И в гете фауст

Трагическая история доктора Фауста

На сцену выходит хор и рассказывает историю Фауста: он родился в германском городе Рода, учился в Виттенберге, получил докторскую степень. «Потом, исполнен дерзким самомненьем, / Он ринулся в запретные высоты / На крыльях восковых; но тает воск — /И небо обрекло его на гибель».

Фауст в своём кабинете размышляет о том, что, как ни преуспел в земных науках, он всего лишь человек и власть его не беспредельна. Фауст разочаровался в философии. Медицина также не всесильна, она не может дать людям бессмертье, не может воскресить умерших. Юриспруденция полна противоречий, законы вздорны. Даже богословие не даёт ответа на мучающие Фауста вопросы. Лишь магические книги привлекают его. «Могущественный маг подобен Богу. / Итак, свой разум, Фауст, изощряй, / Стремясь божественной достигнуть власти». Добрый ангел уговаривает Фауста не читать проклятых книг, полных соблазнов, которые навлекут на Фауста гнев Господень. Злой ангел, наоборот, подстрекает Фауста заняться магией и постичь все секреты природы: «Будь на земле, как в небесах Юпитер — / Владыкой, повелителем стихий!» Фауст мечтает заставить духов служить себе и стать всемогущим. Его друзья Корнелий и Вальдес обещают посвятить его в тайны магической науки и научить заклинать духов. На его зов является Мефистофель. Фауст хочет, чтобы Мефистофель служил ему и исполнял все его желания, но Мефистофель подчиняется одному Люциферу и может служить Фаусту только по приказу Люцифера. Фауст отрекается от Бога и признает верховным властелином Люцифера — владыку тьмы и повелителя духов. Мефистофель рассказывает Фаусту историю Люцифера: когда-то он был ангелом, но проявил гордыню и восстал на Господа, за это Бог его низринул с неба, и теперь он в аду. Те, кто вместе с ним восстали на Господа, также осуждены на адские муки. Фауст не понимает, как же сейчас Мефистофель вышел из сферы ада, но Мефистофель объясняет: «О нет, здесь ад, и я всегда в аду. / Иль думаешь, я, зревший лик Господень, / Вкушавший радость вечную в раю, / Тысячекратным адом не терзаюсь, / Блаженство безвозвратно потеряв?» Но Фауст твёрд в своём решении отринуть Бога. Он готов продать душу Люциферу за то, чтобы двадцать четыре года «жить, вкушая все блаженства» и иметь Мефистофеля своим слугой. Мефистофель отправляется к Люциферу за ответом, а Фауст тем временем мечтает о власти: он жаждет стать царём и подчинить себе весь мир.

Продолжение после рекламы:

Слуга Фауста Вагнер встречает шута и хочет, чтобы шут служил ему семь лет. Шут отказывается, но Вагнер вызывает двух дьяволов Балиола и Белчера и грозится, что, если шут откажется ему служить, дьяволы немедленно утащат его в ад. Он обещает научить шута превращаться в собаку, в кота, в мышь или крысу — во все что угодно. Но шут если уж в кого и хочет превращаться, то в маленькую резвую блошку, чтобы прыгать, где ему хочется, и щекотать смазливых бабёнок под юбками.

Фауст колеблется. Добрый ангел уговаривает его бросить занятия магией, раскаяться и возвратиться к Богу. Злой ангел внушает ему мысли о богатстве и славе. Возвращается Мефистофель и говорит, что Люцифер приказал ему служить Фаусту до гроба, если Фауст кровью напишет завещание и дарственную на свою душу и тело. Фауст согласен, он вонзает нож себе в руку, но кровь стынет у него в жилах, и он не может писать. Мефистофель приносит жаровню, кровь Фауста согревается, и он пишет завещание, но тут на руке его появляется надпись «Homo, fuge» («Человек, спасайся»); Фауст не обращает на неё внимания. Чтобы развлечь Фауста, Мефистофель приводит дьяволов, которые дают Фаусту короны, богатые одежды и танцуют перед ним, затем удаляются. Фауст расспрашивает Мефистофеля про ад. Мефистофель объясняет: «Единым местом ад не ограничен, / Пределов нет ему; где мы, там ад; / И там, где ад, должны мы вечно быть». Фаусту не верится: Мефистофель разговаривает с ним, ходит по земле — и все это ад? Такой ад Фаусту не страшен. Он просит Мефистофеля дать ему в жены самую прекрасную девушку Германии. Мефистофель приводит к нему дьявола в женском обличье. Брак — это не для Фауста, Мефистофель предлагает каждое утро приводить к нему самых красивых куртизанок. Он вручает Фаусту книгу, где все написано: и как добывать богатство, и как вызывать духов, в ней описано расположение и движение планет и перечислены все растения и травы.

Брифли существует благодаря рекламе:

Фауст проклинает Мефистофеля за то, что он лишал его небесных радостей. Добрый ангел советует Фаусту раскаяться и уповать на милосердие Господне. Злой ангел говорит, что Бог не сжалится над таким великим грешником, впрочем, он уверен, что Фауст и не раскается. У Фауста и правда не хватает духу раскаяться, и он заводит с Мефистофелем спор об астрологии, но когда он спрашивает, кто создал мир, Мефистофель не отвечает и напоминает Фаусту, что он проклят. «Христос, мой искупитель! / Спаси мою страдающую душу!» — восклицает Фауст. Люцифер упрекает Фауста за то, что он нарушает слово и думает о Христе. Фауст клянётся, что это больше не повторится. Люцифер показывает Фаусту семь смертных грехов в их подлинном обличье. Перед ним проходят Гордость, Алчность, Ярость, Зависть, Чревоугодие, Леность, Распутство. Фауст мечтает увидеть ад и вновь вернуться. Люцифер обещает показать ему ад, а пока даёт книгу, чтобы Фауст прочёл ее и научился принимать любой образ.

