Ион значение имени

Происхождение фамилии Ионов

Обладатель фамилии Ионов по праву может гордиться своими предками, сведения о которых содержатся в различных документах, подтверждающих след, оставленный ими в истории России.

Фамилия Ионов образована от имени собственного и относится к распространенному типу русских фамилий.

После 988 г. каждый славянин во время официальной церемонии крещения получал от священника крестильное имя, которое служило только одной цели — обеспечить человека личным именем. Крестильные имена соответствовали именам святых и были, следовательно, обычными христианскими именами.

Нередко древние славяне к имени новорожденного присоединяли имя его отца, обозначая тем самым принадлежность к определенному роду. Связано это с тем, что крестильных имен было сравнительно немного, и они часто повторялись. Дополнение же к имени человека в виде отчества помогало решать проблему идентификации.

Фамилия Ионов могла восходить к крестильному имени Иона, что в переводе с древнееврейского означает «голубь».

Покровителем этого имени был святой пророк Иона, живший в VIII веке до Рождества Христова. Известно, что Иона был преемником пророка Елисея. Книга пророка Ионы входит в состав Библии и содержит пророчества о судьбах израильского народа, страданиях Спасителя, запустении Иерусалима, кончине мира. Кроме пророчеств, в книге Ионы рассказано, как он был послан Господом к ниневитянам с проповедью о покаянии. Господь в беседе с книжниками и фарисеями, требовавшими от него знамения, сказал, что им не дастся иного знамения, кроме знамения Ионы пророка.

Однако нельзя исключить, что в основе фамилии лежит имя Иоанн, что в переводе с древнееврейского означает «милость Божья».

В православном именнике упоминается немало святых и праведников с этим именем, однако наиболее почитаемым у славян стал Святой Иван Рильский – основатель болгарского отшельничества. Он родился в 876 году. Во время царствования болгарского царя Петра Первого (первая половина X века) Иван решил удалиться от мира и стал жить отшельником в горе Рила. Согласно преданию, он умел говорить с животными и птицами, мог влиять на климат и на мысли людей, а его слава лекаря и чудотворца заставила самого царя Петра поехать к нему лично.

Уже в XV–XVI веках на Руси начинают закрепляться и передаваться из поколения в поколение фамилии, обозначающие принадлежность человека к конкретной семье. Это были притяжательные прилагательные с суффиксами –ов /-ев, -ин, изначально указывающие на имя главы семейства. Таким образом, потомки человека, обладавшего именем Иона или Иоанн, со временем получили фамилию Ионовы.

О точном месте и времени возникновения фамилии Ионов в настоящее время говорить сложно, поскольку процесс формирования фамилий был достаточно длительным. Тем не менее, фамилия Ионов представляет собой замечательный памятник славянской письменности и культуры.

Источники: Словарь современных русских фамилий (Ганжина И.М.), Энциклопедия русских фамилий. Тайны происхождения и значения (Ведина Т.Ф.), Русские фамилии: популярный этимологический словарь (Федосюк Ю.А.), Энциклопедия русских фамилий (Хигир Б.Ю.), Русские фамилии (Унбегаун Б.О.).

Ион — значение имени, именины

мужское имя

Ион — древнееврейское имя. Означает: терпеливый.

Рождается в благополучной семье, единственный и всеми любимый ребенок. Покладистый, уступчивый мальчик, хоть и избалован вниманием взрослых. Расположен к простудным заболеваниям, нередко бывает воспаление легких. Музыкальный ребенок, легко производит любую мелодию на слух. Увлекается компьютерными играми, хорошо знает компьютер. Нетребователен, если ему в чем-либо отказывают родители, он знает, что у них нет возможности удовлетворить его просьбу.

Взрослый сохраняет искреннюю привязанность к родным, внимателен и нежен с матерью. Выбирает профессию, связанную с искусством: может стать актером, музыкантом, музыковедом, обладает природным даром педагога. Часами может объяснять детям одно и то же, очень терпелив и выдержан. Не стремится сделать головокружительную карьеру, предпочитает просто заниматься любимым делом. Может целыми днями напролет пропадать на службе,работа у него на первом месте в жизни. Женившись, семье уделяет гораздо меньше внимания. Поэтому его супруга должна быть домашней женщиной, хорошей хозяйкой, терпеливой женой. Ион не стремится к материальным благам, и семье придется довольствоваться тем, что есть. Свободное время Ион любит проводить на рыбалке, охоте, в турпоходе — и опять без семьи. Увлекается коллекционированием, может собирать специальную литературу в свою библиотеку, много денег тратит на книги.

В экстремальных ситуациях Ион не умеет собраться: теряется, не знает, за что ему хвататься в первую очередь. Ему нужна поддержка близких, чтобы преодолеть трудности.

Секс не имеет большого значения для Иона, он не тратит времени на любовные романы, верен супруге. Однако первый брак у него может быть неудачным: жить с ним в одной семье нелегко, не очень внимателен к супруге, все заботы по дому и воспитанию детей лежат на ее плечах, да и достаток в доме не слишком велик. А муж всецело занят собой и своими делами.

«Зимний» Ион может остаться холостяком и жить со своими родителями, так как один он существовать не может — слишком беспомощен в быту.

