Корсаков, это где?

Корсаков (город)

У этого термина существуют и другие значения, см. Корсаков.

Город

Корсаков

Герб

46°38′ с. ш. 142°46′ в. д.HGЯOL

Страна

Россия

Субъект Федерации

Сахалинская область

Городской округ

Корсаковский

Глава

Магинский Тимур Владимирович

История и география

Основан

Прежние названия

до 1854 — Муравьёвский пост
до 1908 — Корсаковский пост
до 1946 — Оодомари

Город с

Площадь

  • 26 км²

Высота центра

30 м

Часовой пояс

UTC+11:00

Население

Население

↗33 645 человек (2019)

Катойконим

корсаковцы, корсаковец

Цифровые идентификаторы

Телефонный код

+7 42435

Почтовый индекс

Код ОКАТО

Код ОКТМО

Корсаков Москва Южно-Сахалинск Корсаков

Медиафайлы на Викискладе

г. Корсаков на острове Сахалин Карта градостроительного зонирования г. Корсаков

Корса́ков (с 1869 по 1908 — Корсаковский пост, с 1908 по 1946 — Оодомари; яп. 大泊) — портовый город в России, административный центр Корсаковского городского округа Сахалинской области. Второй по численности населения город области, один из центров областной промышленности и важнейший транспортный узел региона («Южные ворота Сахалина»). С 2016 года входит в зону «Свободный порт Владивосток».

История Корсакова напрямую связана с историей исследования и раннего освоения острова, как русскими, так и японцами. Но ещё в 1643 году нидерландский мореплаватель Де Фриз высадился у айнской деревни на побережье нынешнего города и зафиксировал её местное название как Анива-Тамари. В 1679 году в селение Кусункотан прибыли самураи из японского княжества Мацумаэ и учредили свой первый пост. Первыми из русских путешественников здесь побывали в 1805 году участники кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна. 22 сентября (4 октября) 1853 года Г. И. Невельской провозгласил Сахалин российским владением и учредил в Кусункотане Муравьёвский пост, эвакуированный через 10 месяцев по внешнеполитическим причинам.

Спустя 15 лет, 31 июля (12 августа) 1869 года в близлежащем селении Ф. М. Депрерадович основал пост Корсаковский, который в 1884 году становится административным центром одного из трёх округов Сахалинского отдела Российской империи. В 1905 году по итогам русско-японской войны территория южного Сахалина отошла к Японии. Корсаков 3 года был центром гражданского управления, а затем губернаторства Карафуто, пока эти функции не передали Тоёхаре (ныне Южно-Сахалинск). 31 марта 1908 года после объединения с деревней Поро-ан-Томари (айн. букв. «большая гавань») был переименован в Оодомари.

За период Карафуто Оодомари приобрёл нынешние очертания и стал промышленным городом. После возвращения Южного Сахалина в состав России в 1945 году, город вскоре был переименован в Корсаков и его промышленное и социально-культурное развитие продолжилось уже в советских условиях. Крупнейшими его предприятиями в тот период были морской торговый порт, база океанического рыболовства, рыбоконсервный завод, фабрика гофрированной тары и агаровый завод. В 1990-е и 2000-е годы большинство из них прекратили существование, основной промышленной сферой стала переработка рыбы и морепродуктов. Существенным источником пополнения областного бюджета является комплекс »Пригородное».

Энциклопедичный YouTube

  • 1/5 Просмотров:5 573 10 885 9 587 588 6 063
  • ✪ корсаков сахалин
  • ✪ Корсаков город, что на юге Сахалина
  • ✪ Корсаков-город моего детства
  • ✪ Отсюда страна встречает рассвет\Город Корсаков — Душа Сахалина!\»Город под подошвой»
  • ✪ Город Корсаков

Субтитры

  • 1 Физическо-географическая характеристика
    • 1.1 Географическое положение и рельеф
    • 1.2 Гидрография
    • 1.3 Климат
    • 1.4 Экологическая обстановка
    • 1.5 Города-побратимы
  • 2 Население
  • 3 История
    • 3.1 Период до 1853 года
    • 3.2 Муравьёвский пост (1853—1854) и период до 1869 года
    • 3.3 Корсаковский пост (1869—1905)
      • 3.3.1 Начальники Корсаковского округа
      • 3.3.2 Японские консулы (заместители консула) в Корсаковском посту
      • 3.3.3 Во время русско-японской войны (1904—1905)
    • 3.4 Японский период (1905—1945)
    • 3.5 Послевоенный период (1945—1949)
    • 3.6 1950-е годы
    • 3.7 1960-е годы
    • 3.8 1970—1980-е годы
    • 3.9 1990-е годы
    • 3.10 Период с 2000 года
  • 4 Планировка и строительство
    • 4.1 Районы и улицы Оодомари
    • 4.2 Улицы Корсакова
  • 5 Экономика
    • 5.1 Корсаковский порт
    • 5.2 Комплекс »Пригородное»
    • 5.3 Торговля
  • 6 Транспорт
  • 7 Образовательные учреждения
    • 7.1 Начальное и среднее образование
    • 7.2 Профессиональное образование
    • 7.3 Дополнительное образование
    • 7.4 Корейские школы (1945—1963)
  • 8 Здравоохранение
  • 9 Органы власти
    • 9.1 Мэры Отомари (1922—1936)
    • 9.2 Председатели исполкомов (1947—1991)
    • 9.3 Главы администрации города и района (с конца 1991 года по настоящее время)
  • 10 Культура, искусство и спорт
  • 11 Достопримечательности
  • 12 Средства массовой информации
    • 12.1 Городские газеты
    • 12.2 Радиостанции
  • 14 Литература
  • 15 Примечания

Русская Баня Холмск

Строительство порта Корсаков было начато японцами в 1907 году. Первоначально с 1907 по 1912 год был сооружен деревянный пирс протяженностью 142 метра на месте ныне существующего Южного. Глубины причалов составляли З метра. С берегом пирс соединялся мостом. В 1920 году начались работы по реконструкции пирса, а с 1923 года и моста. В 1928 году были окончены инженерно-строительные работы по реконструкции Южного пирса, являющегося сооружением гравитационного типа. Причальная стенка выполнена из массивной складки и бетонной надстройки. Головная часть выполнена из железобетонных массивов-гигантов, установленных на каменную постель. Для защиты от волнения по надстройке сооружен железо-бетонный парапет.

