Канон казанской

Канон Пресвятой Богородице пред иконой «Казанская»

Явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани (1579 г)

1 ок­тяб­ря 1552 го­да, в празд­ник По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, но­чью, Иоанн IV, пред­во­ди­тель рус­ских во­и­нов, го­то­вив­ших­ся к ре­ши­тель­но­му штур­му та­тар­ской Ка­за­ни, вдруг услы­шал бла­го­вест мос­ков­ских ко­ло­ко­лов. Царь по­нял, что это – зна­ме­ние ми­ло­сти Бо­жи­ей: по мо­лит­вам Взбран­ной Во­е­во­ды Гос­подь вос­хо­тел об­ра­тить к Се­бе на­род ка­зан­ский.

По­ко­ре­ни­ем Ка­за­ни под по­кро­вом Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы бы­ло за­вер­ше­но де­ло, на­ча­тое в 1164 го­ду свя­тым кня­зем Ан­дре­ем Бо­го­люб­ским († 1174; па­мять 4 июля). Вол­га – глав­ный вод­ный путь стра­ны – ста­ла рус­ской ре­кой. Из та­тар­ско­го пле­на бы­ло осво­бож­де­но 60 000 рус­ских лю­дей. На­ча­лось про­све­ще­ние та­тар све­том Еван­гель­ской ис­ти­ны. Яви­лись пер­вые му­че­ни­ки – свя­тые Петр и Сте­фан (па­мять 24 мар­та). Но­во­учре­жден­ная Ка­зан­ская епар­хия во­шла в со­став Рус­ской Церк­ви и вско­ре про­си­я­ла сво­и­ми ар­хи­епи­ско­па­ми: свя­ти­те­лем Гу­ри­ем († 1563; па­мять 5 де­каб­ря) и свя­ти­те­лем Гер­ма­ном († 1567; па­мять 6 но­яб­ря).

Но осо­бен­но спо­соб­ство­ва­ло воз­вы­ше­нию Пра­во­сла­вия сре­ди волж­ских ма­го­ме­тан яв­ле­ние в го­ро­де Ка­за­ни 8 июля 1579 го­да чу­до­твор­ной ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Труд­но шло де­ло про­по­ве­ди Еван­ге­лия в по­ко­рен­ном цар­стве сре­ди за­ко­ре­не­лых му­суль­ман и языч­ни­ков. Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, по­кро­ви­тель­ни­ца про­по­вед­ни­ков Сло­ва Бо­жия, еще в зем­ной Сво­ей жиз­ни раз­де­ляв­шая со свя­ты­ми Апо­сто­ла­ми бла­го­вест­ни­че­ские тру­ды, ви­дя ста­ра­ния рус­ских мис­си­о­не­ров, не за­мед­ли­ла по­слать им Небес­ную по­мощь, явив Свою чу­до­твор­ную ико­ну.

28 июня 1579 го­да страш­ный по­жар, на­чав­ший­ся око­ло церк­ви свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Туль­ско­го, ис­тре­бил часть го­ро­да и об­ра­тил в пе­пел по­ло­ви­ну Ка­зан­ско­го Крем­ля. Зло­рад­ство­ва­ли по­клон­ни­ки Ма­го­ме­та, ду­мая, что Бог про­гне­вал­ся на хри­сти­ан. «Ве­ра Хри­сто­ва, – го­во­рит ле­то­пи­сец, – сде­ла­лась прит­чею и по­ру­га­ни­ем». Но по­жар в Ка­за­ни явил­ся пред­зна­ме­но­ва­ни­ем окон­ча­тель­но­го па­де­ния ис­ла­ма и утвер­жде­ния Пра­во­сла­вия на всей зла­то­ор­дын­ской зем­ле, бу­ду­щем Во­сто­ке Рус­ско­го го­су­дар­ства.

Го­род вско­ре на­чал вста­вать из ру­ин. Вме­сте с дру­ги­ми по­го­рель­ца­ми, неда­ле­ко от ме­ста на­ча­ла по­жа­ра стро­ил дом стре­лец Да­ни­ил Ону­чин. Его де­вя­ти­лет­ней до­че­ри Мат­роне яви­лась в сон­ном ви­де­нии Бо­жия Ма­терь и по­ве­ле­ла до­стать Ее ико­ну, за­ры­тую в зем­ле еще при гос­под­стве му­суль­ман тай­ны­ми ис­по­вед­ни­ка­ми Пра­во­сла­вия. На сло­ва де­воч­ки не об­ра­ти­ли вни­ма­ния. Три­жды яв­ля­лась Бо­го­ро­ди­ца и ука­зы­ва­ла ме­сто, где укры­та чу­до­твор­ная ико­на. На­ко­нец, Мат­ро­на со сво­ей ма­те­рью ста­ли рыть в ука­зан­ном ме­сте и об­ре­ли свя­тую ико­ну. На ме­сто чу­дес­но­го об­ре­те­ния при­был во гла­ве ду­хо­вен­ства ар­хи­епи­скоп Иере­мия и пе­ре­нес свя­той об­раз в близ­рас­по­ло­жен­ный храм во имя свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, от­ку­да, по­сле мо­леб­на, пе­ре­нес­ли его с Крест­ным хо­дом в Бла­го­ве­щен­ский со­бор – пер­вый пра­во­слав­ный храм го­ро­да Ка­за­ни, воз­двиг­ну­тый Иоан­ном Гроз­ным. Во вре­мя ше­ствия по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние два слеп­ца – Иосиф и Ни­ки­та.

Спи­сок с ико­ны, яв­лен­ной в Ка­за­ни, из­ло­же­ние об­сто­я­тельств ее об­ре­те­ния и опи­са­ние чу­дес бы­ли по­сла­ны в 1579 го­ду в Моск­ву. Царь Иоанн Гроз­ный по­ве­лел устро­ить на ме­сте яв­ле­ния храм в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, где и по­ме­сти­ли свя­тую ико­ну, и ос­но­вать жен­ский мо­на­стырь. Мат­ро­на и ее мать, по­слу­жив­шие об­ре­те­нию свя­ты­ни, при­ня­ли по­стриг в этой оби­те­ли.