«Весенний» Ион очень эгоистичен, но и талантлив более других. Он необычайно артистичен, преображается на сцене, становится другим человеком: он и более общителен, и менее скрытен. Заботится не только о себе, участвует в жизни семьи.

«Осенний» — заботливый по отношению к старшим, участливый и сопереживательный человек.

«Летний» — мягкий по характеру, ленивый, добрый и покладистый.

«Зимний» — имеет твердый характер, честен и справедлив в отношениях с другими. Надежный товарищ.

Ион празднует именины:

11 февраля, 11 апреля, 13 апреля, 9 июня, 19 июня, 25 июня, 28 июня, 5 октября, 18 ноября,

Красивые открытки для Иона:

Заходите в наш огромный раздел открыток, чтобы подобрать подходящую открытку для поздравления. У нас есть и открытки на день рождения для Иона и картинки на каждый день, например, доброе утро, картинки спокойной ночи, скучаю по тебе и другие. Вот некоторые из них:

ИОНА

Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Икона из деисусного чина. Сер. XVII в. (ЯИАМЗ)
Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Икона из деисусного чина. Сер. XVII в. (ЯИАМЗ)

Наиболее ранним изображением И. является его надгробная икона из Успенского собора Московского Кремля с образом Божией Матери «Моление о народе», с предстоящими избранными святыми и молящимся народом (1-я треть XVI в., ГММК; Толстая Т. В. К истории иконостаса Петропавловского придела Успенского собора // Филимоновские чт. М., 2004. Вып. 2. С. 84. Ил. 12; Преображенский А. С. Традиции ктиторской иконографии в убранстве Благовещенского собора // ГММК: Мат-лы и исслед. М., 2008. Вып. 19: Царский храм: Благовещенский собор Моск. кремля в истории рус. культуры. С. 47. Ил. 3). На ней святитель представлен как молитвенник за христ. род и покровитель гос-ва, в т. ч. и княжеского дома, поскольку его изображение предшествует фигурам 2 князей. И. изображен в преклонных летах с седой бородой средней длины, облачен в зеленый саккос со светлыми крестами и с красным исподом, на голове архиерейская шапка (древнерус. тип митры).

В ряду рус. святителей и преподобных И. встречается на иконах и в произведениях лицевого шитья. На пелене «Святители Николай Чудотворец, Петр и Алексий Московские, с избранными святыми» (1-я треть XVI в., ГИМ), справа от полуфигур 3 Вселенских святителей, на верхнем поле вышит образ И. в рост (подпись: « ( ) «) в паре со св. Филиппом (Колычевым), митр. Московским. У него окладистая темно-русая борода средней длины, облачен в зеленый саккос с красным исподом и со светлыми крестами, омофор, на голове архиерейская шапка; правой рукой благословляет, в левой держит закрытое Евангелие. По мнению Н. А. Маясовой, стиль лицевого шитья и технология изготовления пелены характерны для предметов, произведенных в великокняжеской мастерской.

После общерус. прославления образ И. встречается на предметах, выполненных лучшими мастерами эпохи царя Иоанна IV Грозного, где он представлен новым покровителем столицы и гос-ва, образцом святительского служения. Развитие иконографии совпадает по времени с созданием в кругу книжников св. Макария, митр. Московского, 3-й редакции Жития И.

Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Фрагмент титульного листа кн. «Иоанн Златоуст. Беседы на 14 посланий ап. Павла». Гравер И. Зубов. М., 1709 (РГБ)
Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Фрагмент титульного листа кн. «Иоанн Златоуст. Беседы на 14 посланий ап. Павла». Гравер И. Зубов. М., 1709 (РГБ)

Образ И. появился на серебряных золоченых дробницах, к-рыми украшались церковные одежды и предметы убранства храма. Такая дробница в форме квадрифолия сохранилась на саккосе, поднесенном царем Иоанном Грозным «в дом пресвятыя богородицы и великих чудотворцев петра, алексея, ионы» в период правления свт. Макария (саккос свт. Макария, 1549, ГММК; Вишневская И. И. Саккосы митр. Макария // Макарьевские чт. Можайск, 2001. Вып. 8: Рус. государи — покровители православия. С. 109-130; Вера и власть. 2007. С. 48-49. Кат. 8). Дробница с образом И. находилась на драгоценном окладе, изготовленном по царскому заказу для чудотворной Великорецкой иконы свт. Николая Чудотворца в 1555-1556 гг. во время пребывания вятской святыни в Москве (не сохр., известна по описаниям XIX в.- см.: Кашминский С., прот. О Великорецкой чудотворной иконе свт. Николая // Вятские ЕВ. 1875. № 10. С. 323; Вознесенский А., Гусев Ф. Житие и чудеса св. Николая Чудотворца, архиеп. Мирликийского, и слава его в России. СПб., 1899. С. 308, 688. Примеч. 258). Фигуры И. и св. Петра, митр. Московского, помещены на правом поле Владимирской (Волоколамской) иконы Божией Матери (ок. 1572, ЦМиАР; Салтыков. 1981. С. 250. Ил. 143; Вера и власть. 2007. С. 134-135. Кат. 53), написанной столичным мастером по заказу Малюты (Григория Лукьяновича) Скуратова-Бельского. Фигура святого повернута вполоборота к среднику, обеими руками он придерживает у груди закрытое Евангелие. И. в светлом узорчатом саккосе, в омофоре с синими крестами, в зеленом подризнике с золотыми зарукавьями, в архиерейской шапке.

