Хаксли о новый дивный мир

LiveInternetLiveInternet

Jiva108 все записи автораДа, можно улыбаться, улыбаться — и быть мерзавцем
При правильном их применении слова способны быть всепроникающими, как рентгеновские лучи. Прочтешь – и ты уже пронизан и пронзен.
Счастье – хозяин суровый. Служить счастью, особенно счастью других, гораздо труднее, чем служить истине, если ты не сформован так, чтобы служить слепо.
Когда человек окружен недоверием, то он сам начинает не доверять.
Безумие чувств заразительно.
Боль ужасает людей — и притягивает.
По сотне повторений три раза в неделю в течение четырех лет. Шестдесят две тысячи четыреста повторений — и готова истина. Идиоты!
Но целомудрие рождает страсть, рождает неврастению. А страсть с неврастенией порождают нестабильность. А нестабильность означает конец цивилизации. Прочная цивилизация немыслима без множества услаждающих пороков.
Что человек соединил, природа разделить бессильна.
Не хочу я удобств. Я хочу Бога, поэзии, настоящей опасности, хочу свободы, и добра, и греха.
— У тебя вид совсем больной! Съел что-нибудь неподходящего?
Дикарь кивнул:
— Я вкусил цивилизации.
— ???
— И отравился ею; душу загрязнил.
В натуральном виде счастье всегда выглядит убого рядом с цветистыми прикрасами несчастья. И, разумеется, стабильность куда менее колоритна, чем нестабильность. А удовлетворённость совершенно лишена романтики сражений со злым роком, нет здесь красочной борьбы с соблазном, нет ореола гибельных сомнений и страстей. Счастье лишено грандиозных эффектов.
Одно из главных назначения друга — подвергаться (в смягченной и символической форме) тем карам, что мы хотели бы, да не можем обрушить на врагов.
Как бы интересно стало жить на свете, если бы можно было отбросить заботу о счастье.
Разумеется, новый тоталитаризм вовсе не обязан походить на старый.
Затяжное самогрызенье, по согласному мнению всех моралистов, является занятием самым нежелательным. Поступив скверно, раскайся, загладь, насколько можешь, вину и нацель себя на то, чтобы в следующий раз поступить лучше. Ни в коем случае не предавайся нескончаемой скорби над своим грехом. Барахтанье в дерьме – не лучший способ очищения.
Я — это я, уйти бы от себя.
Предпочитаю быть самим собой. Пусть хмурым, но собой. А не кем-то другим, хоть и веселым.
Цивилизация абсолютно не нуждается в благородстве или героизме. Благородство, героизм – это симптомы политической неумелости.
Если ты не такой, как другие, то обречен на одиночество.
Велика сила правды, но еще могущественнее — с практической точки зрения — умолчание правды.
Бог несовместим с машинами, научной медициной и всеобщим счастьем.
Как это могу я? Нет, по настоящему спросить бы надо: «Как это я не могу?» — или, вернее (я ведь отлично знаю, отчего я не могу), «А что бы, если бы я мог, если б я был свободен, а не сформован по-рабьи?
Повышенные умственные данные налагают повышенную моральную ответственность. Чем одаренней человек, тем способнее он разлагать окружающих.
Не желающие зла точно так же причиняют боль, как и желающие.
Обоснование сомнительными причинами того, во что веришь по другим сомнительным причинам, — вот так надо определить философию.

Но поскольку законы устанавливаю я, то я могу и нарушать их. Причём безнаказанно…
(с) «О дивный новый мир» Олдос Хаксли

ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ_ЗНАНИЕ

Деревьев жизнь прейдет, леса поникнут,

Туман прольется тихою слезою,

И пашня примет пахаря в объятья,

И лебедь умрет.

Теннисон

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Все было оговорено в телеграммах. Джереми Пордиджу следовало искать цветного шофера в серой форменной одежде с гвоздикой в петлице, а цветному шоферу — англичанина средних лет с томиком стихов Вордсворта. Несмотря на вокзальную сутолоку, они без труда нашли друг друга.

— Вы шофер мистера Стойта?

— Мистер Пордидж?

