Как бороться с грехом?

Смертные грехи в православии — тяжелые преступления перед лицом Господа. Искупление достигается только при помощи искреннего покаяния. Человек, совершающий небогоугодные деяния, ограждает собственной душе путь в райские обители.

Постоянно повторяющиеся смертные грехи приводят личность к гибели и низвержению в адские чертоги. Преступные деяния находят первые отголоски в древних текстах богословов.

Характеристика смертных грехов

В духовном, как и материальном, мире существуют законы, нарушение которых влечет небольшие разрушения или колоссальные катастрофы. Большая часть нравственных принципов заключена в главных заповедях христианской религии. Они имеют силу уберегать верующего от беды.

Если человек обращает внимание на предупреждающие знаки в материальном мире, он действует разумно, обеспечивая себе безопасный путь к истинному дому. Преступник же, упиваясь смертными страстями, обрекает себя на продолжительную болезнь с тяжелыми последствиями.

По словам святых отцов Церкви, за каждой особенной страстью стоит определенное исчадие преисподней (бес). Этот нечистый делает душу зависимой к определенному виду греха, делая ее пленником.

Страсти — это извращение чистой природы человеческих качеств. Грех являются искажением всего лучшего, что есть в изначальном состоянии. Он может произрастать один из другого: из обжорства происходит похоть, а из нее жажда денег и гнев.

Победа над ними заключается в связывании каждой страсти по отдельности.

Православие утверждает, что непобежденные грехи никуда не исчезают после смерти. Они продолжают терзать душу после того, как она закономерно покинула тело. В Преисподней, по словам священнослужителей, грехи мучают намного сильнее, не давая отдыха и времени на сон. Там они будут постоянно терзать тонкое тело, и не смогут удовлетвориться.

Однако Раем считается особое место присутствия Святого Знания, и Бог не стремится насильно избавить человека от страстей. Он всегда ждет того, кто сумел побороть влечение к преступлениям против тела и духа.

Важно! Единственным православным грехом, который не прощается Создателем, является хуление Святого Духа. Отступнику никто не окажет поддержки, потому что он от нее самолично отказывается.

Перечень грехов для исповеди

Богословская наука, отвечающая на вопросы о грехах, называется аскетикой. Она дает определение преступных страстей и способы избавления от них, а также рассказывает, как обрести любовь к Богу и ближнему.

Аскетика похожа на социальную психологию, так как первая учит побеждать смертные грехи, а вторая помогает справляться с дурными наклонностями в обществе и побеждать апатию. Цели наук фактически не отличаются. Главная задача всей христианской религии — умение полюбить Бога и ближнего своего, а отречение от страстей — средство достижения истины.

Верующий не добьется ее, если будет подвержен греху. Совершающий преступление видит только свое Я и собственную страсть.

Православная Церковь определяет восемь основным видов страстей, ниже приведен их список:

  1. Чревоугодие, или обжорство — неумеренное потребление пищи, унижающее человеческое достоинство. В католической традиции сюда относят и распутство.
  2. Блудное любодеяние, которое привносит в душу похотливые ощущения, нечистые помыслы и удовлетворение от них.
  3. Сребролюбие, или своекорыстие — страсть наживы, ведущая человека к притуплению ума и веры.
  4. Гнев — страсть, которая направляется против кажущейся несправедливости. В христианстве этот грех есть сильное побуждение против своего ближнего.
  5. Печаль (тоска) — страсть, отсекающая всякие надежды на обретение Бога, а также неблагодарность за предыдущие и настоящие дары.
  6. Уныние — психологическое состояние, при котором человек расслабляется и начинает жалеть самого себя. Тоска является смертным грехом в православии оттого, что это депрессивное состояние сопровождается ленью.
  7. Тщеславие — страстное стремление к обретению известности среди людей.
  8. Гордость — грех, функция которого в принижении ближнего и дерзостном выставлении себя в центр всего мира.

На заметку! Термин «страсть» в церковнославянском языке переводится «страдание». Греховные деяния мучают людей сильнее, чем тяжелые болезни. Преступный человек вскоре становится рабом дьявольских страстей.

Как бороться с грехами

Словосочетание «семь смертных грехов» в православии не демонстрирует определенное количество преступлений, а только численно указывает на условное подразделение их в семь фундаментальных групп.

Однако церковь иногда говорит и о восьми грехах. Если рассматривать этот вопрос подробнее, список может быть увеличен до десяти-двадцати.