Особое почитание И. и создание его изображений на предметах церковной утвари связаны с Успенским собором Московского Кремля. По описям собора, прежде всего по самой ранней сохранившейся — нач. XVII в. (по датировке Т. С. Борисовой, 1609-1611), известны серебряная рака с рельефной фигурой святого, неск. лицевых покровов на его мощи, иконы в алтарях собора (главном и «кадильном», т. е. жертвеннике) с одиночным образом И. и с др. чудотворцами — покровителями Москвы. «Повелением благочестивого царя и великого князя Феодора Ивановича всея Руси, и верою его несумненною, и слезами теплыми зачали делати раки серебряные кованыя, многоценныя великим светильником, столпом Русския земля…» (ПСРЛ. Т. 34. С. 199-200). Так, в 1585-1586 гг. появились драгоценная рака с рельефным изображением И. на крышке и раки для мощей др. рус. святых. Вероятнее всего, замысел создания такого надгробия-реликвария был сформирован еще в царствование Иоанна Грозного; в Житии И. упоминается чудо, происшедшее в 1555-1556 гг., когда некая слепая жена, молившаяся об исцелении у Великорецкой иконы свт. Николая Чудотворца в Успенском соборе, а также у надгробий святителей и у чудотворных икон, была исцелена у мощей «дуновением святого Ионы» (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 2. С. 523; Усачёв. 2007. С. 57). Сохранились боковые стенки раки, обложенные серебром (ГММК); чеканное изображение на крышке известно из соборных описей (Описи. 1876. Стб. 299, 418-419, 611-612). Рельефное изображение И. из серебра было позолочено и украшено по одеждам и венцу драгоценными камнями (яхонтами, изумрудами и лалами). Святой был облачен в «сак» (саккос), омофор, архиерейскую шапку, в руке держал Евангелие. В верхней части крышки, над рельефной фигурой святого в рост, были вычеканены изображения: в центре — Св. Троицы, в углах — Богоматери и св. Иоанна Предтечи. К нач. XVIII в. крышка раки И. была установлена в киоте над надгробием и стала почитаться как икона. Существует деревянный рельеф с образом И., возможно также служивший крышкой его раки (посл. четв. XVII в., ГММК — см.: Соколова И. М. Рус. деревянная скульптура XV-XVIII вв.: Кат. М., 2003. С. 176-179).

Видение св. Василия Блаженного Владимирской иконы Божией Матери и Московских святителей. Клеймо иконы «Богоматерь Владимирская, с чудесами». Сер. XVII в. (ок. 1654?) (ЯИАМЗ)
Видение св. Василия Блаженного Владимирской иконы Божией Матери и Московских святителей. Клеймо иконы «Богоматерь Владимирская, с чудесами». Сер. XVII в. (ок. 1654?) (ЯИАМЗ)

В Успенском соборе Московского Кремля сохранились 5 надгробных лицевых покровов с образом И., выполненных в сер. XVI — нач. XVIII в. (все в ГММК). Как правило, это вклады московских цариц, изготовленные в их мастерских, древнейшие были пожертвованы в собор царицей Анастасией Романовной. Первый покров создан, вероятно, после Собора 1547 г. (по датировке Маясовой, в 1549-1552; согласно надписи, вложен царицей в Успенский собор на празднование памяти И. в 1558 — см.: Маясова. 1995; Она же. 2004. Кат. 18; Вера и власть. 2007. С. 168-169. Кат. 70); другой был вложен в 1551-1553 гг. (Христианские реликвии. 2000. Кат. 66; Маясова. 2004. Кат. 19); существует покров из мастерской царицы Марии Ильиничны 50-60-х гг. XVII в. (Маясова. 2004. Кат. 119). Кроме того, покровы на гробницу И. в Успенском соборе были созданы во 2-й пол. XVII — нач. XVIII в. в крупнейших мастерских: в сольвычегодской А. И. Строгановой (1657; Там же. Кат. 113) и в московской А. П. Бутурлиной (кон. XVII — нач. XVIII в.; Там же. Кат. 155). Выполненные по общей иконографической схеме покровы отличаются техникой исполнения и некоторыми деталями. Так, древнейший покров из мастерской царицы Анастасии Романовны шит разноцветными шелками, надпись: « «. Характерные детали изображения: небольшая архиерейская шапка с короткой опушкой и плотно прилегающей к голове невысокой округлой тульей; на окладе Евангелия Голгофский крест с надписью: » » (на др. покровах — Распятие). Личное и телесное шитье исполнено без разделки (правая рука с двуперстным благословением дана лишь контуром) и притенений. Др. покров царицы Анастасии (1551-1553) отличается более плотными пропорциями фигуры, использованием преимущественно золотного шитья, а также обилием драгоценных камней и жемчуга; надпись: » () «. В обширной вкладной надписи сделан акцент на молении И. о здравии представителей правящей семьи, прежде всего царских «чад». Возможно, почитание И. в царской семье было связано с «молением о чадородии» и с покровительством детям во время болезней. Было известно о заступничестве И. за детей вел. кн. Василия Темного, князей Ивана и Юрия во время феодальной войны, а также чудо с исцелением дочери вел. кн. Василия II. На протяжении XVII в. шитый золотом и серебром покров, вложенный в 1551-1553 гг., упоминается в описи ризницы собора (Описи. 1876. Стб. 346, 418-419).