В дальнейшем была произведена работа по расширению порта: в 1939 году сооружен Северный пирс, который представляет собой сооружение гравитационного типа из массивов-гигантов, длина массива-гиганта 1 5 м, шириной 7,2 м и высота от 9,4 до 9,65 м. Пирс состоит из 9 причалов протяженностью 1058,7 м.п. и берегоукрепления в районе электростанции 91 м.п. Из 9 причалов, два причала (№№ 1, 9) из-за малых глубин являются нерабочими.

После окончания Великой Отечественной войны и освобождения юга Сахалина от японских оккупантов, в августе 1946 года, исходя из грузооборота и его значения как перевалочного пункта был создан «Корсаковский морской торговый порт».

На основании Указа Президиума Верховного Союза РСФСР от 5 июля 1946 года об административном территориальном устройстве Южно-Сахалинской области приказом Министра Морского флота №-935 от 4.08.1946 г., исходя из грузооборота, его значения, как перевалочного пункта, его технологического оборудования причалов, перевалочных путей, был создан Корсаковский морской торговый порт 1 разряда.

Структура и функции порта, основные типовые установки морского торгового порта утверждены 14.10.1947 г. и объявлены приказом министерства Морского флота № 373 от 15.10.1947 г.

В развитии экономики молодой Сахалинской области Корсаковский порт имел первостепенное значение, представляя собой ворота на Сахалин, связующим пунктом между материком и островом.

Корсаковский порт является одним из крупнейших портов дальневосточного бассейна, навигация в котором продолжается круглый год.

В 1949 году на Сахалин с материка в основном поступали хлебные и продовольственные товары, строительные материалы, металл и оборудование, отправляли из Сахалинской области, в основном, бумагу, лес и ряд других товаров, производимых на Сахалине.

Для решения производственных и социальных вопросов в порту были созданы: Автобаза, на территории которой имелось четыре ремонтных бокса, шесть стояночных боксов для автомашин, четыре стояночных бокса для автопогрузчиков.

Энергическое хозяйство — основное оборудование теплоэлектростанции – котел № 3, включен в работу в 1952 году, котлы №№ 1, 2 — в 1961 году. В течение 1971 годов все три котла были переведены с твердого на жидкое топливо.

Механические мастерские, расположенные на территории малого ковша. Ремонтно-строительное управление порта имело стройдвор, плотницкий цех со станочным оборудованием, пилорамный цех. Портовый флот с 1949 года имел 32 плавединицы (буксиры, катер, плашкоуты, баржи.

В порту имелась база отдыха «Маяк» в районе п. Озерское, яхт-клуб в с.Первая Падь, пионерлагерь «Моряк», где отдыхали дети работников порта и города, стадион «Водник», где в зимнее время работал каток. Также имелись комнаты школьника «Альбатрос» и «Буревестник», два благоустроенных общежития, где проживали работники порта.

Три детсада №№ 6, 25, 29 посещали дети работников порта, имеется своя поликлиника.

Проводились мероприятия: «Посвящение в молодые рабочие», выпускалась газета «Портовик», был организован кружок художественной самодеятельности, проводились ежегодные спортивные спартакиады.

В 1992 году Портовый флот отсоединился и стал малым предприятием «Портовый Флот».

В 1993 году жилой фонд был передан городской администрации, а детсады переданы в 1994 году.

В 1994 году создана Морская администрация порта, а порт стал Открытым акционерным обществом, но не потерял своего первоначального значения.

С 5 апреля 30 мая 1996 года морской порт назывался Акционерным обществом открытого типа «Корсаковский морской торговый порт» (на основании Указа президента РФ от 01.07.92 года № 721).

С 30 мая 1996 года по настоящее время морской торговый порт — Открытое акционерное общество «Корсаковский морской торговый порт» (ОАО «КМТП»).

Описание

В порту имеется 34 причала, также имеются подчинённые портпункты в других населённых пунктах.

Порт осуществляет перевалку лесных грузов, угля, сырой нефти и нефтепродуктов, металла и металлолома, оборудования, контейнеров, генеральных грузов. Производится ремонт судов.

К порту подведена железная дорога. Связь между ним и другими населенными пунктами Сахалинской области осуществляется по автомобильной и железной дорогам, а также регулярными рейсами судов.

На пароме

Паром на Вакканай, (Хоккайдо) в основном служит для перевозки техники, но берет и пассажиров. Навигация продолжается с конца мая-начала июня до конца сентября-начала октября и каждый год меняется в зависимости от ледостава. Билеты можно купить на первом этаже трехэтажного здания управления рядом с терминалом. Сам паром обслуживается японской компанией Heartland Ferry. Отправление осуществляется с Южного порта Морвокзала.

  • Южно-Курильск, Курилы — в этом направлении отправляется пассажирский теплоход Игорь Фархутдинов, но только тогда, когда есть груз для перевозки. Расписание отсутствует и билеты в одну сторону заказываются через турагенство на Сахалине.
  • Есть возможность уплыть на материк, но опять же расписание недоступно. Лучше всего воспользоваться регулярными рейсами из Холмска.

