Халхин гола

Поражение японских войск в сражении с советскими на реке Халхин-Гол (Монголия)

УРОК ДЛЯ САМУРАЕВ

Командир взвода разведки Николай Богданов писал в мемуарах: «Это был отличный урок для самураев. И они его усвоили. Когда фрицы стояли под Москвой, Япония так и не рискнула выдвинуться на помощь союзнику. Очевидно, свежи были воспоминания о разгроме».

В мае 1939 г. японские войска вторглись на территорию союзной СССР Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол. Это вторжение явилось составной частью японских планов захвата советского Дальнего Востока и Сибири, Китая и владений западных стран в районе Тихого океана. Императорская ставка готовила два варианта ведения войны: северный — против СССР и южный — против США, Великобритании и их союзников.
Несмотря на предупреждение советского правительства, что СССР будет защищать МНР как свою собственную территорию, японские войска, имея трехкратное превосходство в силах (около 40 тыс. человек, 130 танков, более 200 самолетов) 2 июля форсировали р. Халхин-Гол и вторглись на территорию МНР, но после кровопролитных боев вынуждены были временно отступить. Наступление уже силами целой армии японцы готовились возобновить 24 августа, но советские войска упредили противника и сами 20 августа перешли в наступление силами созданной к тому времени 1-й армейской группы под командованием комкора Г. Жукова.

Уступая в численности войск, 1-я армейская группа превосходила противника примерно вдвое по числу танков и самолетов. Монгольские войска возглавлял Маршал МНР Х. Чойбалсан. Координация действий советских и монгольских войск возлагалась на фронтовую группу во главе с командармом 2-го ранга Г. Штерном.

Наступление было хорошо подготовлено и явилось неожиданным для противника. В результате шестидневных боев 6-я японская армия была окружена и фактически уничтожена. Ее потери составили более 60 тыс. человек убитыми, ранеными и плененными, советских войск — 18 тыс. убитыми и ранеными. Особенно напряженными были воздушные бои, самые крупные к тому времени, в которых с обеих сторон участвовало до 800 самолетов. В итоге японские командование обратилось с просьбой о прекращении военных действий, и 16 сентября 1939 г. они были приостановлены.

События на Халхин-Голе имени важные международные последствия. Приоритет в японских планах получил южный вариант войны — против Великобритании и США. Советская дипломатия, умело действуя в сложившейся обстановке, добилась заключения на взаимовыгодных условиях пакта о нейтралитете с Японией. Пакт был подписан в Москве 13 апреля 1941 г., что позволило нашей стране избежать войны на два фронта.

ПУ И О СОБЫТИЯХ В КИТАЕ В КОНЦЕ 1930-Х

Командующий Квантунской армией расхваливал мне могущество японской армии и ее потрясающие военные успехи… 7 июля 1937 года началась война между Японией и Китаем и японская армия захватила Пекин.

Квантунская армия была подобна сильному источнику тока высокого напряжения. Я был точным и послушным электродвигателем, а Ёсиока Ясунори — электропроводом с прекрасной проводимостью.

Это был небольшого роста японец из Кагосимы, с выступающими скулами и усиками. С 1935 года и вплоть до капитуляции Японии в 1945 году он находился рядом со мной и вместе со мной был взят в плен Красной Армией. В течение последних десяти лет он от подполковника сухопутных войск постепенно поднялся до генерал-лейтенанта. Ёсиока занимал две должности: он был старшим советником Квантунской армии и атташе при императорском доме Маньчжоу-Го. Последнее было японским названием. Собственно говоря, как переводится это название, не так уж важно, так как оно все равно не отражало самой деятельности Ёсиока. Фактически он был как бы одушевленным электропроводом. Каждая мысль Квантунской армии передавалась мне через него. Куда ехать на прием, кому отдавать честь, каких принимать гостей, как инструктировать чиновников и народ, когда поднять рюмку и предложить тост, даже как улыбаться и кивать головой — все это я делал по указанию Ёсиока. С какими людьми я мог встречаться и с какими нет, на каких собраниях присутствовать и что говорить — во всем я слушался его. Текст моего выступления он заранее писал мне на бумаге на своем японизированном китайском языке. Когда Япония начала агрессивную войну в Китае и потребовала у марионеточного правительства продовольствие, рабочую силу и материальные ресурсы, я велел премьер-министру Чжан Цзинхуэю на совещании губернаторов провинций зачитать призыв к губернаторам, написанный Ёсиока. В нем он призывал губернаторов приложить все свои усилия для поддержания священной войны…

Всякий раз, когда японская армия оккупировала в Центральном Китае какой-нибудь относительно крупный город, Ёсиока рассказывал о результатах боев, а затем велел встать вместе с ним и сделать поклон в сторону фронта, выражая тем самым соболезнование погибшим. После нескольких таких «уроков», когда пал город Ухань, я уже сам, без чьего-либо напоминания, выслушав до конца сообщение, встал, сделал поклон и почтил погибших японцев минутой молчания.

Пу И. Первая половина моей жизни: Воспоминания Пу И — последнего императора Китая. М., 1968.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ЖУКОВА

20 августа 1939 года советско-монгольские войска начали генеральную наступательную операцию по окружению и уничтожению японских войск.
Был воскресный день. Стояла теплая, тихая погода. Японское командование, уверенное в том, что советско-монгольские войска не думают о наступлении и не готовятся к нему, разрешило генералам и старшим офицерам воскресные отпуска. Многие из них были в этот день далеко от своих войск: кто в Хайларе, кто в Ханчжуре, кто в Джанджин-Сумэ. Мы учли это немаловажное обстоятельство, принимая решение о начале операции именно в воскресенье.
В 6 ч. 15 м. наша артиллерия открыла внезапный и мощный огонь по зенитной артиллерии и зенитным пулеметам противника. Отдельные орудия дымовыми снарядами обстреляли цели, которые должна была бомбить наша бомбардировочная авиация.