В XVI-XVII вв. один из покровов, дар царицы Анастасии, вместе с лицевым покровом свт. Петра выносили во время крестных ходов из собора в дни празднования памяти святителей, а также на Пасху, во время Светлой седмицы и в нек-рые двунадесятые праздники (Саенкова. 2004. С. 15-16). В письменных источниках, прежде всего в Служебниках московского Успенского собора, не уточняется, был ли это покров, вложенный в 1551-1553 гг. или в 1558 г. Оба покрова со временем стали воспринимать как святыни, связанные с почитанием И.; к нач. XVIII в. они находились в раке на его мощах (Описи. 1876. Стб. 613-614). Возможно, в этот период на древнейшем покрове И. вклада 1558 г. была сделана прорезь под правой, благословляющей рукой святого, предназначенная для прикладывания молящихся к мощам (Вера и власть. 2007. С. 168).

Создание лицевых покровов на мощи И. стало традицией для царских мастериц XVII в. Покров работы мастерской царицы Марии Ильиничны, знаменованный царскими мастерами, украшен жемчужной обнизью, к-рая тонко обрамляет контуры фигуры и детали облачений, а также эмалевыми запонами. В верхней части помещено изображение Св. Троицы. Надпись: » «. Как и на древнейшем покрове царицы Анастасии Романовны, нимб над головой И. украшен орнаментом, архиерейская шапка имеет округлую форму. Маясова соотносит с этим памятником письменные известия о покрове, который в кон. 1650 г. «знаменил иконник Степан Резанец» (Забелин. 2003. С. 728); в янв. 1652 г. руководительница мастерской боярыня Аксиния Еропкина принимала шелковые нити для «Ионы митрополита на покров» (Там же. С. 686). На основе стилистических особенностей исследовательница считает, что покров И. был окончен уже в 60-х гг. XVII в.

Покров 1657 г. был шит в мастерской А. И. Строгановой «по обещанию» ее сына, Г. Д. Строганова, по возрасту еще младенца, возможно в связи с его выздоровлением. Облик святого на этом покрове традиционен, исключение составляют заостренная форма завершения архиерейской шапки и изображение Распятия на окладе Евангелия. Подобно произведениям царских мастерских, в шитье покрова доминируют золотные и серебряные нити. В подписи И. назван «митрополитом Киевским и всея Руси чудотворцем», а во вкладной надписи — «митрополитом Московским». На покрове из мастерской А. П. Бутурлиной присутствуют детали облачения, свойственные позднему времени: митра с дробницами, наперсная панагия и палица у правого бедра.

Святители Феогност, Иона, Геронтий и св. Василий Блаженный в молении Божией Матери. Створка складня. Иконописец Истома Савин. Кон. XVI — нач. XVII в. (ГТГ)
Святители Феогност, Иона, Геронтий и св. Василий Блаженный в молении Божией Матери. Створка складня. Иконописец Истома Савин. Кон. XVI — нач. XVII в. (ГТГ)

В описях собора упоминается икона И. в жертвеннике («что стоить у горнева местa»), служившая выносным образом в крестных ходах из Успенского собора. Она входила в число образов, прославлявших память Московских митрополитов XIV-XV вв., погребенных в соборе, наряду с иконой святителей Петра, Киприана и Фотия, а также с Владимирской иконой Божией Матери «писма Симана митрополита» (Описи. 1876. Стб. 328). Икона И. была помещена в богатый оклад, от ее убранства сохранилась лицевая пелена с шитой фигурой И. (сер. XVI в., ГММК; Маясова. 2004. Кат. 20). На пелене И. изображен по типу свт. Николая Чудотворца (Зарайского) и по той же схеме, что и московские святители Петр и Алексий на иконах Дионисия: в рост, с поднятыми и разведенными в стороны руками, правой благословляет, левой святитель держит Евангелие на плате. Святительское облачение — саккос с крестами, омофор; архиерейская шапка с шитым на ней херувимом облегает голову плотно, борода без раздвоения на конце. Надпись: » «. Тип лика близок к лику, изображенному на 1-м покрове работы мастерской царицы Анастасии, хотя в целом исследователи отмечают иные пропорции фигуры (Там же. С. 122). В качестве обрамления, так же как на надгробных покровах, использован фрагмент текста тропаря святому (глас 4: «…от юности своея…»). В описях собора упоминается эта «пелена, а на ней вышит образ Ионы чудотворца золотом и серебром по таусинной камке» (Описи. 1876. Стб. 328, 351). К нач. XVIII в. икона и пелена уже названы ветхими (Там же. Стб. 517). Иконы И. небольшого размера, «пядницы», в драгоценных окладах находились в «обеих алтарях» собора (Там же. Стб. 334, 432, 513), т. е. в главном и сев. боковом (жертвеннике), в т. ч. над дверями вместе с образами др. святителей Московских (Там же. Стб. 435). Образ И., видимо в молении Божией Матери, был «наведен чернью» на золотой иконе с красным яхонтом в оглавии, приложенной к древней иконе вмч. Димитрия Солунского в юж. части местного ряда иконостаса (Там же. Стб. 391).