В Ни­коль­ском хра­ме, где был со­вер­шен пер­вый мо­ле­бен пред Ка­зан­ской ико­ной, был в то вре­мя свя­щен­ни­ком бу­ду­щий Пат­ри­арх Ер­мо­ген, свя­ти­тель Мос­ков­ский († 1612; па­мять 17 фев­ра­ля). Через пят­на­дцать лет, в 1594 го­ду, уже бу­дучи мит­ро­по­ли­том Ка­зан­ским, он со­ста­вил ска­за­ние о свя­щен­ных со­бы­ти­ях, оче­вид­цем и участ­ни­ком ко­то­рых был: «По­весть и чу­де­са Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­цы чест­но­го, слав­но­го Ея яв­ле­ния об­ра­за, иже в Ка­за­ни». С боль­шой фак­ти­че­ской точ­но­стью опи­са­ны в по­ве­сти мно­гие слу­чаи ис­це­ле­ния, со­вер­шив­ши­е­ся от чу­до­твор­ной ико­ны по мо­лит­вам ве­ру­ю­щих. Ру­ко­пись «По­ве­сти» – ав­то­граф Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ер­мо­ге­на – це­ли­ком вос­про­из­ве­де­на в фак­си­миль­ном из­да­нии: Ска­за­ние о чу­до­твор­ной Ка­зан­ской иконе Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы. С пре­ди­сло­ви­ем А. И. Со­болев­ско­го, М., 1912.

Неболь­шая ико­на, об­ре­тен­ная де­воч­кой Мат­ро­ной на недав­но при­со­еди­нен­ной ино­род­че­ской окра­ине Рос­сий­ско­го цар­ства, ста­ла вско­ре все­на­род­ной свя­ты­ней, зна­ме­ни­ем Небес­но­го по­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри, яв­лен­но­го всей Рус­ской Церк­ви, ибо ду­ша пра­во­слав­но­го на­ро­да чув­ство­ва­ла осо­бое уча­стие Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы в ис­то­ри­че­ских судь­бах Ро­ди­ны. Не слу­чай­но Ка­зан­ский об­раз яв­ля­ет­ся спис­ком с древ­ней Влахерн­ской ико­ны (празд­но­ва­ние 7 июля) и от­но­сит­ся по ико­но­гра­фи­че­ско­му ти­пу к ико­нам, име­ну­е­мым Оди­гит­рия-Пу­те­во­ди­тель­ни­ца. Мно­го раз «Ма­туш­ка Ка­зан­ская» ука­зы­ва­ла путь к по­бе­де рус­ским пра­во­слав­ным во­и­нам в ис­пол­не­нии их свя­щен­но­го дол­га пе­ред Бо­гом и Ро­ди­ной.

В год яв­ле­ния ее в Ка­за­ни (по дру­гим ис­точ­ни­кам дву­мя го­да­ми поз­же) на­чал­ся зна­ме­ни­тый по­ход «за Ка­зань» (за Ураль­ские го­ры) бла­жен­но­го Гер­ма­на, ка­за­чье­го ата­ма­на Ер­ма­ка Ти­мо­фе­е­ви­ча По­воль­ско­го († 1584), увен­чав­ший­ся при­со­еди­не­ни­ем Си­би­ри. Бла­го­дат­ной энер­гии, из­лу­чен­ной чу­до­твор­ным об­ра­зом, бы­ло до­ста­точ­но, чтобы за несколь­ко де­сят­ков лет рус­ские зем­ле­про­ход­цы-мис­си­о­не­ры про­шли на во­сток, «встречь солн­ца» мно­гие ты­ся­чи ки­ло­мет­ров и в празд­ник По­кро­ва в 1639 го­ду вы­шли в пер­вое пла­ва­ние по Ти­хо­му оке­а­ну, бла­го­вест­вуя спа­се­ние окрест­ным на­ро­дам.

В со­бо­ре Ка­зан­ско­го де­ви­чье­го мо­на­сты­ря ико­на на­хо­ди­лась до на­ча­ла ХХ в., а в 1904 г. Рос­сию по­тряс­ло из­ве­стие о по­хи­ще­нии свя­ты­ни. Свя­то­тат­ствен­ное со­бы­тие про­изо­шло в ночь с 28 на 29 июня 1904 г.

К яв­лен­ной иконе име­лось несколь­ко риз. Празд­нич­ная на­де­ва­лась на Рож­де­ство Хри­сто­во, Пас­ху и в дни празд­но­ва­ния Ка­зан­ской ико­ны, буд­нич­ная, или по­все­днев­ная, – в осталь­ные дни. Празд­нич­ная ри­за бы­ла зо­ло­тая. На нее на­де­ва­лась дру­гая ри­за, ни­зан­ная круп­ным жем­чу­гом, брил­ли­ан­та­ми, изу­мру­да­ми, яхон­та­ми и др. дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми. Буд­нич­ная, не ме­нее дра­го­цен­ная, мос­ков­ской ра­бо­ты, сплошь ни­зан­ная жем­чу­гом, име­ла зо­ло­тые вен­цы с брил­ли­ан­то­вы­ми ро­за­ми, мно­же­ством дру­гих укра­ше­ний и дра­го­цен­ных кам­ней. А в 1767 го­ду им­пе­ра­три­ца Ека­те­ри­на II при­ло­жи­ла к иконе еще и брил­ли­ан­то­вую ко­ро­ну. Ви­ди­мо имен­но из-за та­ко­го оби­лия дра­го­цен­но­стей яв­лен­ная Ка­зан­ская ико­на бы­ла по­хи­ще­на из Ка­зан­ско­го де­ви­чье­го мо­на­сты­ря шай­кой 28-лет­не­го Вар­фо­ло­мея Сто­я­на. Во­ры вско­ре бы­ли пой­ма­ны, и в но­яб­ре 1904 го­да в Ка­за­ни со­сто­ял­ся су­деб­ный про­цесс. Од­на­ко, что ста­ло с чу­до­твор­ной ико­ной, в хо­де след­ствия окон­ча­тель­но вы­яс­нить не уда­лось. На су­де бы­ло вы­ска­за­но мне­ние, что ико­на бы­ла со­жже­на, так как на квар­ти­ре Сто­я­на в пе­чи бы­ли най­де­ны об­го­рев­шие остат­ки икон. Мать со­жи­тель­ни­цы Сто­я­на Ку­че­ро­вой, по­ка­за­ла на су­де, что обе ико­ны бы­ли по­руб­ле­ны и со­жже­ны Сто­я­ном. Сам же Сто­ян от­ри­цал уча­стие и в кра­же, и в уни­что­же­нии ико­ны, со­зна­ва­ясь лишь в по­куп­ке кра­де­ных дра­го­цен­но­стей. Сто­ян и его по­дель­ник Ко­мов бы­ли при­го­во­ре­ны к ли­ше­нию всех прав, иму­ще­ства и к ссыл­ке на ка­торж­ные ра­бо­ты на 12 и 10 лет со­от­вет­ствен­но.

По­те­ря пер­во­на­чаль­но­го об­ра­за не ума­ля­ет бла­го­дат­ной си­лы все­го мно­же­ства спис­ков с Ка­зан­ской ико­ны, через ко­то­рые Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца по­мо­га­ет нам Сво­им хо­да­тай­ством пе­ред Сво­им Сы­ном по пло­ти, а по ипо­ста­си Сы­ном Бо­жи­им, Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом.

