Красный цвет в православии

Цветопсихология

Posted on Октябрь 25, 2014 by seveliya

Наиболее существенное отличие «языческого» периода цветовой символики от «христианского» заключается, прежде всего, в том, что свет и цвет окончательно перестают отождествляться с Богом, мистическими силами, а становятся их атрибутами, качествами и знаками.

Согласно христианским канонам Бог сотворил мир, в том числе и свет (цвет), но сам он не сводится к свету. Средневековые богословы (например, Аврелий Августин), восхваляя свет и цвет, как проявления божественного, тем не менее, указывают, на то, что они (цвета) могут быть и обманными (от Сатаны) и отождествление их с Богом представляет собой заблуждение и даже грех.

Только белый цвет остается незыблемым символом святости и духовности. Особенно важным являлось такое значение белого как чистота и непорочность, освобождение от грехов. В белых одеждах изображаются ангелы, святые, воскресший Христос. Белые одежды надевали новообращённые христиане.

Также белый цвет – это цвет крещения, причастия, праздников Рождества Христова, Пасхи, Вознесения. В православной церкви белый используется во всех богослужениях от Пасхи до дня Троицы.

Святой Дух изображается в виде белого голубя. Белая лилия символизирует чистоту, она сопровождает изображения Девы Марии.

Белый не имеет в Христианстве отрицательных значений.

В раннем Христианстве превалировало положительное символическое значение жёлтого, как цвета Святого духа, божественного откровения, просветления и т.д.

Но позднее, жёлтый приобретает негативный смысл. В эпоху готики его начинают считать цветом измены, предательства, лживости, ревности. В церковном искусстве Каина и предателя Иуду Искариота часто изображали с жёлтыми бородами.

Золотой цвет используется в христианской живописи как выражение божественного откровения. Золотое сияние воплощает вечный божественный свет. Многими золотой цвет воспринимается как сошедший с небес звёздный свет.

Красный в Христианстве символизирует кровь Христа, пролитую ради спасение людей, а, следовательно, — и его любовь к людям. Это цвет огня веры, мученичества и страстей Господних, а также царственного торжества справедливости и победы над злом.

Красный – цвет богослужений в праздник Святого Духа, Вербного Воскресения, во время Страстной недели, в дни памяти мучеников, которые пролили кровь за свою веру.

Красная роза указывает на пролитую кровь и раны Христа, на чашу, принимающую «святую кровь». Поэтому она символизирует в данном контексте возрождение.

Красным отмечали в календаре радостные события, посвящённые Христу, Богоматери и святым. Из церковного календаря к нам пришла традиция выделять красным цветом праздничные даты.

Пасха Христова в храмах начинается в белых облачениях в знак Божественного света. Но уже Пасхальная Литургия (в некоторых храмах принято менять облачения, так что священник предстает каждый раз в ризах иного цвета) и вся седмица служатся в красных ризах. Нередко красные одежды используются до Троицы.

Синий – это цвет небес, истины, смирения, бессмертия, целомудрия, благочестия, крещения, гармонии. Он выражал идею самопожертвования и кротости.

Синий цвет как бы опосредует связь между небесным и земным, между Богом и миром. Как цвет воздуха синий цвет выражает готовность человека принять для себя присутствие и силу Бога, синий стал цветом веры, цветом верности, цветом стремления к чему-то таинственному и чудесному.

Синий цвет – это цвет Девы Марии, её принято изображать в синем плаще. Мария в этом значении — Царица Небесная, покрывающая этим плащом, защищающая и спасающая верующих (Покровский собор). В росписях храмов, посвящённых Богоматери, преобладает цвет небесной синевы.

Тёмно-синий характерен для изображения одежд херувимов, которые постоянно пребывают в благоговейных размышлениях.

Зелёный цвет являлся больше «земным», означал жизнь, весну, цветение природы, юность. Это цвет Креста Христова, Грааля (по преданию, выточенного из целого изумруда). Зелёный отождествляется с великой Троицей. В этот праздник, по традиции, храмы и квартиры принято украшать букетами из зелёных веточек.

Вместе с этим, зелёный имел и негативные значения — коварства, искушения, дьявольского соблазна (сатане приписывались глаза зелёного цвета).

Отношение к чёрному было, преимущественно, негативное, как цвету зла, греха, дьявола и ада, а также — смерти. В значениях чёрного, как и у первобытных народов, сохранился и даже развился аспект «ритуальной смерти», смерти для мира. Поэтому чёрный стал цветом монашества.

Чёрный ворон у христиан означал беду.

