Как пережить смерть человека?

Как пережить смерть близкого человека?

Николай Чехов. Молодая вдова на могиле мужа

Лишь в редчайших случаях человек заранее готов к смерти близкого. Гораздо чаще горе настигает нас неожиданно. Что делать? Как реагировать? Рассказывает Михаил Хасьминский, руководитель православного Центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семеновской (г. Москва).

Через что мы проходим, переживая горе?

Когда умирает близкий человек, мы ощущаем, что связь с ним рвется — и это доставляет нам сильнейшую боль. Болит не голова, не рука, не печень, болит душа. И невозможно ничего сделать, чтобы эта боль раз — и прекратилась.

Часто скорбящий человек приходит ко мне на консультацию и говорит: «Уже две недели прошло, а я никак не могу прийти в себя». Но разве можно прийти в себя за две недели? Ведь после тяжелой операции мы не говорим: «Доктор, я уже десять минут лежу, и ничего еще не зажило». Мы понимаем: пройдет три дня, врач посмотрит, потом снимет швы, рана начнет заживать; но могут возникнуть осложнения, и какие-то этапы придется проходить снова. На все это может уйти несколько месяцев. А здесь речь не о телесной травме — а о душевной, чтобы ее излечить, обычно требуется около года или двух. И в этом процессе есть несколько последовательных стадий, перепрыгнуть через которые невозможно.

Какие это стадии? Первое — шок и отрицание, затем гнев и обида, торг, депрессия и, наконец, принятие (хотя важно понимать, что любое обозначение стадий — условное, и что у этих этапов нет четких границ). Некоторые проходят их гармонично и без задержек. Чаще всего это люди крепкой веры, у которых есть ясные ответы на вопросы, что такое смерть и что будет после нее. Вера помогает правильно пройти эти этапы, пережить их один за другим — и в итоге войти в стадию принятия.

А вот когда веры нет, смерть близкого человека может стать незаживающей раной. Например, человек может на протяжении полугода отрицать утрату, говорить: «Нет, я не верю, этого не могло случиться». Или «застрять» на гневе, который может быть направлен на врачей, которые «не спасли», на родственников, на Бога. Гнев может быть направлен и на самого себя и продуцировать чувство вины: я недолюбил, недосказал, не остановил вовремя — я негодяй, я виновен в его смерти. Таким чувством подолгу мучаются многие люди.

Однако, как правило, достаточно нескольких вопросов, чтобы человек разобрался со своим чувством вины. «Разве вы хотели смерти этого человека?» — «Нет, не хотел». — «В чем же тогда вы виновны?» — «Это я послал его в магазин, а если бы он туда не пошел, то не попал бы под машину». — «Хорошо, а если бы вам явился ангел и сказал: если ты пошлешь его в магазин, то этот человек умрет, как бы вы тогда себя повели?» — «Конечно, я бы тогда никуда его не послал». — «В чем же ваша вина? В том, что вы не знали будущего? В том, что вам не явился ангел? Но при чем тут вы?»

У некоторых людей сильнейшее чувство вины может возникнуть и просто из-за того, что прохождение упомянутых этапов у них затягивается. Друзья и коллеги не понимают, почему он так долго ходит мрачный, неразговорчивый. Ему и самому от этого неловко, но он ничего с собой сделать не может.

А у кого-то, наоборот, эти этапы могут буквально «пролететь», но спустя время травма, которую они не прожили, всплывает, и тогда, возможно, даже переживание смерти домашнего животного дастся такому человеку с большим трудом.

Ни одно горе не обходится без боли. Но одно дело, когда при этом ты веришь в Бога, и совсем другое, когда ни во что не веришь: тут одна травма может накладываться на другую — и так до бесконечности.

Поэтому мой совет людям, которые, предпочитают жить сегодняшним днем и откладывают главные жизненные вопросы на завтра: не ждите, когда они свалятся на вас, как снег на голову. Разберитесь с ними (и с самими собой) здесь и сейчас, ищите Бога — этот поиск поможет вам в момент расставания с близким человеком.

И еще: если чувствуете, что не справляетесь с потерей самостоятельно, если уже полтора-два года нет динамики в проживании горя, если есть чувство вины, или хроническая депрессия, или агрессия, обязательно обратитесь к специалисту — психологу, психотерапевту.

Не думать о смерти — это путь к неврозу

Николай Ярошенко. Похороны первенца. 1893

Недавно я анализировал, как много картин знаменитых художников посвящено теме смерти. Раньше художники брались за изображение горя, скорби именно потому, что смерть была вписана в культурный контекст. В современной культуре нет места смерти. О ней не говорят, потому что «это травмирует». В действительности же травмирует как раз обратное: отсутствие этой темы в поле нашего зрения.

Если в разговоре человек упоминает, что у него кто-то погиб, то ему отвечают: «Ой, извини. Наверное, тебе не хочется об этом говорить». А может быть, как раз наоборот, хочется! Хочется вспомнить об умершем, хочется сочувствия! Но от него в этот момент отстраняются, пытаются сменить тему, боясь огорчить, задеть. У молодой женщины умер муж, а близкие говорят: «Ну, не переживай, ты красивая, ты еще выйдешь замуж». Или сбегают как от чумной. Почему? Потому что сами боятся думать о смерти. Потому что не знают, что говорить. Потому что нет никаких навыков соболезнования.

