Марк шагал все картины

Ответы к стр. 47 – 48

? с. 47

Тебе известны живописные работы Марка Шагала?
Найди в «Музейном Доме» рисунок этого художника «Крылатая лошадь».

Можно вспомнить живописные работы Марка Шагала, с которыми мы познакомились ранее: «Синий дом»
(Литературное чтение. 2 класс, 2 ч.) и «Окно в сад» (Литературное чтение. 2 класс, 1 ч.).

Какое время года изображено на рисунке? При помощи чего художник передал белизну снега? Снег уже закончился или продолжает идти? Почему ты так думаешь?

На рисунке изображена зима: снег запорошил деревушку, рядом с домом видно голое дерево, люди одеты тепло, по-зимнему. Белизна снега подчёркнута приёмом контраста: чёрная одежда, чёрная изба, чернота за избой контрастируют с белой заснеженной крышей, с белыми полями, с небом и белой лошадью. Более того, снег ещё идёт: мы видим его (он изображён чёрными мелкими точками) не только в небе, вокруг крылатой лошади, но и над деревушкой. Очевидно, что снегопад продолжается.

Почему именно сверху показана заснеженная деревенька? Кто и откуда её так видит?

Можно предположить, что художник не просто стоял на пригорке, когда создавал этот рисунок. Вероятно, его подняла в воздух сила его воображения.

Кто занимает бóльшую часть листа и является главным героем рисунка? Рассмотри всех, кто сидит в санях.
– Кроме возницы мне трудно кого-то разглядеть, – пожаловался Миша.
– В санях едут влюбленные. Они в восторге от того, что сами поднялись в небо, – сказала Волшебница.

Центральное место (большую часть листа) занимает крылатая лошадь, везущая по воздуху повозку с возницей и двумя влюблёнными. Таким образом, можно сказать, что главный герой рисунка – именно крылатая лошадь.
Марк Шагал изобразил не только крылатую лошадь, возницу и влюблённых. Если внимательно приглядеться, можно заметить в левом нижнем углу рисунка человека: он явно поражён тем, что видит в небе.

Обратите внимание на выражение лица влюблённого – удивлённое и даже немного напуганное; девушка счастливо улыбается; человек внизу не только поражён, он словно осуждает эту небесную прогулку. А удивлён ли возница, или он производит впечатление человека, привычного к таким прогулкам? Что бы вы сказали про лошадь: она добрая? надёжная? На ней не страшно лететь высоко над землёй?

Ты слышал(а) такое выражение: «быть окрылённым любовью»? Теперь догадываешься, почему в сани впряжена чудесная крылатая лошадь?

Второй блок вопросов помогает «расшифровать», «раскрыть» смысл рисунка: сидящие в санях окрылены любовью, поэтому и способны летать; таким образом, чудесная крылатая лошадь, их несущая, – вероятно, сама любовь.

Важно ли знать, что этот рисунок был сделан для обложки книги стихов? Можно ли сказать, что у Шагала поэтическое восприятие мира? Существуют ли для художников и поэтов чёткие границы между окружающим нас миром и миром волшебным, фантастическим? Как это видно на рисунке?

То, что этот рисунок сделан для обложки сборника стихов, подведёт нас к мысли, что художнику близко поэтическое восприятие мира, что у него необычный взгляд на то, что его окружает (это подтверждается и живописными работами, которые нам уже знакомы). У художников, как и у поэтов, развито воображение, что для них не существует чётких границ между реальным миром и миром фантастическим.

– Когда люди с радостью и любовью воспринимают окружающий мир, он кажется им необыкновенным, чудесным, – сказал Михаил Потапович.

В заключение нужно обратить внимание на то, как подвёл итоги этой главы Михаил Потапович. Чтобы мир стал чудесным, необходимо уметь воспринимать окружающее с любовью и радостью. После чего логично будет перейти к изучению четвёртой главы, главы о любви.

