Леонов космос

18.03.2017 08:28

ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ КОСМОСА. ВЫХОД В ОТКРЫТЫЙ КОСМОС АЛЕКСЕЯ ЛЕОНОВА

18 марта 1965 года впервые в мире был осуществлен выход человека в открытое космическое пространство. Его совершил летчик-космонавт СССР Алексей ЛЕОНОВ во время полета на космическом корабле «Восход-2» 18-19 марта 1965 года. Командиром корабля был Павел БЕЛЯЕВ, Алексей ЛЕОНОВ — вторым пилотом.

Ракета-носитель с экипажем корабля «Восход-2» стартовала 18 марта 1965 года ровно в 10:00 по московскому времени с космодрома Байконур. Сразу после выхода на орбиту, уже на первом витке, была надута шлюзовая камера и начата подготовка к выходу в космическое пространство.

Шлюзовая камера корабля сообщалась с кабиной люком с герметизирующей крышкой, которая открывалась внутрь гермокабины как автоматически (с помощью специального механизма с электроприводом), так и вручную. Управление приводом осуществлялось с пульта.

В шлюзовой камере были размещены две кинокамеры для съемки процесса входа космонавта в камеру и выхода из нее, система освещения, агрегаты системы шлюзовой камеры. Снаружи был установлен киноаппарат для съемки находящегося в космическом пространстве космонавта, баллоны с запасом воздуха для наддува шлюзовой камеры и баллоны с аварийным запасом кислорода.

После выхода космонавта в космос, перед спуском на 3емлю, основную часть шлюзовой камеры отстреливали, и корабль входил в плотные слои атмосферы почти в обычном виде — имея лишь небольшой нарост в области входного люка. Если бы «отстрел» камеры по каким-нибудь причинам не состоялся, то экипажу пришлось бы вручную обрезать мешающую спуску на Землю шлюзовую камеру. Для этого нужно было надеть скафандры и, разгерметизировав корабль, и высунуться в люк.

Для выхода в космическое пространство был разработан скафандр «Беркут» с многослойной герметичной оболочкой, с помощью которой внутри скафандра поддерживалось избыточное давление, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность космонавта. Снаружи скафандр имел специальное покрытие белого цвета для предохранения космонавта от теплового воздействия солнечных лучей и от возможных механических повреждений герметичной части скафандра. Скафандрами были снабжены оба члена экипажа, чтобы командир корабля мог при необходимости оказать помощь космонавту, вышедшему в космос.

Управление шлюзованием осуществлял командир корабля Павел БЕЛЯЕВ с пульта, установленного в кабине. При необходимости управление основными операциями шлюзования могло осуществляться ЛЕОНОВЫМ с пульта, установленного в шлюзовой камере.

БЕЛЯЕВ наполнил шлюзовую камеру воздухом, и открыл люк, соединяющий кабину корабля со шлюзовой камерой. ЛЕОНОВ «вплыл» в шлюзовую камеру, а командир корабля, закрыв люк в камеру, начал ее разгерметизацию.

В 11 часов 28 минут 13 секунд в начале второго витка была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры корабля. В 11 часов 32 минуты 54 секунды открылся люк шлюзовой камеры, а в 11 часов 34 минуты 51 секунду Алексей ЛЕОНОВ вышел из шлюзовой камеры в космическое пространство.

Космонавта с кораблем связывал фал длиной 5,35 метра, в составе которого был стальной трос и электрические провода для передачи на борт корабля данных медицинских наблюдений и технических измерений, а также осуществления телефонной связи с командиром корабля.

В открытом космосе Алексей ЛЕОНОВ начал проводить предусмотренные программой наблюдения и эксперименты. Он совершил пять отходов и подходов от шлюзовой камеры, причем самый первый отход был сделан на минимальное расстояние — один метр — для ориентации в новых условиях, а остальные на полную длину фала. Все это время в скафандре поддерживалась «комнатная» температура, а его наружная поверхность разогревалась на солнце до +60°С и охлаждалась в тени до -100°С. Павел БЕЛЯЕВ с помощью телекамеры и телеметрии следил за работой второго пилота в космосе и был готов, если это потребуется, оказать необходимую ему помощь.