Помимо сохранившихся лицевых покровов и пелен в Успенском соборе по опубликованным письменным источникам известны др. произведения царских мастерских с образом И. В книгах «верхнего относа» (выдача материалов для дворцовых мастерских) под 15 дек. 1616 г. указан «покров Ионы митр., камка куфтерь багрова, около шит тропарь: «ото юности своея» серебром, образ его назнаменан белилы, подкладка холст бел» (Забелин. 2003. С. 634). Вероятно, работа над этим покровом была начата еще до Смуты. Поскольку покров был передан в хоромы царицы-инокини Марфы Ивановны, можно предположить, что окружение молодого царя Михаила Феодоровича по завершении шитья фигуры И. в среднике надеялось на покровительство святого. В 1642 г. мастер Марк знаменил 6 дней на убрусе «по тафте жолтой» деисусную композицию с изображением святителей Петра, Алексия и И., а также свт. Феогноста. Этот шитый приклад предназначался, возможно, для одной из икон дворцовой ц. в честь Рождества Пресв. Богородицы «что на сенях» (Там же. С. 726).

Обретение мощей свт. Ионы, митр. Киевского и всея Руси. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70 е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.232. Л. 34)
Обретение мощей свт. Ионы, митр. Киевского и всея Руси. Миниатюра из Лицевого летописного свода. 70 е гг. XVI в. (РНБ. F.IV.232. Л. 34)

Появление образа «нового чудотворца» И. в произведениях 2-й пол. XVI в. прославляло благодатность Русской Церкви, давшей многочисленных святых и подвижников. В росписях Благовещенского собора Московского Кремля (1547-1551) фигура И. в молении включена в композицию «Поклонение Жертве» в нижнем ярусе центральной алтарной апсиды. Со святителями Филиппом, Петром и Алексием И. изображен в алтарной части Троицкого собора Ипатиевского мон-ря (1685, артель Гурия Никитина). В стенописи собора Успенского мон-ря в Свияжске (сер.- 2-я пол. XVI в.; по датировке А. С. Преображенского, кон. XVI — нач. XVII в.) И. помещен в центральном регистре на сев. стороне сев. столпа, располагающегося в алтарной части здания. Святитель представлен в полном облачении, с поднятой высоко вверх благословляющей рукой.

Житийные иконы И. чрезвычайно редки. Наиболее обширный цикл чудес и деяний показан на иконе письма вологодского иконописца Якова Тарасова (Таранова) (1644, ГИМ), созданной для придела во имя И. ц. во имя Трех святителей в Голенищеве, древней загородной Патриаршей резиденции. Икона пострадала от огня и была отреставрирована до нач. ХХ в. В среднике по традиц. схеме житийных икон святителей, принятой с кон. XV — нач. XVI в., показана фигура И. в рост, в митрополичьем облачении; правой рукой он благословляет, левой держит Евангелие. Средник окружен 20 клеймами с житийными сценами рождения, поставления в сан, погребения. Подробно иллюстрированы деяния и чудеса И.; в 2 клеймах изображены его пострижение в монашество и пророчество об И. свт. Фотия. Сцен поставления в сан 2: в пресвитеры и в епископы Рязани и Мурома. Путешествие в Царьград «поставления ради в митрополиты» напоминает эпизод из Жития свт. Петра. Также представлены сцены деяний и прижизненных чудес И., следующие за текстом Жития И., включенного в Степенную книгу: исцеления дочери вел. кн. Василия Тёмного Анны (3 клейма), боярина Василия Кутузова; предсказание смерти жадному ключнику, «роздателю милостыни», и жене нерасторопного ключаря Успенского собора Максима Мякоты, к-рый поздно передал весть о скорой смерти И. В житийный цикл включен эпизод спасения Москвы от «нашествия агарян» (видимо, посвященный событиям 1451 г.), его композиция даже при плохой сохранности изображения напоминает иллюстрацию акафиста И. Житийный цикл И. мог быть сокращен, как, напр., на иконе «Святители Петр, Алексий, Иона Московские, с клеймами житий» из моленной на Преображенском кладбище (XVII в., ГРМ; см.: Образы и символы старой веры. 2008. С. 132-133. Кат. 114). Житие И. занимает 16 клейм, примыкающих к среднику. По предположению исследователей, происхождение иконы могло быть связано с работой иконописцев Московского Кремля. Набор сюжетов соответствует тексту Степенной книги, выделены чудеса о расслабленном и о Василии Кутузове. Наиболее подробно воспроизведены неск. сцен поставления в сан и обретение мощей.