Ответы к заданиям. Литературное чтение. Хрестоматия. Малаховская О.В.

LiveInternetLiveInternet

Марк Шагал:

жизнь и творчество художника

Марк Захарович (Моисей Хацкелевич) Шагал (фр. Marc Chagall, идиш מאַרק שאַגאַל‎; 7 июля 1887, Витебск, Витебская губерния, Российская империя (нынешняя Витебская область, Беларусь) — 28 марта 1985, Сен-Поль-де-Ванс, Прованс, Франция) — российский, белорусский и французский художник еврейского происхождения. Помимо графики и живописи занимался также сценографией, писал стихи на идише. Один из самых известных представителей художественного авангарда XX века, а в 1883 году поселился с сыновьями в местечке Добромысли Оршанского уезда Могилёвской губернии, так что в «Списках владельцев недвижимого имущества города Витебска» отец художника Хацкель Мордухович Шагал записан как «добромыслянский мещанин»; мать художника происходила из Лиозно. Семье Шагалов с 1890 года принадлежал деревянный дом на Большой Покровской улице в 3-й части Витебска (значительно расширенный и перестроенный в 1902 году с восемью квартирами на сдачу). Значительную часть детства Марк Шагал провёл также в доме своего деда по материнской линии Менделя Чернина и его жены Башевы (1844—?, бабушки художника со стороны отца), которые к тому времени жили в местечке Лиозно в 40 км от Витебска.
Получил традиционное еврейское образование на дому, изучив древнееврейский язык, Тору и Талмуд. С 1898 по 1905 год Шагал учился в 1-м Витебском четырёхклассном училище. В 1906 году учился изобразительному искусству в художественной школе витебского живописца Юделя Пэна, затем переехал в Петербург.


Автопортрет, 1914
Из книги Марка Шагала «Моя жизнь» Захватив двадцать семь рублей — единственные за всю жизнь деньги, которые отец дал мне на художественное образование, — я, румяный и кудрявый юнец, отправляюсь в Петербург вместе с приятелем. Решено! Слёзы и гордость душили меня, когда я подбирал с пола деньги — отец швырнул их под стол. Ползал и подбирал. На отцовские расспросы я, заикаясь, отвечал, что хочу поступить в школу искусств… Какую мину он скроил и что сказал, не помню точно. Вернее всего, сначала промолчал, потом, по обыкновению, разогрел самовар, налил себе чаю и уж тогда, с набитым ртом, сказал: «Что ж, поезжай, если хочешь. Но запомни: денег у меня больше нет. Сам знаешь. Это всё, что я могу наскрести. Высылать ничего не буду. Можешь не рассчитывать».
В Петербурге в течение двух сезонов Шагал занимался в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, которую возглавлял Н. К. Рерих (в школу его приняли без экзамена на третий курс). В 1909—1911 г. продолжает занятия у Л. С. Бакста в частной художественной школе Е. Н. Званцевой. Благодаря своему витебскому приятелю Виктору Меклеру и Тее Брахман, дочери витебского врача, также учившейся в Петербурге, Марк Шагал вошёл в круг молодой интеллигенции, увлечённой искусством и поэзией. Тея Брахман была образованной и современной девушкой, несколько раз она позировала Шагалу обнажённой. Осенью 1909 г. во время пребывания в Витебске Тея познакомила Марка Шагала со своей подругой Бертой (Беллой) Розенфельд, которая в то время училась в одном из лучших учебных заведений для девушек — школе Герье в Москве. Эта встреча оказалась решающей в судьбе художника. «С ней, не с Теей, а с ней должен быть я — вдруг озаряет меня! Она молчит, я тоже. Она смотрит — о, её глаза! — я тоже. Как будто мы давным-давно знакомы, и она знает обо мне всё: моё детство, мою теперешнюю жизнь, и что со мной будет; как будто всегда наблюдала за мной, была где-то рядом, хотя я видел её в первый раз. И я понял: это моя жена. На бледном лице сияют глаза. Большие, выпуклые, чёрные! Это мои глаза, моя душа. Тея вмиг стала мне чужой и безразличной. Я вошел в новый дом, и он стал моим навсегда» (Марк Шагал, «Моя жизнь»). Любовная тема в творчестве Шагала неизменно связана с образом Беллы. С полотен всех периодов его творчества, включая позднейший (после смерти Беллы), на нас смотрят её «выпуклые чёрные глаза». Её черты узнаваемы в лицах почти всех изображённых им женщин.
В 1911 году Шагал на полученную стипендию поехал в Париж, где продолжил учиться и познакомился с жившими во французской столице художниками и поэтами-авангардистами. Здесь он впервые начал использовать личное имя Марк. Летом 1914 года художник приехал в Витебск, чтобы встретиться с родными и повидать Беллу. Но началась война и возвращение в Европу отложилось на неопределенный срок. 25 июля 1915 года состоялась свадьба Шагала с Беллой.

