Как бог наказывает?

Финансовый кризис, угроза ядерной войны, терроризм… Мы почти привыкли жить в постоянном страхе и ожидании новой глобальной катастрофы. Кажется, что мирное время уже не наступит никогда, и с каждым днем становится только хуже. «Скоро конец света, — слышится со всех сторон. – Господь наказывает нас за наши грехи». И сразу хочется задать вопрос: а Господь ли? И действительно ли это наказание?

Ведь, на самом деле, все, что касается Бога – Его действий по отношению к сотворенному Им миру и людям – относится лишь к области наших догадок, предположений, интуитивного понимания и веры. Веры в то, что Господь в первую очередь милостив и человеколюбив. И Он вовсе не стремится во что бы то ни стало наказать нас за любой проступок.

«Мне часто приходится слышать, что Господь несправедлив, — говорит священник Павел Коньков, настоятель в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в г.Рязани. – На это я всегда отвечаю: и слава Богу!

Слава Господу за то, что Он несправедлив к нам. Ведь если бы Он поступал «по справедливости», то всех бы нас давно покарал как следует за наши грехи, которые мы часто и не замечаем даже.

Но Господь милостив и милосерден. А все глобальные катаклизмы, которые сейчас происходят с нами – это скорее не «Божья кара», а следствие наших же поступков. Ведь если человек наносит удары по стеклу, оно рано или поздно разобьется. Так и мы с завидным упорством «разбиваем» наш мир, и удивляемся, что с нами начинают происходить какие-то беды. Да, Господь, скорее всего, попускает эти несчастья – для вразумления человечества. Но мы, к сожалению, не хотим видеть своей вины, ведь гораздо проще обвинить в этом Создателя».

Представление о Боге как о Судье, Который посылает наказания за проступки, сохранилось еще с Ветхого Завета. Примеры такой кары в Библии встречаются постоянно – изгнание Адама и Евы из Рая, разрушение Содома и Гоморры и, конечно, Всемирный Потоп, который уничтожил почти всю землю.

Но Новый Завет установил другие взаимоотношения человека и Творца. Христос открыл людям Бога как источника всеобъемлющей Любви и милости. И, даже посылая скорби и испытания, Господь не стремится наказать нас, а лишь исцелить и вразумить.

«Самое близкое сравнение, которое здесь можно подобрать – это сравнение с врачом, — считает священник Павел Коньков. – Врач часто вынужден причинять людям боль, чтобы вылечить тяжелую болезнь. Также и Господь попускает каким-то несчастьям происходить в нашей жизни, зная, что, в конечном счете, они будут способствовать излечению души. Ведь если быть честными, то мы и сами понимаем — мало кто приходит к Богу в радости. Когда все в нашей жизни хорошо, то о Господе мы часто забываем. И, наоборот, – в беде обращаемся к Богу. Но зачем же дожидаться плохого?»

Еще одно рассуждение о Божьем наказание я услышала недавно от своей знакомой. «Я порой очень злюсь на ребенка, — говорила она, — и возникает иногда мысль «а как бы легко жилось без него». Мысль-то сама по себе страшная, нехорошая, и я знаю, что думая так, совершаю грех. И тут же появляется страх – а не захочет ли Господь за эти мысли послать мне наказание и испытать меня». Мы ведь, действительно, часто сами понимаем последствия наших поступков.

Засовывая палец в розетку, стоит ожидать удара током. Так и мы за свои ошибки порой ждем от Бога какой-то кары.

Игумен Паисий (Савосин), насельник Иоанно-Богословского монастыря, прокомментировал эти страхи так: «Ну неужели Господь так мстителен и готов по любому поводу сыграть с нами злую шутку? Вовсе нет! Это бесы могут глумиться над людьми, а Бог любит человека и никогда не совершит заведомое зло по отношению к нему».

Именно об этой Божественной Любви нам нужно помнить, пытаясь предугадать и предотвратить последствия своих действий. Ведь нежелание причинить боль любимому человеку, а вовсе не страх наказания удерживает нас от многих плохих поступков. Эта истина справедлива не только в отношениях между людьми, но и между человеком и Богом.

Светлана Исаева, по материалам газеты «Панорама города»

Бог наказывает человека за грехи болезнью: так ли это

В Евангелии есть довольно много эпизодов, где Христос говорит о важности искренней молитвы и о силе веры. Одно из самых известных изречений, например, содержится в Евангелии от Луки: «И Я скажу вам: просите, и дано будет вам, ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Лк.11:9-10).

Бог не создаёт, не посылает и не требует страданий

В самом деле, христиане верят, что Христос ничего не говорил просто, чтобы сказать. Его слова для верующих в Него – это слова Истины. Однако практически каждый из нас неоднократно задавался вопросом: почему же, несмотря на искренность молитвы, несмотря на веру и острую нужду, часто просящий не получает, по слову Христа? Не получает и самого главного – исцеления, для себя или своих страдающих близких, приходя от этого, порой, в полное отчаяние.

Одно из распространённых, к сожалению, в православии мнений – болезнь посылается Богом человеку в наказание или для страдания, чтобы искупить грехи и исправиться. Такое мнение не просто противоречит христианскому духу любви, искажая сам образ Бога, но и догматически неверно.

Грехи всего человечества раз и навсегда искупил Христос, Своими страданиями и крестной смертью. Человеку, чтобы его грехи были отпущены и прощены, нужно лишь приобщение Христу посредством Евхаристии и твёрдое намерение изменить свою жизнь в соответствии с христианским идеалом, но никак не бессмысленные мучения.

Зло бессмысленно, а страдание – это последствия зла. Богу не нужны страдания человека. И конечно Он, Сам претерпевший страшнейшие душевные и телесные муки, никому их не посылает. Более того, Христос именно с тем и пришёл в мир, чтобы избавить нас от страданий – помочь преодолеть их, выйти из-под их власти.

Современный французский православный богослов, профессор Жан-Клод Ларше в своей книге «Бог не хочет страдания людей» подробно рассматривает вопрос отношения христианства к страданию. В этом труде, конечно, есть много спорных моментов, с которыми можно не соглашаться, однако в нём доступно раскрывается мысль о том, что Бог не создавал страдания, болезни и смерти.