Важно! Ежедневная борьба с грехами — важнейшее дело каждого православного человека, а не только монаха. Солдаты принимают присягу, чтобы защищать отечество, христиане же дают обещание отречься от дьявольских деяний (преступлений).

После совершения первородного греха, то есть ослушания Воли Господа, человечество обрекло себя на продолжительное пребывание в узах труднопреодолимых страстей. Рассмотрим их по порядку.

Исповедь в грехах

Гордыня

Это первый грех и самый страшных грех в православии, который был известен еще до сотворения человечества. Он презирает ближнего, омрачает ум и делает собственное «Я» самым главным. Гордость завышает самооценку и искажает рациональное видение окружения. Для победы над грехом Сатаны необходимо научиться любить Создателя и каждую тварь. Сперва на это потребуется приложение больших сил, но постепенное очищение сердца смягчит ум в отношении всего окружения.

Чревоугодие

Потребность в питье и еде — естественна, любая пища является даром Небес. Принимая ее, мы подкрепляем силы и получаем удовольствие. Грань, отделяющая меру от переизбытка, находится внутри души верующего. Каждому необходимо уметь жить как в бедности, так и в изобилии, не беря сверх положенного.

Важно! Грех не в самой пище, а в несправедливом и жадном к ней отношении.

Чревоугодие подразделяют на два вида. К первому относят стремление наполнить желудок колоссальным количеством еды, второй — желание усладить языковые рецепторы вкуснейшими блюдами, не зная меры. Пресыщенные животы не позволяют их хозяевам размышлять о возвышенном и одухотворенном.

Обжорство снижает качество молитвы и приводит к осквернению тела и духа.

Бес чревоугодия побеждается только молитвою и соблюдением поста, который служит колоссальным воспитательным орудием. Блаженным становится тот, кто сумеет развить в себе навык духовного и телесного воздержания, а также неукоснительное следование церковным заветам.

О духовной жизни:

  • Тезоименитство в православии
  • Библейские пророчества
  • Экуменизм в православной церкви

Любодеяние

Священное Писание называют сексуальные связи вне брака тяжелым грехом. Господь благословил только супружескую близость, где муж и жена становятся одной плотью. Действие, благословленное в браке, будет преступлением, если выходит за моральные рамки.

Любодеяние позволяет телам соединиться, но в беззаконии и несправедливости. Каждая такая плотская связь оставляет глубокие раны на сердце верующего.

Важно! Только божественный брак создает правильную душевную близость, духовное единение, настоящую любовь и доверительное отношение.

Беспорядочный блуд этого не дает и разрушает моральный фундамент. Прелюбодействующие люди крадут у самих себя, пытаясь обрести радости нечестным путем.

Чтобы избавиться от страсти, необходимо свести источники соблазна к минимуму, не привязываться к раздражающим внимание объектам.

Сребролюбие

Это есть неописуемая любовь к финансам и материальным приобретениям. Общество сегодня создало культ потребления. Такой образ мыслей отводит личность от духовного самосовершенствования.

Богатство не является пороком, но жадное отношение к собственности порождает страсть сребролюбия.

Чтобы избавиться от греховности, человеку необходимо смягчать собственное сердце и помнить, что ближним твоим бывает тяжелее. Господь, Властелин Вселенной, никогда не оставит в беде милосердного и щедрого верующего.

Счастье не зависит от финансового богатства, а достигается через смягчение собственного сердца.

Гнев

Эта страсть является причиною большинства конфликтов, убивая любовь, дружбу и человеческие симпатии. В гневе перед личностью предстает искаженное изображение того, на кого мы сердимся.

Проявление страсти, которая чаще возникает от самолюбия и зависти, травмирует душу и влечет огромные неприятности.

Избавиться от нее можно с помощью чтения Священных Писаний. Работа и юмор также отвлекают от воздействия гневного образа мыслей.

Печаль

У нее множество синонимов: меланхолия, депрессия, тоска, горе. Она способна довести до самоубийства, если эмоции берут верх над здравым рассудком.

Продолжительная печаль начинает обладать душою и вести к разрушению. Этот грех усугубляет понимание настоящего, делая его тяжелее, чем оно есть на самом деле.

Чтобы побороть неприятную депрессию, человек должен обратиться за помощью к Всевышнему и обрести вкус к жизни.