В 1916 году у них родилась дочь Ида,

впоследствии ставшая биографом и исследователем творчества своего отца.

Дача, 1917. Национальная картинная галерея Армении
В сентябре 1915 года Шагал уехал в Петроград, поступил на службу в Военно-промышленный комитет. В 1916 году Шагал вступил в Еврейское общество поощрения художеств, в 1917 году с семьей возвратился в Витебск. После революции его назначили уполномоченным комиссаром по делам искусств Витебской губернии. 28 января 1919 года Шагалом было открыто Витебское художественное училище.
В 1920 году Шагал уехал в Москву, поселился в «доме со львами» на углу Лихова переулка и Садовой. По рекомендации А. М. Эфроса устроился работать в Московский Еврейский камерный театр под руководством Алексея Грановского. Принимал участие в художественном оформлении театра: сначала рисовал настенные картины для аудиторий и вестибюля, а затем костюмы и декорации, в том числе «Любовь на сцене» с портретом «балетной пары». В 1921 году театр Грановского открылся спектаклем «Вечер Шолом Алейхема» в оформлении Шагала. В 1921 году Марк Шагал работал преподавателем в подмосковной еврейской трудовойшколе-колонии «Интернационал» для беспризорников в Малаховке.
В 1922 году вместе с семьей уехал сначала в Литву (в Каунасе прошла его выставка), а затем в Германию. Осенью 1923 года по приглашению Амбруаза Воллара семья Шагала уехала в Париж. В 1937 году Шагал получил французское гражданство.
В 1941 году руководство Музея современного искусства в Нью-Йорке пригласило Шагала переселиться из контролируемой нацистами Франции в США, и летом 1941 года семья Шагала приехала в Нью-Йорк. После окончания войны Шагалы решили вернуться во Францию. Однако 2 сентября 1944 года, Белла умерла от сепсиса в местной больнице; спустя девять месяцев художник написал две картины в память о любимой жене: «Свадебные огни» и «Рядом с ней».

Отношения с Вирджинией Макнилл-Хаггард, дочерью бывшего британского консула в США, начались, когда Шагалу было 58 лет, Вирджинии — 30 с небольшим. У них родился сын Дэвид (в честь одного из братьев Шагала) Макнилл.

