Княгиня Елизавета Федоровна романова

Княгиня Елизавета Федоровна: вся правда о ней и ее жизни

Елизавета Федоровна родилась в семье герцога Людовига Четвертого и принцессы Алисы 1 ноября 1864 года. Она была второй дочерью именитой четы. И носила титул принцессы Гессен-Дармштадской. Внучке английской королевы Виктории была уготована непростая судьба. И после смерти Елизавету Федоровну ждала канонизация. Но события, которые к ней привели, были действительно страшными и ужасающими. Известная княгиня Елизавета Федоровна, вся правда о ней, ее жизнь, подвиги вызывали восхищение у ее современников. И сегодня великая русская княгиня остается важным примером для потомков.

Детство и замужество принцессы Эллы

Элла (домашнее имя Елизаветы), как и ее младшая сестра Аликс, воспитывалась в Осборн-хаусе согласно традициям знатного и древнего рода. Девочке с юных лет прививали религиозность, хозяйственность и трудолюбие. Несмотря на богатство своих родителей, Элла сама училась топить печи и камины, убирала за собой постель, участвовала в благотворительности, обучалась домоводству.

В 1878 году ее мать и сестра Мария умерли от дифтерии. И Елизавета Федоровна после повторного брака отца воспитывалась бабушкой. Во взрослом возрасте принцесса была признанной красавицей. За ее руку и сердце боролись самые знатные женихи Европы. Но она отдала предпочтение русскому князю Сергею Александровичу Романову. И в 1884 году обвенчалась с ним в придворном соборе Зимнего дворцового комплекса.

Все родственники Елизаветы Федоровны исповедовали протестантизм. Но прожив несколько лет в России, великая княгиня прониклась духом православия. И от всей души полюбила новую страну. О чем неоднократно писала в своих письмах отцу и бабушке.

Религиозные и благотворительные деяния княгини

Чета молодоженов поселилась в имении Сергиевском. Там они жили большую часть года, лишь иногда посещая балы и светские мероприятия. Елизавета Федоровна выучила русский язык в совершенстве. Со временем начала бывать на православных богослужениях. Устроила в селе возле своего дворца больницу. Проводила ярмарки для крестьян.

Ее муж Сергей Александрович был назначен на пост генерал-губернатора в 1891 году. Через год он организовал Елизаветинское благотворительное общество, в котором княгиня принимала активное участие. Елизавета Федоровна также состояла в Дамском комитете Красного Креста.

Своих детей в семье Елизаветы и князя не было. Но после смерти жены великого князя Павла Александровича они занимались воспитанием своих племянников: Марии и Дмитрия.

Когда началась русско-японская война, Елизавета организовала комитет помощи военным. Отправляла на фронт лекарства, молитвословы, одежду. Устраивала раненых в госпитали.

Вместе со своим мужем великая княгиня выступала против вольнодумства, революционеров и террористов. Из-за этой деятельности ее супруга убили 4 февраля 1905 года. Князь погиб от взрыва бомбы, а его убийца Иван Каляев так и не раскаялся в содеянном. Хотя княгиня Елизавета и ходатайствовала перед Николаем Вторым за него. Таким добрым и большим было ее сердце.

К тому времени Елизавета Федоровна уже сменила веру на православие. Хотя ее семья в Англии была против этого. И после кончины мужа она заняла пост председателя Императорского православного палестинского общества.

Чем дальше занималась знатная женщина?

Княгиня Елизавета Федоровна (вся правда о ней, которая содержится в исторических источниках, гласит об этом) направила свою жизнь по религиозному пути. Она отринула все мирское и стала строить Марфо-Мариинскую обитель в Москве.

Обитель не была женским монастырем в полном смысле этого слова. Сестры, жившие и работавшие там, давали обет целомудрия и послушания. Но позднее в устав внесли изменения, благодаря которым женщины могли прекратить свое проживание в обители и создать семью.

Какую роль играла эта обитель для общества? Согласно плану Елизаветы Федоровны, в ней осуществляли следующую деятельность:

  • оказывали духовную помощь;
  • занимались лечением и развитием медицины;
  • просвещали людей, учили детей.

Сама княгиня управляла обителью строгой, но милосердной рукой. Вскоре на территории Марфо-Мариинской обители основали детский приют. Елизавета Федоровна лично посещала все злачные места, чтобы разыскать сирот и доставить их туда.

Ее жизнь в импровизированном монастыре была аскетична. Она тайно носила власяницу, спала на досках без матраса, ела только скоромное. Ночами напролет княгиня читала псалтырь над умершими, сидела с больными, а днем работала наравне с другими сестрами.

В период Первой мировой войны все члены обители заботились о русских солдатах, собирали гуманитарную помощь, не брезговали помогать пленным и сидящим в тюрьмах. Милосердие и сострадание Елизаветы Федоровны не знало границ и национальных различий. За что в дальнейшем она жестоко поплатилась.