Избавление Москвы и России от поляков в 1612 г.

Пра­во­слав­ные во­и­ны и мис­си­о­не­ры шли на во­сток, от­ступ­ни­ки бе­жа­ли на за­пад. Вол­ной са­мо­зван­цев и «во­ров­ских лю­дей» ста­ра­лись за­то­пить Русь в на­ча­ле ХVII сто­ле­тия иезу­и­ты. Про­мыс­лом Бо­жи­им в пе­ри­од поль­ско­го на­ше­ствия (1605–1612), ко­то­рый на­род на­звал «Смут­ным вре­ме­нем», Рус­скую Цер­ковь воз­глав­лял ве­ли­кий ис­по­вед­ник Пра­во­сла­вия – свя­щен­но­му­че­ник Ер­мо­ген, Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си, по­чи­та­тель Ка­зан­ской ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ав­тор «Ска­за­ния» о ней и Служ­бы ей.

В труд­ные дни, ко­гда Москва бы­ла за­ня­та по­ля­ка­ми, а по стране ши­ри­лись усо­би­цы и нестро­е­ния, непре­клон­ный стра­да­лец за Свя­тую ве­ру и Оте­че­ство, на­хо­дясь под стра­жей, су­мел тай­но от­пра­вить в Ниж­ний Нов­го­род воз­зва­ние: «Пи­ши­те в Ка­зань мит­ро­по­ли­ту Еф­ре­му, пусть по­шлет в пол­ки к бо­ярам и к ка­зац­ко­му вой­ску учи­тель­ную гра­мо­ту, чтобы они креп­ко сто­я­ли за ве­ру, уни­ма­ли гра­беж, со­хра­ня­ли брат­ство, и как обе­ща­лись по­ло­жить ду­ши свои за дом Пре­чи­стой и за чу­до­твор­цев и за ве­ру, так бы и со­вер­ши­ли. Да и во все го­ро­да пи­ши­те… вез­де го­во­ри­те мо­им име­нем». Ни­же­го­род­цы от­клик­ну­лись на при­зыв пер­во­свя­ти­те­ля. Со­бран­ное опол­че­ние воз­гла­вил князь Ди­мит­рий Ми­хай­ло­вич По­жар­ский.

При­со­еди­нив­ши­е­ся к опол­че­нию ка­зан­ские дру­жи­ны при­нес­ли с со­бой спи­сок с Ка­зан­ской чу­до­твор­ной ико­ны, ко­то­рую в Яро­слав­ле пе­ре­да­ли кня­зю Ди­мит­рию. Пре­свя­тая Вла­ды­чи­ца взя­ла опол­че­ние под Свое по­кро­ви­тель­ство, и Ее за­ступ­ле­ни­ем бы­ла спа­се­на Рос­сия.

Огром­ные труд­но­сти ис­пы­ты­ва­ли рус­ские вой­ска: внут­рен­нюю враж­ду, недо­ста­ток ору­жия и про­до­воль­ствия. В осен­нюю непо­го­ду дви­ну­лось рус­ское во­ин­ство на штурм Моск­вы, на­хо­див­шей­ся в ру­ках по­ля­ков.

Трех­днев­ный пост и усерд­ная мо­лит­ва пред Ка­зан­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри при­к­ло­ни­ли Гос­по­да на ми­лость. В оса­жден­ном Крем­ле на­хо­дил­ся в то вре­мя в пле­ну при­быв­ший из Гре­ции, тя­же­ло боль­ной от по­тря­се­ний и пе­ре­жи­ва­ний, ар­хи­епи­скоп Элас­сон­ский Ар­се­ний (впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Суз­даль­ский; † 1626; 13 ап­ре­ля). Но­чью кел­лия свя­ти­те­ля Ар­се­ния вдруг оза­ри­лась Бо­же­ствен­ным све­том, он уви­дел Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го (па­мять 5 июля и 25 сен­тяб­ря), ко­то­рый ска­зал: «Ар­се­ний, на­ши мо­лит­вы услы­ша­ны; пред­ста­тель­ством Бо­го­ро­ди­цы суд Бо­жий об Оте­че­стве пре­ло­жен на ми­лость; за­ут­ра Москва бу­дет в ру­ках оса­жда­ю­щих и Рос­сия спа­се­на».

Как бы в под­твер­жде­ние ис­тин­но­сти про­ро­че­ства ар­хи­епи­скоп по­лу­чил ис­це­ле­ние от бо­лез­ни. Свя­ти­тель по­слал из­ве­стие об этом ра­дост­ном со­бы­тии рус­ским во­и­нам. На сле­ду­ю­щий день, 22 ок­тяб­ря 1612 го­да, рус­ские вой­ска, во­оду­шев­лен­ные ви­де­ни­ем, одер­жа­ли круп­ную по­бе­ду и взя­ли Ки­тай-го­род, а через 2 дня – Кремль.

В вос­кре­се­нье, 25 ок­тяб­ря, рус­ские дру­жи­ны тор­же­ствен­но, с Крест­ным хо­дом, по­шли в Кремль, неся Ка­зан­скую ико­ну. На Лоб­ном ме­сте Крест­ный ход был встре­чен вы­шед­шим из Крем­ля ар­хи­епи­ско­пом Ар­се­ни­ем, ко­то­рый нес Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­го­ро­ди­цы, со­хра­нен­ную им в пле­ну. По­тря­сен­ный свер­шив­шей­ся встре­чей двух чу­до­твор­ных икон Бо­го­ро­ди­цы, на­род со сле­за­ми мо­лил­ся Небес­ной За­ступ­ни­це.

По из­гна­нии по­ля­ков из Моск­вы князь Ди­мит­рий По­жар­ский, по дан­ным Ни­ко­нов­ской ле­то­пи­си, по­ста­вил свя­тую Ка­зан­скую ико­ну в сво­ей при­ход­ской церк­ви Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, на Лу­бян­ке, в Москве. Поз­же ижди­ве­ни­ем кня­зя-пат­ри­о­та на Крас­ной пло­ща­ди был воз­двиг­нут Ка­зан­ский со­бор. Свя­тая ико­на, быв­шая в вой­сках По­жар­ско­го при осво­бож­де­нии Моск­вы, в 1636 го­ду пе­ре­не­се­на бы­ла в но­во­устро­ен­ный храм. Ныне этот свя­той об­раз на­хо­дит­ся в Бо­го­яв­лен­ском Пат­ри­ар­шем со­бо­ре Моск­вы.