Вот в чем главная проблема: современный человек боится думать и говорить о смерти. У него нет этого опыта, ему его не передали родители, а тем — их родители и бабушки, жившие в годы государственного атеизма. Потому сегодня многие не справляются с переживанием потери самостоятельно и нуждаются в профессиональной помощи. Например, бывает, что человек сидит прямо на могиле матери или даже там ночует. От чего возникает эта фрустрация? От непонимания, что произошло и что делать дальше. А на это наслаиваются всевозможные суеверия, и возникают острые, иногда суицидальные проблемы. К тому же, рядом часто оказываются также переживающие горе дети, и взрослые своим неадекватным поведением могут нанести им непоправимую душевную травму.

Но ведь соболезнование — это «совместная болезнь». А зачем болеть чужой болью, если твоя цель – чтобы тебе было хорошо здесь и сейчас? Зачем думать о собственной смерти, не лучше ли отогнать эти мысли заботами, что-нибудь себе купить, вкусно поесть, хорошо выпить? Страх того, что будет после смерти, и нежелание об этом думать включает в нас очень детскую защитную реакцию: все умрут, а я нет.

А между тем и рождение, и жизнь, и смерть — звенья одной цепи. И глупо это игнорировать. Хотя бы потому, что это — прямой путь к неврозу. Ведь когда мы столкнемся со смертью близкого человека, мы не справимся с этой потерей. Только изменив свое отношение к жизни, можно многое исправить внутри. Тогда и горе пережить будет намного легче.

Стирайте суеверия из своего сознания

Я знаю, что на почту «Фомы» приходят сотни вопросов о суевериях. «Протерли памятник на кладбище детской одеждой, что теперь будет?» «Можно ли поднять вещь, если уронил на кладбище?» «Уронила в гроб платочек, что делать?» «На похоронах упало кольцо, к чему этот знак?» «Можно ли вешать фото умерших родителей на стене?»

Начинается завешивание зеркал — ведь это, якобы, ворота в другой мир. Кто-то убежден, что сыну нельзя нести гроб матери, а то покойнице будет плохо. Какой абсурд, кому же как не родному сыну нести этот гроб?! Конечно, ни к православию, ни к вере во Христа система мира, где случайно упавшая на кладбище перчатка являет собой некий знак, никакого отношения не имеет.

Думаю, это тоже от нежелания заглянуть внутрь себя и отвечать на действительно важные экзистенциальные вопросы.

Не все люди в храме являются экспертами по вопросам жизни и смерти

Владимиров Иван (1869-1947). Похороны

Для многих потеря близкого человека становится первым шагом на пути к Богу. Что делать? Куда бежать? Для многих ответ очевиден: в храм. Но важно помнить, что даже в состоянии шока надо отдавать себе отчет, зачем именно и к кому (или Кому) ты туда пришел. Прежде всего, конечно, к Богу. Но человеку, который пришел в храм впервые, который, может быть, не знает с чего начать, особенно важно встретить там проводника, который поможет разобраться во многих вопросах, не дающих ему покоя.

Этим проводником, конечно, должен бы стать священник. Но у него далеко не всегда есть время, у него часто весь день расписан буквально по минутам: службы, разъезды и много чего еще. И некоторые батюшки поручают общение с новопришедшими волонтерам, катехизаторам, психологам. Иногда эти функции частично выполняют даже свечники. Но надо понимать, что в церкви можно наткнуться на самых разных людей.

Это как если бы человек пришел в поликлинику, а гардеробщица ему сказала: » У тебя что болит-то?» — «Да, спина». — «Ну, давай я тебе расскажу, как лечиться. И литературу дам почитать».

В храме то же самое. И очень грустно, когда человек, который и так ранен потерей своего близкого, получает там дополнительную травму. Ведь, честно говоря, не каждый священник сумеет правильно выстроить общение с человеком в горе — он ведь не психолог. Да и не каждый психолог справится с этой задачей, у них, как и у врачей, есть специализация. Я, например, ни при каких обстоятельствах не возьмусь давать советы из области психиатрии или работать с алкозависимыми людьми.

Что уж говорить о тех, кто раздает непонятные советы и плодит суеверия! Часто это околоцерковные люди, которые в церковь не ходят, но заходят: ставят свечи, пишут записки, освящают куличи, — и все знакомые к ним обращаются как к экспертам, которые все знают о жизни и смерти.

Но с людьми, переживающими горе, надо говорить на особом языке. Общению с горюющими, травмированными людьми надо учиться, и к этому делу надо подходить серьезно и ответственно. На мой взгляд, в Церкви это должно быть целым серьезным направлением, ничуть не менее важным, чем помощь бездомным, тюремное или любое другое социальное служение.

Чего ни в коем случае нельзя делать — это проводить какие-то причинно-следственные связи. Никаких: «Бог ребенка забрал по твоим грехам»! Откуда вы знаете то, что одному только Богу известно? Такими словами горюющего человека можно травмировать очень и очень сильно.

И ни в коем случае нельзя экстраполировать свой личный опыт переживания смерти на других людей, это тоже большая ошибка.

Итак, если вы, столкнувшись с тяжелым потрясением, пришли в храм, будьте очень осторожны в выборе людей, к которым обращаетесь со сложными вопросами. И не стоит думать, что в церкви вам все что-то должны — ко мне на консультации нередко приходят люди, оскорбленные невниманием к ним в храме, но забывшие, что они не центр вселенной и окружающие не обязаны выполнять все их желания.