Гибель княгини: начало конца

В мае 1918 года патриарх Тихон отслужил в Марфо-Мариинской обители молебен. В этот же день Елизавета Федоровна была арестована большевиками. Патриарх пытался добиться освобождения княгини, но ему это не удалось.

Большевики, пришедшие к власти, сослали Елизавету Федоровну на Урал. В ссылку за княгиней последовала сестра обители Варвара Яковлева. В Алапаевске женщин держали в стенах Напольной школы. Вместе с княгиней участь ссыльных разделили многие представители рода Романовых: князь Сергей Михайлович, Иоанн Константинович, Игорь Константинович и другие.

18 июля 1918 года Елизавета Федоровна была убита. Ее с другими ссыльными бросили в глубокую шахту живыми. При падении женщина не погибла. Тогда большевики стали бросать в шахту гранаты. До последнего момента оттуда доносилось тихое пение православных песен.

Позже мощи великомучениц Елизаветы и Варвары были извлечены из шахты и доставлены в церковь Святой Равноапостолькой Марии Магдалины в Иерусалиме. Там при жизни хотела быть похоронена великая княгиня.

Существует легенда о том, что когда гроб с мощами Елизаветы Федоровны открыли, многие почувствовали запах жасмина и благовоний. А само тело женщины было почти не тронуто разложением.

День поминовения двух мучениц за веру Елизаветы и Варвары отмечают 18 июля. Во время ссылки княгиню пытался спасти не только патриарх, но и ее родственники из Англии. Но она сама отказывалась от побега за границу, желая быть достойной памяти своего погибшего супруга.

Деятельность Марфо-Мариинской обители без ее настоятельницы постепенно была остановлена. Но память о ее мирских подвигах осталась в истории навечно.

Святая княгиня Елизавета Федоровна: вся правда о ней, ее поступки нашли документальное подтверждение в переписке знати, в письмах и дневниках ее мужа, в свидетельствах очевидцев. Личные дневники Елизавета Федоровна сожгла после смерти мужа. Ее подвиг до сих пор считается важным и значимым для последующих поколений. А ее деяния были пронизаны любовью к своей второй родине, а также большой религиозностью. Муж княгини Елизаветы тоже немало сделал для укрепления православной веры, но как политик не был канонизирован и остался в тени своей великолепной супруги.

Тропарь, глас 1

Аудио:

Смире́нием досто́инство кня́жеское сокры́вши,/ богому́драя Елисаве́то,/ сугу́бым служе́нием Ма́рфы и Мари́и/ Христа́ почти́ла еси́./ Милосе́рдием, терпе́нием и любо́вию себе́ предочи́стивши,/ я́ко же́ртва пра́ведная Бо́гу принесла́ся еси́./ Мы же, чту́ще доброде́тельное житие́ и страда́ния твоя́,/ я́ко и́стинную наста́вницу усе́рдно про́сим тя:/ свята́я му́ченице вели́кая княги́не Елисаве́то,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ и просвети́ти ду́ши на́ша.

Перевод: В смирении скрыв княжеское достоинство, Богомудрая Елисавета, особым служением Марфы и Марии ты почтила Христа. Милосердием, терпением и любовью себя предочистив, как жертва праведная ты принесла себя Богу. Мы же, почитая добродетельное житие и мучения твои, как истинную наставницу усердно просим тебя: «Святая мученица великая княгиня Елизавета, моли Христа Бога о спасении и просвещении душ наших».

Кондак, глас 5

От сла́вы ца́рственныя, взе́мши Крест Христо́в, прешла́ еси́ к сла́ве Небе́сней, моля́щи за враго́в, и обрела́ еси́ ра́дость ве́чную, свята́я му́ченице княги́не Елисаве́то, с Варва́рою му́ченицею. Те́мже мо́лим вас: моли́те о душа́х на́ших.

Перевод: От царственной славы (земной), подняв Крест Христов, ты перешла к славе Небесной, молясь о врагах, и обрела ты радость вечную, святая мученица княгиня Елисавета, с мученицей Варварой. Потому молим вас: «Молите о душах наших».