Но чёрный имеет не только такое трагическое значение. В иконописи в некоторых сюжетах он означает божественную тайну. Например, на чёрном фоне, означавшем непостижимую глубину Вселенной, изображали Космос — старца в короне в иконе Сошествия Святого Духа.

Фиолетовый – загадочный цвет в христианском искусстве. Он образуется смешением красного и синего (голубого). Таким образом, фиолетовый цвет объединяет в себе начало и конец светового спектра. Он символизирует сокровенные знания, тишину, духовность. В раннем христианстве фиолетовый символизировал печаль, привязанность.

Этот цвет усвоен воспоминаниям о Кресте и великопостным службам, где вспоминаются страдания и Распятие Господа Иисуса Христа ради спасения людей.

В качестве знамения высшей духовности в сочетании с представлением о крестном подвиге Спасителя этот цвет употреблен для архиерейской мантии, так что православный епископ как бы облекается весь в крестный подвиг Небесного Архиерея, образом и подражателем Которого епископ является в Церкви.

Коричневый и серый были цветами простолюдинов. Их символический смысл, особенно в раннем средневековье, был, сугубо, негативным. Они означали нищету, безнадежность, убогость, мерзость и т.д.

Коричневый – цвет земли, грусти. Он символизирует смирение, отказ от мирской жизни. Серый цвет (смешение белого и чёрного, добра и зла) – цвет пепла, пустоты.

После античной эпохи во времена средневековья в Европе цвет снова вернул себе позиции, прежде всего, как символа мистических сил и явлений, что особенно характерно для раннего Христианства.

Ирина Базан

Использованная литература: Б.А. Базыма «Цвет и психика». Е.Е. Голубинский «История Русской Церкви». О.В. Вовк «Энциклопедия знаков и символов». Я.Л. Обухов «Символика цвета» (интернет). А. Каменский «Цвета и их значение в Православной Церкви» (интернет: kamensky.ru)

Поделиться «Цветовые символы христианства»

Крайон. Большая книга Света. Послания для обретения Счастья

Дайте себе право быть чувствующим

Дорогие, многие из вас так привыкли к боли, что стали считать ее неотъемлемой составляющей своей эмоциональной сферы. Вы забыли о других чувствах, потому что боль имеет свойство вытеснять их.

Давно ли вы радовались каким-то простым вещам? Дождю, свежей траве, цветам, птицам? Давно ли вы испытывали восторг перед красотой мира? Давно ли вы просыпались в хорошем настроении без особых причин? Дорогие, вы можете каждый миг жизни жить с восторгом. Освободившись от боли и страданий, вы откроете в себе гамму прекрасных чувств.

Боясь боли, вы начали бояться чувств вообще. Многих из вас воспитывали так, что вы стали бояться проявлять чувства – из страха быть осмеянными, непонятыми или отвергнутыми. Дорогие, есть Божественная истина, которая звучит так: если вы принимаете себя и свои чувства – другие тоже их принимают. Если вы отвергаете себя и свои чувства – другие тоже их отвергают.

Дайте себе право чувствовать. Раскройте объятия себе навстречу! Примите себя и свои чувства. Теперь это безопасно, дорогие. Теперь, когда вы в объятиях Божественной семьи, вас не достигнут стрелы чьего-то осуждения. Тот, кто вас осуждает, получит назад испускаемую им энергию осуждения. И конечно, не сможет причинить вам никакого вреда.

Дорогие, вам не нужно бояться чувствовать! Обратитесь к себе и признайте, что ваши чувства прекрасны. Все, все, что бы вы ни чувствовали, – это прекрасно! Потому что чувствовать – значит быть живым. Опасны лишь те чувства, которые вы отвергаете, которых вы боитесь. Если вы с любовью принимаете свои чувства – какими бы они ни были! – вы трансформируете их в любовь. Непринятые, отвергнутые, непрожитые чувства расщепляют вас, они создают словно бы отдельную от вас часть. Принимая эту часть, вы воссоединяетесь с самим собой. Это всегда ощущается вами как счастье.

Ты давно не чувствовал себя счастливым? Встреться с собой, воссоединись со своими отвергнутыми чувствами.

Неприятием себя и своих чувств вы создаете себе страдания. Примите себя и свои чувства, трансформируйте их любовью – и вы избавитесь от страданий. Это очень просто, дорогие! То, что у вас не получалось сделать тысячелетиями, теперь возможно за один миг! Дорогие, я знаю, что многие из вас сейчас испытывают разочарование и растерянность от того, что происходит вокруг вас. Некоторые из вас пребывают в смятении и чувствуют себя беспомощными. Пройдите сквозь эти чувства. С любовью и благодарностью примите и их тоже. И вы увидите, как они рассеются. Вы увидите, что они не настоящие. Они проистекают лишь из вашей привычки не верить в себя.