Джереми кивнул и слегка развел руками — жест манекена, Вордсворт в одной руке, зонтик в другой, — как бы показывая, что прекрасно сознает все свои недостатки и сам посмеивается над ними этакая жалкая фигура, и к тому же в самом нелепом облачении «Настоящий заморыш, — словно говорила его поза, — да уж какой есть». Оборонительное и, так сказать, профилактическое самоуничижение вошло у Джереми в привычку. Он прибегал к этому средству на каждом шагу. Вдруг новая мысль поставила его в тупик. Не принято ли здесь, на этом их демократическом Дальнем Западе, пожимать руки шоферам — особенно неграм, просто чтобы пока зать, что ты не корчишь из себя важную птицу, хотя твоей стране и выпало на долю нести бремя Белого Человека?. В конце концов он решил воздержаться. Точнее говоря, решение было принято за него — как всегда, подумал он про себя, испытывая от сознания собственных недостатков странное извращенное удовольствие. Пока он гадал, как поступить, шофер снял картуз и, щеголяя старомодной учтивостью черной прислуги, но немного переигрывая, поклонился и сказал с широкой белозубой улыбкой: «Добро пожаловать в Лос-Анджелес, мистер Пордидж, саа! — Затем, сменив тональность своего распе ва с торжественной на доверительную, продолжал: — Я признал бы вас даже по голосу, мистер Пордидж. И без книги».

Джереми чуть смущенно усмехнулся. Проведя в Америке неделю, он стал стесняться своего голоса. Плод обучения в стенах кембриджского Тринити-колледжа за десять лет до войны, он был тонок и мелодичен, звуча ние его напоминало вечернюю молитву в английском соборе. Дома никто этого не замечал. Джереми никогда не приходилось ради самообороны подшучивать над своим голосом, не то что над внешностью или над возрастом. Здесь же, в Америке, все было иначе. Стоило ему заказать чашечку кофе или спросить дорогу в убор ную (которая в этой непостижимой стране и уборной то не называлась), как на него начинали глазеть с бес пардонным любопытством, словно на забавного уродца в парке аттракционов. Это уже переходило всякие границы.

— Где мой носильщик? — поспешно сказал он, чтобы сменить тему разговора.

Через несколько минут они были в пути. Устроившись на заднем сиденье, подальше от шофера, чтобы не быть втянутым в беседу, Джереми Пордидж с удовольствием отдался чистому наблюдению. За окном бежала Южная Калифорния, оставалось только глядеть и не зевать.

Первыми перед его взором предстали бедные кварталы, где жили африканцы и филиппинцы, японцы и мек сиканцы. Какие перетасовки и комбинации черного, жел того и коричневого! Какое сложное смешение кровей! А девушки — как они были прекрасны в этих платьях из искусственного шелка! «В муслине белом леди-негритянки». Его любимая строка из «Прелюдии». Он улыбнулся про себя. А трущобы тем временем уступили место высоким зданиям делового района.

Народ на улицах пошел посветлее. На каждом углу — закусочная. Мальчишки продавали газеты с заголовками, кричащими о наступлении Франко на Барселону. Большинство девушек, казалось, молятся про себя на ходу; но потом, поразмыслив, он решил, что они просто пережевывают жвачку. Жуют, а не молятся. Затем автомо биль внезапно нырнул в туннель и выскочил в другом мире — просторном, неопрятном мире пригородов, бензоколонок и афиш, маленьких коттеджей с садиками, незастроенных участков и бумажного мусора, разбро санных там и сям магазинчиков, контор и церквей — церквей примитивных методистов, выстроенных, как ни странно, в стиле гранадской Картухи, католических церквей, похожих на Кентерберийский собор, синагог, замаскированных под Айя-Софию, сциентистских церквей с колоннами и фронтонами, точно банки. Был зимний день и раннее утро, но солнце сияло ярко, на небе ни облачка. Машина ехала на запад, и косые солнечные лучи по очереди высвечивали перед нею, словно прожектором, каждое здание, каждую рекламу и афишу, будто специально демонстрируя новоприбывшему все здешние виды.

ЗАКУСКИ. КОКТЕЙЛИ. КРУГЛОСУТОЧНО.

ДЖАМБО ЭЛЬ.

ДЕЛАЙТЕ ДЕЛО, ЕЗДИТЕ СМЕЛО НА КОНСОЛЬ-СУПЕРБЕНЗИНЕ!

ЧУДО-ПОХОРОНЫ В БЕВЕРЛИ-ПАНТЕОНЕ ОБОЙДУТСЯ НЕДОРОГО.

Автомобиль катил дальше, и вот на открытом месте возник ресторан в виде сидящего бульдога, вход меж передних лап, глаза освещены изнутри.

«Зооморф, — пробормотал себе под нос Джереми По рдидж, и еще раз: — Зооморф». Как истый ученый, он любил смаковать слова. Бульдог канул в прошлое АСТРОЛОГИЯ, НУМЕРОЛОГИЯ, ВРАЧЕВАНИЕ ДУШ

ОТВЕДАЙТЕ НАШИХ НАТБУРГЕРОВ — что это за штуки? Он решил попробовать, как только подвернет ся случай. И запить джамбо-элем.

ОСТАНОВИСЬ И ЗАЛЕЙ КОНСОЛЬ-СУПЕРБЕНЗИНА.