В па­мять осво­бож­де­ния Моск­вы от по­ля­ков уста­нов­ле­но бы­ло со­вер­шать 22 ок­тяб­ря осо­бое празд­но­ва­ние в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Сна­ча­ла это празд­но­ва­ние со­вер­ша­лось лишь в Москве, а с 1649 го­да бы­ло сде­ла­но все­рос­сий­ским.

В 1709 го­ду пе­ред Пол­тав­ской бит­вой Петр Ве­ли­кий со сво­им во­ин­ством мо­лил­ся пе­ред ико­ной Ка­зан­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри (из се­ла Кап­лу­нов­ки). В 1721 го­ду Петр пе­ре­нес один из спис­ков с Ка­зан­ской ико­ны Бо­го­ро­ди­цы из Моск­вы в Пе­тер­бург, где ико­на вна­ча­ле бы­ла по­став­ле­на в ча­совне, по­том в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, а с 1737 го­да в хра­ме в честь Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы на Нев­ском про­спек­те. В 1811 го­ду пе­ред Оте­че­ствен­ной вой­ной свя­тая ико­на Небес­ной За­ступ­ни­цы пе­ре­не­се­на в но­во­со­здан­ный Ка­зан­ский со­бор.

В 1812 го­ду Ка­зан­ский об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри осе­нял рус­ских сол­дат, от­ра­зив­ших фран­цуз­ское на­ше­ствие. В празд­ник Ка­зан­ской ико­ны 22 ок­тяб­ря 1812 го­да рус­ские от­ря­ды под пред­во­ди­тель­ством Ми­ло­ра­до­ви­ча и Пла­то­ва раз­би­ли арьер­гард Да­ву. Это бы­ло пер­вое круп­ное по­ра­же­ние фран­цу­зов по­сле ухо­да из Моск­вы, враг по­те­рял 7 ты­сяч че­ло­век. В тот день вы­пал снег, на­ча­лись силь­ные мо­ро­зы, а ар­мия по­ко­ри­те­ля Ев­ро­пы на­ча­ла та­ять.

… Ка­зан­ский со­бор в Пе­тер­бур­ге стро­ил­ся с 1801 по 1811 год – как бы спе­ци­аль­но для то­го, чтобы стать хра­мом-па­мят­ни­ком рус­ской сла­вы в Оте­че­ствен­ной войне 1812 го­да. Ико­но­стас глав­но­го ал­та­ря тон­кой че­кан­ной ра­бо­ты, ис­пол­нен из ста пу­дов се­реб­ра: из них со­рок по­жерт­во­ва­ны хра­му дон­ски­ми ка­за­ка­ми, от­бив­ши­ми в 1812 го­ду это се­реб­ро у фран­цу­зов. Сте­ны со­бо­ра укра­ше­ны тро­фе­я­ми, взя­ты­ми у фран­цу­зов в 1812 го­ду. Вра­же­ские зна­ме­на скло­ни­лись у свя­щен­ной гроб­ни­цы по­гре­бен­но­го в со­бо­ре кня­зя Ми­ха­и­ла Ку­ту­зо­ва-Смо­лен­ско­го, спа­си­те­ля Оте­че­ства. Брон­зо­вые из­ва­я­ния Ку­ту­зо­ва и Барк­лая де Тол­ли сто­ят пе­ред хра­мом у кон­цов ко­лон­на­ды, по­лу­кру­гом об­няв­шей со­бор­ную пло­щадь…

В мно­го­чис­лен­ных чу­до­твор­ных спис­ках с Ка­зан­ской ико­ны про­слав­ля­ет­ся на Ру­си Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца, По­кро­ви­тель­ни­ца пра­во­слав­но­го рус­ско­го на­ро­да. Из мно­же­ства икон Бо­го­ро­ди­цы, по­чи­та­е­мых в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, ни од­на не рас­про­стра­не­на в та­ком чис­ле, как Ка­зан­ская. Всей Пра­во­слав­ной Русью она свя­то чтит­ся, к ней ча­ще все­го об­ра­ща­ют взо­ры в бе­дах и бо­лез­нях, взы­вая: «За­ступ­ни­це усерд­ная, Ма­ти Гос­по­да Выш­ня­го, за всех мо­ли­ши Сы­на Тво­е­го Хри­ста Бо­га на­ше­го… всем по­лез­ная да­руй и вся спа­си, Бо­го­ро­ди­це Де­во, Ты бо еси Бо­же­ствен­ный по­кров ра­бом Тво­им».

Бла­го­дат­ным осе­не­ни­ем рас­по­ло­жи­лись ико­ны Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы по ли­цу на­шей От­чиз­ны, во­ис­ти­ну об­ра­зуя Небес­ный по­кров. Ее неустан­ным хо­да­тай­ством нис­по­слан­ный Бо­же­ствен­ным Сы­ном, при­нес­шим Се­бя в жерт­ву для спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. Древ­ний Вла­ди­мир­ский свя­той об­раз Бо­го­ро­ди­цы хра­нит и бла­го­слов­ля­ет на­ши се­вер­ные пре­де­лы, Смо­лен­ская и По­ча­ев­ская ико­ны ограж­да­ют за­пад, а на во­сток, до края зем­ли си­я­ет лу­ча­ми неиз­быв­ной бла­го­да­ти чу­до­твор­ный Ка­зан­ский об­раз Пре­чи­стой на­шей Ма­те­ри.

См. фильм «Свя­тое зна­ме­ние Рос­сии. Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри».

Список храмов с престольным праздником Казанской иконы Божией Матери

Чтимые списки иконы находятся в Казанском соборе Санкт-Петербурга и в Казанском соборе Красной площади в Москве.

икона

См. также в других словарях:

  • ИКОНА — ИКОНА (от греч. εικών образ, изображение) один из главных феноменов православной культуры в целом и русской в частности; важная категория православного религиозно эстетического сознания. В качестве культового изобразительного образа икона… … Философская энциклопедия

  • Икона — Архангел Михаил . Работа ученика Феофана Грека. ИКОНА (от греческого eikon изображение, образ), в православии и католицизме изображение Иисуса, Богоматери, святых, сцен из Священного Писания; произведений иконописи. Культ иконы зародился во 2 в … Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • икона — Образ, лик, боги, Божье милосердие. Ср. изображение … Словарь синонимов

  • ИКОНА — (н. греч. eikona, образ). Священное изображение предметов и лиц нашего религиозного поклонения. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ИКОНА новогреч. eikona, древнегреч. eikon. Живописное изображение И.… … Словарь иностранных слов русского языка

  • ИКОНА — жен. образ, изображенье лика Спасителя, Небесных Сил или угодников. Подымать икону, брать и переносить куда. Молись иконе, да будь в покое/ Наперед икону целуй, там отца и мать, а там хлеб соль. Иконы не купят, а меняют (вместо: не покупают).… … Толковый словарь Даля

