Иисуса Христа фильм

Что нам рисует воображение, когда мы говорим об Иисусе Христе? Каждый христианин знает, что это «сын Божий», который искупил грехи человечества. Когда мы смотрим на иконы с ликом Христа, то видим в первую очередь его божественную сущность. Но много ли мы знаем о его земной жизни? Каким он был человеком? О внешности Иисуса в Библии нет ни слова. Но мы попытаемся представить, как на самом деле выглядел Иисус Христос.

На современных иконах Христос, чаще всего, голубоглазый и светловолосый мужчина с идеальным овалом лица. Но этот образ стал типичным только в Средние века и в эпоху Возрождения. Кроме того, если мыслить логически – непонятно, зачем Иуде пришлось указывать на Христа поцелуем? Светловолосого голубоглазого парня среди смуглых мужчин все узнали бы и так. Выходит, что вряд ли привычные нам изображения Иисуса достоверно передают его внешность. Мы проведем исследование и вместе с историками выясним, как могли выглядеть волосы Иисуса.

На первых рисунках Иисуса изображали безбородым юношей. Существует более ста подобных ликов в римских катакомбах, датированных вторым веком нашей эры. Позже Иисус повзрослел и возмужал – на изображениях у него появилась борода и черты лица зрелого мужчины. Так была ли борода у Иисуса?

Какого телосложения был Иисус? Некоторые ученые считают, что у Христа мог быть лишний вес, другие утверждают, что он был атлетом и вел здоровый образ жизни. Мы попробуем найти ответ.

В Новом Завете описаны маршруты странствий Христа во время его проповедей. В Евангелии от Матфея написано: «И, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском». Расстояние между Назаретом и городом Капернаум – около 40 километров! Мы не знаем, за какое время Христос прошел этот путь, но знаем точно, что шел он пешком. И, судя по Евангелиям, этот маршрут он проходил не раз. «Тогда Он, войдя в лодку, переправился обратно и прибыл в Свой город». «Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум». С помощью карт мы посчитаем расстояния, которые преодолевал Иисус, и поймем, насколько выносливым человеком он был.

В Евангелии от Матфея написано: «и просияло лицо его как солнце, одежды же его сделались белыми, как свет». Это описание Преображения Господня. Апостолы сильно удивились, увидев Христа в ослепительно белом одеянии. Соответственно, можно сделать вывод, что до Преображения его одежда была иного цвета. Какую одежду носил Иисус и какого она была цвета – мы попробуем представить в нашем фильме.

Иисус родился во времена правления царя Ирода. О его жестокости и сегодня ходят легенды. Лучше быть Иродовой свиньей, чем его сыном – говорили те, кто его знал. Но только ли своей жестокостью прославился Ирод? Какой еще вклад в историю он внес? В фильме мы расскажем о неожиданных качествах этого правителя.

Иисус Христос был современником многих видных деятелей Римского государства. Вернее, как мы понимаем сейчас, они были его современниками. В I веке в империи стремительно развивалась культура и литература. Римский поэт Вергилий умер за пятнадцать лет до рождения Иисуса, а Гораций – всего за четыре года. Овидию, поэту-лирику, в четвертом году до нашей эры исполнилось тридцать девять лет. А в год рождения Иисуса он написал одно из самых известных своих произведений — «Метаморфозы». Но был ли Иисус знаком с этой литературой? Умел ли он читать и писать? Вообще, чтобы исполнить свою миссию, Иисусу быть грамотным было не обязательно. Но мы все же попытаемся найти ответ на этот вопрос.

Самая известная речь Иисуса – Нагорная проповедь. Каждая ее часть начиналась со слова «Блаженны». На каком же языке звучали слова, перевернувшие мир? И говорит ли сегодня кто-то на языке Иисуса?

10 фильмов об Иисусе Христе

«Евангелие от Матфея» / Il vangelo secondo Matteo

Реж. Пьер Паоло Пазолини, 1964

Одна из самых необычных работ на евангельскую тему. Черно-белый шедевр с длинными кадрами и крупными планами лиц: изящных, тонких, грубых, изувеченных. Камера задерживается на ликах самых разных людей чуть дольше, чтобы продлить паузу беззвучной красоты. Когда человек просто молчит и смотрит, проступает особенное знание о нем. Так, сцены общения Марии и Иосифа абсолютно безмолвны, но от их «диалога» невозможно отвести глаз. Иисус, напротив, много говорит, он декламирует, кричит, как будто не в силах удержать слова. Он суров, его сросшиеся брови — знак сосредоточенности, движения к цели на сложном пути.

Что удивительно, за свое экспериментальное кино Пьер Паоло Пазолини, открыто признававший себя атеистом, не только не заработал ни одного врага среди церковников, но и получил более десяти наград и номинаций, среди которых Специальный приз жюри на МКФ в Венеции и Большой приз экуменистического общества, действующего от имени Ватикана. Работая над картиной, Пазолини, как и его герой-мятежник, нарушал все, что можно. Снимал не в Израиле, а в Италии, на роль Иисуса пригласил обычного 19-летнего студента из Испании Энрике Иразоки, да и остальные роли отдал тоже непрофессионалам — жителям ближайшего к съемкам городка Матера. В саундтреке режиссер намешал фуги и квартеты Моцарта и Баха со спиричуэлом Одетты и русскими народными песнями. Все это разноплановое музыкальное море идеально легло в поле фильма, как будто склеились мысли и чувства людей из разных стран и времен. Сцену погребения Иисуса сопровождает песня «Ой ты, степь широкая» подчеркивающая момент боли и скорби.