Шофер неожиданно остановил машину.

— Десять галлонов самого лучшего, — распорядился он и, обернувшись к Джереми, пояснил: — Это наша компания. Мистер Стойт, вот кто ее президент. — Он указал через улицу на другую вывеску.

ССУДЫ НАЛИЧНЫМИ ЗА ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ, — прочел Джереми, — КОНСУЛЬТАЦИИ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ, ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ.

— Эта тоже наша, — гордо сказал шофер.

Они тронулись дальше. С огромной афиши глядело лицо прекрасной девушки, искаженное страданием, — ни дать ни взять Магдалина.

РАЗБИТАЯ ЛЮБОВЬ, — гласила надпись. — ПО НАУЧНЫМ ДАННЫМ, 73 ПРОЦЕНТА ВЗРОСЛЫХ СТРАДАЮТ ГАЛИТОЗОМ.

В ПЕЧАЛЬНУЮ МИНУТУ ПОЗВОЛЬТЕ БЕВЕРЛИ ПАНТЕОНУ СТАТЬ ВАШИМ ДРУГОМ МАССАЖ ЛИЦА, ПЕРМАНЕНТ, МАНИКЮР.

БУДУАРЧИК БЕТТИ.

Сразу за будуарчиком было отделение «Уэстерн юнион». Отправить телеграмму матери… Боже милосерд ный, он едва не забыл! Джереми подался вперед и извиняющимся тоном, каким всегда говорил с прислугой, попросил шофера на минутку остановиться. Машина встала. С озабоченным выражением на робком, кроличь ем личике Джереми вылез и затрусил через улицу в отделение.

«Миссис Пордидж, „Араукарии“, Уокинг, Англия», — написал он, чуть улыбаясь. Изысканная нелепость этого адреса служила ему постоянным источником удовольствия. «Араукарии», Уокинг. Купив дом, мать хотела изменить его название как слишком претенциозно-бур жуазное, слишком похожее на шутки Хилери Беллока «Но в этом же вся прелесть, — запротестовал он. — Это же очаровательно». И он стал объяснять ей, как великолепно подходит им этот адрес. Какое изящное комичес кое несоответствие между названием дома и внутренним обликом его обитателей! И какой тонкий, парадоксально перевернутый смысл в том обстоятельстве, что старая подруга Оскара Уайльда, умудренная жизнью, изысканная миссис Пордидж будет писать свои блестящие пись ма из «Араукарий», и из этих же самых «Араукарий», находящихся, заметьте, в Уокинге, будут появляться труды, полные разносторонней учености и особого рафинированного остроумия, коими ее сын снискал себе репутацию. Миссис Пордидж почти сразу сообразила, куда он клонит. Слава Богу, ей не приходилось ничего разжевывать. Ей было вполне достаточно намеков и анаколуфов, уж она-то схватывала все на лету. «Араукарии» остались «Араукариями».

Краткое содержание Хаксли О дивный новый мир

В романе рассказывается о вымышленной планете. На дворе продолжается 632 год Эры Форда. Форд был великим человеком, создавшим автомобильную компанию. Для народа планеты Форд стал Богом. В стране процветала технологическая промышленность. Дети зарождались методом неестественного оплодотворения. Яйцеклетки выращивались в специализированных вакуумных аппаратах. Для получения разных людей использовались различные условия. Из инкубатора выпускались люди альфа, дельты, гаммы, беты и эпсилоны. Каждый индивидуум имел свои отличия. Альфа люди относятся к первому сорту и занимались умственной деятельностью. Низким сортом считались эпсилоны, занимающиеся физическим трудом. Дети рождались на свет из стеклянной емкости. Каждая каста ходила в одежде назначенного оттенка. Альфа люди носили серый костюм. Гаммы ходили в изумрудном, а эпсилоны надевали черные наряды.

Общество мира придерживалось девиза единства, согласия и постоянства. Каждому ребенку дается единственная истина, которую он в будущем применяет в жизни. Планета живет только сегодняшним днем. А жители давно забыли про человеческую жизнь. Человеку присущи страдания, любовь, отчаяние и расставание. Детей на планете приучают к эротическим играм и прививают то, что каждая особь принадлежит всем. Люди планеты слушали синтетическую музыку, играли в электронный гольф, и смотрят искусственные фильмы. При испытании депрессии и стресса каждой особи выдается 2 гр сомы. Сома – это наркотик, который дарит успокоение и веселье.