  • Икона — Икона ♦ Icоne Значимый образ или образный знак. В этом смысле слово «икона» по значению близко к слову «символ», но содержит более выраженный элемент изобразительности. Символ чаще выступает в роли знака абстрактной идеи; икона – предметов… … Философский словарь Спонвиля

  • ИКОНА — (от греч. eikon изображение образ), в православии и католицизме изображение Иисуса Христа, Богоматери и святых, которому приписывается священное значение; произведение иконописи. Иконами называют также священные живописные изображения в ламаизме … Большой Энциклопедический словарь

  • ИКОНА — ИКОНА, иконы, жен. (греч. eikon, букв. образ, подобие). Живописное изображение бога или святых, являющееся предметом почитания у христиан; образ. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

  • ИКОНА — ИКОНА, ы, жен. У православных и католиков: предмет поклонения живописное изображение Бога, святого или святых, образ 2. | прил. иконный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

  • Икона — (от греч. eikon изображение, образ), в христианской религии (православии и католицизме) в широком смысле изображение Иисуса Христа, Богоматери, святых, сцен из Священного писания, которому церковь приписывает священный характер; в узком… … Художественная энциклопедия

  • Икона — (греч. eikon – изображение, образ) в православии и католицизме изображение Иисуса Христа, Богоматери и святых, которому приписывается священное значение. Большой толковый словарь по культурологии.. Кононенко Б.И.. 2003 … Энциклопедия культурологии

Православными христианами два раза в году – 21 июля и 4 ноября, отмечается День Казанской иконы Божьей Матери. В 1579 году после страшного пожара в Казани десятилетней дочери купца Матроне явилась во сне Божья Матерь, открыв, что под развалинами их дома находится ее чудотворный образ. Вторая дата связана с событиями Смутного времени, когда благословленные иконой ополченцы во главе с Мининым и Пожарским 4 ноября 1612 года освободили Москву от поляков. В праздник проходят крестные ходы. На богослужении священники рассказывают о чудесах, явленных ликом Казанской Богоматери. Верующие поздравляют друг друга с праздником. Мы предлагаем вам скачать красивые картинки с Днем Казанской иконы Божьей Матери, которые порадуют ваших родных и друзей.

Праздник не является двунадесятым. Поэтому нет категорического запрета на работу. Но желательно в этот день отложить срочные дела, а также стирку и уборку. На нашем православном портале представлены картинки на день Казанской Божьей Матери с поэтичными пожеланиями. Вы можете выбрать для своих близких любое фото или открытку с образом Пресвятой Богородицы, с поздравительными надписями или без.

Казанская икона Божией Матери: история с продолжением

Через некоторое время после покорения Казани молодым царем Иваном Васильевичем Грозным, учреждения им Казанской епархии и успешного распространения христианства магометане стали оказывать сильное сопротивление. Пожар 1579 г., истребивший половину Казанского кремля и прилегавшую часть города, они расценили как гнев «русского Бога».

Именно в это время для укрепления Православия в Казани была явлена милость Божия через чудесное обретение иконы Богоматери, получившей по этому случаю наименование Казанской.

Явление чудотворной иконы

Матроне, девятилетней дочери стрельца Онучина, вознамерившегося поставить себе новый дом на месте пожарища, во сне явилась Матерь Божия, повелевая сообщить архиепископу и градоначальникам, чтобы они извлекли из земли Ее образ, указав и место на пепелище, где надо было копать.

Так как никто не обращал внимания на слова ребенка, Матерь Божия явилась вторично, а на третий раз девочка во сне увидела саму икону, от которой исходил грозный голос: «Если не поведаешь глаголов Моих, Я явлюсь в другом месте, а ты погибнешь». Тогда мать испуганной девочки отвела дочь к воеводам и архиепископу Иеремии, но никто не поверил словам ребенка.

Казанская икона Божией Матери

Наконец, 8 июля мать с помощниками стала рыть по указанию дочери, но только когда сама девочка взялась за заступ и стала копать около печи, появилась икона Богоматери, обернутая в ветхий суконный рукав. Лик иконы был ясный, будто только что написанный, нисколько не пострадавший от огня (иконография Казанского образа представляет собой разновидность Одигитрии-Путеводительницы). Узнав о чуде, архиепископ с градоначальниками торжественным крестным ходом пришли на место чудесного обретения иконы и перенесли ее в церковь Николы Тульского, затем после молебна — в Благовещенский собор.

События явления и перенесения образа описал священник Никольской церкви Ермолай, будущий митрополит Казанский и затем Патриарх Московский Ермоген, мученически пострадавший за Православие в смутное время.

Ему принадлежит и служба в честь Казанского образа, включая общеизвестный тропарь: «Заступнице усердная…» Он также засвидетельствовал и первые чудеса, свершившиеся во время торжества: по дороге прозрел Иосиф, бывший слепым уже три года, в самом соборе исцелился другой слепец Никита.

Впоследствии также была замечена особая милость Богоматери через Свой Казанский образ к страждущим глазами.

После того как архиепископ с воеводами отправили царю подробное описание обретения иконы с точным ее списком, тот велел строить на месте явления женский монастырь. Первыми постриженицами обители стали отроковица Матрона и ее мать.

В 1595 г. митр. Ермогеном был отстроен новый Успенский собор и штат монахинь увеличен до 64 человек; чудотворный образ был обложен царскими дарами — золотом, драгоценными камнями и жемчугом. В 1798 г. новые украшения были возложены императрицей Екатериной, и ею же были отпущены 25 тыс. руб. на строительство новой соборной монастырской церкви, освященной в 1808 г.

Почитаемые списки Казанской иконы

Русской Церковью особо почитались и два чудотворных списка с Казанского образа Божией Матери, дважды сопутствовавших русскому воинству в борьбе против иноплеменников: Московский и Санкт-Петербургский.

Первый список, после тайного воззвания Патриарха Ермогена взятый казанской дружиной в поход в 1611 г., был передан дружинам северных городов под руководством князя Дм. Пожарского, шедшим на освобождение столицы от поляков.

После усердной молитвы русских воинов Богоматери перед Ее образом стало известно о видении прп. Сергия Радонежского греческому архиепископу Элассонскому Арсению, заточенному поляками в Кремле, объявившего ему о том, что заступничеством Царицы Небесной царствующий город освобождается от врагов.

Получив такую духовную поддержку Богоматери, 22 октября (сегодня этому дню соответствует 4 ноября по гражданскому календарю) русские выбили поляков из Китай-города, и затем сами захватчики сдали Кремль. Духовенство вышло навстречу русскому воинству с Московскими святынями, а впереди освободителей шествовала Сама Взбранная Воевода в Своем Казанском образе.

