Какая религия лучше

13 Исторические формы религии

Исторические формы религии.
Религии могут быть
монотеистическими (единобожие) и политеистическими (пантеон богов);
родо-племенными (распространены у народов, у которых сохранились архаические общественные структуры, например, у аборигенов Австралии и Океании);
народностно-национальными (индуизм, конфуцианство, сикхизм и т.д.);
мировыми. К мировым (наднациональным) религиям относятся: буддизм (основные направления – махаяна и хинаяна), христианство (гл. разновидности – католицизм, православие, протестантизм), ислам (основные направления – суннизм и шиизм).
Архаичные формы религиозных верований
Одной из общепризнанных форм древних религиозных верований является фетишизм – придание сверхъестественных (магических) свойств каким-либо предметам действительности. Фетишем мог стать любой предмет, поразивший воображение человека формой или свойствами. Если фетиш помогал, то его почитали, если нет – заменяли другим или «наказывали». Другой ранней формой религии считают тотемизм – веру в существование магических связей между группой людей и определённым видом животных (растений). Этнографы считают, что тотемизм тесно связан с хозяйственной деятельностью человека присваивающей культуры (собирательство, охота). Вид растений, животных, играющих особую роль в жизнедеятельности первобытного человека, становился тотемом, что отражалось в мифах о происхождении человека и мира. Тотемизм мог включать и ритуальное употребление тотемных животных, растений. Есть предположение, что в рамках тотемизма возникла целая система табу (запрет), своеобразный механизм регулирования социокультурного бытия древнего человека. Распространённой формой древнейших верований была магия (колдовство) – совокупность представлений и действий, в основе которых уверенность в возможности влияния на действительность искусством использования таинственных сил. Магия и сегодня сохраняется в тех сферах деятельности человека, где он не уверен в эффективности своей обычной практики. Современные этнографы предлагают классификацию магии по различным основаниям. Например, по целям воздействия магию делят на виды: любовную, лечебную, вредоносную, военную, хозяйственную. Профессиональные маги – шаманы, колдуны, бахсы (у казахов) – выполняли функцию духовных лидеров и занимали соответствующее место в социокультурной системе. Среди древних форм религиозных верований называют и анимизм (душа) — веру в существование душ и духов. Согласно концепции видного исследователя анимизма антрополога Э. Тайлора, верования развивались из двух источников: осмысление психических состояний (сон, галлюцинация, болезнь) и стремление к олицетворению и одухотворению окружающей действительности.
Одной из самых ранних форм родоплеменных религий является тотемизм – вера в родственную связь между племенем с одной стороны и определенным животным, растением или явлением природы – с другой. В первобытном обществе был распространен и фетишизм – почитание материальных предметов, якобы наделенных сверхъестественными свойствами. Кроме того, для родового строя характерен культ предков, которые якобы влияют на жизнь потомков. Вера в духов и душу, всеобщую одухотворенность природы называется анимизмом. Эти формы первобытных религиозных представлений существовали в тесном переплетении друг с другом. Была распространена вера в магию, которая через определенные действия и заклинания должна была повлиять на человека или природные явления.
Виды религий
Политеи;зм (от греч. ;;;;;, «многочисленный, много» + греч. ;;;;, «Бог, божество» — «многобожие») — религиозное мировоззрение, совокупность верований, основанная на вере в нескольких богов, которые имеют собственные пристрастия, характер, вступают в отношения с другими богами и имеют специфическую сферу влияния. Среди существенных изменений в характере религиозных верований периода перехода от общинной к государственной организации является замена иерархии духов иерархией богов, получившей наименование политеизма (многобожие). Боги связаны с природными стихиями и социокультурными силами. Меняется религиозная деятельность; она становится регламентированной. Появляются социальный слой профессиональных служителей культа, зачастую сочетающих религиозную деятельность с иной духовной, а также постоянные святилища, становящиеся центром религиозной жизни. Таким образом, религия начинает оформляться как самостоятельная сфера жизни общества, социокультурная подсистема государственно-организованных сообществ.
Для религий Древнего Египта, Индии, Греции, ацтеков, майя, древних германцев, древней Руси характерно было многобожие — политеизм.
Единобожие (монотеизм) характерно для таких религий, как иудаизм, христианство, ислам, сикхизм и некоторых других. С точки зрения верующих, приверженцев вышеперечисленных религий, появление их стало следствием Божественного действия.
Пантеизм — учение, согласно которому Вселенная (природа) и Бог тождественны. Пантеизм был распространён в ряде античных религиозно-философских школ (стоики и др.), в ряде средневековых учений (см. Спиноза и т. д.). Многие элементы пантеизма присутствуют в отдельных формах язычества и неоязычества, а также в ряде современных синкретических оккультных учений: теософии, Живой Этике и др.
Существуют также религии без Бога (в том смысле, какой придаёт этому понятию западное религиоведение) — вера в абстрактный идеал: буддизм, джайнизм
МОНОТЕИЗМ (единобожие), система религиозных верований, основанная на представлении о едином боге. Противоположен политеизму (многобожию). Характерен прежде всего для религий авраамовского круга (иудаизма, христианства, ислама).