Бернард Маркс является представителем альфа – плюсовиков. Он сильно отличается от других особей. Он постоянно ходит задумчивым. По характеру он меланхоличен и романтичен. Его странность обусловлена тем, что в инкубаторе ему впрыснули спирт вместо искусственной крови. Линайна Краун относится к разряду бета. Она хорошая и стройная, также нравится Бернарду. Странность Бернарда не пугает Линайну. Она хочет отправиться с ним в поездку в Нью – Мексика, хотя достать санкцию не так легко. Вдвоем они уезжают в заповедник, где обитают дикие люди, то есть настоящее общество. У всех людей в заповеднике есть родители. Они испытывают страдания, любовь и утрату. По приезду они знакомятся со странным человеком, который был не похожим на диких людей. Он разговаривал на английском языке. Этого человека хвали Джоном, который выучил язык при помощи книги Шекспира.

Он рассказал, что давно сюда приехали люди с новой планеты. Их звали Линдой и Томасом. Они попади под грозу, и Томас уехал. А Линде уехать не удалось. Она осталась, и спустя время родила сына. При этом Линда забеременела в своей стране. Опозорившись, она решила остаться в деревне. В деревне она увлеклась индейской водкой. Все жители ее ненавидели, а ее выходки вызывали у них отвращение. Она встречалась почти со всеми мужчинами поселка.

Бернард принял решение увезти Линду и Джона в цивилизованную страну. Джон представляет благо человеческой цивилизации. При разговоре Джон постоянно цитировал книгу Шекспира. Линайна была в восторге от его разговора и предложила ему сойтись. Джон разозлился на предложение.

Джон не может пережить, что Линда умирает. В цивилизованном обществе люди спокойно относятся к смерти. После кончины Линды Джон приходит на пункт, где выдают сомы, и устраивает скандал. Он уговаривает людей не принимать наркотики. Скандал утихает, и Бернард, Джон с Гельмольцем попадают в кабинет управляющего Мустафе Монду. Начальник объясняет Джону, что в данном мире важно благополучие и стабильность. Во время разговора Монд предлагает Гельмольцу поехать на остров, где живет народ, который имеет свои взгляды на жизнь и науку. Джон тоже попросился на остров и получает отказ.

Разозлившись, Джон ушел из цивилизации. Он купил спички, одеяло и семена и переехал в авиамаяк. Он начал взращивать хлеб и поклоняться Богу о спасении души. Его замечают люди их цивилизованной страны, и Джон становится для них забавным зрелищем. Вскоре на ферму приехала молодая пара из страны и увидела повешенного Джона.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Хаксли — О дивный новый мир. Картинка к рассказу

  • Краткое содержание Киз Цветы для Элджернона

    Книга представляет собой целую историю рассказов, которые описывает главный герой. Это молодой человек, Чарли Гордон, у которого задержка психического развития. Живя в Нью-Йорке и работая в пекарне уборщиком

  • Краткое содержание Мориц Всадник Алеша

    Мальчик Алёша едет к новой семье отца. Он знает, что там у него есть брат. И в смутных чувствах едет верхом в гости. Отец и раньше приезжал за ним на машине.

  • Тендряков

    Тендряков появился на свет в маленькой деревушке Вологодской области, Отец сельский служащий. В 1941ушёл на войну, получил сильное ранение под Харьковом. Оправившись от ранения, работал учителем.

  • Краткое содержание Мельников На горах

    Данное произведение продолжает сюжет романа «В лесах». В самом начале мы видим, как перед нами простираются поволжские места, где в основном сеяли и выращивали хлеб и занимались отхожими промыслами.

  • Краткое содержание Тендряков Ночь после выпуска

    В повести «Ночь после выпуска», написанной Владимиром Фёдоровичем Тендряковым, рассказывается о том, как проводят время после выпускного вечера советские ученики и учителя.

Анализ романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир»

Сегодня страшными пророчествами Олдоса Хаксли никого не удивишь. То, что казалось отвратительным, мерзким, неестественным и все-таки маловероятным в первой половине 20 века, в 21-ом уже составляет реалии нашей жизни, если, конечно же, приглядеться. Мы переживаем время, когда прогнозы столетней давности можно проверить и оценить, насколько их автор был близок к истине. Люди перечитывают Оруэлла, Замятина (роман «Мы»), Одоевского, Хаксли, критикуя, вдумываясь, проверяя: кто угадал? Чья взяла? Точнее, какой сценарий всеобщего проигрыша оказался наиболее реальным?

О чем книга?

Дивный новый мир зиждется на сильнейшем Мировом Государстве. На дворе 632-й г. эры стабильности, Эры Форда – божества и вдохновителя эпохи. Форд – создатель крупнейшей в мире автомобильной компании. «Господь наш Форд» подменяет Бога как на религиозном (ему молятся и в честь него проводятся ритуалы), так и на бытовом уровне (люди говорят что-то вроде «Форд его знает» или «сохрани Форд»). Технократия охватила весь мир, кроме специальных резерваций, которые оставлены в качестве заповедников, так как климатические условия в тех местах были признаны экономически невыгодными для водружения стабильности.