Всё это стало неотъемлемой частью мира в тот момент, когда мир отказался от единства с Богом. В христианском богословии присутствие страдания, греха и смерти в нашей жизни рассматривается как следствие «испорченности» изначального Божественного замысла. И любая болезнь – часть этой всеобщей «язвы», которая, как уже было сказано, не нужна Богу.

Почему не приходит исцеление

Если страдание и болезнь не угодны Богу, почему тогда Он не избавляет от них, не исцеляет? Не слышит? Вопрос тяжёлый и неразрешимый, особенно, когда речь заходит, например, о болезнях детей. Дать однозначный универсальный ответ на него невозможно, но и согласиться с содержащейся в этом вопросе претензией полностью нельзя – это и так, и совсем не так.

Да, Бог не желает и не посылает нам болезни — но Он и не бездействует. И действие Его всегда – любовь. Просто оно не всегда таково, каким, по нашему мнению, должно быть.

Неверно утверждать, что человек грешит и наказывается болезнью — нет. Болезнь – это не наказание, а одно из следствий зла, действующего в мире. Это выбор, который когда-то сделал человек и продолжает делать до сих пор, пренебрежительно и потребительски относясь к жизни – и своей, и чужой, распространяя последствия этого выбора на весь мир.

Зло нелогично, это хаос, когда-то порождённый уходом от Бога. Оно не создаёт, а лишь разрушает. Это выбор свободной воли, в которую Бог вмешаться не может, как это ни странно звучит. Но Он никогда не оставляет человека, тем более, если человек начинает взаимное движение навстречу и не останавливается в своём горе.

Болезнь не всегда можно исцелить физически, хотя Евангелие неоднократно являет нам примеры чудесных исцелений. И, как правило, это исцеления, которые влекли за собой глубокие духовные перемены в человеке.

Христианство утверждает, что нет воли Божией на смерть, на болезнь и на зло. Но есть – на то, чтобы человек вырос в меру своих духовных сил, и как ни странно это звучит для нас — был счастлив и смог делать счастливыми других.

Личные признания и истории таких людей, как художник Вреж Киракосян, или писатель Ник Вуйчич, наверное, отчасти способны пролить свет на эту непростую проблему, и стать живым свидетельством для отчаявшихся.

Есть вещи, особенно, в вопросах веры, которые трудно перевести в точные формулировки. Но в жизни есть удивительные примеры, после знакомства с которыми какие-либо слова, вероятно, не очень и нужны.

Протоиерей Алексий Уминский: «За что посылается одиночество»?

Мы продолжаем публиковать ответы авторитетных священнослужителей на вопрос Елены из Петербурга, который взволновал очень многих читателей «Правмира». Напомним, что женщина просила помочь ей найти способ смириться с крестом одиночества.

Отвечает протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва):

протоиерей Алексий Уминский

– Человек может задавать один и тот же вопрос: «Почему со мной так происходит?» в совершенно разных, диаметрально противоположных случаях. Одно дело – какие-то бытовые, текущие неприятности, досада на себя, на неумение справляться с элементарными вещами. Другое – глобальные, серьезные, экзистенциальные вопросы, такие, как одиночество, потеря близкого.

То есть одно дело, когда каблук сломался, когда женщина спешила на встречу с боссом, в итоге – опоздала и лишилась великолепной вакансии. Тогда тоже задается вопрос: «Почему со мной так случилось?» На него отвечать бессмысленно и глупо, потому что… бессмысленно и глупо. Но нельзя пройти мимо серьезных вопросов, таких, как вопрос Елены, которая очень хочет иметь семью, стремится к браку, сохранила целомудрие, живет среди хороших и добрых людей и которая не обделена, в общем, ничем, по сравнению с другими. Но что-то не клеится. Что с ней не так и почему? Как она должна принять в себе эту волю Божью? Является ли это вообще волей Божьей?

Здесь появляется еще один вопрос – есть ли вообще воля Божья на страдания, на одиночество, на что-то другое, приносящее человеку боль? И это кардинальный вопрос.

Я не думаю, что воля Божья такова, чтобы люди страдали. Нет воли Божьей на то, чтобы маленькие дети умирали от страшных болезней. Нет воли Божьей на то, чтобы люди оставались одиноки и мучились от этого, потому что, Сам Господь сказал: «Нехорошо быть человеку одному» (Быт. 2:18)

Нет воли Божьей на то, чтобы люди были инвалидами. Нет воли Божьей на то, чтобы люди были несчастными, чтобы люди рождались в неполноценных семьях. И чтобы дети страдали, потому что их родители не любят.

Так что нельзя ставить вопрос «Как принять волю Божью»? Если так вопрос будет ставиться, то тогда не стоит удивляться, когда нас будут спрашивать люди со стороны: «Почему у вас такая странная вера?».

Если мы допускаем, что есть воля Божья на какие-то негативные, трагические явления, мы так должны и отвечать: «Все происходит, потому, что на это есть воля Божья». И насколько кощунственно это прозвучит, что есть воля Божья на смерть младенцев, на раковые заболевания, на жестокие убийства невинных людей, на войны, на ложь, на обман, на предательство, на измену, на преступления. Разве может быть на это воля Божья?!

Изменить картину мира…

Вспомним евангельскую историю об исцелении слепого, про которого ученики спросили Господа: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?». Иисус ответил: «не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин. 9: 1-3).

Господь приходит, чтобы его исцелить. Но Господь приходит не для того, чтобы исцелить одного конкретного слепого и не для того, чтобы исцелить всех слепых на свете. А для того, чтобы изменить картину мира. Чтобы вообще слепота, глухота, немота и все другое перестали быть законом, нормой этого мира.

Господь берет на себя грехи этого мира на Кресте, искупает этот мир Своей собственной кровью, воскресает и дает этому миру Вечную Жизнь, где нет ни болезней, ни печали, ни воздыхания, а только великое блаженство пребывания человека в полноте, красоте, счастье и любви.