Но сейчас пришло время, когда ваше могущество открывается. Пройдя сквозь чувство беспомощности, вы освободитесь от его сковывающего воздействия. Вы сможете сконцентрироваться на своем могуществе, а не на бессилии. Пусть чувство бессилия и растерянности уйдет. Пусть придет на его место воодушевление и чувство, что вам под силу изменить то, что кажется неправильным, пугающим или разочаровывающим.

Выразите такое намерение! Вы сами удивитесь, когда убедитесь в его силе. Раньше вы такого не испытывали. Но теперь это возможно, дорогие.

Вам не нужно больше ничего бояться

Вам не нужно больше ничего бояться, дорогие. Страхи иллюзорны, и вы это знаете. Каждый из вас – Дух в биологической оболочке. Ваша материальная составляющая привыкла бояться, так как она конечна, в отличие от вашей духовной сути. Но знаете, что происходит сейчас? То, чему аплодирует вся Вселенная. А именно – ваша материальная оболочка перестает быть такой уж материальной! Ваши клетки уже знают, что они вмещают в себя Дух. Ваши клетки постепенно отождествляются с Духом!

Мы называем этот процесс Вознесением. Ваше тело становится более духовным. Оно вибрирует на более высоких уровнях. Ваше тело становится Божественным, а не только Дух! И вы можете помочь вашему телу. Вы можете поговорить с вашими клетками и рассказать им, Кто Вы Есть на самом деле. Вы можете помочь им принять еще больше Божественной любви. Вы можете сделать ваше тело мантией Бога, которая будет вашей лучшей защитой!

Сможете ли вы стать бессмертными? Да, сможете. Вы сможете войти в земной рай, не проходя для этого через смерть. Вы сможете начать новую жизнь в вашем теле, прошедшем через Вознесение. Ваши легенды описывают это событие как вознесение на небеса в потоке сияющего света. Вы понимаете, что это метафора. В потоке Вознесения находится каждый из вас, и, вполне вероятно, окружающие ничего не замечают! (Улыбка Крайона. – Авт.)

Но процесс идет полным ходом! Вы становитесь Божественны и неуязвимы.

Дорогие, вам нечего бояться, потому что страхи иллюзорны. Вы можете пройти сквозь них и убедиться, что внутри них только пустота. Они развеются, если вы шагнете им навстречу. Не бойтесь сделать это.

В новом времени уже нет места страхам и страданиям в вашей жизни. И если вы захотите, то избавитесь от них. Это в ваших силах! А мы, ваша Божественная семья, всегда рядом и всегда придем вам на помощь, когда вы попросите об этом и изъявите намерение вступить в новый мир свободными и счастливыми.

Да будет так. С любовью, Крайон

Упражнение
«Мантия Бога, мантия бесстрашия»

Чтобы избавиться от любых страхов, представьте, что вы одеты в сияющее одеяние, созданное из Божественного света. Это мантия Бога. Пока вы в ней, вы неуязвимы, и вам нечего бояться.

Теперь представьте, что Божественный свет проникает в каждую клетку вашего тела. Ваше тело становится сияющим, светящимся, как мантия Бога.

Скажите себе: «Я Божественен. На мне мантия Бога. Со мною защита, сила и бесстрашие».

Пока вы удерживаете ощущение, что вы в мантии Бога, страхи будут над вами не властны. Нужно тренироваться в этом, чтобы в любой момент мысленно облачиться в мантию бесстрашия. Вновь и вновь представляйте себя облаченным в нее, и постепенно вы научитесь не поддаваться даже самым сильным страхам.

«Отпустите страдания»

Подумайте о том, из-за чего вы в последнее время страдаете. Задайте себе вопрос: так ли необходимы эти страдания? Они не улучшают ситуацию, а лишь ухудшают. Они ничем не помогают вам, а лишь мешают. И они лишают вас силы.

Ответьте себе честно: не держитесь ли вы за эти страдания? Может быть, они вам чем-то дороги, и вы боитесь потерять их, будто это какая-то ценность?

Поймите: страдание – это не то чувство, которым стоит дорожить. Оно не отражает вашу суть. Оно не часть вас. Оно только искажает ваши подлинные чувства.

