии столько святых мучеников, и преподобных, и святителей, что она всегда пребудет под покровом Божиим и Божией Матери. Так оно и есть: наши храмы переполнены верующими людьми.

Руки, протянутые за благословением к Патриарху Илии II

Надо быть близким к народу. Не надо свысока смотреть на людей. Народ — это наши братья и сестры, наши духовные чада. Я всегда был близок к моей пастве со дня интронизации. Я помню, мы договорились с властью, что можно будет пустить в Светицховели шесть тысяч, не больше. Но как нахлынул народ: люди заполонили все улицы, и двор, и храм. Они прорвали кордоны, и милиционеры побросали свои посты. Такой была наша первая встреча.

А после того люди все прибавлялись, и прибавлялись.

— Ваше Святейшество! Пожалуйста, Ваше благословение русскому народу и пожелание, каким Вы видите наше будущее! Мы всегда чувствуем Вашу любовь и молитву за Россию, Ваше доброе отношение к нам.

— Я прошу Господа, чтобы Господь сохранил ваши народы в мире, любви и благополучии. То, что произошло между Россией и Грузией, — открытая рана. Но это не влияет на отношения между нашими народами. Наши народы по-прежнему любят друг друга. И мы молимся о Вашей Церкви, о Святейшем Патриархе Кирилле, о других иерархах. Я думаю, что те недоразумения, которые произошли между нами, будут урегулированы.

Грузия всегда любила и любит Россию. В России множество святых подвижников. Видите роспись на этой стене? Здесь среди грузинских святых изображены преподобные Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Мы очень чувствуем их помощь, их молитву.

Бог да благословит русский народ, всех верующих для делания добра. Спасибо вам!

Сердечно благодарю митрополита Димитрия Батумского и Лазского за помощь в подготовке этого материала. Фото — из открытых Интернет-источников.