Хотя религии авраамовского круга исходили из положения, что единобожие являлось первоначальной религией человечества, с течением времен искаженной людьми и превращенной ими в многобожие, в действительности оно возникло значительно позже политеизма. Самая ранняя монотеистическая религия – иудаизм – первоначально носила политеистический характер и освободилась от него только в 7 в. до н.э. Однако монотеистический культ имел гораздо более давнюю историю, чем монотеистическая вера. В некоторых культурах признание многобожия не означало почитания многих богов (генотеизм): верующий часто поклонялся только верховному богу пантеона (культ Атона в Древнем Египте). Кроме того, еще в древности появилась тенденция рассматривать остальных богов как различные ипостаси одного главного божества, наиболее ярко выразившаяся в индуизме, где все боги (Вишну, Шива и др.) считаются воплощениями исходного божественного абсолюта – брахмана.
При этом некоторые признанные монотеистические религии до сих пор обладают некоторыми политеистическими чертами. Так, наиболее влиятельные направления христианства (католицизм, православие, лютеранство) разделяют идею троичного божества: одного единого бога в трех лицах (Отец, Сын, Святой Дух). Эта идея воспринималась и воспринимается строгими монотеистами и вне (иудеи, мусульмане), и внутри христианства (ариане) как отступление от единобожия.
Монотеизм неоднороден и имеет ряд теологических и философских разновидностей. Наиболее распространенные – теизм, пантеизм, панентеизм и деизм.
Теизм – вера в бога как абсолютную бесконечную личность, стоящую над миром и в то же время причастную к жизни природы и общества. Характерен для большинства монотеистических религий – иудаизма, христианства, ислама, сикхизма.
Пантеизм – представление о тождестве бога и природы. В противоположность теизму, не рассматривает бога и мир (творца и творение) как нечто различное. В древности был свойственен индийской философии Веданты, считавшей мир эманацией Брахмы, греческой элейской школе (бог – «единое все»), неоплатоникам, соединившим восточное учение об эманации с платоновской теорией идей, а также классическому буддизму и одному из его главных направлений – хинаяне (высшее духовное начало распылено по всему миру).
Панетеизм (термин, введенный немецким философом Х.Ф.Краузе в 1828) – представление о том, что мир заключен в боге, но не тождественен ему. Свойственен индуизму, согласно которому творец Брахма содержит в себе всю вселенную.
Деизм – учение, считающее бога безличной первопричиной, мировым разумом, породившим мир, но не слитым с ним и не участвующим в жизни природы и общества; познать его можно лишь с помощью разума, а не откровения. Возник в 17 в., получил распространение в европейской философии раннего Нового времени (Э.Херберт, А.Э.Шефтсбери, французские энциклопедисты).
Как религиозная форма монотеизм делится на инклюзивный (включающий) и эксклюзивный (исключающий). Первый утверждает, что боги, почитаемые другими религиями, на самом деле лишь иные имена одного единого бога (индуизм, мормоны); с точки зрения второго, они – или сверхъестественные существа второго ранга (демоны), или некогда обожествленные люди (правители, герои, предсказатели, целители, искусные мастера), или просто плоды человеческой фантазии.
К теистическим религиям относятся иудаизм, христианство, ислам. Ранние религии, распространенные по этническим и политическим границам, уступают наднациональным, мировым религиям (буддизм, христианство, ислам), объединяющим людей вне зависимости от места их проживания, языка и этнической принадлежности и т.п. Эта идея выражена в Новом Завете: «Нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос».
Политеизм противостоит монотеизму — вере в единого Бога, и атеизму — отрицающему существование Бога или богов. Происхождение и связь политеизма с монотеизмом является предметом дискуссий среди антропологов и историков религий. Большинство исследователей склоняются к мнению, что политеизм является древнейшей формой религиозной жизни человека, из которой вырос монотеизм. В Библии политеизм отождествляется с язычеством (понимается как измена единому Богу), в которое впадал еврейский народ на протяжении всей своей истории. Во времена царя Соломона и позднейших царей в Израиле легально существовали священные горы и священные рощи, в которых совершалось поклонение языческим богам: Ваалу, Дагону, Астарте и другим божествам, распространенным в Средиземноморье и Передней Азии.
В парадигме политеизма мир представляется в виде иерархии различных божеств, обладающих большей или меньшей властью, имеющих свой облик (часто антропоморфный) и свою определённую сферу управления в природе и обществе. Пантеон богов представляет собой сложную систему взаимоотношений. Сфера деятельности каждого бога отделена от сферы деятельности других. Например, в др. Греции Посейдон — бог водной стихии, Гея — богиня земли; в социальной сфере — Гермес — бог торговли, славянский Велес — бог скотоводства и т. д. Во главе пантеона обычно стоит верховный бог, но не единственный, в отличие от монотеизма. В рамках политеизма поклонение племенным богам не исключает признания богов других народов.
Выделяют различные виды политеизма: анимизм, считающий все явления природы одушевленными, источником которых служит вмешательство духов и демонов; фетишизм — почитание материальных предметов, наделенных сверхъестественными свойствами; тотемизм — вера в родственную связь между племенем с одной стороны и определенным животным, растением или явлением природы — с другой. Для архаичных форм политеизма также характерен культ предков, которые магически участвуют в жизни потомков. Эти формы первобытных религиозных представлений существовали в тесном переплетении друг с другом.