В 1947 году Шагал приехал с семьёй во Францию. Через три года Вирджиния, забрав сына, неожиданно убежала от него с любовником.
12 июля 1952 года Шагал женился на «Ваве» — Валентине Бродской, владелице лондонского салона моды и дочери известного фабриканта и сахарозаводчика Лазаря Бродского. Но музой всю жизнь оставалась только Белла, он до самой смерти отказывался говорить о ней, как об умершей.
В 1960 году Марк Шагал стал лауреатом премии Эразма
С 1960-х годов Шагал в основном перешёл на монументальные виды искусства — мозаики, витражи, шпалеры, а также увлекся скульптурой и керамикой. В начале 1960-х годов по заказу правительства Израиля Шагал создал мозаики и шпалеры для здания парламента в Иерусалиме. После этого успеха он получил множество заказов на оформление католических, лютеранских храмов и синагог по всей Европе, Америке и в Израиле.
В 1964 году Шагал расписал плафон парижской Гранд Опера по заказу президента Франции Шарля де Голля, в 1966 году создал для Метрополитен-опера в Нью-Йорке два панно, а в Чикаго украсил здание Национального банка мозаикой «Четыре времени года» (1972). В 1966 году Шагал переехал в построенный специально для него дом, служивший одновременно и мастерской, расположенный в провинции Ниццы — Сен-Поль-де-Вансе.
В 1973 году по приглашению Министерства культуры Советского Союза Шагал посетил Ленинград и Москву. Ему организовали выставку в Третьяковской галерее. Художник подарил Третьяковке и Музею изобразительных искусств им. А.С. Пушкина свои работы.
В 1977 году Марк Шагал был удостоен высшей награды Франции — Большого креста Почётного легиона, а в 1977—1978 году была устроена выставка работ художника в Лувре, приуроченная к 90-летию художника. Вопреки всем правилам, в Лувре были выставлены работы ещё живущего автора.
Шагал скончался 28 марта 1985 года на 98-м году жизни в Сен-Поль-де-Вансе. Похоронен на местном кладбище. До конца жизни в его творчестве прослеживались «витебские» мотивы. Существует «Комитет Шагала», в состав которого входят четыре его наследника. Полного каталога работ художника нет.
1997 — первая выставка художника в Беларуси.

Роспись плафона парижской Оперы Гарнье

Часть плафона Оперы Гарнье, расписанного Марком Шагалом
Плафон, расположенный в зрительном зале одного из зданий парижской оперы — Оперы Гарнье, был расписан Марком Шагалом в 1964 году. Заказ на роспись 77-летнему Шагалу сделал в 1963 году министр культуры Франции Андре Мальро. Было много возражений против того, чтобы над французским национальным памятником работал еврей — выходец из Беларуси, а также, против того, чтобы здание, имеющее историческую ценность, расписывал художник с неклассической манерой письма.
Шагал работал над проектом около года. В результате было израсходовано приблизительно 200 килограммов краски, а площадь холста занимала 220 квадратных метров. Плафон был прикреплен к потолку на высоте более 21 метра.
Плафон был разделён художником цветом на пять секторов: белый, синий, желтый, красный и зеленый. В росписи прослеживались основные мотивы творчества Шагала — музыканты, танцоры, влюблённые, ангелы и животные. Каждый из пяти секторов содержал сюжет одной или двух классических опер, либо балета:
Белый сектор — «Пеллеас и Мелисента», Клод Дебюсси
Синий сектор — «Борис Годунов», Модест Мусоргский; «Волшебная флейта», Вольфганг Амадей Моцарт
Жёлтый сектор — «Лебединое озеро», Пётр Чайковский; «Жизель», Шарль Адан
Красный сектор — «Жар-птица», Игорь Стравинский; «Дафнис и Хлоя», Морис Равель
Зелёный сектор — «Ромео и Джульетта», Гектор Берлиоз; «Тристан и Изольда», Рихард Вагнер
В центральном круге плафона, вокруг люстры, предстают персонажи из «Кармен» Бизе, а также персонажи опер Людвига ван Бетховена, Джузеппе Верди и К. В. Глюка.
Также, роспись плафона украшают парижские архитектурные достопримечательности: Триумфальная арка, Эйфелева башня, Бурбонский дворец и Опера Гарнье. Роспись плафона была торжественно представлена зрителям 23 сентября 1964 года. На открытии присутствовало более 2000 человек.