«Величайшая из когда-либо рассказанных историй / The Greatest Story Ever Told

Реж. Джордж Стивенс, Дэвид Лин, Жан Негулеско, 1965

Библейский эпик, снятый настолько масштабно, насколько это было возможно в 1965-ом году. И пусть герои говорят чересчур патетично, царь Ирод слишком страшен и черен лицом, а Иоанн-Креститель кажется еще свирепее злодея в своем праведном гневе, размах картины компенсирует приметы жанра. Чего только стоит молитвенная песня народа, ожидающего прихода спасителя. Не меньший трепет вызывает сцена воскресения Лазаря, которая стала, пожалуй, одним из самых впечатляющих моментов в фильме.

Фильм Джорджа Стивенса, неоднократного обладателя Оскара, в этот раз был упомянут в пяти номинациях: за операторскую работу, работу художника и декоратора, костюмы, музыку и визуальные эффекты. Режиссер собрал звездный актерский состав, задействовав 82-х исполнителей, среди которых Майкл Андерсон мл., Кэррол Бейкер, Ричард Конте, Мартин Ландау. Иисус в исполнении молодого Макса фон Сюдова сказочно красив. Голубые подведенные глаза, ярко очерченные пунцовые губы и бесконечно грустный взгляд. Такие необыкновенные лица сейчас можно отыскать только в старом кино.

«Иисус Христос — Cуперзвезда» / Jesus Christ Superstar

Реж. Норман Джуисон, 1973

Экранизация легендарной рок-оперы композитора Эндрю Ллойда Уэббера на стихи Тима Райса. Мюзикл поставили на Бродвее в 1971 году, а фильм канадского режиссера Нормана Джуисона вышел в 1973-ем и снискал сумасшедший успех. «Суперзвезда» получился действительно супер, начиная от оригинального саундтрека (вот что нужно ставить детям после поездок в Консерваторию) и заканчивая атмосферой бесконечного «хиппи-диско-рая на Земле» и неожиданной сценарной подачей. Идея «фильма в фильме», когда в пустыню въезжает автобус со съемочной группой, и актеры, шутя, наряжаются в костюмы, снимает излишнее напряжение с тревожной и грустной истории. А бутафорский кич в виде примет разных эпох — танков, касок и автоматов вместо колесниц и доспехов римских легионеров — добавляет действию злободневный смысл. Да и просто приятно смотреть, как «дети цветов», переодевшись из джинсов и пестрых топов в льняные туники, отплясывают на фоне песков Южного Израиля.
Фильм номинировали на «Оскар» и «Золотой Глобус». В нескольких номинациях (мужская роль и дебютант) отметили Теда Нили в образе Христа. Он отличился не только талантливой игрой, но и особенной манерой исполнения — в своей партии он специально отставал на полтакта от музыки.

«Мессия» / Il messia

Реж. Роберто Росселлини, 1975

Фундаментальная постановка классика неореализма Роберто Росселлини для итальянского ТВ начинается нетрадиционно — с краткого экскурса в историю еврейского народа, как бы предвосхищая этим последующие события и приоткрывая тайники «коллективного бессознательного». История Иисуса передана подробно и без лишних эффектов — только красивая природа, благородные лица и стройные фигуры.
В своем последнем полнометражном фильме Росселлини постарался избежать религиозного пиетета и показал историю предельно просто и изящно, не умаляя масштабности происходящего, но всматриваясь в детали. Чудеса сняты буднично, словно обычная жизнь . Спокойное описательное кино начинает сверкать, наполняясь движениями и звуками прекрасной бесконечности человеческого труда. Камера скользит мимо сосредоточенных горожан, занятых делами: замешивают глину, раздувают огонь, подшивают обувь, ловят рыбу. В этой деятельности заключено совершенство и конечная цель любых духовных поисков.

«Иисус из Назарета» / Jesus of Nazareth

Реж. Франко Дзеффирелли, 1977

В созданном по заказу Ватикана 4-серийном мини-сериале Франко Дзеффирелли собрал все события из жизни Христа от Рождества до Вознесения. Режиссеру удалось, несмотря на растянутый формат, снять красивое реалистичное кино, заставляющее поверить в то, что все рассказанное в Новом Завете может быть правдой. Тонко и сдержанно показан полный цикл чудес и преображений. Живой, благородный Иисус (Роберт Пауэлл) не обличает, не ругает, но показывает, что есть любовь. Зная все про всех, он не теряет интереса к людям, ценит момент общения, понимая, что они совершат на следующий день.
Франко Дзеффиррелли прославился своими театральными и оперными спектаклями, а также успешными экранизациями Шекспира. Кстати, актриса Оливия Хасси, сыгравшая главную роль в его «Ромео и Джульетте», стала девой Марией в «Иисусе из Назарета». Для работы над фильмом режиссер собрал сильную команду. Сценарий, к примеру, написал Энтони Берджес автор «Заводного апельсина», произведения не самого гуманистического толка. Отчасти, поэтому фильм популярен до сих пор и транслируется по телевидению Италии на Страстную неделю из года в год.