Религиозная практика политеизма (его ритуалы) направлена на установление контакта с божеством и получение от него какой-либо помощи в обмен на приношения (жертвоприношение) со стороны человека. Знание законов взаимодействия с богами и умение применять их на практике дает власть над окружающей реальностью. Утверждение власти над реальностью с помощью ритуала — это магизм. Политеизм магичен по своей сути.
Политеизм представлен в современном мире в таких религиях как индуизм, синтоизм, африканские культы и других. Теоретическим обоснованием политеизма является мифология. Поэтому исследования политеизма тесно связаны с изучением мифов, которые представляют собой свод сказаний о богах и героях. Различают теогонические мифы — мифы о происхождении богов и космогонические — мифы о происхождении мира. В первобытных и традиционных обществах миф, повествующий о происхождении вселенной и человека, о возникновении социальных институтов, о культурных приобретениях, о жизни и смерти, выполняет функции религии, идеологии, философии, истории и науки. Первобытный миф — это простая, образная и часто поэтическая схема мира, объясняющая и предписывающая определенный способ существования в нём.
Пантеизм — учение, согласно которому Вселенная (природа) и Бог тождественны. Пантеисты не верят в личностного, антропоморфного бога или бога-творца. Слово «пантеизм» происходит от древнегреческого: ;;; (пан) — «всё, всякий» и ;;;; (теос) — «бог, божество». В пантеизме находит выражение концепция, что «Бог» лучше всего понимается в сближении с Вселенной. Несмотря на существующие различные течения внутри пантеизма, центральные идеи в большинстве форм пантеизма постоянны: Вселенная как всеобъемлющее единство и святость природы.
Термин «пантеист», от которого впоследствии произошло слово «пантеизм», впервые применил ирландский философ Джон Толанд в произведении «Социнианство в подлинном изложении пантеиста» («Socinianism Truly Stated, by a pantheist», 1705). Он пояснил свои воззрения в письме к Лейбницу (1710), в котором ссылался на «пантеистическое мнение тех, кто не верит в другое вечное существование, кроме Вселенной». Однако ранее многие писатели, школы философии и религиозные течения выражали схожие пантеистические идеи.
Среди них досократики, такие как Гераклит и Анаксимандр. Стоики были пантеистами, начиная с Зенона Китийского и в развитии позднего стоицизма у философа и императора Марка Аврелия. В дохристианской Римской Империи стоицизм был одной из главенствующих философских школ, наряду с эпикуреизмом и неоплатонизмом. Ранний даосизм у Лао-цзы и Чжуан-цзы также пантеистичен.
На Западе между IV и XV веками пантеизм был в упадке, рассматривался как ересь (например, амальрикане). К числу выдающихся христианских богословов этого периода с воззрениями близкими к пантеизму относятся: Иоанн Скот Эриугена, Мейстер Экхарт, Николай Кузанский. Первое открытое выражение пантеистического мировоззрения у Джордано Бруно (был предан сожжению в 1600 году). «Этика» Бенедикта Спинозы, оконченная в 1675 году, стала главным источником через который пантеизм получил распространение в Европе (хотя Спиноза сам не использовал термин «пантеизм»). Джон Толанд находился под влиянием как Спинозы, так и Бруно. В 1720 году он написал «Пантеистикон: или способ празднования общества Сократа» на латинском языке.
В 1785 году открытый диспут между критиком пантеизма Фридрихом Якоби и сторонником Мозесом Мендельсоном способствовал дальнейшему распространению знания о пантеизме среди немецких мыслителей конца XVI — начала XIX веков. Дискуссия способствовала росту авторитета Спинозы среди европейских философов.
В течение XIX века в Европе пантеизм многими расценивался как религия будущего, привлек внимание таких мыслителей, как Вордсворд и Кольридж в Англии, Фихте, Шеллинг и Гегель в Германии, Уолт Уитмен, Ральф Эмерсон и Генри Дэвид Торо в США, Лев Толстой в России. В дальнейшем пантеистические мотивы проявляются всюду, где философия начинает тяготеть к теологии. Из-за угрозы распространения пантеистических взглядов 8 декабря 1864 года Папа Пий IX в «Syllabus Errorum» назвал пантеизм среди «важнейших заблуждений нашего времени».
В XX веке пантеизм был оттеснен политическими идеологиями коммунизма и фашизма, последствиями двух мировых войн, и релятивистскими философиями экзистенциализма и постмодернизма. К числу известных пантеистов XX века можно отнести английского писателя Лоуренса, американского поэта Джефферса, учёного Альберта Эйнштейна, архитектора Фрэнка Ллойда Райта, историка Арнольда Тойнби.
Современное развитие
В конце XX века пантеизм начал заново возрождаться. Пантеисты настаивают на необходимости экологического сознания в обществе и СМИ. Часто говорится о том, что пантеизм лежит в основе теологии язычества. В 1975 году было основано «Универсальное пантеистическое общество», однако его численность остаётся небольшой. В 1999 году было создано «Мировое пантеистическое движение», которое имеет множество сторонников в различных странах мира и увеличивается благодаря спискам рассылок и социальным сетям.
В преддверии глобального экологического кризиса меняется отношение к природе, популярность и значимость пантеизма растет с начала 21 века. Ричард Докинз в «Бог как иллюзия» описывает натуралистический пантеизм как приукрашенный атеизм.
Ватикан продолжает выступления против пантеизма в папской энциклике от 2009 года и в послании 1 января 2010 года , в котором раскритиковал пантеизм за отрицание превосходства людей над природой и «видение источника спасения человека в природе». Фильм «Аватар», снятый Джеймсом Кэмероном в 2009 году, по общественной оценке представляет пантеистическое внимание и отношение к природе. The New York Times характеризует фильм как «продолжительную апологию пантеизма… выбор Голливуда религии для современного поколения».