Молитва 1-я

О, вели́кая княги́не, свята́я преподобному́ченице Елисаве́то, Росси́йская похвало́, гра́да Москвы́ пресла́вное украше́ние и Святы́я Земли́ свяще́нное достоя́ние!
Ты во дни жития́ твоего́ ве́ру, наде́жду, любо́вь нело́жны стяжа́вши, милосе́рдием к стра́ждущим све́тло просия́ла еси́. Терпе́нием же скорбе́й и искуше́ний о́браз смире́ния бли́жним яви́вши, изгна́нием и страданьми житие́ увенча́ла еси́ и во Ца́рствии Небе́снем ны́не пребыва́еши.
Сего́ ра́ди мо́лим тя, страстоте́рпице свята́я, моли́твами твои́ми да́руй нам се́рдце смире́нное и покая́нное, милосе́рдие неоскудева́ющее, служе́ние бли́жним же́ртвенное, терпе́ние непоколе́блемое, му́жество в ско́рбех и обстоя́ниих неослабева́ющее, в стра́шный же час сме́ртный упова́ние тве́рдое на Го́спода на́шего Иису́са Христа́, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние со Безнача́льным Его́ Отце́м, и Пресвяты́м, Благи́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва 2-я**

О, святы́я новому́ченицы Церкви Русския, вели́кая княги́не Елисаве́то и пречестна́я и́нокине Варва́ро, ку́пно ева́нгельския за́поведи де́лом во оби́тели милосе́рдия соверши́вшия, ве́ры ра́ди правосла́вныя до сме́рти подвизавшияся и до́брый плод в терпе́нии страсте́й Христу́ прине́сшия! Моли́теся Ему́, я́ко победи́телю сме́рти, да утверди́т Це́рковь Ру́сскую Правосла́вную и Оте́чество на́ше. Се бо лука́вый враг вооружа́ется на ны, хотя́ нас погуби́ти в междоусо́бных бра́нех, ско́рбех, печа́лех, боле́знех, ну́ждах и беда́х лю́тых. Умоли́те Го́спода низложи́ти вся не́мощныя де́рзости его́; ве́ру в сердца́х люде́й православных укрепи́те, нам же мужества дар низпослите, да, отве́ргшеся себе́ и взе́мше крест свой, после́дуем Христу́, распина́юще плоть свою́ со страстьми́ и похотьми́. Сохрани́те нас от вся́каго зла, освяти́те пути́ жи́зни на́шея, да́руйте покая́ние нелицеме́рное, тишину́ и мир душа́м на́шим, испроси́те у Го́спода всем нам мыта́рств го́рьких и ве́чныя му́ки изба́витися и Небе́сному Ца́рствию насле́дником бы́ти со все́ми святы́ми, от века угоди́вшими Бо́гу, да ра́дующеся воздади́м хвалу́, честь и поклоне́ние Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху во ве́ки веко́в. Ами́нь.

В 1884 году брат русского царя, великий князь Сергей Александрович женился на внучке королевы Виктории, принцессе Елизавете Александре Луизе Алисе Гессен-Дармштадтской, или просто Элле Гессенской. Принцесса Элла, как называли ее в семье, была второй дочерью немецкого герцога Людвига Гессен-Дармштадского и герцогини Алисы, дочери королевы Виктории.
К моменту свадьбы Эллы и Сергея матери невесты, герцогини Алисы Гессен-Дармштадтской уже давно не было в живых.
Жизнь заставила принцессу Елизавету рано повзрослеть. Элла была подростком, когда в 1878 году в Дармштадте разразилась эпидемия дифтерита, в полной мере затронувшая и семью герцога.
Элла в детстве
Старшая сестра Эллы Виктория первой почувствовала симптомы недомогания. Ее знобило, побаливало горло и голова… Девочки получили строгое воспитание и не имели привычки жаловаться по пустякам. Решив, что ее болезнь как раз те самые пустяки — легкая простуда, Виктория продолжала выполнять свои обязанности старшей сестры — по вечерам она должна была читать малышам сказки вслух. Усадив брата и сестренок в кружок рядом с собой, принцесса открыла книгу.