Уныние

Эта страсть связана с телесной расслабленностью и ленью. Она отвлекает от дневной работы и молитвы. В унынии всякое дело кажется неинтересным и возникает желание его бросить. Каждому следует понимать: нельзя добиться успеха в делах, если подвергаться скуке.

Для борьбы подходит воспитание собственной воли, которая переломит всякую леность. Каждое важное дело, особенно в честь окружения, требует обстоятельного принуждения от личности.

Тщеславие

Страсть является стремлением к суетной славе, не дающей каких-либо преимуществ и богатств. Любой почет недолговечен в материальном мире, поэтому стремление к нему отвлекает от действительно верного размышления.

Тщеславие бывает:

  • скрытым, обитает в сердцах обычных людей;
  • выставленным напоказ, стимулирует на приобретение высочайших должностей.

Чтобы поделить стремление к пустой славе, следует учиться противоположному — смирению. Необходимо спокойно выслушивать критику других и соглашаться с очевидными мыслями.

Избавление через покаяние

Грехи очень мешают вести спокойную жизнь , однако человек не спешит от них избавляться, так как скован силой привычки.

Верующий понимает все неудобство своего положения, но не порождает желания исправить сложившиеся обстоятельства.

  • Чтобы начать процесс очищения от греховности необходимо восстать против самой страсти, возненавидеть и изгнать ее силою воли. Человек обязан возбудить борьбу и отдать собственную душу в распоряжение Всемогущего Бога.
  • Начавший сопротивление находит спасение в покаянии — единственном пути победы над всякой страстью. Без этого нет возможности одержать верх над греховными стремлениями.
  • Священник имеет законную власть избавлять от психологических преступных пристрастий, если человек искренне ему исповедался.
  • Христианин, пошедший по пути очищения, обязан уничтожить свое греховное прошлое и никогда к нему не возвращаться.
  • Господь знает о наших страстях, дает свободу ими насладиться и испить горькую чашу. Бог ждет от человека искреннего признания в совершенных проступках, тогда душа становится ближе к райской обители.
  • Путь избавления нередко сопровождается стыдом и трудностью. Верующий обязан вырывать греховные наклонности, словно сорняки.
  • Духовно больные люди не видят своих смертельных страстей, поэтому остаются в неведении. Рассмотреть собственные нравственные слабости можно, только приблизившись к источнику истинного света, то есть Богу.
  • Исповедь — критическое обличение собственной личности, без самооправдания и жалости. В материальном мире православному нужно уметь каяться в проступках.
  • Человек не способен победить грех в одиночку, он обязан уповать на Бога. В противном случае произойдет замещение одной страсти на другую, и процесс застопорится.

О покаянии:

  • Православная молитва покаяния
  • Может ли Бог простить убийцу
  • Заповедь о любви к врагам

Важно! Одного покаяния недостаточно в том случае, если личность продолжает творить зло и все еще испытывает наклонности к грехопадению. Человек, не отдавшийся Богу полностью или лицемерящий, только снимает боль от собственных страстей, но очищения не достигает.

Борьба с греховными помыслами тяжела и продолжительна, но нашедший умиротворение в служении Господу перестает быть рабом страстей. Духовная работа принуждает верующего превозмогать и очищаться от суетного, которое только разрушает и не дает ничего взамен.

Посмотрите видео о восьми смертных грехах

Как избавиться от недовольства собой?

ПОСТОЯННО ЧУВСТВУЮ НЕДОВОЛЬСТВО СОБОЙ

Добрый день. Продолжаю отвечать на вопросы. И сегодня о том, как быть, если вы устали от постоянного ощущения недовольства собой. Надеюсь, ответ будет для вас полезным. Пишите в комментариях.

ВОПРОС: Я всегда недовольна собой. Мне всегда кажется, что я недотягиваю ни в чем: что я могла бы гораздо больше сил отдавать работе (всякий раз, когда я ухожу домой вовремя, не задержавшись, я испытываю чувство вины, если отвлеклась — чувство вины, сделала мало — чувство вины). Если я не поработала дома вечером или в выходные, грызу себя. Все коллеги в кабинете болтают, сидят в телефонах, но если точно так же отвлеклась я, я готова себя сожрать. Хорошее настроение испытывала недавно, когда выходила в выходной день и не только сделала много работы, но и переработала по времени больше, чем то, за что мне заплатили. То же самое в спорте: всякий раз после занятий в тренажёре я говорю себе, что могла бы лучше, что занимаюсь уже целых полгода, а все ещё на старом уровне. И так во всем. Недавно был тренинг, и нужно было сказать, в чем мы хороши (например, «я хорошая хозяйка», «я успешный менеджер»), я не смогла ни за что себя похвалить, ответ так и не придумала. Я очень от этого устала, настроение всегда плохое, агрессирую на людей и ощущаю, как им неприятно. Буду рада любой помощи.