Почему из множества религий правильная только одна?

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов рассказывает наш постоянный автор Сергей Худиев в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы”. Смотрите очередной прямой эфир на странице «Фомы» в Facebook по вторникам в 20.00, во время которого вы сможете задать свои вопросы.

Православный журнал «Фома» #Апологетика #Худиев_видео

Опубликовано Sergey Hudiev Вторник, 30 мая 2017 г.

На свете есть очень много религий, каждая из которых претендует на истину — с не меньшей уверенностью, чем вы. Чем мучиться вопросом о том, в какого из множества богов уверовать, не лучше ли оставаться атеистом?

Нет — потому что атеизм это тоже всего лишь один из претендентов на истину, не лучше других, у нас нет оснований принимать его как позицию по умолчанию. Действительно, у людей есть очень разные представления о том, как устроена реальность, какова конечная судьба человека, в чем причина нашего существования — и атеизм это просто одно из них. Многие из нас учились в советской школе, где нам внушили атеизм как своего рода стартовую позицию, но это уникальная особенность той культуры и эпохи, в большинстве стран мира это было не так.

Конечно, человек воспитанный в определенной религиозной традиции может оказаться перед вопросом «почему я привержен именно ей»; христианин должен быть готов ответить на вопрос о том, почему он привержен именно христианству. Но на такой же вопрос должен быть готов ответить и атеист. Атеизм — это тоже одно из человеческих верований, одна из традиций осмысления мира и места человека в нем. Иногда говорят, что атеизм — это просто воздержание от веры в Бога, но это не так — атеизм неизбежно делает позитивные утверждения об устройстве реальности, и мы их рассматривали, когда говорили о материализме. «Разум явился результатом длительного развития материи и сам полностью сводится к материальным процессам» — это определенное верование, которое, по меньшей мере, не очевидно. Даже если вас смущает разнообразие религий, это никак не повод становиться атеистом.

Но существует почти бесконечное число религий. Как предполагается делать правильный выбор из такого множества вариантов?

Ответ состоит в том, что мировоззрения довольно легко классифицировать. В наших религиозных поисках мы не хватаем произвольный предмет с полки — мы проходим через несколько развилок, на каждой из которых совершаем определенный выбор.

Нам стоит уточнить, из каких критериев мы исходим, делая тот или иной поворот. Если очень коротко — то из нашего опыта как людей, обладающих мышлением, свободной волей и нравственным чувством.

На первой развилке мы оказываемся перед вопросом — «существует ли духовная реальность, или все сводится к движению материи, подчиненной вечным, неизменным и безличным законам природы?» Если существует только материя, то Бога нет — но также нет свободной воли и мысли, поскольку в этом случае все наши акты мышления и произволения полностью детерминированы процессами, происходящими в головном мозге, которые, в свою очередь, детерминированы законами природы. Чтобы быть материалистами, нам пришлось бы объявить иллюзией (как последовательные материалисты это и делают) не только Бога, но и наш повседневный опыт свободной воли. Если мы считаем наше мышление и свободу реальностью, это уже выводит нас за рамки материализма. Существует духовная реальность.

Но (тут мы оказываемся перед второй развилкой) нам предстоит решить, является ли эта реальность безличной (как закон Кармы или «тонкая материя» оккультистов) или личностной. Тут мы можем обратиться к нравственному чувству — если существует подлинная, объективная разница между добром и злом, кто (или что) задает эту разницу? Какой-нибудь безличный закон Кармы не может справиться с этой задачей, потому что нравственные предпочтения бывают только у личности.

На третьей развилке мы выбираем между политеизмом и монотеизмом — богов много или есть только один Бог? В политеистических воззрениях боги могут иметь разные мнения и конфликтовать между собой — кто из них прав? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны предположить над ними какого-то третейского судью, который один является источником морального закона и, таким образом, Богом в собственном смысле. У нравственного Закона не может быть ряда конфликтующих источников — только один.

На четвертой развилке нам предстоит выбрать между тремя религиями, проповедующими единого Бога — Иудаизмом, Христианством и Исламом. И тут нам предстоит рассмотреть притязания Иисуса Христа на то, что Он — Бог и Спаситель, и свидетельство Апостолов о том, что Он — воскрес из мертвых. Выбор веры это дорога с немногими поворотами, а не выбор из бесконечного количества вариантов.

Разве притязания на уникальную спасительную истину, которую провозглашает религия, не ведет к попыткам принудить всех эту истину признать, и, таким образом, к нетерпимости и диктатуре?

Один из часто возникающих моментов в атеистической критике религии — это то, что проблемы и пороки, свойственные человеческому роду в целом, приписываются исключительно религии. Конечно, мы можем найти массу примеров, когда верующие люди пытались железной рукой загнать своих ближних в Царство Божие. Конечно, мы можем найти примеры грубого высокомерия и нетерпимости со стороны адептов тех или иных религий — и христианства в том числе.

Но является ли такое поведение проявлением именно религии? Это можно проверить по простой и испытанной методике — рассмотрим, как ведут себя люди, если этот фактор, религию, убрать. У нас был случай это проверить — я напомню еще раз о грандиозном социальном эксперименте, когда значительная часть человечества — в СССР и зависящих от него странах, в Китае, в Кампучии — жила в условиях полностью или почти отсутствующей религии. Породил ли этот эксперимент более терпимые и открытые к диалогу общества? Как раз наоборот — он породил общества более закрытые и нетерпимые. Нетерпимость, фанатизм, начетничество, жестокое принуждение к «правильным» взглядам — все это отлично обходится и без религии. Царство, в которое загоняют железной рукой, вполне может быть чисто светским — и даже решительно атеистическим.

На уровне отдельных людей мы, конечно, можем встретить благожелательных, культурных, терпимых атеистов — а можем встретить атеистов грубых, агрессивных и нетерпимых. Последние (как и скандалисты вообще) привлекают больше внимания. Увы, агрессия, нетерпимость и стремление принудить других к согласию — это общая черта человеческого рода.

Парадоксальным образом, даже люди, на знаменах которых написано «терпимость» и «разнообразие», склонны ненавидеть и преследовать тех, кто не разделяет именно их версии разнообразия и терпимости — как мы и видим на примере судебных процессов против христианских предпринимателей, которые уклонялись от обслуживания некоторых мероприятий.

