Лазарь

Глава 33. Воскрешение Лазаря. Заговор первосвященников и фарисеев

Предстояло совершение величайшего чуда. Этим чудом Иисус хотел обратить к Себе сердца еще не уверовавших в Него и дать возможность Своим врагам одуматься и раскаяться; поэтому Он не только не уклонился от совершения его всенародно, но даже послал Марфу за сестрой Марией и оставался, в ожидании ее и ее спутников, на том самом месте, где встретила Его Марфа. Хотя Марфа тайно позвала Марию, но поспешность, с которой последняя встала и пошла, вынудила утешавших ее иудеев пойти за ней. Они, как объясняет Евангелист, думали, что она пошла ко гробу брата плакать, поэтому и они пошли за ней. Семья Лазаря пользовалась, по-видимому, особенной любовью и уважением среди знакомых, так как к осиротевшим сестрам пришли оплакивать их горе многие из иудеев, живших в Иерусалиме, отстоявшем от Вифании стадиях в пятнадцати (Ин. 11, 18) (около трех километров).

Мария подошла к Иисусу, со слезами пала к ногам Его и сказала: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Обливалась слезами Мария, плакали и пришедшие с ней иудеи; слезы Марии, исторгнутые из глубины ее удрученной горем души, вызвали слезы и на глазах Иисуса, притворные же слезы сопровождавших ее иудеев возмутили Его.

«Иисус… восскорбел духом и возмутился (Ин. 11, 33). Греческое слово, переведенное словом восскорбел, заключает в себе понятие негодования, гнева и отвращения, причиняемого возмутительным поступком, а слово, переведенное словом возмутился, заключает понятие содрогания, потрясения; значит, все выражение точнее будет перевести: возмутился и содрогнулся. Чем же возмущена была душа Господа в эту минуту? Несколько после, когда иудеи, бывшие тут, выразили довольно ясно враждебное отношение к Нему, Он опять возмутился (ст. 38: то же греческое слово); это дает основание предполагать, что Господь и в эту минуту возмутился тем же, то есть иудеями, их поведением в это время. Евангелист говорит, что Господь возмутился так, когда увидел Марию плачущую и пришедших с нею иудеев плачущих, то есть когда увидел, с одной стороны, искренние слезы глубоко скорбящей сестры умершего, а с другой стороны, рядом с нею, плач этих людей, которые питали злую вражду против Него, возлюбленного друга скорбящих сестер. Крокодиловыми слезами врагов Его, иудеев, Господь возмущен был до глубины души. К тому же Господь видел, что эта вражда к Нему доведет Его до смерти; и вот, органы этой вражды к Нему здесь, при величайшем, имеющем сейчас совершиться, чуде. Это чудо будет величайшим знамением и доказательством Его мессианского достоинства, и должно бы затушить вражду к Нему; но вместо сего оно будет (Он знал это) решительным поводом к приговору о Его смерти (стихи 47–53). Это возмущение было так сильно, что произвело внешнее телесное потрясение; но это потрясение, по смыслу греческого слова, не было вполне невольным потрясением, а выражало некоторое усилие Самого Господа подавить это духовное возмущение. Внешним выражением быстрой и решительной победы над возмущением духа был краткий и быстрый вопрос: где вы положили Его? (Ин. 11, 34). Вопрос обращен, без сомнения, к сестрам умершего, и они же, конечно, ответили Ему: пойди и посмотри. Иисус прослезился (Ин. 11, 35). Возмущение духа побеждено и разрешилось слезами Господа, – дань человеческой природы Его» (Епископ Михаил. Толковое Евангелие. 3. С. 347–349).

Евангелист говорит о впечатлении, какое произвели слезы Иисуса на присутствовавших при этом иудеев. Даже из них некоторые были тронуты Его слезами и говорили: смотри, как Он любил его (Ин. 11, 36). Другие же, злорадствуя, говорили: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер? Если бы мог, то, конечно, любя Лазаря, не допустил бы его до смерти; однако Лазарь умер; следовательно, Сей не мог этого сделать, потому-то, досадуя, и плачет.

Озлобленные враги Христовы избегали называть Его по имени, а потому и теперь презрительно сказали о Нем – Сей.

Господь, подавляя в Себе чувство скорби, молча подошел к гробу Лазаря, то есть к пещере, вход в которую был заложен камнем; дойдя до нее, Он приказал отнять камень. Открытие пещер, в которых были погребены умершие, производилось только в исключительных случаях, и то лишь вскоре после погребения, а не тогда, когда труп уже разлагался. Разлагающийся труп человека производит вообще удручающее впечатление не только на родственников и друзей умершего, но даже и на посторонних лиц. К тому же в теплом климате Палестины разложение трупов начинается очень скоро после смерти, вследствие чего евреи хоронили своих покойников в тот же день, в какой они умерли; на четвертый же день после смерти разложение должно было достигнуть такой степени, что даже верующая Марфа начала сомневаться в возможности воскрешения Лазаря; поэтому она, как бы желая предотвратить это печальное и бесцельное, по ее мнению, зрелище, робко говорит Иисусу: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе (Ин. 11, 39).

Когда посланные от сестер Лазаря сказали Иисусу, что тот, кого Он любит, болен, то Иисус ответил им, что эта болезнь не к смерти, а к славе Божией. Когда же Марфа вышла Ему навстречу и объявила Ему, что брат ее умер, то Он сказал ей: воскреснет брат твой, ибо Я есмь воскресение и жизнь… Веришь ли сему? (Мн. 11, 23, 25–26). Теперь же, напоминая Марфе прежде сказанное, Он спросил: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? (Ин. 11, 40).

После того сестры изъявили согласие на открытие пещеры, и камень отняли от входа в нее. Иисус, самолично имеющий власть творить чудеса и воскрешать умерших, знал, однако, что озлобленные враги Его приписывают все Его чудеса силе диавола; поэтому, желая, вероятно, показать стоявшему тут же народу, что творит чудеса божественной, а не диавольской силой, Он возвел очи к небу и громко сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня (Ин. 11, 41). Апостолам же, ближе стоявшим к Нему, Он должен был показать, что сотворит сейчас необычайное чудо хотя и божественной властью, но лично Ему принадлежащей, так как Он в Отце и Отец в Нем. Поэтому, продолжая Свою молитву, вероятно, таким голосом, какой мог быть услышан только окружавшими Его Апостолами и сестрами Лазаря, Он сказал: Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.