После выполнения ряда экспериментов Алексею Архиповичу была дана команда возвращаться, но сделать это оказалось непросто. Из-за разности давлений в космосе скафандр сильно раздулся, потерял свою гибкость, и ЛЕОНОВ не мог втиснуться в люк шлюза. Он сделал несколько безрезультатных попыток. Запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на 20 минут, которые заканчивались. Тогда космонавт сбросил давление в скафандре до аварийного.

Скафандр уменьшился, и вопреки инструкции, предписывающей заходить в шлюз ногами, он протиснулся в него головой вперед. ЛЕОНОВ стал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно было ногами из-за того, что крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Разворачиваться было сложно, так как внутренний диаметр шлюза — один метр, а ширина скафандра в плечах — 68 сантиметров. С большим трудом ЛЕОНОВУ удалось это сделать, и он смог войти в корабль ногами вперед, как положено.

Алексей Архипович находился вне корабля в условиях космического пространства 23 минуты 41 секунду. По положениям Международного спортивного кодекса чистое время пребывания человека в открытом космосе исчисляется с момента появления его из шлюзовой камеры (от обреза выходного люка корабля) до входа обратно в камеру. Поэтому время нахождения Алексея ЛЕОНОВА в открытом космическом пространстве вне космического корабля считается равным 12 минут 9 секунд.

С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода Алексея ЛЕОНОВА в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов.

После возвращения в кабину Алексея ЛЕОНОВА космонавты продолжили выполнять эксперименты, запланированные программой полета.

В полете было еще несколько нештатных ситуаций, которые, к счастью, не привели к трагедии. Одна из таких ситуаций возникла при возвращении: не сработала система автоматической ориентации на Солнце, и поэтому не включилась вовремя тормозная двигательная установка.

Космонавты должны были осуществить посадку в автоматическом режиме на семнадцатом витке, но из-за отказа автоматики, вызванного «отстреливанием» шлюзовой камеры, пришлось уйти на следующий, восемнадцатый виток и садиться с использованием ручной системы управления. Это была первая посадка в ручном режиме, и при ее осуществлении обнаружилось, что с рабочего кресла космонавта невозможно заглянуть в иллюминатор и оценить положение корабля по отношению к Земле. Начинать же торможение можно было только сидя в кресле в пристегнутом состоянии. Из-за этой нештатной ситуации была потеряна необходимая при спуске точность. В результате приземлились космонавты 19 марта далеко от расчетной точки посадки, в глухой тайге, в 180 километрах северо-западнее Перми.

Нашли их не сразу, посадке вертолетов помешали высокие деревья. Поэтому ночь космонавтам пришлось провести около костра, используя для утепления парашюты и скафандры. На следующий день в мелколесье, в нескольких километрах от места приземления экипажа, спустился десант спасателей для расчистки площадки для небольшого вертолета. Группа спасателей на лыжах добралась до космонавтов. Спасатели построили бревенчатую избушку-шалаш, где оборудовали спальные места для ночлега. 21 марта площадка для приема вертолета была подготовлена, и в тот же день на борту Ми-4 космонавты прибыли в Пермь, откуда и сделали официальный доклад о завершении полета.

20 октября 1965 года Международная авиационная федерация (ФАИ) утвердила мировой рекорд продолжительности пребывания человека в космическом пространстве вне космического корабля 12 минут 9 секунд, и абсолютный рекорд максимальной высоты полета над поверхностью Земли космического корабля «Восход-2» — 497,7 километра. ФАИ присудила Алексею Архиповичу ЛЕОНОВУ высшую награду — Золотую медаль «Космос» за первый в истории человечества выход в открытое космическое пространство, а лётчику-космонавту СССР Павлу БЕЛЯЕВУ были вручены диплом и медаль ФАИ.

Первый выход в открытый космос советские космонавты провели на 2,5 месяца раньше американских астронавтов. Первым американцем побывавшем в космосе стал Эдвард УАЙТ, выполнивший выход в открытый космос 3 июня 1965 года, во время его полёта на корабле «Джемини-4» (Gemini-4). Продолжительность пребывания в открытом космосе составила 22 минуты.