В районе реки Халхин-Гол все больше и больше нарастал гул моторов подходившей авиации. В воздух поднялись 153 бомбардировщика и около 100 истребителей. Их удары были весьма мощными и вызвали подъем у бойцов и командиров.

В 8 ч. 45 м. артиллерия и минометы всех калибров начали огневой налет по целям противника, доведя его до пределов своих технических возможностей. В это же время наша авиация нанесла удар по тылам противника. По всем телефонным проводам и радиостанциям была передана установленным кодом команда — через 15 минут начать общую атаку.

В 9 ч. 00 м., когда наша авиация штурмовала противника, бомбила его артиллерию, в воздух взвились красные ракеты, означавшие начало движения войск в атаку. Атакующие части, прикрываемые артиллерийским огнем, стремительно ринулись вперед.

Удар нашей авиации и артиллерии был настолько мощным и удачным, что противник был морально и физически подавлен и не мог в течение первых полутора часов открыть ответный артиллерийский огонь. Наблюдательные пункты, связь и огневые позиции японской артиллерии были разбиты.
Атака проходила в точном соответствии с планом операции и планами боя, и лишь 6-я танковая бригада, не сумев полностью переправиться через реку Халхин-Гол, приняла участие в боях 20 августа только частью своих сил. Переправа и сосредоточение бригады были полностью закончены к исходу дня.
21-го и 22-го шли упорные бои, особенно в районе Больших Песков, где противник оказал более серьезное сопротивление, чем мы предполагали. Чтобы исправить допущенную ошибку, пришлось дополнительно ввести в дело из резерва 9-ю мотоброневую бригаду и усилить артиллерию.

Разгромив фланговые группировки противника, наши бронетанковые и механизированные части к исходу 26 августа завершили окружение всей 6-й японской армии, и с этого дня началось дробление на части и уничтожение окруженной группировки врага.

Борьба осложнялась из-за сыпучих песков, глубоких котлованов и барханов.
Японские части дрались до последнего человека. Однако постепенно солдатам становилась ясна несостоятельность официальной пропаганды о непобедимости императорской армии, поскольку она понесла исключительно большие потери и не выиграла за 4 месяца войны ни одного сражения».

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления

ИТОГИ БОЕВ У РЕКИ ХАЛХИН-ГОЛ

(Из сообщения В. Ставского о переговорах, проводившихся между советскими и японскими военными представителями в сентябре 1939 г. — после окончания боев у реки Халхин-Гол)

ВОРОНЕЖУ. Докладываем очередную запись тов. В.Ставского о встрече делегаций 20 сентября. Особых добавлений не имеем. Считаем, что переговоры, в общем, идут нормально.
Передана в Читу для передачи в Москву по аппарату «Бодо»