Хор рассказывает, что Фауст, желая познать тайны астрономии и географии, для начала отправляется в Рим, чтобы увидеть папу и принять участие в торжествах в честь святого Петра.

Продолжение после рекламы:

Фауст и Мефистофель в Риме. Мефистофель делает Фауста невидимым, и Фауст развлекается тем, что в трапезной, когда папа угощает кардинала Лотарингского, выхватывает у него из рук блюда с яствами и съедает их. Святые отцы в недоумении, папа начинает креститься, и, когда он крестится в третий раз, Фауст даёт ему пощёчину. Монахи предают его проклятию.

Робин, конюх постоялого двора, где остановились Фауст с Мефистофелем, крадёт у Фауста книгу. Он и его друг Ралф хотят научиться по ней творить чудеса и для начала крадут кубок у трактирщика, но тут вмешивается Мефистофель, чей дух они ненароком вызвали, они возвращают кубок и обещают больше никогда не красть магические книги. В наказание за дерзость Мефистофель обещает превратить одного из них в обезьяну, а другого — в собаку.

Хор рассказывает, что, посетив дворы монархов, Фауст после долгих странствий по небу и земле вернулся домой. Слава о его учёности доходит до императора Карла Пятого, и тот приглашает его к себе во дворец и окружает почётом.

Брифли существует благодаря рекламе:

Император просит Фауста показать своё искусство и вызвать духов великих людей. Он мечтает увидеть Александра Великого и просит Фауста сделать так, чтобы Александр и его супруга восстали из могилы. Фауст объясняет, что тела давно усопших особ превратились в прах и он не может показать их императору, но он вызовет духов, которые примут образы Александра Великого и его супруги, и император сможет их увидеть во цвете лет. Когда духи появляются, император, чтобы удостовериться в их подлинности, проверяет, есть ли у супруги Александра родинка на шее, и, обнаружив ее, проникается к Фаусту ещё большим уважением. Один из рыцарей сомневается в искусстве Фауста, в наказание у него на голове вырастают рога, которые исчезают только тогда, когда рыцарь обещает впредь быть почтительнее с учёными. Время, отпущенное Фаусту, подходит к концу. Он возвращается в Виттенберг.

Лошадиный барышник за сорок монет покупает у Фауста коня, но Фауст предупреждает его, чтобы он ни в коем случае не въезжал на нем в воду. Лошадиный барышник думает, что Фауст хочет утаить от него какое-нибудь редкостное качество коня, и первым делом въезжает на нем в глубокий пруд. Едва доплыв до середины пруда, барышник обнаруживает, что конь исчез, а под ним вместо коня — охапка сена. Чудом не утонув, он приходит к Фаусту, чтобы потребовать свои деньги обратно. Мефистофель говорит барышнику, что

Реклама:

Фауст крепко спит. Барышник тащит Фауста за ногу и отрывает ее. Фауст просыпается, кричит и посылает Мефистофеля за констеблем. Барышник просит отпустить его и обещает заплатить за это ещё сорок монет. Фауст доволен: нога на месте, а лишние сорок монет ему не повредят. Фауста приглашает герцог Ангальтский. Герцогиня просит достать ей среди зимы виноград, и Фауст тут же протягивает ей спелую гроздь. Все дивятся его искусству. Герцог щедро награждает Фауста. Фауст бражничает со студентами. Под конец пирушки они просят его показать им Елену Троянскую. Фауст исполняет их просьбу. Когда студенты уходят, приходит Старик, который пытается вернуть Фауста на путь спасения, но безуспешно. Фауст хочет, чтобы прекрасная Елена стала его возлюбленной. По приказу Мефистофеля Елена предстаёт перед Фаустом, он целует ее.

Фауст прощается со студентами: он на пороге смерти и осуждён вечно гореть в аду. Студенты советуют ему вспомнить о Боге и просить его о снисхождении, но Фауст понимает, что ему нет прощения, и рассказывает студентам, как продал душу дьяволу. Близок час расплаты. Фауст просит студентов молиться за него. Студенты уходят. Фаусту осталось жить только один час. Он мечтает, чтобы полночь никогда не наступала, чтобы время остановилось, чтобы настал вечный день или хотя бы подольше не наступала полночь и он успел бы раскаяться и спастись. Но бьют часы, грохочет гром, сверкает молния, и дьяволы уводят Фауста.

Хор призывает зрителей извлечь урок из трагической судьбы Фауста и не стремиться к познанию заповедных сфер науки, которые соблазняют человека и учат его творить зло.

Гёте, Иоганн Вольфганг фон: биография, произведения, личная жизнь

В истории всемирной литературы не так много имен, которые могут по праву сравниться с Иоганном Вольфгангом Гете. Выдающийся научный деятель, гениальный философ и знаменитый писатель известен на весь мир. Его работы являются подлинным культурным наследием, которое восхищает людей со всех уголков земли.

Детство и юность Гете

Франкфурт-на-Майне – портовый и торговый город, где 28 августа 1749 года появился на свет Иоганн Вольфганг Гете. Его родители проживали в доме у Оленьего оврага. Сегодня это место превращено в музей.