Корсаков

Город Корсáков, что в 42 километрах от Южно-Сахалинска — самое доступное относительно островной столицы место, где можно увидеть море. За городскими, портовыми и приморскими панорамами приглашаю под кат.

Добраться в Корсаков проще простого — от привокзальной площади Южно-Сахалинска каждые 20 минут отходит маршрутка №115. Билеты в кассе автовокзала покупать не нужно, оплата у водителя.
Дорога займет чуть меньше часа. По пути проезжаем живописные распадки, напомнившие мне природу Байкала — здесь они так же, как и в Восточной Сибири и Забайкалье, носят название «падь». Названий у них нет, только порядковые номера, от первой до третьей — отсчет начинается от Корсакова.
1. Конечная маршруток — остановка «Пять углов» на большом кольце. В глазах пестрит от неумело подобранных ярких цветов!
В целом малопримечательное место.

2. Я последовал вверх по Приморскому бульвару. Многоэтажки в Корсакове тоже реновируются и обшиваются, но результат не такой эстетичный, как на большинстве улиц Южно-Сахалинска. Говоря простым языком, выглядит по-колхозному:

3. Памятник сахалинским корейцам, так и не вернувшимся на Родину (2007). Это место носит название Гора Грусти.

Сахалинские корейцы — обособленная группа диаспоры в странах бывшего СССР (корё-сарам).
Небольшой исторический экскурс. Корейцы с конца XIX века активно переселялись в российское Приморье, однако, в 1937 году в связи с вторжением в Китай Японии «в предупредительных целях» (Корея тогда оставалась ее колонией) 172 тысячи человек были депортированы в Казахстан и Среднюю Азию.
На Южный Сахалин японские власти привозили корейцев в качестве дешёвой рабочей силы. К концу войны их насчитывалось около 70 тысяч. Несмотря на то, что родными для них были в основном южнокорейские уезды, составившие, как известно, другое государство, власти КНДР агитировали переезжать сахалинских корейцев к себе — так поступили около половины. На острове сегодня проживает 30 тысяч корейцев (5% населения).
4. Рядом с памятником находится смотровая площадка с видом на Корсаковский морской торговый порт

5. Корсаков — один из двух крупнейших «морских ворот» Сахалина наряду с Холмском. И если Холмск обслуживает преимущественно паромную переправу на Ванино, то главная специализация Корсакова — контейнеры, составляющие до 70% от общего грузооборота.

6. Корсаков связан линиями с Владивостоком и портами Курильских островов. С Курилами действует пассажирское сообщение периодичностью 6-7 раз в месяц. В летнее время работает паром до порта Вакканай (остров Хоккайдо), заходят круизные лайнеры из Японии и США. Правда, достойной инфраструктуры для пассажиров пока нет — строительство полноценного морского вокзала только в планах.

7. Видите маяк на горе справа? Там находится вторая смотровая с более интересной панорамой. Скоро пойдем и туда 🙂

8. Пару слов об истории Корсакова. На месте айнских селений в 1853 году российский мореплаватель Геннадий Невельской заложил военный пост Муравьёвский, названный в честь почитаемого на Дальнем Востоке генерал-губернатора. Меньше чем через год его пришлось эвакуировать в связи с началом Крымской войны.
9. В 1869 году пост был воссоздан уже под другим названием — Корсаковский, по фамилии другого генерал-губернатора Восточной Сибири.
Местная речушка также носит имя Корсаковка:
Корсаковский был центром одноимённого округа, одного из трёх на каторжном Сахалине.
В 1905 году по результатам русско-японской войны Южный Сахалин был передан Японии, Корсаковский пост получил новое название — Отомари.
Прибрежный городок быстро рос: в 1907 году начато строительство порта, до 1920-х Отомари оставался крупнейшим населенным пунктом на Сахалине, хотя еще в 1908-м центр губернаторства Карафуто был перенесен вглубь острова, в Тоёхару (нынешний Южно-Сахалинск). Первая железная дорога появилась здесь же, связав Отомари с Тоёхарой.
10. О японском периоде истории города напоминает только здание Хоккайдо Токусёку Банка, два года назад переживавшего реставрацию. Вроде бы собираются открыть здесь филиал областного музея:
11. Корсаков — чуть ли не исключительный случай сахалинского города, которому вернули историческое название «каторжной» эпохи. Дело в том, что на юге острова даже до 1905 года у многих мест были «неподобающие» японские или айнские топонимы.
12. Сегодня Корсаков — обычный постсоветский город.
Средняя школа №1:
13. Местная социальная реклама:
Статистика до недавнего времени говорила об обратном: с 1991 года островная область потеряла почти треть своего населения; в последние годы ситуация стабилизировалась.
14. Планировка Корсакова проста: город расположен в узкой долине меж двух сопок, по свидетельству бывавшего здесь Чехова, носившей японское название Хахка-Томари. Соответственно, город вытянут длинной полосой, уходящей от моря вверх.
В ближней к порту части роль общественного пространства выполняет сквер Вакканай — с этим городом Корсаков связывает не только международная паромная переправа, но и побратимские связи. В советские годы место называлось Комсомольской площадью
15. Памятник Невельскому (2013):
16. И бюст Корсакова (1993):
17. Послевоенные двухэтажки:
18. И снова тюльпаны
19. К осмотру города вернемся чуть позже, пока же спешим на видовую площадку!
Наверх ведет улица Дачная. Панорама части города за Корсаковкой — море частного сектора и храм Вознесения Господня
20. Вот мы и на месте. От ярких многоэтажек на крутом склоне, нависающим над портом, я снимал фото №№3-8.
21. Общий вид порта. Корсаков расположен на берегу залива Анива, омывающего два южных сахалинских полуострова — очертания на карте напоминают рыбий хвост 🙂
Небольшой вдающийся в сторону суши полукруглый залив называют бухтой Лососей:
22. Железобетонный мост-платформа с причалом для кораблей построен еще японцами в 20-е, но используется и по сей день
23. На смотровой было ветрено, но уходить не хотелось совершенно. Суровый облик гавани и уходящая вдаль недружелюбная стихия производят неизгладимое впечатление.
А ведь я до Сахалина в портовом городе и не был… В Таганроге годом ранее ухватил кусочек вида на угольный терминал, но там антураж далеко не такой эффектный.
24. Ряды корсаковских пятиэтажек
25. Вид на юго-запад. В правой части снимка — железнодорожная станция Корсаков.
А вдали видны горы полуострова Крильон. Я поначалу ошибочно подумал, что там уже Япония 🙂
26. Северный пирс крупным планом
27. Контейнеры FESCO — транспортной компании на базе Дальневосточного морского пароходства. Вероятно, прибыли сюда из Владивостока
28. Недавно Корсаков получил статус свободного порта — это позволит увеличить трансграничную торговлю с соседями
29. Тот самый маяк.
Место достаточно популярное: за те 20-25 минут, что я здесь был, сюда подъехало несколько автомобилей. Неплохо для середины буднего дня
30. Всё, пора вниз по живописной дороге
31. И вторая порция снимков самого города. Магазин со стилизацией под русский терем:
32. Бюджет 35-тысячного Корсакова — 5 миллиардов рублей. Эта сумма сравнима с доходной частью Комсомольска-на-Амуре, превосходящего сахалинский городок в 8 раз.
Как вы понимаете, соблазн приложить руку к кормушке у власть имущих весьма велик. До города средства начали доходить лишь совсем недавно.
Вот, парковку асфальтируют:
33. Участок главной улицы города — Советской — сделали пешеходной зоной. Получилось неплохо
34. Сохранилась крутая советская вывеска.
Займ на продукты до 30 тысяч рублей не желаете?