То, что атеистические режимы были в большей степени склонны к принуждению, связано с принципиальным различием в картинах мира. Для христианина окончательная победа добра и установление Царства Божия на земле произойдет в результате сверхъестественного вмешательства Бога, причем это вмешательство произойдет именно тогда, когда победа сил зла будет более всего казаться очевидной и окончательной. Христиане спокойно относятся к тому факту, что человеческими усилиями в этом мире совершенно царства добра и справедливости построить невозможно, и не предпринимают таких попыток. Люди, отвергающие христианское возвещение, никак не могут помешать ни Царству Божию открыться, ни желающим покаянием и верой в него войти.

Для атеистических идеологий дело обстоит иначе — единственное царство, которое они предлагают, может быть создано только людьми и только по эту сторону истории, причем те, кто отказываются участвовать в его строительстве — или, тем более, исповедуют взгляды, с этим строительством несовместимые, могут ему реально помешать. Соблазн подавить тех, кто не хочет строить светлое царство силой, в этом случае сильнее, и мы видим, как люди ему поддавались.

Какая религия истинная?

Вечность не оставляет нам право на ошибку в выборе религии. Поэтому столь важен правильный выбор. Но существует ли он?
Почему в мире так много религий? Все ли религии ведут к Богу? Почему Бог один, а религий так много? Почему человечество отказывается от единого истинного Бога? Почему заменяет Его богами, которые им больше приходятся по душе? Если есть только одна истинная религия, почему Всевышний так устроил, что в мире существует столько религий? Почему из множества религий правильная только одна? Если человек родился среди иноверцев и не имел возможности найти истину, что будет с ним в будущей жизни, если таковая существует? Или что будет с людьми, которые жили среди заблудших людей и не имели возможности узнать об истине? Почему Господь позволил неверным религиям распространиться, стать «мировыми религиями» наряду с христианством, если они ошибочны? Эти и подобные вопросы издавна смущают многих людей, а для атеистов являются аргументацией их неверия. Скептики используют политеизм как свидетельство того, что либо Бога познать невозможно, или же его попросту не существует.
Христиане обосновывают истинность своей религии тем, что только она не только ведет к Богу, но — к спасению через веру в Иисуса Христа мы можем с уверенностью прийти к Нему. Все религии созданы людьми и только единственная истинная религия — христианство — была создана Самим Богом. Только христианство есть живое, реальное воздействие Бога на личность человека. Этого нет там, где нет истинного познания Бога, т.е. в иных религиях, являющихся выражением субъективного стремления человека к Богу, которое не привело к подлинному Богообщению (в смысле союза человека с Богом). Поэтому в «неистинных» религиях возникает подмена: сверхъестественные воздействия на человека демонических сил принимаются за Божественную благодать (как это, например, наблюдается в различных видах восточного оккультизма и в харизматических сектах). Правда, в этих рассуждениях не только много пустословия, но в самом учении много противоречий. Скажем, в Послании Галатам 6:7–8 утверждается, что желание воссоздать бога по собственному образу происходит от греховной природы, существующей в нас, что, в конечном счете, приведет к погибели.
Евреи обосновывают истинность веры в иудаизм, с одной стороны, с высоким статусом разума, и, с другой, — аппеляцией к более глубоким слоям души, затрагивающим способность к вере. Многие эпизоды еврейской истории можно назвать видом «исторического эксперимента», подтверждающего их истинную веру. Но в вопросах веры подобных аргументов зачастую недостаточно и остается место для сомнения. Именно поэтому во многих религиях важное место занимает Синайское откровение Моисея как аргумент, не оставивший сомнений. Это одно из толкований слов символа еврейской веры «Слушай, Израиль: Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь один!» — вера в единого Б-га, открытая евреям на горе Синай, будет верой всех народов во времена Машиаха. Для еврея высшее свидетельство истинности иудаизма — Тора, где раскрыл свою волю Всевышний. Поэтому только евреи могут строить свою жизнь, руководствуясь Его прямыми указаниями по правилам Торы. Человек, живущий согласно Торе, множит правду, а все иноверцы увеличивает в мире неправду, насыщая его фантазиями.
Мусульмане обосновали истинность ислама в суре аль-Маида. Если бы Аллах пожелал, то Ему не составило бы труда дать единую религию всем людям. Однако, Аллах пожелал устроить иначе, потому что Он хотел испытать людей. Он хотел проверить, у кого из людей есть подлинная покорность Всевышнему (убудийя — полная покорность и подчинение Аллаху), в соответствии с которой они будут готовы принять и исполнить любое повеление Аллаха, не имеет значения — что это будет. Когда людям была дана последняя мировая религия — Ислам, это была единая религия для всего человечества, совершенная религия, легкая для соблюдения в любое время и в любом месте. В любом случае, по многим причинам и Своей мудрости, Всевышний создал различные религии, чтобы испытать людей — будут ли они готовы отказаться от веры предков. Люди, до которых дошел призыв к Исламу, но которые отвергли его по невежеству и упрямству, являются неверующими в Аллаха и осуждены на вечное пребывание в Аду. Что же касается тех, до кого не дошел призыв к Исламу, на них лежит обязанность задуматься о цели своего существования и осознать единство Творца. Они вверяеют свою участь Аллаху, а Он решит их участь в День воскресения по абсолютной справедливости, поистине, Аллах — мудрый, милостивый и справедливый.