А вот сотрудникам и прихожанам храма, если к ним обращаются за помощью, не стоит строить из себя эксперта. Если вам хочется по-настоящему помочь человеку, тихонько возьмите его за руку, налейте ему горячего чая и просто выслушайте его. Ему от вас требуются не слова, а соучастие, сопереживание, соболезнование — то, что поможет шаг за шагом справиться с его трагедией.

Если умер наставник…

Часто люди теряются, когда лишаются человека, который был в их жизни учителем, наставником. Для кого-то это — мама или бабушка, для кого-то — совершенно сторонний человек, без мудрых советов и деятельной помощи которого сложно представить свою жизнь.

Когда такой человек умирает, многие оказываются в тупике: как жить дальше? На стадии шока такой вопрос вполне естественен. Но если его решение затягивается на несколько лет, это кажется мне просто эгоизмом: «мне был нужен этот человек, он мне помогал, теперь он умер, и я не знаю, как жить».

А может, теперь тебе надо помочь этому человеку? Может быть, теперь твоя душа должна потрудиться в молитве об усопшем, а твоя жизнь — стать воплощенной благодарностью за его воспитание и мудрые советы?

Если у взрослого человека ушел из жизни важный для него человек, который давал ему свое тепло, свое участие, то стоит вспомнить об этом и понять, что теперь ты, как заряженный аккумулятор, можешь это тепло раздавать другим. Ведь чем больше ты раздашь, чем больше созидания принесешь в этот мир — тем больше заслуга того умершего человека.

Если с тобой делились мудростью и теплом, зачем плакать, что теперь некому больше это делать? Начинай делиться сам — и ты получишь это тепло уже от других людей. И не думай постоянно о себе, потому что эгоизм — самый большой враг переживающего горе.

Если умерший был атеистом

На самом деле каждый во что-то верит. И если ты веришь в жизнь вечную, значит, ты понимаешь, что человек, провозглашавший себя атеистом, теперь, после смерти — такой же, как и ты. К великому сожалению, он осознал это слишком поздно, и твоя задача теперь — помочь ему своей молитвой.

Если ты был близок с ним, то в какой-то степени ты — продолжение этого человека. И от тебя теперь многое зависит.

Дети и горе

Константин Маковский. Похороны ребёнка в деревне. 1872

Это отдельная, очень большая и важная тема, ей посвящена моя статья «Возрастные особенности переживания горя». До трех лет ребенок вообще не понимает, что такое смерть. И только лет в десять начинает формироваться восприятие смерти, как у взрослого человека. Это надо обязательно учитывать. Кстати, об этом много говорил митрополит Сурожский Антоний (лично я считаю, что он был великим кризисным психологом и душепопечителем).

Многих родителей волнует вопрос, должны ли дети присутствовать на похоронах? Смотришь на картину Константина Маковского «Похороны ребенка» и думаешь: сколько детей! Господи, зачем они там стоят, зачем на это смотрят? А почему бы им там не стоять, если взрослые им объясняли, что смерти бояться не нужно, что это — часть жизни? Раньше детям не кричали: «Ой, уйди, не смотри!» Ведь ребенок чувствует: если его так отстраняют, значит, происходит что-то жуткое. И тогда даже смерть домашней черепашки может обернуться для него психическим заболеванием.

А детей в те времена и прятать было некуда: если в деревне кто-то умирал, все шли с ним прощаться. Это естественно, когда дети присутствуют на отпевании, оплакивают, учатся реагировать на смерть, учатся делать что-то созидательное ради усопшего: молятся, помогают на поминках. И родители зачастую сами травмируют ребенка тем, что пытаются укрыть его от негативных эмоций. Некоторые начинают обманывать: «Папа уехал в командировку», и ребенок со временем начинает обижаться — сначала на папу за то, что не возвращается, а затем и на маму, ведь он чувствует, что она что-то не договаривает. А когда потом открывается правда… Я видел семьи, где ребенок уже просто не может общаться с матерью из-за такого обмана.

Меня поразила одна история: у девочки умер папа, и ее учительница — хороший педагог, православный человек — сказала детям, чтобы они не подходили к ней, потому что ей и так плохо. А ведь это значит, травмировать ребенка еще раз! Страшно, когда даже люди с педагогическим образованием, люди верующие не понимают детскую психологию.

Дети ничем не хуже взрослых, их внутренний мир ничуть не менее глубок. Конечно, в разговорах с ними надо учитывать возрастные аспекты восприятия смерти, но не надо прятать их от скорбей, от трудностей, от испытаний. Их надо готовить к жизни. Иначе они станут взрослыми, а справляться с потерями так и не научатся.

Что значит «пережить горе»

Полностью пережить горе — это значит превратить черную скорбь в светлую память. После операции остается шов. Но если он хорошо и аккуратно сделан, он уже не болит, не мешает, не тянет. Так и тут: шрам останется, мы никогда не сможем забыть о потере — но переживать ее мы будем уже не с болью, а с чувством благодарности к Богу и к умершему человеку за то, что он был в нашей жизни, и с надеждой на встречу в жизни будущего века.