НАШИ ПЕРЕГОВОРЫ С ЯПОНЦАМИ
18.09.…Группа представителей советско-монгольских войск поднимается на взгорок. У японской палатки выстроились японские офицеры. Впереди на два шага перед строем — низенький, кругленький генерал. Поодаль в ложбинке — ряд японских легковых машин, два грузовика, таращат глаза больше полсотни японских солдат. У нашей палатки — автомобили, блистающий «ЗИС-101» и три телефониста.
Мечутся японские фото-кино репортеры. Наши товарищи тоже не теряют времени даром. Один из них заметил, как немного погодя в глубь к японцам отправились два грузовика вооруженной охраны и пулемет, стоявший на треноге и направленный в сторону советско-монгольской группы. Предусмотрительно ходят на переговоры господа японские офицеры…
С этого взгорка на неровной широкой долине хорошо видны песчаные бугры, словно берега травяной реки. Там по этим буграм проходят передовые позиции сторон. Перед нашей линией еще валяются в траве зловонные трупы японцев, разбитые колеса японских противотанковых пушек, всяческое японское военное барахло. Советско-монгольскую группу провожали веселые взгляды стрелков, танкистов, артиллеристов.
Председатель советско-монгольской делегации комбриг Потапов здоровается с генералом за руку. Они заходят в палатку. За ними следом проходят все остальные. И вот, по обе стороны стола, прикрытого зелеными одеялами, расположились два мира.
Японский генерал Фудзимото возглавляет ту сторону. Широкое, упитанное, холеное лицо. Тусклые, черные глаза, мешки под ними. Изредка обязательная улыбка, — словно кто-то надевает мертвую маску. На мундире три ряда орденских нашитых ленточек. За столом полковник Кусанаки и Хамада, подполковник Танака — вчера, на первой предварительной встрече бывший старшим. Кстати вчера он просил передать привет его знакомому по Хасану — командующему Штерну.
Среди японцев еще — майоры Накамура, Симамура, Оогоси, Каимото и др. офицеры.
С нашей стороны комбриг Потапов, рослый, японцы против него просто замухрышки; бригадный комиссар Горохов и комдив монгольской народно-революционной армии, сосредоточенный и молчаливый Церен.
Переговоры начинает японская сторона.
ГЕНЕРАЛ ФУДЗИМОТО: — Мы члены комиссии японской армии, назначены главным командованием. Мы обращаем внимание, что нам будет очень неприятно, если мы не договоримся.
ПОТАПОВ: — Мы члены комиссии советско-монгольских войск. Наш список мы Вам вручим. Мы хотим достигнуть хороших результатов в переговорах на основании соглашения наркоминдела тов. Молотова и г. Того в Москве.
ФУДЗИМОТО: — Мы далеко от правительства, и очень боимся, как бы не допустить ошибок. Мы хотим действовать строго по приказу, вытекающему из соглашения…
И генерал, и его офицеры долго еще выражают пожелание, чтобы результаты работ оказались хорошими, чтобы пункты соглашения были выполнены. В их торопливой этой настойчивости, выражении их лиц — угрюмых и злобных — мне ясно видны и удрученность, и внутренняя пустота, и даже опасение, просто боязнь.
От центральной переправы через реку Халхин-Гол, недалеко от устья Хайластин-Гол, до места переговоров с японцами — около 15 километров.
Было время — это вначале июля — когда японцы нависали мрачной угрозой и над этой переправой. Сюда с лихвою хватало дальности их пушек. Да как не хватать: вон та господствующая над всей этой округой высота в двух километрах от реки была в руках японцев. Здесь вся земля исклевана снарядами, взрыта японскими авиабомбами. Машина, покачиваясь на выбоинах, идет с бугра на бугор. Чахлая растительность. Низкорослые кусты. Песчаные обрывы, ямы. Вот это и есть здешние монгольские манханы.
Уже позади веселая долина Халхин-Гола. В берегах, окаймленных кустами, стремится могучий поток, очень напоминающий Кубань или Лабу в верховьях. Сколько раз говорили мне красноармейцы: «А какие огороды здесь выйдут!»
Круче и выше гребни, обширнее высоты. Все они стали родными. На той вон высоте был штаб полка Ремизова и высота теперь носит имя славного Героя Советского Союза Ремизова. А вон высота «Сапог», «Яйцо», «Два яйца», «Песчаная». Все эти названия даны в период боев. На этих высотах и были созданы японцами отличные укрепленные районы. Эти ямы, манханы и оказались японскими могилами.
Здесь в этой округе были охвачены смертельным кольцом наших войск одиннадцать японских полков. Охвачены и уничтожены.
Здесь был осуществлен смелый и очень тонкий план разгрома японцев.
Когда утром 20 июля полторы сотни наших бомбовозов сбросили на японские головы свой груз, — над манханами, прикрытыми пеленой тумана, выросли фантастические цветы разрывов, дрогнула земля, от гула ахнула вся округа. И тотчас заработала артиллерия.
Десять суток непрерывного нашего наступления и истребления японцев! Пресловутый генерал-лейтенант Камацубара даже не понимал, что происходит, где наносится главный удар, судя по его приказам.
А вот красноречивое признание бывшего командующего 6-й японской армией Оогоси Риппу. В его обращении от 5 сентября сказано:
«…Благодаря смелым и решительным действиям всех частей, руководимых генералом-лейтенантом Камацубарой, хаос в ходе боя принял меньшие размеры». Подумать только. За такой строкой фельетонисты годами охотятся — «хаос в ходе боя принял меньшие размеры». День ото дня он принимал меньшие размеры (японский хаос), пока все они, окруженные здесь, не были уничтожены…
И вот, мы вновь в японской палатке, в нейтральной зоне. Это уже четвертый день переговоров, 20 сентября. Японцы сегодня еще более угрюмы и удрученны, чем вчера. Это видно по их лицам.
Генерал-майор Фудзимото сидит мрачный, как истукан. Зато изысканно любезен комбриг Потапов.
В дни наступления он командовал южной группой, которая нанесла главный удар японцам. И он то хорошо знает, что трупов японцев здесь не 5 тыс., как они заявили, а по самой крайней мере — вдвое больше. И сам Потапов — горячий танкист — врывался в расположение японцев на грохочущем смертоносном танке. Но откуда только у этого человека сейчас такая округлось жеста, плавность и четкость речи!
Комбриг ПОТАПОВ говорит: — Вчера я еще раз доложил главному командованию о вашем желании самим убрать и вывезти трупы. Главное командование, желая идти вам на встречу, не задевать ваших религиозных чувств и не нарушать ваши обряды, решило удовлетворить вашу просьбу — допустить японских солдат к выкапыванию и сбору трупов, на следующих условиях.
Потапов зачитывает целую инструкцию, по которой воинские команды по 20 солдат, без оружия, должны будут собирать трупы. Их будут сопровождать наши командиры.
Генерал нервно записывает в свою книжку. У остальных офицеров совершенно ошеломленные лица. Никак, видно, не ожидали японцы этого…
Наконец генерал приходит в себя. Он говорит: — Я от души, искренно благодарю Вас. Я доложу своему высокому командованию. Сейчас мы между собой посоветуемся…
Беседа дальше идет гладко. Японцы просят дать схему с указаниями могил японских солдат — они ее получат завтра. Они просят ввести десять команд — хорошо, пусть вводят десять команд. Они просят считать личными вещами — амуницию, фляжки, штыки, бинокли, офицерские револьверы. В этом им отказано. Они не настаивают, но просят разрешения: — не снимать с трупов штыков, сумок, если они находятся прямо на них, — чтобы не было плохого впечатления у солдат.

Комбриг Потапов отвечает: — С убитых снимать этих вещей не будем (…)

«В эту ночь решили самураи…». История конфликта на Халхин-Голе

11 мая 1939 года начался один из самых крупных военных конфликтов с участием Советского Союза

Бои на Халхин-Голе считаются самым крупным военным конфликтом с участием СССР на Дальнем Востоке со времен Гражданской войны и одной из самых крупных военных операций после репрессий командного состава в РККА. Для многих непосредственных участников этих боев опыт, полученный летом 1939 года, оказался бесценен: именно он позволил им в начале Великой Отечественной войны чувствовать себя на фронте увереннее многих иных военачальников. Для нашей страны в целом это вооруженное столкновение сыграло колоссальную роль, заставивило Японию отказаться от нападения на Советский Союз. Но вряд ли кто-то задумывался над всем этим в самом начале событий – 11 мая 1939 года — в день, который принято считать отправной точкой конфликта.