Главная особенность антиутопии Хаксли в том, что в его мире биологические открытия (метод Бокановского) позволяют осуществить генетическое программирование: искусственно оплодотворенные яйцеклетки выращивают в специальных инкубаторах с помощью различных методик. В результате, получается кастовое общество, где каждая группа заранее подготовлена к определенной функциональной нагрузке.

Откуда название «О дивный новый мир»? Его в романе произносит Джон, это цитата из «Бури» Шекспира (слова Миранды). Дикарь несколько раз повторяет его, меняя интонацию от восторженной (как у Шекспира) до саркастической (в конце романа).

Какой жанр: утопия или антиутопия?

Жанровая природа романа не оставляет сомнений в своей определенности. Если утопия – это сказка о счастливом будущем, которого хотелось бы достичь, то антиутопия – сценарий грядущего, которого хотелось бы избежать. Утопия – идеал, его невозможно воплотить, поэтому вопрос о его реализации из разряда риторических. Но вот о ее противоположной крайности писатели хотят предупредить человечество, указать на опасность и не допустить ее выхода за пределы книжных страниц. Конечно, по совокупности признаков «О дивный новый мир» — антиутопия.

Но есть в этом романе и утопические аспекты. Многие люди отмечают, что естественное программирование людей, менталитет потребления и кастовость – основы стабильности, которой так не хватает современному миру. По сути, Хаксли решил все злободневные проблемы человечества, полностью подчинив планету воле и сознанию мирового правительства. Даже биологические и физические законы пали ниц перед могучей мыслью альф. Не это ли предел мечтаний? Нет войны, нет эпидемий, нет социального неравенства (его никто не осознает, всех устраивает место, которое они занимают), все стерильно, предусмотрено, продумано. Даже оппозиция не преследуется, а просто высылается из страны и живет себе с единомыщленниками. Не к этому ли все мы стремимся? Вот и разберись, не утопию ли изобразил автор?

Но в прекрасной сказке отчетливо проступает явь: в жертву порядку приносятся нравственность, культура, искусство, институты семьи и брака, а так же сама суть выбора, ведь человеческая жизнь предрешена и запрограммирована с самого начала. У эбсилона, скажем, возможность выбиться в альфы отнята на генетическом уровне. Значит, все наши представления о свободе, справедливости, любви разрушаются во благо комфорта. А стоит ли оно того?

Описание каст

Стандартизация людей — главное условие гармонии в эре Форда и одна из основных тем в романе. «Общность, Одинаковость, Стабильность» – лозунг, во имя которого уничтожено все то, что есть в душе человека. Все вокруг подчинено целесообразности, материальному и грубому расчету. Каждый «принадлежит всем» и живет сегодняшним днем, отвергая историю.

  1. Альфы– люди первого сорта, занимаются умственным трудом. Альфа-плюсовики занимают руководящие должности (Мустафа Монд – его фордейшество), альфа-минусовики – это чины пониже (комендант в резервации). Физические параметры у них наилучшие, как и другие возможности и привилегии.
  2. Беты – женщины, которые представляют собой пары для альф. Есть плюс и минус беты: умнее и глупее, соответственно. Они красивы, всегда молоды и стройны, умны достаточно, чтобы исполнять обязанности на работе.
  3. Гаммы, дельты и, наконец, эпсилоны – рабочие классы. Дельты и гаммы — обслуживающий персонал, работники сельского хозяйства, а эпсилоны — низшие слои населения, умственно отсталые исполнители рутинной механической работы.

Сначала зародыши пребывают в строго определенных условиях, потом они «вылупляются» из стеклянных бутылей – «раскупориваются». Особи, конечно, воспитываются по-разному. У каждой из них воспитывается уважение к высшей касте и презрение к кастам низшим. Даже одежда у них разнится. Отличие в цвете: альфы — в сером, эпсилоны — в черном, дельты — в хаки и т.д.