Потом, подойдя ближе ко входу в пещеру, Он громким голосом позвал Лазаря: Лазарь! иди вон (Ин. 11, 43). И на глазах многолюдной толпы свершилось непостижимое умом человеческим чудо: встал из гроба не мнимоумерший, а человек, труп которого уже разлагался и издавал смрад; встал, обвитый погребальными пеленами с обвязанной платком головой; встал, вышел из пещеры и остановился у входа в нее, так как погребальные пелены стесняли его движения; и в таком виде предстал изумленной толпе. Развяжите его, – сказал Христос, – пусть идет.

Чудо это произвело потрясающее впечатление на народ. Даже многие из Иудеев уверовали в Него, но некоторые из них, затая свою злобу, молча удалились и поспешили в Иерусалим объявить синедриону о случившемся.

Небиблейская история Иисуса Христа часть 1: Семья, детство, юность
(1 фото)

Часть 1: Семья Иисуса
Есть основания полагать, что Иисус родился не в нулевой год, а на четыре года раньше. Таким образом, если считать от рождества христова, то 2000 год начался в 1996 году.
Объясняю: Иисус родился в Вифлееме. В скотном хлеву. Почему в хлеву? Что, у его отца – плотника Иосифа даже лачуги из досок не было? И как беременная на последних месяцах оказалась далеко от своего дома в Назарете?
Дело в том, что как раз в 4 году до р/х власти Иудеи затеяли очередную перепись населения. Для определения налогооблагаемой базы. И для этого всем жителям провинции Галилея было приказано собраться в провинциальном центре, каковым являлся Вифлеем на перепись. Людей собралось великое множество. Все постоялые дворы и частные дома были забиты постояльцами. А кому не досталось в них места, селились, где придётся. Так вот, в списках той переписи, дошедших до наших дней, есть строчка: «Мария из Назарета с новорожденным Иисусом.» Если эта та самая Мария, с тем самым Иисусом, то год рождения Христа получается 4 до р/х.Откуда же взялась общепринятая дата рождения Христа? А учёные богословы в 6м веке вычислили на основе священного писания, положения звёзд и мистических озарений. Да так и осталось.
Теперь о семье. Так вот, по дошедшим до нас хроникам того времени, у реального Иисуса было четыре брата и, по крайней мере, две сестры. (В те времена летописи женщинам уделяли мало внимания внимания. Могли и вовсе не упомянуть за незначительностью персонажей). А откуда же пошла легенда об одном сыне престарелого плотника, рождённым от матери –девственницы? А от первого раскола в христианской церкви. Дело в том, что семья Иисуса после его распятия взяла верх в христианском движении в Иерусалиме.Старший брат Иисуса Яков после его распятия стал епископом Иерусалима. И был им 30 лет до своей смерти. Между семьёй Иисуса и рядом его апостолов произошёл раскол, перешедший во взаимную ненависть. Которая, временами, даже прорывается на страницах Нового завета. Часть апостолов откочевала в Рим, тогдашнюю столицу мира. И начала агитировать местную элиту за свою веру. И вот тут то, кроме субъективного фактора в раскол был привнесён и объективный фактор. Для Рима пророк и посланник божий было слишком мелко. Ещё бы! В Риме каждый император объявлял себя богом. А тут какой то грязный иудейский пророк! В дикой Иудее подобных ему во все времена полно было. Которого к тому же распяли. А, как известно, наши римские органы невиновных не карают! Вот и пришлось объявить Иисуса богом. Для придания авторитета. А заодно, перевести стрелки за распятие с прокуратора — римлянина на народ иудейский и его пастырей. Кроме того, в Риме существовал конкурирующий культ Изиды. Выделившейся из пантеона многочисленных египетских богов. Так вот: та Изида была девственницей. Но при этом регулярно рожала бога Озириса (Или Гора. В разных источниках по разному). Богоматерь, в общем. Христианам пришлось для объединения религий объяснять, что Мария это и есть воплощённая Изида. И для этого пришлось придать Марии сходство с ней.
Лет через 50 после распятия Христа среди римских христиан появился новый проповедник Павел. Не путать с апостолом и сподвижником Христа, одноимённым Павлом. Который оставил апокрифическое евангелие, не признанное в 6м веке отцами Церкви. Хотя, против такой путаницы Церковь нисколько не возражает.) Который никогда не видел Иисуса, но получил про него информацию посредством видений и озарений. Он то и написал первые христианские книги. И он то и закрепил раскол между двумя христианскими течениями. Для этого ему пришлось начисто вычеркнуть семью Иисуса из нового завета.
Но про семью то ещё помнили в те времена. Как быть? Объявить, что семья Иисуса вовсе и не его семья, а прихлебаи в доме Марии. А если нет семьи, откуда взялся сам Иисус? Опять же всё к тому, что без непорочного зачатия — никак.
Позже его дело довершил император Константин. Который объявил христианство государственной римской религий. А все остальные культы, в том числе и культ Изиды объявил разновидностью христианства или просто запретил. И начал их преследование. Так поклонники Изиды стали почитать новую богоматерь. И до сих пор богоматерь в Италии более популярный объект молитв, чем сам Христос. Именно при Константине пришлось избавиться в христианских святцах и от Магдалины, которая играла, судя по всему, большую роль в жизни Иисуса. Во первых, что бы не конкурировала с Богоматерью. А во вторых, после насильственного объединения двух культов в церковную иерархию пришлось принять много служительниц Изиды. Которые все были женщинами. И между ними и мужчинами– христианами разгорелась борьба за власть в объединённой церкви. И женщины ссылались на пример Магдалины для обоснования своей роли в церкви. Пришлось объявить Магдалину проституткой, а всех женщин сосудом греха. (Дескать, все бабы – грязные бляди. И нечего им делать в руководстве святой церкви. Оставить им монастыри. И пусть там сидят и грехи замаливают).
А что стало с церковью семьи Иисуса и в чём были разногласия христиан – яковиатов с христианами – павлианцами? Кроме чисто личных разногласий были и принципиальные.