«Последнее искушение Христа» / The Last Temptation of Christ

Реж. Мартин Скорсезе, 1988

Экранизация романа Никоса Казандзакиса «Последнее искушение», в котором Иисус показан обычным человеком — плотником, который слышит голоса. Герой идет за «ними» и делает все, что нужно — собирает учеников, оживляет Лазаря и не выходит из очерченного круга в пустыне, отбиваясь от искушающих его кобры, льва и огня. Он страдает, так как не перестает желать женщину и бояться смерти. Главное, последнее искушение, которое ждет его после Голгофы, не похоже ни на что из перечисленного в Священном Писании.
Громкая, талантливая и скандальная картина Мартина Скорсезе, вокруг которой представители религиозных организаций развернули «боевые действия». Эти же воинствующие церковники буквально заставили режиссера прервать съемку фильма в 1983 году. Кинокомпания Paramount Pictures не смогла поддержать своего автора и закрыла проект. Скорсезе смог осуществить свою мечту только через четыре года уже на Universal Pictures. В фильме действительно много натурализма и неоднозначных сцен. Кровь от разделанных туш, стекающая в стоки, к которым сбегаются собаки. Голая Магдалина, принимающая мужчин, пока другие сидят и смотрят. Полуразложившаяся рука Лазаря, тянущаяся к Иисусу из «ожившего» савана. А главное — сам Христос, который впервые за всю историю кино занимается сексом с женщиной. Уиллем Дефо в роли Мессии выглядит чуть более мужественным и даже обыденным, чем принято показывать в кино. А если учесть, что ранее он играл в основном злодеев, образ становится еще более объемным и привлекательным. Нельзя не отметить и другие режиссерские решения: положительного Иуду сыграл Харви Кейтель, благородного Пилата — Дэвид Боуи, а музыкальное сопровождение написал Питер Габриел.

«Мария, мать Иисуса» / Mary, Mother of Jesus

Реж. Кевин Коннор, 1999

Фильм о Марии, выведенной из тени библейской истории. Режиссер сделал акцент на роли матери Иисуса, избавив ее от привычного схематизма. С ее сказок и колыбельных началось то добро, которое потом будет проповедовать Мессия. «Так легко быть подлым. И так легко злиться» — говорит 12-летний Иисус, вытирая разбитый в драке нос, ни разу не подняв руки на обидчиков. Уже тогда Мария предчувствует плохой исход, но все же отпускает свое дитя исполнить предназначение.

Это не подробное изложение Нового Завета, скорее экранизация по мотивам. Особенно запоминающейся стала сцена превращения воды в вино. Лица апостолов буквально светятся от восхищения, когда они видят, как из сосуда струится розовая жидкость. Кажется, только сейчас (и наконец-то!) они смогли поверить в божественное происхождение своего учителя. Кристиан Бейл в роли Иисуса невероятно хорош. Он неулыбчив и сдержан, отчего его красота наполняется тем безусловным притяжением, которому подчиняешься бессознательно. Внешность здесь тоже магия. И мрачность, и разочарование, и венок — Кристиану все к лицу. Он идеал, принц небесный в кипельно-белых одеждах. А страдать дальше и проповедовать на Земле будет пережившая сына Мария, которая говорит апостолам, что их миссия еще не завершена: «Нет, наша работа только начинается!».

«Страсти Христовы» / The Passion of the Christ

Реж. Мел Гибсон, 2004

Напряженная историческая драма Мэла Гибсона, рассказывающая о последних 12-ти часах жизни Христа. Гефсиманский сад, туман, тревожная музыка. Мессия молится на древнем арамейском языке, пока апостолы спят, из темноты возникает лысый безбровый дьявол неопределенного пола в иезуитском капюшоне и начинает искушать Иисуса. Это демоническое лицо будет появляться часто: во время избиения Христа, в момент помешательства Иуды перед самоубийством — везде, где творится зло. «Страсти» вызвали массу споров, поделив публику на тех, кто считает Гибсона садистом и конъюнктурщиком, и тех, кто видит в откровенных сценах ту необходимую беспощадность и силу, которая должна заставить людей остановиться и посмотреть на себя со стороны.
Джим Кэвизел, сыгравший Иисуса, во время съемок получил настоящие увечья и травмы. От многослойного грима, который ему накладывали ежедневно в течение семи часов, его тело покрылось волдырями. Один из ударов плетью оказался настолько сильным, что Джим вывихнул кисть. Однажды в него даже ударила молния (кто-то усмотрел в этом нехороший знак), но Джим выжил. Мало того, крест, который он нес, был настоящим и весил 70 кг, так что актеру действительно не просто дался этот путь. А вначале идя на пробы, Кэвизел был уверен, что фильм будет про серфингистов. Кино собрало бешеную сумму в прокате — около $612 млн. Часть из них Гибсон пожертвовал церкви.