Командующий 1-й армейской группой советских войск в МНР комкор Г. Жуков у японской 150-мм гаубицы
Тип 96, захваченной во время боев на Халхин-Голе

«На границе тучи ходят хмуро»

Споры о вооруженном конфликте на реке Халхин-Гол, который в Японии называют то Номонханским инцидентом, то Второй русско-японской войной, не утихают по сей день. Но документы достаточно ясно и точно говорят о том, что в военном конфликте была заинтересована Япония, получавшая дополнительный плацдарм для нападения на МНР и Советский Союз. А желания и возможностей для этого у Страны восходящего солнца в то время было больше чем достаточно.

Начать с того, что именно усилиями японских дипломатов и военных на территории Северного Китая в середине 1930-х годов возникло государство Маньчжоу-го, которое во всём мире воспринимали как марионетку Японии. Отчлененная от остального Китая территория управлялась последним императором китайской династии Цинь — Пу И, но в действительности вся внутренняя и внешняя политика страны определялась японской администрацией. Именно Маньчжоу-го и стала главным плацдармом для японской императорской Квантунской армии, именно отсюда был запланирован бросок на север — на дальневосточную территорию Советского Союза, что вполне согласовывалось с планами стран Оси. Примечательно, что большинство стран, которые признали Маньчжоу-го, находились в тесной связке с той же Осью (прежде всего с Германией).


Советские и японские представители во время перемирия в районе реки Халхин-Гол, 15 сентября 1939 г.

Получив контроль над Маньчжурией, Япония спешно принялась проводить и милитаризацию этой страны, в первую очередь занимаясь строительством железных дорог. По странному совпадению все они прокладывались так, чтобы облегчить доставку грузов на север и северо-запад — к советским и монгольским границам. Туда же тянулись и вновь прокладываемые шоссе. Во всём мире такие действия в условиях политической напряженности с соседними государствами воспринимаются однозначно: как свидетельство подготовки к ведению военных действий. И очень скоро эти действия начались.

«В эту ночь решили самураи…»

Прологом к боям на Халхин-Голе можно считать двухнедельный вооруженный конфликт у озера Хасан, в котором помимо Японии активно участвовали войска марионеточной Маньчжурии, заявлявшей о нарушении ее границ. И хотя боевые столкновения в этом районе закончились победой советских войск, ход конфликта дал японской стороне повод думать, что при более тщательной подготовке и наращивании собственных сил у нее есть возможность взять верх в новом вооруженном конфликте. Опыт хасанских боев пристально изучали и в Советском Союзе. Причем с той же целью, поскольку возможность нового столкновения с беспокойным соседом была чрезвычайно велика. И, забегая вперед, надо сказать, что дальнейшие события показали: советские бойцы не уступали в выучке японским солдатам, а на батальонном и полковом уровнях оперативно-тактическое мастерство советских офицеров превосходило японскую выучку. И чем выше — тем больше.


Японские солдаты, попавшие в советский плен в ходе боев на Халхин-Голе

Однако была сфера, в которой изначальное превосходство, безусловно, осталось за японской армией — авиация. Японские летчики очень внимательно изучали тактику и приемы советских пилотов, активно участвовавших в конфликте у озера Хасан. Судя по всему, это позволило им в первых воздушных боях на Халхин-Голе одерживать верх. Впрочем, нужно еще помнить о том, что многие японские летчики из состава авиации Квантунской армии имели большой боевой опыт, полученный в ходе войны в Китае. Где, кстати, их противниками были в том числе и советские пилоты, участвовавшие в боевых действиях в качестве добровольцев. Но если летчики советской авиации по возвращении на родину оказались в большинстве своем далеко от нового театра военных действий, то японские продолжали совершенствовать навыки войны в небе Маньчжурии и Монголии.

«Перейти границу у реки»

Формальным поводом для конфликта на берегах реки Халхин-Гол стали разногласия маньчжурской и монгольской стороны по поводу границы между двумя этими странами. Представители Маньжоу-го настаивали на том, что она должна проходить по руслу реки, а представители Монголии ссылались на архивные карты, на которых пограничная линия располагается в 20-25 километрах восточнее.


Командующий 1-й армейской группой советских войск в МНР комкор Г. Жуков
совещается с командирами во время боев на Халхин-Голе

Первые столкновения начались в январе 1939 года. Вскоре они переросли в цепочку последовательных нападений японских и маньчжурских военных на монгольских пограничников. Такие провокации становились все более частыми. Наконец, в ночь на 8 мая 1939 года группа японцев попыталась захватить остров в русле Халхин-Гола, но была оттуда выбита. А три дня спустя японские кавалеристы перешли монгольскую границу и напали на заставу пограничников МНР. Это нападение и стало формальным началом боев, растянувшихся на четыре месяца. Правда, после майских удач японской армии уже практически не доводилось добиваться серьезных успехов: ни одна попытка окружить противника не удалась, и уже к июлю японская сторона вынуждена была отказаться от надежды на молниеносное завершение операции. Провал японского наступления в августе 1939 года стал прологом к окончательному краху первоначальных планов командования Квантунской армии, и 15 сентября между СССР и МНР с одной стороны и Японией с другой было подписано соглашение о прекращении огня, которое вступило в силу уже на следующий день.