Когда умирают близкие люди, мы в отчаянье. Горе, слезы, боль и непринятие, гнев на Бога, ощущение страшнейшей несправедливости. Депрессия и нежелание дальше жить, тоска и бессмысленность существования. Если бы мы только знали, к каким последствиям приведут наши чувства. Если бы нам кто-то сказал о том, что слезы – это гибель для ушедшей души…

Мы приходим в этот мир с определенной миссией, а когда выполняем ее – уходим. Даже если уходим в раннем возрасте, не успев познать жизнь, в юности, когда все, казалось бы, только начинается, в зрелости, когда только начинаешь понимать смысл жизни… Даже если мы умираем от страшных болезней, погибаем в результате несчастного случая или от старости… Это не воля Бога. Это воля нашей души, которая рождаясь в своем теле, знает, на что идет. Ей необходим этот опыт для того, чтобы совершенствоваться, развиваться и выходить на более высокий духовный уровень. И после смерти душа сможет выбрать себе новое тело, чтобы пройти новый путь и прожить новую жизнь. Сможет, если не будет чувствовать страданий близких ей при жизни людей. Поэтому при всем уважении к вашему горю и понимании чувств, я расскажу вам, чего категорически нельзя делать, когда умирают близкие вам люди.

Когда человек умирает, тело начинает покидать душа. И ни в коем случае нельзя бросаться умершему на грудь, так как это мешает ее освобождению. Душа в этот момент пытается наладить контакт со страдающим человеком, сообщить ему, что все хорошо, что не нужно так убиваться, что вокруг лишь спокойствие, радость и любовь. Но близкий человек эмоционально истощен, погружен в свое горе и никак не слышит слабого голоса интуиции.

Так как душа связана со своими близкими людьми энергетическими каналами, если они и дальше будут страдать, плакать, постоянно вспоминать умершего, или что еще хуже – разговаривать с ним, как с живим человеком, душа будет испытывать страдания. Она не сможет выполнять свою миссию дальше, так как они ее просто не отпустят. То, что ушел ваш близкий человек – решение его души, и для него будет лучше, если вы не будете страдать, а примете это, как его волю.

Прислушивайтесь к своим снам, ведь когда умирают близкие люди, часто их души пытаются что-то сказать или попросить через сон. Возможно, им холодно, они хотят есть или мечтают вернуться обратно на Землю. Не нужно бояться, просто вспомните, что говорил вам умерший человек во сне, плакал он или улыбался, страдал или был счастливым. Конечно, такие сны бередят раны, но постарайтесь не падать духом!

Если вы хотите помочь – молитесь. Молитва помогает душе избавиться от привязанностей земной жизни и приблизиться к Богу. Молитва успокаивает душу, дарит ей умиротворение, помогает адаптироваться к иному миру, искупить свои грехи.

Если вы хотите помочь – отпустите человека, живите дальше и будьте обязательно счастливы. Без него. Это не предательство, как считают некоторые, а ваш путь, ваша миссия, после выполнения которой, и вы уйдете.

Если вы хотите помочь – вспоминайте только хорошее, испытывая радость от того, что это было.

И цените каждый момент жизни, проведенный с другими любимыми людьми, так как никому неизвестно, когда окончиться их миссия.

Юлия Кравченко

Если у вас возникли вопросы при чтении статьи, вы их можете задать мне . Я с удовольствием вам отвечу!

Посттравматический синдром, сопровождающий смерть близких называется реакция острого горя. Это состояние является клинической нозологией, оно имеет свою стадийность, патогенез и способы терапии.

Виды переживания горя

Утрата близкого человека — это всегда неожиданно и страшно. Не играет роли, болел ли человек, или его смерть наступила внезапно. Люди, столкнувшиеся с утратой так или иначе сталкиваются с ситуацией переживания горя. Каждый переживает горе по разному, одни изолируются и становятся асоциальными, другие же наоборот стремятся максимально уйти в деятельность, чтобы не сталкиваться с болью.

Трудно дать определение понятию «нормального переживания горя», это очень индивидуальный процесс. Однако есть грань, после которой посттравматическое стрессовое состояние становится клинической патологией и требует обязательного медико-психологического сопровождения.

Психиатры и психологи выделяют два вида посттравматического состояния пациентов, переживших смерть близких людей:

1. Нормальная реакция острого горя.

2. Патологическая реакция острого горя.

Для того, чтобы говорить о грани между ними, необходимо понимать клиническое течение и особенности каждого этапа.

Переживание естественного горя

Реакция депрессии и глубокой скорби, связанные со смертью близкого родственника — это нормальная реакция, она имеет место быть и зачастую, при свободном протекании с поддержкой близких людей, человек возвращается к социальной жизни без помощи специалистов. Существуют так называемые стадии горя. Это периоды, характеризующиеся переживанием определенных эмоций и соответствующим поведением. Этапы могут иметь разную длительность и не всегда идут по порядку, но всегда имеют место быть.

I Стадия отрицания — это период, наступающий, когда поступает известие про смерть близкого человека. Эта стадия иногда носит название шоковой. Для нее характерны такие признаки:

  • неверие;
  • гнев на «гонца»;
  • попытка или стремление изменить ситуацию;
  • оспаривание факта трагедии;
  • нелогичное в отношении умершего поведение (накрывают стол на него, едут в квартиру, покупают подарки и звонят);
  • разговор о человеке идет так, как будто он еще живой.