Творчество Шагала
Основным направляющим элементом творчества Марка Шагала является его национальное еврейское самоощущение, неразрывно связанное для него с призванием. «Если бы я не был евреем, как я это понимаю, я не был бы художником или был бы совсем другим художником», — сформулировал он свою позицию в одном из эссе.
От своего первого учителя Юделя Пэна Шагал воспринял представление о национальном художнике; национальный темперамент нашёл выражение и в особенностях его образного строя. Художественные приемы Шагала основаны на визуализации поговорок на идиш и воплощении образов еврейского фольклора. Шагал вносит элементы еврейской интерпретации даже в изображение христианских сюжетов («Святое Семейство», 1910, Музей Шагала; «Посвящение Христу» /»Голгофа»/, 1912, Музей современного искусства, Нью-Йорк, «Белое распятие», 1938, Чикаго) — принцип, которому он остался верен до конца жизни.

Помимо художественного творчества, Шагал на протяжении всей жизни публиковал стихотворения, публицистические эссе и мемуаристику на идише. Часть из них переводились на иврит, белорусский, русский, английский и французский языки.

Источник:Википедия

\

Поэзия в картинах: «Шагал по улице Шагал»

Шагал по городу Шагал,
А рядом с ним жена шагала
Он палкой голубей пугал,
За что жена его ругала.

Шагал не соблюдал шабат,
И даже иногда в субботу
Спесив, красив, носат, губат
В трамвае ездил на работу.

Шагал любил глядеть в окно,
С вареньем булку уплетая

И там он видел, как в кино,
Летающих евреев стаи.

Они летели сквозь грозу,
Смешно из неба свесив ноги,

Оставив далеко внизу
Сады, дома и синагоги.

Сперва решив, что это – сон,
Шагал щипнул себя немножко,

Но нет, сапожник Шнеерзон
Летит, как птичка за окошком.

Шагал скорей зовёт жену,
Чтоб любоваться перелётом,
Но не идёт она к окну,
Считая мужа идиотом

Шагал орёт: «Ты что, жена,
Ты что ли сделана из стали?
Ты вспомни: май, сирень, весна!
Ведь мы с тобой тогда летали!

Смотрели снизу мужики,
От дикой зависти зверея,
Как над домами вдоль реки
Парили в облаках евреи!»

Всё это громко говоря,
Он ищет краски и холстину,

И пишет, в небесах паря,

Отлёт евреев в Палестину.

Он палкой голубей шугал,
Чтоб улетали поскорее,
И представлял себе Шагал,
Что в небеса летят евреи.

Пришли другие времена,
А где сейчас жена Шагала?
На небесах теперь она,
Летает, как тогда летала!

Картины Марка Шагала. Стихи Андрея Орлова (Орлуши)

Марк Шагал. Над городом. 1918 г. Третьяковская галерея, Москва. Wikiart.org.

Картины Марка Шагала (1887-1985 гг.) сюрреалистичны, неповторимы. Его ранняя работа «Над городом» – не исключение.

Главные герои, сам Марк Шагал и его возлюбленная Белла, летят над их родным Витебском (Белоруссия).

Шагал изобразил самое приятное чувство на свете. Чувство взаимной влюбленности. Когда не чуешь под ногами землю. Когда становишься единым целым с любимым. Когда ничего не замечаешь вокруг. Когда просто летишь от счастья.

Предыстория картины

Когда Шагал начал писать картину «Над городом» в 1914 году, они были знакомы с Беллой уже 5 лет. Но 4 из которых они провели в разлуке.

Он – сын бедного еврея-разнорабочего. Она – дочь богатого ювелира. На момент знакомства совершенно неподходящая кандидатура для завидной невесты.

Он уехал в Париж учиться и делать себе имя. Вернулся и добился своего. Они поженились в 1915 году.

Вот это счастье и написал Шагал. Счастье быть с любовью всей своей жизни. Несмотря на разницу в социальном статусе. Несмотря на протесты семьи.

Главные герои картины

С полетом все более-менее понятно. Но у вас может возникнуть вопрос, почему же влюблённые не смотрят друг на друга.