Еще в 1936 году между МНР и Советским Союзом был подписан протокол о взаимопомощи, по которому на территории Монголии разместился структурно входивший в Забайкальский военный округ 57-й Особый корпус РККА, бойцы которого первыми и вступили в столкновение с японцами, которые уже, не скрываясь, занимали территорию на восточном берегу Халхин-Гола.


Офицер Красной Армии осматривает японские ручные пулемёты Type 11 «Намбу» образца 1922 года,
захваченные в ходе боев на реке Халхин-Гол

Именно советская военная помощь и стала главным фактором, который позволил Монгольской народной республике в конечном счете сохранить за собой территорию на берегу Халхин-Гола. За время боев группировка сил РККА на территории Монголии из корпуса была развернута в 1-ю армейскую группу, нарастив свою численность в четыре раза только в живой силе. Но куда важнее было то, что в то же время втрое выросла численность советских танков и бронемашин, ведь именно бронетехника стала главным фактором, обеспечившим РККА преимущество над японскими войсками.

«Под напором стали и огня»

В этом и заключался главный урок, извлеченный командованием Красной Армии из боев на Халхин-Голе. В ходе них советское командование получило возможность убедиться в действенности «активной обороны» и подвижных резервов: именно этот тактический прием обеспечил комкору Георгию Жукову победу в Баин-Цаганском сражении 2-5 июля 1939 года. Через пару лет такая же активная оборона даст возможность Жукову и бывшему командиру 57-го Отдельного корпуса Ивану Коневу сдерживать немецкие войска на Западной Украине, на подступах к Смоленску, а потом и к Москве и окончательно сорвать план германского блицкрига.


Советские танкисты осматривают захваченный на Халхин-Голе японский танк Тип 95 «Ха-Го»

Кроме того, именно в ходе боев на Халхин-Голе окончательно сформировалась новая тактика советской авиации по переходу от индивидуальных боев к групповым. Не случайно после прибытия на Халхин-Гол группы опытных советских летчиков-истребителей во главе с комкором Яковом Смушкевичем, имевших опыт боев в Испании, ситуация кардинально изменилась, а окончательно завоевать господство в воздухе советским пилотам удалось к июлю, когда авиачасти получили новую технику – истребители И-16 и И-153 и бомбардировщики СБ.

Еще одним уроком сражений на берегах Халхин-Гола стало масштабное применение тактики дезинформации и введения в заблуждение вражеской разведки. Лучше всего эти приемы сработали накануне августовского контрнаступления советских войск. За несколько дней до него командование советско-монгольской группировки ввело запрет на открытое перемещение сил и техники в районы сосредоточения. А чтобы внезапная тишина не насторожила японцев, по ночам через репродукторы транслировались звуки движения танков и броневиков, рулежки самолетов и саперных работ в тех местах, которые противник мог рассматривать как наиболее опасные для него. Точно так же почти в открытую шли переговоры по радио и телефонной связи, которые носили характер дезинформации. В итоге удар, который советские войска нанесли 20 августа (за четыре дня до начала японского наступления), застал противника настолько врасплох, что он в следующие полтора часа не сделал ни одного артиллерийского выстрела и не поднял в воздух ни одного самолета.


Групповой снимок советских летчиков на фоне самолета-истребителя И-16,
сделанный на полевом эродроме в районе реки Халхин-Гол

В СССР победное завершение боев на монгольско-маньчжурской границе было воспринято как однозначное свидетельство превосходства советских воинов в мужестве и стойкости. Свидетельством тому служат такие цифры: по итогам боев 73 человека были удостоены звания Героев Советского Союза (летчики Сергей Грицевец, Григорий Кравченко и Яков Смушкевич — во второй раз), орденом Ленина были награждены 536 человек, орденом Боевого Красного Знамени — 3224, орденом Красной Звезды — 1102, а медали «За отвагу» и «За боевые заслуги» получили почти 12 тысяч человек.

А политическим итогом конфликта стало устранение угрозы японского нападения в районе восточных границ Монголии и Советского Союза. Провал Халхин-Гольской операции сместил фокус интересов японского правительства в сторону Юго-Восточной Азии и Океании, а с СССР оно предпочло заключить весной 1941 года пакт о нейтралитете. И благодаря жесткому уроку лета 1939 года он безусловно соблюдался Японией, невзирая на первоначальные успехи ее союзницы Германии на Восточном фронте. За счет этого стала возможной переброска под Москву осенью 1941 года дальневосточных частей и соединений, сыгравших одну из ключевых ролей в Великой Отечественной войне при масштабном контрнаступлении советских войск.


Советские солдаты демонстрируют знамя, врученное их подразделению по итогам боев на Халхин-Голе,
сентябрь 1939 г.

Обложка: Части РККА перед наступлением. Источник всех иллюстраций: http://waralbum.ru

Битва за Халхин-Гол: как Красная армия поставила японцев на место

Бывают в истории предгрозовые времена. Таким было и преддверие Великой отечественной. Вспоминая эти годы, мы обычно спорим об отношениях СССР с Германией, быстром разгроме франко-британской коалиции, обращаемся к трагическим перипетиям советско-финской войны. Естественно, затянувшаяся, с несколькими тяжёлыми поражениями Красной армии на первом этапе, кампания в Финляндии, обращает на себя особое внимание. Но были тогда не менее грозные события, которые имели все шансы пойти по тому же тяжкому, «финскому» пути. Превратиться в ещё одну затяжную войну. А в 1941-м обеспечить СССР еще одного грозного противника.

