Иеромонах пафнутий

Смиренный игумен Пафнутий руку приложил реальный к

«Смиренный игумен Пафнутий руку приложил»: реальный комментарий к одной фразе из романа Ф.М.Достоевского «Идиот» в свете шестой заповеди блаженства
Мечта Гоголя об искусстве как «невидимой ступени» к Богу, так и не осуществленная писателем в собственном творчестве, реализовалась в творчестве Достоевского, которое до сегодняшнего дня продолжает оставаться наиболее глубоким выражением православного мировидения в литературе.
В православной аксиологии понятие чистоты занимает одно из центральных мест, не случайно наиболее устойчивое определений Богородицы – Пречистая. В шестой заповеди блаженства чистота сердца представлена как условие созерцания Господа. Эти же смыслы связываются с чистотой в древнерусской литературе, ведь она носит преимущественно богослужебный характер. Е.С. Яковлева, проанализировавшая структуру концепта ‘чистота’ в древнерусской картине мире и в современном языковом сознании, пришла к выводу о его синкретичности. Это свойство проявляется в возможности одновременной отнесенности данного понятия к сферам физического и духовного, а также обязательной соотнесенности с идеей истинного, хорошего вообще. Эту синкретичность, как показывает исследовательница, концепт ‘чистота’ сохранил до настоящего времени, в то время как многие иные концепты утратили былое единство значений. Тезис о смысловой синкретичности ‘чистоты’ Е.С. Яковлева подтверждает примерами из художественной литературы Нового времени, ср.: У вод ли чистых Иордана// Востока луч тебя ласкал (М.Лермонтов), где прилагательное чистый реализует одновременно два значения «незамутненный, прозрачный» и «священный» .
Для слова чистый толковые словари современного русского языка выделяют до 16 значений, причем почти все эти значения, по наблюдениям Е.С. Яковлевой, были актуальны для этого слова уже в рамках древнерусской языковой картины мира . Самые важные из значений могут быть представлены более коротким списком из словаря Ожегова, ср.: «1. Освобожденный от грязи, каких-н. наслоений, не имеющий грязи. Ч. воротничок. … 2. перен. Нравственно безупречный, честный, правдивый. Сказать от чистого сердца. С чистой совестью. … 3. Имеющий свободную, открытую, ничем не занятую поверхность, Чистое поле. Чистое небо (без туч) … 4. О труде, работе: не тяжелый и не грязный (разг.). 5. Особо убранный, парадный (устар. прост, и обл.). Ч. угол в избе. 6. Не содержащий ничего постороннего, без примесей. Чистое золото. … Ч. воздух (свежий). … 7. Совершенный. самый настоящий (разг.). Чистая правда. Ч. вздор. … 8. Тщательный, аккуратный, хорошо сделанный, с хорошей отделкой. Чисто (нареч.) сработано . Новоприобретенным из представленных Е.С. Яковлева считает значение ‘абсолютный, совершенный’ (чистая правда), все остальные бытовали уже в ранних текстах. Кроме того, различие между архаическим и современным вариантами касается доминантности тех или иных значений в структуре концепта. Исследовательница отмечает, что значение ‘святой, праведный’, которое было доминантным для прилагательного чистый в древнерусской языковой картине мира, утратило этот статус в современной. Это же касается и такого свойства, как эталонность: в современном языковом сознании «чистое» не обязательно мыслится как безусловно хорошее, с чем связано и развитие последнего по времени значения ‘абсолютный’, ‘предельный’: так чистой может быть не только правда, но и ложь. К сказанному необходимо, однако, добавить, еще один момент. Очевидно, что доминантным значением для прилагательного чистый в рамках христианской картины является также значение ‘целомудренный, невинный’, ведь (Пре)чистая – одно из наиболее частотных определений Богоматери. Однако во многих толковых словарях современного русского языка это значение специально не выделяется либо выделяется в качестве одного из (под)значений, ср.: «2. перен. Лишенный лжи и коварства, правдивый и честный, нравственно безупречный (о человеке и его действиях) … ср: «Чистый человек. Чистое сердце (см. сердце). Сделать что-нибудь от чистого сердца. … ; свободный от вины, безупречный в отношении кого-чего-нибудь, такой, что не в чем укорять, обвинять. Я чист перед вами; Исполненный высокой нравственности, высокой добродетели. «Провозглашать я стал любви и правды чистые ученья» Лермонтов; Беспорочный, невинный, не подчиненный страсти (выделено нами – И.Г.). Чистое дитя. Чистая девушка» . Думается, что отмеченная внутренняя переструктурация, связанная с нивелированием доминантности указанных смыслов, а также утратой эталонности, дает основания для определенной корректировки выводов Е.С. Яковлевой о том, что «в целом картина мало изменилась» . Действительно, концепт чистоты «в своей современной версии сохранил исходный семантический спектр и ряд архаических черт: синкретичность, целостность» , однако подвергся переструктурированию, что обусловлено сменой аксиологических парадигм, дехристианизацией языковой картины мира современного русского языка, как она отражена в словарях. В то же время в художественном мире Достоевского этот концепт сохраняется в своем первоначальном варианте: с доминантным положением в нем актуальных для древнерусского сознания смыслов. Мы постараемся показать это на материале романа «Идиот».
Концепт ‘чистота’ актуализируется в первой сцене романа, в которой происходит знакомство Мышкина и Рогожина и раскрывается идея об их своеобразном двойничестве. Эта идея заявлена буквально во втором абзаце многократным повторением числительного оба, ср.: … оба люди молодые, оба почти налегке, оба не щегольски одетые, оба с довольно замечательными физиономиями и оба пожелавшие, наконец, войти друг с другом в разговор. Если б они оба знали один про другого, чем они особенно в эту минуту замечательны,.. Актуализация же концепта чистоты, не-самоочевидная, правда, для неискушенного читателя, развивает эту идею. Характерно, что концепт чистоты впервые актуализируется применительно к Рогожину, когда он называет князю свое имя Парфен, которое переводится с греческого как «девственник». С этим смыслом перекликается признание князя в конце их беседы в поезде о том, что он по прирожденной болезни своей даже совсем женщин не знает . Таким образом, встреча этих двойников-антиподов представлена как встреча двух девственников: применительно к князю этa идея проведена явно, по отношению к Рогожину – через его имя – скрыто. Девственность здесь, таким образом, актуализирована как черта, единящая их. Однако писателю важно показать не только единство героев, но представить их как противоположные полюса единства, и он реализует этот замысел, характеризуя двух персонажей как белокурого (князь) и черномазого (Рогожин) до того момента, как герои представятся друг другу и, читателю, соответственно. Одно из значений слово черномазый – «грязный», таким образом, здесь опять актуализируется концепт чистоты применительно к Рогожину, но уже со знаком «минус».