Мысленно отождествите себя с вашей Божественной сутью. Представьте, что вы владеете целой Вселенной. Вы в центре этой, вашей собственной, Вселенной. В ней все прекрасно, все создано для счастья, все радует вас. Представьте, что где-то далеко, за пределами этой Вселенной, вы видите черные тучи. Это энергия страданий, но тучи эти не являются частью вас или вашего мира. Они далеко, они в другой реальности. Вы смотрите на них со стороны. Скажите себе: «Я Есть. Я в потоке Божественной любви. Все, что не есть любовь, просто проходит мимо».

Представьте, что вы позволяете этим тучам уйти. Одновременно вы позволяете уйти своим страданиям. Скажите себе, что с их уходом ваш мир станет чище и богаче, а вы – счастливее. Представьте, как эти тучи уплывают и тают в пространстве. Ваш небосклон чист – отныне и навсегда. Каждый раз, когда почувствуете, что из-за чего-то страдаете или переживаете, мысленно отделяйте энергию страданий от себя и позволяйте ей уйти.

«Исцеление от боли»

Выполняйте это упражнение только тогда, когда будете готовы освободиться от душевной боли. Останьтесь наедине с собой в спокойной обстановке. Устройтесь поудобнее, чтобы вы чувствовали себя в безопасности и вам было комфортно. Напомните себе о том, что вы любимы Богом такой, какой вы есть. Скажите себе, что вам не нужно носить боль в душе, какой бы ни была ее причина. Попросите ваших ангелов направить вам энергию любви и заботы. Сами себя окружите коконом такой энергии.

Затем скажите себе: «Какая бы боль ни была в моей душе, сейчас я отпускаю ее».

Обратитесь к вашему Божественному Я и к вашим ангелам с просьбой помочь вам осознать ту боль, которая есть в вашей душе.

Символика богослужебных цветов

Облачения Престола, жертвенника, богослужебные одеяния духовенства и даже аналойники могут быть того или иного цвета, в зависимости от празднуемого Святой Православной Церковью дня памяти святого или священного события. Разработанных догматических установлений в этой области не существует, но в Церкви есть неписанная традиция, усваивающая различных цветам, употребляемым в богослужении, определенную символику. То же самое относится к настенным росписям и вообще к православным иконам.

Праздники Православной Церкви, которым соотнесены определенные цвета (белый, красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый, черный) одеяний, можно объединить в шесть групп.

1. Группа праздников и дней памяти Господа Иисуса Христа (прежде всего воскресные дни), а также особых помазанников Божиих – пророков, апостолов и святителей. Цвет облачений – золотой (желтый), являющийся цветом славы, величия и достоинства.

2. Группа праздников и дней памяти Пресвятой Богородицы, Бесплотных Сил, дев и девственников. Цвет облачений – голубой и белый, цвет неба, таинственно-символически выражающий учение Церкви о Божией Матери, вместившей Христа-Небожителя в Своей Пречистой утробе.

3. Группа праздников и дней памяти Креста Господня. Цвет облачений – фиолетовый или темно-красный. В фиолетовом цвете соединены два цвета – красный (цвет крови Христовой и Воскресения) и синий (символически выражающий ту мысль, что Крестом открывается дорога в небо).

4. Группа праздников и дней памяти мучеников. Цвет облачений – красный, являющийся символом неизреченной, пламенной любви Божией к человеку. Но так как это и цвет крови, то в красных облачениях проходят службы в честь мучеников.

5. Группа праздников и дней памяти преподобных, подвижников, юродивых, а также День Святой Троицы, Вход Господень в Иерусалим и день Святого Духа. Цвет облачений – зеленый, соединяющий в себе два цвета: желтый и голубой. Он свидетельствует о том, что монашеский подвиг оживотворяет человека соединением со Христом (желтый цвет) и благодатью Духа Святого (голубой цвет) и возводит его на небо.

6. В период постов цвет облачений – темно-синий, фиолетовый, темно-зеленый, темно-красный и черный, который употребляется во дни Великого поста, являясь символом отречения от пышности мирской суеты, цветом плача и покаяния. В воскресные и праздничные дни Великого поста употребляются облачения фиолетового цвета.

Белый цвет, объединяющий в себе все цвета радуги, является символом Божественного нетварного света. В белых облачениях совершают богослужения Рождества Христова, Богоявления, Вознесения, Преображения; в них начинается Пасхальная утреня. Кроме того, они используются для совершения крещений и погребений.

Белый цвет принят для поминовения усопших, потому что он очень ясно выражает смысл и содержание заупокойных молитв. В них испрашивается для умерших упокоение со святыми в селениях праведников, облеченных в Царстве Небесном в белые ризы Божественного света.