Изображение И. часто включалось в композиции икон, прославляющих Московских святых. Вероятно, наиболее распространенным был извод с изображением 3 святителей Московских: митрополитов Петра, Алексия и И. О формировании особого почитания этих Московских святителей сразу после прославления И. может свидетельствовать приведенная выше вкладная надпись на саккосе свт. Макария 1549 г. Подобного извода иконы писали уже в сер.- 3-й четв. XVI в.: согласно описи Коломны 1577/78 г., такая икона находилась в киоте в правой части местного ряда иконостаса коломенского Успенского собора (Города Др. Руси XVI в.: Мат-лы писцовых описаний. М., 2002. С. 5). Почитание 3 Московских святителей укоренилось в церковном быту к кон. XVI в.: в 1592 г. в пораженный моровым поветрием Псков была отправлена из Москвы вода с их мощей (Псковская 1-я летопись // Псковские летописи. М.; Л., 1941. Вып. 1. С. 114). В эпоху Смуты покровителями Москвы и рус. воинства считаются именно 3 Московских святителя, в т. ч. И.: им, а также прп. Сергию Радонежскому молились рус. воины под командованием М. В. Скопина-Шуйского перед битвой с гетманом Р. Ружинским у Александровской слободы в нояб. 1609 г. (ПСРЛ. Т. 34. С. 252), что было возможно только при широком распространении икон подобного извода. Икона 3 Московских святителей участвовала 14 марта 1613 г. в крестном ходе в костромской Ипатиевский мон-рь для «умоления» Михаила Феодоровича Романова взойти на царский трон (Сказание Авраамия Палицына / Под ред. Л. в. Черепнина. М.; Л., 1955. С. 233); такая икона показана среди образов во время крестного хода при встрече царя Михаила Феодоровича с матерью инокиней Марфой Ивановной летом 1613 г. в иллюстрациях «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича» 1672-1673 гг. (Рисунки, принадлежащие к Книге об избрании на царство царя Михаила Феодоровича. М., 1856. Рис. 6; Три века: Россия от Смуты до нашего времени: Ист. сб. / Под ред. В. В. Каллаша. М., 1912. С. 225). Подобная икона была в московском Успенском соборе у раки свт. Петра («над гробом чудотворца») в сев. алтаре — «образ, большая пядница, чудотворцев Петра, Алексия и Ионы, обложены серебром, венцы сканные» (Описи. 1876. Стб. 434, 518). На пяднице из ризницы Соловецкого мон-ря (кон. XVI — нач. XVII в., АОКМ) И. представлен в саккосе охряного цвета с зеленофонными кругами в красных обрамлениях, митре, омофор перекинут через левую руку (Наследие Соловецкого мон-ря в музеях Архангельской обл.: Кат. выст. / Сост.: Т. М. Кольцова. М., 2006. Кат. 8. С. 25-26). Три Московских святителя могли сопоставляться с К-польскими святителями, как свидетельствует образ, находившийся в киоте над местной иконой «Хвалите Господа с небес» в левой, северной части местного ряда иконостаса в Успенском соборе Кириллова Белозерского мон-ря («Образы святителие Петр, Алексей, Иона, Василей Великий, Григорей Богослов, Иван Златаустей. У того же образа пелена камка червчата» — Опись строений и имущества. 1998. С. 54). Вероятно, все святители, и Московские и К-польские, были изображены одинаково, без различий в размерах и в расположении фигур, благодаря чему подчеркивались их единство и подобие. Композиция с образами 3 Московских святителей, в т. ч. И., могла использоваться для изображения на обороте запрестольной или выносной иконы, как, напр., на обороте Владимирской иконы Божией Матери из собрания П. П. Шибанова (сер. XVII в., ГИМ). Редкий тип иконы И. вместе со святителями Киприаном и Фотием должен был напоминать о дне обретения их мощей во время 1-й перестройки московского Успенского собора (1472): «…мощи же его вси цели и нерушимы, прияше бо плоть кости его и не двигнушися состави его; а ризы, и амофор и прочаа всех сих триех святитель не истлеша по толицех летех преставления их» (ПСРЛ. Т. 18. С. 238).

Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Рельеф. 4 я четв. XVII в. (ГММК)
Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Рельеф. 4 я четв. XVII в. (ГММК)

Существовали многофигурные иконы с изображением И., как, напр., 3-створчатый складень «Московские чудотворцы в молении Богоматери с Младенцем» письма Истомы Савина, принадлежавший М. Я. Строганову (кон. XVI — нач. XVII в., ГТГ). На его створках представлены святители и юродивые, чьи погребения находятся в кремлевских храмах и мон-рях, молящиеся 3 разным иконам Божией Матери. Коленопреклоненный И. изображен на правой створке, между фигурами простертого ниц митр. Феогноста и митр. Геронтия, склоняющегося к стопам стоящей на облаке Богоматери. И. облачен в узорчатый саккос, омофор, архиерейскую шапку с узорчатой тульей, украшенной «городками». У него короткие седые волосы и заостренная седая борода; рядом надпись: » «. Образы 3 Московских святителей могли быть представлены в молении не только Божией Матери, но и Спасителю, напр. на окладной пяднице из ризницы Соловецкого мон-ря с изображением Спаса Смоленского, ангелов и припадающих святителей Петра, Алексия, И. и мч. Феодора (кон. XVI — нач. XVII в., ГММК; Сохраненные святыни Соловецкого мон-ря: Кат. выст. / Авт.-сост.: И. А. Бобровницкая. М., 2001. Кат. 25): И. облачен в золотистый саккос, омофор и архиерейскую шапку, у него недлинная, окладистая борода. Образ И. сопоставлялся с образами др. рус. святых, напр. на иконе (вклад в обитель), описанной в 1601 г. в придельной церкви Успенского собора Кириллова Белозерского мон-ря над погребением прп. Кирилла (Опись строений и имущества. 1998. С. 89). В подписи И. назван «великим чюдотворцем» и представлен вместе со св. Никитой, еп. Новгородским, с преподобными Зосимой и Савватием Соловецкими и Александром Свирским.