Тема «единства противоположностей» применительно к князю и Рогожину продолжена в следующей сцене романа, в которой Рогожин прямо не участвует. В доме Епанчиных князь, демонстрируя свой талант каллиграфа, делает примечательную надпись средневековым шрифтом Смиренный игумен Пафнутий руку приложил и, отвечая на вопрос генеральши, рассказывает, что это Игумен Пафнутий, четырнадцатого столетия… . В упомянутом здесь, казалось бы, вскользь и вне прямой связи с основным содержанием романа игумене можно узнать игумена Пафнутия Боровского , одного из предков Достоевского. Характерно, что Преподобного Пафнутия Боровского в крещении звали Парфением, а Пафнутий – это его монашеское имя. Таким образом, Парфений-Пафнутий – это один человек и, в определенном смысле, разные люди, ибо при постриге «умирает» один человек и рождается другой. Так же едины и неслиянны князь и Рогожин. Таким образом, идея полярности-единства персонажей проводится здесь в свете актуализации смыслового компонента ‘святость’ применительно к одному из полюсов. Интересно, что имя Пафнутий всплывет еще раз в самом конце романа, где появится имя горничной Рогожина Пафнутьевна, и выступит, таким образом, в качестве одного из смысловых компонентов, организующих кольцевую композицию романа.
Характерно, что в этой же сцене раскрывается способность князя глядеть и видеть, которая собственно, по заключению всех собеседников, и делает его счастливым. Этот эпизод написан будто как иллюстрация шестой заповеди, ибо все три концепта, связанные между собой в ее пределах: блаженство, чистота, зрение – актуализируются в нем применительно к князю. В ответ на просьбу Аделаиды Епанчиной найти сюжет для ее картины князь отвечает: Мне кажется: взглянуть и писать . И далее на замечание Аделаиды о том, что он выучился глядеть за границей, князь продолжает: Не знаю; я там только здоровье поправил; не знаю, научился ли я глядеть. Я, впрочем, почти всё время был очень счастлив . Реакция Аглаи на эти слова весьма примечательна: Счастлив! Вы умеете быть счастливым?.. Так как же вы говорите, что не научились глядеть? . И действительно, князь на протяжении всего романа проявляет эту удивительную способность – видеть сердце человека по выражению его лица. Примечательно при этом, что князь, обладая этой способностью, оказывается и сам проницаем для чужих взоров. Прежде всего, для взоров персонажа, наиболее близкого ему по своему складу, – генеральши Епанчиной (не случаймо князь сразу угадывает в ней ребенка, ср.: …про ваше лицо, Лизавета Прокофьевна, — обратился он вдруг к генеральше, – про ваше лицо уж мне не только кажется, а я просто уверен, что вы совершенный ребенок во всем… . Характерен в этом смысле ее жест выставления лица князя на свет с целью лучше его разглядеть. Проницаемость для света, прозрачность – это еще одна важная составляющая концепта ‘чистота’ особенно относительно его функционирования в духовной литературе. Так, ангелы абсолютно проницаемы для света. Святой Григорий Палама говорит, что они подобны хрусталикам, пропускающим свет через себя и преломляющим его в разные стороны.
Что касается способности князя «глядеть», то необходимо отметить, что она находит соответствие с характеристикой упомянутого выше смиренного игумена в Житии, составленном Дмитрием Ростовским, ср.: всеведущий Бог дал преподобному Пафнутию способность узнавать по человеческому лицу и взору скрытые душевные страсти и немощи… . Важно однако, что агиограф, во-первых, четко определяет источник этой способности у Святого (всеведущий Бог дал…), а во-вторых, объект (скрытые душевные страсти и немощи). У князя эта способность «глядеть и видеть» проявляется не столь однозначно, и это весьма показательно в свете общего замысла романа. Замысел этот заключался, как известно, в изображении «положительно прекрасного человека» – не святого, а светского, как это следует из названия (идиот от др.-греч. ;;;;;;; – «частное лицо»); первоначально, как это обозначено в черновых записях, – Князя Христа, то есть человека со всеми свойствами Бога, но не обладающего Божественной природой. Однако сам писатель по завершении романа сделал вывод: «И вот идея «Идиота» почти лопнула» , а в другом месте писал: «…он (роман) не выразил и десятой доли того, что я хотел выразить, хотя все таки я от него не отрицаюсь и люблю мою неудавшуюся мысль до сих пор» ,
Общеизвестно, что роман, включающий четыре части, концептуально делится на две: первая часть и три остальных. Князь первой части – это счастливый человек, чистый сердцем, невинный, нищий, бездомный, которому негде голову приклонить , открытый (ср.: На первый случай я положил быть со всеми вежливым и откровенным ), верящий в то, что он умнее всех проживет (ср.: – То есть вы думаете, что умнее всех проживете? – сказала Аглая. – Да, мне и это иногда думалось. – И думается? – И… думается, – отвечал князь… ), верящий в свою миссию спасения () и, главное, способный в каждом человеке разглядеть образ Божий. Темного, порочного в людях он не видит. Показательна в этом смысле заключительная в первой части сцена дня рождения Настасьи Филипповны, когда князь зовет Настасью Филипповну замуж. В ответ на ее недоумение, что он берет рогожинскую, князь отвечает: Я вас честную беру …я сочту, что вы мне, а не я сделаю честь. Я ничто, а вы страдали и из такого ада чистая вышли, а это много… . Здесь, таким образом, актуализируется семантическое тождество ‘чистый-честный’, оправданное этимологически. И