Первый выход в открытый космос, совершенный Алексеем Архиповичем ЛЕОНОВЫМ, стал очередной точкой отсчета для мировой космонавтики. Во многом благодаря опыту, полученному в этом первом полёте, сегодня выход в открытый космос является уже стандартной частью экспедиций на Международную космическую станцию.

В наши дни во время выходов в космос проводятся научные исследования, ремонтные работы, установка нового оборудования на внешнюю поверхность станции, запуск малых спутников и целый ряд других операций.

Героизм членов экипажа космического корабля «Восход-2» вдохновил творческий коллектив Тимура БЕКМАМБЕТОВА и Евгения МИРОНОВА на создание масштабного продюсерского кинопроекта, героической драмы «Время первых», посвященной одной из самых рискованных экспедиций на орбиту и выходу Алексея ЛЕОНОВА в космос. Фильм создан кинокомпанией «Базелевс» при поддержке Госкорпорации «РОСКОСМОС».

«Время первых» — это не документальное кино, в котором были бы скрупулёзно восстановлены события полёта космического корабля «Восход-2». Это скорее научно-фантастический фильм, в основу которого лег реальный полёт Павла БЕЛЯЕВА и Алексея ЛЕОНОВА. Фильм выйдет в прокат 6 апреля 2017 года.

Также, сегодня, 18 марта 2017 года, многие издания и интернет-порталы отметили историческую дату. Так, редакция газеты «Комсомольская правда» выпустила спецвыпуск, с титульной страницей, оформленной в стиле газеты 1965 года.

В космос летали, в Бога верим! — что на самом деле космонавты говорят о Небесах

12 апреля — Всемирный день авиации и космонавтики. В подборке «Фомы» — свидетельства тех, кто посвятил свою жизнь космосу.

АЛЕКСЕЙ ЛЕОНОВ: Я был потрясен, прочитав Библию

Алексей Леонов (1934–2019) — летчик-космонавт, генерал-майор авиации. В 1965 году стал первым человеком, вышедшим в открытый космос. В 1975 году совершил второй полет в космос в качестве командира космического корабля «Союз-19» по программе «Союз — Аполлон», положивший начало международному сотрудничеству в космосе. Дважды Герой Советского Союза.

«Тогда, в 1965 году, выйдя из корабля, я вдруг подумал: “Человек — песчинка, но разум этих “песчинок” позволил мне оказаться среди звезд”. Это была действительно божественная картина. Звезды были везде: вверху, внизу. А подо мной плыла Земля. И все же мне тогда было трудно отделаться от мысли, что атмосфера над Землей такая же тонкая, как… калька на чертеже. Так что же мы творим, когда уничтожаем ее, а вместе с ней и всю Землю!»

«Я прочитал и неожиданно понял, что внешние требования коммунизма очень похожи на библейские заповеди. И тут я осознал, сколького лишился наш народ, каких духовных сокровищ! Это было потрясением. Я убежден, что библейскую историю должен знать каждый человек. Верить или не верить — дело сугубо личное, но знать ее нужно обязательно».

«Нам запрещали верить, но относиться друг к другу по-христиански нам никто запретить не мог. Как тут не вспомнить Сергея Павловича Королева. Известно, что он долгое время был в заключении. Сколько ему там пришлось вынести, какие страдания выпали на его долю! Но он простил своих врагов, не озлобился. Это очень по-христиански. Его душа похожа на Юрину (Юрия Гагарина. — Ред.). Она такая же светлая, радостная».

«Без веры в нашем деле трудно, почти невозможно. Космонавт, отправляющийся на орбиту, должен знать, что все будет в порядке. Это сейчас можно получить благословение у священника, сходить в церковь, как многие и делают. Раньше этого не было…»

А вы знали, что Алексей Леонов писал удивительные картины про космос? Посмотрите их на сайте журнала «Фома»!

ВАЛЕРИЙ КОРЗУН: Все это не могло возникнуть само собой

Валерий Корзун — летчик-космонавт, генерал-майор, Герой Российской Федерации. Совершил два полета в космос, в открытом космосе провел в общей сложности 22 часа 20 минут.