36. Местным властям должно быть стыдно за подобное состояние жилого фонда. В Европе или Китае на эти деньги уже давно бы превратили город в конфетку…
37. Главная площадь Корсакова — с администрацией, …
38. … фонтаном, …
39. … и неизменным Лениным.
40. Центр культурной жизни — КДЦ «Океан»
41. Забытая во многих других городах традиция в Корсакове жива, и это здорово
42. Среди почетных корсаковцев — двое корейцев
43. На площади Ленина уютно, хорошо бы, если весь город будет выглядеть так же.
44. С северо-восточного угла к ней примыкает узел связи, …
45. … от которого можно полюбоваться на малоэтажную часть города с нового ракурса.
46. В заключение поста расскажу вам еще об одной достопримечательности, с недавних пор входящей во все сахалинские туристические топы.
Это завод по производству сжиженного природного газа (СПГ) «Пригородное», открытый в 2009 году на месте бывшего одноименного посёлка в 13 километрах к югу от города. Местные называют комплекс просто аббревиатурой — СПГ.
47. Расстояние немаленькое, рейсовый транспорт сюда не ходит. Я договорился с таксистом — 500 рублей за дорогу туда-обратно и небольшое ожидание на месте.
Увидел вблизи Охотское море. В Корсакове к нему не подойдешь: все занимает порт, нет даже набережной.
48. Это и первое мое знакомство с невероятной сахалинской природой, которой я посвящу три отдельных поста серии.
49. Дорога «огибает» завод по периметру, отклоняясь от берега. На ходу делаю снимки промплощадки.
«Пригородное» — первое предприятие подобного рода в нашей стране. В этих установках производится охлаждение природного газа до криогенной температуры (-160 градусов), что позволяет уменьшить его объем до 600 раз, делая возможной перевозку морским транспортом.
50. К заводу ведет 800 километров транссахалинской трубопроводной системы.
Помимо СПГ действует терминал по отгрузке нефти и порт, открытый для захода иностранных судов. «Пригородное» — ворота для экспорта нефтегазовой продукции проекта «Сахалин-2».
51. Резервуар для хранения нефти высотой 18 метров и диаметром 93 метра. Крыша у него — понтонной конструкции, она «плавает» на поверхности, что позволяет сократить потери на испарение и вредное воздействие на атмосферу.
52. Причал для отгрузки впечатляет — его длина 805 метров.
53. Ура, удалось застать газовоз! Считается, что это к удаче 🙂
«Гранд Елена», построенная на верфях Нагасаки, внушительна: длина судна — 288 метров, высота борта — 60. Оборудована четырьмя сферическими танкерами, объемом 36 тысяч кубометров каждый.
54. Процесс погрузки занимает несколько часов — уже к концу дня «Гранд Елена» повезла газ потребителям в страны Азиатско-Тихоокеанского региона
55. Море!…
56. Запомнился местный красноватый песок

58. Корсаковцы (да и многие жители Южно-Сахалинска) приезжают купаться и загорать сюда — в жаркий день здесь не протолкнуться. Правда, сезон в начале июня еще не начался — на Дальнем Востоке под влиянием холодных океанских течений привычные времена года смещены «вперёд». Пик лета — конец июля-август, когда в моём Забайкалье уже чувствуется веяние осени.
59. Говорят, СПГ особенно впечатляет с наступлением темноты — у меня, к сожалению, не было возможности проверить это лично
60. Таксист завез еще на одну точку обзора, за что ему спасибо 🙂
61. Немного разговорились. Военный в отставке каждый год летает в отпуск на Чёрное море — Сочи, Крым — но к концу отпуска его начинает одолевать сильная тоска по родному острову. Сахалин он любит всей душой и никогда не променяет на другие края.
Благодарю за то, что дочитали до конца 🙂

25 августа 2019 г.