Возможно, потому что Шагал изобразил души счастливых людей, а не их тела. И в самом деле, не могут же тела летать. А вот души вполне могут.

А душам смотреть друг на друга не обязательно. Им главное чувствовать единение. Вот мы его и видим. У каждой души по одной руке, как будто они и вправду уже почти слились в единое целое.

Он, как носитель более сильного мужского начала, написан более грубо. В кубической манере. Белла же по-женски изящна и соткана из округлых и плавных линий.

А ещё героиня одета в мягкий синий цвет. Но с небом она не сливается, ведь оно серого цвета.

Пара хорошо выделяется на фоне такого неба. И создаётся впечатление, как будто это очень естественно – летать над землёй.

Образ города

Вроде мы видим все признаки городка, вернее большого села, которым был 100 лет назад Витебск. Здесь и храм, и дома. И даже более помпезное здание с колоннами. И, конечно, много заборов.

Но все же город какой-то не такой. Домики намеренно скособочены, как будто художник не владеет перспективой и геометрией. Этакий детский подход.

Это делает городок более сказочным, игрушечным. Усиливает наше ощущение влюбленности.

Ведь в этом состоянии мир вокруг существенно искажается. Все становится радостней. А многое и вовсе не замечается. Влюблённые даже не замечают зеленую козу.

Почему коза зелёная

Марк Шагал любил зелёный цвет. Что не удивительно. Все-таки это цвет жизни, юности. А художник был человеком с позитивным мировоззрением. Чего только стоит его фраза «Жизнь – это очевидное чудо».

Он был по происхождению евреем-хасидом. А это особое мировоззрение, которое прививается с рождения. Оно зиждется на культивировании радости. Хасиды даже молиться должны радостно.

Поэтому ничего удивительного, что он себя изобразил в зеленой рубашке. И козу на дальнем плане – зелёной.

На других картинах у него даже лица зеленые встречаются. Например, в работе “Зеленый скрипач”. Так что зелёная коза – это не предел.

Марк Шагал. Зелёный скрипач (фрагмент). 1923-1924 гг. Музей Гуггенхайма, Нью-Йорк. Wikiart.org.

Но это не значит, что если коза, то непременно зелёная. У Шагала есть автопортрет, где он рисует тот же пейзаж, что и в картине «Над городом».

И там коза – красная. Картина создана в 1917 году, и красный цвет – цвет только что вспыхнувшей революции, проникает в палитру художника.

Марк Шагал. Автопортрет с палитрой. 1917 г. Частная коллеция. Artchive.ru.

Почему так много заборов

Заборы сюрреалистичны. Они не обрамляют дворы, как положено. А тянутся бесконечной вереницей, как реки или дороги.

В Витебске на самом деле было много заборов. Но они, конечно, просто окружали дома. Но Шагал решил их расположить в ряд, тем самым выделив их. Сделав их чуть ли не символом города.

Нельзя не упомянуть этого бысстыжего мужика под забором.

Вроде сначала смотришь на картину. И накрывают чувства романтичности, воздушности. Даже зелёная коза не сильно портит приятное впечатление.

И вдруг взгляд натыкается на человека в неприличной позе. Ощущение идиллии начинает улетучиваться.

Зачем же художник намеренно добавляет в бочку мёда ложку … дегтя?

Потому что Шагал не сказочник. Да, мир влюблённых искажается, становится похожим на сказку. Но это все равно жизнь, со своими обыденными и приземлёнными моментами.

И ещё в этой жизни есть место юмору. Вредно все воспринимать слишком серьёзно.

Почему Шагал так неповторим

Чтобы понять Шагала, важно понимать его, как человека. А его характер был особенным. Он был человеком легким, отходчивым, говорливым.

Он любил жизнь. Верил в настоящую любовь. Умел быть счастливым.

И у него действительно получалось быть счастливым.

Везунчик, скажут многие. Я думаю, дело не в везении. А в особом мироощущении. Он был открыт миру и доверял этому миру. Поэтому волей-неволей притягивал к себе правильных людей, правильных заказчиков.