Люди не перестали после Воскресения Христова рождаться с болезнями, они не перестали враждовать, убивать друг друга. Но люди могут перестать этим заниматься, если станут наконец-то христианами. И вообще, когда люди становятся христианами (по-настоящему, не номинально), меняется жизнь.

Может быть, не меняется их внешняя оболочка, люди не перестают быть людьми со всеми последствиями человеческой жизни. Но человек, который по-настоящему соединен с Богом, меняется сильно. Он перестает внутренне быть слепым, глухим, немым, потому что – оживает. Хотя физическая жизнь остается прежней. Может быть, тяжести этой жизни физически для христиан усугубляются. А внутренне христианин со дня на день обновляется. Как говорит апостол Павел, – если ветхий ветшает, то внутренне он обновляется.

Больше вопросов не будет

Когда человек оказался в непростой ситуации, или когда с ним произошло нечто экстраординарное, и при этом в своей жизни он сумел ощутить присутствие Божье, почувствовать, что Бог с ним, рядом, он вопросов Богу больше не задает. Не спрашивает, почему это с ним произошло.

Так получилось, что в последние несколько лет мне приходится часто общаться с детишками, больными раком в тяжелой стадии. Многие за это время уже отошли к Богу.

Я говорю с ними о Царствии Небесном, о том, чувствуют ли они присутствие Бога в своей жизни. И для меня всегда какое-то чудо, открытие, когда я от этих, совсем еще маленьких, но самых настоящих христиан слышу, что они это присутствие Божье ощущают очень ярко, очень близко. Когда они оказываются способны, например, в ситуациях, когда им приходится терпеть страшные боли, бороться и стараться не показать этих болей своим родителям. И главное, что эти дети (это не будет открытием тайны личной исповеди), каются на исповеди в том, что у них не хватает сил терпеть боль и родители, видя их страдания, страдают сами. Мне понятно, что они с Богом очень близки.

Конечно, ситуации бывают разные. Есть дети, которым 16-17 лет, они находятся в очень сильной депрессии от происходящего. Они не могут до конца многого принять, но стараются. Стараются, понимая, что час смерти близок. Стараются и их родители.

Недавно я говорю одной матери: «Крепитесь» А она мне отвечает с улыбкой: «Да что вы, я давным-давно все приняла». И виден такой мир, покой в ее душе от того, что для нее Бог – рядом. Притом, что у нее – трагедия, на ребенка, в его стадии болезни просто страшно смотреть постороннему.

Если человек не врач, не священник, не родитель, тяжело находиться рядом больше нескольких минут, видя такое страдание маленького человека.

Есть на это страдание воля Божья?

Нет.

Можно ли принять это как волю Божью?

Нет.

Можно ли принять Бога в свою жизнь?

Да.

Как это сделать?

Не знаю.

Как это делают эти люди?

Не могу сказать.

Нет у меня метода, волшебной формулы, готового рецепта.

Очень важно, если человек окажется способным в ситуации скорби, непонимания Бога, в ситуации, когда жизнь кажется ему совершенно бессмысленной и бесполезной подумать: «Как мне с Богом поближе познакомиться, как мне Бога принять, как мне получить от Него этот Свет, чтобы он, просветив, снял с меня этот вопрос». Потому что этот вопрос нельзя решать. На него нет ответа. И если его задавать постоянно, ответа все равно не будет, но будет постоянное состояние уныния, душераздирающего состояния безответности. Но можно снять этот вопрос из своей жизни.

Мир, в котором мы живем, он весь искажен, он весь как минное поле, как поле битвы. Где тут можно найти что-нибудь такое, какой-нибудь оазис, где можно спокойно пересидеть до Страшного суда? Да нет такого места на Земле.

И здесь для меня очень важны слова Кьеркегора о том, что если человек относится к Богу как к Силе, как к Разуму, как к Чуду такому, на Которое все время ориентироваться, то человеку как-то надо все время стараться Бога понимать: почему так, почему эдак происходит. Чтобы не ошибиться перед таким Могущественным, Разумным, Сверхсправедливым и таким Правильным Богом. Но если «Бог – есть Любовь» (1Ин. 4:16), то совсем не страшно Его не понимать. Просто надо научиться эту Любовь чувствовать, суметь к этой Любви приблизиться, чтобы она по-настоящему глубоко коснулась человеческого сердца. Потому, что если она коснется сердца, то, во-первых, человек тогда к Евангелию начинает по-другому относиться, к жизни своей религиозной, к самому себе. И, конечно, он к Богу начинает по-другому относиться.

А дальше Кьеркегор говорит, что если Бог не есть Любовь всегда, везде и во всем, то тогда вообще нет никакого Бога.

Так что человеку надо решиться и принять Бога в свое сердце.

Фольклорное

Мысль, что Бог посылает какие-то испытания тому, кого Он больше любит – это такой фольклор, вроде присказок-частушек. Вроде того, что нет креста не по силам, Бог посылает нам лишь испытания по силам.

Простите меня, Евангелие – это что, по силам?!

Как мы можем говорить такую чушь, что крест не бывает непосильным?

Да, крест всегда непосилен. Не бывает посильного креста.

А вот эти слова: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8: 34) – это по силам?

По силам человеку слышать такие слова?

Он что-то может сам, не впустив Бога в свою жизнь?

Если да, тогда, наверное, есть какое-то другое «евангелие», которое всем по силам. Существует такое адаптированное в умах человеческих «евангелие», где христианство и национальные идеи – это примерно одно и то же; где наши народные традиции и вообще традиции веков и жизнь во Христе – это одно и то же. Да, если такое «евангелие», то оно вполне по силам. «Евангелие» традиций, «евангелие» уставов, «евангелие» имперско-державного сознания, «евангелие» чего угодно. Только Христос в Своем Евангелии ни о традициях, ни о национальных идеях ничего не говорил.

Когда все правильно

Нередко человек думает: «Я все делаю правильно, почему же в итоге так со мной происходит?»

Но наша жизнь не зависит от того, что мы делаем правильно или что мы делаем неправильно.