ОТВЕТ: Мне искренне жаль, что вы чувствуете себя изможденной и обязанной много и тяжело работать. Вы чувствуете, что сколько бы вы не сделали — все будет мало. Мало для вашей внутренней, доминирующей фигуры. Можно назвать ее супер-эго. Это требовательная фигура, которой вы чувствуете, что вынуждены подчиняться. Она манипулирует вами через чувство вины. И заставляет вас делать не только больше, чему нужно, не позволяет расслабиться и получать удовольствие — но и обесценивает все, что вы делаете. И при этом, эта надзирательная фигура довольна, когда вы отказываетесь от своего выходного, работаете больше чем нужно. Тогда ее власть над вами укрепляется и она радуется этому. А вы (та, которая чувствует себя плохой и обязанной подчиняться) страдаете и ощущаете себя никчемной. Вам можно стремиться удовлетворить эту внутреннюю, пожирающую ваши силы фигуру. Можно хотеть быть хорошей для нее. И важно понимать, что она никогда не насытится тем, что вы жертвуете своим отдыхом и своими желаниями. Ей нужно другое. Что именно, помогает понять работа с психологом. Мои клиенты приходят к своей свободе, через кормление внутренних «монстров» тем, что им нужно. Самооценка повышается, и радости и удовольствий в жизни позволяют себе больше. Напряжение сменяется расслаблением. И это исцеляет душу и тело. Знайте, что весь этот процесс происходит у вас внутри, в вашем внутреннем мире, одно состояние сменяет другое – вы то жертва, то агрессор по отношению к самой себе. И у вас есть возможность изменить это.

И конечно вы злитесь, злитесь на ту внутреннюю фигуру, которая никогда не бывает вами довольна. И вы чувствуете бессилие когда либо получить от нее одобрение и похвалу за то, что вы такая какая есть. Особенно тогда, когда вы не надрываетесь, а радуетесь жизни и получаете удовольствие. Есть сильный запрет на расслабление. Говоря языком юнгианской психологии, вы находитесь в архетипе Мученика. И сейчас вы подчиняетесь этой энергии. А важно ее перенаправить. Например, перенаправлением будет, что вы «грызете» себя за то, что хорошенько не отдохнули, и это побуждает вас организовывать себе достойные выходные. А так же поразмышлять, энергий какого архетипа вам не хватает сейчас, например это может быть Простодушный, Искатель или какой-то другой архетип. На индивидуальных консультациях, с помощью техники эмоциональной свободы удается сделать верное перенаправление энергий. И значительно снизить чувство вины. Пока что вина соединяет вас со значимой фигурой внутри вас, хоть и лишающей вас сил.

Причиной внутренних конфликтов может быть то, что в детстве вас очень строго воспитывали, были завышенные ожидания и требования. Или ваша мама подчеркивала, что ей приходится тяжело и много работать, только потому что бы «прокормить» вас. И может быть очень мало воспоминаний о том, как вы проводили время вместе с мамой легко, играючи и с интересом. И теперь вы относитесь к себе так, как к вам относились значимые взрослые. И это нормально, мы все так устроены. НО. Вам такое отношение к себе мешает. И вы не обязаны наказывать себя всю свою жизнь завышенными требованиями по отношению к себе. Теперь это ваши внутренние фигуры, которые вы можете изменить. И в этом вам поможет работа с психологом. Буду рада вам помочь.

P.s.: Записаться на консультацию можно по почте или личным сообщением.

с уважением,

Ирина Потемкина

Аналитический психолог и практик ТЭС

Как отличить самоедство от покаяния

Путаница в этом вопросе – проблема довольно-таки распространенная. Вот типичный вопрос современных прихожан:

«Как покаяние стяжать, где взять, как вымолить у Господа? У меня видения греховности сколько угодно и сожаление есть, уныние, а покаяния нет и всё. Нет перемены ума. И прошу столько лет, вроде бы и искренне. Кто бы сказал, почему так, что от меня зависит, что надо сделать, чтобы это изменить?»