В иконописи Божественный свет символизировался не только белым, но и золотым цветом, символизирующим сияние вечной жизни и чистоты в противоположность черному цвету ада, смерти и духовной тьмы. В связи с такой символикой черного цвета, иконописцы старались избегать его употребления и там, где изображаемый предмет имел естественно черный цвет, заменяли его на другой темный цвет спектра. По той же причине в древней иконописи избегали коричневого цвета, являющегося цветом земли и грязи.

Существует деление цветов, составляющих спектр радуги на две группы:

1. Непроизводные ( красный, желтый, голубой).

2. Производные ( зеленый, фиолетовый, оранжевый, синий).

При наличии обычных красителей трех непроизводных цветов художник может получить путем их сочетания остальные производные цвета.

Семь основных цветов радуги (спектра) соответствуют таинственному числу семь, положенному Богом в порядок небесного и земного тварного существования. Они символизируют Троицу и Четвероевангелие; семь Таинств Церкви; семь светильников в небесном храме и т. д.

* * *

Вторая часть «Справочника православного человека» будет посвящена Священному Писанию: истории его создания, составу Ветхозаветных и Новозаветных книг, классификации библейских манускриптов (папирусов, унциалов, минускулов и лекционариев), современному состоянию дел в библейской археологии, толкованиям священных текстов и т. д.

Читатель в этой части сможет почерпнуть сведения о древних технологиях создания материалов для письма; хранении и использовании в богослужении зафиксированных на пергаменте или папирусе библейских текстов. В книге будут представлены сведения об известных Синайском, Ватиканском и Александрийском кодексах, Папирусах Бодмера, Честера Битти и многих других известных библейской науке древних рукописях. Будут рассмотрены самые важные археологические находки, совершенные в прошлом и позапрошлом веках: Кумранские рукописи, манускрипты монастыря св. Екатерины (на Синае), свитки Каирской генизы. Во второй части Справочника будет сохраняться принцип систематизации и структуризации общедоступного материала на эти темы и доступность его изложения.

ЦВЕТА (COLORS)

Цвета древние евреи видели прежде всего в природе; цветовое восприятие показывало им различия в составных частях физического мира. Небо – голубое, трава и растения – зеленые, кровь – красная, шерсть и снег – белые. Эти природные ассоциации остаются до определенной степени неизменными, однако в современном обществе, воспринимающем цвета главным образом через оттенки различных синтетических промышленных товаров, они несколько ослабли. Словарный запас евреев для обозначения цветов был ограниченным – всего три конкретных слова, четко относящихся к цветам, и, по сути, ни одного слова, связанного с живописью, изобразительным искусством или оттенками цветов.

Цвета играют в Библии символическую роль благодаря их ассоциативной связи с определенными ситуациями в древней культуре. Рассмотрим современный пример. В американской культуре красный и зеленый цвета в результате их частого использования в определенной ситуации стали связываться с Рождеством. К смыслу или празднованию Рождества не имеет прямого отношения ни один из цветов, но, тем не менее, в глазах американца праздник связывается именно с этими цветами. Так же и в Библии цвета играют роль символов не в том смысле, что «синий означает то-то», а «красный означает то-то». Цвета в Библии символичны, в первую очередь, своей ассоциативной связью со стихиями природы и их восприятием в разных культурах в библейские времена.

Цветовая гамма впервые показана в Библии на примере радуги, которую Бог установил на небе как знамение завета о сохранении жизни на земле после великого потопа (Быт. 9:12–17). Названия цветов впервые появляются в Библии в описании скинии и ее содержимого, которое Господь дал Моисею. Голубыми, пурпурными и багряными должны были быть льняные завесы, образующие скинию, одеяния первосвященника и покрывала для жертвенников и предметов скинии (Исх. 25 – 28). Ефод первосвященника делался из золота, голубой, пурпурной и багряной шерсти. Ефод украшали двенадцать разноцветных драгоценных камней, каждый из которых служил символом одного из колен древнего Израиля (Исх. 28:15–21). Использование различных цветов делало место, где Бог встречался со Своим народом, внешне привлекательным, и благодаря многократному их использованию в древней культуре цвета выглядели очень выразительными.