Корсаков (Карсаков) Михаил Семенович (1826-1871), военный губернатор Забайкальской области в 1855-1860 гг. Дворянин, православный, закончил Школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров, имение – 1249 душ в совместном владении. Службу начал в лейб-гвардии Семеновском полку, в 1848 г. назначен для особых поручений к генерал-губернатору Восточной Сибири с переводом по армии майором. В 1852 г. — подполковник, начальник казачьего отделения и член Совета Главного управления Восточной Сибири, в 1854 г. — полковник, с 1856 г. генерал-майор, в 1860 г. — председатель Совета ГУВС, помощник генерал-губернатора, с 1861 г. генерал-губернатор Восточной Сибири (утвержден в 1863 г.), генерал-лейтенант с 1863 г. (ГАИО. Ф. 24. Оп. 1, к. 1468. Д. 278. Л. 2-12.)
Решающий шаг, определивший всю его будущую судьбу, М.С. Корсаков сделал в 1849 г., когда двадцатитрехлетним подпоручиком лейб-гвардии Семеновского полка поступил офицером для поручений к двоюродному брату, генерал-губернатору Восточной Сибири Н.Н. Муравьеву. Этот шаг был сделан под влиянием старшего родственника, адъютанта генерал-губернатора, Василия Михайловича Муравьева, писавшего о перспективах быстрой карьеры и о серьезных задачах и благих целях службы.
Н.Н. Муравьев был постоянно и серьезно озабочен подготовкой губернаторов из числа хорошо ему известных людей, которым лично доверял. В 1855-1856 гг. губернаторами стали первые три “муравьевца”: М.С. Корсаков – в Забайкальской области, П.В. Казакевич – в Приморской и Ю.И. Штубендорф – в Якутской. В 1860 г. на всех губернаторских должностях в Восточной Сибири находились люди, рекомендованные Муравьевым.
Все заметные места в военном управлении также были заняты теми, кому лично доверял генерал-губернатор. Более того, он добивался – и добился – права самому выбрать себе преемника. На самом деле Муравьев преемника наметил давно. Еще в 1854 г. он писал брату Валериану о М.С. Корсакове: “Служба его идет довольно успешно, и, может быть, он заступит мое место в Восточной Сибири”.
В марте того же года Муравьев написал об этом Константину Николаевичу “со временем он будет лучший генерал-губернатор Восточной Сибири по всем отношениям”, а в конце 1856 г. заявлял об этом открыто. В письме самому М.С. Корсакову Муравьев сообщал: “Я постоянно твержу Великому Князю, что ты должен со временем заступить мое место в Восточной Сибири: эта мысль моя, по убеждению, на пользу края и России. Поэтому тебе следует себя к этому готовить, и лучшее средство – опыт, а лучшего опыта иметь нельзя, как вся твоя служба в Восточной Сибири и в особенности настоящее твое назначение (забайкальским губернатором). Устрой Забайкальскую область и войско — тогда поведешь хорошо и дела всей Восточной Сибири”.
Подготовкой к будущему высокому назначению должно было стать не только активное участие М.С. Корсакова во всех делах Муравьева, в том числе и в первых амурских сплавах, не только губернаторство в Забайкальской области, но и замещение в течение года специально для Корсакова созданной должности помощника генерал-губернатора, председательствующего в Совете Главного управления Восточной Сибири. … За время пребывания в Сибири он успел неплохо узнать край, его природу, экономику, жизнь населения. В письмах и дневниках он отмечал прочитанное о Сибири: повесть И.Т. Калашникова “Дочь купца Жолобова”, путевые записки забайкальского купца Паршина, историю Албазина и т.п.

Наиболее важные и ответственные поручения были связаны с переносом Охотского порта и организацией транспортировки тяжелых грузов в Камчатку. Корсаков проявил себя в них усердным исполнителем, честным и добросовестным, но чуждым инициативы и самостоятельности. Таким же он был и во время осуществления еще одного важного и трудного дела – в 1851 г. ему пришлось заниматься заселением Аянского тракта. Крестьяне-переселенцы, всего 102 семейства, были привезены по Лене из Забайкалья и Иркутской губернии и размещены в 27 селениях, на расстоянии 700 верст. Выполнение этого поручения послужило поводом для близкого знакомства с выдающимся человеком – архиепископом Камчатским, Курильским и Алеутским Иннокентием. Опытный путешественник, хорошо знающий сибирские реалии, Иннокентий в своих письмах давал молодому офицеру практические советы относительно маршрута, способов продвижения по рекам и т.п.
Прослужив три года “по особым поручениям, М.С. Корсаков в феврале 1852 г. был произведен в подполковники с одновременным назначением начальником недавно образованного казачьего отделения Главного управления Восточной Сибири. Новое место считалось довольно высоким и должно было стать еще одной ступенью к поставленной Муравьевым перед ним цели – губернаторству.
В созданном в 1851 г. казачьем отделении должны были сосредоточиться все дела по управлению сибирскими казаками, в том числе Забайкальским казачьим войском. По закону генерал-губернатор Восточной Сибири имел права командира Отдельного корпуса в мирное время и должен был лично или “через доверенное лицо” осматривать казачьи полки и станицы, наблюдать за их содержанием в определенном составе, точным исполнением ими служебных обязанностей, заботиться о наделении их землей, об устройстве и улучшении быта казаков.
Таким “доверенным лицом” и стал Корсаков. Через него велась вся переписка местных казачьих начальств, в том числе и наказного атамана Забайкальского казачьего войска, с центральными ведомствами. Сотрудники отделения разъясняли казачьим командирам требования департамента относительно составления ведомостей и других форм отчетности, вникали в различные обстоятельства организации и быта казачьих войск.
Из трех лет пребывания в должности начальника отделения – с весны 1852 по весну 1855 г. – Корсаков фактически занимался его делами только в первые полтора года. Зимой 1853 г. Михаил Семенович отправился курьером в Петербург, попутно навестил родных в Москве и Тарусове, пробыв вне Сибири около трех месяцев. В начале 1854 г. он вернулся в Иркутск с поручением ускорить распоряжения по амурскому сплаву и приказанием “вникать лично во все… следить за внутренней жизнью и обо всем важном писать Муравьеву в Петербург и Красноярск”.
Хотя работы по подготовке сплавов уже велись, сделать оставалось еще очень много. Б.В. Струве вспоминал: “Я был свидетелем той кипучей деятельности, с которою Корсаков принялся за дело, и той энергии, и той энергии, которую он сумел вселить своим сотрудникам”.
Подготовкой барж и плотов, а также завершением работ по сооружению парохода “Аргунь” руководил П.В. Казакевич. Необходимо было собрать в одном месте предполагаемых участников сплава – солдат и казаков – и все грузы. Как доносил Муравьев великому князю Константину Николаевичу 2 марта 1854 г., “все команды и артиллерия двинуты уже Карсаковым с разных концов Забайкальской области к Шилкинскому заводу, и туда же направляется с лишком 25 тысяч пудов провианта для сплава с ними”.