Покаяние, в отличие от самоедства, очень практичное чувство, если можно так выразиться. Рассмотрим этот тезис на конкретной житейской ситуации.

К примеру, поссорился человек с сослуживцами. И не всякий человек, а тот, кто уже старается анализировать свое поведение в плоскости понятий добра и зла. И что-то менять в сторону добра.

Самоедство тут же навалит на него гору грустных мыслей: о его неправильном характере, о бывших прежде подобных ситуациях, о множестве попыток исправления… и главное – об их тщетности и безрезультатности.

Заканчивается всё, как правило, обычным унынием, когда человек, погрустив о своем несовершенстве, машет, образно выражаясь, рукой на спасение души, усаживается перед экраном и уходит в мир развлечений. Или выпивает. И тоже уходит в мир развлечений. Или в работу, или в домашние хлопоты, в хобби, в меланхолию – вариантов более чем достаточно.

Покаяние подскажет: надо попросить прощения, помочь «обидчику», проявить заботу о нем

Покаяние же первым делом подскажет образ действия.

– Что тебе делать? – переспрашивает оно человека. – А ты не риторически этот вопрос задаешь? Нет? Действительно хочешь что-то сделать? Ну так что может быть проще! Надо загладить последствия причиненных другим неприятностей. Попросить прощения, помочь в делах, взять на себя какую-то заботу о сослуживцах…

– Не выйдет, – заявляет самокопание. – Всё это будет неестественно, нелепо… они не поймут.

– Что значит «не выйдет» и «не поймут»? – говорит покаяние. – Ты обидел? Сделал больно? Теперь старайся хоть немного смягчить последствия.

– Я буду им кланяться, расшаркиваться, а они за моей спиной будут рассуждать, что я это делаю вынужденно, – язвит самоедство.

– Но ведь это, и правда, – кротко напоминает покаяние, – вынужденно. И неважно, что вкладывают в это слово они, – важно, чего хочешь ты. Ты ведь хочешь что-то исправить?

– Я хочу, – сникает самоедство, – хочу никого не обижать, хочу, чтобы всем было хорошо, хочу, чтобы со мною всем и всегда было тепло и радостно… Я очень хочу, но у меня не получается!

– Вон ты куда махнул, – удивляется покаяние, – «всем и всегда»! Всем даже Сам Господь Бог не может угодить. Однако этим конкретным людям в этом конкретном случае ты же можешь скрасить жизнь? Просто потому, что ты им теперь должен. И, между прочим, велика вероятность, что они всё же почувствуют твое доброе расположение – если оно в тебе зародится, конечно же.

– Но только не мои сослуживцы! – сразу взрывается самоедство. – Они такие… Такие! Высокомерные / распущенные / недалекие / пошлые… Обижают меня / оговаривают / высмеивают / игнорируют… Да они мне еще больше должны! Больше!!!

И вот он, момент истины: оказывается, не больно-то мы и хотели увидеть свою неправоту в этой ссоре. Чтобы у нас не было ссор – хотели, комфортного ощущения своей правильности – хотели, а увидеть свою неправоту – не хотели.

Мы хотим не осознания своей неправоты, но ощущения своей правильности

Так же точно случается и в семейных отношениях, зашедших в тупик: слышишь, как человек съедает и окаивает себя: всё-то у него неправильно, негодный он супруг, плохой семьянин, недостойный христианин… Но зато в каждой конкретной ссоре он прав! Или по факту – прав, и всё! Или потому, что вторая половина достала и вынудила на неправоту… а вообще-то он прав!

***

Обычно, когда человек только приходит к вере, ему дается опыт того, какое парадоксальное чувство облегчения способно дарить покаяние. Когда мы признаём, что чего-то недостойны, смиряемся – и на личном опыте узнаём, что «иго Господне благо и бремя Его легко».

Да и в самом деле: если ты прав, а в душе полная беспросветность, то где же выход? Его нет. Не зря же говорят, что ад – это место, где все правы. А когда видишь, в чем неправ, насколько неправ, как часто неправ, – всё встает на свои места, всё становится ясно. Выходов появляется – хоть отбавляй.

Проблема в том, что чаще всего мы пугающе скоро теряем первоначальные благодатные дары. Даром получив опыт, например, покаяния, мы быстро начинаем считать его чем-то своим, не боимся растерять, нарушаем правила хранения (чаще всего через осуждение) и, естественно, теряем. И в дальнейшем нам уже требуется сильно трудиться, чтобы вернуть хотя бы крохи прежнего богатства.