II Стадия Гнева — когда осознание трагедии достигает понимания близкого, он начинает гневаться на других, на себя, на весь мир за то, что не предотвратили потерю. Для этой стадии характерны:

  • поиск виновного;
  • асоциальное поведение;
  • изоляция от близких;
  • гневная реакция на нейтральные или положительные состояния других людей.

III Стадия торгов и компромиссов — это стадия, когда человек начинает думать о том, что возможно в мире есть силы, способные «отменить» смерть близкого родственника, в основном тут включаются религиозные ритуалы, молитвы. Горюющий ищет компромиссов с богом, пытается «поторговаться» с ним за возможность вернуть близкого. Эта стадия обычно сопровождается такими чувствами и действиями:

  • надежда на возвращение близкого;
  • поиск религиозной поддержки;
  • обращение в религиозные или оккультные общества для поиска ответа на вопрос;
  • частые посещения церквей (или других религиозных центров);
  • торги со смертью (я изменюсь, если он вернется к жизни).

IV Депрессия — когда проходит гнев и попытки изменить трагическую ситуацию, когда до сознания горюющего доходит вся тяжесть утраты, наступает этап депрессии. Это длительный и очень тяжелый период. Период депрессии обозначен такими чувствами:

  • чувство вины за смерть близкого человека;
  • навязчивые мысли и состояния;
  • экзистенциальные вопросы (почему люди умирают в молодости?, какой смысл жить теперь?);
  • бессонница или гиперсомния (увеличение продолжительности сна);
  • отсутствие аппетита или наоборот, патологическое «заедание» горя (переживание по анорексическому или булемическому типу);
  • социальная изоляция;
  • утрата желания и способности заботиться о себе и других;
  • абулия (волевое бессилие);
  • чувство бессмысленности жизни после смерти близкого;
  • страх одиночества при невозможности нахождения в обществе.

V Принятие — это последняя стадия смирения с утратой. Человек еще испытывает боль, он полностью осознает значимость утраты, но он уже способен решать повседневные задачи и выходить из изоляции, эмоциональный спектр расширяется и активность растет. Человек может грустить, бояться, с болью вспоминать умершего, но он уже может быть социально активным. Таковы нормальные симптомы переживания горя. Стадия депрессии может длиться очень долго, но состояние постепенно улучшается. Это главный критерии «нормальности» горевания. Даже просто зная все эти этапы можно понять, как пережить смерть близких людей безопасно и полностью.

Патологические реакции горя

Главным критерием патологического горевания является длительность, интенсивность и прогрессирование стадии депрессии. В зависимости от реагирования на горестное событие, выделяют 4 вида патологических реакций горя:

  1. Отложенное горевание — это случается тогда, когда реакция на потерю близкого человека выражена очень слабо по сравнению с реакцией на бытовые мелкие ситуации.
  2. Хроническая (затяжная) реакция горя — это состояние, когда симптомы не улучшаются или нарастают со временем и депрессия длится годами. Человек утрачивает себя и способность заботиться о себе. Наступает клиническая депрессия.
  3. Преувеличенная реакция горя — это патологические состояния даже для горевания. К примеру вместо страха или тревожности у человека появляется фобия или развиваются панические атаки, вместо гнева появляются приступы ярости и попытки нанесения физических увечий себе или другим.
  4. Замаскированное горевание — человек страдает и горюет, но отрицает причастность к этому горестной ситуации. Часто это проявляется в виде острой психосоматики (обострение или манифестация заболеваний).

Помощь горюющему

Очень важно понимать, что любые эмоциональные состояния для горюющего человека действительно являются вариантами нормы. Бывает невероятно тяжело вынести и остаться рядом в тяжелых эмоциональных переживаниях человека, который потерял близкого. Но реабилитация после смерти близкого человека подразумевает поддержку и участие, а не игнорирование или обесценивание значимости утраты.

Что делать родным, чтобы помочь горюющему справиться и не навредить

Все зависит от стадии переживания потери. На этапе отрицания очень важно уважать право горюющего на шоковую реакцию и неверие. Не стоит его переубеждать, не нужно доказывать смерть. Человек прийдет к пониманию, но в этот момент его психика защищается от травмы. В противном случае, реакция из нормальной перейдет в патологическую, так как психика не справится с объемом утраты в короткое время. Нужно быть рядом и позволять переживать недоверие, отрицание и шок. Не стоит поддерживать иллюзию, и отрицать ее тоже не стоит. Стадия гнева — это нормальный процесс. Человеку есть на что злиться и необходимо позволить этому гневу быть. Да, это тяжело и неприятно, быть объектом агрессии. Но помощь после смерти близкого человека должна заключаться в принятии любых его нормальных эмоциональных состояний. Пусть это лучше будут обвинения, крики и битая посуда, чем попытки нанести вред себе. Стадия торгов также кажется «странной» родственникам горюющего, но нужно позволить человеку торговаться и находить утешение в вере. Если его активность в этом направлении не влечет за собой уход в секту, опасные ритуалы или самоубийство — стоит позволить человеку быть верующим и торговаться с богом. Депрессия — это период, когда близким стоит проявить особенную внимательность. Эта стадия наиболее длительная и тяжелая.

Ни в коем случае нельзя останавливать слезы, обесценивать утрату (все будет хорошо, не плачь, все нормально). Важно говорить об утрате, говорить о ее тяжести и боли, сопереживать и по сути работать эмоциональным зеркалом. Если близкие не способны быть рядом именно так, стоит обратиться к психологу и позволить человеку безопасно переживать горе. На этапе принятия очень важна поддержка любых новых начинаний, планов и положительных мотивов. Важны как воспоминания об умершем, так и подчеркивание положительных переживаний. Если переживание горя переходит в патологическое — нужно незамедлительно обращаться к психотерапевту, а при необходимости — к психиатру.