Ну, во первых, семья Иисуса категорически отказывалась считать свою мать девственницей. Скорее всего потому, что в этом случае все они превращались в безродных выблядков от каких то шлюх. Которых зачем то пригрел полоумный Иосиф.
Во вторых, они столь же категорически отказывались считать Иисуса богом и сыном божьим. Потому, что доподлинно знали, чей он сын. Они называли его Посланцем Бога, Господином и Учителем.
В третьих, они считали, что Иисус проповедовал равенство всех людей перед богом. Что для Рима, экономика которого основана на рабском труде, было категорически неприемлемо. И Павел, как не мелкий римский чиновник, (он был кем то вроде начальника районной налоговой инспекции) это хорошо понимал.
В четвёртых, они не признавали необходимость существования церковной иерархии. И вообще, необходимость в храмах и священниках. Считали, что с богом можно общаться непосредственно. Что для римского менталитета было неестественно. Как это так? Всё на самотёк пустить, что ли? А мы, пастыри и помазаники, тогда кем будем? Равными среди рабов? А оно нам надо, такое унижение?
В пятых, христиане-павлианцы, в отличие от яковианцев, отказались от обрезания. Это было необходимо сделать потому, что в Риме был принят в это время новый закон о нанесении увечий детям. Где увечьем признавалось и обрезание. По этому закону, всем, совершившим увечье своему ребёнку, грозила смертная казнь. Исключение сделано было только для мальчиков, рождённых от матери — еврейки. А среди римских христиан евреев было мало. Пришлось приспособиться.
Церковь христиан-яковиатов не создала единую организацию. Жила по заветам Иисуса в виде многочисленных сект-общин до самого7го века. Когда на основе этих многочисленных сект пророк Мухаммед (а точнее -его последователи) и создал Ислам.
.
Что ещё известно про семью Иисуса? А то, что Иоанн – креститель был, по всей видимости, его дядей.
Если это так, то пророчество было профессиональным занятием семьи Иисуса. Что в те времена не считалось чем-то необычным в Иудее.
В то время социально – политическая обстановка в этой недавно оккупированной провинции Римской империи было сложной. В Иудее было несколько властей.
Во первых, был римский проконсул. Резиденция которого была в Иерусалиме и власть которого опиралась на римские легионы, расквартированные по всей Иудее. Которыми ранее были жестоко и решительно подавлены несколько восстаний против оккупантов. Римлян боялись и ненавидели.
Кроме них был ещё марионеточный правитель Иудеи царь Ирод. С резиденцией в Кесарии. Его власть опиралась на коррумпированную полицию и чиновничество. Царь то Ирод был, в общем, не плохой царь, по меркам окрестных царей того времени. Город Кесарию построил, и ещё один город, второй иудейский храм и несколько крепостей. Великий строитель был. Римляне о нём говорили, что для его размаха Иудея слишком мала и бедна. Но он постоянно конфликтовал с храмовой элитой потому, что, видя всю мощь Рима, пытался сочетать требования оккупантов с традициями Иудеи. А не начинал рушить римские храмы, как того требовали священники. Его власть и не боялись, и не уважали.
И была ещё третья власть – власть храмовой иерархии. Она опиралась на религиозность евреев, прежде всего жителей Иерусалима, и на тайную храмовую полицию, состоящую из левитов. Которая могла, случай чего, и технически замочить, кого надо, в обход римской юстиции. Священники храма отличались изрядным корыстолюбием и погрязли в склоках между собой. Основной доход они получали за счёт валютного арбитража. В Риме серебро стоило дорого, а золото дёшево. А на ближнем востоке – наоборот. Вот и потомки пиратов-финикийцев, после оккупации всего средиземноморья Римом и разорения их пиратских баз, возили металл между востоком и западом. А потом меняли его в Иудейском храме. Ни в каком другом месте менять его было нельзя.
Так как Рим облагал сей бизнес нехилыми налогами. А храмовая территория пользовалась некоторой экстерриториальностью. Святые отцы получали не малый доход с этого бизнеса, но категорически не хотели делить его не только с народом иудейским, но и с римской империей. Всеми способами отстаивая свой храмовый налоговый оффшор. Что вызывало сильнейшее раздражение Рима.
Святые отцы втихаря подтравливали народ против римских оккупантов. А перед Римом выставляли себя как усмирители народного гнева, только своим авторитетом удерживающим народ от очередного восстания. Чем и гарантировали своё существование перед Римом до поры — до времени. В Риме в то время шли усобицы и гражданские войны и ещё одна горячая точка в далёкой провинции была ему совершенно не нужна.
Так вот, в Иудее в те времена было много граждан, которые ненавидели все власти сразу. И именно их окучивали многочисленные пророки, которые в диковатых местах, куда не заходили представители всех вышеуказанных властей, неустанно разоблачали все мерзопакости власть предержащих. И пророчили на их головы различные кары небесные. Чем проливали бальзам на исстрадавшиеся души простых евреев, собиравшихся их послушать. Последние приносили с собой всякую пищу и одежду. Одевали и подкармливали народных трибунов. С чего те и жили.
Так было во все времена и стало уже еврейской традицией. На которую власти смотрели сквозь пальцы, пока пророки не заходили слишком далеко или, обнаглев, не забредали в Иерусалим. Где левиты быстро и навсегда успокаивали их мятущуюся душу. Даже, было дело, непопулярный царь Саул, первый царь единого Израиля, для поднятия свое популярности, тоже одно время подался в пророки. Кого он там разоблачал, до нас не дошло. Но рвал на себе одежду и вопил он старательно. Пришедшие евреи сильно удивлялись, глядя на него. «Неужели и Саул во пророках?» – вопрошали они. И, как пишет Библия, это выражение стало поговоркой и «дошло до ныне».
Так что это занятие — пророчествовать, было предопределено самим рождением Иисуса в такой семье. Что его дядя Иоанн — креститель и зафиксировал, благословя Иисуса купанием в Иордане.