Конечно, приятно читать Ветхий Завет, где написано, что если вы будете поступать так-то, так-то, то у вас все будет в порядке, а если преступите заповеди, то будет очень плохо.

Да, в категориях Ветхозаветной справедливости подобное установление, так сказать, правил дорожного движения, конечно, работает. Пойдешь налево – это потеряешь, пойдешь направо – потеряешь то. Иди лучше прямо. Тяжело, но, по крайней мере, правильно. «Смотрите, поступайте так, как повелел вам Господь Бог ваш; не уклоняйтесь ни направо, ни налево; ходите по тому пути, по которому повелел вам Господь Бог ваш, дабы вы были живы, и хорошо было вам, и прожили много времени на той земле, которую получите во владение» (Второзаконие 5:32-33).

Но что такого плохого и неправильного сделали апостолы, что каждого из них казнили с жуткими, страшными пытками, что их в течение всей апостольской жизни непрестанно, побивали камнями, унижали и сажали в тюрьмы, гнали? Почему у них не было нормальной семейной жизни? Почему у них не было хорошей квартиры, дачи в доступности от центра Москвы, хорошей машины, работы, зарплаты, пенсии и уважения населения?

Повторяю, что они сделали неправильно? Кто сумеет ответить на этот вопрос, наверное, ответит, что правильно или не правильно делает он сам.

Что же касается главного вопроса, который мы обсуждаем: «Почему это случается в моей жизни?» – повторяю, на него нет ответа.

Есть только одна возможность – этот вопрос снять с повестки дня. Снять его можно только тогда, когда человек очень близок с Богом.

Православный ответ на 6 аргументов сторонников лжеучения «Бог никого не наказывает»

Антон Дулевич

  • 1. «Человек сам себя наказывает»
  • 2. «В Боге нет страсти, поэтому Он не может гневаться»
  • 3. «Бог есть любовь, поэтому он не может наказывать»
  • 4. «Наказания были в Ветхом Завете, там Бог воспитывал непокорных, а в Новом Завете не так: Бог никого не осуждает»
  • 5. «О наказании Божием в Библии говорится только лишь для того, чтобы запугать человека, для его исправления»
  • 6. «Бог любит всех одинаково»
  • Заключение

1. «Человек сам себя наказывает»

Ответ: Безусловно, бывает, что человек сам себя наказывает. Например, если не послушав родителей, ребёнок засунул пальцы в розетку. Но если ребёнок хулиганил, а отец его за это побил ремнём, то, это уже родительское наказание. Святитель Иоанн Златоуст осуждает лжеучение о том, что Бог якобы не наказывает: «Скажите же мне вы, выставляющие Бога обманщиком, кто во дни Ноя излил волны на всю вселенную, произвел то ужасное кораблекрушение и устроил гибель всего нашего рода? Кто ниспослал те молнии и громы на землю Содомскую?» «Как, скажи мне, ты не страшишься, произнося такую дерзость и утверждая, что “Бог человеколюбив и не наказывает?” (20). Действительно, огненный дождь, превративший в пепел Содом и Гоморру, не является самонаказанием. Цунами, бедствия и катаклизмы – действия руки Божией. Защитники модернистского учения утверждают, что подобное было лишь в Ветхом Завете, но кто скажет, что стихийные бедствия и катастрофы происходят сами по себе? Неужели периодические ураганы, цунами и «Фукусимы» в странах, где царствует идолопоклонство – это лишь случайности? Новозаветный святой, преподобный Феодосий Печерский утверждает: «Если какая-либо страна согрешает, Бог наказывает ее смертью, или голодом, или нашествием иноплеменников, или бездождием и другими различными казнями» (2). Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл в одной из проповедей указал причины трагедии Руси в начале ХХ века: «Вся наша историческая трагедия не может быть отлучена от Промысла Божия. То было Божие наказание народу нашему – и взорванные храмы, и сокрушенные кресты были видимым знаком этого наказания» (8).

2. «В Боге нет страсти, поэтому Он не может гневаться»

Ответ: Безусловно, страсти в Боге нет. Православное учение никогда не понимало гнев и ярость Бога антропоморфно. Для искажающих Божественное Откровение святой Златоуст уточняет: «Гневается Бог не страстью, но возмездием и наказанием» (3); «…чтобы ты, услышав о гневе, не признал его действием страсти, апостол прибавил: «праведного Суда Божия» (4). Бог Всеправеден. Отрицающие праведность Бога попадают под анафеманствование Церкви (см. второй анафематизм чина, читаемого в Неделю Торжества Православия). Бог наказывает и гневается бесстрастно, праведным гневом отторгая зло. По слову святого Августина Блаженного, «гнев Божий не есть волнение Духа Божия, но Суд, которым налагается наказание за грех» (1). Св. Иоанн Кассиан Римлянин пишет о необходимости различения в сравнении гнева человеческого от Божиего: «Так, когда читаем о гневе или ярости Божией, то должны понимать не человекообразно, т.е. по подобию человеческого возмущения, а достойно Бога, который чужд всякого возмущения» (5).

3. «Бог есть любовь, поэтому он не может наказывать»

Ответ: Любовь не отменяет справедливости. Кто дал право превратно толковать прямые слова Господа: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Откр.3:19)? Да, праведников Бог наказывает по любви: «Благочестивым Бог посылает наказание от любви, а не от гнева… …И здесь правда Божия показывается, которая малых грехов не оставляет без наказания, хотя с милостью и человеколюбием соединена» (18). Но вот с беззаконниками Господь поступает иначе. Тот же святой продолжает: «На нечестивых изливает гнев ярости Своей, и истребит память их на земле, и, лишая временной жизни, лишает и вечной. Такое наказание постигло содомлян, при Ное живших, фараона и прочих». Очень актуальным оказывается и поучение святого Иринея Лионского, жившего в III веке. Великий православный апологет отвечает лжеучителям, проповедующим, что Бог — только Любовь: «…чтобы устранить от Отца власть карать и судить, почитая ее недостойною Бога, и думая, что они придумали Бога без гнева и благого, (еретики) говорили, что один судит, а другой спасает, неразумно отнимая у того и другого разум и правосудие. Ибо если судящий (Бог) вместе с сим не благ для того, чтобы оказывать милость тем, кому должно, а осуждать тех, кого следует, то он окажется несправедливым и немудрым судиею» (6).