Подполковник Корсаков был назначен командиром первого амурского сплава – это было одно из самых ответственных и почетных заданий. Правда, сам генерал-губернатор также находился в составе экспедиции и фактически возглавлял ее… Как бы то ни было, после успешного прибытия сплава в Мариинский пост в устье Амура именно Корсаков был командирован в Петербург с донесением о благополучном завершении экспедиции.
Пробыв в России до января 1855 г., Корсаков вернулся в Иркутск. Но, не приняв казачьего отделения, вновь отправился в Забайкальскую область “приготовлять разные разности для будущей нашей экспедиции по Амуру”.
В 1854 г. Корсаков был произведен в полковники и пожалован орденом Св. Анны 2-й степени. /15/ Вскоре всем стало ясно, что в ближайшее время он будет назначен забайкальским губернатором – П.И. Запольский с 1854 г. был в явной опале у Муравьева, а начальник казачьего отделения занимался главным образом делами Забайкальского казачьего войска. …
Сознательное и целеустремленное “ведение” Корсакова к губернаторскому месту не было для Муравьева чем-то необычным и исключительным – он готовил к губернаторским местам и других своих приближенных. М.С. Корсаков был самым молодым российским губернатором – к моменту назначения ему еще не исполнилось и 30 лет. Быстрота его карьеры была исключительной. Неприязненно относившийся к Н.Н. Муравьеву и “муравьевцам” В.Ф. Раевский справедливо писал в 1860 г.: “Корсаков шел вперед быстрее царской фамилии. Он приехал сюда штабс-капитаном и в шесть лет” стал генерал-майором, военным губернатором. В генерал-майоры Корсаков был произведен в декабре 1856 г. …
Одним из самых важных и трудных для Корсакова дел оставалось участие в организации амурских сплавов. В 1854 и 1855 гг. он занимался этим в должности начальника казачьего отделения Главного управления, но, и став губернатором, продолжал выполнять это поручение Муравьева. За те четыре года, что Корсаков был губернатором, он дважды – в 1856 и в 1858 гг. – возглавлял работы по подготовке сплавов и несколько летних месяцев проводил на Амуре. Теперь это расценивалось как часть служебных обязанностей потому, что “Чита была избрана исходной точкой всех предприятий, касавшихся Амурского края”, а Корсаков был призван “показать свои таланты администратора и колонизатора”.
Сплав 1856 г., который осуществлялся в отсутствие Муравьева и в первый год губернаторства Корсакова, оказался крайне неудачным, плохо организованным и завершился трагически. Мемуаристы писали о возвращении по невыносимо трудному зимнему пути, о гибели 200 человек на обратном пути от голода и холода, рассказывали о случаях людоедства. По официальным данным, первые отряды вернулись в Усть-Стрелку в конце сентября, последний, под командованием подполковника А.Н. Облеухова, 26 ноября. При этом потери, кроме отряда Облеухова, составили 86 человек. Самым тяжелым было возвращение отряда Облеухова: он в один сезон сплавился по Амуру и поднялся по нему, имел слишком мало времени для отдыха и подготовки к трудному возвращению, а сравнительно позднее отправление привело к тому, что в дороге пришлось пережидать установление ледового покрова на реке, в результате отряд находился в пути четыре месяца.