Водружение красного знамени над рекой Халхин-Гол

80 лет назад победой Красной армии закончились боевые действия в Монголии. В отечественную историю они вошли как «бои на Халхин-Голе». 15 сентября 1939 года Япония была вынуждена заключить с Советским Союзом перемирие, признав свое поражение в этом локальном конфликте. Стремительность и внешняя, для незнакомых с ходом боёв, легкость победы, чревата недооценкой итогов этой борьбы. Многим кажется, что такой исход был очевиден. Однако участники тех событий так не считали. Победа не была предрешена. Но она многое предрешила. О деталях данной военной кампании рассказал военный историк, кандидат исторических наук Алексей ИСАЕВ.

— Почему вообще возник конфликт на Халхин-Голе? Зачем японцы спровоцировали РККА?

— Первая причина — проба сил. Японцы не собирались воевать против Советского Союза, они пока только пытались понять его возможности на примере защиты союзника — Монголии. Вторая причина – отсутствие четко определенной границы между Монголией и японским протекторатом Маньчжоу-го. Не было никакой контрольно-следовой полосы со раскрашенными пограничными столбами, была некая виртуальная линия в пустыне, и каждая из сторон считала, что она находится дальше, чем реальная граница. В итоге локальные стычки быстро переросли в довольно серьезный конфликт, который завершился большим воздушно-наземным сражением.

— Почему Москва отстранила от ведения боевых действий Николая Фекленко, командира 57-го особого стрелкового корпуса, размещенного на территории Монголии?

— Фекленко оказался неэнергичным командиром. К тому же он фактически не обладал информацией о том, что происходит на линии соприкосновения войск. Он просто не подходил для этой должности. Но окончательно это определилось уже с приездом Жукова.

— Именно на этой войне взошла звезда будущего «маршала Победы». Почему остановились на его кандидатуре? И кому принадлежит план разгрома японцев – ему или начальнику его штаба комбригу Михаилу Богданову?

— То, что остановились на его кандидатуре, действительно, выглядит странно. Человек всю жизнь служил на другом театре военных действий, кроме того был кавалеристом, хотя к 30-м годам уже очень многое решали моторы. Но во время службы в инспекции кавалерии он завоевал личное доверие маршала Буденного. И Семен Михайлович рекомендовал Жукова как человека достаточно честного, чтобы докладывать все как есть.

— Но ведь его поначалу отправили в Монголию просто проверяющим.

— Да, с самого начала в его командировочном удостоверении было написано, что Жуков направляется в Монголию с целью разобраться в причинах неудовлетворительного управления войсками 57-го корпуса.

Г. К. Жуков (второй справа), маршал Монгольской народной республики Х. Чойбалсан, Г. М. Штерн (второй слева)
и посол СССР в Монголии И. А. Иванов (в пиджаке)

— А кто реально руководил боевыми действиями? Жуков или командующий 1-й Отдельной армией командарм 2-го ранга Григорий Штерн, который был выше званием и должностью и командовал 1-й армейской (фронтовой) группой?

— Я считаю, что инициатива в руководстве принадлежала Жукову: он еще в середине июля 1939 года предпринял определенные меры, которые обозначили контуры будущего плана. То есть, он выработал их с самого начала и яростно отстаивал перед начальником Генерального штаба РККА Борисом Шапошниковым. Эти меры заключались, в том числе, в отводе войск с восточного берега реки Халхин-Гол – чужой план человек так защищать не будет. То есть у Жукова с самого начала была некая идея, которую он стремился реализовать.

А заслуга Штерна, который находился в штабе уровнем выше, в том, что он сделал почти невозможное – организовал снабжение крупной группировки, находящейся на расстоянии в 650 километров, силами 4000 автомобилей доставляя через пустыню живую силу, боеприпасы, продовольствие, запчасти, медикаменты. Эту заслугу нельзя недооценивать — без этого Жуков не смог бы себя проявить.

Но если мы посмотрим документы, приходившие от Штерна в Москву, Шапошникову, то увидим, что Штерн, сообщая в Генштаб детали жуковского плана, был согласен с ним. Так что, говоря о боях на Халхин-Голе, нельзя все сводить к роли Жукова, но нельзя и забывать, что именно он принял ключевые решения, приведшие к разгрому японцев.

Откройте, чтобы рассмотреть подробнее

— Баин-Цаганское сражение (2 — 5 июля 1939 года) – первое крупное танковое сражение Красной армии, окончившееся ее победой — началось с того, что Жуков без разведки и пехотного сопровождения бросил в бой 11-ю танковую бригаду Михаила Яковлева, которая понесла серьезные потери. Насколько это было оправдано?

— Я считаю, что действия Жукова были оправданы. Баин-Цаганское сражение началось с того, что японцы сбили фланговый заслон монгол и стали заходить в тыл советским войскам, переправившись на восточный берег реки Халхин-Гол у горы Баин-Цаган. Нужны были немедленные меры. Жуков понимал, что счет идет не о днях и даже не о часах – о минутах: японской пехоте оставалось до переправ через Халхин-Гол и выхода в тыл советским войскам всего несколько километров. Если бы Жуков потратил время на ожидание пехоты, это имело бы катастрофические последствия. Нужно было как можно быстрее заставить японцев перейти к обороне. Сделать это можно было только одним способом – танковой атакой.

Однако следует признать, что Жуков не ожидал от японцев столь эффективной противотанковой обороны и того, что советские танки окажутся настолько уязвимы. Он исходил из того, что японцы всего несколько часов назад начали операцию, еще не выкопали окопы полного профиля и у них нет подготовленной обороны. На самом же деле у японцев оказалось достаточно средств, чтобы бить советские танки с тонкой броней. По японской версии событий, все дело было в бутылках с зажигательной смесью, оказавшихся сверхэффективными — японцы приготовили их заранее, опираясь на опыт войны в Испании.