До новой революционной смуты эта икона оставалась в построенном для нее кн. Пожарским Казанском соборе на Красной площади. С 1649 г. по повелению царя Алексея Михайловича местные празднования — казанское 8 июля и московское 22 октября — стали общероссийскими, а Казанскую икону начали почитать как покровительницу Дома Романовых.

Храм Казанской иконы Божией Матери на Красной площади

Второй чтимый список, принадлежавший вдовствующей царице Прасковии Феодоровне, был перенесен в числе других святынь императором Петром Великим в обустраиваемую им северную столицу, где он стал одной из главнейших святынь града св. Петра. В 1811 г. в честь этого образа был отстроен кафедральный Казанский собор.

В следующем 1812 г. М.И. Кутузов, назначенный императором Александром I главнокомандующим русской армии, перед отъездом в действующие войска молился перед Петербургской святыней и чрез возложение на него святой иконы получил благословение Матери Божией на святое дело борьбы с захватчиками.

Из награбленного французами серебра, отобранного казаками, в соборе Кутузовым был устроен серебряный иконостас — дар Божией Матери. Прах славного полководца, известного своим благочестием, упокоился под сводами Казанского собора рядом с чудотворным образом Богоматери, не отвергнувшей его молитв и даровавшей под его предводительством победу русскому воинству над армиями Наполеона.

В Великую Отечественную войну, когда силы уже были на исходе, жители обложенного блокадой города на Неве совершили крестный ход с Казанской иконой Богоматери, что несомненно добавило стойкости верующим горожанам и помогло им выстоять до конца.

История явленного чудотворного образа печально оборвалась в тяжелое для России время начала XX в. В ночь на 29 июня 1904 года собор Казанского Богородицкого монастыря был ограблен святотатцами; бесследно пропала и чудотворная икона Богоматери. На следствии воры показали, что драгоценную ризу они продали, а икону порубили и сожгли. В тот же год русское воинство постигли неудачи на Дальнем Востоке.

Казанский Богородицкий монастырь. Из альбома: Виды Казани, рисованные с натуры Эдвардом Турнерелли. — Лондон, 1839.

Кроме этих трех икон множество других списков Казанской иконы Божией Матери в разных уголках нашей необъятной Родины прославилось чудесами исцелений и милостей Царицы Небесной к православному народу, за что русские люди весьма полюбили этот образ. В редком храме не встретишь Казанской иконы; ею же чаще всего благословляют молодых на семейную жизнь.

Возвращение чтимого списка из Ватикана

После революции 1917 г. богоборческий режим безжалостно расправлялся с духовным достоянием русского народа и последовательно уничтожал драгоценные для верующего сердца святыни.

Многие иконы ради их древности и богатых окладов были пущены с молотка и попали в руки западных коллекционеров.

Один из списков Казанской иконы Божией матери, написанный в XVIII в. и украшенный драгоценным окладом и камнями, был продан за рубеж, а затем выкуплен и подарен папе Римскому Иоанну-Павлу II, в покоях которого икона находилась с 1993 г. По некоторым предположениям эта икона принадлежала основательнице Дивеевской общины схимонахине Александре (Мельгуновой) и в свое время хранилась в Казанской церкви села Дивеева.

Желание передать эту икону Русской Православной Церкви высказывалось папой уже очень давно. В 1997 г. условием передачи ставилась личная встреча главы Ватикана со Святейшим Патриархом Алексием II, что было неприемлемо для Русской Церкви в силу усложнившихся в те годы отношений с Римом. В 2000 г. вопросом возвращения образа заинтересовались гражданские власти, и стал рассматриваться вариант передачи иконы папой Патриарху в Казани во время перелета понтифика в Монголию.

В 2003 г. смешанной комиссией была проведена искусствоведческая экспертиза, определившая, что икона не является ни одним из трех главнейших образов, но представляет собой копию XVIII в., выполненную под оклад (то есть хорошо прописаны только лики и руки) и, судя по окладу, принадлежавшую зажиточной семье.

После экспертизы католической администрацией снова было заявлено о возможности приезда Иоанна-Павла II в Россию для передачи иконы, на что последовала отрицательная реакция Синодального отдела внешних церковных связей. В ней указывалось на то, что передача иконы не является достаточным основанием для визита папы, а сам визит к тому времени даже не фигурировал в качестве предмета межцерковных переговоров (Церковный вестник, № 9-10 (262-263) май 2003 г.).

Наконец Католическая Церковь приняла решение передать список Казанской иконы без всяких условий. 25 августа в Риме прошло торжественное прощание с иконой, и в праздник Успения Пресвятой Богородицы 15/28 августа 2004 г. за Божественной литургией в Успенском соборе Московского Кремля чтимый список был передан делегацией Римо-Католической Церкви во главе с кардиналом Вальтером Каспером, председателем Папского совета по содействию христианскому единству, Русской Православной Церкви в лице ее первосвятителя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Возвращение Казанского образа Богоматери на Родину было воспринято с одной стороны как великая милость Божия к русскому народу и с другой — как свидетельство добрых намерений Ватикана возвратиться к искренним отношениям с Русской Православной Церковью.

Находясь в июле 2005 года с визитом в Казани, Патриарх Алексий II, совершив литургию в Благовещенском соборе Казанского кремля, передал образ Казанской епархии: икона была помещена в Крестовоздвиженском храме б. Богородицкого монастыря.

Космический Покров

13 марта, в Неделю Торжества Православия, по окончании литургии в Храме Христа Спасителя Святейший Патриарх Кирилл вручил главе Роскосмоса Анатолию Перминову Казанскую икону Божьей Матери.

«Я хотел бы, чтобы этот образ был взят на борт космического корабля во время юбилейного полета. Храни вас Господь», — сказал Предстоятель, благословляя присутствовавших в храме космонавтов.

«Пусть над нашим мятущимся, раздираемым противоречиями миром, в котором так много скорби и человеческого горя, простирается Покров Пречистой Царицы Небесной, — сказал Патриарх. — В этом смысле российские космонавты, помимо своих очень сложных и важных профессиональных обязанностей, будут осуществлять и некую духовную миссию».

7 апреля 2011 года космический корабль «Юрий Гагарин» доставил икону на Международную космическую станцию. Сейчас икона хранится в российском сегменте станции.