Слово Божие наставляет родителей наказывать своих чад для их вразумления: «Не оставляй юноши без наказания: если ты накажешь его розгою, он не умрёт; ты накажешь его розгою и спасёшь душу его от преисподней» (Притч.23:13). Здесь мы видим, что наказание является научением, следствием любви и неравнодушия. Поэтому любовь и наказание совместимы друг с другом. «Просвещаемые законом Божиим, мы научимся, что Бог, при неограниченной милости, и правосуден совершенно, что Он непременно воздаст за греховную жизнь соответствующим наказанием» (19).

Если следовать абсурдной логике гуманистов, то, если мы увидим, как избивают беззащитного младенца, то нам не стоит надеяться на вмешательство Бога, ведь «Он только Любовь», и наказывать злодея не будет. А поскольку, мы должны Господу подражать, то тогда должны просто пройти мимо, не обращая внимания на зло… Именно такой равнодушной псевдолюбви учат модернисты. Но Бог ненавидит зло. «Никто из вас да не мыслит в сердце своем зла против ближнего своего, и ложной клятвы не любите, ибо все это Я ненавижу, говорит Господь» (Зах.8:17). Бог не какое-то далёкое равнодушное существо, а Личность, Любящий нас Отец, защищающий слабых и бесстрастно мстящий тем, кто обижает беззащитных. «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу . Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим.12:18).

4. «Наказания были в Ветхом Завете, там Бог воспитывал непокорных, а в Новом Завете не так: Бог никого не осуждает»

Ответ: 1. Тексты Нового Завета свидетельствуют об обратном: Мф.10:28.»И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне». Блж. Феофилакт толкуя эти строки, уточняет, что не человек себя наказывает, а Господь: «Бог, ввергая в геенну, казнит обоих: и душу и тело» (13). Св.прав. Иоанн Кронштадский называет Бога могущим спасти и «погубить нас» (11). (Ин.3:36) «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем». Ин. 2:15. Придя в Иерусалимский храм, Христос «…сделав бич из верёвок, выгнал из храма всех, также и овец и волов, и деньги у меновщиков рассыпал, а столы опрокинул». (Мк.3:1-5). «И, воззрев на них с гневом» Господь обратился к человеку с иссохшей рукой.

Это ли не проявление праведного гнева Богочеловека, смиренного перед волей Бога Отца? Святой Златоуст осуждает мнение о том, что Ветхий Завет был более жестоким: «Итак, ни ветхозаветные заповеди не были жестоки, ни новозаветные не обременительны и не тягостны; но и те и другие показывают одинаковую попечительность и любовь» (7).

Но и тут сторонники модернизма говорят, что данные цитаты нельзя понимать буквально. Но, Церковь запрещает самовольно толковать Священные тексты. 19 правило Шестого Вселенского Собора наставляет понимать Библию так, как учили святые, а не так, как хочется, и не как удобно.

2. В православном Катехизисе исповедуется вера в Бога Неизменяемого: «Апостол Иаков пишет, что у Отца светов несть пременения (нет изменения), или преложения стень (или тени перемены) (Иак.1,17)» (12). И слова ярости к израильскому народу «Итак изолью на них негодование Мое, огнем ярости Моей истреблю их, поведение их обращу им на голову, говорит Господь Бог» (Иез.22:31) являются вполне современным обращением, ведь и Бог не изменился, да и сказать, что сейчас беззаконий происходит меньше, будет неправильным. Господь может изменить свою волю (пример — покаяние и прощение Ниневитян) если народ покается, но, никогда не изменится и не останется без Своей Праведности. Меняться можем мы, так как находимся во времени и потому подлежим переменам. Поэтому и в Новом Завете Неизменяемый Бог карает: «Наказание за грех и мир совести после раскаяния в нем доказывают наглядно, что един есть Судия, Жизнодавец и Бог наш, могущий спасти и погубить нас, давший нам жизнь и законы жизни и карающий за нарушение их, — и что Он неизменяем» (Св.прав.Иоанн Кронштадский) (11).

5. «О наказании Божием в Библии говорится только лишь для того,
чтобы запугать человека, для его исправления»

Ответ: Подобного рода заявление выставляет Бога лжецом. Получается, что Он угрожает, а своих слов не выполняет. Мы верим в Истинного Бога, в Единственного, в Коем нет ни тени лжи и лукавства. «Слышал я, как некоторые грехолюбцы говорят, что для острастки людям угрожал Бог геенной, так как будто бы невозможно, чтобы Он, будучи милосердым, наказал кого-нибудь, в особенности того, кто Его не знает. Скажите же мне вы, выставляющие Бога обманщиком, кто во дни Ноя излил волны на всю вселенную, произвел то ужасное кораблекрушение и устроил гибель всего нашего рода?» — справедливо возмущается святой учитель Церкви Златоуст.

6. «Бог любит всех одинаково»

Ответ: Библия показывает обратное: «Очи Господни на праведников, и уши Его — к воплю их. Но лице Господне против делающих зло, чтобы истребить с земли память о них» (Пс.33:16-17). Да и слова пятого псалма говорят о неодинаковом отношении Бога к разным людям: «Ты ненавидишь всех, делающих беззаконие» (ст.6). Конечно, Бог помогает и мусульманам и язычникам, чтобы те в День Суда не упрекнули бы Творца в том, что, Солнце светило лишь христианам. Преп. Амвросий Оптинский: «Всем здраво рассуждающим известно, что дух христианский и вместе дух Христов заключается в соблюдении заповедей Христовых. А брат ваш измыслил какой-то иной дух христианский. Да как же это может быть дух христианский без Христа, и без соблюдения учения Христова? Это какой-то дух самоизмышленный и, так сказать, самодельный, и никак не достоин называться христианским именем, потому что думает любить всех безразлично, как христиан, так равно и турок и язычников. Христос же Господь в учении Своем положил в этом различие, говоря во Евангелии: аще кто преслушает Церковь, буди тебе якоже язычник и мытарь (см.: Мф. 18, 17). Да и Сам Всеблагий Господь праведных любит, а грешных только милует. И истинные христиане, подражая Господу, так же поступают: оказывая милость и снисхождение всем безразлично, являют полную любовь только правоверующим» (16).
Для всех Бог творит милости, но благословение Божие пребывает на Его народе (которым является Церковь Православная): «Господне есть спасение, и на людех Твоих благословение Твое» (Пс.3:9). На тех, кто вне Церкви пребывает наказание Божие. Причём, не за то, что они некрещеные, а за их злые дела. Об этом подробно повествуется в первой главе Павлова послания к Римлянам. О неоднотонности Божией любви говорят и следующие строки: «Как и написано: Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел (Мал.1:2-3). Что же скажем? Неужели неправда у Бога? Никак». (Рим.9:13).