Иоганн имел высокое знатное происхождение. Семье Гете была обеспечена и благополучна. Отец мальчика Каспар работал имперским советником, а также вел адвокатскую практику.

Мать Иоганна Катарина была дочерью городского судьи. Катарина рано вышла замуж за отца будущего писателя. Ее муж Каспар был старше девушки на 21 год. В этом браке после Иоганна у пары были еще дети, но выжили из них только двое: Иоганн и его сестра Корнелия, остальные умерли во младенчестве.

Семья Гете жила в любви и согласии. Между братом и сестрой всегда были теплые отношения. А мама и бабушка Иоганна просто обожали его. С отцом у мальчика отношения были сложнее, но и они, в конце концов, улучшились, когда Иоганн достиг подросткового возраста.

Полученное наследство позволяло отцу семейства не работать. Каспар Гете много путешествовал, собрал отменную библиотеку. Бывал в Риме и Венеции. Хорошо заботился о своей семье, не жалея на них денег.

По настоянию отца после первого класса публичной школы Иоганн обучался дома. Родители сумели дать ему блестящее образование. С семилетнего возраста мальчика обучали точным наукам, литературе, рисованию, фехтованию и многому другому.

С раннего возраста юный Гете зачитывался «Метаморфозами» и народными сказаниями. Он интересовался религией. Со временем полюбил театр. А когда бабушка подарила ему кукольный дом, то он ставил там импровизированные спектакли.

Иоганн изучал французский, английский, латынь и греческий. Занятия подтолкнули его к написанию первого произведения. Это был роман о брате и сестре, которые писали друг другу письма, только происходила переписка на разных языках.

В 1765 году Гете, наконец, закончил свое домашнее обучение и поступил в университет Лейпцига. Иоганн подчинился требованию отца, и зачислился на юридический факультет, хотя право интересовало его меньше всего.

В университете поэт и писатель уделял большое внимание литературе, естествознанию и философии. Занимаясь также и рисованием, Гете познакомился с Иоганном Винкельманом, которого долгое время считал своим наставником.

В 1767 году Иоганн написал и издал свой первый сборник стихов, получивший название «Аннетте». Затем Гете серьезно заболел. Ему пришлось прервать свое образование на целых полтора года. В 1770 Иоганн едет в Страсбург, где продолжает изучать право, но помимо основной профессии, учит анатомию с химией и филологию.

Студенческая пора для Гете была веселым временем. Он быстро перенял моду и манеры большого города. Вступил в литературный кружок, посещал театры и вечеринки.

Каспар не жалея денег на своего сына, каждый месяц посылал Иоганну внушительные суммы. Но, несмотря на это, окончить вуз Гете так и не удалось. Обострился его туберкулез, и он уехал домой. Там его ждали ссоры с отцом, который был недоволен литературными порывами сына.

Борясь с болезнью, Гете пишет комедию «Соучастники». Помимо учебы, у писателя были и другие интересы. Так он пережил влюбленность к Фредерике Брион. Затем, продолжив обучение, Гете в Вацлаве встречает Шарлотту Буфф. Но та остается холодна к чувствам молодого человека.

Именно неразделенная любовь к Шарлотте подталкивает Иоганна к написанию гениального произведения «Страдания юного Вертера». Этот роман имел ошеломительный успех. Но был запрещен в некоторых немецких городах, потому что из-за него впечатлительные молодые люди заканчивали жизнь самоубийством.

Фауст в жизни Гете

Другой Иоганн, второе имя которого Георг Фауст, жил приблизительно в 16 веке. Он слыл чернокнижником и алхимиком, а еще являлся личностью мистической и таинственной. Книга о Фаусте была в семейной библиотеке Гете, который, ко всему прочему, увлекался не только точными науками, но и оккультизмом.

Впечатлившись жизнеописанием Фауста, Иоганн начал писать о нем роман. На тот момент молодому писателю было не больше 20 лет. Всю свою зрелую жизнь он работал над этим романом. Гете успел завершить его перед самой кончиной. Само произведение после смерти писателя имело ошеломительный успех, а интерес к нему не угасает и сегодня.

Первая публикация отрывка романа произошла в 1808 году. Цитаты из романа до сих пор популярны и служат эпиграфами ко многим другим произведениям.

Любовные похождения немецкого поэта

Романы, которые случались в жизни Гете, были пылкими и страстными. Но угасали они также быстро, как и загорались. Согласно слухам и некоторым историческим фактам загадочный Гете пользовался у женщин большой популярностью.

У писателя было много любовниц. Он никогда не состоял в официальном браке, но на закате своей жизни встретил простолюдинку Кристиану Вульпиус, в которую влюбился. Тогда Гете принял решение перевезти Кристиану к себе в дом. До конца его жизни он жил с ней в неофициальном браке. У пары было пятеро детей. Хотя существует информация, что эти дети были не единственными потомками Гете.

За связь с простолюдинкой Иоганна Гете осуждали в высшем свете. Его бывшие возлюбленные посчитали личным оскорблением тот факт, что он предпочел им простую крестьянку.

Последние годы жизни

Перед смертью помимо литературы, Иоганн Гете увлекался разведением фиалок, а также коллекционировал монеты. За несколько месяцев до своей смерти писатель совершил прогулку в карете, где подхватил простуду, давшую серьезные осложнения на здоровье. В 1832 году поэт и писатель скончался. Причиной смерти назвали остановку сердца.