Сам Облеухов причиной бедствия считал “излишнюю торопливость и одностороннюю деятельность” начальника экспедиции 1856 г. подполковника Н.В. Буссе, слишком заботившегося об экономии. В свое оправдание Облеухов указывал и на большое число бессрочноотпускных (т.е. отслуживших срок в 15 лет) солдат, и на неподготовленность к лишениям солдат сибирских линейных батальонов.
Завалишин же писал: “Общий голос, и справедливо, обвинял во всех бедствиях Корсакова” и приводил в доказательство своей правоты те неоспоримые факты, что именно Корсаков возглавлял организацию всей работы, провожал экспедицию до Усть-Зеи и провел там лето. По мнению Завалишина, “если бы бедствие случилось даже на низовье Амура, и тогда бы он не мог быть вне ответственности за размещение провианта; и то дело вышло тем позорнее, что это случилось на ближайшем расстоянии от Усть-Стрелки”.
М.И. Венюков также считал именно Корсакова виновником неудачной организации возвращения, а причиной столь тягостного положения солдат и казаков были, по его мнению, приказ рубить дрова на обратном пути для навигации следующего года и распределение запасов провианта из расчета на 10 дней пути (по 40 верст в сутки).
Оправданием – хотя и слабым – для Корсакова может быть то обстоятельство, что часть возвращавшихся с устья Амура солдат была измучена тяжелой зимовкой 1855 г., многие переболели тифозной горячкой, сроки же их отбытия с низовьев Амура от него не зависели, — а именно позднее отправление большинство современников называло главной причиной гибели и болезней возвращавшихся. Но ни в одном из писем родным и друзьям Корсаков не высказал своего сожаления и чувства вины в связи с гибелью большого числа людей, хотя в переписке осенью 1856 г. и проскользнул у него мотив недовольства своей жизнью и возможности желательности отставки. В 1862 г. он объяснял “факт гибели значительного числа нижних чинов бывшего 13-го линейного батальона во время осеннего похода их с берегов Амура в 1856 г.” стечением несчастных обстоятельств (болезни, ранняя зима и – косвенно – неправильные действия их командира), утверждая, что все остальные команды вернулись благополучно. “За усердную службу и распорядительность” при сплаве 1856 г. он был награжден орденом Св. Станислава 2-й степени.
В 1857 г. Корсаков не участвовал в плавании, а в 1858 г. оно проходило более успешно, хотя в этот раз на Амур переселялись казаки и крестьяне и устройство их там, как и вообще снаряжение всей экспедиции, должно было осуществляться под началом Корсакова.
Как вспоминал участник этого плавания Бр.К. Кукель, “с Карсаковым мы выехали 6 мая и, так как по пути нам приходилось осматривать основанные в прошлом году первые казачьи станицы, то прибыли в Благовещенск лишь 18 мая, на другой день по заключении Айгунского договора”. Таким образом, Корсаков не присутствовал при заключении Айгунского договора – событии, в известном смысле, увенчавшем усилия тех, кто, как и он, был участником первых амурских сплавов. Но его роль в подготовке этого события, как и в целом процесса присоединения и колонизации Приамурья, неоспорима. “За Амур” Корсаков был награжден орденом Св. Станислава 1-й степени, пожизненным пенсионом в 2 тыс. рублей в год и причислен к императорской свите.
“Между тем, приехавший на место П.И.Запольского на губернаторство Корсаков, самый близкий к Генерал-Губернатору человек и выведенный им в люди от поручика Семеновского полка 1848 году до губернатора в 1855 году…”, — так из писем декабриста Д.И.Завалишина мы узнаем о назначении в Забайкальскую область второго военного губернатора – Михаила Семеновича Корсакова, входившего в когорту ближайших сподвижников Н.Н.Муравьева-Амурского. Было ему в ту пору 29 лет, в Забайкалье приехал служить в чине полковника. Через год, в 1856 году, Михаилу Семеновичу Корсакову было присвоено звание генерал-майора…
Судьба сводит в Чите нового губернатора с декаьбристом Д.И.Завалишиным. Учитывая моральный авторитет Дмитрия Иринарховича у читинцев, он обращается к декабристу за советами и содействием. М.С.Корсаков публично отрекся от всякого участия в интриге против П.И.Запольского. Кроме того, он не привел в исполнение распоряжение своего патрона о перемещении Д.И.Завалишина в Минусинск. Познакомившись с положением дел в Чите и Забайкальской области, он нашел все действия своего предшественника правильными и для себя поучительными. Опираясь на первый отчет, составленный М.С.Корсаковым, в Забайкальской области в 1855-1856 гг. “… окружных городов, включая губернских было – 3, заштатных – 2, слобод – 15, сел – 51, деревень – 304, казачьих селений – 479, пограничных караулов – 46, соборных изб – 3, родовых управ – 2, родовых управлений – 145, инородческих улусов – 700, тунгусских наслегов – 13. В Забайкальской области проживало 356688 человек”. Поле деятельности у молодого военного губернатора было широчайшее – проблемы административные и хозяйственные, продолжение Амурской политики на Востоке, и ни одну из этих задач нельзя было оставить без внимания. Взять хотя бы деятельность М.С.Корсакова, направленную на развитие образования недавно созданной области. В документах Забайкальского областного правления есть записка, написанная еще в 1855 г., по данным которой мы узнаем, что уездных училищ было всего два – в Верхнеудинске и Нерчинске, и восемь приходских школ (не считая школ горнозаводского ведомства). В записке содержалась настоятельная рекомендация открыть в Забайкалье еще 30 училищ. Чиновник особых поручений Евгений Рагозин пишет М.С.Корсакову обоснование необходимости открытия в Чите одного уездного училища с расширенной программой, рекомендуя изучать с учетом региональных особенностей области монгольский, маньчжурский и англо-американский языки. В документе есть очень интересное предложение о повышении зарплаты учителям, так как “215 рублей серебром не может быть привлекательным для добросовестного воспитателя молодого поколения”. Рекомендовалось также изыскать дополнительные средства на создание библиотеки. В документе есть такая фраза: “так как губернатору некогда следить за успехами учеников и стараниями учителей, то необходимо поручить эту часть особому лицу, то есть образовать должность инспектора училищ Забайкальской области с обязанностью обозревать их раз в год, присутствовать по возможности на экзаменах, составлять отчеты”. В 1860 г. этот проект был отправлен в Министерство народного просвещения. Идея создания училища с углубленной программой изучения языков, к сожалению, не была осуществлена.