А тут ещё и волхвы объявились.
.
Итак, я остановился на волхвах. Которые пришли поклониться новорожденному Иисусу.
Что это были за волхвы? Представители какой то другой религии? (А больше некому). И почему это их встретили доброжелательно иудеи, славящиеся своей веронетерпимостью? Особенно в те тёмные времена, когда ещё никто не обучал население толерантности и либерализму?
Библейская версия про царей, которые пришли поприветствовать младенца, явно не катит. Кто это позволил бы шастать всяким царям по недавно оккупированой Римом и склонной к мятежам Иудее?
Да с какого перепоя цари, скинувшись на троих, побрели пешком по пустыне, одни и без охраны? А с охраной римляне тем более их не пустили бы в свою неспокойную провинцию.
Ну, почему у родителей Иисуса не было неприязни к волхвам, можно объяснить. Это потому, что они не были исповедниками никакой близкорасположенной враждебной религии. Против которых и было направлено остриё религиозной пропаганды иудаизма. Обычно так и бывает. В дальних не видят опасности и относятся к ним вполне доброжелательно, в отличие от соседей. Что характерно для всех племён на ближнем востоке. Которые ненавидят лютой ненавистью жителей соседней с ними долины и в тоже время очень радушны к путешественникам из далёких стран.
Ну и представители какой же религии вычисляли по звёздам и другим, только им известным, признаком будущих носителей божественной сущности? Таких религий сейчас две: различные виды буддизма и индуизма. Буддизм произошёл от индуизма. Примерно лет за 300 до рождения Иисуса. Но во времена Иисуса буддисты уже отличались от индуистов, но ещё спорили. Им казалось ещё, что те и другие не суть разные религии, а просто результат недопонимания. И надо только старательно объяснить своим оппонентам и тогда они всё поймут. И вернутся в лоно истиной веры. Так вот, обе эти религии верят в реинкарнацию и по своим каким то правилам выясняют, в кого вселилась душа их очередного ламы или брахмана. И потом прилагают неимоверные усилия, чтобы отыскать новое воплощение святого человека и взять его под контроль.
Видимо, они то и нашли новорождённого Иисуса. А семья Иисуса, ощущая очередной кризис веры в Иудеи, прислушалась к их аргументам. И для пользы их пророческого семейного дела отпустила Иисуса с ними в Гималаи после достижения им, как и положено, 9и лет. Для обмена опытом и повышения квалификации.
В те далёкие доисламские времена протобуддизм был распространён значительно дальше на запад, чем теперь. И мог вплотную соприкасаться с ареалом иудаизма.Свидетельством тому служат многочисленные буддийские артефакты, которые находят археологи в местах сегодняшнего распространения ислама. К тому же буддизм, в отличие от индуизма, позиционировал себя как религия всех людей и занимался прозелитизмом с целью вербовки новых адептов. К тому же он представлял и представляет все остальные религии как разновидности единой веры, которые равно святы. В том числе и иудаизм. Что дополнительно способствовало убеждению родственников Иисуса.
Далее всё пошло как и полагается по буддистско – индустским правилам. До 9 лет реинкарнировавшийся в нового человека святой, вместе с его новым вместилищем находится у родителей, а после забирается в ашрам, или в монастырь, для дальнейшего самосовершенствования. Что и произошло. После 9 лет и до 30 лет возраста Иисуса о нём в иудейских хрониках ничего не известно. Известно только, что он ушёл с караваном купцов на восток.
Но с этого времени сведения о нём появляются в Индии. На территории современного Кашмира. Там пишут, что в местный монастырь поступил новый ученик, называющий себя «Иша – сын девственницы». Он верил в единого бога и называл его отцом. Иша проявил великое усердие в освоении наук и к совершеннолетию достиг великих успехов в самосовершенствовании и постижении абсолюта. По достижении должного уровня посвящения, примерно к 27 годам, Иша был направлен своим гуру нести свет истины народам запада. За три года Иша добрался до Иудеи и начал там проповедовать.
Потом лет 10 в индийских источниках про него сведений нет. Говорится только, что в своей миссионерской деятельности на своей родине он премного преуспел. Чем вызвал зависть и ревность других проповедников и опасения властей. На него были организованы гонения. Он, притворившись мёртвым, сумел обмануть преследователей и спасся. Спасшись от преследователей, он был вынужден вернуться в свой ашрам. Где сменил имя (имя сложное индийское, я его не запомнил.) Там в святости и постижении совершенства, Иша дожил до 84х лет и умер , окружённым своими учениками и почитателями.
В Индии история жизни Иши довольно известна в индуистских кругах. Имя Иши они отождествляют с именем Иисуса. И удивляются, что европейцы этого не знают (и знать не хотят). И, вздыхая,связывают такое поведение с ложно понятым религиозными догматами христианства.
В современном Кашмире сохранилась его могила. Точнее, мавзолей. Сейчас в этом месте преобладающее население исповедует ислам. В этом же мавзолее, кроме Иши, похоронен какой то исламский святой. Мавзолей сделан из решётчатого камня.Сквозь отверстия этого камня видно два надгробия. Одно из них явно доисламское.Другое – мусульманское. На вопросы местных жителей, кто там похоронен, они отвечают: святые Иша и называют ещё одно имя. Местные жители и богословы считают, что все покойники были правоверными и совершили много святых дел. Но подробности не помнят. Вскрывать могилы, и даже входить в мавзолей, местная община, на попечении которой находится объект, естественно, не разрешает.
В исламе, для тех, кто не знает, тоже почитают Иисуса. Но не как бога, а как величайшего после Мухаммеда пророка. Он там известен как Исса. Мусульмане верят, что он не был распят на кресте, как это считают христиане, а был взят на небо живым. И для этого господь отвёл всем участникам казни глаза и они казнили вместо Иссы раба, который нёс за него крест. В Кашмире Исса произносят как Иша. Но правоверные мусульмане считают, что у них в мавзолее лежит какой то другой Иша. А не тот,про кого говорится в Коране, что он был взят на небо.