Последнее, что он успел сказать перед тем, как испустил свой финальный вздох, звучало, как: «Пожалуйста, закройте окно». Творчество автора и его научные трактаты изучают и любят во многих странах. В его честь устанавливают памятники. Именем Гете также названы: сорт розы, кратер небольшой величины на Меркурии и гетит (красивый минерал).

Произведения великого писателя

Кроме литературных произведений, у великого Гете были и иные работы, заслуживающие внимания. Так в 1784 году, изучая анатомию, Иоганн Гете открыл межчелюстную кость.

В 1790 из под его руки вышел трактат под названием «Опыт метаморфозы растений». Еще Гете достиг хороших высот в карьере. По приглашению он начал работать тайным советником, но, вскоре, дослужился до министра.

Его служебные обязанности не мешали ему заниматься творчеством. В зрелом возрасте Гете написал «Ифигению», «Лесного Царя» и «Эгмонта». Современники относились к творчеству Гете неоднозначно. «Вольтер» сразу получил должное признание, а вот остальные труды писателя оценили по достоинству лишь после его смерти. В его романах было слишком много вольностей и политизированных тем, поэтому многие из них не проходили цензуру, несмотря на высокое положение автора в обществе.

Фауст (Гёте; Холодковский)/Часть первая/Сцена 6. Кухня ведьмы

На низком очаге, на огне, стоит большой котёл. В паре, поднимающемся кверху, виднеются различные образы.

Мартышка-самка сидит у котла, снимает пену и смотрит, чтобы варево не выкипало. Мартышка-самец с детёнышами сидит подле и греется. Стены и потолок увешены причудливой утварью ведьмы.

Фауст и Мефистофель.
Фауст

К бессмысленным их чарам отвращенье
Питаю я: найдётся ль исцеленье
Здесь, в этой тьме безумства, для меня?
Я не хочу советов старой бабы!
Но, может быть, дряная пачкотня
Лет тридцать с плеч моих долой сняла бы?
Нет, мир надежды для меня потух:
Беда, коль не найдешь другого мне леченья.
Ужель природа и могучий дух
Нам не дадут бальзама возрожденья?

Мефистофель

Мой друг, ты говоришь умно:
Природное есть средство стать моложе;
Жаль, не про нас лишь писано оно,
Да и довольно странно тоже.

Фауст

Я знать хочу его скорей!

Мефистофель

Изволь; вот средство возрожденья
Без чар, без денег, без леченья:
Уединись в глуши полей,
Руби, копай, потей за плугом
И ограничить тесным кругом
Себя и ум свой не жалей;
Питайся просто в скромной доле,
Живи, как скот, среди скотов
И там, где жил ты, будь готов
Сам удобрять навозом поле.
Поверь мне: в этом весь секрет
Помолодеть хоть в восемьдесят лет.

Фауст

Но не привык я к плугу и лопате,
За них мне взяться было бы некстати;
Нет, узкая мне жизнь не суждена!

Мефистофель

Так ведьма, стало быть, нужна.

Фауст

К чему тут баба — непонятно!
Свари напиток сам, без лишних слов.

Мефистофель

Да! Вот бы время я провел приятно!
Уж лучше выстрою я тысячу мостов.
Здесь мало знанья и уменья —
Здесь ты не обойдёшься без терпенья.
Корпеть пришлось бы тут немало лет:
Ведь раньше времени броженью ходу нет.
Чего-чего тут нет в бродилах,
И надо знать уловок тьму!
Хоть чёрт и учит их всему,
А сам всё сделать он не в силах.

(Показывая на зверей.)

Не правда ль, миленький народ?
Вот вам слуга, служанка — вот!

(Зверям.)

А что, хозяйка улетела?

Звери

Она поела,
В трубу взвилась
И унеслась.

Мефистофель

А долго ли она там реет?

Звери

Пока огонь нам лапы греет.

Мефистофель
(Фаусту)

Как ты находишь — хороши?

Фауст

Нет слов сказать, насколько гадки.

Мефистофель

А мне так нравятся их речи и повадки;
Беседу их люблю я от души.

(Зверям.)

Ну, куклы чёртовы, скажите,
Что тут за варево? Над чем вы ворожите?

Звери

Для нищих жидкий суп кипит!

Мефистофель

На этот раз
Немало будет публики у вас.

Самец
(подползая и ласкаясь к Мефистофелю)

Разочек сыграй
Со мною и дай
Набиться карману!
Без денег шабаш;
А денег мне дашь —
Я умником стану!

Мефистофель

Тварь эта с радости совсем бы очумела,
Когда б она в лото играть умела.

Детеныши, играя большим шаром, катят его.
Самец
Мефистофель

Что в решете у вас?

Самец
(доставая решето)

Случись тут вор у нас,
Могли б его узнать мы.

(Бежит к самке и даёт ей взглянуть в решето.)

Взгляни-ка в решето:
Вор виден нам, но кто,
Посмеем ли сказать мы?

Мефистофель

А что за польза вам от этого горшка?

(Приближается к огню.)
Самец и самка

Пустая башка!
Не понял горшка,
Котла не поймёт он!

Мефистофель

Невежа ты, зверь!

Самец

Присел бы теперь
Ты с веником: вот он.