В древней культуре голубой, пурпурный и багряный символизировали богатство и царственность. Цветные ткани изготовлялись из натуральных красителей, которые были редкостью и стоили дорого. Позволить себе украшать дворцы разноцветными тканями могли только богатые и сильные цари (напр., Есф. 1:6; см. также частые упоминания о царских одеждах при дележе добычи, напр., Суд. 5:30; Нав. 7:21). В новозаветные времена Лидия содержала целое дело по торговле багряной одеждой (Деян. 16:14). В древнем Израиле скиния была раскрашена в голубой, пурпурный и багряный цвета, что указывало на Яхве как на богатого и могущественного Бога-Царя, выведшего бедный народ из египетского рабства и сделавшего его сильной нацией. Вследствие ассоциативной связи с божественностью и силой голубой и пурпурный цвета использовались, по-видимому, в библейские времена и для украшения идолов (Иер. 10:9).

Голубой цвет. По представлениям древних, небо отделяло место пребывания богов от человеческой сферы. Поэтому голубой цвет, то есть цвет неба, вполне естественно определял границу между Богом и людьми и служил символом Его величия. Голубой краситель, как и пурпурный, стоил дорого и связывался с богатством и высоким положением. В древнем Израиле голубой цвет был доминирующим в одеянии первосвященника (Исх. 28). Первосвященник носил голубую накидку поверх белой священнической одежды. Он стоял на границе между человеческой и божественной сферами и во время службы во Святом-святых пребывал в обеих из них.

Голубые покрывала отделяли святые предметы в скинии от людей. При разборке и перемещении скинии ковчег завета, стол хлебов предложения, золотой светильник, жертвенник и все служебные вещи оборачивались в голубые одежды (Чис. 4). Израиль был народом, отделенным для Бога, но особую роль в служении Господу играли первосвященник и святые предметы. В таких условиях голубой цвет символизировал границу, отделяющую святое для Господа. Голубые покрывала защищали святость святых вещей от израильтян во времена, когда скиния разбиралась и перемещалась.

Пурпурный цвет. В библейские времена, как уже говорилось выше, пурпурный краситель был дорогим. Поэтому пурпурную одежду носили только высокопоставленные лица при царском дворе (напр., Дан. 5:7, 16, 29 {«багряницу»}). В результате этот цвет ассоциировался с царской властью и богатством. Иисуса одели в пурпур, когда над Ним издевались воины (Ин. 19:2, 5 {«багряница»}). В древнем Израиле медный жертвенник покрывался при транспортировке пурпурной одеждой (Чис. 4:13). У Иоанна в апокалиптическом видении Вавилона великая блудница одета в пурпур (порфиру) – цвет политического процветания и власти – и в багряницу – цвет греха (Отк. 17:4; 18:16). Она являет собой образ мерзости мирского богатства и мирской власти, развращенной грехом.

Красный (алый или багряный) цвет. Багряный цвет крови тоже использовался для окраски льняных завес скинии. Один из слоев крыши скинии делался из окрашенных в красный цвет бараньих шкур (Исх. 26:14). Возможно, было бы преувеличением сказать, что скиния, место встречи Бога с Его народом, была символически покрыта кровью, но, вместе с тем, происходившие в ней обрядовые жертвоприношения животных лишь подчеркивают ассоциативную связь красного цвета с жертвенной кровью (ср. Лев. 14:4, 6, 49–52). В Послании к евреям очищающее действие этой жертвенной крови объясняется тем, что она предвосхищала Кровь конечной и наивысшей Жертвы – Иисуса Христа (Евр. 9:11–28). Автор послания напоминает, что Моисей использовал красную шерсть и кровь животных для очищения как народа, так и самой скинии (Евр. 9:19).

Противоположность багряного и белого наглядно показана в Ис. 1:18: «Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю». В противопоставлении багряного и белого выражается переход от греха к чистоте благодаря Божьему прощению. Библейское отождествление багряного цвета с грехом находит продолжение и в современной литературе, например, в книге Натаниэля Хоторна «Багряное письмо».

Образы багряного цвета как крови и как греха сливаются воедино в Откровении Иоанна, где великая блудница Вавилон одета в багряницу и сидит на багряном звере, покрытом богохульными именами. В этой ужасной сцене блудница упивается кровью свидетелей Иисуса (Отк. 17:3–6).