«Мария» / Maria

Реж. Абель Феррара, 2005

Три современных истории, в которых «замешан» Иисус. Амбициозный режиссер (Мэттью Модайн) снял фильм «Это моя кровь», в котором сыграл Христа, и теперь корчится в честолюбивых судорогах, ища славы, как вампир крови. Актриса, исполнившая в его фильме роль Марии Магдалины (Жюльет Бинош), не может выйти из образа, и как будто «сходит с ума», бросая все и отправляясь к святым местам в Иерусалим. Ведущий передачи «Иисус. Подлинная история» (Форест Уитакер) после глубокомысленного интервью с теософами о личности молодого Бога едет ночевать к любовнице, в то время как дома его ждет беременная жена. Все три человека распутывают клубок своих забродивших жизней, пытаясь найти Бога и поговорить с ним.

Неожиданная работа Абеля Феррары, любителя фильмов про маньяков, мафию и зависимости («Король Нью-Йорка», «Плохой лейтенант»), ярко и нескучно раскрывает тему духовных исканий. Он с первых кадров вгоняет зрителя в шок, сажая в пещеру-усыпальницу двух инфернального вида ангелов с пуховыми крыльями и лицами Носферату. Ангелы говорят Марии слова воскресшего Иисуса: «Зачем плачешь ты, женщина? Почему ищешь живого среди мертвых». А через несколько минут мы видим бодрых рабочих в спортивных костюмах, которые оттаскивают каменную дверь на склад декораций съемочной площадки. Мария уходит потрясенная, в белых одеждах, и в кожаной косухе. Все это смущает, сбивает с толку и снижает пафос избитых киношных «рельс» новозаветных фильмов. Ленту номинировали на «Золотого льва», но в итоге наградили специальным призом жюри Венецианского кинофестиваля.

«Дни искушения» («Демон») / Last Days in the Desert

Реж. Родриго Гарсиа, 2015

Иисус (Юэн МакГрегор) блуждает в пустыне в поисках Бога. Он задает вопросы. Но вокруг только песок и тишина. Странник видит Демона (или свое альтер эго?), который выглядит, как его брат-близнец, и в своих доводах весьма убедителен. Демон знает прошлое и будущее, он помнит, как выглядит Бог. Иисусу страшно, но интересно — он старается ему не верить, но и не прерывает. Параллельно святой человек встречает семью, которая пытается построить жилище в пустыне. Умирающая мать, уставший от горя и трудов отец и сын-подросток, мечтающий сбежать из мертвых песков в Иерусалим. Иисус незаметно втягивается в их жизнь и получает свой урок.

«Дни искушения» — красивый и неспешный фильм, философская притча с завораживающими кадрами природы. Оператор Эммануэль Любецки («Выживший», «Гравитация», «Бердмэн») показал пустыню Северной Калифорнии как бесконечное и прекрасное полотно, фрагмент идеальной, не тронутой человеком, красоты. Пустыня выглядит как другая планета, то ли застывшая лава, то ли обнаженное дно океана, хранящая в своей безупречности главный ответ. Фильм также стоит посмотреть любителям шотландского актера МакГрегора, который сыграл здесь одновременно Мессию и Искусителя.

Господь Иисус Христос – Спаситель Мира

Вера в божество Иисуса Христа является основой всех наших религиозных убеждений. Она вливает в нас духовные силы, воодушевляет делать добро, дает направление нашим трудам и чаяниям. Без нее христианство теряет свой смысл, свою вдохновляющую силу и превращается в коллекцию древних мифов и несбыточных обещаний.

Но при всей своей исключительной важности истина Божества Христова не самоочевидна. Некоторые места в Евангелиях даже как будто противоречат ей. Поэтому люди, оспаривающие Божество Христово, не встречают затруднения в нахождении таких Библейских текстов, которые якобы подтверждают их мнение, что Иисус Христос был или просто человеком, или, может быть, воплотившимся ангелом, и потому не может быть назван Богом в собственном смысле этого слова. При этом противники веры в Божество Христово указывают на то, что Сам Иисус никогда не называл Себя Богом и из этого делают неправильное заключение, что этот титул был приписан Ему позже.

Противоречивые мнения относительно природы Христа начали возникать еще с первых дней христианства. Особенно сильные споры и волнения вызвала в 4-м веке арианская ересь, которая учила, что Иисус Христос только по названию Сын Божий, а по природе – ангел, созданный Богом. Арианская ересь была внимательно рассмотрена Первым Вселенским Собором, состоявшимся в городе Никее в 325 году. Отцы Собора отвергли арианскую ересь и составили Символ веры , употребляемый в Церкви и поныне, в котором точно изложили правильное учение об Иисусе Христе.

В наше время секта свидетелей Иеговы вызвала из праха сокрушенную было арианскую ересь и в своем варианте учит, будто Иисус Христос – это воплотившийся архангел Михаил. Опасность секты свидетелей Иеговы заключается в том, что, обладая неограниченными материальными ресурсами, она наводняет мир своей литературой и своими проповедниками. Особенно агрессивную миссионерскую работу она ведет сейчас в России, улавливая в свои пагубные сети тысячи доверчивых людей.