ОДИГИТРИЯ

ОДИГИТРИЯ — ико­но­гра­фический тип Бо­го­ро­ди­цы; чти­мая пра­во­слав­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Ико­но­гра­фический тип Одигитрии пред­став­ля­ет со­бой об­раз Бо­го­ма­те­ри, дер­жа­щей на ле­вой ру­ке Мла­ден­ца Хри­ста и мо­лит­вен­но ука­зы­ваю­щей на Не­го пра­вой ру­кой; Мла­де­нец бла­го­слов­ля­ет пра­вой ру­кой, в ле­вой ру­ке дер­жит сви­ток. Са­мым рас­про­стра­нён­ным яв­ля­ет­ся по­яс­ной ва­ри­ант изо­бра­же­ния, час­то со­про­во­ж­дае­мый эпи­те­том ἡ ὁδηγήτρια. К это­му же ти­пу от­но­сят изо­бра­же­ния в рост, а так­же по­груд­ные (например, Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри). По мне­нию Н.П. Кон­да­ко­ва, в ос­но­ве ико­но­гра­фии Одигитрии ле­жит изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем в рост, ко­то­рое встре­ча­ет­ся в па­мят­ни­ках с VI века (мо­заи­ка церкви Бо­го­ма­те­ри Ан­ге­лок­ти­сти на Ки­пре, VI век; ми­ниа­тю­ра Еван­ге­лия Рав­ву­лы, 586). Ико­ны Бо­го­ма­те­ри Одигитрия ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны на Бал­ка­нах, на Ру­си, на хри­сти­ан­ском Вос­то­ке и За­па­де. Мно­гие из них про­сла­ви­лись как чу­до­твор­ные. По­зы Бо­го­ма­те­ри и Мла­ден­ца, смот­ря­щих пря­мо пе­ред со­бой или об­ра­щён­ных друг к дру­гу (по клас­си­фи­ка­ции сербской ис­сле­до­ва­тель­ни­цы М. Та­тич-Джу­рич, этот тип при­ня­то на­зы­вать Пе­рив­леп­та — «Пре­слав­ная» или «Пре­крас­ная»), мо­гут слег­ка варь­и­ро­вать, встре­ча­ет­ся различное по­ло­же­ние свит­ка — пе­ре­хва­чен­но­го по­се­ре­ди­не или упи­раю­ще­го­ся в ко­ле­но. Ино­гда эти осо­бен­но­сти или де­та­ли, от­ра­жаю­щие ис­то­рию об­раза, ста­но­вят­ся при­зна­ком различных иконографических из­во­дов Одигитрии. Например, стро­го вер­ти­каль­ное по­ло­же­ние фи­гур ха­рак­тер­но для Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, скло­нён­ный лик Бо­го­ма­те­ри и осо­бое по­ло­же­ние пра­вой нож­ки Мла­ден­ца с вы­став­лен­ной по­дош­вой сто­пы — для Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, по­за при­встаю­ще­го Мла­ден­ца и по­ло­же­ние пра­вой ру­ки Бо­го­ма­те­ри у Его гру­ди — для Пи­ме­нов­ской ико­ны, оп­леч­ный ва­ри­ант то­го же ти­па — для Пет­ров­ской ико­ны, ши­ро­кие от­во­ро­ты ма­фо­рия с цвет­ной под­клад­кой на гру­ди у Бо­го­ма­те­ри — для Гру­зин­ской ико­ны, след от уда­ра ме­ча на ще­ке Бо­го­ро­ди­цы — для Ивер­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Воз­мож­ны так­же раз­ли­чия в жес­тах: на ико­не Бо­го­ма­те­ри «Ма­ти Мо­леб­ни­ца» (конец XIV — начало XV веков, ГТГ) руч­ка Мла­ден­ца вло­же­на в пра­вую ру­ку Бо­го­мате­ри, на ико­не Бо­го­ма­те­ри «Salus popu­li romani» из церкви Сан­та-Ма­рия-Мад­жо­ре в Ри­ме (VI век) и на спи­сках это­го чу­до­твор­но­го об­раза пра­вая ру­ка Бо­го­ма­те­ри пе­ре­хва­ты­ва­ет ле­вую, под­дер­жи­вая Мла­ден­ца. К ти­пу Одигитрии мож­но от­не­сти и так называемые ико­ны об­рат­но­го пе­ре­во­да, на ко­то­рых Мла­де­нец изо­бра­жён не спра­ва, а сле­ва, си­дя­щим на пра­вой ру­ке Бо­го­ма­те­ри. Та­ко­вы ико­ны Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем из церкви Сан­та-Ма­рия-Нуо­ва в Ри­ме (VI век), на­стен­ные рос­то­вые об­ра­зы Бо­го­ма­те­ри Ара­кио­тис­сы в церкви Па­на­гия ту-Ара­кос в деревне Ла­гу­дера (Кипр, 1192), в церкви Пор­та-Па­на­гия вбли­зи города Три­ка­ла (Гре­ция, XIII век), в монастыре Хо­ра (Ках­рие-джа­ми, Стам­бул, около 1315-1321 годов), а так­же ико­ны Бо­го­ро­ди­цы Трое­ру­чи­цы.