«Я поймал себя на мысли, что осознать бесконечность Вселенной и свое присутствие в ней, находясь на Земле, невозможно, потому что все это представляется абсолютно ирреальным. Но когда видишь все собственными глазами, становится страшно от осознания, насколько ты мал относительно Вселенной. Тем не менее, являясь творениями Божиими, мы что-то из себя представляем и для чего-то были созданы…»

«Как часто бывает, мы думаем о Боге, только когда что-то не получается, а потом сразу о Нем забываем, до следующего раза. Естественно, полет в космос, ситуация с пожаром (во время первого полета Корзуна на орбитальной станции вспыхнул пожар. — Ред.) существенно повлияли на мое отношение к Богу и к вере. Как в песне Игоря Талькова, «у последней черты вспоминаешь о Боге». Плохо, когда это происходит у последней черты, хорошо бы вспоминать об этом немножко раньше».

«Полеты в космос для того и нужны, чтобы увидеть его и понять, что не могло все это возникнуть само собой, без руки Творца; чтобы еще больше познать самих себя, понять, кто мы такие, зачем мы созданы и как нам следует относиться к природе и Вселенной».

Оказывается, даже в космосе празднуют Пасху! Хотите знать, как это происходит? Тогда вам сюда.

ЮРИЙ ЛОНЧАКОВ: Я возвращался в каюту и читал Писание — прямо на орбите Земли

Юрий Лончаков — летчик-космонавт, полковник, Герой Российской Федерации. Совершил три полета в космос, в открытом космосе в общей сложности провел 10 часов 27 минут.

«Человек, который доходит до полета, исполняет свою мечту, испытывает непередаваемые чувства, ощущение полного счастья. Ты понимаешь, что сам, без помощи Божией, не смог бы этого достичь. Вера в Господа, наша православная, правильная вера дает огромные силы, вдохновение на эту нелегкую, опасную работу».

«Впервые я целиком прочитал Библию на орбите. Во время прочтения возникало очень много вопросов, я их записывал и, когда было время, звонил на Землю батюшке. Работа у нас очень тяжелая, но, когда ты вечером возвращаешься в свою каюту, открываешь и читаешь Писание, это очень укрепляет и вдохновляет на дальнейшие труды».

Советуем прочитать: Однажды с тяжело больным мальчиком Сашей случилась поразительная история. И в ней поучаствовал Юрий Лончаков — эта история .

ВАЛЕНТИН ПЕТРОВ: И Гагарин спросил меня: «Ты почувствовал что-то?»

Валентин Петров — полковник ВВС в отставке. Как преподаватель он воспитал не одно поколение космонавтов в Центре подготовки космонавтов Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Дружил с Юрием Гагариным и вместе с ним посещал Троице-Сергиеву лавру.

«На меня в советское время многие со стороны смотрели как на блаженного. Чего это его тянет то в Лавру, то в Данилов монастырь, то еще куда-нибудь? Но я был верующим человеком с детства. Я ведь еще в блокадном Ленинграде молился Богу о том, чтобы мои родители были живы!»

«После того как мы приложились к раке с мощами , Юрий Алексеевич меня спросил: «Ты почувствовал что-то?» Я говорю: «Да. Какой-то необыкновенный запах. Такая благодать, Юра». Он говорит: «Вот видишь! Я думал, это мне одному показалось».

«Космонавт — это человек, который выполняет ответственное задание. И все, что у него на душе, идет с ним и в космос. Каждый полет — это рискованный и ответственный шаг. А когда летишь на ответственное задание, хочется, чтобы святыня была с тобой».

Другие воспоминания Валентина Петрова о Юрии Гагарине и Германе Титове читайте в интервью журналу «Фома».

БОРИС РАУШЕНБАХ: Что всемирно известный физик открыл для себя в православной иконе

Борис Раушенбах (1915–2001) — всемирно известный физик, один из основателей космонавтики, создавший научную школу космической навигации, разработавший системы управления космическими аппаратами «Луна», «Венера», «Восток» и орбитальной станцией «Мир».

В конце жизни Борис Раушенбах обратился к изучению пространства иконы и математическим моделям, объясняющим Троичность Бога. Этот поворот не был случайным — к новым научным интересам ученый пришел через работу над оптикой космических аппаратов.