***

Ну, хорошо: человек осознал, что «блудно иждих житие» (седален из службы Недели блудного сына), устыдился и желает вернуть потерянное. В какую сторону ему двигаться?

Есть святоотеческие понятия смиренномудрия и любомудрия. Они означают поведение человека, который еще не стяжал добродетелей смирения и любви, но сознательно старается поступать так, как они предписывают. То же самое требуется и при стяжании покаяния: надо понуждать себя на поведение, сообразное кающемуся человеку.

Для начала важно стараться понять, в чем же именно заключается наша вина за происшедшее. Если этого не происходит, то за нашим примирительным: «Ну прости-прости… я во всем виноват», – собеседник справедливо замечает, что мы не признаём никакой вины, а просто считаем его психом, с которым лучше не спорить. И обижается еще больше.

Увидеть, в чем заключается наша вина за происшедшее, – и быть готовыми потерпеть за нее, желать потерпеть за нее

Поэтому в любом конфликте надо стараться возвести ум к Богу с переживанием за случившееся. Не вариться в своих эмоциях, не кипеть и не булькать обидою, а сразу припасть к Богу с просьбой-переживанием: «Господи, что я тут сделал не так? Или что во мне вообще не так? Почему на меня такая реакция?» На этом этапе и выяснится, хотим ли мы на самом деле увидеть свою часть неправоты в сложившейся ситуации.

И нет ничего удивительного, что нам ее видеть не хочется – она ведь ко многому обязывает. За видением своей неправоты к кающемуся человеку приходит осознание того, что он должен быть готов потерпеть за нее. А при глубоком покаянии приходит не только готовность, но и желание потерпеть. Вспомним, в чем выразилось покаяние разбойника на кресте? Во вполне конкретном действии: он счел, что мучительная казнь ему поделом. Блудный сын счел, что недостоин называться сыном. Закхей раздал свое имущество…

Мы же говорим на исповеди: «грешен» – но тут же, еще и из храма не выйдя, устраиваем разборки. Сами говорим, что грешники, сами признаём, что не имеем покаяния… но внимания и признания себе требуем так, как будто мы лучше всех. Не только неприятности не готовы потерпеть, но прямо устраиваем жестокую борьбу за «приятности». Очень странное поведение: ни логики в нем, ни здравого смысла.

И бывает, что только когда состояние нераскаянности приводит нас к вратам ада, только тогда мы и взываем к Богу с искренним желанием увидеть свою неправоту. А бывает, что и тогда не взываем.

***

Самоедство ставит недосягаемые – здесь и сейчас – цели, а потом мучает нас печалью. Заметим это: нам все равно предлагается скорбь, вот только никакого доброго плода эта скорбь не приносит.

Покаяние же продуктивно, оно учит действию, которое приносит добрые плоды. В этом конкретном случае оно скажет нам, за что попросить прощения, предупредительно посоветует тон, которым это надо сделать. А потом еще оставит на памяти хорошую, глубокую зарубку: помни, что ты человек, не сдержанный в словах и эмоциях, помни, как часто ты бывал неправ, как часто обижал…

И в другой ситуации, имея перед глазами эту зарубку, ты не только с равными не поссоришься, но и младшему простишь недобрую выходку и злое слово.

«Нет человека праведного на земле, – сказал царь Соломон, – который делал бы добро и не грешил бы; поэтому не на всякое слово, которое говорят, обращай внимание, чтобы не услышать тебе раба твоего, когда он злословит тебя. Ибо сердце твое знает много случаев, когда и сам ты злословил других» (Еккл. 7: 20–22).

Наверное, весь секрет этого делания в том, что, совершаемое с самопонуждением, оно оставляет зарубки не только в памяти, но и на сердце. Труды по стяжанию покаяния сокрушают сердце – а сердце сокрушенное Бог не уничижит.

Часть 3. Борьба с помыслами

Отсечение дурных помыслов есть необходимое условие борьбы со страстями.

Страсть рождается в душе человека не сразу. Святые отцы говорят, что начинается она с прилога, или приражения. По-славянски приразиться – значит столкнуться с чем-то.

Прилог возникает в сознании человека от впечатлений увиденного, по какой-либо другой причине или как образ, навязанный врагом – диаволом. Но прилог приходит помимо воли человека, без его соизволения и участия. Человек сам волен принять прилог в сердце или отринуть его. Если прилог принят, он уже обдумывается, делается своим. Отцы называют это также сочетанием или собеседованием с помыслом.