(Заставляет Мефистофеля сесть.)
Фауст
(который тем временем глядел в зеркало, то приближаясь, то удаляясь)

Что вижу я! Чудесное виденье
В волшебном зеркале мелькает всё ясней!
О дай, любовь, мне крылья и в мгновенье
Снеси меня туда, поближе к ней!
О, если б был не в комнате я тесной,
О, если б мог лететь к богине той!
Но нет, она полузакрыта мглой…
О, дивный образ красоты телесной!
Возможна ли подобная краса?
Возможно ли, чтоб в прелести чудесной.
Вмещалися все неба чудеса?
Найдется ль чудо на земле такое?

Мефистофель

Понятно: шесть ведь дней трудился наш творец
И «браво» сам себе промолвил наконец, —
Так, верно, что-нибудь да вышло же благое:
Теперь любуйся тем, что видишь пред собой;
А там найду тебе подобное созданье,
И счастлив тот, кому дано судьбой
Сокровищем подобным обладанье.

Фауст все смотрит в зеркало. Мефистофель, потягиваясь и играя веником, продолжает говорить.

Сижу, как царь, на возвышенье трона,
Со скипетром в руках; нужна ещё корона.

Звери
(делавшие разные странные движения, с громкими криками приносят Мефистофелю корону)

Корону ты склей:
Пот нужен для ней
И кровь со слезами.

(Они неловко обращаются с короной, ломают её пополам и прыгают кругом с ее кусками.)

Свершилось! Мы зрим,
Мы слышим, кричим,
И даже стихами.

Фауст
(перед зеркалом)

Ах, я с ума сойду!

Мефистофель
(указывая на зверей)

Увы! на этот раз
И у меня башка кружиться начинает.

Звери

И даже подчас
Бывает, что нас
И мысль осеняет.

Фауст
(как выше)

Я весь горю, нет больше сил моих!
Нельзя ли нам отсюда удалиться?

Мефистофель
(в том же положении)

По крайней мере, надо согласиться,
Что задушевная поэзия у них.

Котёл, оставленный самкой без присмотра, начинает выкипать; возникает большое пламя, бьющее в трубу. Ведьма прилетает в этом огне со страшным воплем.
Ведьма

Ай-ай-ай-ай! Вот всех вас я!
Проклятый зверь, свиньёй свинья!
Проспал котёл! Обжёг меня!
Вот всех вас я!

(Замечая Фауста и Мефистофеля.)

Что вижу я!
Зачем вы к нам?
Что нужно вам?
Вот я вам дам:
Сожгу я вас
Огнём сейчас!

Черпает ложкой из котла и брызжет на всех огнём. Звери визжат.
Мефистофель
(перевернув веник, бьёт посуду)

Раз — бью, два — бью!
Котлы свалю,
Стряпню пролью!
Знай, морда: так
Стучу я в такт
Под песнь твою.

Ведьма отступает в ярости и ужасе.

Ну что, костлявая? Теперь узнала ты?
Узнала, пугало, царя и господина?
Махну рукой — и все твои скоты
И ты сама — всё прахом, образина!
Не уважаешь красный мой камзол?
Петушьего пера узнать не можешь?
Иль я, закрыв лицо, сюда пришел?
Что ж, самому назваться мне предложишь?

Ведьма

Простите, сударь, мне за грубый мой привет!
Но конского при вас копыта нет,
И вороны куда, скажите мне, девались?

Мефистофель

На этот раз уж пусть тебе сошло!
С тех пор воды немало утекло,
Как мы с тобой в последний раз видались.
Цивилизация велит идти вперёд;
Теперь прогресс с собой и чёрта двинул.
Про духа северного позабыл народ,
И, видишь, я рога, и хвост, и когти кинул.
Хоть ногу конскую иметь я должен всё ж,
Но с нею в публике являться не желаю
И вот в фальшивых играх щеголяю,
Как франтовская молодежь.

Ведьма
(пляшет)

Ах, голова пошла от радости кругом!
Голубчик сатана, вы снова здесь со мною!

Мефистофель

Тсс! Не зови меня, старуха, сатаною!

Ведьма

Как? Почему же? Что дурного в том?

Мефистофель

Давно попало в басни это слово!
Что толку, впрочем, от таких затей?
Не меньше стало злых людей,
Хоть и отвергли духа злого.
Теперь мой титул — «господин барон»:
Других не хуже, рыцарь я свободный;
А что я крови благородной —
Так вот мой герб! Хорош ли он?

(Делает неприличный жест.)
Ведьма
(смеясь во все горло)

Ха-ха-ха-ха! Да, это в вашем роде!
Вы всё шалун такой же продувной!

Мефистофель
(Фаусту)

Учись, мой друг, и поспевай за мной:
Вот что приятно ведьмам в обиходе.

Ведьма

Чем, господа, служить могу вам я?

Мефистофель

Подай стакан известного питья;
Но только, знаешь, постарее!
Оно что год, то действует сильнее.

Ведьма

Охотно. У меня имеется флакон:
Я лакомлюсь порой сама, когда придётся.
Притом нисколько не воняет он.
Для вас стакан-другой всегда найдётся.

(Тихо.)

Но если чарами ваш друг не защищён,
Ему и часу жить не остаётся.

Мефистофель

Не бойся: без вреда приятель выпьет мой
Венец стряпни твоей и знанья.
Черти же круг, промолви заклинанья
И влей в стакан напиток чудный твой.

Ведьма причудливыми жестами выводит круг и ставит в него разные предметы. Стаканы и горшки начинают звенеть, и звуки переходят в музыку.

Наконец она приносит большую книгу и ставит мартышек в круг. Одна из них держит на спине книгу, другие стоят с факелами.