затем в этой сцене еще неоднократно актуализируются смыслы ‘честный-чистый’ в их неразрывности. Ср.: Я тебя, честную девушку, за собой, за распутной, ухаживать заставляла – слова Настасьи Филипповны, обращенные к горничной. Синкретизм значений ‘честный-чистый-(невинный)’ эксплицируется через синонимизацию с прилагательным распутный. Важно, что в этой сцене все время муссируется тема невинности, прежде всего, относительно Настасьи Филипповны: то в положительном модусе – князем, как было показано выше, то в отрицательном – самой героиней, ср.: Что такое, генерал? Неприлично, что ли? Да полно форсить-то! Что я в театре-то Французском, в ложе, как неприступная добродетель бельэтажная сидела, да всех, кто за мною гонялись пять лет, как дикая бегала, и как гордая невинность смотрела, так ведь это всё дурь меня доехала! Вот, перед вами же, пришел да положил сто тысяч на стол, после пяти-то лет невинности… . Концепт чистоты относительно образа Настасьи Филипповны актуализируется в этой сцене также через высказанную ею готовность пойти в прачки , что тоже может быть прочитано как желание отмыться от греха, очиститься. Примечательно, что высказанная здесь героиней готовность коррелирует с упреком Аглаи, обращенным к героине в сцене «поединка соперниц» в конце романа (Захотела быть честною, так в прачки бы шла ), что дает еще один повод для размышлений над вопросом о том, что препятствует чаемому, казалось бы, героиней очищению.
Тема невинности князя, актуализированная по отношению к нему с первых страниц романа, неоднократно поднимается в сцене дня рождения Настасьи Филипповны самыми разными людьми: генералом Епанчиным (Это, положим, произошло по его невинности, — заключил Иван Федорович Епанчин ), старичком-учителем (И судя по тому, что князь краснеет от невинной шутки, как невинная молодая девица, я заключаю, что он, как благородный юноша, питает в своем сердце самые похвальные намерения…), Настасьей Филипповной (…и вот всё такого, как ты, воображала, доброго, честного, хорошего и такого же глупенького… ). Таким образом, чистота как невинность души (благородство) и тела (целомудрие: Настасья Филипповна пять лет ведет абсолютно добродетельную жизнь, даже вся прислуга у нее в доме женская) сближает не только князя и Рогожина, но и князя и Настасью Филипповну, а следовательно, всех троих. Применительно к князю и Настасье Филипповне эта идея поддерживается, кроме прочего, через образ невинного Агнца, к которому отсылает фамилия героини (Барашкова), и определение «овца», которым наделяет Рогожин князя в своем укоре Гане после нанесенной им князю пощечины. На невинность как главную черту своего героя указывал в черновых записях к роману сам Ф.М. Достоевский: «Герой романа, князь, если не смешон, то имеет другую симпатичную черту – он невинен» . Таким образом, в первой части мы встречаемся с тремя главными героями, в структуре образов каждого из которых важное место занимает концепт чистоты. Применительно к князю он эксплицирован максимально и в положительном модусе через спектр значений ‘святость’, ‘целомудрие’, ‘честность’, ‘открытость’, ‘прозрачность’, ‘проницаемость для света’. Эти значения, в соответствии с отмеченной Е.С. Яковлевой особенностью, реализуются часто синкретично. Применительно к Настасье Филипповне и Рогожину концепт чистоты актуализируется, во-первых, в аспекте целомудрия: для Настасьи Филипповны – то в отрицательном модусе (распутная, бесстыжая; рогожинская – как контекстуальный синоним к двум предыдущим прилагательным), то в положительном (женщина добродетельная, неприступная добродетель, невинная, ребенок), а для Рогожина – имплицитно (через имя Парфен, которое переводится «как девственник»). Характерно, что применительно к двум последним персонажам этот концепт актуализируется также в отрицательном модусе через постоянное подчеркивание их страстности, особенно применительно к Рогожину (генерал о Рогожине: … страсть, безобразная страсть, положим, но все-таки страстью пахнет ; князь о Рогогожине: только мне показалось, что в нем много страсти, и даже какой-то больной страсти . Эта черта, сближающая Настасью Филипповну и Рогожина, противопоставляет их обоих князю, актуализируя, таким образом, еще одну характерную составляющую в структуре его образа – беспристрастность. Однако во второй и следующих частях романа тон повествования, расстановка персонажей и внутренняя структура их образов меняются: двоящиеся мысли появляются у князя, Настасья Филипповна характеризуется преимущественно как безумная, прежде всего, самим князем, не отказывающимся, впрочем, от самой миссии ее спасения; в Рогожине удаль сменяется погружением во мрак и потерей веры. В соответствии с этим, и концепт ‘чистота’, реализованный в первой части романа в такой полноте своих составляющих и с акцентом именно на доминантных для древнерусской православной словесности смыслах, перестает играть определяющую роль в концептосфере романа, перемещаясь из центра на периферию.
Литература
1. Достоевский Ф.М. Идиот // Достоевский Ф.М. Полное собр. соч.: В 30 т. Т. 8. Ленинград, 1973.
2. Мочульский К.В. Гоголь. Соловьев. Достоевский. Москва, 1995.
3. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. Москва, 2012. Режим доступа: http://slovarozhegova.ru/word.php?wordid=35234
4. Святитель Димитрий Ростовский Житие Преподобного отца нашего Пафнутия Боровского// Святитель Димитрий Ростовский Жития святых. Режим доступа: 5. Ушаков Д. И. Толковый словарь русского языка. Москва, 2005. Режим доступа: http://ushakovdictionary.ru/word.php?wordid=85425
6. Яковлева Е. С. О концепте чистоты в современном русском языковом сознании и в исторической перспективе // Логический анализ языка: Языки этики. Москва, 2000. С.200-215.
СТАТЬЯ ОПУБЛИКОВАНА:
Русистика 2018: материалы международного научного симпозиума „Экология языка и современная коммуникация“ 26–29 апреля 2018 г. (Шумен–СОК Камчия), посвященного 45-летию русистики в Шуменском университете им. Епископа Константина Преславского (г. Шумен, Болгария). / Отв. ред. Е. Стоянова. Шумен: изд-во „Химера“, 2018 – С.131-135. Режим доступа: http://rusistika.shu.bg/sbornik/
ПОД НАЗВАНИЕМ:
Концепт чистоты в творчестве Ф. М. Достоевского