Третья стадия – это склонение к помыслу, или сосложение, когда воля настолько подпала под влияние греховной мысли, настолько сроднилась с ней, что человек уже готов перейти к действиям. Грех уже наполовину совершен в мыслях. Как говорит Господь в Евангелии: «Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15: 19), таким образом показывая, с чего начинается грех – «со злого помысла» о нем. И апостол Иаков пишет: «Похоть же, зачав, рождает грех, а содеянный грех рождает смерть» (Иак. 1: 15).

Греховный помысел, который поселился в душе и сердце, обязательно когда-нибудь перейдет в действие. Человек, позволяющий себе нескромные взгляды, не хранящий свое зрение и слух от соблазнительных картин, имеющий в уме нечистые, блудные помыслы, не может оставаться целомудренным.

«Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?» – вопрошает премудрый Соломон (Притч. 6: 27–28).

Поэтому тем, кто хочет вести духовную жизнь, следует помнить, что дурные помыслы нужно умерщвлять в зародыше, «разбивать младенцев их о камень» (см.: Пс. 136: 9). А зародыш помысла есть (как уже было сказано выше) прилог – нечто нам совсем не принадлежащее, но, как какое-нибудь зловредное насекомое, стремящееся залететь в приоткрытое окно нашего сознания.

Как-то в одной книге по психологии прочел о том, что наши мысли вовсе не являются «нашей собственностью» и порождением нашего ума. То, что мы думаем, – результат множества причин и обстоятельств: воспитания, условий жизни, времени, в котором мы живем, страны, в которой мы родились, и т.д. Например, если бы мы родились в другой стране, в другое время или получили другое воспитание, мы и думали бы иначе. Таким образом, то, что мы думаем, – это не совсем наши мысли, они могут возникнуть у нас по очень многим независящим от нас причинам. (Следует еще добавить, что люди православные хорошо знают, что нехорошие, греховные мысли могут приходить еще из одного источника, и источник этот хорошо известен.) Конечно, эти замечания о мыслях касаются только не укоренившихся в сознании помыслов; если человек принял мысль и начал ее обдумывать, он уже сродняется с ней, она становится его собственной.

Психологи советуют отделять плохие мысли от хороших и оформлять с плохими «развод», то есть не пускать их в свое сознание, не считать своими, а к хорошим мыслям, наоборот, «свататься» и всячески дружить с ними, заменяя плохие, мрачные, агрессивные мысли светлыми, добрыми, позитивными. Мне эта мысль весьма понравилась, но как же я был удивлен, когда у святителя Феофана Затворника прочел очень похожий совет: «Великая ошибка, и ошибка всеобщая, – почитать все возникающее в нас кровною собственностью, за которую должно стоять, как за себя. Все греховное есть пришлое к нам, потому его всегда должно отделять от себя, иначе мы будем иметь изменника в себе самих. Кто хочет вести брань с собою, тот должен разделить себя на себя и на врага, кроющегося в нем. Отделив от себя известное порочное движение и сознав его врагом, передай потом это сознание и чувству, возроди в сердце неприязнь к нему. Это – самое спасительное средство к прогнанию греха. Всякое греховное движение держится в душе через ощущение некой приятности от него; потому, когда возбуждена неприязнь к нему, оно, лишаясь всякой опоры, само собою исчезает».

Действительно, грех и скверна не могут быть частью души, они не свойственны, не сродни человеку; мы сотворены чистыми, светлыми, очищены водами святого крещения. Вот лежит ребенок, только что крещенный; он чист, он как ангел Божий, и «все греховное есть пришлое к нам», оно приходит уже потом. И только приняв его в себя, согласившись с ним, мы сами поселяем грех в своей душе. И тогда уже выгнать его ох как непросто.

Щит веры

Мы должны установить в своем сознании как бы некий фильтр, решить, какие мысли для нас желательны, а какие нельзя подпускать и на пушечный выстрел. Поступить как родители, которые могут заблокировать доступ детям на некоторые сайты или телевизионные каналы. Можно привести еще аналогию. Когда раздается звонок в дверь, мы же не сразу распахиваем ее, не спросив: «Кто там?»? Нет, мы сначала смотрим в глазок и только убедившись, что это звонит знакомый нам человек, впускаем его в квартиру.