Затем ведьма кивает Фаусту, чтоб он подошел.
Фауст
(Мефистофелю)

К чему, скажи мне, эти представленья?
Чушь глупая, безумные движенья,
Обман и ложь пошлейшие кругом.
Мне этот вздор давно знаком.

Мефистофель

Чудак, ведь это лишь для смеха!
Не будь к старухе слишком строг:
Она ведь тоже врач. Пусть будет ей потеха.
Без этого питье тебе пойдет не впрок.

(Заставляет Фауста войти в круг.)
Ведьма
(напыщенно декламируя по книге)

Пойми: причти
Раз к десяти,
Два опусти,
А три ставь в ряд —
И ты богат.
Четыре сгладь,
А шесть и пять
За семь считать
И восемь раз —
Закон у нас.
Пусть девять в счёт
За раз пойдёт,
А десять сгладь.
Так ведьма учит умножать!

Фауст

Старуха в лихорадке бредить стала.

Мефистофель

О, это, друг, пока ещё начало,
А далее вся книга так гласит!
Понять её стараться — труд напрасный:
Глупец и умный с толку будет сбит
Противоречий массою ужасной.
Все это и старо и ново! Посмотри
В историю и вспомни: не всегда ли,
Три за одно, одно за три
Считая, люди вздор за правду выдавали?
Так учат зря болтать с начала всех веков —
С глупцами заводить никто не хочет спора.
Да людям редко что и нужно, кроме слов:
Что в них есть мысли, верят без разбора!

Ведьма
(продолжая)

Познанья свет
Для всех секрет,
Для всех без исключенья!
Порою он,
Как дар, суждён
И тем, вком нет мышленья!

Фауст

Какая чушь! Я убежать готов:
Пожалуй, лопнет голова от вздора.
Я точно слышу песню хора
Ста тысяч круглых дураков!

Мефистофель

Ну, будет, будет, мудрая Сивилла!
Ты лучше бы стаканчик предложила,
Налив его полнее, до краёв.
Приятелю он не придётся солон:
Недаром ведь все степени прошел он
И много разных делывал глотков.

Ведьма с разными церемониями наливает питьё в бокал; когда Фауст подносит его к губам, вылетает лёгкое пламя.

Живее пей до дна бокал —
И ты мгновенно ободришься.
На «ты» давно ты с чёртом стал,
А всё ещё огня боишься.

Ведьма открывает круг; Фауст выходит.

Теперь стоять не надо, живо в путь!

Ведьма

Пусть вам глоточек принесёт отраду!

Мефистофель
(ведьме)

При случае получишь ты награду;
В Вальпургиеву ночь мне можешь намекнуть.

Ведьма

Вот песенка: чтоб дать всю силу соку,
По временам её должны вы петь.

Мефистофель
(Фаусту)

Скорей! Иди, а то не будет проку:
Ты непременно должен пропотеть,
Чтоб весь насквозь ты пропитался зельем.
Ты прогуляешься спокойно, без забот —
И вдруг почувствуешь с отрадой и весельем,
Как сладко Купидон играть в тебе начнёт.

Фауст

Дай в зеркало мне бросить взор прощальный:
Так был прекрасен образ идеальный!

Мефистофель

Не стоит: наяву увидишь ты
Образчик лучший женской красоты.

(В сторону.)

Да, этим зельем я тебя поддену.
Любую бабу примешь за Елену!

Произведение немецкий писатель Гете создавал 6 десятилетий. Характеристика Фауста показывает человека, живущего для людей, ищущего и не находящего смысл жизни. Готового ради истины продать душу дьяволу.

Образ Фауста

Доктор Фауст является по образу человеком ищущим. В трагедии Гете повествуется о том, что главный герой изучил множество наук, но понимает, что знает о Вселенной слишком мало. Помимо врачевания он изучает магию, пытаясь познать истину. Господь говорит о душе Фауста:
«чистая душа в своём исканье смутном
Сознанья истины полна!»

Мефистофель наоборот отзывается о Фаусте как о сумасшедшем, который служит Господу, но:
«…он служит по-иному», — не как другие верующие.

Описывая его образ, демон тьмы указывает на особенности Фауста:
«…Как сумасшедший, он рассудком слаб…».

Не постигнув истины, Фауст вечно погружен в «грызущую печаль».

Заключив договор с демоном тьмы — Мефистофелем он надеется получить нужные знания.

Характеристика Фауста

Фауст пребывает в постоянном сомнении. Понимая, что знает о жизни слишком мало, решает стать частью Вселенной, чтобы постичь истину. Хочет принять яд. Но церковный колокольный благовест удерживает его от этого опрометчивого поступка.

Господь спорит с Мефистофелем, считающим Фауста пропащим человеком. Говорит, что отдаст дьяволу душу Фауста, если он сможет ее заполучить.

Простые горожане благодарят доктора зато, что он вместе с отцом уберег город от чумы. Но Фауст стыдится такой благодарности, ведь его отец одних пациентов лечил, а другим давал яд.

Получив от демона тьмы обещание, что он будет исполнять любые его капризы, расчетливый по своей характеристике Фауст заключает с ним сделку. Гете пишет, что доктор подписывает кровью документ, по которому отдает дьяволу свою бессмертную душу.

Испив волшебного напитка на кухне у ведьмы, Фауст вернул себе молодость и чувства как у молодого человека. Доктор снова возжелал любви невинной девушки Маргариты. Мефистофель хочет выменять любовь девушки на шкатулку драгоценностей, но ее мать, заподозрив неладное, возвращает щедрые подарки дарителю. Лишь вторая попытка помогает Фаусту завладеть сердцем и телом девушки.