После прославления и перенесения мощей свт. Филиппа (Колычева) в 1652 г. формируется извод 4 Московских святителей-чудотворцев, где образ И. часто является парным образу свт. Филиппа. Этот извод получил широкое распространение и встречался в произведениях церковного искусства разных техник уже с сер. XVII в. В лицевом шитье, напр. на епитрахили из московского Успенского собора с нашитыми более ранними лицевыми фрагментами (кон. XVI в.- апостолы Петр и Павел), где изображены Московские чудотворцы, в т. ч. И. (1700, ГММК; Маясова. 2004. С. 234-235. Кат. 70), И. представлен вполоборота, несущим Евангелие, на нем архиерейская шапка, саккос, омофор; его борода короче обычной длины, внешность схожа с обликом свт. Филиппа. Вместе со свт. Филиппом он изображен на расшитом клобуке, предназначенном для Ионы (Сысоевича), митр. Ростовского и Ярославского; этот клобук был вложен в ростовский Успенский собор Д. А. Строгановым (ГМЗРК; Силкин. 2002. С. 285-289). Как молитвенник за град Москву И. в числе 4 святителей представлен на лицевом фрагменте омофора, вложенного в новгородский Софийский собор, возможно патриархом Никоном (сер. XVII в., НГОМЗ; Игнашина. 2003. С. 66-67. Кат. 40). На иконах, судя по произведениям XVII-XVIII вв., и на прорисях И. обращается в молении к иконному изображению в верхней части композиции, которое несут ангелы, напр. к образу Божией Матери «Знамение» на иконе из Покровского придела ц. во имя прор. Илии в Ярославле мастера Федора Зубова (1660, ЯИАМЗ), к образу Спаса Нерукотворного, как на прориси с иконы XVII в. (Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 346-347), или представлен прямолично (Там же. С. 354-355). Фигура И. в составе молящихся святителей Московских гравирована на золоченом окладе московской работы, выполненном в XVII в. для каменной новгородской иконы с образом арх. Михаила XV в. из собрания П. И. Щукина (ГИМ; 1000-летие рус. худож. культуры. 1988. Кат. 293); И. изображен среди избранных святых на правом поле киота-рамы Владимирской иконы Божией Матери (сер. XVII в., ГВСМЗ; Иконы Владимира и Суздаля. М., 2006. С. 339. Кат. 75). В позднем искусстве встречаются иконы такого же извода, особенно среди работ мастеров, придерживавшихся традиционной манеры, как мстёрские иконописцы И. В. Брягин и В. И. Шитов (1899, ГРМ). Четыре святителя, покровителя Москвы, в т. ч. И., могли изображаться в молении святому (по сторонам центральной фигуры), напр. свт. Иоанну Златоусту, как на прориси с иконы XVII в. из Сийского лицевого подлинника (см.: Маркелов. Святые Др. Руси. Т. 1. С. 356-367), или св. равноап. кн. Владимиру, небесному покровителю адресата иконы, как на иконе, поднесенной кн. В. А. Долгорукому (выполнена О. С. Чириковым, 1890, ГИМ; 1000-летие рус. худож. культуры. 1988. Кат. 207). Образ И., напоминающий по иконографии свт. Николая Чудотворца (Зарайского), наряду с образами др. Московских святителей-чудотворцев помещен на епитрахили, изготовленной монахинями Вознесенского мон-ря в Московском Кремле и предназначенной для мощей сщмч. Ермогена, патриарха Московского и всея Руси (1913-1914, ГММК).

Свт. Иона исцеляет больных. Клеймо гравюры «Московские святители Алексий, Петр, Филипп, Иона». XIX в. (ГИМ)
Свт. Иона исцеляет больных. Клеймо гравюры «Московские святители Алексий, Петр, Филипп, Иона». XIX в. (ГИМ)

Изображение И. в составе 4 Московских святителей включалось в композицию Боголюбской-Московской иконы Божией Матери (XVIII-XIX вв.). В XVII в. на иконе «Похвала Владимирской иконе Богоматери» («Насаждение древа государства Российского») из ц. Cв. Троицы в Никитниках (мастер Симон Ушаков, 1668, ГТГ), к-рая прославляет Московское царство и Церковь, И. изображен в рост, как напоминание об образах пророков, в левой части виноградной лозы в медальоне на желтом фоне, со свитком в левой руке.