Когда герцогиня Алиса поняла, что дочь больна, и вызвала доктора, подтвердился самый страшный диагноз — у Виктории был дифтерит, в те годы плохо поддававшаяся излечению болезнь, унесшая множество детских жизней… Врач настаивал на немедленной изоляции больной принцессы, но его рекомендации несколько запоздали — другие дети успели заразиться от старшей сестры. Все, кроме Эллы, которую мать в панике отправила к родственникам. Потом заболел и сам герцог.
Обезумев от ужаса, герцогиня металась между детскими комнатами и спальней мужа, стараясь сделать все, чтобы вытянуть близких из объятий смерти.
Первой умерла четырехлетняя Мэй — принцесса Мария. Маленький Эрни, узнав о том, что его любимой сестренки больше нет, с плачем кинулся на шею матери и стал ее целовать. Может быть, мать и понимала, что больной ребенок передает ей в этот миг свою болезнь, но не нашла сил оттолкнуть его… Герцогиня, долго державшаяся на ногах, после непосредственного контакта с сыном тоже слегла. Болезнь протекала тяжело. В свой последний день Алиса бредила, ей казалось, что все умершие близкие во главе с крошечной Мэй зовут ее к себе…
Известный политик Дизраэли, узнав о трагедии в семействе герцога Людвига, назвал роковой поцелуй Эрни «поцелуем смерти». А сам юный принц вскоре поправился, словно бы отдал свою болезнь матери. Безутешный герцог установил на могиле жены памятник, изображающий Алису, прижимающую к себе мертвую Мэй…
Герцогиня Алиса с маленькой Эллой
А для Эллы в день смерти матери кончилось детство. Врачи боялись, что у девочки от потрясения разовьется нервная болезнь. Она могла замолчать в середине разговора, на полуслове, и, уставившись на собеседника полными слез глазами, надолго погрузиться в собственные думы. У нее стало развиваться заикание.
Но четырнадцатилетняя Элла сумела взять себя в руки. Нужно было поддержать отца и малышей, сделать все, чтобы хоть отчасти заменить им мать. Старшая сестра Виктория, претендовавшая на главенство в доме, была язвительной и резкой.
Эрни, будущий герцог Эрнст Людвиг Гессенский, вспоминал: «Девушкой она (принцесса Виктория) считала недостойным показывать добросердечность и поэтому часто оставалась непонятой, на что легко реагировала резкостью, так как сметливость помогала ей давать хлесткие ответы…»
В Элле было гораздо больше доброты, ласки и удивительного для подростка самоотречения.
Даже, если ей предлагали что-то очень ценное в детских глазах — игрушку, сладости, новые краски для рисования, она обычно отвечала: «Мне ничего не надо, лучше отдайте это малышам»…
Эрни говорил о ней совсем иначе, чем о других сестрах: «Из всех сестер Элла была мне всех ближе. Мы почти всегда и во всем понимали друг друга, она настолько тонко чувствовала меня, как это редко бывает с сестрами. Она была одной из редкостных красавиц, просто само совершенство. Однажды в Венеции я видел на рынке, как многие люди побросали свои товары и шли за ней в восхищении. Она была музыкальна, у нее был приятный голос. Но особенно она любила рисовать. И очень любила красиво одеваться. Вовсе не из тщеславия, нет, из любви к красоте во всем. У нее было сильное чувство юмора, она могла с неподражаемым комизмом рассказывать о разных происшествиях. Как часто мы с ней смеялись, забыв обо всем на свете. Ее рассказы были истинным наслаждением».
Элла в юности
Королева Виктория была потрясена смертью дочери, герцогини Алисы. Наверное, поэтому осиротевшие дети Алисы были королеве ближе других внуков…
«Я попытаюсь вместе с другой вашей бабушкой стать вашей матерью по воле Божией, — написала королева Виктория им после трагедии в герцогском семействе. – Любящая и несчастная бабушка ваша»…
Элла, равно как и ее сестры и брат, росла в Виндзорском замке и считала Британию родной страной, а английский язык – своим прирожденным, и вплоть до самой смерти королевы Британской империи сохраняла с бабушкой нежные и доверительные отношения.
Королева Виктория с осиротевшими внучками; Элла стоит справа, рядом с ней маленькая Аликс, будущая российская императрица
Даже в своей семье, среди хорошеньких юных принцессок, Элла выделялась красотой и изяществом. Но она была не просто необыкновенно хороша собой, но и умна, тактична; держалась с достоинством, но без излишних претензий. У нее было множество поклонников и весьма завидные женихи. Немецкий принц Вилли, наследник прусской короны, будущий кайзер Вильгельм II, был пылко влюблен в Эллу.