Из-за любовной связи, случившейся по велению Мефистофеля, погибает мать девушки. Фауст убивает на дуэли брата возлюбленной. Маргарита топит ребенка, рожденного от Фауста. Девушка сходит с ума и погибает. Но ее заблудшую душу спасает Господь.

Вторая часть трагедии напоминает греческие мифы. Фауст влюбляется в прекрасную Елену. У них рождается сын, но и он гибнет. Фауст постоянен в своей характеристике героя в вечном поиске, он продолжает свои изыскания. Хочет покорить природу, построить плотину для людей.

Мефистофель, под видом строительства плотины, приказывает своим слугам рыть могилу Фаусту.

Фауст понимает, что истинный смысл его жизни состоит в служении людям. Демон после смерти Фауста хочет забрать положенную ему по контракту душу искателя, но ангелы уносят ее на небеса. Господь выиграл спор, ведь Фауст хоть и часто ошибался, но старался жить не для себя, а для людей. Искал способы помогать людям, делать их жизнь лучше.

Сочинение по образу Фауста поможет написать цитатная характеристика героя.

Образ и характеристика Фауста в трагедии Гете 4.8 (96.67%) 6 votes

Фауст (Гёте; Холодковский)/Часть первая/Пролог в театре

Директор, поэт и комик
Директор

Друзья, вы оба мне не раз
Помочь умели в горькой доле;
Как ваше мненье: хорошо ли
Пойдут дела теперь у нас?
Тружусь для публики я неизменно:
Она живёт и жить другим даёт.
Уже стоят столбы, готова сцена,
Ждёт праздника взволнованный народ.
У нас ведь все к чудесному стремятся:
Глядят во все глаза и жаждут удивляться.
Мне угождать толпе, хоть и не новый труд,
Но всё ж меня берёт невольное сомненье:
Прекрасного они, конечно, не поймут,
Зато начитаны они до пресыщенья.
Вот дать бы пьесу нам поярче, поновей,
Посодержательней — для публики моей!
А ведь приятен вид толпы необозримой,
Когда она вокруг театра наводнит
Всю площадь и бежит волной неудержимой,
И в двери тесные и рвётся и спешит.
Нет четырёх часов, до вечера далёко,
А уж толпа кишит, пустого места нет —
Точь-в-точь голодные пред лавкой хлебопека,
И шею все сломить готовы за билет.
Такие чудеса во власти лишь поэта!
Мой друг, теперь прошу: скорей ты сделай это.

Поэт

Не говори мне о толпе безумной —
Она иной раз вдохновение спугнёт;
Избавь меня от этой давки шумной,
Влекущей мощно в свой водоворот;
Нет, тишины ищу я, многодумный, —
Лишь там поэту радость расцветёт;
Там, только там божественною властью
Любовь и дружба нас приводит к счастью.
Что в глубине сердечной грудь лелеет,
Что просится на робкие уста —
Удачно ль, нет ли, — выйти чуть посмеет
На свет — его погубит суета!
Нет, лучше пусть годами дума зреет,
Чтоб совершенной стала красота!
Мишурный блеск — созданье вероломства,
Прекрасное родится для потомства!

Комик

Потомство! Вот о чём мне речи надоели!
Что, если б для него — потомства — в самом деле
И я бы перестал смешить честной народ?
Кто ж публику тогда, скажите, развлечёт
Весёлой шуткою, ей нужной, без сомненья?..
Нет, как хотите, а держусь я мненья,
Что весельчак заслужит свой почёт
И что забавник не лишён значенья.
Кто интересен публике, мой друг,
Тот говорить с толпою может смело;
Увлечь её — ему пустое дело.
Успех тем легче, чем обширней круг!
Итак, смелей вперёд! Вы можете заставить
Фантазию, любовь, рассудок, чувство, страсть
На сцену выступить; но не забудьте часть
И шаловливого дурачества прибавить.

Директор

А главное, мой друг, введите приключенья!
Глазеть на них — толпе нет выше наслажденья;
Ну, и пускай толпа, разиня рот, глядит…
Причудливую ткань раскиньте перед нею —
И вы упрочили за пьесою своею
Успех, и к вам толпа уже благоволит.
Пусть масса массу привлекает!
Пусть каждый кое-что на вкус получит свой!
Кто много предложил, тот многим угождает —
И вот толпа идёт, довольная, домой.
Смелее всё в куски мельчайшие крошите —
И этот винегрет успех доставит вам.
Легко вам выдумать, легко представить нам!
Что пользы, если вы им «целое» дадите?
Ведь публика ж его расщиплет по кускам.

Поэт

И вы не видите, как гнусно и постыдно
Такое ремесло? Иль не художник я?
Дрянных писак пустая пачкотня
У вас вошла уж в правило, как видно.