Если даже среди учеников у Христа был особенно возлюбленный (Ин.13:23;19:26;20:2;21:7,20), то что и говорить о тех, которые укоренились во зле? Неужели они претендуют на ту же любовь, что Иисус оказывал Своей Матери и Иоанну Богослову? Тогда и уточнения об апостоле Иоанне — «которого любил Иисус», становятся бессмысленными вставками в Евангелие, но Бог учит, что «все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2Тим.3:16). Если бы Бог любил всех одинаково, то, и наказание было равное. Но, мы уже приводили слова святителя Тихона о том, что существует два разных вида наказания – для праведников и для нечестивцев. Подчёркивает это и святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Скажите, разве все наказания, которые терпят люди от людей, одинаковы? Нет, не одинаковы .Когда отец с любовью наказывает своего сына, то это делает он для того, чтобы исправить его, для того, чтобы был он чистым, добрым и святым. А когда власть имущие наказывают тяжких преступников, осужденных на тюремное заключение и даже на смертную казнь, то это совсем другое: здесь уже не преследуются цели исправления, а только наказания, потому что заслужившие эти страшные кары признаны неисправимыми» (10).

Сторонники лжеучения о том, что «Бог не наказывает» делают подборки святых отцов на данную тематику, но вставляют порой лишь те слова, где говорится о наказании праведников, упорно «не замечая» наставлений о святых о гневе Божием на нечестивцев. Искажение учения о Боге привело к тому, что некоторые богословы, вопреки слову Божию и учению Вселенской Православной Церкви, выдумали, что вечных мучений, о которых прямо говорил Христос, не будет… И всё это прикрывается слово «любовь». Но любовь «Любовь… не радуется неправде, а сорадуется истине» (1Кор.13:8.6). То, что выдумано собственными чувствами или взято из головы, но противоречит Священному Писанию и Преданию, то к любви никакого отношения не имеет, ибо искажать учение Бога, имя Которого Любовь – величайшее преступление. Святитель Феофан отвечает на подобное «сердоболие»: «Страсть как хочется нам казаться милосерднее Самого Господа! Но и эта выдумка несостоятельна: ибо ад не есть место очищения, а место казни, мучащей, не очищая» (14).

В догматическом учебнике протоиерея Николая Малиновского сказано, что подобное лжеучение появилось давно: «Против правосудия Божия с давних времен указывается на торжество нравственного зла в лице благоденствующих грешников, при унижении добродетели в лице страждущих и гонимых праведников…». И в разделе «Правда Божия» он подробно отвечает на недоумения противников неискаженного православного учения. (Подробнее: Правда Божия; Святые о наказании Божием (подборка цитат)).

Конечно, очень удобно верить в выдуманного Б(б)ога, который не накажет за беззакония и не любящих его насильно затащит в Рай. Только это не Тот Бог, Который являлся на Синае Моисею, не Тот, Который не пожалел Сына Своего Единородного, чтобы избавить нас от проклятия и смерти, Не Тот Бог, Который в конце времен сядет на белом престоле, чтобы воздать каждому по делам его.

© Антон Дулевич

Литература

1. Блж .Августин,»О Граде Божием», кн. 15, гл. 25, источник: О Граде Божием. — Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000, с.762

2. Прп. Феодосий Печерский. «Поучение о казнях Божиих»

3. Свт. Иоанн Златоуст (Беседа, когда Евтропий, найденный вне церкви, был схвачен).

4. Свт. Иоанн Златоуст. На Послание Св. Ап. Павла к Римлянам, беседа 5, п. 2.

6. Свмщ. Ириней Лионский. «Пять книг против ересей»

7. Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Мф. 5:22

8. Сайт «Україна Православна», 01.09.2010 archive, Вестник №108

9. Свт. Игнатий Брянчанинов. Поучения в неделю о расслабленном. О наказаниях Божиих.

10. Свт. Лука (Войно-Ясенецкий). «О НАКАЗАНИЯХ БОЖИИХ».Проповеди. Том 3

11. Св. прав. Иоанн Кронштадский. Моя жизнь во Христе.

12. Митрополит Московский Филарет Московский. Катехизис.

13. Блаженный Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея

14. Свт. Феофан. Наставления в духовной жизни

15. Свт. Василий Великий. Творения, Ч. 5. О подвижничестве / О Суде Божием.

Некот. цитаты из Св. Писания приведены по Синодальному переводу)

17. Свт. Феофан.Толкование на Послание Св. апостола Павла к Римлянам, 1:18.

18. Свт. Тихон Задонский. Письма келейные.

19. Свт. Игнатий Брянчанинов. Аскетическая проповедь.

20. Свт. Иоанн Златоуст. Слово 25-е. О будущем Суде

Источник: Аналитический портал «Православный взгляд»

***

Примечание редактора «Азбуки веры»

Представленная статья А. Дулевича “Православный ответ на 6 аргументов сторонников лжеучения «Бог никого не наказывает»” поднимает актуальный вопрос. Затронутая в ней проблематика наказывающего Бога не всегда понимается верно даже известными православными богословами. Главная мысль обозначенной в заглавии темы в общем проводится автором правильно. А. Дулевич раскрывает этот вопрос в духе ортодоксальных отцов: Бог и действительно наказывает за преступления; Страшный Суд будет осуществлен так, как об этом сообщает Писание (а не упоминаемые в его статье модернисты).