Одним из блистательных начинаний М.С.Корсакова была его деятельность по созданию первого детского приюта в Чите. Он понимал необходимость создания учреждения для сирот. 31 декабря 1857 г. им была подготовлена докладная записка генерал-губернатору Восточной Сибири с просьбой к его супруге взять будущий Читинский детский приют под свое попечение. Согласие было получено. Активная деятельность М.С.Корсакова по изысканию средств на создание приюта была достаточно результативной. Вначале он пишет циркулярное письмо и рассылает по области для открытия сбора пожертвований на это благое дело. Жители области сочувственно отнеслись к затее М.С.Корсакова и охотно делали приношения в кассу попечительства. Жертвования поступали по подписным листам деньгами, вещами или домашними животными. Особенно много лошадей, коров, овец и коз пожертвовано было бурятами Агинского и Баргузинского районов. Скот продавали с аукционного торга и деньги сопровождали в попечительство. Кроме того, устаивались с благотворительной целью благородные спектакли и лотереи-аллегри. Всего в течение года было собрано и сдано в иркутский приказ Общества призрения 7755 рублей 53 копейки. Первая попечительница приюта графиня Муравьева-Амурская была энергичной помощницей Корсакова. Она много сделала, чтобы подобрать наиболее деятельных и влиятельных членов попечительства, к их числу относились: баронесса Будберг, она жила в Чите и выполняла роль помощницы; читинский купец Курбатов был избран почетным старшиной, на нем лежала забота о материальном благополучии приюта. Мысль о постройке собственного здания принадлежала военному губернатору. 7 июля 1859 г. он предписал областному инженеру подпоручику Шишкову представить план и смету здания и приступить к подготовке материалов. Сама постройка была поручена 26 сентября 1859 г. старшему члену войскового правления подполковнику Соколовскому. Свою работу приют начал в наемном помещении – в доме купца Сумкина арендовались три комнаты с отоплением и освещением за 150 рублей в год. 27 сентября 1859 г. приют был открыт, а с 1 октября в нем начались “правильные” занятия. Так усилиями губернатора и поддержавших его забайкальцев был открыт Читинский детский приют. В первые годы своего существования он предназначался не только для призрения малолетних сирот и детей несостоятельных родителей, но вообще для начального образования детей городских жителей. Это было первое и в то время единственное учебное заведение, в котором обучались дети всех сословий городского населения.
Чита во время губернаторства П.И.Запольского и М.С.Корсакова еще только начинала развиваться и оставалась городом скорее по названию, чем по виду и внутреннему содержанию. Но уже тогда обращала внимание правительства своим расположением в Забайкалье и тем, что была центром активной Амурской политики, своеобразным результатом которой было усиление переговоров с Китаем, закончившееся 25 мая 1858 г. заключением Айгунского договора, значительно расширившего восточную границу Забайкалья и закрепившего за Россией Амур.

Изучая документы связанные с Амурским вопросом, автор статьи обнаружил отлично читаемое письмо М.А.Бестужева М.С.Корсакову, датированное 29 декабря 1856 г. О том, что Бестужев был в Чите и останавливался и Д.И.Завалишина, краеведам известно, но то, что он совершил плавание по Ингоде, Шилке, а затем по Амуру вплоть до Николаевска, где провел осень и зиму 1857-1858 гг., в мемуарах упоминается очень скупо. В этом заключается особая ценность письма, из которого становится известно о планах плавания Бестужева по Амуру и о том, что с Корсаковым он был знаком достаточно близко.
За время амурских сплавов было немало трудностей, в том числе страдали интересы местных жителей, допускались злоупотребления. О негативных моментах резко отзывался Д.И.Завалишин, публикации которого приобрели большую известность. Зачастую они были вызваны жесткими условиями походного быта войск и устранялись по мере возможности. Так, в тексте документа, подписанного М.С.Корсаковым, говорилось: “Командиру Сибирского линейного батальона полковнику Облеухову. 13 ноября адъютант генерал-губернатора Восточной Сибири полковник Сеславин донес мне, что проживающие туземцы на реках Аум, Манегир, Мачина, Мачинга при проследовании г.Сеславина вверх по Амуру предъявили претензию, что при перемещении с устья Амура двух рот 12 батальона взяли у них без денег разные вещи (список вещей прилагается), если претензии означенных туземцев окажутся основательными, то непременно удовлетворить их из имеющихся сумм. 13.11.1856 г.”.
Нет оснований опровергать Д.И.Завалишина, использовавшего обширную информацию с мест о том, что освоение Амура происходило не гладко, но нет желания обличать графа Н.Н.Муравьева-Амурского и его сподвижников, не щадивших ни себя, ни чиновников, потом и кровью утверждавших интересы Российского государства на востоке.
При Корсакове в 1859 г. был утвержден герб Забайкальской области. За годы его управления областью город Чита значительно расширился, его северная граница проходила теперь в районе современной Ангарской улицы, количество жителей в 1858 г. было 807 человек, а в 1858 г. уже достигла 1250 человек.
В июне 1858 г. В Забайкальское областное правление поступила записка о необходимости создания в Чите гражданской больницы. Единственным лечебным заведением в областном центре был Читинский полугоспиталь на 75 кроватей, который уже не удовлетворял потребностей в медицинском обслуживании растущего города. Согласно соображениям, высказанным доктором Ворожцовым, больница в Чите должна была быть построена на “57 кроватей, причем 17 кроватей составляли особое отделение для арестантов, 10 кроватей для хронических больных, 5 кроватей для рожениц, 25 кроватей для скоротечных больных”. Судя по переписке в Забайкальском областном правлении, М.С.Корсаков активно решал вопрос о создании гражданской больницы в г. Чите.
В годы губернаторства М.С.Корсакова создана первая карта Забайкальской области и Кяхтинского градоначальства, которая хранится в фондах Государственного архива. Карта датирована 1855 годом. Возможно, задание ее составить было дано при П.И.Запольском, но, безусловно, М.С.Корсаков довел эту важнейшую работу до завершения.

В отчете Забайкальской области за 1861 год есть данные о том, что “…в 1859 году, в Чите на подписные деньги служащих и гражданских чиновников и военных офицеров была создана для чтения библиотека и для нее выписывали периодические издания и газеты”.
В 1860 году М.С.Корсаков Военным министерством был отозван в распоряжение Генерального штаба, его служебная карьера продолжала стремительно развиваться: В 1861-1871 гг. он уже всесильный генерал-губернатор Восточной Сибири.