Антон Пафнутьич Спицын в романе «Дубровский» Пушкина: характеристика, описание в цитатах

«…знания его во французском языке были слишком ограничены для столь сложного объяснения…»Антон Пафнутьич является небедным помещиком, но при этом он жалуется на свою небогатую жизнь. Окружающие знают, что Спицын обдирает своих крепостных, благодаря чему, вероятно, имеет неплохие сбережения:
«Полно врать, Антон Панфутьич. Знаем мы вас; куда тебе деньги тратить, дома живешь свинья свиньей, никого не принимаешь, своих мужиков обдираешь, знай копишь да и только.» «…пробормотал с улыбкою Антон Пафнутьич, — а мы, ей-богу, разорились…»Трусливый Спицын позволяет вздорному Троекурову жестоко шутить над ним. Судя по всему, в прошлом Троекуров однажды запер приятеля в клетке с медведем:
«Здоров ли ваш медведь, батюшка Кирила Петрович, — сказал Антон Пафнутьич, вспомня при сих словах о своем косматом знакомце и о некоторых шутках, коих и он был когда-то жертвою.» «…с медведем, о коем бедный Антон Пафнутьич не мог вспомнить без содрогания…»
Однажды Антон Пафнутьич участвует в подлом деле, чтобы угодить своему приятелю Гавриле Троекурову: он выступает на суде против старика Андрея Дубровского. В результате семья Дубровских лишается своего имения, а сам старик умирает, не пережив обиды:
«Как за что, батюшка Кирила Петрович? а за тяжбу-то покойника Андрея Гавриловича. Не я ли в удовольствие ваше, то есть по совести и по справедливости, показал, что Дубровские владеют Кистеневкой безо всякого на то права, а единственно по снисхождению вашему. И покойник (царство ему небесное) обещал со мною по-свойски переведаться, а сынок, пожалуй, сдержит слово батюшкино. Доселе бог миловал. Всего-навсе разграбили у меня один анбар, да того и гляди до усадьбы доберутся.»Так Антон Пафнутьич становится личным врагом молодого Владимира Дубровского, ведь старик виновен в том, что Владимир остался без отца и имения и превратился в разбойника:
«…с человеком, коего мог он почесть личным своим врагом и одним из главных виновников его бедствия…» (об Антоне Пафнутьиче)После суда Антон Пафнутьич живет в страхе, что Владимир Дубровсий будет мстить ему за подлый поступок и разграбит его усадьбу:
«Как чего боюсь, батюшка Кирила Петрович, а Дубровского-то; того и гляди попадешься ему в лапы. Он малый не промах, никому не спустит, а с меня, пожалуй, и две шкуры сдерет.»Господин Спицын хранит все свои сбережения в красной шкатулочке. Судя по всему, об этом знают все знакомые. Однако, боясь ограбления, он перекладывает деньги в кожаную сумку, которую носит ее на груди под рубашкой:
«— …я чай, красная шкатулочка полным полна… — Куда, батюшка Кирила Петрович. Была полна, а нынче совсем опустела!» «Антон Пафнутьич, призывая господа в свидетели в том, что красная шкатулка его была пуста, не лгал и не согрешал: красная шкатулка точно была пуста, деньги, некогда в ней хранимые, перешли в кожаную суму, которую носил он на груди под рубашкой.»Однажды, ночуя у Троекурова, Антон Пафнутьич спит в одной комнате с учителем-французом Дефоржем. Старик не догадывается, что учитель — это переодетый разбойник Дубровский:
«А Антон Пафнутьич пошел с учителем во флигель.» «…Антон Пафнутьич шел за ним довольно бодро, прижимая изредка к груди потаенную суму, дабы удостовериться, что деньги его еще при нем.»В ту ночь Дефорж-Дубровский грабит Спицына и требует никому не рассказывать о случившемся:
«Антон Пафнутьич открыл глаза и при лунном свете осеннего утра увидел перед собою Дефоржа; француз в одной руке держал карманный пистолет, другою отстегивал заветную суму, Антон Пафнутьич обмер.» «…молчать или вы пропали. Я Дубровский.» «Ночуя в одной комнате с человеком, коего мог он почесть личным своим врагом и одним из главных виновников его бедствия, Дубровский не мог удержаться от искушения. Он знал о существовании сумки и решился ею завладеть. Мы видели, как изумил он бедного Антона Пафнутьича неожиданным своим превращением из учителей в разбойники.» После ограбления испуганный Антон Пафнутьич некоторое время хранит молчание, но позже рассказывает о случившемся: «Последним явился Антон Пафнутьич; он был так бледен и казался так расстроен, что вид его всех поразил и что Кирила Петрович осведомился о его здоровии. Спицын отвечал безо всякого смысла и с ужасом поглядывал на учителя, который тут же сидел, как ни в чем не бывало. Через несколько минут слуга вошел и объявил Спицыну, что коляска его готова; Антон Пафнутьич спешил откланяться и несмотря на увещания хозяина вышел поспешно из комнаты и тотчас уехал.» «Француз застращал его, ваше превосходительство, — отвечал исправник, — и взял с него клятву молчать…»
Такова характеристика Антона Пафнутьича Спицына в романе «Дубровский» А. С. Пушкина: описание персонажа в цитатах.
Смотрите:
Все материалы по роману «Дубровский»
Все материалы по творчеству Пушкина