В 90е годы фильм про индийский период жизни Иисуса показывали по одному из российских каналов.
Показывали и руины того монастыря, где жил Иша и мавзолей, где он похоронен. Этот фильм показали нынешнему престолоблюстителю патриарху Кириллу и попросили прокомментировать перед телекамерой увиденное.
Кирилл откомментировал фильм примерно так:
«Предположим, (только предположим!) что в вашем фильме всё истина. И кому будет польза от такой истины? Все увидят,что сын божий, заветам которого миллиарды людей следуют, оказался простым человеком. Пусть гениальным, пусть великим, но бесконечно далёким от современной жизни. И знающим бесконечно меньше, чем знает современное человечество. Кто будет следовать его заветам? В душе миллиардов людей сразу возникнет чудовищная пустота. А душа человека не может вынести пустоты! Кто и какой мерзостью заполнит души этих людей? И кто и куда поведёт их после этого? Давайте подумаем вместе: что станет после этого с человечеством? Нужно ли это человечеству и нам с вами? Так что, исходя из этих высоких соображений, ни православная церковь, ни я, как её служитель, не могу признать ваш фильм истиной!»
Первым, (но не последним!) тему индийского периода в жизни Иисуса в конце 19 века, довёл до европейцев путешественник, поляк, подданный российской империи, некто Гнатович. Он, путешествуя в Гималаях, сломал себе ногу. Больного приютил близлежащий монастырь. Там он прожил год, пока его нога не зажила и пока не открылись горные перевалы от снега. Он сумел за это время вызвать доверие монастырской братии и они позволили ему пользоваться монастырскими архивами и делать выписки. Что монахи и сейчас не охотно делают. А в те времена вообще отрицали наличие каких то архивов в монастырях. Потому, что английские колонизаторы после этого просто конфисковывали все архивы и вывозили их в свои музеи.
Там Гнатович и узнал про жизнь Иисуса в Индии. И там же ему показали копии сочинений самого Иисуса в индийский период его жизни. Эти сочинения удивительным образом пересекались со словами Иисуса, зафиксированных в официальных Евангелиях, но были значительно подробнее. Мне запомнились следующие выказывания:
«Истину я говорю вам! Не может кшатрий (воин то есть) и вайшья (купец) убивать, бить шудру (работника, по-русски), отбирать силой его имущество и жён, и детей его, чтобы заставить его работать на себя!»
«Но учитель! А как быть, если шудра не захочет работать на кшатрия и вайшья?»
«Кто не работает, тот пусть не ест!»
Последняя фраза из наставления вошла в новый завет. Всё остальное сократили. Как противоречащее римской хозяйственной практике.
И ещё наставление:
«Истину говорю я вам! Для общения с Отцом (с богом, то есть) не нужны ни камни, ни огонь, ни деревья, ни храмы, ни священники!»
Это наставление было выброшено из официальных Евангелий, но в отрывках сохранилось в апокрифических. Понятно, почему выброшено. Поставьте себя на место священников шестого века, когда на основе устных преданий окончательно составлялся новый завет. Ага! — Скажете вы на месте церковных иерархов. – Ему то, может, и не нужны храмы и священники. А мы то куда денемся? Что нам, в батраки теперь наниматься? Да и кто нас таких возьмёт? Чем жить будем,братия?»
Позже, монастырь, в котором лечился Гнатович, был расформирован, а архивы его распределены по другим монастырям.
И сейчас монахи многих монастырей в Индии уверяют, что в их архивах есть рукописи, относящиеся к Иисусу. Но монахи традиционно не дают свои архивы на исследование и не допускают к ним мирян. Но охотно делают с них копии для всех желающих. За деньги. Но для науки такие копии не имеют ценности, так как нет никакой уверенности, что монахи не внесли при переписке искажений в текст. Хотя монахи и уверяют, что переписывают буква в букву. И даже почерк копируют. В упомянутой мною картине из 90х годов показывали эти копии. Целую кипу. Ведущий их полистал с растерянным видом. Прочитать их он, естественно, не смог. Просто промолвил несколько обескуражено, что здесь работы не на один НИИ.
Но кому нужна такая работа? И кто возьмётся её финансировать? С учётом религиозного и политического аспекта этой работы.
Интересно в связи с этим судьба самого Гнатовича. Он, по приезду в Европу, долго старался заинтересовать своими открытиями кого ни будь из серьёзных людей. Его посылали от одного иерарха к другому, пока он не вышел на одного кардинала в Ватикане. В беседе между ними принимала участие и вдовствующая российская императрица, мать Николая второго.
Беседа велась только между Гнатовичем и кардиналом. Императрица сидела с ужасным лицом и только повторяла: «Неслыханное кощунство! Неслыханное кощунство!»
Кардинал же закончил беседу следующим образом: «Ваши открытия нам чрезвычайно интересны. Но мы не можем ничего конкретного сказать по сути, досконально не изучив ваши материалы. Вы не могли бы оставить у нас ваши артефакты для дальнейшего изучения?»
Гнатович, как добрый католик, согласился на предложение кардинала. По результатам изучения никакой реакции со стороны Ватикана не последовало. Видимо, до сих пор изучают.
А у Гнатовича с этого момента начались неприятности. Все кредиторы одновременно потребовали его вернуть кредиты, взятые им, в том числе и на свои экспедиции. Когда он это сделать не смог, ему предъявили обвинение в фиктивном банкротстве. Он бежал. Его объявили в розыск по всей Европе. Он постоянно переезжал из страны в страну, спасаясь от преследования. И однажды его нашли в номере захудалой гостиницы с прострелянной головой и с револьвером в мёртвой руке. Газеты в криминальной хронике объявили о самоубийстве мелкого жулика и проходимца, некоего Гнатовича. Чем и закончилась его эпопея.