Как происходит проживание горя и принятие утраты

Когда придет тетушка с подарками

и спросит: «Где наш малыш, сестра?»,

Мать тихо скажет ей: «Он в зрачках

моих глаз. Он в моем сердце и

в моей душе»

Рабингранат Тагор. «Конец»

Сложная тема. Регулярно работаю с людьми, которые столкнулись с потерями, смертью близких. Кто-то обращается по рекомендации врача, кто-то самостоятельно в надежде перестать чувствовать боль и страдание из-за того, что близкого человека не стало, а обратившийся за помощью не может справиться с тяжелыми переживаниями…, или ощущает, что собственная жизнь полностью дезорганизована и пропадает перспектива и нет представления о собственном будущем.

Вначале поделюсь, почему не люблю работать с такими запросами клиентов. Во-первых, действительно тяжело находиться с человеком, переживающем острое горе. Это тяжело психологически, потому что люди склонны «заражаться» (индуцироваться) эмоциями окружающих. Тем более, эмоциями такой интенсивности! Наверняка, многие знают, что горе, разделенное с кем-то, становится меньше по силе переживания, а разделенная радость — сильнее и дольше. Поэтому родственники и друзья человека, столкнувшегося с утратой, берут себе какую-то часть чужой боли. Если учесть, что в последние десятилетия много говорят об успешности, яркой беспроблемной жизни, то сильные тяжелые эмоции, такие как горе, ужас, беспомощность, страх, сильная тревога, вина, стыд и даже грусть, еще сильнее вызывают желание дистанцироваться, не замечать и не чувствовать их.

В своей работе с людьми, переживающими утрату, регулярно сталкиваюсь с тем, что горюющему не с кем поделиться, рассказать о своих мыслях и эмоциях. Многие горюющие говорят о чувстве стыда и собственной слабости из-за того, что не в состоянии «выключить», удалить тяжелые переживания, перестать испытывать душевную боль.

Во-вторых, смерть близкого, и особенно внезапная, вызывает мысли про конечность жизни и актуализирует страх собственной смерти. И тоже вполне естественно, что многие окружающие не хотят и даже боятся соприкасаться с такими переживаниями.

Поэтому целью данного материала будет информирование про стадии переживания горя с акцентом на гибели ребенка. Сразу необходимо уточнить, что смерть собственного ребенка – самое тяжелое событие, которое может произойти в жизни человека и воспринимается как катастрофа. Из собственного опыта могу сказать, что даже простое знание стадий переживания утраты помогает справляться со страданием и скорбью от потери близкого.

При известии или столкновении с фактом смерти близкого человека и, особенно, собственного ребенка, взрослый человек чувствует ужас, отчаяние. На фоне сильных переживаний происходит глубокое сужение сознания, при котором затрудняется контакт с другими людьми. Обычно это состояние описывается как оглушенность горем. И одновременно с этим переживаются еще три состояния:

  • Субъективное чувство сужения времени, когда прошлое и будущее перестают существовать и все воспринимается, как происходящее «здесь и сейчас».
  • Ощущается невозможность разрешить сложившуюся ситуацию.
  • Возникает переживание угрозы своему психологическому существованию из-за разрушения системы ценностей.

Переживание утраты в психологии называют «работой горя» и выделяют несколько стадий, которые проходит человек, потерявший своего близкого.

Начальная стадия горя (в среднем, 7-9 дней) – шок и оцепенение, которые проявляются в отказе верить в реальность произошедшего и могут длиться до нескольких недель. В это время ухудшается физическое состояние человека, которое проявляется в снижении аппетита, мышечной слабости, замедленности реакций и снижении сексуального влечения. Происшедшее событие переживается как нереальное. Часто проявляется оцепенение, поэтому человек, столкнувшийся со смертью близкого, может казаться безразличным. На этой стадии снижается чувствительность к боли, невозможно плакать или как-то еще проявлять тяжелые переживания. Затяжной «светлый период», когда, напротив, человек не проявляет сильных эмоций, связанных со смертью любимого человека, всегда свидетельствует о глубине и тяжести состояния и в последствие увеличивают риски затяжного, «патологического переживания утраты».

Бесчувствие, анестезия утраты может сменяться сильной эмоциональной реакцией (острым эмоциональным состоянием), которая может заканчиваться спонтанным завершенным суицидом. Поэтому, человека, переживающего утрату, не стоит оставлять одного в первые дни и недели после случившегося.

После состояния шока может появиться злость, которая возникает из-за невозможности остаться в прошлом вместе с умершим человеком. Именно с этого момента начинается время горевания и движение в сторону смирения с фактом утраты близкого.

Также горюющему может начать казаться, что умерший незримо присутствует рядом, он может слышать его голос или замечать среди людей. Эти проявления сильно пугают и вызывают мысли о собственной неадекватности. Например, женщины, пережившие смерть ребенка во время беременности или после родов, часто говорят, что чувствуют шевеления и толчки в животе (если ребенок погиб до рождения) или слышат плач ребенка, забывают о факте смерти малыша. Все эти реакции часто встречаются и совершенно естественны для первых дней и недель после утраты.