Он частенько гостил в Дармштадте, пытался неуклюже ухаживать за красавицей принцессой и, наконец, отважился сделать предложение руки, сердца и ожидающей его имперской короны. Но Элла осталась холодна и написала бабушке в Виндзор: «Вилли несносен». Виктория, видевшая в мечтах любимую внучку императрицей берлинского двора, попыталась ее образумить: принцесса должна помнить о своем государстве и его интересах, а страстная любовь не всегда бывает основанием удачного супружества. Элла ответила, что кроме людских расчетов есть еще Бог и лучше полагаться на его волю.
— У него может быть много других важных дел, кроме устройства твоей судьбы, — улыбнулась бабушка.
— Ничего, я подожду, пока он освободится, — ответила разборчивая принцесса, понимая, что грозная королева-бабушка не сердится.
Сватался к Элле и Фридрих Баденский, и другие европейские принцы. Но ей нужен был только один человек – великий князь Сергей, брат русского царя…
Сергей часто посещал Дармштадт еще при жизни матери – императрица Мария Александровна была из Гессен-Дармштадтского рода (великий герцог Людвиг, отец Эллы, доводился племянником покойной императрице) и, конечно, не мог не влюбиться в красавицу Эллу, ответившую ему полной взаимностью.
Сергей и Элла
Людвиг Гессен-Дармштадтский никаких возражений против великого князя Сергея не находил. Семейство Романовых тоже приветствовало этот союз. Герцогиня Мария Эдинбургская на правах сестры писала Александру III про Эллу: «Сергей будет просто дурак, если не женится на ней. Красивее и милее принцессы он никогда не найдет».
Но бабушка невесты, королева Виктория, мнение которой имело особый вес при заключении династических союзов, далеко не сразу решилась дать согласие на брак Эллы с братом русского императора. (Бабушка самолично занималась устройством судьбы осиротевших принцесс, ибо брак — это дело серьезное, а герцог Гессенский, как все мужчины, проявлял тут полное легкомыслие).
Королева не слишком жаловала русское императорское семейство, хотя дети и внуки заставили ее с правящим домом Романовых породниться. Брак Эллы с великим князем обрекал юную красавицу, воспитанную в европейских традициях, на жизнь в далекой, холодной и, по убеждению королевы, совершенно дикой России.
Но влюбленная в Сергея Элла сумела настоять на своем. Виктория подумала-подумала, собрала сведения о женихе… и согласилась. Ведь она питала слабость к бракам по любви – ее собственный долгий и счастливый брак был именно таким!
Элла и Сергей
Не все современники оставили доброжелательные воспоминания о великом князе Сергее Александровиче. Человек со сдержанными манерами, суховатый (что в глазах получившей английское «викторианское» воспитание Эллы являлось скорее достоинством), глубоко религиозный. Многих раздражала манера Сергея держать спину «форсированно прямой», смотреть несколько свысока и поворачиваться к собеседнику всем корпусом. В подобных манерах усматривали высокомерие и вызов.
Мало кто догадывался, что Сергей с детства из-за болезни позвоночника страдал от боли в спине и вынужден был носить жесткий корсет, лишавший его гибкости. При этом он старался вести жизнь отнюдь не инвалида, а обычного человека — предпочел воинскую карьеру, занимался верховой ездой, спортом, танцевал (все это — преодолевая постоянную боль и не желая никому в этом признаться). А сдержанные манеры объяснялись всего лишь застенчивостью, вызванной физическим недостатком…
Сейчас редко вспоминают, что Сергей Александрович, как и его старший брат Александр III, был героем Турецкой войны. Равно как и о научной деятельности великого князя. А ведь он защитил докторскую диссертацию по экономике, был известным ученым, организатором научных экспедиций и членом Президиума Российской академии наук. Великий князь Сергей покровительствовал двум археологическим институтам – в Петербурге и Константинополе, и предоставлял собственные средства на организацию археологических раскопок.
Кроме того, Сергей Александрович считался знатоком, ценителем и покровителем искусства. Он собрал прекрасные коллекции итальянской и русской живописи ХVIII века, антиквариата, богатейшую библиотеку, архив исторических документов. Ему, к примеру, удалось разыскать множество разрозненных писем супруги Александра I императрицы Елизаветы — великий князь собирался писать книгу о ее жизни. Профессор И. Цветаев, положивший жизнь на строительство Московского музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (изначально — Музея изящных искусств им. Александра III), вспоминал, что великие князья Сергей Александрович и Павел Александрович были первыми крупными жертвователями на организацию музея. Зал Парфенона, один из самых величественных и дорогостоящих музейных залов, был сооружен полностью на средства великих князей.