Академик вспоминал: «В детстве «меня водили в церковь, приобщали святых тайн, а детские впечатления — это не такая вещь, которая забывается и исчезает бесследно. Во все времена моей жизни мне была весьма неприятна антирелигиозная пропаганда, я всегда считал ее чушью и болел за религию…»

Показательный случай: когда Борису Раушенбаху позвонили из журнала «Коммунист» и попросили написать что-нибудь про стратегическую оборонную инициативу президента Рейгана, академик, написавший уже несколько статей на эту тему, ответил: «Какая все это ерунда, разве это важно? Вот наступает тысячелетие Крещения Руси, а вы, странные люди, ничего об этом не пишете!» «А вы что, и об этом можете написать?» — спросили его. «Конечно, могу…», — ответил Раушенбах, и статья была заказана.

Как Борис Раушенбах повлиял на решение в 1988 году (!) в стране «победившего атеизма» праздновать 1000-летие Крещения Руси и о других великих ученых, которые вступились за гонимую Церковь в советское время, читайте .

Как известно, в последние годы церковники пытаются всячески привязать себя к наиболее значимым событиям нашей истории. Причем если история Российской империи скорее воспринимается как нечто «очень давнее», то советская история до сих пор является «живой». А современная эпоха не дает молодому поколению ни символов, ни героев.

Именно отсюда и такая любовь к советскому прошлому, причем часто именно к символической стороне. Не удивительно, что эти символы пытаются присвоить себе церковники, чья роль в советское время была столь ничтожной, что даже рассматривать ее не обязательно. Если сравнивать, то это нечто, как сегодня какие-нибудь маги, экстрасенсы и прочие. Церковь реально отделена от государства, какие-то люди туда ходят, но большая часть населения этим вопросом даже не интересуется. С конца 50-х годов для большинства бог христианский уже примерно то же самое, что Зевс, дед мороз или любое другое мифическое существо.

Этот факт замалчивается, как, собственно, и факт наличия атеистической пропаганды. А если ее и упоминают, то вульгаризируют до такой степени, что якобы там бегали сумасшедшие люди в буденовках, больные сифилисом мозга и орали: «бога нет», а кто спорил, того немедленно расстреливали. В действительности во времена Гагарина атеистическая пропаганда в основном сосредотачивалась вокруг академического сообщества, и в ней принимали участие в основном только ученые, причем совершенно разные, в том числе биологи, физики, археологи. Поскольку религия для большинства уже не являлась ценностью, то пропаганда перенеслась в области религиоведения (научный атеизм), а также на борьбу с деструктивными сектантами, которые уродовали психику или даже здоровье человека (например, скопцы). Как уже говорилось ранее, для рядового советского человека тема религии не была интересной, поэтому нельзя сказать, что они были атеистами, скорее апатеистами, т.е. безразличными к религии, как таковой.

Стоит отметить, что этот след сохранился и по сей день. По опросу ФОМ только 26% верующих верят в воскресение после смерти. Фактически православие воспринимается как нечто государственное, наполненное мифами и легендами новейшей истории, а вовсе не как метафизическое учение о Христе, говорящей змее и прочем. Это подтвердил даже Легойда, глава информационного отдела московской патриархии:

«На мой взгляд, полученные в ходе опроса цифры во многом отражают нашу сегодняшнюю ситуацию. Мы давно говорим о том, что большинство россиян сегодня идентифицируют себя с православием, но это — культурная идентичность, а не собственно религиозная»

Поэтому любое великое событие, произошедшее в СССР, никоим образом не было даже близко связано с религией. Так что привязывать это «братство» попов к великим событиям, которые произошли в СССР — абсурдно. О Великой Отечественной войне и РПЦ уже было написано, теперь стоит отдельно рассказать о Гагарине.

Сегодня появляются разные мифы от церковников, что якобы Гагарин был «верующим человеком», что якобы он «тайно крестился» и постоянно даже пытался навязывать религиозный культ своим сослуживцам (тоже «втайне»). Появляются самые разные мифы от попов, счету им нет. Не стоит удивляться, если эти мифы выдумываются на ходу.

Надо помнить, что на место, куда попал Гагарин, мог попасть только человек с хорошей репутацией. Власти понимали, что это за событие, и оценивали, в том числе человеческий фактор. Стоит учесть, что какого-нибудь мракобеса-черносотенца, который бы пришел с погрома или церкви, они бы туда, скорее всего, не допустили.