Всё же необходимо заметить: содержание работы было бы доступнее для безошибочного осмысления, если бы значение использованного И. Дулевичем понятия «ненависть в отношении беззаконников» было раскрыто более подробно. Наказание Божье, как в отношении праведников, так и в отношении грешников, следует связывать не только с Божественной благостью и справедливостью, о чём упоминается в статье, но и с Божественной педагогикой. И эта педагогика не исключает Божественной любви даже применительно к беззаконникам. Другое дело, что формы проявления Божественной любви действительно различны в отношении первых и вторых, как, собственно, различны и формы её восприятия первыми и вторыми. В этом смысле можно согласиться с автором, когда он утверждает: «Да, праведников Бог наказывает по любви… Но вот с беззаконниками Господь поступает иначе».

Может ли Бог наказывать?

Может ли Бог наказывать? Может ли Бог мстить? Может ли Он помнить зло? Многие уверены, что может. Ведь в Библии есть много мест, где мы видим следы «гнева» Божьего: сожженные города, где торжествовал модный ныне в Европе грех, – Содом и Гоморра; поглощение разверстой землей самозваных конкурентов Моисея – Корея, Дафана и Авирона. Примеров несть числа – вплоть до бичевания Христом торговцев в храме.

Протоиерей Константин Камышанов

С другой стороны, одна из ипостасей Бога – Дух, который есть Любовь. О ней сказал апостол Павел: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

И другой апостол написал: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине».

Как же можно это совместить? Единственным способом. Воспоминанием дней творения мира и пониманием свободы, данной человеку при сотворении мира.

Бог создал Адама подобным себе. Главный отпечаток Божьего перстня в воске нашей души – благость и свобода. Богу не нужны оловянные солдатики, которые бы Он – как игрок – передвигал по шахматной доске. Ему нужны живые и свободные личности.

Свобода имеет выбор – любить Бога или не любить, а иначе она не была бы свободой. Человек волен идти в селения райские или, наоборот, добровольно удалиться во тьму внешнюю.

Греша, человек приходит в область, населенную дьяволами. В некий Мордор, где все гремит, взрывается, приносит смрад и боль. И Бог не может, не повредив глубинной конструкции человека, насильно выдернуть его из ужаса, в который он сам себя затащил. Нельзя спасти того, кто прячет руки за спину. Кто хочет упасть, все равно упадет, как его не держи. И если удерживать, то еще будет злиться.

Таким образом, во вселенной существуют некоторые комнаты ужаса, куда человек приходит сам. Это не гнев Божий, а наша глупость казнит нас вдали от Бога. Это наша злость, а не жестокость Бога, бросает нас в объятия беспощадных разрушителей – духов злобы. И мы по своей слепоте и жестокости свои свойства зла приписываем Богу.

Человек сам несет ответственность за свой выбор, за то, что будет написано на страницах Страшного Суда в томе, посвященном его жизни. Страницы своей хартии мы пишем сами, сию секунду, под вежливым взором переживающего за нас Христа. Гнев – это вещь, совершенно не приложимая к Богу.

Когда не было Христа и апостола Павла, не было и слов о Любви, то люди справедливо решили, что Бог – это некто вроде Небесного Царя и Судьи. Этому Судье зачем-то потребовалось создать мир. В нем Он утвердил правила. Благо – следование Его Закону. Грех – преступление перед Законом, беззаконие. Преступление предполагает наказание. Все как у людей: Царь, суд, тюрьма или санаторий.

Но у Бога все не как у людей. Он благ. Он пребывает в абсолютном покое. То, что мы подразумеваем под Его «гневом», – наша извращенная проекция Его заботы. «Гнев Божий» – это Промысл, криво отраженный в нашей душе.

Безобразничает человек – Господь лишает его силы к греху. Безумствует и приносит горе – связывает, как больного в клинике. Не потому что строг и зол, а потому что желает спасения безумцу.

Читаем в Евангелии о больном:

И вот принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И Иисус, видя веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои.

Отметим три важных момента, которые не уловили фарисеи.

Во-первых, его принесли к Богу. Бывает, Бог Сам пытается привлечь к себе загулявшего сына. А тут Его работу сделали люди. Значит, любовь где-то теплилась рядом с больным, и он мог ей научиться. Это частично приклонило внимание Христа к этой компании среди моря народа.

Второе – «видя веру их». Мы тоже водим своих немощных родственников по больницам, имея на руках полис или деньги. А эти пришли и без страховки, и без денег. На что они надеялись? На чудо! Ничего себе. Так вот быть уверенным, что если подергать Бога за край ризы, то вот тебе Он и даст. Для того чтобы потребовать чуда, нужно иметь абсолютную уверенность в Его любви. Нужно знать Бога. А в этом и есть вера. Ведь не делами закона они пришли покупать здоровье товарищу.

Этим поступком друзья больного исповедали новое, сказать точнее, забытое качество Бога – благость и любовь. И свидетельство было публичным, что в данном случае тоже было важно.

И, в-третьих, Христос, зафиксировав первые два момента, учит больного: «Делай точно так же, как твои друзья: люби ближнего и знай, что Бог благ. Бог называет тебя чадом, уясни, что Он не царь, не судья, а Отец тебе!»

«Дерзай» – так говорят ребенку, делающему первые шаги.

«Прощаются тебе грехи» – в этом диалоге означает, что если заблудший сын меняет вектор движения от погибели к Богу, то он больше не грешен.

Не случайно в Слове Иоанна Златоуста, читаемом на Пасху, написано:

«… любочестив бо Сый Владыка, приемлет последняго, якоже и перваго: упокоевает в единонадесятый час пришедшаго, якоже делавшаго от перваго часа. И последняго милует, и первому угождает, и оному дает, и сему дарствует, и дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит».

Потрясающие откровение святого: и дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит.

То есть Богу не так важны дела, как цель, к которой стремится душа.