Черный цвет. Определение «черный» в Библии редко используется для обозначения цвета (Лев. 13:31, 37; Песн. 1:4; 5:11; Зах. 6:2, 6 {«вороные»}; Отк. 6:5 {«вороной»}). Оно часто ассоциируется с грозным присутствием Бога в темные времена Божьего суда над грехом и злом. В Ветхом Завете картины Божьего пришествия для суда рисуются в черных тонах. В гневе Своем Бог нисходит с неба на темных облаках под ногами; его окружает мрак, когда Он пускает Свои стрелы (Пс. 17:10,12). День Господень, день суда за грехи, изображается пророками как «день тьмы и мрака, день облака и мглы» (Соф. 1:15; Иоиль 2:2). В евангелиях сообщается, что, когда Иисус умер на кресте, понеся Божье наказание за грех, всю землю покрыла тьма (Мф. 27:45; Мк. 15:33; Лк. 23:44). Характеристика «черный» относится обычно просто к цвету предмета, однако примерно в четверти случаев этот цвет связывается с Божьим судом. В Библии он не используется как образ греха.

Белый цвет. В библейской символике белый цвет используется для противопоставления черному и тьме. Он встречается в сценах избавления от Божьего гнева и подразумевает отсутствие тьмы. Это цвет небесных одеяний, и он символизирует ослепительную чистоту, рассеивающую мрак божественного гнева (Ис. 1:18; Дан. 7:9; Мк. 16:5; Отк. 3:4). Он часто используется при описании сияния света в противоположность тьме Божьего гнева, вызванного злом и грехом. Так, в отличие от образа Бога, окруженного мраком и спускающегося для суда (напр., Пс. 17:8–12), Иисус при преображении на горе показан в «белых как свет» одеждах (Мф. 17:2). В Книге Откровение искупленные тоже носят белые одежды (Отк. 3:4; 6:11; 7:14; в древних религиях посвященных одевали в белое льняное полотно), сидят на белых конях (Отк. 6:2) и получают белые камни, на которых написаны новые имена (Отк. 2:17; ср. с ангелами в белом, Ин. 20:12). Новое небо и новая земля в Откровении показаны белыми и наполненными светом. В них нет ничего черного или темного, ибо темная тень божественного суда никогда больше не падет на новое Божье творение, навеки очистившееся Кровью Агнца.

В Библии цветовая символика используется не часто. Однако в двух случаях мы видим блестящую гамму цветов. Первый – разноцветные камни на ефоде первосвященника (Исх. 28:15–21). Второй – видение небесного города, построенного из драгоценных камней (Ис. 54:11–12; Отк. 21:10, 18–21). В этих образах благодатность Божьего присутствия выражается в сочетании красоты цветов с великолепием драгоценных камней.

Трудно с точностью установить, о каких камнях здесь идет речь и в какой цвет они окрашены. Тем не менее можно представить себе восхищение, которое вызывал вид красных рубинов, голубых сапфиров, зеленых изумрудов, фиолетовых аметистов и белого жемчуга. Искрящиеся цвета на ефоде первосвященника предвосхищали красоту небесного города и давали понять, что быть с Богом значит пребывать в месте невообразимой красоты, силы и благополучия. Небесный город вечной жизни окрашен во все цвета радуги – Божьего знамения обетования сохранить, а не уничтожить сотворенную Им жизнь (Быт. 9:12–17).

См.также: БЕЛЫЙ ЦВЕТ, ДРАГОЦЕННЫЕ КАМНИ И МЕТАЛЛЫ, ЧЕРНЫЙ ЦВЕТ.

Комментарий «УГ»

Ольга Платонова

Художник, иконописец, преподаватель. Родилась в Ленинграде, обучалась в рисовальных классах при Академии художеств им. Репина. С 1993 г. живет во Франции, издает и редактирует журнал «Стетоскоп». Как художник состоит в группе энтузиастов-нонконформистов. Организовала иконописную мастерскую во Введенской церкви при РСХД (Русском Студенческом Христианском Движении), изучает богословие в Свято-Сергиевском православном богословском институте в Париже.

Публикация приведена в формате PDF:

Скачать/Просмотреть

(Для просмотра необходима программа или ее произвольный аналог).

По словам Псевдо-Дионисия Ареопагита, «вещи явленные суть воистину иконы вещей незримых». Эта формулировка, по мнению С. Аверинцева, легла в основу византийского понимания иконы как изображения, хотя и существенно отличающегося от первообраза, однако несущего в себе реальное присутствие этого первообраза. Именно поэтому громадное значение придается символическому ряду в иконе и, в частности, символике цвета.

Каждый обращал внимание, что иконы часто пишутся на золотом фоне. Золотой или сияющий желтый цвет в иконографии — образ Божиего присутствия, нетварного Фаворского света, вечности и благодати. Золотом пишутся нимбы святых, золотыми штрихами (ассистом) прописываются одежды Спасителя, Евангелие, подножия Спасителя и ангелов.