Ведь этот полет – это не только научное достижение мирового масштаба, но это также крупнейшая агитация и пропаганда с одной стороны науки, а с другой достижений СССР, в чем даже социалистической идеи, а день космонавтики, сразу после события, долгое время был чуть ли не самым главным праздником в стране.

После события Гагарин посещал многие страны, где его встречали миллионы людей, он стал тем символом, которым в действительности тогда гордились, которым гордятся и сейчас. Не удивительно, поэтому, что к нему пытаются всячески «прилипнуть» разного рода мошенники, которым, собственно, и гордится то нечем.

А главный аргумент у церковников какой? Очень просто: Гагарин, мол, был верующим, потому что он не говорил о том, что не верит в бога. С таким же успехом можно сказать, что Гагарин был попом, поскольку он не говорил о том, что не является попом. Для религиозников такие «аргументы» очень ценные. Однако для людей рациональных вряд ли.

Но, что самое интересное, все-таки Гагарин говорил об этом, хотя и не очень много. Для него, как уже говорилось ранее, данный вопрос не был столь значителен, поскольку он сам не занимался ни борьбой с сектантами, ни изучением материальной основы религии.

Высказывание Гагарина по данной теме можно встретить в его же книге: «Дорога в космос. Записки лётчика-космонавта СССР» 1961 года:

«Полет человека в космос нанес сокрушительный удар церковникам. В потоках писем, идущих ко мне, я с удовлетворением читал признания, в которых верующие под впечатлением достижений науки отрекались от бога, соглашались с тем, что бога нет и все связанное с его именем – выдумка и чепуха».

Стоит отметить, что до Гагарина церковники буквально внушали, что на небе обитает бог, а само небо – это «небесная твердь». Что как будто на небе просто все «приколочено», в том числе луна, солнце и звезды. Или, например, случай с Вавилонской башней, когда бог обозлился на «дерзкую попытку» человечества «подняться до неба». Такой примитивный взгляд на природу характерен для библии, и, очевидно, для неграмотного крестьянства, которому подобные идеи внушали попы. Так что именно для крестьян это событие могло быть символическим, и именно после этого, если и не сразу они порывали с религией, то уже начинали сильно сомневаться. Эмоциональный эффект от события для многих открывал интерес к науке, а отсюда и появлялись элементарные знания, которые просто несовместимы с верой или другими предрассудками.

Мне Брежнев так и сказал: «Алексей, мы тебя не назначили, а выбрали»

«Известия» публикуют отрывки из интервью, которое легендарный космонавт Алексей Леонов дал обозревателю нашей газеты Сергею Лескову в 2005 году. В нем он рассказал о ненужном соревновании с американцами, никому не известных нештатных ситуациях в космосе и гибели Юрия Гагарина.

О судьбе

— Мне Брежнев так и сказал: «Алексей, мы тебя не назначили, а выбрали. Ты представляешь весь Советский Союз, за всё отвечаешь». Тогда я был единственным, кто побывал в открытом космосе и сумел выбраться из нештатной ситуации. Несколько раз проходил подготовку командира на станциях, которые не выходили на орбиту, но об этом, естественно, не сообщали. В 1971 году накануне старта из-за внезапной аллергии бортинженера наш экипаж заменили на дублирующий. Это были Добровольский, Волков и Пацаев, погибшие при возвращении с орбитальной станции «Салют». Погибли они во многом из-за политических амбиций и ненужной гонки с американцами, летавшими на Луну.

О союзе с «Аполлоном»

— Сейчас это забывается, но в начале 1970-х холодная война могла легко перерасти в настоящую. В СССР и в США многих политиков это положение вполне устраивало. Что касается космоса, то и мы, и американцы летали уже давно, но в случае аварии не могли оказать помощь чужому кораблю. Системы радиосвязи, сближения, стыковки — всё было несовместимо. И вот среди многих людишек нашлись умные люди. Их было только четверо — наш премьер Косыгин, президент Академии наук Келдыш, президент США Никсон и директор НАСА Флетчер. Они придумали программу «Союз» — «Аполлон», которая дала толчок разрядке и наладила сотрудничество на враждебном до тех пор космическом фронте.