Тайна имени

Пафнутий – разносторонняя, чувственная, порой агрессивная натура. Он обладает взрывным темпераментом, что проявляется ещё в детстве. С ранних лет мальчик очень бурно реагирует на критику и обидные слова в свою сторону, быстро раздражается, однако также быстро остывает. Пафнутий – активный, подвижный ребёнок. Мальчик интересуется различными сферами жизни. Он довольно быстро принимает все перемены, ожидая от изменений нового полезного опыта и ощущений.

Известные люди

Пафнутий Чебышёв — математик.
Преподобный Пафнутий Боровский — православный монах (святой).
Паффнутий (Пафнутий) Кравц — российский рэпер.

Формы имени

Производные имени: Паша, Пафнуша, Паня, Пафнутьюшка.

Астрологические характеристики

Знаки

Имя, как фраза

Католические именины

11 сентября, 19 апреля, 24 сентября.

Совместимость и несовместимость

Совместимость — Анна, Полина, Елена; Алёна, Диана, Александра, Марина, Ульяна, Надежда, Евгения, Наталья.

Значения букв имени

П — богатство идеями, сложившиеся устойчивые мнения, забота о своем внешнем виде. Эта буква направляет ум человека к обобщениям, постижению действительности в ее целостности.
А — символ начала и желание что-то начать и осуществить, жажда физического и духовного комфорта.
Ф — потребность блистать, быть центром внимания, дружелюбие, оригинальность идей, на первый взгляд сумбурных, но содержащих весьма ценное зерно истины. Удовольствие делать людей счастливыми. Внутренняя противоречивость воззрения — причудливая каша всех философских систем. Способность приврать, пустить в дело якобы необходимую ложь с самыми лучшими намерениями.
Н — знак протеста, внутренняя сила не принимать все подряд, без разбора, острый критический ум, интерес к здоровью. Усердный работник, но не переносит «мартышкиного труда».
У — активное воображение, великодушный сопереживающий человек, филантроп. Стремится подняться на высший духовный уровень. Одновременно напоминание владельцу не строить утопических планов и помнить, что не всякую правду можно оглашать на каждом перекрестке: в жизни существует непроизносимое!
Т — интуитивная, чувствительная, творческая личность, искатель правды, не всегда соразмеряющий желания и возможности. Символ креста — напоминание владельцу, что жизнь не бесконечна и не следует откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, — действовать, используя каждую минуту эффективно.
И — тонкая духовность, чувствительность, доброта, миролюбие. Внешне человек показывает практичность как ширму для сокрытия романтической мягкой натуры.
Й — тонкая духовность, чувствительность, доброта, миролюбие. Внешне человек показывает практичность как ширму для сокрытия романтической мягкой натуры.

На других языках

Белорусский (Беларуская) м. Пафнуцій

Характер

Повзрослевший Пафнутий весьма поверхностно относится к своей работе. Он активный и целеустремлённый, знает, чего хочет и как этого достичь. Однако очень часто парень не доделывает начатое, теряя интерес к занятию и мотивацию. Пафнутий не любит, когда кто-то ограничивает его свободу. Он ценит возможности выбора. Желая избавиться от устоявшихся рамок и ограничений, молодой человек может предпочесть стабильности возможность ощутить свободу и получить полное право самостоятельно и полностью распоряжаться собой, своим временем. Такая черта характера влияет как на профессиональную, так и на личную жизнь. Желая оставаться как можно дольше свободным, Пафнутий очень долго не решается создать серьёзные, длительные отношения. Он может всё бросить на полпути, если кто-то будет ограничивать его возможности. Однако и он не желает быть вечно одиноким.

Русский чудотворец, внук баскака

1/14 мая Русская Православная Церковь празднует память преподобного Пафнутия, Боровского чудотворца. Свою многотрудную подвижническую жизнь святой Пафнутий окончил ровно 540 лет назад.

Преподобный Пафнутий имел характер один из любопытнейших в древнерусском монашестве, один из самых своеобразных и крепких характеров, какие известны в Древней Руси.

Василий Ключевской

Внук баскака и ученик преподобного Никиты Серпуховского

Икона преподобного Пафнутия Боровского Преподобный Пафнутий был правнуком баскака Владимирской Руси (сборщиком податей для Золотой Орды) Амырхана (XIII в.), дед будущего святого также был баскаком – он принял Православие с именем Мартин. Преподобный родился в 1394 году в семье Иоанна и Фотинии, отличавшихся страннолюбием и богобоязненностью, и наречен Парфением. Родители воспитывали его в любви к Церкви и благочестии. В 20 лет он с их благословения принял монашеский постриг с именем Пафнутий в Покровском монастыре возле Боровска. Он был отдан под руководство ученику преподобного Сергия Радонежского святому Никите Серпуховскому, у которого семь лет находился в послушании, научаясь монашеской жизни и иноческим добродетелям.

В 1426 году святитель Фотий, митрополит Киевский и всея Руси, рукоположил преподобного в священный сан. За свое смирение и добросердечность Пафнутий приобрел общую любовь и почтение братии и после кончины игумена Маркелла был единогласно избран настоятелем Высоко-Покровской обители, где в течение 33 лет был игуменом и духовником.