Евангельская история в проповедях

Лазарь – друг Христа

А был болен один человек, Лазарь из Вифании, из селения Марии и Марфы, сестры ее. Мария же была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими; ее брат Лазарь был болен. Послали сестры сказать Ему: Господи, вот тот, кого Ты любишь, болен. Услышав это, Иисус сказал: болезнь эта не к смерти, но во славу Божию, чтобы прославлен был Сын Божий чрез нее. Любил Иисус Марфу и сестру ее и Лазаря. А когда услышал, что Лазарь болен, тогда остался Он два дня на том месте, где был. Затем, после этого, Он говорит ученикам: идем снова в Иудею. Говорят Ему ученики: Равви, только что искали иудеи побить Тебя камнями, и Ты снова идешь туда? Ответил Иисус: не двенадцать ли часов в дне? Кто ходит днем, не спотыкается, потому что видит свет мира сего. А кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света в нем. И сказал Он это, и говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Сказали Ему ученики: Господи, если уснул, будет спасен. Но сказал Иисус о смерти его, а они подумали, что говорит Он о простом сне. Тогда и сказал им Иисус прямо: Лазарь умер. И Я радуюсь за вас, что Я не был там, дабы вы уверовали. Но идем к нему. Тогда Фома, называемый Близнец, сказал другим ученикам: идем и мы, чтобы умереть с Ним. Придя, Иисус нашел, что он уже четыре дня в гробнице. Была же Вифания близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати. И многие из иудеев пришли к Марфе и Марии утешить их в горе о брате. Марфа, когда услышала, что Иисус идет, вышла к Нему навстречу; Мария же сидела у себя в доме. Сказала тогда Марфа Иисусу: Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Я и теперь знаю, что о чем бы Ты ни попросил Бога, даст Тебе Бог.
Говорит ей Иисус: воскреснет брат твой. Говорит Ему Марфа: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Сказал ей Иисус: Я — воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веришь ли ты в это? Говорит она Ему: да, Господи, я уверовала и верую, что Ты — Христос, Сын Божий, грядущий в мир. И, сказав это, она пошла и позвала Марию, сестру свою, сказав тайно: Учитель здесь и зовет тебя. Она же, когда услышала, встала поспешно и пошла к Нему. Еще не вошел Иисус в селение, но всё еще был на том месте, где встретила Его Марфа. Тогда иудеи, бывшие с ней в доме и утешавшие ее, увидев, как Мария поспешно встала и вышла, последовали за ней, думая, что она идет к гробнице, чтобы плакать там. А Мария, когда пришла туда, где был Иисус, увидев Его, пала к Его ногам и сказала Ему: Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы мой брат. Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с ней иудеев плачущих, возмутился духом и пришел в волнение и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи, иди и посмотри. Прослезился Иисус. Говорили тогда иудеи: вот как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Он, открывший глаза слепому, сделать, чтобы и этот не умер? Иисус, снова возмущаясь в Себе, приходит к гробнице: это была пещера, и камень закрывал ее. Говорит Иисус: возьмите камень. Говорит ему сестра умершего, Марфа: Господи, уже смердит: ведь ему четвертый день. Говорит ей Иисус: не сказал ли Я тебе, что, если уверуешь, увидишь славу Божию? Тогда взяли камень. Иисус же поднял глаза ввысь и сказал: Отче, благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я знал, что Ты всегда Меня слышишь, но сказал ради народа, стоящего кругом, чтобы они уверовали, что Ты Меня послал. И, сказав это, воззвал громким голосом: Лазарь, выходи. И вышел умерший, связанный по рукам и ногам погребальными перевязями, и лицо его было обернуто платком. Говорит им Иисус: развяжите его и пустите его идти. Тогда многие из иудеев, пришедшие к Марии и увидевшие, что Он сотворил, уверовали в Него. (Ин.11,1-45)

Перевод епископа Кассиана (Безобразова)

Совсем неподалеку от Иерусалима, за Елеонской горой расположено арабское поселение Аль-Лазария. В начале XX века две шотландки, принявшие православие и монашество с именами – Марфа и Мария, организовали здесь монашескую общину, которая и доныне занимается социальным служением – воспитывает и обучает арабских девочек. Когда-то это место называлось «Вифания», здесь жил евангельский Лазарь и две его сестры, Мария и Марфа, в доме у которых Господь часто гостил. О Лазаре и его сестрах евангелист говорит удивительные слова: «Иисус любил Марфу и сестру ее и Лазаря» (Ин.11:5). Бог любит человека, каждого лично, так что, откликнувшись на любовь Божию, человек может стать другом Божьим. И однажды, когда Господь с учениками был у Иордана, сестра Лазаря Ему прислала Ему весть: «Господи! вот, кого ты любишь, болен» (Ин. 11.3).

Но Господь не идет сразу, Он ждет два дня, а затем говорит: «Лазарь, друг наш, уснул, но Я иду разбудить его». Ученики полагают: «Если уснул, значит, выздоровеет». И тогда Господь открывает им, что Лазарь уже умер, «но пойдем к нему». А ведь еще совсем недавно Господа в Иерусалиме хотели побить камнями. И один из двенадцати,, Фома говорит: «Пойдем и умрем с Ним» (Ин. 11:16). И вот они идут к уже умершему, их учителя хотят убить, и они готовы умереть с Ним.

Когда Господь с учениками входит в Вифанию Его встречает сестра умершего – Марфа и Господь обещает, что ее брат воскреснет. Впоследствии на этом месте был создан византийский монастырь, а сейчас находится женская монашеская община и совсем недавно на ее территории, при строительстве детской площадки, была найдена мраморная плита V века с надписью на греческом языке: «Здесь Марфа и Мария впервые услышали от Господа слово о воскресении». И хотя Ветхий Завет лишь прикровенно говорил о будущем восстановлении человека, то, что ответила тогда Марфа, свидетельствует о том, что вера в воскресение тел была уже общепринятой в те времена: «Знаю, — говорит она, — что воскреснет в воскресение, в последний день» (Ин. 11:24).

Но Сам Господь и есть Жизнь и Воскресение, и потому Он говорит: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веришь ли сему?» «Так, Господи» – отвечает Марфа – «верую, что Ты Христос Сын Божий, грядущий в мир» (Ин.11.27). Господь плачет над умершим Лазарем, плачет над участью человека, покорившегося смерти.

Смерть противоестественна для человека; ведь человек был сотворен не для того чтобы умирать, но для того, чтобы через Богообщение наследовать жизнь вечную. Но когда первый человек, согрешив, отпал от Бога – Источника Жизни, тогда в мир вошла смерть и ее предвестники – болезнь и страдание.

И в этот отвернувшийся от Бога мир приходит Сын Божий, Он воплощается и принимает на Себя все ограничения нашего бытия. И, будучи Самой Жизнью, Он примет смерть, чтобы быть Владыкой как жизни, так и смерти: «Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать над мертвыми и над живыми» (Рим. 14.9).

Но еще прежде Своей Крестной смерти Владыка Мира воскрешает Лазаря, Своим повелением: «Лазарь! иди вон» (Ин. 11:43). И человек, четыре дня находившийся в гробнице, возвращается к жизни.

И так как через это чудо многие уверовали в Господа, то совет первосвященников и фарисеев окончательно решил Его погубить: «Этот Человек много чудес творит, и если оставить Его так, то все уверуют в Него». Все уверуют, что Иисус есть Христос. А Христос есть Царь, и тогда, полагает совет старейшин, «придут римляне, под чьим господством находится Иудея, и овладеют и местом нашим и народом».

Так и случится в 70-х годах I века: придут римляне, и перебьют народ, и разрушат Иерусалим, и храм сожгут, но не потому, что все уверуют, а потому, что не поверили, потому что, как сказал Господь, Иерусалим не узнал времени «посещения своего» (Лк. 19:44), не узнал, что служит к его миру.