Помыслов не нужно бояться, но и не нужно беседовать с ними.

Как-то я исповедовался одному опытному священнику в том, что замучили греховные помыслы, и он дал мне такой совет: «Воспринимай помыслы как что-то внешнее, не имеющее к тебе отношения. Мысль может контролировать приходящие к нам помыслы, но в нашей воле – принять или нет». Допустим, сидит человек в доме; окна и двери закрыты; за окнами буря, метель, непогода, но они не вредят ему, пока он не открыл окно. Но стоит открыть – непогода ворвется внутрь, и станет неуютно и холодно. Так же и мысли: они неизбежны, но не должны входить в душу и осквернять ее.

Очень важно не только избавляться от греховных помыслов и не допускать их в свою душу, но и заполнять ее мыслями другими – духовными, светлыми, добрыми. Ведь есть закон: природа не терпит пустоты. И духовная природа тоже. Вспомните притчу, как нечистый дух выходит из человека и, изгнанный, ходит по пустынным местам, потом возвращается и, найдя свое место незанятым, приводит семь злейших себя бесов. Свято место, как говорится, пусто не бывает.

Святитель Феофан советует поставить после изгнания злых помыслов у самого входа в душу как бы щит и не пускать их обратно: «А для сего спеши восставить в душе убеждения, противоположные тем, на котором держится смущающий помысел».

Мы уже говорили, что каждой страсти есть противоположная добродетель. Так и каждой греховной мысли можно противопоставить противолежащую, добродетельную. Например, блудной – целомудренную, чистую; гневливой – доброжелательную; помыслу осуждения – помысел оправдания, жалости к ближнему и т.д.

В заключении приведу еще один совет святителя Феофана: начинать борьбу с помыслами с молитвы к Господу, святым и ангелу-хранителю. Чтобы мы приписывали успехи духовной брани не нашим собственным стараниям, но только помощи Божией.

Нужно найти главную свою страсть и бороться с ней как деятельно, так и в мыслях. Брань эта никогда не прекратится. «Но все легче и легче… или все удобнее и удобнее будет преодолевать ее. И опытности прибавится; так что и заметить, и отразить не трудно будет».

(Продолжение следует.)

Самобичевание

Самобичева́ние — 1) глубокое покаянное самоукорение человека за свои грехи перед Богом (и ближними); 2) намеренное причинение себе душевных и/или физических страданий, связанных с сокрушением совести либо с иными причинами; 3) нанесение себе ударов бичом (плетью) в сознательном или экстатическом состоянии, связанное с религиозными практиками.

Всегда ли полезно для духовного делания нравственное самобичевание?

Как известно, все люди, живущие земной жизнью, грешат, даже святые (1Ин.1:8). Некоторые грешат меньше, некоторые больше. Но и большие, и малые грехи, требуют покаяния. Вот почему покаянное укорение себя за грехи является одной из важнейших форм христианского делания.

Некоторые верующие, не осознающие себя погибающими грешниками, каются от случая к случаю. Такое состояние духа можно определить как беспечность.

Некоторые, наоборот, столь неумеренно сокрушаются даже и о незначительных проступках, даже и после их исповедания и прощения в Таинстве Покаяния, что доводят себя (а случается, что и своих ближних) до отчаяния. Такая форма сокрушения может быть охарактеризована не только как самобичевание, но и как самоедство. Как правило, она бывает связана с недостатком веры, недостатком надежды на благость и милосердие Божьи. Отчаяние — страшный грех, и если человек стоит на пороге отчаяния, ему непременно необходимо что-то в жизни менять.

Другое дело, когда сокрушение о грехах хотя и бывает глубоким, но переживается не в отрыве от Бога, а в Боге. Примеры такого рода сокрушения встречаем в псалмах, как то: «Я изнемог и сокрушен чрезмерно; кричу от терзания сердца моего» (Пс.37:9).

История монашеской жизни наполнена подобными примерами. Кроме того эта история знакомит нас и с такими случаями самобичевания, когда глубокое нравственное самоукорение сопровождалось физическими самоистязаниями. Однако эти самоистязания осуществлялись не без благословения опытных духовных наставников и имели высокую цель. «Многие отцы-святогорцы, — пишет по этому поводу митрополит Иерофей (Влахос),— измождали тело ударами , чтобы победить страсть и пребыть во Христе » («Знаю человека во Христе…»: жизнь и служение старца Софрония, исихаста и богослова).