Следующая стадия – острое горе, которое длится до 6-7 недель после утраты и завершается к 40му дню. Это время самого тяжелого и интенсивного переживания душевной боли. На смерть близкого человек может реагировать очень тяжело. В этот период проявляются и физические симптомы: затрудненное дыхание, мышечная слабость, быстрая утомляемость даже в отсутствие физической нагрузки, ком в горле, высокая чувствительность к звукам, запахам, освещению и нарушения сна.

На этой стадии горевания все мысли поглощены образом умершего, происходит идеализация воспоминаний о человеке. Параллельно с тяжелыми переживаниями и сосредоточением на воспоминаниях, у горюющего появляется чувство вины. В психологии есть даже специальный термин для обозначения этого чувства – это «вина выжившего», для которой характерны мысли-самообвинения из-за того, что человек чего-то не сделал или не предусмотрел, что и могло привести к смерти. Чувство вины перед умершим – встречается практически у всех, кто сильно переживает уход из жизни близких и любимых людей, особенно сильно оно проявляется в случае смерти собственного ребенка.

В случае смерти ребенка чувство вины велико еще и из-за того, что именно взрослые, родители, обеспечивают безопасность и благополучие собственных детей! И, если ребенок по каким-то причинам умирает, то родитель переживает это как крах собственной жизни, самооценки и потерю жизненной перспективы. Смерть ребенка невозможно себе объяснить в современном мире, где практически нет естественных угроз, где медицина научилась вылечивать серьезные болезни или продлевать жизнь и обеспечивать неплохое ее качество даже инвалидам. Поэтому не только родителям, но и другим взрослым тяжело слышать про страдания и гибель детей. Подобные события сильно повышают собственную тревогу, страх за собственную жизнь и страх непредсказуемого будущего.

Третья стадия (через 3-4 месяца от момента утраты) – период чередования «плохих» и «хороших» дней. В это время человек периодически чувствует себя немного лучше, но большую часть дня составляют тяжелые переживания и пониженное настроение. Может проявляться агрессия, вспыльчивость. Также может снижаться иммунитет и появляются частые простуды.

Четвертая стадия (от 3-4 до 6 месяцев) – депрессия. Характерными для этого периода жизни являются сниженное настроение, печаль, грусть, быстрая утомляемость. Также человек, переживающий потерю близкого, может становиться более замкнутым, меньше стремится бывать на людях. В этот период горюющий психологически завершает отношения с умершим и начинает выстраивать себе новое видение собственного будущего. Стадия депрессии затяжная и может продолжаться почти до годовщины смерти или затягиваться дольше.

Пятая стадия (от 6 месяцев до 1 года после смерти) – завершение. Именно в это время происходит примирение с жизнью: боль утраты смягчается, уже скорректировано представление о планах на дальнейшую жизнь. Человек начинает медленно возвращаться к обычной жизни и воспоминания об умершем не сопровождаются такой сильной душевной болью, как в первые недели.

Завершением периода горевания считается возникновение ощущения светлой памяти и теплоты при воспоминаниях об умершем.

Шестая стадия (от года до двух лет) – рецидивы. В этот период могут наблюдаться эпизоды болезненных воспоминаний, совпадающие с определенными значимыми событиями в жизни умершего. Например, его день рождения, день смерти, семейные праздники, которые теперь всегда будут проходить без этого близкого.

Психологами выделяются четыре задачи горя (Дж.В.Ворден), которые решает любой человек, переживающий смерть близкого.

Первая задача горя – признание факта потери, ее значимости и необратимости.

Вторая задача горя – пережить боль потери.

Третья задача горя – реорганизация (изменение) жизни без умершего. Необходимо создать себе удовлетворительные условия жизни.

Четвертая задача горя – выстроить новое отношение к умершему и продолжать жить.

Работа горя считается завершенной, когда горюющий вновь чувствует интерес к жизни, у него появляется новое окружение, с которым комфортно общаться и взаимодействовать.

Причины, приводящие к патологическому переживанию горя:

  • Внезапная, насильственная смерть или трагическая гибель близкого.
  • Самоубийство.
  • Конфликты непосредственно перед смертью, непрощенные обиды.
  • Трагические ситуации неопределенности (когда близкий исчез, пропал, не похоронен).
  • Умерший играл исключительную роль в жизни скорбящего. Смерть собственного ребенка часто переживается по типу патологического горевания.
  • Страх перед интенсивными переживаниями, которые кажутся непереносимыми, неконтролируемыми и бесконечными, неверие в собственные способности справиться с ними.

Следует учитывать, что в ситуации патологического переживания горя сильные эмоции могут проявляться в течение длительного времени, и сроки прохождения каждой стадии также могут существенно увеличиваться.