Директор

Не может нас упрёк подобный оскорбить;
Ведь всякий человек, рассудок свой имея,
Берёт оружие, какое бьёт вернее.
С волками жить — по-волчьи выть!
Кто ваша публика, позвольте вас спросить?
Один приходит к нам, чтоб скуку утолить,
Другой, набив живот потуже,
Спешит сюда переварить обед,
А третий — что для нас всего, пожалуй, хуже —
Приходит нас судить по толкам из газет.
Для них одно — театр, балы и маскарады:
Лишь любопытством весь народ гоним;
А дамы — те идут показывать наряды:
Чтоб роль играть, не нужно платы им.
О чём вы грезите? Спуститесь-ка пониже!
Вам хорошо смотреть с надзвёздной вышины!
Нет, вы взгляните-ка поближе!
Те грубы, эти холодны!
Тот хочет пьянствовать недели,
А тот в игорный дом идёт…
Смешно, когда поэт зовёт
Великих муз к ничтожной цели!
Прошу вас об одном: побольше сочинить,
Как можно более — вот в чём моё стремленье!
Запутайте толпу, введите в заблужденье;
Иначе — верьте мне — ей трудно угодить.
Что с вами? Или вас коснулось вдохновенье?

Поэт

Иди других ищи себе рабов:
Мне высшие права природа уделила.
Предам ли на позор высокий дар богов?
Продажна ли певца святая сила?
Чем трогает сердца восторженный поэт?
Какая сила в нём стихиями владеет?
Не та ль гармония, что в сердце он лелеет,
Которою, творя, объемлет он весь свет?
Когда природа-мать движеньем равнодушным
Нить вечную влечёт веретеном послушным,
Когда всё сущее, сменяясь каждый час,
В нестройный, резкий хор сливается вкруг нас, —
Кто звуки мерные в порядке размещает,
Чьей речи верный ритм живителен и твёрд?
Кто единичное искусно обобщает,
Объединяя всё в торжественный аккорд?
Кто бурю выразит в борьбе страстей кипучей,
В теченье строгих дум — зари вечерней свет?
Весны роскошный, лучший цвет
К ногам возлюбленной бросает кто, могучий?
Кто цену придаёт незначащим листам,
В прославленный венок вплетая листья эти?
Кто стережёт Олимп, кто друг и связь богам?
Мощь человечества, живущая в поэте!

Комик

И долг ваш — эту мощь на деле применить!
Итак, ловите же минуты вдохновенья,
Как ловит ловелас предлог для похожденья!
Угодно ль, например, любовь изобразить?
Случайно сходятся — взаимное сближенье,
Затем — свидания, надежды, опасенья;
То счастье близко к ним, то вновь уходит вдаль,
То ревность, то боязнь, то радость, то печаль, —
Глядишь — готов роман. И так-то всё на свете.
Смелей лишь черпайте из жизни всех людей —
И для задуманной комедии своей
Не будете нуждаться вы в предмете.
Всяк испытал, конечно, чувства эти,
Но редкий знает, сколько в них чудес.
Где ни копните — тут и интерес!
Картина попестрей, поменьше освещенья
Да искра истины средь мрака заблужденья,
И смотришь — славное сварили вы питьё,
По вкусу каждому: в нём всяк найдёт своё.
Цвет юности идёт сюда, мечтая,
Что откровенье в пьесе он найдёт,
И нежных душ чувствительная стая
Меланхоличной пищи сердцу ждёт.
В одном одну мечту, в другом другую будит
Рассказ искусный ваш, и каждый зритель будет,
ручаюсь, вашей пьесой восхищён:
Что в сердце у него, то в пьесе видит он!
Они ещё не прочь и плакать и смеяться,
Возвышенное чтить и блеском восхищаться;
Кто пожил, на того не угодишь ничем,
А тот, кто не созрел, доволен будет всем!

Поэт

Отдай же годы мне златые,
Когда и сам я был незрел,
Когда я песни молодые
Не уставая вечно пел!
В тумане мир передо мною
Скрывался; жадною рукою
Повсюу я цветы срывал
И в каждой почке чуда ждал.
Я беден был — и всё, что надо
Для счастья чистого, имел:
Стремленьем к стине кипел,
И бред мечты мне был отрада!..
Отдай мне прежний жар в крови,
Мои порывы и стремленья,
Блаженство скорби, мощь любви,
И мощной ненависти рвенье,
И годы юные мои!

Комик

Что юность! Юность вам нужнее,
Когда идёте вы на бой,
Когда красавица порой
Сама на вашей виснет шее,
Когда конца своим трудам
Хотите быстро вы добиться,
Когда всю ночь придётся вам
Плясать, и петь, и веселиться.
Но чтоб искусною рукой
Играть, восторги возбуждая,
И ловко там и сям блуждая,
Стремиться к цели подставной,
За это старшие пускай берутся смело:
Тем больше будет вам почёта, старики!
Что старость в детство нас приводит — пустяки:
До самой старости мы — дети, вот в чём дело!

Директор

Довольно слов, довольно споров,
И комплиментов, и укоров!
Зачем болтать по пустякам?
Пора за дело взяться нам.
К чему такие затрудненья?
Что вдохновенья долго ждать?
Поэт — властитель вдохновенья:
Он должен им повелевать.
Что нужно нам — мы с вами знаем;
Напиток крепкий мы считаем
За лучший — дайте ж нам его!
Не забывайте ничего:
Что можно сделать неотложно,
Зачем на завтра оставлять?
Должны мы сразу уловлять
Всё то, что нужно и возможно,
И уж из рук не выпускать!
Для нашей сцены всё пригодно;
На ней — вы полный господин;
Берите сколько вам угодно
И декораций, и машин,
Огней бенгальских, освещенья,
зверей и прочего творенья,
Утёсов, скал, огня, воды:
Ни в чём не будет вам нужды.
Весь мир на сцену поместите,
Людей и тварей пышный ряд —
И через землю с неба в ад
Вы мерной поступью пройдите!