Полет Беляева и Леонова, разумеется, стал одним из самых обсуждаемых событий 1965 года. Что писали о подвиге космонавтов тогдашние «Известия» — в «Известиях» сегодняшних Фото: Архив газеты «Известия» «Американские информационные агентства АП и ЮПИ прервали свои обычные передачи, чтобы передать как самую срочную новость сообщение о выходе на орбиту советского космического корабля «Восход-2″, пилотируемого летчиками-космонавтами Павлом Беляевым и Алексеем Леоновым» Фото: Архив газеты «Известия» «Человек в космосе вышел из корабля. Миллионы телезрителей видели подвиг Алексея Леонова собственными глазами» Фото: Архив газеты «Известия» «Всё просто, если не считать того, что человек, которому нужно тепло, нужно давление на все точки тела, нужен кислород, чтобы дышать, окажется там, где царствует смертельный холод, где такая пустота, что всё живое в ней мгновенно гибнет, где нет животворящего кислорода» Фото: Архив газеты «Известия» «Для того, чтобы совершать межпланетные полеты, человек обязательно должен научиться работать в космическом пространстве. При этом он должен смело покидать космический корабль» Фото: Архив газеты «Известия» «Формидабле!» («Потрясающе!») — восторженно восклицают кубинцы, говоря о полете советских космонавтов Беляева и Леонова» Фото: Архив газеты «Известия» «Вчера я бросил беглый взгляд на аншлаги — они объявляли сенсационную новость о том, что Алексей Леонов, русский, впервые вышел за борт корабля в космос. <…> Что могли мы сказать, кроме очевидных истин: фантастично, невероятно, неправдоподобно» (английский писатель Джеймс Олдридж) Фото: Архив газеты «Известия» «Прошу передать мои личные поздравления космонавтам Павлу Беляеву и Алексею Леонову, а также группе советских ученых и инженеров, которые сделали возможным этот исторический подвиг» (Генеральный секретарь ООН У Тан) Фото: Архив газеты «Известия»

О стыковке с американцами

— Когда корабль уже был на стартовом столе, отказала вся телевизионная система. Если бы мы отложили старт, американцы могли вообще отказаться от проекта, поскольку в США противников сотрудничества с русскими было много. Главный конструктор Глушко побежал звонить в Москву, чтобы старт перенести. Министр Афанасьев и замглавкома ВВС Шаталов, когда он вернулся, сказали: мы уже дали команду на старт. На орбите мы с Валерием Кубасовым получили рекомендации по ремонту. Из инструментов были только ножницы, отвертка и охотничий нож, который я накануне купил за 5 рублей 50 копеек. Работали всю ночь — без этого случайного ножика ничего бы не получилось. Когда состыковались, американцы спросили у нас: «Почему вы такие сонные?» Мы — им: «Вы тоже сонные». На «Аполлоне» после старта заклинило люк, через который должна была произойти встреча. Астронавты перебирали люк всю ночь. В репортажах о нештатных ситуациях по идеологическим соображениям не сообщалось.

О гибели Гагарина

— Я хотел бы, чтобы все знали правду о гибели Гагарина. Я один боролся с 1968 года, что-то доказывал. Я, как специалист, приглашенный работать в комиссии, написал свое видение произошедшего, присутствовал при исследовании и всё слышал, я был в 13 км от места падения Гагарина. Теперь мне давали возможность объявить об истинной причине при условии, что я не назову имя летчика, который нарушил дисциплину и создал аварийную обстановку. Я дал слово, что не назову. Но он виноват. Он должен был летать на одной высоте, а он спустился вниз. Сколько я выступал, и в открытом эфире… А расскажите всё же, в чём причина гибели Гагарина? Никто не хочет знать.

О защите от астероидов

— Бросать деньги надо не на игрушки всякие, марсоходы и луноходы — это мы всегда успеем сделать. Нужны средства на защиту от реальной опасности. Мы еще в состоянии возродить нашу ракету-носитель «Энергия», способную доставить на геостационарную орбиту более 100 т груза. Ни у кого, кроме России, таких мощных ракет нет. Она дважды летала в космос, выводила «Буран». Если «Энергию» запустить навстречу небесному телу, движущемуся к Земле, на нем можно установить мощный двигатель или произвести там серию взрывов с целью изменить траекторию полета хотя бы на десятую часть градуса. В таком случае астероид минует Землю.