Главные герои романа

  1. Бернард Маркс. Его имя – соединение из имен Бернарда Шоу (писатель, приветствующий социализм и коммунизм в СССР) и Карла Маркса (идеолог социализма). Писатель иронизировал над советским режимом, который считал прообразом своего выдуманного государства, поэтому присвоил своему герою имена таких значимых для идеологии СССР людей. Образ Бернарда, как и социализм, сначала выглядел приятно, покорял своей оппозиционностью злу во славу добра, но концу романа раскрыл свою подноготную.
    Альфы высшего порядка иногда выбиваются из строя, ведь развиты чрезмерно. Таким был и психолог Бернард Маркс, главный герой произведения «О дивный новый мир». Он настроен скептически по отношению ко всему прогрессивному мироустройству. В оппозиции находится и его друг, преподаватель Гельмгольц. У Бернарда негативное восприятие действительности сложилось оттого, что ему «плеснули спирта в кровезаменитель». Он на 8 см меньше других альф и уродливее их. Он чувствует собственную неполноценность и критикует мир хотя бы за то, что не может насладиться всеми положенными ему благами. Девушки обходят его вниманием, скверный нрав и «странность» отпугивают от него друзей. Начальство тоже негативно относится к сотруднику, чувствуя в нем подвох, но Бернард хорошо работает, поэтому ему удается сохранить место и даже пользоваться служебным положением, чтобы хоть как-то привлекать женщин. Если в первой части герой играет, скорее, положительную роль, то к финалу его подлая и трусливая сущность обнажается: он предает друзей ради тщеславия и сомнительных благ его мира, которые он столь оживленно отрицал.
  2. Джон (Дикарь) – второй главный герой в романе «О дивный новый мир!». Его личность сформировалась под влиянием томика Шекспира, который он нашел в резервации. Линда научила его читать, а у индейцев он перенял повадки, философию жизни и тягу к труду. Он был рад уехать, так как «белокожего» сына «блудливой сучки» (Линда «взаимопользовалась» со всеми) не принимали в племени. Но, как только он приехал в Новый мир, его разочарованию не было предела. Линайну, которую он полюбил, мог пригласить к себе на ночь любой мужчина. Бернард из друга превратился в жалкого корыстолюбца: он использовал Джона, дабы заставить общество полюбить и принять себя. Линда в забытье сомы (это синтетический наркотик, который выдают всем членам общества в качестве лекарства от переживаний и грусти) даже не узнала его и, в конце концов, умерла. Джон восстает против Нового мира, устроив бунт: он выкинул сому, призывая стайку дельт к свободе, а они в ответ поколотили его. Он поселился один недалеко от Лондона в заброшенном аэропорту. Выбивая из тела порок, Дикарь истязал себя импровизированной плетью, молился ночи напролет и трудился, что есть сил. Однако его неотступно преследовали репортеры и любопытные жители Лондона, постоянно вторгаясь в его жизнь. Как-то раз приехала целая толпа зевак, а среди них Линайна. Герой в порыве отчаянья и злобы на ее похоть избил девушку на радость обезумевшим зрителям. На следующий день дикарь повесился. Таким образом, финал романа — приговор тому удушливому прогрессивному миру, где каждый принадлежит всем, а стабильность перевешивает саму суть человеческого бытия.
  3. Гельмгольц Уотсон – Его инициалы скроены из фамилий немецкого физика Гельмгольца и основателя бихевиоризма Уотсона. От этих реально существующих людей персонаж унаследовал последовательное и твердое стремление к новым знаниям. Например, он искренне интересуется Шекспиром, понимает несовершенство нового искусства и пытается преодолеть эту убогость в себе, осваивая опыт предков. Перед нами верный друг и сильная личность. Он работал преподавателем и дружил с Бернардом, сочувствуя его взглядам. В отличие от друга, он действительно имел в себе мужество противостоять режиму до конца. Герой искренне хочет научиться искренним чувствам и приобрести нравственные ценности, приобщаясь к искусству. Он осознает убожество жизни в дивном мире и отправляется на остров инакомыслящих после участия в протестной акции Джона.
  4. Ленайна Краун – ее имя образовано из псевдонима Владимира Ленина. Вероятно, автор хотел показать порочную сущность героини этим именем, как бы намекая на способность Ульянова угодить и нашим и вашим, ведь многие исследователи до сих пор считают его немецким шпионом, который организовал переворот в России за кругленькую сумму. Так вот, девушка столь же безнравственна, но ее так запрограммировали: в их среде даже считалось неприличным долго не менять сексуального партнера. Вся сущность героини в том, что она всегда делает то, что считается нормой. Она не пытается выбиться из колеи, даже искреннее чувство к Джону не может ее разубедить в правильности и непогрешимости общественного строя. Ленайна предает его, ей это ничего не стоит. Но самое страшное, что она не осознает своего предательства. Легкомыслие, примитивные и пошлые вкусы, глупость и внутренняя пустота – все это относится к ее характеристике с первой страницы и до последней. Этим автор подчеркивает, что она – не личность, ей несвойственна диалектика души.
  5. Мустафа Монд – Его имя принадлежит основателю Турции, который воссоздал страну после Первой мировой войны (Кемаль Мустафа Ататюрк). Он был реформатором, много изменил в традиционном восточном менталитете, в частности, начал политику секуляризма. Благодаря его деятельности страна встала на ноги, хоть и порядки при нем мягкостью не отличались. Фамилия героя принадлежит британскому финансисту, основателю Imperial Chemical Industries, Альфреду Монду. Он был знатным и богатым человеком, и его взгляды отличались радикализмом и категорическим неприятием рабочего движения. Демократические ценности и идеи равенства были чужды ему, он активно выступал против того, чтобы идти на какие-либо уступки требованиям пролетариата. Автор подчеркнул, что герой противоречив: с одной стороны, это проницательный, умный и конструктивный лидер, а с другой — противник всякой свободы, убежденный сторонник кастового общественного строя. Впрочем, в мире Хаксли это сливается гармонично.
  6. Моргана Ротшильд — ее имя принадлежит американскому банковскому магнату Джону Пирпонту Моргану, меценату и талантливому предпринимателю. Однако и у него в биографии есть темное пятно: в гражданскую войну он торговал оружием и на кровопролитии сделал целое состояние. Видимо, это и задело автора, убежденного гуманиста. Фамилия героине досталась от банкирской династии Ротшильдов. Об их успешном обогащении ходят легенды, а вокруг их семьи витают слухи о тайных заговорах и конспирологических теориях. Род большой, у него много ответвлений, поэтому нельзя точно сказать, о ком именно думал писатель. Но, вероятно, всем богачам досталось лишь зато, что они богачи, и сама их роскошь несправедлива, пока другие еле концы с концами сводят.