Отсюда – счастливый брак с первой женой Беллой. Удачная эмиграция и признание в Париже. Долгая-очень долгая жизнь (художник прожил почти 100 лет).

Конечно, можно вспомнить очень неприятную историю с Малевичем, который буквально «отобрал» у Шагала его школу в 1920 году. Переманив всех его учеников очень яркими речами о супрематизме*.

В том числе из-за этого художник с семьей уехал в Европу.

Но Малевич невольно спас его. И неудача обернулась удачей. Представьте, что было с Шагалом и его зелёными козами после 1932 года, когда единственно верной живописью был признан соцреализм.

Марк Шагал. День рождения. 1915 г. Музей современного искусства (МОМА), Нью-Йорк, США. Wikiart.org.

Хотя бы немного представляя, каким был Шагал, начинаешь понимать его удивительные работы. Его страсть к полетам. И заодно его картину «Над городом».

* Супрематизм – направление живописи, отвергающее изображение реалистичных образов (человека и предметов). Картина превращается в набор абстрактных форм (квадратов, кругов и линий). Самое известное супрематическое произведение – «Чёрный квадрат» Малевича.

Невеста, Марк Шагал — описание картины

Невеста — Марк Захарович Шагал. 1950. Гуашь, пастель 68 x 215; 53 см
Образ невесты не раз встречается в полотнах Марка Шагала, особенно в преддверии свадьбы живописца на Белле Розенфельд. Однако представленная работа «Невеста» выделяется из общего ряда — Беллы давно уже нет в живых, и это не ода любви и нежности.
Картина сочетает в себе как черты присущие стилю автора, знакомые и узнаваемые, так и новаторские идеи. Прежде всего, новшества касаются выбора цветовой палитры – сине-серый фон с набором символических и фантастических изображений, на переднем плане которого выступает невеста. На ней красное платье и белая фата до пола, а в руках зелёная ветка цветов – девушка как будто выходит из полотна, устремляясь к зрителю. Один критик однажды заметил, что глядя на эту картину, кажется, что эта девушка ни чья-то абстрактная суженная, а именно твоя, и на тебя направлен её внимательный взор маленьких глаз.
Композиция картины «собрана» из различных национальных еврейских лейтмотивов – козёл, играющий на виолончели, музыкант-флейтист, девочка с косичками. Также автор насытил пространство полотна символами, такими, как рыба со свечой в плавнике, белка под виолончелью, и, конечно, церковь, которую и не сразу удаётся разглядеть. Яркую невесту окружает вниманием мужчина – он то ли ласково обнимает девушку, то ли бережно поправляет фату на её голове.
Образ девушки получился каким-то фантастическим и нереальным. Неудивительно, что многие трактуют эту работу живописца как попытку выразить тоску по тому, что давно потерял.
Интересный факт: картину «Невеста» можно увидеть на плакате в квартире главного героя в фильме «Ноттинг Хилл» с Джулией Робертс и Хью Грантом. Это было обусловлено тем, что сценарист знаменитого фильма является большим поклонником Шагала и не смог упустить возможность его «процитировать» в одной из сцен.

Внучка Марка Шагала: «У Шагала была уникальная способность уловить свободу»

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

Мерет Мейер, внучка Марка Шагала Андрей Гордеев / Ведомости

Комитет Марка Шагала – ассоциация, которая занимается вопросами сохранения наследия прославленного художника. Создали и управляют ею наследники – сын Дэвид Макнил и внучка Мерет Мейер. «Но я более активна», – признает Мейер, которая помимо работы в комитете участвует в организации выставок Марка Шагала и редактирует публикации, посвященные его творчеству.

В России Мерет бывает довольно часто: страна ей нравится, и она даже снова хочет учить русский язык, на котором говорила в детстве, но сейчас почти забыла. Она посещала почти все важные выставки деда в главных российских музеях, а сейчас приезжала, чтобы вместе с сестрой Беллой познакомить публику с одной из интерпретаций наследия Шагала – чайным сервизом с репродукциями его работ, созданным французской фарфоровой мануфактурой Bernardaud.