Не будем судить строго, сколько во всей этой аргументации истины и сколько пустословия, усиливаемого взаимной критикой. Скажем, христианская критика буддизма не просто пронизана противоречиями, но все аргументы «против» полностью отвечают самому становлению христианства. Вот эта ущербная критика: происхождение буддизма связано с поверьями и легендами. Основателем его считается Сиддхартха Гаутама. Однажды ночью, сидя под деревом и погрузившись в глубокие мысли, Гаутама внезапно достигает «просветления». С этого момента он становится Буддой — Просветленным. Исторических сведений об основателе его нет. Жизнеописания Сиддхартхи Гаутамы (Будды) составлялись несколько столетий спустя после его смерти. Сведения древних источников являются весьма противоречивыми и при такой противоречивости данных нельзя всерьез говорить о Божественном происхождении этой религии.
Критика христианством ислама еще более примитивна. Она выстроена на рассказе Мухаммеда о богоявлении и о неспособности его жены Хадиджи узреть явившегося мужу то ли Аллаха, то ли ангела: «Тогда обойди вокруг постели и сядь у моего правого бедра,— попросила Хадиджа и вновь спросила, видит ли его. Мухаммед подтвердил, что видит. Тогда незаметно для Мухаммеда Хадиджа обнажила себя, и ночной гость исчез. Жена стала уверять, что приходил ангел, а не дьявол, который не удалился бы, видя ее наготу». Удивляет, как легко и, мягко говоря, наивно, решился вопрос, который в духовном плане является вопросом жизни или смерти. Прежде всего, ангел существо бесплотное и для его взора нет вещественных преград: он может видеть и через одежды. Одежды прикрывают наготу только от человеческих глаз. Да и само тело человеческое не является чем-то порочным. Оно есть творение Божие. Греховна человеческая похоть и плотское вожделение, а не тело. В раю прародители были наги и не стыдились (Быт.2:25). Природа ангела неповрежденная. Им чужды человеческие страсти. А если это был демон, то он легко мог прибегнуть к хитрости. Зная каким способом его испытывают, специально мог удалиться, чтобы его приняли за ангела. При определении подлинности откровения важны не только обстоятельства, при которых оно было дано, но и содержание учение и личность создателя новой религии. Вывод: христианство — Божественно, ислам — человечен. А неверным религиям Господь позволил распространиться потому, что дал человеку свободу воли и не отнимает её, если даже человек заблуждается.
В том же христианстве существует несколько тысяч религиозных организаций, называющих себя христианами, которые признают святость и авторитет Библии. Это не препятствует им исповедовать различные, часто несовместимые взгляды. Каждая секта истолковывает Библию по-своему. Так, например, мормоны — не против многоженства и крещения умерших, секта «Свидетели Иеговы» отрицает бессмертие души, загробную жизнь, Божество и воскресение Христа, существование св. Духа как личности и многие другие христианские истины. В связи с этим возникает вполне обоснованный вопрос: как на одной и той же Библии, строят свое, противоречащее друг другу вероучение, около 22 тысяч различных протестантских конфессий, вероисповеданий, сект и т.п., которые существуют в мире на сегодняшний день? Несмотря на все различия в учениях разных сект, они проявляют поразительное единомыслие в одном — в своей ненависти к православной Церкви.
А само православие, борясь с многочисленными христианскими сектантами, доказывает свою истинность тем вымышленным фактом, что его церковная иерархия ведет преемственность от самого Христа (в отличие от других религиозных организаций), нигде не пересекаясь и не изменяя своего вероучения на протяжении почти 2000 лет, с момента основания в день Пятидесятницы, когда Святой Дух сошел на апостолов. И эта преемственность подтверждена исторически, т.е. от каждого современного православного епископа или священника можно проследить цепь рукоположений до св. апостолов. Еще один сомнительный аргумент: именно принятие Православной веры сделало Киевскую Русь сильным и высокоразвитым государством. Она выдержала все невзгоды и внешние и внутренние благодаря высокому православному духу народа.
Естественно, все эти маленькие и большие хитрости разные церкви легко оправдают своей «правоверностью», древностью, высочайшей духовностью, единственной верностью и незапятнанностью, но всё это — просто поток пустословия и прямого обмана (https://www.youtube.com/watch?v=COlGeXQQWOo). Я лично не знаю иной религии, кроме прямого богообщения (Бог и Я), не требующего посредников, денег и государственных служб безопасности. Что до самих религий, включая так называемые мировые, то все они когда-то родились, достигли пика влияния, шли на спад и умирали. Кстати, еще один интересный статистический факт: из 5-6 миллиардов верующих в мире насчитывается, по разным оценкам, 180-227 млн.православных и 14,6 млн. иудаистов. То есть «богоизбранными» является только 3-4% от живущих на нашей планете. Поэтому к тем и другим вопрос: почему Всевышний столь скуп на своих правоверных?..
ПРАВОСЛАВИЕ КАК БОЕСПОСОБНАЯ ФОРМА ПАТРИОТИЗМА
Видимо, ни одна религия мира не претерпевала столько метаморфоз и перевоплощений как российское православие — от тотального народного верования до воинствующего атеизма, от государственной религии — до катакомбной, от Андрея Рублева до сожжения икон, от кликушеских призывов до холопских проклятий. Основа государственности и полоса гонений, «высота духа человеческого» и «мораль рабов», разрушение храмов и «религиозное возрождение», эмоциональная пылкость и догматическое невежество, главный элемент охранительного национализма и мессианские упования…