На 51-м году жизни преподобный Пафнутий тяжело заболел, оставил игуменство и принял великую схиму. Чудесным образом исцелившись в праздник великомученика Георгия Победоносца, 23 апреля 1444 года преподобный ушел из монастыря с одним из учеников и поселился на левом берегу реки Протвы, при впадении в нее реки Истерьмы, –здесь и был основан им Боровский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Вскоре к нему стали приходить желающие подвизаться и ищущие его духовного руководства. Каждый пришедший должен был сам построить для себя келью и затем нести послушания наравне с остальными.

«Никто прежде него не приходил на богослужения и на трудовые послушания»

С основания обители преподобный нес все труды и послушания, подавая пример братии, первым вставая и последним отходя ко сну. Как пишет святитель Вассиан, «никто прежде него не приходил на богослужения и на трудовые послушания»; при этом «преподобный Пафнутий был искусен во всяком деле человеческом». На стройке нового каменного храма он «на своих плечах носил камни и воду», сам копал землю под монастырскую ограду, таскал бревна и рубил дрова, а свободное от этих трудов время посвящал чтению духовных книг и плетению рыболовных сетей.

Преподобный ничего не ел в среду и пятницу, в обычные же дни обходился самой грубой и простой снедью: «его пищей было угождение братии». Он был до крайности прост, одевался в старую заношенную одежду – «мантию, ряску, овечью кожу и сандалии, которые не взял бы ни один из просящих». Когда в обитель зашел «гордый человек», он, не узнав настоятеля, грубо толкнул его, спрашивая игумена.

Вид Пафнутьева Боровского монастыря с вертолета

Преподобный Пафнутий называл милостыню «царицей добродетелей» и говорил, что она может спасти от ада тех, кто не имел других добродетелей. Когда в округе случился сильный голод, святой благословил братию кормить всех приходящих без разбора, и в обители кормили порой до тысячи человек. И сегодня такое мало кто может себе позволить, а для того времени это было делом невиданным. Роптавшей на такую расточительность братии он указывал на примеры странноприимных людей, удостоившихся награды за гробом: на великого князя Московского Ивана Калиту, раздававшего подаяние всем нищим без отказа, и на одного магометанина, которого Господь за многую милостыню избавил от адских мук, приведя его к Православию. Запасы монастыря от непомерной милостыни сильно истощились и братия испытывали нужду, но по молитвам Боровского чудотворца на следующий год Господь послал обители невиданный урожай, много больший того, что собирали в обычное время.

Боровский чудотворец

Нестеров Михаил Васильевич «Святой Пафнутий Боровский» 1890 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург Как пишет летописец, «преподобный Пафнутий был незлобив и терпелив в нуждах», всегда непоколебимо веруя в помощь Божию. Однажды на Пасху в обители совсем не было рыбы. Братия были этим очень опечалены и роптали на своего игумена. Вечером в Великую субботу пономарь пошел на малый источник почерпнуть воды для Литургии и вдруг увидел бесчисленное множество «сижков», которых по молитвам преподобного Господь послал обители. За один раз братия поймали столько рыбы, что ее хватило на праздничную трапезу и угощение многочисленных паломников во всю Светлую седмицу.

В другой раз преподобный Пафнутий попросил у одного князя половить рыбу три дня на его угодьях на Оке, чтобы все пойманное пошло в пользу монастыря. До этого княжеские слуги долгое время возвращались с очень скудным уловом. Зная об этом, князь согласился. Отправляя эконома на ловлю, преподобный повелел дать ему пять гривен для покупки больших сосудов, чтобы посолить в них рыбу, которую предстояло поймать. Тот не брал деньги, не надеясь и на малый улов. Но игумен строго велел делать, что приказано. Тот послушался и, сокрушаясь о бесцельно потраченных деньгах, пошел выполнять сказанное. Каково же было его удивление, когда за три дня для монастыря было поймано 730 больших рыб – больше, чем рыболовы князя поймали за все лето.

Узнавал святой муж и тайные и давние грехи людей, которых в первый раз видел

Преподобный Пафнутий имел дар прозорливости и по лицу инока узнавал о его духовном состоянии, о том, исполнял ли он или нет положенное на день молитвенное правило; узнавал святой муж и тайные и давние грехи людей, которых в первый раз видел.

Однажды у одного из его учеников сильно заболел глаз. Преподобный дал ему свои четки и повелел тысячу раз произнести Иисусову молитву. Из-за сильных болей тот смог произнести только половину, но и этого хватило, чтобы глаз полностью исцелился. В радости ученик бросился к игумену, чтобы рассказать ему о своем выздоровлении, а тот, прославив Бога, повелел ему вернуться в келью и прочитать заповеданное число молитв.

Воскресенье в Боровском монастыре

В другой раз, как записано в летописи, «один ропотливый брат, хуливший все, что совершалось в обители, и самого святого, имел такое видение во сне: будто бы он стоит посреди церкви с поющими, внезапно приходит в нее преподобный Пафнутий и, взглянув на него, гневно говорит: “Этот – хульник: возьмите его из церкви”. И тотчас два черных эфиопа схватили его, повлекли вон и при этом сильно били. Проснувшись, брат почувствовал сильный страх и со слезами на глазах поспешил к преподобному просить у него прощения».

Преподобный Пафнутий взглянул на юного Вассиана и с улыбкой сказал: «Этот – Симоновский архимандрит»

Как-то ночью к обители пришли воры, украли трех монастырских волов и бросились наутек. Но неожиданно для себя заблудились в лесу и, «подобно слепым», ходили вокруг монастыря. С наступлением утра они бросили волов и хотели бежать, но «невидимая сила Божия связала их», и они покорно стояли, пока братия не нашли их и не привели к преподобному. Тот не стал отдавать их в руки властей, а повелел накормить и отпустить с миром.