А пока некто Каиафа, невольно произносит пророчество: «Лучше нам, чтоб один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб». Апостол уточняет: «Сие же сказал он не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ». И добавляет евангелист: «не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино» (Ин. 11:49,52). Собрать во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, собрать, чтобы всякий верующий в Сына Божьего Иисуса Христа имел жизнь вечную. И как Воскрес Господь, так воскреснем и мы, и, значит – смерть не более чем сон, потому что если мы соединены с Господом в Церкви и Ее Таинствах, то мы уже имеем в себе залог вечной жизни.

«Всякий, кто видит Сына, и верует в Него, имеет живот вечный, и Я воскрешу его в последний день», — говорит Господь (Ин. 6:40).

Прежде чем Господь воззвал Лазаря к жизни, его тело уже подверглось разложению. Так будет и во всеобщее воскресение мертвых, когда восстановится человек во всей своей полноте, когда души соединятся со своими превратившимися в прах телами, когда, по слову апостольскому, «мертвые воскреснут нетленными» (1 Кор. 15:52), когда «смертное облечется в бессмертное», когда окончательно восторжествует ветхозаветное пророчество: «поглощена смерть победою» (Ис. 25:8). Той победой, которую одержал Господь своим Воскресением. И эта победа станет окончательным достоянием человека во всеобщее Воскресение мертвых в последний день этого мира, Воскресение, надежду на которое каждый из нас исповедует в Символе Веры так: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь”.

Слезы Иисуса

Воскрешение Лазаря

Ин. 11: 35 является одним из самых коротких стихов Библии. Всего два слова: «Иисус прослезился». Стих короткий, но читать его нужно медленно. Всего два слова, но каждое драгоценно.

Апостол Иоанн в первых строках своего Евангелия пишет, что «Слово стало плотью» (Ин. 1: 14). Он продолжает свидетельствовать об этом и здесь, передавая события воскрешения праведного Лазаря. Иисус прослезился, а значит воистину Сын Божий стал Сыном Человеческим, во всем, кроме греха, подобным нам. В том числе и умением плакать.

«Иисус прослезился». Эти два слова показывают, что Бог устраивал спасение людей не холодно и равнодушно, не потому, что был вынужден, должен, а потому, что горячо этого желал. Слезы Христа вскрывают внутренний мир Господа: Он любит Свое творение, Он скорбит о том, что смерть уродует людей, разлучает их друг от друга, вносит в мир тревогу и тоску, лишает счастья.

Слезы Иисуса напоминают, что Бог не отстранен от мира, что Он не безразличный Абсолют, как думали греки. Их монотеистическая философия описывала Бога полностью бесстрастным Существом. Справедливо полагая, что Бог всесовершенен, они делали вывод, что Он никак не может меняться. Ни в чем. Ведь любая перемена, в таком случае, означает отклонение от Идеала. К переменам философы относили и чувства. Чувствующий Бог есть Бог, страдающий от чувств, значит, думали греки, уже не Бог.

Так вот, Иисусовы слезы показывают, что Бог не умещается в рамках человеческих умозаключений. Он все-таки любит нас, сострадает нам, переживает за нас с глубоко личностной, отеческой заинтересованностью, оставаясь совершенным Богом, всесильным и всемогущим.

Лучшие из мужчин плакали. Плакал и Лучший из лучших

Не говорите своим разревевшимся детишкам-мальчишкам: мужчины никогда не плачут. Это неправда. Лучшие из мужчин плакали. Плакал и Лучший из лучших.

Иисусовы слезы учат нас не стесняться плакать. Если Христос не стеснялся, тем более не будем стесняться и мы. Лишь бы и наши слезы были всегда такими же чистыми, благородными, сострадательными. Такой плач Богу приятен. Но есть и слезы зависти, ненависти, непрощенных обид, зеленой тоски, пьяных откровений. Такие слезы ничего общего не имеют со слезами Иисуса. Нам они не нужны.

Слезы Христа говорят о том, что Бог хочет сострадать нам в полной мере. Ему недостаточно было оплакивать нашу беду с Небес. Нет, Он сошел к нам, вошел в толпу плачущих и плакал с ними, подавая пример, устанавливая заповедь, которую впоследствии облечет в словесную форму апостол Павел (см.: Рим. 12: 15).

А еще можно предположить, что, обозрев похоронную обстановку, увидев людское горе, Спаситель Своим Божественным умом перенесся в будущее, когда и Его пречистое тело, убиенное иудейской злобою, будет положено во гроб, а Его ученики и ученицы будут убиты горем. Возможно, Его слезы были и об этом.

Деяния Господа Христа простираются в века. Плача с Марфой и Марией у гроба Лазаря, Он плачет и с нами на похоронах наших родных и близких. Мы не одиноки, как бы ни пытался диавол внушить нам обратное. Однако есть «время плакать и время смеяться» (Еккл. 3: 4). Господь воскрешает Лазаря и утирает Свои и наши слезы. Ведь хорошо то, что хорошо кончается. И с нами всё будет хорошо: и наших близких Он воскресит. И нас тоже.

Человек – венец творения. Даже создание социальной иерархии не опровергает эту истину. Человек всегда остаётся венцом творения, независимо от своего положения в обществе, своих физических, финансовых и умственных возможностей. Являясь творением Божиим, человек имеет возможность уподобления своему Создателю, которая ограничена лишь Волей Господа Бога.

Однако, известно из Святого Писания, что чем выше человек взобрался по социальной лестнице, тем сложнее ему попасть по ней на Небо. Лестница не та. Но она наглядно демонстрирует относительность понятий «верха» и «низа» в необъятной Вселенной.

Для того, чтобы человек понял необходимость воспользоваться для Спасения другим путём, другой лестницей (или «Лествицей»), ему необходимо поверить в то, что он – творение Божие, что у него на Небе есть Отец, который не оставляет его своим вниманием ни на мгновение и который всегда готов помочь найти правильный Путь в отчий дом. Как навигатор, да.

И так устроен человек, что для того, чтобы начать движение в нужном направлении, ему нужно постоянное подтверждение того, что он должен двигаться, и что направление выбрано правильно.