Впрочем, в царской России, когда православие было государственной религией, оно тоже служило не столько Богу, сколько Государству, Власти и укреплению воинского духа народа-богоносца, жгло русские переводы Библии и печатало «Апостол». Я уж не говорю о «двоеверии», то есть об органическом слиянии религии «небесного Отца» с древним неоязычеким культом родимой матери-земли (увлечения духами природы, магией, экстрасенсорикой, спиритизмом и прочими поверьями, восходящими к самым ранним анимистическим и фетишистским воззрениям). Или о православии как наиболее боеспособной форме патриотизма, искони защищавшего святую Русь от иудейской, католической, масонской и всякой другой иноземной нечисти.
На протяжении одной человеческой жизни, не выезжая за пределы своей деревни, люди, имели возможность неистово бить поклоны, разрушать храмы, жечь иконы и снова слышать в своей душе призыв свыше, голос Божий, исходящий из все того же Кремля. На протяжении одной человеческой жизни страна сначала убивала сотни тысяч священнослужителей, а затем посылала в религиозные школы и академии офицеров СМЕРШа и заградотрядов… Именно таким способом русский блудный сын возвращался под отчий кров…
Стоит ли после всего сказанного удивляться, что герой книги Андрея Битова «Птицы», типичный «бедный верующий» хочет в минуту страха вознести мольбу Всевышнему, но у него получается «какая-то мычащая молитва без слов»? Или же — Венечке Ерофееву, у которого нет другого способа доказательства существования Господа, чем «икота», которая внезапно поражает и отпускает»бедного верующего» во время молитвы?
«Закон — он выше всех нас. Икота — выше всякого закона… Мы — дрожащие твари, а она — всесильна. Она, то есть Божья Десница, которая над всеми нами занесена… Он непостижим уму, а следовательно, Он есть. Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный». Это «шестое» доказательство бытия Божия — от икоты — может показаться кощунственным или в лучшем случае пародийно-ироническим с точки зрения догматического канона, но оно раскрывает апофатический дух «бедной» религиозности не меньше, чем эксцентрические, «богохульные» поступки русских юродивых, — иронически комментирует Михаил Эпштейн…
Кстати, о подобных религиозных «метаморфозах» много пишут все русские модернисты — от Виктора Ерофеева, Виктора Пелевина, Владимиpа Шаpова до Владимироа Сорокина, Игоря Яркевича и Антона Понизовского.
«Русский суд стрaшнее Стрaшного судa».
«У русского кaждый день — aпокaлипсис. Он к этому привык».
«Потому что президент и Патриарх берутся за руки и объявляют, что мы — православная цивилизация, и иногда все враги становятся на следующий день — все, кто не так одеваются, не той помадой красится, говорят что-то другое, нежели требует православная цивилизация. Тогда просто открывается огромный простор для уничтожения реального, физического и какого угодно».
«О чем вся великая русская классика? Об абсолютной невыносимости российской жизни в любом ее аспекте. И все. Ничего больше там нет. А мир хавает. И просит еще».
«Духовность русской жизни означает, что главным производимым и потребляемым продуктом в России являются не материальные блага, а понты».
«Убьем, искалечим, кости переломаем, а в душе-то мы добрые, православные! «Охаживаем» полегонечку ломиком…»
«Россия — страна богохранимая. — Как-то посредственно она «хранимая»… что это за «богохранимое» государство, откуда все население хочет свалить? Храним для кого? Для китайцев?»
«А тот, которого ткнули ножом собутыльники? Богоносец?»
«Мычать-то мычит, зато сердце знаете у него какое? О-о! Золотое! Народное! Знаете что в душе-то у него? Глубина-а!»
«Можно ждать от них что-то хорошее? Нет, скажи, можно, в здравом уме находясь, видеть в этой стране что-то хорошее? Это бред! натурально, психическая болезнь. Циклотимия, пожалуйста — как у Гоголя: «птица-тройка» — пожалуйста вам, реальная галлюцинация! Эпилепсия тоже пойдет — как у Федор-Михалыча: «народ-богоносец» — такая же галлюцинация, аура, бред припадочный…»
В «рождественском романе» Юза Алешковского «Перстень в футляре» мы наглядно видим рождение «верующего» из закоренелого атеиста, достигшего высот советско-партийной карьеры на поприще борьбы с предрассудками масс, «богоборца в третьем поколении» Гелия Револьверовича Серьеза. Потрясенный духовной мерзостью своего существования, он вдруг испытывает потребность молиться, не зная кому и о чем: «А может, вновь взмолиться перед… хоть о чем молить-то?.. О любви?.. Поздно… О спасении?..»
Случаен ли такой мощный поток иронии, сарказма, боли, бреда? А как быть, когда даже маршал от религии патриарх Кирилл начинает признавать, что религия сегодня все чаще становится инструментом для манипуляций общественным сознанием недобросовестными деятелями. Естественно, он говорит это о конкурентах, но ведь выглядит-то как оговорка по Фрейду. А вот и реакция церковных диссидентов на реалии РПЦ. 3-4 февраля 2019 года в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби состоялась Всемирная конференция «Человеческое братство», организованная Советом мусульманских старейшин. Кирилл, пишут они, не только послал гонцов на это сатанинское сборище, но дал ему высокую оценку, обратившись к его участникам со словами приветствия и поддержки. «Вот так искусственно созданными угрозами международного терроризма и пользуются слуги антихриста для порабощения всего мира и всего человечества. Гундяевы и франциски обосновывают этой эфемерной борьбой свои усилия по слиянию всех религий в одну церковь, насаждая ересь ересей — экуменизм, утверждающей, что все религии верят в одного бога творца, но понимают его по разному. Да запретит им Господь!»