Эту встречу организовал Всемирный русский народный собор (его глава — Патриарх Кирилл). Поэтому вопрос «верят ли космонавты в Бога?» не мог не возникнуть. Особенно, когда у подножия огромной центрифуги (ее длина 18 метров) появились священники в сопровождении космонавтов. Ведь сколько раз слышали еще в школе: «Гагарин в космос летал, а Бога не видел».

Первым признался космонавт, Герой Советского Союза и Герой России, руководитель ЦПК Сергей Крикалев:

— Вера — личное дело каждого. Когда в космос летишь, то даже если не видишь Бога, то увидишь следы его деятельности.

Эти красивые слова сказал в свое время американский астронавт Фрэнк Борман, дважды летавший в космос. Но нашим эта фраза явно нравится. Нынешний командир отряда космонавтов, Герой России Юрий Лончаков ее тоже повторил. Но не ограничился одной лишь цитатой, а прямо сказал:

— Я служил в морской авиации и сам к вере пришел в 30 лет. Как — вопрос отдельный. Сейчас у нас большинство космонавтов — православные. Несколько пар в нашем отряде повенчались. Перед каждым полетом космонавты отправляются в Троице-Сергиеву Лавру приложиться к мощам преподобного Сергия и побеседовать с наместником архиепископом Феогностом. А на Байкануре, перед тем как надеть скафандр, получают благословение священника.

— В храме Звездного городка есть побывавшие в космосе иконы и мощевики, такого нигде в мире нет, — похвастался Юрий Лончаков.

А настоятель церкви в Звездном игумен Иов даже признался, что нашел в архиве выступление Юрия Гагарина на пленуме ЦК ВЛКСМ, где первый космонавт возмутился разрушением храма Христа Спасителя в Москве и Триумфальной арки.

Мол, без них патриотизм не воспитать. Арку восстановили в 1968 году. Гагарин, вероятно, не знал, что в свое время митрополит Московский Филарет (Дроздов) отказал Николаю I в освящении Триумфальной арки, поскольку она была украшена языческими символами.

Сергей Королев, по версии игумена Иова, так и вовсе имел своего духовника и жертвовал Церкви большие по тем временам деньги — 5000 рублей. Но делал это тайно. Все это приятно удивило одного из организаторов встречи, ответственного секретаря Всемирного русского народного собора Олега Ефимова.

Зачем летать в космос?

Полеты в космос стали рутиной, и даже развлечением для богатых туристов. Минобороны космонавтов даже Героями не считает.

Но Борис Волынов, космонавт, Дважды Герой Советского Союза с этим явно не согласен.

— Я ведь из первого отряда космонавтов, и могу сказать, когда начинались полеты в космос об освоении новых планет речи не было. Риск был сумасшедшим. Никто не знал, чем это кончится. Да и потом речь шла лишь возможности работы человека в космосе. Новые шаги должно быть. Но для освоения других планет мы не готовы, ни экономически, ни технически — другие скорости нужны, нужно еще много открытий, чтобы перемещаться хотя бы в пределах Солнечной системы.

Полет в космос я считаю подвигом. Космических туристов званием Героя награждать не надо, а космонавта надо. В чем разница? А в том, что один управляет кораблем, и несет ответственность, чтобы все прошло штатно. А если нештатно, то сумеет выкрутиться . И это подвиг. А кто не согласен — пусть попробует сам, а потом говорит. На Марсе яблони цвести не будут?

Зашла и дискуссия о полетах на Марс. Сейчас ведь идет даже эксперимент – на тренажерах отрабатывают подобный полет. Старший научный сотрудник Института космических исследований РАН, доцент МФТИ Александр Родин пояснил кому и зачем это надо:

— Исследование других планет показывает, что они для жизни человека непригодны. Яблони на Марсе цвести не будут. Это, кстати, подтверждает Божественный характер возникновения Земли и жизни на ней — такой райский уголок один. Но лететь на Марс необходимо. Мы не знаем, какие открытия там будут сделаны, как не знали наши первопроходцы, что в Сибири есть нефть и газ. Ермак точно не за нефтью туда шел. Но благодаря нефти наша страна сейчас выживает. Поэтому надо лететь на Марс, и первым там должен быть русский человек.