Белый цвет символизирует невинность, чистоту, святость, сияние Божественной славы. В белых одеждах изображаются воскресший Христос, ангелы, праведники.

Красный цвет, как пишет священник Павел Флоренский, обозначает мысль Бога о мире, синий – стремление мира к Богу, зеленый – цвет гармонии Божественного бытия, предвечный покой. Красный цвет символизирует жертву Христа, красным пишется София Премудрость Божия, красное одеяние Богородицы говорит нам о предначертанности Ее удела. Синий цвет, означающий чистоту и целомудрие, также является атрибутом Богородицы, символом Ее приснодевства. Пурпурный – знак царского достоинства, фиолетовый передает особенность служения святого угодника, багряный – величие, черный – пустоту, отсутствие благодати, смерть, но также и отречение от мирской суеты, смирение и покаяние.

Не следует, однако, воспринимать вышесказанное как некий окончательно заданный словарь символических знаков. Речь идет об общих тенденциях употребления цветовой гаммы, и значение имеют скорее сочетания цветов, чем отдельно взятый цветовой элемент.

Здесь хотелось бы обратить внимание на принципиальное отличие византийской иконописи от религиозной живописи. Иконописец, в отличие от живописца, не стремится к пробуждению чувственности. При всем богатстве внутреннего мира икона аскетична, лишена внешней экспрессии, поскольку принадлежит вечности. Насыщенная эмоциями и страстями западноевропейская живопись находится в плену у временного, земного мира; пытаясь передать трансцендентное посредством образов чувственного мира, она оказывается в ловушке тленного и преходящего, в то время как икона, воздействующая не на эмоциональную сферу, а на область внутреннего религиозного чувства, иначе говоря, постигаемая умом и интуицией, дает нам возможность непосредственно созерцать Божественную славу.

Символическое значение цветов присутствует также и в одеждах церковнослужителей, священников и диаконов. Согласно православной традиции, изложенной, в частности, в «Настольной книге священнослужителя», цвет облачения зависит от периода годичного круга богослужений и от празднуемого Церковью события. Например, в воскресные дни, а также в дни памяти пророков, апостолов, святителей цвет одежды священника золотистый или желтый; в Богородичные праздники (Рождество Пресвятой Богородицы, Покров, Введение Пресвятой Богородицы во храм, Успение), а также в период Успенского поста полагается одеяние голубого цвета, в период постов цвет облачений темно-синий, фиолетовый, темно-зеленый, темно-красный, черный (облачение черного цвета употребляется преимущественно в дни Великого поста). В дни памяти мучеников, в день усекновения главы св. Иоанна Предтечи и во время совершения таинства Венчания священник надевает красные одежды. Службы в дни памяти преподобных, подвижников, юродивых, а также в день Святой Троицы, в день Святого Духа, в Вербное воскресенье (Вход Господень в Иерусалим) совершаются в одеждах зеленого цвета. Рождество, Богоявление, Сретение, Вознесение, Преображение празднуются в белых облачениях.

Главный православный праздник – Пасха — начинается в светлых одеждах, пасхальная же литургия и все богослужения Светлой недели служатся в красных ризах, символизирующих любовь Бога к человеческому роду. В некоторых храмах существует обычай менять облачения на пасхальной утрене, так что на каждой из восьми песней канона священник предстает в одеждах другого цвета.

Как мы видим, в одеждах священнослужителей используются все цвета радуги (не считая черного и белого цветов), и в этом, разумеется, усматривается символическое значение: радуга была представлена Богом Ною после потопа в ознаменование того, что Всемирный потоп больше не повторится, как знак любви Божией к тварному миру, как знамение вечного завета между Богом и мирозданием, «всякою душою живою, которая на земле». Радуга символизирует связь между Ветхим и Новым заветами, между жизнью временной и вечной. В четвертой главе Апокалипсиса мы читаем о радуге, сияющей вокруг престола Вседержителя; в десятой апостол Иоанн Богослов видит ангела, «сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга». Несомненно, радуга – образ сияния славы Божией.

Думается, если бы люди, наблюдая это удивительное явление природы, не упускали из виду его символическое значение, жизнь могла бы сдвинуться к лучшему…

Библиография

Настольная книга священнослужителя. – М., 1983.

Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы. Изд. «Сатис», 1997.

Инок Григорий Круг. Мысли об иконе. – Париж, 1978.

Успенский Л.А. Символика храма // Журнал Московской патриархии. – 1958, №1.

Свящ. П.А.Флоренский. Иконостас // Богословские труды. – №9. – М., 1972.

  • Ольга Платонова