Православная церковь до сих пор высоко чтит религиозные заслуги великого князя перед отечеством. Организатор и руководитель Императорского Палестинского общества он много сделал для укрепления позиций русского православия на Востоке, для деятельности русских храмов и монастырей в Палестине, для развития российской благотворительности в восточных странах и для организации паломничества из России в Святую Землю. Несмотря на все политические перемены, на страшные войны, на изменение мирового порядка в ХХ веке, созданные при помощи Сергея Александровича на Святой Земле православные организации действуют до сих пор.
Даже беглый взгляд на то, что было сделано великим князем Сергеем за его недолгую жизнь, показывает, что все попытки представить его тупым солдафоном, ретроградом, человеком с невысоким уровнем интеллекта, мягко говоря, далеки от объективности.
Говоря о великом князе Сергее и его браке с Эллой, нельзя обойти еще одну тему, сложную и неоднозначную. Это предполагаемая нетрадиционная сексуальная ориентация великого князя.
Упоминания о его гомосексуализме стали «общим местом» в работах современных авторов, и даже вполне уважаемые исследователи не избежали подобных утверждений. Но невольно замечаешь, что практически никто из них не приводит никаких фактов, подтверждающих эту версию. Письма, дневниковые записи, доносы на высочайшее имя, полицейские рапорты или тому подобные документы нигде не цитируются, в крайнем случае, имеются ссылки на некие сплетни, полученные из третьих рук и в основе своей передающие ничего не значащие события. Авторство сплетен принадлежит чаще всего великому князю Александру Михайловичу, Сандро, младшему кузену Александра III и Сергея Александровича.
Сандро по некоторым причинам особенно недолюбливал своего двоюродного брата Сергея. Он даже рискнул утверждать, что и на Элле Гессенской Сергей женился лишь «для того, чтобы еще более подчеркнуть свою неприятную личность». А на самом-то деле, якобы, из-за своих порочных наклонностей он в женщине-супруге вовсе и не нуждался.
Конечно, для ХХI века это уже не настолько серьезное обвинение, как для конца ХIХ, когда по Уложению о наказаниях мужеложество приравнивалось к скотоложеству и строго каралось законом, да и честь заподозренного человека безмерно страдала. И все же, если принять на веру утверждения о тайной слабости великого князя, трудно найти ответы на ряд важных вопросов.
Первое. Известно, что королева Виктория, прежде чем дать согласие на брак влюбленной в князя внучки Эллы через осведомителей английской короны собрала настоящее досье на предполагаемого жениха. Английские дипломаты и шпионы — люди ответственные, и при подготовке информации для ее величества вряд ли упустили бы из виду нечто общеизвестное, что характеризует личность будущего мужа. Могла ли английская королева, известная своими строгими моральными принципами, согласиться на брак любимой внучки с человеком «голубой» ориентации?
Элла (вторая справа) с сестрами
Второе. Элла, перебравшись с мужем в далекую Россию, писала бабушке частые и подробные письма о своей жизни. Описано в них было все — от важных семейных событий и религиозных впечатлений, потрясающих ее душу, до пустяков вроде укуса осы, вечеринки с танцами или понравившегося платья, увиденного на картинке в модном французском журнале. И при этом ни слова, ни намека на неудачи в семейной жизни, на пренебрежение со стороны мужа, на то, что надежды на счастье потерпели крах.
Допустим, Элла, получившая строгое воспитание, просто не считала возможным жаловаться, почитала это недостойным. Но столь же недостойным было бы и откровенное вранье. О своих бедах она могла бы «красноречиво» умолчать, часто такое умолчание говорит много больше, чем слова. Но письма Эллы — письма счастливой молодой женщины, наслаждающейся гармоничным супружеством, и в этом нет никаких сомнений. Благополучная жизнь, полная радости, и бесконечные упоминания о «моем милом Сергее», с которым она не желает расставаться ни на минуту… Вместе в имение, вместе в столицу, вместе на полковые учения, в поездку по святым местам, в гости к заграничным родственникам. «Все, что я могу всегда повторить, это то, что я вполне счастлива…»