О битве за Халхин-Гол в проекте «Фомы» «Минутная биография»

— То есть, они жгли советские танки не пушками, а коктейлем Молотова?

— Да. А людей, которые с огромным риском приближались к танку и бросали ему на трансмиссионное отделение бутылку, японцы называли «живыми пулями». Один из эпизодов этого боя – отражение атаки на 26-й пехотный японский полк. Донесение этого полка приводит в своей книге «Номонган» американский историк Элвин Кукс. В нем как раз говорится, что полк отбился именно бутылками с зажигательной смесью. Причем, поначалу японские пехотинцы в растерянности бросали их, не успевая зажечь запал. Но, попадая на разогретые двигатели, бутылки сами вспыхивали, и танки горели.

А еще советские танкисты стреляли по японским позициям, в основном, из пушек и мало использовали пулеметы. Этот серьезный промах наши танкисты допускали не раз: например, в Чечне, в 90-е, они редко использовали пулеметы по пехотным целям, чем облегчали противнику возможность поражать наши танки. Примерно то же самое было и на Халхин-Голе.

Поэтому, с одной стороны, Жуков действовал правильно, а с другой, недооценил противотанковую оборону японцев. Для него было серьезным ударом, что в атаке на еще не закрепившегося противника потери оказались так высоки. А что будет, если враг закрепится? Это заставило его задуматься о правильном использовании бронетехники, что позволило в дальнейшем по возможности избегать высоких потерь, в том числе и в Великую Отечественную войну.

Лейтенант РККА осматривает 75-мм японскую полевую пушку Тип 38, захваченную в боях на Халхин-Голе

— Стали сопровождать танки мотострелками?

— Не только мотострелками, здесь атакующая пехота задачу не решала — ее японцы могли прижать минометным и пулеметами огнем. Противотанковую оборону можно было подавить только артиллерией. Но несовершенство тогдашней советской танковой бригады заключалось в том, что у нее не было своей артиллерии, которая сопровождала бы свои танки огнем, не позволяя «бутылочникам» к ним подбираться.

— В этой войне в воздушных боях сходилось до 300 самолетов. Такого не было даже во время Великой Отечественной. Что помогло нашим летчикам завоевать господство в воздухе?

— Здесь надо вспомнить командующего авиацией 1-й армейской группы Якова Смушкевича, который впоследствии был репрессирован. У японцев к тому времени был уже большой опыт войны в Китае и для советских летчиков, которые в большинстве своем не имели опыта воздушных боев, они были очень опасным противником. Поначалу японцы и побеждали, причем с большим перевесом. Пока Смушкевич не привез с собой группу летчиков — участников боев в Испании. Эти пилоты, передавая свой опыт молодым и сами участвуя в боях, сумели добиться если не господства, то серьезного преимущества в небе. Это воодушевило и наземные войска.

К примеру, те же аэростаты, которые японцы с успехом применяли в Китае для корректировки огня своей артиллерии, на Халхин-Голе тут же сбивали советские летчики. Японцев это сильно деморализовывало.

Группа советских летчиков в летном обмундировании (кожаные регланы, шлемы и очки) на фоне самолета-истребителя И-16, стоящего в степи

Аэродром в районе реки Халхин-Гол

— Но японцы показали себя фанатичным противником, который сражается до последнего солдата. Что противопоставило этому советское командование?

— Технику. Заслуга Халхин-Гола в массированном и грамотном использовании сильных сторон Красной армии – артиллерии и танков. Они стали главными игроками в этой кампании. После Баин-Цагана было еще одно японское наступление в обход советско-монгольских позиций. Но оно тоже провалилось. Безрезультатно закончилось для императорской армии и массированное наступление 23-25 июля, которое поддерживала артиллерия, собранная японцами по всей метрополии. И провалилось оно, в том числе, благодаря нашей сильной артиллерийской группировке, которая и по техническим свойствам была японцам не по зубам — стреляла дальше, чем они могли достать. Именно грамотное использование артиллерии и танков для обходов, позволило победить японцев, которые хоть и имели боевой дух самураев, но против железа не устояли.

Штабная палатка передового командного пункта ВВС 1-й армейской группы РККА на горе Хамар-Даба. На фото группа советских авиаторов в юрте

— В конце августа советско-монгольские войска окружили части 6-й японскую армию. Почему их не попытались деблокировать, развернув более широкие действия? Японцам была не нужна большая война?

— Они пытались деблокировать окруженных теми частями, которые не попали в котел. Нельзя сказать, что они бросили своих товарищей, но они слишком сильно увязли в войне с Китаем. На тот момент у Квантунской армии, которая по величине была равна советскому фронту или немецкой группе армий, просто не было свободных резервов. Кроме того, сработал фактор большого театра военных действий. Японцы физически не могли быстро перебросить войска с юга на север. Но в отличие от 6-й армии Паулюса, японцы просидели в котле недолго. Их довольно быстро смяли и раздавили. При этом советские войска не заходили на ту территорию, которую японцы считали своей. Если бы Красная армия пошла дальше, конфликт бы, несомненно, продолжился. А так, потерпев поражение, японцы пошли на сворачивание инцидента и переговоры.

Японцы, попавшие в советский плен в ходе боев на Халхин-Голе

— А как все это повлияло на ход действий Страны восходящего солнца во время Второй мировой войны?

— Халхин-Гол показал, что Красная армия гораздо сильнее, чем была Русская императорская армия в 1904-1905 годах. Но нельзя сказать, что Халхин-Гол заставил Токио полностью отказаться от планов экспансии на советский Дальний Восток. Как известно, в 1941 году существовал план «Кантокуэн» — о наступлении на советское Приморье. Он не реализовался только потому, что события на советско-германском фронте этому не благоприятствовали. Японцы увидели, что немецкий блицкриг буксует, особенно под Москвой. Отменили свой план, а потом сменили и весь вектор своей стратегии: началась война на Тихом океане. Говорить, что последствия событий на Халхин-Голе сказывались вплоть до 1945 года – явное преувеличение.