Православные русские люди находятся в особой опасности от сектантских проповедников, потому что в своем большинстве они мало знакомы со Священным Писанием и не знают, как защитить свою веру. С другой стороны, сектантские проповедники хорошо заучили нужные им тексты и умеют бойко забрасывать своего собеседника выгодными для них цитатами.

Хотя Священное Писание именует Иисуса Христа Сыном Божиим, люди, оспаривающие Его Божественную природу, указывают на то, что Священное Писание именует сынами Божиими и других лиц, как например, ангелов и людей. Для разрешения этого вопроса надо учесть следующее. Говоря о людях или ангелах, Священное Писание никогда не употребляет единственное число и никогда не называет такого-то человека или ангела сыном Божиим, но всегда употребляет множественное число в коллективном смысле: сыны Божии, Читателю всегда ясно, что здесь говорится о сынах Божиих не по природе, а по милости воспринимающего их Господа, они дети не по природе, а усыновленные. (Здесь буквальное понимание слова «сыновья» приводит к абсурдному заключению, что некоторые люди, например, богоборцы, которых Писание именует «сынами дьявола,» имеют другое происхождение, чем верующие.).

Только к Иисусу Христу Священное Писание применяет единственное число, именуя Его Сыном Божиим и, кроме того, только к Нему одному оно добавляет такие уточняющие слова, как Единородный (единственный), Возлюбленный, Сын Бога Живаго, Сын истинный или Собственный (idion, Рим. 8:22). Это указывает на то, что в отличие от нас Иисус Христос – Сын Божий по существу. Он Сын в собственном смысле этого слова. Поэтому мормоны допускают непростительную ошибку, когда говорят, что у Иисуса Христа были другие боги-братья, как, например, Люцифер (Сатана) и разные духи. Священное Писание строго различает Сына от сынов: Первый рожден, последние – сотворены.

Само начало проповеди Иисуса Христа Бог Отец предварил свидетельством о Своем Сыне, сказав: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мт. 3:4). Позже на горе Фавор Бог Отец повторил эти слова, добавив: «Его слушайте» (Мт. 17:5). Это указание на то, что люди должны принимать все сказанное Господом Иисусом Христом как совершенную и непреложную истину.

Но что можно, например, возразить отрицателям Божества Христова, когда Сам Иисус Христос говорил: «Отец Мой больше Меня … О дне том и часе (конце мира) никто не знает, ни ангелы Божии, ни Сын, только Отец … Сын не может делать ничего, если не увидит Отца творящего… Прискорбна душа Моя до смерти … Не Моя воля, но Твоя да будет» и подобные фразы, в которых Он ставил Себя на второе и служебное место по отношению к Отцу? (Ин. 14:28; Мр. 13:32; Лк. 22:42; Мт 24:39). Кроме того, если Иисус Христос действительно сознавал Себя Богом, то почему Он не объявил об этом ясно и открыто? Этим Он рассеял бы всякие сомнения относительно Своей природы.

Цель этой статьи – помочь православному человеку разобраться в поставленных выше вопросах и дать ему необходимый материал для защиты своей веры в Божество Христово.

Чтобы понять, почему Господь Иисус Христос не объявлял всенародно о Своем Божестве, постараемся мысленно перенестись в ту эпоху и те условия, в которых Он проповедовал. Представим себе, как бы отнеслись люди к словам человека, ходящего по городу и заявляющего: «Я – Бог!» Несомненно, что толпа осмеяла бы его, как умопомешанного, а ревнители иудейской веры поспешили бы объявить его богохульником и потребовали его казни. Разве только язычники, признающие многих богов, могли бы принять подобное заявление серьезнее иудеев, понимая его, конечно, в духе своих суеверий. (Кстати, вспомним реакцию язычников на чудеса ап. Павла, как они хотели было объявить его одним из богов и принести ему жертву. см. Деяния 14:11) В наше же время от проповедника, объявляющего себя богом, просто отвернулись бы с презрением. В любом случае прямое заявление Спасителя о Своем Божестве принесло бы не тот результат, который надо было достичь.

Действительно, Сын Божий пришел в наш мир не для того, чтобы поразить современников Своим всемогуществом или, как рабов, подчинить Своей божественной власти, а чтобы убедить их обратиться от грехов и начать правильно верить и праведно жить. Люди настолько одичали духовно и огрубели нравственно, что они стали неспособными правильно понять истину Божества Христова. Вспомним из Евангелий, как трудно было Христу проповедовать среди иудеев, сколько насмешек пришлось ему выслушать от злобных книжников, которые превратно перетолковывали Его слова и отвращали от веры простой народ. Поэтому первым делом для Господа Иисуса Христа было убедить людей покаянно обратиться к Богу и отвергнуть свои религиозные предрассудки, заложить в них семена истинной веры. Достигнув этого, надо было вдохновить их к новому, праведному образу жизни, научить прощать, жалеть и любить друг друга.