И это пишет молодая красавица, вышедшая замуж за человека, которому женщины не нужны и не интересны?
Королева Виктория
Третье. Сергей Александрович был, по всеобщему убеждению, истинно верующим человеком. Еще в ранней молодости он совершал паломничества к святым местам, возглавлял крупные христианские организации, жертвовал на православные храмы и участвовал в их освящении. Его вера была не показной, а внутренней, захватывающей душу. Он открыл для молодой жены всю красоту православия, так что Елизавета, воспитанная в традициях протестантизма, прониклась любовью к русской церкви и вопреки наказам отца и бабушки приняла православие. Этого от нее никто не требовал, она сама под влиянием мужа решила разделить его религиозные убеждения.
Но, будучи православным, Сергей должен был регулярно исповедоваться священнику в своих грехах, рассказывая обо всем без утайки. А отношение церкви к «содомскому греху» известно. Мог ли великий князь совместить христианские представления о нравственности и подобные увлечения, оставаясь душевно чистым перед Богом?
Четвертое. Александр III, старший брат Сергея, не мог не знать всей подноготной о столь близком родственнике. Сам он был человеком не только абсолютно гетеросексуальным, но и примерным семьянином, не допускавшим даже невинных романтических увлечений вне брака, и вряд ли стал бы снисходительно относиться к «нетрадиционным увлечениям» родственников. И тем не менее, с Сергеем у него были дружеские отношения, не омрачаемые никакими разногласиями, Александр даже назначил брата на пост московского генерал-губернатора. Это во всех смыслах показательное назначение. Второй город в России после столицы (а по мнению москвичей — как раз первый!), Москва отличалась патриархальными нравами, и люди в ней, как в большой деревне, были на виду, особенно — представители высшего общества. Вся матушка Первопрестольная обсуждала, кто к кому посватался, кто погуливает от жены, кто прикупил именьице не по средствам, а кто запутался в карточных долгах. Утаить не удавалось практически ничего! А уж генерал-губернатор, первое лицо в московской иерархии, и подавно был для горожан словно под увеличительным стеклом. Уровень толерантности в Москве и в те времена, и позже не поднимался до заоблачных высот, жить полагалось «как все». Подкрепленный фактами слух о том, что губернатор из «голубых», моментально лишил бы Сергея Александровича всякого авторитета и превратил бы в общее посмешище.
Так неужели Александр III бездумно решился бы на подобную компрометацию августейшего семейства?
Пятое. Элла, и в юности поражавшая красотой, в замужестве буквально расцвела. Она была полна очарования, женской чувственной прелести, необыкновенно молодо выглядела, чуть ли не моложе, чем в годы своей скорбной сиротской юности… Мужчины любовались ей, как солнышком, но издали — Сергей Александрович страшно ревновал! И его ревность была всем заметна. Французский посол Морис Палеолог оставил такое воспоминание:
«Добродушный великан, Александр Третий… расточал ей (великой княгине Елизавете. – Е.Х.) сначала самое любезное внимание; но скоро должен был воздержаться, заметив, что возбуждает ревность своего брата».
Неужели это всего лишь декорация несостоявшегося брака? Как ни притворяйся, как ни играй, но неблагополучие накладывает на женщину неизгладимую печать.
Зато день, когда судьба рукой революционера-экстремиста Каляева, бросившего бомбу в коляску великого князя Сергея, отняла у нее мужа и супружеское счастье, стал роковым днем в жизни Елизаветы. Никакой замены погибшему мужу для нее не было и быть не могло. Она до самой смерти осталась верна его памяти. Навестив убийцу-террориста в тюрьме и выслушав его пространные объяснения, что он не хотел де лишней крови, и, хотя давно уже мог расправиться с ее мужем, щадил обычно находившуюся рядом с великим князем Елизавету Федоровну, не желая убивать и ее, она тихо произнесла:
— Вы не догадались, что вместе с ним убили и меня!
Можно долго приводить различные факты и задавать вопросы, на которые трудно найти ответ… Но, спрашивая, была ли Елизавета Федоровна счастлива и любима в браке, невольно приходится ответить лишь одним словом — да! «Сергей рассказывал мне про свою жену, восхищался ею, хвалил ее, — вспоминал великий князь Константин Романов. — Он ежечасно благодарит Бога за свое счастье»…
Так что же дало почву для столь длительно циркулирующих слухов о принадлежности Сергея Романова к сексуальным меньшинствам?
Будучи строгим и не слишком гибким (в переносном смысле этого слова еще более чем в прямом) человеком, Сергей Александрович нажил кое-каких врагов в стремительно разраставшемся романовском семействе. Доли в «семейном пироге» хватало не всем, и за место поближе к трону началась борьба.
Великий князь Александр Михайлович и его жена Ксения Александровна, сестра Николая II
Сергей, ничего не предпринимавший, чтобы укрепить свои позиции, тем не менее, вызывал у многих Романовых зависть. Внук, сын, брат и дядя царствующих императоров, он входил в самый ближний круг царского окружения, и многие представители «боковых ветвей» романовского древа желали его всеми силами потеснить.
Великий князь Александр Михайлович всегда и без особых на то оснований претендовал на особую роль в империи, и горе тому, кто смел не признавать подобного положения дел. Его мать, великая княгиня Ольга Федоровна (в девичестве принцесса Цецилия Баденская), не без оснований считавшаяся «первой сплетницей империи», с большим удовольствием распускала недоброжелательные слухи обо всех, в ком видела конкурентов для своих сыновей. Именно ее подозревали в авторстве сплетни о «содомитских увлечениях» великого князя Сергея. Зачем ей это было нужно? А так просто: князь Сергей ей не нравился, и любимому сыну он очень мешал укрепить свои позиции при дворе.
«Я знаю, о нас с Эллой злословят, — писал Сергей Александрович великому князю Константину. — Но что смыслят все эти неразвитые люди?»
Елизавета Федоровна
Если смотреть на человека недоброжелательным взглядом, недостатки в нем отыскать обычно удается рано или поздно. Вот и Александр Михайлович, настроенный на поиск недостатков в нелюбимом родственнике, только их старался и замечать. «Он бравировал своими недостатками, точно бросая в лицо всем вызов, — писал он, вспоминая великого князя Сергея, — и давая таким образом врагам богатую пищу для клеветы и злословия».
Клеветы и злословия! Александр Михайлович словно бы проговаривается, употребляя именно эти слова, сам будучи одним из главных недоброжелателей Сергея.
(Кстати, этот строгий моралист и ханжа, видевший скрытую непристойность в самых обыкновенных поступках князя Сергея, со временем выдаст собственную дочь за князя Феликса Юсупова, человека более, чем неоднозначной репутации. О необычных эротических забавах Феликса знал весь Петербург, молодой князь особо и не скрывался, появляясь в театрах и ресторанах в женском платье и в окружении «кавалеров», но… Юсуповы были так богаты, гораздо богаче романовского семейства, особенно его боковых, обделенных ветвей! А Феликс после смерти старшего брата оказался единственным возможным наследником несчитанных миллионов…)
Как бы то ни было, а брак Сергея Александровича и Эллы Гессенской был освящен очень большой любовью. И ей хотелось видеть окружение мужа приукрашенным, состоявшим из добрых и милых людей. «Все кто его знает, любят его и говорят, что у него правдивый и благородный характер…», — писала она бабушке-королеве о своем муже.
Элла и цесаревич Николай
Этот брак, как оказалось впоследствии, пусть и косвенно, но определил судьбу наследника российского престола. Будущая жена Николая, Александра Федоровна, Аликс, была родной сестрой Эллы Гессенской, и взаимное увлечение маленькой принцессы и русского цесаревича нашло сильных покровителей в лице Сергея и Эллы, сумевших, несмотря на все препоны, довести дело до воссоединения влюбленных.
Продолжение следует.