Чу­до­твор­ная ико­на Бо­го­ма­те­ри Одигитрия, на­пи­сан­ная, по пре­да­нию, апостолом Лу­кой ещё при жиз­ни Бо­го­ро­ди­цы и по­лу­чив­шая Её бла­го­сло­ве­ние, по­чи­та­лась как од­на из ве­ли­чай­ших свя­тынь Кон­стан­ти­но­по­ля, пал­ла­ди­ум сто­ли­цы и всей Ви­зан­тий­ской им­пе­рии. Пре­да­ние, за­фик­си­ро­ван­ное в «Цер­ков­ной ис­то­рии» Ни­ки­фо­ра Кал­ли­ста (XIV век), от­но­сит по­яв­ле­ние этой ико­ны в Кон­стан­ти­но­по­ле к середине V века, ко­гда императрица Ев­до­кия, суп­ру­га императора Фео­до­сия II, при­сла­ла с Вос­то­ка (из Ие­руса­ли­ма или Ан­ти­охии) ико­ну Бо­го­ро­ди­цы пись­ма апостола Лу­ки в дар се­ст­ре Фео­до­сия императрице Пульхе­рии. Своё на­име­но­ва­ние ико­на по­лу­чи­ла по на­зва­нию кон­стан­ти­но­поль­ско­го хра­ма Оди­гон (Храм во­ж­дей; из­вест­но­го под та­ким на­зва­ни­ем с IX века), в ко­то­ром она на­хо­ди­лась. На­зва­ние хра­ма Оди­гон, воз­мож­но, бы­ло свя­за­но с по­во­ды­ря­ми (греч. ὁδηγός), при­во­див­ши­ми слеп­цов к ис­точ­ни­ку, во­да ко­то­ро­го об­ла­да­ла чу­дес­ным свой­ст­вом ис­це­лять бо­лез­ни глаз; близ не­го и был по­став­лен храм. Со­глас­но так называемому Ано­ни­му Мер­ка­ти (XI век), строи­тель­ст­во хра­ма и его на­име­но­ва­ние объ­яс­ня­ет­ся чу­дом ис­це­ле­ния двух сле­пых, ко­то­рых при­ве­ла к ис­точ­ни­ку Са­ма Бо­го­ро­ди­ца. Цер­ков­ная по­эзия сим­во­ли­че­ски ис­тол­ко­вы­ва­ет эпи­тет Бо­го­ро­ди­цы О. как Пу­те­во­ди­тель­ни­цы, на­став­ляю­щей лю­дей ше­ст­во­вать к спа­се­нию (ка­нон Иг­на­тия, 9 в.). С за­ступ­ни­че­ст­вом Бо­го­ро­ди­цы че­рез ико­ну О. свя­зы­ва­лось не­од­но­крат­ное чу­дес­ное спа­се­ние Кон­стан­ти­но­по­ля от вра­гов. Ис­клю­чительное зна­че­ние в цер­ков­ной жиз­ни сто­ли­цы име­ло ус­та­нов­лен­ное, по пре­да­нию, в V веке еже­не­дель­ное, по втор­ни­кам, ше­ст­вие с ико­ной, во вре­мя ко­то­ро­го со­вер­ша­лось так называемое втор­нич­ное чу­до, за­фик­си­ро­ван­ное в за­пис­ках многих па­лом­ни­ков: вы­но­си­мый из хра­ма на пло­щадь тя­жё­лый об­раз, ко­то­рый не мог­ли удер­жать нес­коль­ко че­ло­век, ста­вил­ся на пле­чи од­но­го, и тот с лёг­костью под­ни­мал ико­ну, а за­тем ико­на как буд­то са­ма но­си­ла че­ло­ве­ка по пло­ща­ди; так, сме­няя друг дру­га, «слу­жи­те­ли» ико­ны це­лый день но­си­ли её по ули­цам го­ро­да. Втор­нич­ная про­цес­сия с Одигитрией за­пе­чат­ле­на, например, на фре­ске XIII века в нар­тек­се церкви Бо­го­ро­ди­цы Влахер­ни­тис­сы в городе Ар­та (Гре­ция), в ил­лю­ст­ра­ции Ака­фи­ста Бо­го­ро­ди­це на ико­не «По­хва­ла Бо­го­ма­те­ри с Ака­фи­стом» (XIV век) из Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля, на ши­той пе­ле­не (1498, ГИМ).

Судь­ба кон­стан­ти­но­поль­ской Одигитрии по­сле па­де­ния Ви­зан­тии в 1453 году не­из­вест­на. Ско­рее все­го, она по­гиб­ла. Ут­ра­та про­слав­лен­ной древ­ней свя­ты­ни по­ро­ди­ла различные ле­ген­дар­ные вер­сии её чу­дес­но­го спа­се­ния. Так, в од­ной из ре­дак­ций Ска­за­ния о Тих­вин­ской ико­не Бо­жи­ей Ма­те­ри древнерусские книж­ни­ки XVI века ото­жде­ст­ви­ли явив­шую­ся в 1383 году в нов­го­род­ских пре­де­лах ико­ну с кон­стан­ти­но­поль­ской Одигитрией, чу­дес­но ту­да пе­ре­нёс­шей­ся.

На Ру­си осо­бым по­чи­та­ни­ем поль­зо­ва­лась ико­на Смо­лен­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­то­рая, по пре­да­нию, бы­ла при­ве­зе­на на Русь из Кон­стан­ти­но­по­ля в 1046 году, а в начале XII века ус­та­нов­ле­на в Ус­пен­ском со­бо­ре Смо­лен­ска. Ико­на не со­хра­ни­лась, но об­лик Бо­го­ро­ди­цы, за­пе­чат­лён­ный в спи­сках XV-XVI веков, сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что ико­на вос­хо­дит к кон­стан­ти­но­поль­ской Одигитрии. Из­вест­но, что в 1382 году ар­хи­епископ Суз­даль­ский Дио­ни­сий при­вёз из Кон­стан­ти­но­по­ля 2 спи­ска с кон­стан­ти­но­поль­ской ико­ны Одигитрия, ко­то­рые бы­ли по­став­ле­ны в хра­мах Суз­да­ля и Ниж­него Нов­го­ро­да. По­чи­та­ние в Мо­ск­ве ико­ны Одигитрия из крем­лёв­ско­го Воз­не­сен­ско­го монастыря (ны­не в ГТГ) так­же свя­за­но с кон­стан­ти­но­поль­ской свя­ты­ней, по­сколь­ку, как от­ме­ча­лось в русских ле­то­пи­сях, эта ико­на греческого пись­ма и вы­пол­не­на в ме­ру кон­стан­ти­но­поль­ской. Её, по­стра­дав­шую в по­жа­ре, в 1482 году по­но­вил ико­но­пи­сец Дио­ни­сий и над­пи­сал на ней ἡ ὁδηγήτρια , как бы­ло на ви­зантийском ори­ги­на­ле. Из опи­си Ио­си­фо-Во­лоц­ко­го мо­на­сты­ря, со­став­лен­ной в 1545 году, из­вест­но так­же, что в мо­на­стыр­ском Ус­пен­ском со­бо­ре в отдельном кио­те на­хо­ди­лась бо­га­то ук­ра­шен­ная ико­на Бо­го­ма­те­ри Одигитрия пись­ма Ан­д­рея Руб­лё­ва. С XVII века на Ру­си по­чи­та­ет­ся при­ве­зён­ная с Афо­на в дар ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу чу­до­твор­ная рель­еф­ная ико­на Бо­го­ма­те­ри Одигитрия — Влахерн­ская, вы­пол­нен­ная из вос­ко­ма­сти­ки (XV век, Му­зеи Мо­с­ков­ско­го Крем­ля), спи­ски ко­то­рой по­вто­ря­ют осо­бен­но­сти тех­ни­ки ори­ги­на­ла.

Наи­бо­лее по­чи­тае­мые ико­ны Одигитрия (например, Чен­сто­хов­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри), по­доб­но кон­стан­ти­но­поль­ской Одигитрии, при­пи­сы­ва­ют­ся кис­ти апостола Лу­ки. Изо­бра­же­ния Одигитрии в сце­нах Ака­фи­ста, на ико­не «Тор­же­ст­во пра­во­сла­вия» (XIV век, Бри­тан­ский му­зей), на ико­нах «Еван­ге­лист Лу­ка пи­шет ико­ну Бо­го­ма­те­ри» (XV век, Рек­линг­хау­зен, ФРГ) сви­де­тель­ст­ву­ют о вы­со­ком ав­то­ри­те­те это­го об­раза и его ис­клю­чительном зна­че­нии.