Такого глубокого духовного переворота в обществе нельзя было достичь ни угрозами, ни чудесами. Действительно, когда Господь Иисус Христос каким-либо чудом выявлял Свою Божественную природу, это возбуждало в толпе иудеев нездоровые мечты о славном и могущественном мессианском царстве на земле, в котором они будут господствовать над прочими народами. Поэтому-то Господь Иисус Христос вынужден был запрещать разглашать о совершенных Им чудесах.

Чтобы нравственно обновить людей и сделать их восприимчивыми к истинной вере, Христос избрал путь доброго, вдохновляющего слова и личного примера. Из сострадания к гибнущим людям Он решил разделить с ними их нищету, тягости и горести. Чтобы излечить их нравственные язвы, Он взял на Себя людские грехи и на кресте смыл их Своей пречистой кровью. Вообще все дело спасения грешного человечества, начиная с момента воплощения Спасителя и кончая Его крестными страданиями, были для Него делом крайнего добровольного унижения. По словам апостола Павла: «Христос, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба» (Фил. 2:6–9).

Пророк Исаия так описывает подвиг добровольного самоуничижения Мессии: «Нет в Нем ни вида, ни величия. И мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни. И мы отвращали от Него лицо свое. Он был презираем и ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни. А мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изранен был за грехи наши и мучим за беззакония наши. Наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу, – и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязаем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих. От уз и суда Он был взят. Но род Его, кто изъяснит?» (Ис. 53 гл.).

Этими заключительными словами пророк обращается к совести тех, которые будут отвергать своего Спасителя, и как бы говорит им: вы с презрением отворачиваетесь от поруганного и страждущего Иисуса, но поймите, что из-за вас-то, грешников, Он так тяжело страдает. Всмотритесь в Его духовную красоту, и тогда, может быть, вы сможете понять, что Он пришел к вам из горнего мира.

Но добровольно унижая Себя ради нашего спасения, Господь Иисус Христос, тем не менее, постепенно открывал тайну Своего единства с Богом Отцом тем, которые способны были возвыситься над грубыми представлениями толпы. Так, например, Он говорил иудеям: «Я и Отец – одно … Видевший Меня, видел Отца… Отец во Мне пребывает и Я во Отце… Все Мое Твое (Отца) и Твое Мое… Мы (Отец и Сын) придем и обитель у него сотворим» (Ин. 10:30, 14:10–23, 17:10). Эти и другие подобные выражения однозначно указывают на Его Божественную природу.

Кроме того, Господь Иисус Христос постепенно раскрывал такие Свои свойства, которыми не может обладать никто другой, кроме Бога. Так, например, Он именовал Себя Творцом, когда говорил: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю» (Иоан. 5:17). Знаменательно то, что иудеи, услышав эти слова, поняли их совершенно правильно и хотели было побить Христа камнями как богохульника, «потому что Он не только нарушал субботу, но и Отцом Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Иоан. 5:17–18). Не опровергнув их понимания, Господь этим подтвердил, что они правильно поняли Его.

В других беседах Господь Иисус Христос называл Себя вечным. Когда, например, иудеи спросили Его: «Кто Ты?» Иисус ответил: «От начала сущий» (Иоан. 8:25). И несколько позже добавил: «Истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Иоан. 8:58). Здесь следует обратить внимание, что Иисус не сказал «Я был,» как это следовало бы грамматически правильно по контексту речи, но употребил настоящее время: «Я есмь» – или точнее: «Я – Сущий.» Глубокий смысл этого слова выясняется в оригинальном еврейском языке. Когда Моисей при несгорающем кусте спросил Бога, как Его имя, Господь ответил: «Я – Сущий» (на еврейском: Иегова). То есть само имя «Сущий» (Иегова) указывает на отличительное свойство Бога: Он Тот, Который всегда существует, Он вечный. Назвав Себя Сущим (Иеговой) Иисус Христос употребил то имя, которым евреи называют Бога. Вспомним при этом, что имя Иегова настолько чтилось иудеями, что они употребляли его лишь в особенно важных и торжественных случаях, а в обычной речи употребляли имена Господь, Творец, Всевышний, Благословенный и т.д.

После Своего воскресения из мертвых Иисус Христос подтвердил о Своей вечности, сказав: «Я есмь альфа и омега, начало и конец, говорит Господь, который есть, и был и идет, Вседержитель» (Откр. 1:8). В других случаях Он именовал Себя всеведущим (всезнающим), говоря: «Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца» (Иоан. 10:15). Действительно, Божие естество непостижимо для ограниченных тварей. Только Бог может в совершенстве знать Свою природу. Господь Иисус Христос еще называл Себя вездесущим, когда говорил: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий (пребывающий) на небесах… Где два или три собраны во имя Мое, там Я среди них» (Иоан. 3:13; Мт. 18:20). Здесь Христос опять употребил слово «Сущий,» указывая на то, что Он не только был или будет на небесах, но постоянно пребывает там.

Итак, как разделяющий с Отцом все Его божественные свойства: творение, вечность, всеведение, вездесущие и т.д. – Иисус Христос должен признаваться всеми равным Отцу и по чести, поэтому «все должны чтить Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» (Иоан. 5:23). Непредубежденному человеку все, сказанное здесь, должно внушить одну несомненную истину, а именно, что Иисус Христос является истинным Богом, равным Отцу по природе.