Образ И. включен в группу святых XIV в. в стенописи галереи, ведущей в пещерную ц. прп. Иова Почаевского в Почаевской Успенской лавре (живопись в академической манере кон. 60-х — 70-х гг. XIX в. работы иеродиаконов Паисия и Анатолия, поновлена в 70-х гг. XX в.). На рельефе памятника 1000-летию России в Новгородском кремле (1862, скульпторы М. О. Микешин, И. Н. Шредер, архит. В. А. Гартман) И. изображен среди российских просветителей.

Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Покров. 1549–1552 гг. (ГММК)
Свт. Иона, митр. Киевский и всея Руси. Покров. 1549–1552 гг. (ГММК) Ист.: Забелин И. Е. Домашний быт рус. царей и цариц в XVI и XVII ст.: Мат-лы. М., 2003р; Описи моск. Успенского собора XVII в. // РИБ. М., 1876. Т. 3. Стб. 287-811; Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского мон-ря 1601 г. / Сост.: З. В. Дмитриева, М. Н. Шаромазов. СПб., 1998.

Лит.: Успенский А. И. Житие св. Ионы митрополита: (Переводы с иконы 1644 г., писанной Яковом Тарасовым). М., 1905; Салтыков А. А. Музей древнерус. искусства им. Андрея Рублева. Л., 1981; 1000-летие рус. худож. культуры: . М., 1988; Маясова Н. А. Древнейший покров митр. Ионы // ГММК. Мат-лы и исслед. М., 1995. Вып. 10: Древнерус. худож. шитье. С. 26-38; она же. Древнерус. лицевое шитье: Кат. М., 2004; Христианские реликвии. 2000; Силкин А. В. Строгановское лицевое шитье. М., 2002. Ñ . 180, 234, 249, 285-289; Кат. 12, 50, 61, 89. Игнашина Е. В. Древнерус. лицевое и орнаментальное шитье в собр. Новгородского музея: Кат. Вел. Новгород, 2003; Костина И. Д. Произведения моск. серебряников 1-й пол. XVIII в.: Кат. М., 2003; Комашко Н. И., Каткова С. С. Костромская икона XIII-XIX вв.: Свод рус. иконописи. М., 2004; Саенкова Е. М. Чиновники (Типиконы) Успенского собора Моск. Кремля как источник по истории рус. искусства Позднего Средневековья.: АКД. М., 2004. С. 15-16; Вера и власть: Эпоха Ивана Грозного: Кат. выст. М., 2007; Иконы XIII-XVI вв. в собр. ЦМиАР. М., 2007. Кат. 88; Усачёв А. С. Житие митр. Ионы 3-й ред. // ВЦИ. 2007. Вып. 2(6). С. 5-60; Образы и символы старой веры: Памятники старообрядческой культуры из собр. Рус. музея: Кат. СПб., 2008. Кат. 114. С. 132-133.

М. А. Маханько

Значение имени Иона

В этой статье вы найдете сведения о значении имени Иона, его происхождении, истории, узнаете о вариантах толкования имени.

  • Зодиак Ионы — Рыбы
  • Планета — Венера
  • Цвет Иона Иона -морской волны
  • Благоприятное дерево — ива
  • Заветное растение Ионы — кувшинка
  • Покровитель имени Иона — кит
  • Камень-талисман Иона Ионы — жемчуг

Что означает имя Иона: голубь (имя Иона древнееврейского происхождения).

Короткое значение имени Иона: Ионка, Ионя, Оня.

Отчество имени Иона: Ионич, Ионична.

День ангела Ионы: Имя Иона дважды в году отмечает именины:

  • 13 апреля (31 марта) — Преподобный Иона, митрополит Московский, в XV в. ограждал православную веру на западе и юге России от римских католиков.
  • 5 октября (22 сентября) — св. пророк Иона.

Приметы имени Иона: На пророка Иону нельзя есть рыбу — в воспоминание о пребывании его во чреве кита.

Характеристика имени Иона

Характер имени Иона: Иона — глубокий мыслитель и одаренная личность. Значение имени любит труд и предан своей работе. Старается сделать все и очень огорчается при неудачах. Порою несколько эксцентричен, не сразу находит контакт с незнакомыми людьми. Часто мужчина с именем Иона одинок и замкнут, потому что слишком уверен в своей правоте. У Ионы в жизни бывают резкие подъемы и резкие спады чувств, полосы удач чередуются с полосами неудач. Имя Иона способен на отчаянные и смелые поступки. Общение с ним необычайно интересно.

Судьба Ионы в истории

Что означает имя Иона для мужской судьбы?

  1. Иона был избран Богом для проповеди среди ассирийцев и израильтян. В своей длинной, развевающейся одежде, с серебряной бородой и густыми седыми волосами, он одной своей фигурой производил на слушателей огромное впечатление. Неизвестно, по какой причине, но скорее всего в минуту странного помрачения рассудка, он почему-то не внял явственному приказу Бога немедленно отправиться в Ниневию. Вместо того чтобы идти к язычникам и израильтянам, Иона сел на корабль, отправлявшийся в Фарсис. Он чувствовал малодушное желание уйти, скрыться от мира — ему казалось, что его пророческие силы на исходе. Своим поведением он совершил, конечно, огромный грех. И кара не замедлила последовать.