Однако Халхин-Гол действительно показал, что Красная армия — сильный противник, что это не Русская императорская армия. Так что повторить опыт Мукдена (самое масштабное и кровопролитное сражение Русско-японской войны – прим.ред.), как попытались японцы в июле 1939 года, больше не получится.

Советские и японские представители командования во время перемирия в районе реки Халхин-Гол.

— Почему же действия РККА ходе Советско-финской войны 1939/40 годов не были столь успешны?

— На мой взгляд, здесь всё дело в личности Жукова, который предотвратил катастрофическое развитие событий на Баин-Цагане. Возможно, будь на его месте другой человек, например, Фекленко, войска попали бы в котел аналогичным тому, что был под Суомуссалми (сражение с 7 декабря 1939 года по 8 января 1940 года, в ходе которого 163-я и 44-я стрелковые дивизии были окружены и разбиты, а план советского командования разрезать Финляндию на две части, потерпел фиаско – прим. ред.). И тогда мы читали бы в учебниках про «неодолимую силу обстоятельств, большие расстояния, пески, жару, незнакомый театр военных действий, недавно сформированные дивизии» – все это, мол, не позволило помочь окруженным советско-монгольским войскам. То есть, было бы множество оправданий свершившейся катастрофы. Советские войска прошли на волосок от этого именно благодаря Жукову, который молниеносно отреагировал на ситуацию.

Кстати, немалую роль в принятии им этого решения сыграл генерал Иван Афонин – фигура весьма спорная. Во время Великой Отечественной войны он, командуя 18-м гвардейским корпусом, позволял себе рукоприкладство по отношению к подчиненным и даже самочинные расстрелы. Но в Баин-Цаганском сражении Афонин, который был тогда военным советником у монголов, не растерялся и оперативно доложил Жукову складывающуюся обстановку.

Если бы Жуков не бросил тогда в бой танки и броневики, получили бы мы «Суомуссалми» — атаковать уже закрепившихся японцев было бы столь же бесполезно, как в 1939-40-м годах штурмовать финские позиции, пытаясь деблокировать злосчастную 44-ю стрелковую дивизию. Кроме того, нельзя забывать, что Советско-финская война проходила в гораздо худших погодных условиях, и советская авиация играла в ней куда меньшую роль, чем на Халхин-Голе.

В материале использованы фото: historyrussia.org и waralbum.ru

Советско-японский конфликт на реке Халхин- Гол

Вооруженный конфликт на реке Халхин-Гол, который в Японии называют «Номонханским инцидентом», — это боевые действия между СССР и Японией в 1939 году на территории Монголии недалеко от границы с Маньчжурией.
Еще в 1932 году Япония, оккупировав Маньчжурию и Внутреннюю Монголию, создала там государство Маньчжоу-Го, которое Правительство СССР рассматривало как один из плацдармов для будущего вторжения в Советское Приморье и Восточную Сибирь.
Учитывая напряженность положения, правительства СССР и Монгольской республики в 1936 году подписали Протокол о взаимной помощи, содержавший знаменитое обязательство СССР «защищать монгольские границы как свои собственные». В соответствии с этим соглашением в Монголию были направлены 57-й особый корпус и 100-я смешанная авиабригада Красной Армии.
11 мая 1939 года японские войска напали на заставы монгольской армии у реки Халхин-Гол. Формальной причиной начала вторжения стал пограничный спор. Япония полагала, что граница между Монголией и Маньчжоу-Го должна проходить по реке Халхин-Гол, Монголия — на 20−25 км восточнее. К 14 мая японские войска оккупировали всю «спорную» территорию и объявили ее своей.
В соответствии с Соглашением о взаимопомощи, советское командование перебросило 57-й особый корпус в район Халхин-Гола. Советско-монгольским частям пришлось занять оборону и сдерживать первые натиски наступающего более подготовленного противника. Одновременно начались воздушные бои.
Японцы господствовали в воздухе, так как советская авиация в Монголии была представлена старыми типами истребителей, за штурвалами которых сидели неопытные пилоты. Но в конце мая туда перебросили новые машины — «Чайка» и И-16 — с группой советских летчиков-асов, имевших боевой опыт в небе Испании и Китая. После этого силы сравнялись, и японская авиация стала нести чувствительные потери.
В начале июля командующим советскими войсками в районе военного конфликта был назначен Г. Жуков. В течение месяца как японское, так и советское командования подтягивали в район боев новые части и соединения. В штабе Жукова в обстановке строгой секретности был разработан план наступления. Были созданы ударные группы, проводились мероприятия по дезинформации противника.
Наступление советско-монгольских войск началось 20 августа, тем самым упреждая наступление противника, намеченное на 24 августа. Это оказалось полной неожиданностью для японского командования. После ожесточенных боев к 31 августа японская ударная группировка была разгромлена, а территория Монгольской республики очищена от войск противника. Потери с обеих сторон исчислялись десятками тысяч убитых и раненых, а воздушные бои продолжались еще две недели.
По просьбе Японии 15 сентября 1939 года в Москве было подписано соглашение между СССР, МНР и Японией о прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол, которое вступило в силу на следующий день. Затем был произведен обмен военнопленными. Более 17 тысяч военнослужащих Красной Армии были награждены правительственными наградами, 70 из них получили звание Героя Советского Союза. Эта победа стала началом полководческой карьеры Г. Жукова.
источник