Портреты Великой княгини Елизаветы Федоровны

Ее называли самой красивой принцессой Европы и считали, что равной ей по красоте является только Елизавета Австрийская, супруга императора Франца Иосифа.
Елизавета Федоровна, старшая сестра Александры Федоровны, будущей русской императрицы, была вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадского Людовига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории. Еще одна дочь этой четы — Алиса — стала впоследствии императрицей российской Александрой Федоровной.
Дети воспитывались в старых традициях, их жизнь проходила по строгому распорядку. Одежда и еда были самыми простыми. Старшие дочери сами выполняли домашнюю работу – они убирали комнаты, постели, топили камин. Много позже Елизавета Федоровна скажет: «В доме меня научили всему».
В двадцать лет принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II. До этого все претенденты на ее руку получали категорический отказ. Венчались в церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге, и, конечно, на принцессу не могла не произвести впечатления величественность события. Красота и древность обряда венчания, русская церковная служба, словно ангельское прикосновение поразили Елизавету, и она уже не смогла забыть этого чувства всю свою жизнь.
У Елизаветы возникло желание познавать эту загадочную страну, ее культуру и веру. И облик ее стал меняться – из холодноватой красавицы Великая княгиня постепенно превращалась в одухотворенную, всю как будто светящуюся внутренним светом женщину.
Древняя Москва, ее уклад, ее старинный патриархальный быт и ее монастыри и церкви очаровали великую княгиню. Сергей Александрович был человеком глубоко религиозным, соблюдал посты и церковные праздники, ходил на богослужения, ездил в монастыри. И вместе с ним всюду бывала Великая княгиня, выстаивающая все службы.
Как это не было похоже на протестантскую кирху! Как пела и ликовала душа княгини, какая благодать разливалась в ее душе, когда она видела Сергея Александровича, преображенного после причастия. Ей хотелось вместе с ним разделить эту радость обретения благодати, и она начала серьезно изучать православную веру, читать духовные книги.
А потом Император Александр III поручил Сергею Александровичу быть на Святой земле. Они присутствовали на освящении храма Святой Марии Магдалины, который был построен в память их матери, императрицы Марии Александровны. Супруги побывали в Назарете, на горе Фавор.
Она стояла у величественного храма Святой Марии Магдалины, в дар которому привезла драгоценную утварь для богослужений, Евангелия и воздухи. И здесь дивное чувство овладело княгиней, и она произнесла: «Я бы хотела быть похороненной здесь». Это был знак свыше!
В настоящее время мощи Великой княгини Елисаветы почивают в храме равноапостольной Марии Магдалины у подножия Елеонской горы. Память Великой княгини Елисаветы и инокини Варвары совершается 18 июля и в день Собора новомучеников и исповедников Российских.

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Письмо княгини Елизаветы отцу о принятии Православия

Елизавета Фёдоровна: жизнь, как дорога, полная света

Пример для подражания в делах благотворительности

Икона святой преподобномученицы княгини Елизаветы

Стихотворение о великой княгине Елизавете Феодровне

Когда празднуется память святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны

Память святых преподобномученицы великой княгини Елисаветы и инокини Варвары мы празднуем в день их мученической смерти — 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю). 1 ноября — день рождения великой княгини Елисаветы. 11 октября — день обретения мощей преподобномученицы Елисаветы.

Биография великой княгини

Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская родилась в 1864 году в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Как немецкую принцессу, ее воспитывали в протестантской вере. Сестра Елизаветы Алиса стала супругой Николая II, а сама она в 1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова и стала российской княгиней. По традиции, всем немецким принцессам давали отчество Феодоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери.

Немка по происхождению, Елизавета Федоровна в совершенстве выучила русский язык и полюбила новую родину всей душой. В 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие. Много занималась благотворительностью: посещала больницы, тюрьмы, детские приюты.