Однажды благочестивые миряне поведали преподобному и собравшейся в его келье братии о том, что Симонов монастырь остался без архимандрита; они стали предполагать, кто будет его наместником: один назвал такого-то, другой – иного. Святой же, взглянув на своего юного новопостриженного ученика Вассиана (будущего святителя), указал на него и с улыбкой сказал: «Этот – Симоновский архимандрит». Спустя много лет тот действительно стал архимандритом Симоновского монастыря.

Игумен, которого боялись бесы и перед которым благоговели князья

Слава о высокой духовной жизни Боровского игумена распространилась далеко вокруг, и в монастырь стало стекаться множество паломников и просителей со всей России.

Преподобный Пафнутий любил простецов и называл их своими братьями. А с людьми высокого звания, князьями и боярами, искавшими его духовного покровительства, общался без лести и человекоугодия, порой строго обличая их нравы и пороки. Преподобный Иосиф Волоцкий писал, что когда нужно, Боровский игумен был милостив и снисходителен, но подчас бывал суров и гневен, если это требовалось.

Во имя целомудрия братии преподобный Пафнутий запретил пускать в обитель женщин, не позволяя им даже приблизиться к воротам монастыря, а братии строго запретил всякие разговоры о них.

Как-то раз супруга известного родовитого боярина Алексея Губарина тяжело заболела и в горячке стала видеть устрашающих демонов, которые тяжко мучили и пугали несчастную. Когда муки становились невыносимыми, ей являлся какой-то сгорбленный малорослый старец, с большой седой бородой, в плохой одежонке, и властно отгонял демонов, после чего она чувствовала себя вновь здоровой. Приступы случались с боярыней много раз, и всегда появлялся старец и отгонял мучителей. Однажды при очередном припадке больная услышала голос, говоривший ей: «Пафнутий, который в Боровске, избавляет тебя от бесов». После этого она совершенно выздоровела и пожелала увидеть преподобного, чтобы узнать, действительно ли он являлся ей. Боярыня пришла со слугами к обители. Но так как монастырь для женщин был закрыт, она послала слуг к ученикам преподобного с просьбой о встрече с ним. Иноки повелели слугам указать ей игумена во время его выхода с братией в трапезу. Но боярыня прежде всякого указания тотчас узнала в нем являвшегося ей старца и со слезами возопила: «Воистину это тот, кто даровал мне исцеление».

Панорама Пафнутьева Боровского монастыря

Преподобный Иосиф Волоцкий писал, что Боровский игумен был милостив и снисходителен, но подчас бывал суров и гневен, если это требовалось. Князь Дмитровский Георгий Васильевич вспоминал, что, когда шел на исповедь к преподобному, от страха у него подгибались колена. Не было ничего страшнее для князя, чем разгневать любимого старца. Но внешне суровый, преподобный Пафнутий любил своих духовных чад и не оставлял их даже за гробом. Однажды, задремав на пороге церкви перед заутреней, преподобный Пафнутий увидел в тонком сне, как открылись врата обители и вошло множество народа со свечами: все направились к церкви, а в середине этой гущи людской был князь Георгий Васильевич. Подойдя к храму, князь поклонился перед церковью, потом духовному отцу. Преподобный спросил его: «Сын и князь, ты уже преставился?» – «Да, честный отче!» – «Каково же тебе там ныне?» – «Твоими святыми молитвами Бог дал мне добро. Особенно же потому, что, когда я шел под Алексин на безбожных агарян, покаялся у тебя во всех грехах». В это время начали звонить к заутрене, и преподобный пробудился…

«Честна пред Господом смерть преподобных Его»

Келейник преподобного старца Иннокентий подробно описал последние восемь дней жизни своего учителя – этот рассказ академик Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал «литературным чудом» XV века, поразительным «человеческим документом», в котором автор с максимальной точностью донес слова и действия святого, избегая каких-либо приукрашиваний.

За неделю зная о точном времени своей кончины, в четверг 24 апреля 1477 года, после утреннего богослужения, около 7 часов утра старец привел любимого ученика к монастырским прудам и дал указание, «как заградить путь воде», которая размыла плотину. Затем подробно рассказал о грядущем четверге – дне своей кончины, к которому он должен подготовиться. После этого святой затворился в своей келье, больше не общаясь с мирянами, выходя только на службу в храм. На вопрос о здоровье старец отвечал просто: «Ни так ни сяк; видиши, брате, сам, боле не могу… А выше силы ничто не ощущаю от болезни». Когда келейник спрашивал о том, кому преподобный оставит игуменство, Пафнутий кратко сказал: «Пречистой», – поручая монастырь Божией Матери.

Фреска из братского корпуса Боровского монастыря с изображением геоцентрической модели вселенной, близкой теории Птоломея

В то же время к преподобному постоянно шли старцы из других монастырей, посланцы от Московского митрополита, от удельных князей и от самого великого князя Ивана III. Но преподобный, несмотря на чины и высокие звания пришедших, никого не принял. На просьбу испуганного келейника принять гостей игумен отвечал: «Истину вам глаголю: если не разгневаете Единого Бога, ничего не сделает вам гнев человеческий, а человек, если и разгневается, опять смирится». В другой раз сказал: «Не даешь мне и одного часа отдохнуть от мира! Не знаешь ли? Шестьдесят лет угождал миру и мирским человекам, князьям и боярам: и встречал их, и беседовал с ними, и провожал их. Ныне же познал, что нет мне от этого никакой пользы, а только душе испытание. Господь Своим милосердием дал мне, грешному, шесть дней на покаяние, а ты не даешь мне покоя ни на один час, наводишь на меня мирян. Уже и из кельи не могу выйти, чтобы не беспокоили меня».

Попрощавшись с братией и дав им последние наставления, 1 мая 1477 года за час до захода солнца преподобный Пафнутий с молитвой отошел ко Господу. Он запретил покупать себе новый гроб, а «на те шесть денег купить калачей и раздать нищим; а его самого лубком обернуть и, подкопав могилу Клима гуменника, рядом с ним положить».