Чудо жизни

Как ни странно, но человек более всего доверяет не логике, не научным объяснениям, не опыту, не свидетельствам очевидцев, а чуду! Чуду, которое происходит с ним, или с кем-то у него на глазах.

За время своей земной жизни Иисус Христос совершил множество чудес, чтобы люди пошли за ним. О некоторых из них он запрещал рассказывать даже близким людям, потому что не каждый готов донести до других суть произошедшего, не каждому люди смогут поверить, не сочтя его выжившим из ума.

Здесь хотелось бы вспомнить о том месте в Библии, где говорится о воскрешении Лазаря.

Обратите внимание, на значение слова в русском языке. Два слова – «воскрешение» и «воскресение», которые, казалось бы, означают одно и то же, рассказывают нам о разных событиях. В первом случае (воскрешение) речь идёт о действии над кем-то. Во втором (воскресение) – о способности кого-то восстать от одра смерти.

Никто из нас, рождённых женами, не воспринимает жизнь как чудо, потому что это данность, это как бы подарок ко дню нашего рождения. Это чудо происходит с нами каждый день. И лишь события на грани жизни и смерти напоминают нам о том, кто подарил нам жизнь. Как часто мы задумываемся о том, как мы распоряжаемся этим даром?

А может это вовсе не дар, а чудо, данное взаймы? Нам нужна эта жизнь, нужна как инструмент, как домкрат, как стремянка, для того чтобы иметь возможность подняться как можно выше по духовной «лествице». Для того чтобы спаси свою Душу и для того чтобы помочь спастись тем, кто рядом с нами.

Лазарь, друг Христа

Было это в Вифании, неподалёку от Иерусалима. Лазарь – друг Христа, заболел и умер естественной смертью. Четвёртый день пошёл со дня его кончины. Близкие уже похоронили его по обычаю, в пещере.

Зная о смерти друга, Иисус направился в Вифанию. По дороге к дому Лазаря он встретил Марфу, которая сказала, что если бы Иисус был здесь, то друг бы его не умер. Мог ли Иисус не знать об этом? Марфа как бы усомнилась в вездесущности Иисуса Бога. Но Господь утешил её, сказав, что воскреснет брат её. Но и после этих слов Марфа продолжала сомневаться. Она посчитала, что Иисус напомнил ей о всеобщем Воскресении мёртвых. И это маловерие Господь простил ей, убитой горем, потерявшей любимого брата.

Туда, где появлялся Христос непременно стекался народ в огромном количестве. Вот и сейчас к месту встречи Марфы с Иисусом набежала целая толпа во главе с архиереями. Все они последовали за Христом к месту погребения Лазаря, но лишь для того, чтобы посмеяться над попыткой воскресить мёртвого человека, которого они все знали, которого сами похоронили в пещере. Они сами ещё вчера утешали его сестёр на поминальном обеде. И вот они у гробницы Лазаря. Вот так описан эпизод в Библии (Иоан.11:38-45):

«То была пещера, и камень лежал на ней. Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень , где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет. Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него».

Иисус очень любил своего друга, и мог сделать так, чтобы он не умирал вовсе. Но тогда никто бы не думал о том, что Лазарь жив по Воле Господа. Люди считали бы, что Лазарь просто выздоровел. Справился с болезнью. И потому Иисус дал смерти поглотить своего любимого друга дабы показать, что и смертью повелевает Господь.

Никто не думает, что каждое утро он просыпается по Воле Бога, что жизнь его продолжается день за днём только потому, что на это есть Воля Бога.

После чудесного воскрешения Лазаря Христос направился в Иерусалим, но не для того, чтобы при помощи следовавшей за ним толпы, ставшей свидетелем чуду, взойти на трон и стать царём иудейским, а для того, чтобы завершить свой крестный путь и умереть на кресте за грехи мира и показать людям своё Воскресение как победу над смертью.

Жизнь после смерти

Свершилось чудо воскрешения мёртвого человека. Не было чуда подобного этому никогда! Люди признали воскрешение Лазаря, никто не мог усомниться в том, что он был мёртв. Лазаря знали все, и никто не смел оклеветать это чудо, как оклеветали исцеление слепорожденного, говоря: «Это он. Это не он. Похож на него» (Ин 9:9)4.

Именно такая безусловность этого чуда стала причиной ненависти к самому Лазарю со стороны архиереев. Их ненависть дошла до того, что они хотели убить воскрешенного.

Спасаясь от преследования, Лазарь покидает родную Вифанию и отправляется на прекрасный цветущий остров Кипр, который в то время находился под властью Рима. Там он стал епископом в городе Китионе и неустанным проповедником христианства. Было ему на тот момент тридцать лет. Пережив гонения на христиан, Лазарь дожил на Кипре до шестидесятилетнего возраста и отошёл ко Господу.

Святые места

В Вифании, где произошло чудо воскрешения Лазаря, квадратная пещера в скале, послужившая Лазарю гробницей, является местом поклонения верующих всего мира. На этом месте была воздвигнута часовня, а рядом – базилика, затем появился монастырь бенедиктинок, после его разрушения была сооружена мечеть.

Вифания. Вход в Гробницу Лазаря

Часть стены средневековой часовни при гробнице Лазаря принадлежит Православной Церкви. Тут же построен греческий храм, а несколько дальше – греческий православный монастырь Марфы и Марии, посвященный встрече Марфы со Христом в день воскрешения Лазаря. Камень, на котором сидел Христос при встрече с Марфой, теперь является главной святыней монастыря.

В IX веке византийский император Лев Мудрый повелел перенести мощи Лазаря в Константинополь. А в городе Китион (ныне Ларнака) был построен храм в честь друга Христова Лазаря.

Сердечно поздравляем Вас с праздником Входа Господня в Иерусалим. Желаем Вам мирной Старстной седмицы и радостной встречи Светлого Воскресения Христов. Помоги Вам Бог!

К нашему поздравлению присоединяется отец Спиридон (Саммур). Батюшка служит в храме Рождества Христова в Вифлееме и сердечно поздравляет всех вас, дорогие читатели проекта «Елицы», с наступающей Пасхой Господней.

28 апреля в храме Рождества Христова на Святой Земле состоится праздничное богослужение. Вы можете подать записку о здравии Ваших близких онлайн. Записки принимаются до 12-00 (мск) 26 апреля. Записки, поданные позже, будут прочитаны в храме за Литургией в другие дни.