Проблематика

Стабильность Нового мира описывается в реплике Верховного Контроллера:

Все счастливы. Все получают то, чего хотят, и никто никогда не хочет того, чего он не может получить. Они обеспечены, они в безопасности; они никогда не болеют; они не боятся смерти; им не досаждают отцы и матери; у них нет жен, детей и возлюбленных, могущих доставить сильные переживания. Мы адаптируем их, и после этого они не могут вести себя иначе, чем так, как им следует.

Основная проблема заключается в том, что искусственное равенство, которое на поверку оказывается биологическим тоталитаризмом, и кастовое устройство социума не могут удовлетворить мыслящих людей. Поэтому некоторые альфы (Бернард, Гельмгольц) не в силах приспособиться к жизни, они чувствуют не единение, а одиночество, отчуждение от окружающих. Но без сознательных членов общества дивный новый мир не возможен, именно они отвечают за программирование и благополучие всех остальных, лишенных разума, свободы воли и индивидуальности. Такие люди либо воспринимают службу, как каторгу (как Мустафа Монд), либо отбывают на острова в состоянии мучительного разногласия с обществом.

Если все смогут думать и глубоко чувствовать, стабильность рухнет. Если людей лишить этих прав, они превращаются в омерзительных тупоголовых клонов, способных лишь потреблять и производить. То есть, общества в привычном значении уже не будет, его заменят функциональные касты, искусственно выведенные, как новые сорта картошки. Поэтому решать проблемы общественного устройства генетическим программированием и разрушением всех основных его институтов – это все равно, что уничтожить общество, как таковое, чтобы решить его проблемы. Это как будто из-за боли в голове человек себя обезглавил…

В чем смысл произведения?

Конфликт в антиутопии «О дивный новый мир» — не только спор между старым и новым мировоззрением. Это противостояние двух ответов на вечный вопрос «оправдывает ли благая цель любые средства?». Мустафа Монд (воплощение идеолога Нового мира) полагает, что ради счастья можно пожертвовать свободой, искусством, индивидуальностью и верой. Дикарь, напротив, ради всего этого хочет отказаться от спасительной стабильности, он считает, что она этого не стоит. Оба они запрограммированы воспитанием, поэтому конфликт превращается в коллизию. Дикарь не примет «ложь во спасение», на основе которой и построен «дивный новый мир», его воспитали высоконравственные идеалы шекспировских времен, а Мустафа сознательно выбирает стабильность, он знает историю человечества и разочаровался в нем, поэтому он считает, что нечего церемониться, и все средства хороши для достижения этого самого «блага». В этом и заключается смысл произведения.