Преподобный строго запретил звать на погребение мирян, поэтому отпевание состоялось уже на следующее утро. Как пишет инок Иннокентий, любовь братии к своему духовному отцу была так велика, что все 95 иноков не могли от рыданий совершать чин погребения. Только сам Иннокентий, обливаясь слезами, с трудом смог проговорить слова молитв.

Почитаемый при жизни правителями Российского государства, преподобный еще более стал почитаться после своей кончины.

Молясь о даровании наследника, Боровскую обитель посещал для богомолья великий князь Василий III с супругою, после чего у четы родился наследник: великий князь Иван IV Васильевич – царь Иван Грозный. О том свидетельствует текст челобитной 1584 года его сыну, царю Феодору Иоанновичу, от рязанского епископа Леонида, где тот прямо об этом пишет: «Преподобного Пафнутия Чудотворца по прошенью его и по моленью дал Бог деду твоему наследника царствию нашему, отца твоего, нашего государя…» Неслучайно крестными для будущего царя Ивана Грозного были выбраны ученики преподобного Пафнутия – преподобный Даниил Переяславский и 91-летний подвижник Кассиан Босой, которых для совершения таинства крещения над наследником Российского престола привезли из Боровского монастыря в Троице-Сергиеву обитель.

Благодаря покровительству Московских великих князей и царей, в XVI–XVII веках в монастыре преподобного Пафнутия были возведены каменные храмы и здания, выстроена непреступная для того времени крепость, сохранившиеся до наших дней. И хотя обитель была разорена в 1610 году Лжедмитрием и польскими захватчиками – тогда все иноки монастыря вместе с дружиной князя Михаила Волконского были убиты, – а в 1812 году сожжена войсками Наполеона, но каждый раз она возрождалась, становясь благолепнее и краше, привлекая скорой помощью Боровского чудотворца иноков и паломников со всей России.

Духовное наследие преподобного Пафнутия Боровского

Чудотворный образ Пресвятой Богородицы Иверская в главном храме монастыря Усилиями преподобного Пафнутия и его учеников Боровский монастырь в конце XV – начале XVI веков стал достойным преемником Троице-Сергиевой Лавры и духовным центром Руси, откуда вышли многие святители и преподобные Русской Православной Церкви. Еще при жизни Боровского игумена в монастыре была собрана одна из лучших в России библиотек богослужебных книг и духовной литературы, к сожалению разграбленная и сожженная войсками Наполеона во время Отечественной войны 1812 года. Об образованности и просвещенности братии можно судить по тому, что в Боровской обители была открыта одна из первых в России общественных больниц – храм святого пророка Илии с палатами для больных (1670), построенный на деньги известного государственного деятеля князя Ивана Борисовича Репнина. А при реставрации в одной из келий братского корпуса была найдена уникальная фреска с изображением геоцентрической модели Вселенной, близкой теории Птоломея.

Еще при жизни преподобного Пафнутия в монастыре была собрана одна из лучших библиотек духовной литературы

Продолжая дело преподобного Сергия Радонежского, преподобный Пафнутий Боровский был непререкаемым авторитетом и духовным наставником для многих русских князей и воспитателем многих русских святых. Его любимыми учениками были: основатель Волоколамского монастыря преподобный Иосиф Волоцкий († 1515; память 9/22 сентября и 18/31 октября) и его родной брат, будущий настоятель Троице-Сергиевой Лавры, впоследствии святитель Ростовский Вассиан († 1481; память 6/19 июля и 23 мая / 5 июня), написавший знаменитое послание великому князю Ивану III на Угру, призывая его к решительным действиям против татар, и житие своего любимого учителя; основатель Успенской пустыни преподобный Левкий Волоколамский († кон. XV в.; память 17/30 августа и 14/27 декабря) и преподобный Давид Серпуховский – основатель Давидовой Вознесенской обители († ок. 1520; память 18/31 октября); святитель Макарий Московский († 1563; память 30 декабря / 12 января и 5/18 октября) и преподобный Даниил Переяславский, основатель Переяславского Данилова монастыря (1540, память 7/20 апреля); известный защитник Православия в борьбе с ересью жидовствующих епископ Суздальский Нифонт; епископ Коломенский Вассиан (Топорков) и прославившиеся богоугодной жизнью старцы Иннокентий, Исаия, прозорливый старец Евфимий и многие другие.

Главным заветом Боровского чудотворца стали его слова, сказанные братии перед отходом в вечность: «Спешите делать добро!» И после своего упокоения он не оставлял свой монастырь заботой и попечением.

фрески храма Рождества Пресвятой Богородицы Пафнутьева Боровского монастыря 1640г

О помощи преподобного Пафнутия своей обители в наше время свидетельствует епископ Тарусский Серафим (Савостьянов), в прошлом наместник Пафнутьева Боровского монастыря:

– О помощи преподобного Пафнутия расскажу такую историю: когда в 1990-е годы меня поставили наместником Пафнутьева Боровского монастыря, обитель только начали восстанавливать. Кругом бесконечная стройка, не хватало самого необходимого, и нужно было платить какие-то огромные деньги за электричество. А денег нет. И взять их было совершенно негде. Я и к властям ходил, и благотворителей умолял, но все напрасно. И в последний день, когда должны были отключить в монастыре свет, отчего остановились бы восстановительные работы и электропечи пекарни и кухни погасли бы, я пошел к преподобному Пафнутию, упал на колени перед его святой ракой и просто заплакал, умоляя его о помощи. А когда вышел из храма, неожиданно меня догнала какая-то женщина, сунула в руки толстый конверт и скрылась в толпе. Когда я его открыл, там оказались деньги: ровно столько, сколько нужно было, чтобы заплатить за электричество.