Методы помощи и самопомощи в ситуации утраты:

  1. В первые дни после смерти близкого, человека не надо оставлять одного на длительное время (на сутки, на ночь). В первую неделю горюющий может находиться в состоянии шока и не отдавать отчета в своих действиях. Если проявляется заторможенность, или, наоборот, возбуждение и неусидчивость, то может помочь мягкое руководство из вне и физическое присутствие рядом.
  2. Стоит расспрашивать, стимулировать говорить о случившемся и проявлять свои чувства, переживания, не сдерживать слезы.
  3. Стимулируйте человека делать то, что необходимо: заниматься организацией похорон или выполнять ежедневные обязанности, поддерживать порядок в доме, обслуживать себя и поддерживать в порядке свои вещи.
  4. Позвольте горюющему погрузиться в тяжелые переживания. Скорбь является продолжением любви к умершему. В христианской традиции принято остро реагировать и плакать в течение первых девяти дней после смерти. До сорокового дня также приемлемы слезы и погружение в себя, свои переживания. После 40 дней горюющему следовало постепенно возвращаться к обычной жизни с каждодневными делами и обязанностями.
  5. Горе – не болезнь и его невозможно вылечить! Проживание неосложненного горя проходит в течение года – полутора лет. Этот период также невозможно сделать короче по времени.
  6. Возможно профилактировать патологическое проживание горя. В этом помогают следующие психологические техники, некоторые можно выполнять несколько раз в течение дня. Приступать к таким способам самопомощи стоит через 6-8 недель после смерти близкого:
  • При сильных переживаниях и душевной боли необходимо концентрироваться на дыхании и восстанавливать его, если дыхание прерывается, останавливается. Это упражнение, подходит даже для первых дней после утраты: медленный вдох через нос и удлиненный выдох через полуоткрытые губы. Достаточно сделать 5-7 циклов вдохов-выдохов, чтобы напряжение уменьшилось и стало немного легче. Это очень простое и эффективное упражнение, которое можно повторять много раз в течение дня и практически в любом месте.
  • Когда сложно успокоиться и перестать плакать, можно себе помочь, если начать умывать лицо и мыть руки очень холодной водой. Если заниматься этим в течение 2-3 минут, то плачь прекратится и станет немного легче.
  • Также хорошо успокаивает холодная вода со льдом, если пить ее маленькими глотками в течение полутора- двух минут.

Эти техники помогают расслабиться и снять напряжение, которое возникает у горюющего в результате тяжелого эмоционального потрясения.

  • Техника «Разъединение» помогает справляться с тяжелыми и навязчивыми мыслями, возникающими у человека, переживающего утрату. Тяжелое эмоциональное потрясение всегда вызывает множество проявлений в поведении и вызывает появление навязчивых мыслей (обсессий).

От тяжелых навязчивых мыслей невозможно избавиться силой воли. В нашем мозгу постоянно возникает большое количество мыслей и только маленькую их часть мы замечаем и осознаем. Поэтому, замечая у себя тяжелые мысли, следует их предварять фразой: «Я думаю, что у меня есть мысль ….». И далее вставлять навязчивую мысль, наблюдать за ней и позволять проплывать в сознании, как облаку в небе. Выполняя данную технику удается приучить себя признавать свои тяжелые переживания и мысли и позволять им появляться и проходить. Для получения более выраженного эффекта от упражнения, его можно использовать вместе с дыхательным упражнением.

  • Техника «Исцеляющие письма». Все письменные техники и упражнения обладают высокой эффективностью. В период горевания по любимому человеку применять эту технику стоит через 6-8 недель после похорон. К этому времени происходит смирение с фактом смерти, скорбящий знает о силе собственной душевной боли и уже есть способы самопомощи для незначительного облегчения своего состояния.

Первое письмо. Вы пишите умершему человеку письмо, в котором подробно излагаете все свои переживания, события и их влияние на вашу жизнь. Также в письме можно задать вопросы, которые вы хотели задать, но не успели.

Второе и последующие письма. В них вы также описываете свое состояние, переживания и все, чем хотелось бы поделиться с усопшим.

Для того, чтобы данная техника была полезна, необходимо учитывать следующие правила ее выполнения: время, которое выбирается для написания письма, должно быть не ранее, чем через час после пробуждения и не позднее, чем за 2 часа до сна. На саму работу по написанию письма необходимо выделять до 20 минут. Писать стоит обычной ручкой или карандашом на отдельном листе бумаги. После завершения текст письма нужно убрать в отдельную папку (коробку) и не перечитывать. Писать такие письма можно по мере необходимости. Вначале потребность в них может быть ежедневной, а через несколько месяцев после похорон может возникать желание рассказать о себе, поделиться чем-то с усопшим лишь иногда… Все новые письма необходимо добавлять в папку к первому.

После того, как закончится горевание по любимому человеку, эти письма можно уничтожить. И перед этим также не надо перечитывать! Это упражнение можно выполнять в течение всего первого года после похорон или столько, сколько будет необходимо.

Смерть близких является тяжелым событием. В течение жизни практически каждый человек сталкивается с болезнями и потерями. Переживание горя и смирение с фактом утраты требует времени. Много времени и душевных сил. Чем ближе к нам был усопший, чем больше мы его любили, тем тяжелее смириться с тем, его нет и не будет в нашей жизни. К смерти близкого нельзя быть готовым и невозможно «научиться правильно горевать». Важно знать, что тяжелые жизненные события проживаются тяжело и долго. Некоторые оставляют определенные психологические «шрамы». Часто именно в результате переживания горя, скорби по ушедшему, человек способен к серьезной личной трансформации, которая может проявиться в изменении отношения к себе (меняется самооценка и система ценностей), к другим людям и вообще к жизни. Кто-то начинает больше ценить собственную жизнь и принимает решение жить продуктивно в память об ушедшем или из-за понимания того, что жизнь бывает непредсказуемой.

Все это будет. После. После того, как горе потери будет оплакано, принято и пережито.