Хаксли должен быть доволен. Многие отмечают, что прав был именно этот писатель, когда придумывал «ощущалки» (кино без смысла, зато полностью воспроизводящее ощущения героев), «сому» (наркотик, эквивалентный сегодняшним травке, ЛСД, которые может приобрести даже ребенок), «взаимопользование» (аналог свободной любви, секс без обязательств) и т.д. Совпадают не только формы (вертопланы, электро-магнитный гольф, искусственные аналоги пищи), которые еще можно списать на технический прогресс цивилизации, но и сущностные характеристики: дух и букву «дивного нового мира» впитала наша действительность. Во-первых, люди всех возрастов помешаны на сексе, а не на любви: молодятся, выставляют голое тело в сеть, носят откровенные наряды, чтобы быть не красивыми, нет, сексуальными. Замужние женщины, женатые мужчины, маленькие дети, их бабушки с дедушками, молодые пары на фоне жирного пластмассового сердца в день Св. Валентина – все приторговывают собой, обнажаясь и кривляясь ради иллюзорного одобрения фолловеров. Они вываливают свою подноготную на всеобщее обозрение, публикуя откровенные фотографии, подробности из личной жизни, адреса, телефоны, место работы и т.д. Во-вторых, веселый досуг – это теперь пьяное сборище, как акт единения у Хаксли: мужчины и женщины принимают сому, видят галлюцинации и в эйфории наркотического блаженства чувствуют близость. Общие интересы или убеждения упраздняются, людям просто не о чем разговаривать, значит, нет основания для единения, кроме сомы, алкоголя или других стимуляторов радости. Перечислять можно еще долго, но современный человек и сам понимает, что к чему.

Анализ романа О дивный новый мир Олдоса Хаксли

События развиваются в новом государстве, которое получает звание Мирового. Идет 632-год эры, названной Стабильной.

Эта эра получает также название Форда, который является не только правителем автомобильной компании, но и самим господом Богом для граждан.

Произведение «О дивный новый мир» — антиутопия в чистом виде, она рассказывает о том, что ни в коем случае не должно произойти.

При этом автор подчеркивает и утопические детали произведения, автор рассказывает о естественном программировании людей, которое может решить многие социальные проблемы разделения людей. Таким образом, автор решает все злободневные проблемы человечества, разделения на государства не существует, все подчиняются одному высшему и мировому правительству в единственном экземпляре.

В таком мире, не существует войн, нет эпидемий, которые стремительно распространяются по всему миру.

Единственным минусом существующего общества является то, что в жертву принесли нравственность и культуру, институт семьи и брака был полностью разрушен, а возможность выбора полностью упразднили.

Существует разделение на касты. Альфы – это первосортные люди, которые занимают высшие должности чиновников. Беты составляют пары для Альф, это женщины, которые наделены интеллектом, они всегда выглядят красиво и привлекательно, готовы исполнять все порученные ими обязанности.

Гаммы, дельты и эпсилоны – простые рабочие люди, которые вынуждены работать обслуживающим персоналом.

Все люди появляются из зародышей, которые живут в равных и специально подготовленных условиях. Им дается разное специальное воспитание, которое в будущем будет соответствовать их будущей касте.

Основной проблемой произведения является то, что равенство, которое создано искусственным образом, совершенно не удовлетворяет людей, способных мыслить. Они понимают, что это все простой тоталитаризм. Так ключевые герои, которые являются альфами, не могут почувствовать себя частью общества, они постоянно чувствуют одиночество, которое буквально гложет их изнутри.

Главным парадоксом является то, что без разумных людей общество просто не может существовать, так как они программируют всех неразумных на будущие действия. Они ответственны за счастье остальных людей, которые намеренно лишены разума.

Поэтому, произведение достойно внимания, оно описывает острые социальные проблемы, ищет пути их решения, при этом подчеркивая не позволительную грань.

Также читают:

Другие

Картинка к сочинению Анализ романа О дивный новый мир Олдоса Хаксли

  • Сочинение Семья Ростовых в романе Война и мир Толстого

    Как и было всегда принято на Руси, у Ростовых большая семья. Отец, мать, дочери Наташа и Вера. И приёмная дочь – их племянница Соня. Сыновья – Николай и Петр.

  • Образ и характеристика Попа в поэме Кому на Руси жить хорошо Некрасова

    В поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» присутствует очень точный и трогательный образ попа, которого встречают главные герои. Они спрашивают у него, как ему живётся на Руси, а поп и начинает свой рассказ.

  • Характеристика и образы чиновников в комедии Ревизор Гоголя сочинение 8 класс

    В комедии Ревизор образы чиновников уездного города карикатурны и уродливы, но они с точностью отображают жизнь общества в целом.

  • Сочинение по картине Сирень на веранде Брусилова

    Что может быть красивей натюрмортов, особенно если это изображение, сорванных, весенних цветов. Но еще лучше, если они выполнены рукой выдающегося, русского художника Бруснилова, который очень любил данный вид живописи

  • Характеристика и образ Желткова в рассказе Гранатовый браслет Куприна сочинение

    Тема любви – одна из основных в творчестве Александра Куприна. Он мог писать о любви как об одном из важных значимых категорий в жизни человека. Сильная, безграничная, все охватывающая любовь показана в повести «Гранатовый браслет»