Именно разное понимание греха и породило конфликт фарисеев и Христа. Фарисеи были возмущены УДО – условно-досрочным освобождением больного. Ведь им казалось, Бог такой же, как они – судья, прокурор, охранник в одном лице. Мы часто приписываем Богу свои немощи.

Вот на преступника наложено наказание, внесен приговор, назначен срок. От народа Израиля такому преступнику позор и изоляция. Для фарисеев грех – статья Закона. Для Христа грех – вектор, движение от Бога. То есть грех – все, что сделано без Бога. А благо – все, что сделано во имя Бога. Очень просто, если положить в основу любовь. Для фарисеев основа закона – страх. Для Христа – любовь. В глазах фарисеев пришел некто, ломающий Закон и вводящий новые правила.

Покушение на Закон в их глазах было покушением на основы мироздания, на основы договоренностей Бога и человека. Бог ранее ничего им не говорил о любви по их жестокосердию. Но когда в Израиле накопилась критическая масса людей с чистым и милостивым сердцем, новый этап откровения стал возможен.

И самая главная тема конфликта – присвоение Христом Себе полномочий Бога: оставлять грехи. Для иудеев Бог был подобен какому-то грозному, великому, непостижимому существу. Его слава лишь отчасти была видима ими в светлом грозном облаке, блистающем молниями и водившем Израиль по пустыне.

Вот тут-то и проходит очень важная грань познания Бога в истории человечества. Поступок Христа был молнией личного откровения. Бог Сам приподнял завесу Своей таинственности. Сам, желая мира, постарался устранить отчуждение. Сам напомнил о Своей феноменальной близости. Он дал новую трактовку греха как нежелания человека любить Бога. Он показал, что не хочет общаться со своим творением посредством договора. Мы ведь не бизнес-партнеры, а родня.

Этим исцелением Христос напомнил забытые слова о том, что сказал Бог в день творения Адама:

Сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему.

Ясно, что не по внешнему подобию, а по внутреннему. А внутренняя печать и есть часть Бога, живущая в нас. Печать Бога в душе – это не мертвый штамп на бумаге. Душа – не бумага, а образ – не мертвый оттиск. Это отражение в живом зеркале живого Образа. Он не только внешний! Он и внутри человека. Он всеобъемлющий. Живая печать Бога вообще видна на всем, что есть в мире. Бог рядом.

Христос, по сути, не сказал ничего нового. Просто фарисеи забыли о главном, о божественных дарах, об отцовском перстне на руке: о свободе, родстве и любви. И это оказалось страшным в своих последствиях. Не потому был разрушен Иерусалим, что иудеи распяли Христа и кричали:

– Кровь Его на нас и на наших детях.

Христос жалел город и плакал, глядя на Иерусалим, готовящийся рухнуть в бездну. Христос не мстил. Это люди распявшие Христа, отведя руки Бога, сами прошли ворота Мордора и отдали себя во власть разрушения.

Что можно было сделать, если и слезы, и радость Христа не смогли их остановить: «Целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному».

Никто не желал смерти Иерусалиму, кроме него самого. Народ перестал соображать, что Закон и жизнь в Боге есть разные вещи. Грехом Иерусалима стало то, что вектор его движения стал направлен не в сторону Бога, а в сторону механического Закона, прочь от Замысла Бога, реализованного во дни творения.

Этот диалог с фарисеями был попыткой напоминания о существе отношений между Богом и человеком. Христос не гневался и укорял фарисеев довольно мягко. Вообще, они были единственными оппонентами, с кем он считал нужным говорить. Он призывал их посмотреть не на букву закона, а на свое сердце, которое должно были ликовать, находясь рядом с Господом. А оно не дрогнуло и осталось недвижимым. Христос тщетно пытался разбудить их сердца. Он остался верен Своему доброму, неожиданному для них отцовскому чувству:

– Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?

Он считал нужным говорить с ними. Он считает нужным говорить и с нами добрыми словами, ожидая, когда мы повернемся к Нему лицом.

Как хорошо об этом обращении сказано в восьмой молитве Иоанна Златоустого вечернего правила:

«Ей, Господи мой и Творче, не хотяй смерти грешнаго, но якоже обратитися и живу быти ему, даждь и мне обращение окаянному и недостойному; изми мя от уст пагубнаго змия, зияющаго пожрети мя и свести во ад жива».

Драматургия тех дней и сегодня актуальна для каждого человека, живущего в мире. Мы можем сами выбирать, кто нам Бог: Судья или Друг, Отец или некто внешний. Сами устанавливаем с Ним отношения: договор или любовь. Сами решаем, что нам думать о Боге – зол Он или благ. Человек может даже решить, что Бог ему не нужен. Решение быть с Богом или без Него – главное решение в жизни. А следующее решение – кем мы хотим видеть Бога.

Ему хочется, чтобы мы были Ему чада. Ему хочется быть родным Отцом.

Главное – не ошибиться, как уже однажды ошиблись люди, спорящие со Христом. Им хотелось, чтобы он был Царем и Судьей, жить с ним по Закону, выключив сердце, вытолкнув Бога на небо. Им хотелось что-то отдать Богу, а что-то оставить себе. Зажать.

Бог оставил человеку некоторое пространство свободы внутри его личности. А человек, пользуясь свободой, решил его существенно расширить. Что, собственно, и было предметом первородного греха. Человеку захотелось иметь свое собственное пространство, в которое бы Бог не входил по договоренности, по Закону. Вот мир Бога и Церкви, а вот мой личный мир, в котором хозяин только Я. И законы в нем только мои.

Знакомая всем нам история.

Такая поврежденная душа похожа на разбитое зеркало, которое отражает осколки. Поэтому оно видит часть мира с Богом, а часть – без Него. Только в кривом и разбитом зеркале в Боге виден дух гнева.

А Он – Любовь. Это ж Господи зрячему видно, а для нас повтори:

Бог есть свет и в нём нет никакой тьмы.

В память о том, как друзья принесли больного ко Христу, и я прошу молитв о р.б. Сергии, которому кроме всего прочего, нужно чудо.