Хотя Иисус Христос избегал прямо называть Себя Богом, чтобы не возбуждать в толпе ненужных волнений, однако Он одобрял тех, которые способны были возвыситься до этой истины. Так, например, когда апостол Петр в присутствии других апостолов сказал: «Ты Христос, Сын Бога Живого!» Господь принял его исповедание веры, добавив, что Петр пришел к этому убеждению не по самостоятельному наблюдению только, но благодаря особому просвещению свыше: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» (Мт. 16:16–18). Подобным образом, когда апостол Фома, дотоле сомневавшийся, увидев перед собой воскресшего Спасителя, воскликнул: «Господь мой и Бог мой» (Иоан 20:28), – Христос не отверг этого наименования, но лишь слегка укорил Фому за медлительность и сказал: «Ты поверил, потому что увидел Меня (воскресшим). Блаженны не видевшие и уверовавшие» (Иоан. 20:29).

Вспомним, наконец, что самое осуждение Христа на крестную смерть было вызвано Его официальным признанием Своего Божества. Когда первосвященник Каиафа под клятвой спросил Христа: «Скажи нам, ты ли Христос, Сын Благословенного?» Христос ответил: «Ты сказал,» – употребив установленную форму утвердительного ответа (Мт. 26:63; Лк. 22:70; Иоан. 19:7).

Теперь следует уяснить другой, связанный с этим очень важный вопрос: откуда Каиафа, многие иудеи и даже демоны (!) могли почерпнуть идею, что Мессия будет Сыном Божиим? Ответ здесь один: из ветхозаветного Священного Писания. Именно оно подготовило почву для этой веры. Действительно, еще царь Давид, живший за тысячу лет до рождества Христова, в трех псалмах именует Мессию Богом (Псалмы 2, 44 и 109). Еще яснее раскрыл эту истину пророк Исаия, живший за 700 лет до Р.Хр. Предсказывая чудо воплощения Сына Божия, Исаия писал: «Вот Дева во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил,» что значит: «С нами Бог.» И немного далее пророк еще определеннее раскрывает Свойства имевшего родиться Сына: «И назовут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности» (Ис. 7:14, 9:6). Такие наименования нельзя применить ни к кому, как только к Богу. О вечности имевшего родиться Младенца писал также пророк Михей (см.: Мих. 5:2).

Пророк Иеремия, живший примерно лет двести после Исаии, именует Мессию «Господом» (Иер. 23и 33:16), подразумевая Того Господа, Который послал его на проповедь; а ученик Иеремии, пророк Варух, написал следующие замечательные слова о Мессии: «Сей Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним. Он нашел все пути премудрости и даровал ее рабу Своему Иакову и возлюбленному Своему Израилю. После того Он явился на земле и обращался между людьми» (Вар. 3:36–38) – т.е. Сам Бог придет на землю и поживет среди людей!

Вот почему более чуткие из иудеев, имея такие определенные указания в Священном Писании, могли без колебаний признать в Христе истинного Сына Божия (смотри об этом брошюру «Ветхий Завет о Мессии»). Замечательно, что еще до Рождества Христова праведная Елизавета встретила Деву Марию, ожидавшую Младенца, следующим торжественным приветствием: «Благословенна Ты между женами и благословен Плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне» (Лк. 1:40–43). Ясно, что у праведной Елизаветы не могло быть другого Господа, кроме Того, Которому она служила с детства. Как объясняет ап. Лука, Елизавета сказала это не от себя, а по вдохновению от Духа Святого.

Крепко усвоив веру в Божество Христово, апостолы насаждали эту веру в Него и среди всех народов. С раскрытия Божественной природы Иисуса Христа евангелист Иоанн начинает свое Евангелие:

«В начале было Слово

И Слово было у Бога

И Слово было Бог …

Все через Него начало быть,

И без Него ничего не начало быть, что начало быть …

И Слово стало плотью

и поселилось среди нас,

полное благодати и истины …

И мы видели славу Его,

Славу как Единородного от Отца,

Бога не видел никто никогда;

Единородный Сын, сущий в лоне Отца,

Он явил (Бога)»

(Иоан. 1:1–18).

Наименование Сына Божия Словом более, чем другие наименования раскрывает тайну внутреннего взаимоотношения между Первым и Вторым Лицом Пресвятой Троицы – Богом Отцом и Богом Сыном. Действительно, мысль и слово отличны друг от друга в том, что мысль пребывает в разуме, а слово есть выражение мысли. Однако они неразлучны. Ни мысль не бывает без слова, ни слово без мысли. Мысль есть как бы внутри сокровенное слово, а слово есть выражение мысли. Мысль, воплощаясь в слово, передает слушателям содержание мысли. В этом плане мысль, будучи самостоятельным началом, есть как бы отец слова, а слово – как бы сын мысли. Прежде мысли оно невозможно, но и не откуда-либо извне оно происходит, но только от мысли и с мыслью остается неразлучным. Подобным образом и Отец, величайшая и всеобъемлющая Мысль, произвел из Своего недра Сына-Слово, Своего первого Истолкователя и Вестника (по св. Дионисию Александрийскому).