МИССИОНЕРСКИЙ ЛИСТОК Почему православие — истинная религия

Почему православие – истинная религия.
Религия – это вид человеческой деятельности. У любой деятельности есть свои особые цели. У религии таких целей две: преодоление смерти и «организация» общения человека – уже здесь в земной жизни — с надчеловеческим духовным миром (обратите внимание: эти цели лежат за пределами материальной жизни). У разных религий представления об устроении невидимого духовного мира различаются, но реальность его существования не отрицает никто. Даже атеисты, которых сегодня осталось совсем немного. (Человека, верящего, например, в гороскопы, атеистом считать уже сложно). «Что-то там, конечно, есть» с этим тезисом согласится большинство человечества. Но вряд ли такое неопределенное утверждение как-то повлияет на повседневную жизнь человека.
Духовный мир, охватывающий и пронизывающий нашу земную жизнь, безусловно, един. Не может его источником одновременно быть и безличный Абсолют религий Востока и личностный Бог христианства. И Бог иудеев, олицетворяющий Закон, «не уживется» с православным Богом, который «есть Любовь». Из нескольких утверждений, противоречащих друг другу, только одно может быть истинно, остальные – ложны.
Человеку, размышляющему о своем религиозном самоопределении, нужно делать выбор. Именно выбор. Потому что тезис экуменистов – все религии ведут к одному Богу, только разными путями – ложный тезис.
Мы выбираем православие. Почему? Мировые религии можно разделить на два класса. Первый – восточные религии – индуизм, буддизм, сикхизм, в которых нет Бога-Творца. Основой мира в них считается духовно-космическая безличная субстанция, «мировой дух», брахман. Вселенная представляется как огромный механизм, действующий по жестко заданным (кем?) законам кармы. Законы работают безоговорочно, им вынуждены подчиняться даже «второстепенные» боги, «сделанные» (кем?) из брахмана.
Подобные религиозные воззрения гениально опроверг Ньютон. Когда его коллега отстаивал идею о том, что мир мог появиться сам собой, без участия разума, Ньютон, вместо возражений, показал ему изящную модель солнечной системы, состоящей из лампочки в центре и шариков на проволочках вокруг нее. Коллега был очарован и попросил у Ньютона адрес мастера, изготовившего модель. Ньютон ответил: «Простите, какой мастер? Вы о чём? Это случайно получилось, здесь у меня валялся всякий хлам, а потом случайно шарики накатились на проволоки, вот так вот завинтились, и вот случайно сложилась эта модель». Абсурдность ответа понятна всем. Еще куда более нелепым выглядит аналогичный способ возникновения самой солнечной системы. Разум — необходимое условие любого творения, а разум всегда принадлежит личности.
Второй класс мировых религий – Авраамические, признающие единого личностного Бога, Творца мира и человека – это иудаизм, христианство и ислам. Яхве иудаизма и Аллах ислама отличаются от обычного человека только неограниченными возможностями как в мире материальном, так и в мире духовном. Бог христианства принципиально иной. Он Троичен: Три Личности – Бог Отец, Бог Сын (Богочеловек Иисус Христос) и Бог Дух Святой — имеют единую Божественную природу. Троичность Бога недоступна рациональному пониманию человека – а это означает, что человек не мог ее «придумать». Только Сам Бог мог открыть человеку это знание о Самом Себе. Троичность христианского Бога – это богооткровенная Истина.
Христианский мир составляют сегодня три конфессии: православие, католичество и протестантство.
Все христианские конфессии принимают и Троический догмат и Богочеловечество Иисуса Христа. Но Бог непостижим в Своей сущности, мы видим Его «как бы сквозь тусклое стекло, гадательно» (1Кор.13:12), и поэтому не удивительно, что в каждой конфессии формируется свое, отличное от других, вИдение Господа.
Православие эту непостижимость признает полностью, слова: «Мои мысли — не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь» (Ис.55:8) расценивает как наставление на пути богопознания и не пытается самостоятельно представить себе Бога. Мы помним, что: «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине (Иоан.4:24). Православный в молитве и покаянии очищает свое сердце, потому что сказано: Бога узрят чистые сердцем (Мф.5:8). Мы смиренно ожидаем Божественного посещения и опознаем его по абсолютной новизне: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2:9).
Католичество избрало рациональный путь познания Бога. Католики стремятся зримо вообразить Бога – а прообразом им может послужить только человек. И строй мышления, и действия, которые они приписывают Богу, тоже свойственны человеку. Такой бог сурово карает за прегрешения, прощение грехов у него можно купить (индульгенции), иначе придется отбывать «тюремное заключение» (чистилище). Очень человеческий бог у католиков.
Протестантство еще сильнее упростило свое вероучение. Бог у них – автомат для раздаяния земных благ и одновременно гарант спасения. Вставил в автомат карточку с надписью: «Бог, я верю в Тебя» — и Господь обязан предоставить тебе успешную земную жизнь и забронировать место в Небесной Обители. Не надо бороться с грехами, восстанавливать в себе падшую человеческую природу, ведь раз ты уверовал – ты уже святой.
Даже само представление о том, кто может обладать истиной, принципиально различается в разных христианских конфессиях. В Православии истина дана Церкви, соборному единству верующих. Католическая Церковь отдает истину на откуп Папе, который сам заведует спасением адептов. А в протестантстве истина открыта всякой отдельной личности независимо от церкви. Эта идеология, кстати, породила и множество протестантских деноминаций (лютеранство, кальвинизм, англиканство…) и сект (баптисты, пятидесятники, адвентисты…) и модные ныне индивидуальные верования в того бога, который «у меня в душе».
Веками слышится вопрос:
Скажите, что есть истина?
Я — Истина, — сказал Христос,
И это слово истинно!
Раз шел в претории допрос,
Народ кричал неистово.
Глас слышит Мой, — сказал Христос,
Тот, кто есть сам от Истины.
Такой ответ как будто прост,
Пилат в нем видит искренность,
И все же задает вопрос:
А что такое истина?
Так, глядя Истине в глаза,
Мы гоним ее истово,
Забыв, что Сам Христос сказал:
Я — Путь и Жизнь и Истина!
Так что никакой религиозной толерантности быть не может. Есть только одна истинная религия – Православие. Все остальные – ложны.
Назад в раздел