О Божестве Христовом апостолы говорили со всей ясностью: «Мы знаем, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, чтобы мы познали Бога истинного и да пребудем в истинном Сыне Его Иисусе Христе» (1Ин. 5:20). От израильтян родился «Христос по плоти, сущий над всеми Бог» (Рим. 9:5). «Мы ожидаем блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит. 2:13). «Если бы иудеи познали , то не распяли бы Господа славы» (1Кор. 2:8).»В Нем (Христе) обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2:9). «Беспрекословно – великая тайна благочестия: Бог явился во плоти» (1Тим. 3:16). О том, что Сын Божий не творение, а Творец, что он безмерно выше всех созданных Им существ, апостол Павел обстоятельно доказывает в 1-ой и 2-й главах своего послания к евреям. Ангелы – это лишь служебные духи.

Необходимо помнить, что именование Господа Иисуса Христа Богом – Theos – само по себе говорит о полноте Божества. «Богом,» с точки зрения логической, философской, не может быть «второй степени,» «низшего разряда,» Бог ограниченный. Свойства Божественной природы не подлежат условности, уменьшению. Если «Бог,» то всецело, а не частично.

Только благодаря единству Лиц в Боге возможно сочетать в одном предложении имена Сына и Святого Духа наравне с именем Отца, например: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мт. 28:19). «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца и причастие Святого Духа да будет со всеми вами» (2Кор. 13:14). «Три свидетельствуют на небе: Отец, Сын и Святой Дух, и Сии три суть одно» (1Иоан. 5:7). Здесь апостол Иоанн подчеркивает, что Три суть одно – одно Существо.

Примечание: Нужно ясно различать понятие «лица» и понятие «сущности.» Слово «лицо» (ипостась, person) обозначает личность, «Я,» самосознание. Старые клетки нашего организма отмирают, новые их заменяют, а сознание все в нашей жизни относит к нашему «Я.» Слово «сущность» говорит о природе, nature, physis. В Боге, одна сущность и три Лица. Поэтому, например, Бог Сын и Бог Отец могут беседовать друг с другом, принимать совместное решение, один говорит, другой отвечает. Каждое Лицо Троицы имеет Свои личные свойства, по которым Оно отличается от другого Лица. Но все Лица Троицы имеют одну Божественную природу. Сын имеет те же Божеские свойства, что и Отец, и Святой Дух. Учение о Троице приоткрывает людям внутреннюю, таинственную жизнь в Боге, фактически недоступную нашему пониманию, но в то же время необходимую для правильной веры в Христа.

Иисус Христос имеет одно Лицо (ипостась) – Лицо Сына Божия, но две сущности – Божескую и человеческую. По Своей Божественной сущности Он равен Отцу – вечен, всемогущ, вездесущ и т.д.; по воспринятой им человеческой природе Он во всем подобен нам: Он рос, развивался, страдал, радовался, колебался в решениях и т.д. Человеческая природа Христа включает душу и тело. Разница в том, что Его человеческая природа совершенно свободна от греховной порчи. Так как один и тот же Христос одновременно Бог и одновременно человек, Священное Писание говорит о Нем то, как о Боге, то как о человеке. Даже больше того, иногда Христу как Богу приписываются человеческие свойства (1Кор. 2:8), а иногда Ему же как человеку приписываются Божеские свойства. Здесь нет противоречия, потому что речь идет об одном Лице.

Принимая во внимание ясное учение Священного Писания о Божестве Господа Иисуса Христа, отцы Первого Вселенского Собора, чтобы прекратить всякие перетолковывания слова Сын Божий и умаления Его Божественного достоинства, постановили, чтобы христиане верили:

«В единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия,

Единородного, рожденного от Отца прежде всех веков.

Света от Света, Бога истинного от

Бога истинного, рожденного, не сотворенного,

единосущного Отцу (одной сущности с Богом Отцом),

Которым все сотворено.»

Ариане особенно горячо возражали против слова единосущный, потому что его нельзя было толковать никак иначе, как в православном смысле, а именно, что Иисус Христос признается истинным Богом, во всем равным Богу Отцу. По этой же причине отцы Собора настояли, чтобы это слово вошло в Символ веры .

Суммируя сказанное, надо сказать, что веру в Божество Христа нельзя насадить в людские сердца ни цитатами, ни формулами. Здесь нужна личная вера, личное волевое усилие. Как было две тысячи лет тому назад, так будет и до конца мира: для многих Христос останется «камнем преткновения и камнем соблазна … да откроются помышления их сердец» (1Пет. 2:7; Лк. 2:35). Богу угодно было отношением ко Христу обнаружить сокровенное направление воли каждого человека. И то, что утаил Он от разумных и мудрых, то открыл младенцам (Мт. 12:25).

Поэтому эта статья не ставит себе целью «доказать,» что Христос – Бог. Доказать это невозможно, как и многие другие истины веры. Цель этой статьи – помочь христианину уяснить свою веру в Спасителя и дать ему нужные аргументы для защиты своей веры от еретиков.

Итак, кто Иисус Христос, Бог или Человек? – Он Бого-Человек. На этой истине должна утверждаться наша вера.