– Комитет Марка Шагала известен как сообщество его потомков. Расскажите, пожалуйста, подробнее, чем именно занимается комитет и вы как его вице-президент?

– Комитет Шагала – это французская некоммерческая организация, ассоциация. Она была основана в 1988 г., спустя три года после смерти Марка Шагала. Когда он умер, была составлена опись его работ для министерства финансов и министерства культуры Франции. После одобрения описи со стороны наследников было решено создать Комитет Шагала, который будет работать над сохранением его наследия. Собственно, это и есть главное предназначение комитета – защищать и сохранять наследие Марка Шагала, и одна из основных задач – проверка работ на подлинность.

Структура комитета организована в соответствии с французскими законами, у него свой устав. Штат очень небольшой: есть президент и вице-президент, казначейство и секретариат – и на этом все. Если есть необходимость, мы можем приглашать временных сотрудников – например, для экспертизы, но в штате они не состоят. Современная структура оформилась в 1997 г. после смерти нашей мамы и Валентины Шагал, второй жены Марка Шагала. Тогда я стала вице-президентом. Помимо меня в комитет входит сын Марка Шагала Дэвид Макнил. Дэвид тоже вице-президент, но я уделяю этому больше времени.

– Вы участвуете в организации выставок, редактируете книги и другие публикации о Шагале (для музеев и других изданий). Это тоже часть работы комитета по сохранению наследия?

– Нет, работа над выставками или публикациями не имеет никакой связи с Комитетом Марка Шагала. Я делаю это от имени потомков художника, представляя себя, брата Пьета и сестру Беллу.

Мерет Мейер Родилась в 1955 г. в Булонь-Бийанкуре (Франция). Окончила Кельнский университет по специальности «литература, немецкая лингвистика, философия и театральное искусство». Начала карьеру редактором по выпуску книг об искусстве в издательских домах Франции, Германии и Швейцарии

  • 1979 вице-президент Ассоциации друзей Национального музея Марка Шагала в Ницце
  • 1997 вице-президент Комитета Марка Шагала
  • 2004 соорганизатор выставок Марка Шагала: «Марк Шагал, маэстро 1900» в галерее современного искусства в Турине, Chagall delle meraviglie в Complesso del Vittoriano в Риме в 2007 г., Chagall e il Mediterraneo в Палаццо Блу, Пиза, в 2009 г., Marc Chagall, una retrospettiva, 1908–1985 в Палаццо Реаль в Милане в 2014 г. и т. д.
  • 2006 член административного совета Общества графического дизайна и изобразительных искусств, 2015–2016 гг. – его вице-президент
  • 2018 член комиссии по закупкам в Центре Жоржа Помпиду

Также подчеркну, что комитет занимается именно художественным наследием. Если кто-то использует изображения художественных произведений Шагала, то необходимо использование его копирайта, которым сейчас владеет семья. А, например, права на фото принадлежат Архиву Марка и Иды Шагал.

Шагал или не Шагал

– Как строится работа по определению подлинности работ Шагала?

– Сначала владельцу картины или его представителю, запрашивающим сертификат на подлинность работы, отправляются общие условия работы Комитета Марка Шагала с описанием протокола и порядка работы. Когда картина проходит первичную процедуру аутентификации, человеку, запрашивающему сертификат, приходит ответ. В ответе указано, что соблюдены общие условия, фотографии в высоком разрешении нами получены и проведено исследование по архивам комитета.

Архив с наследием Шагала был первоначально собран и упорядочен собственно Марком Шагалом, нашей мамой Идой Шагал, нашим папой Францем Мейером, который был доктором искусствоведения и директором Kunstmuseum в Базеле. Отец считается одним из главных исследователей творчества Шагала, он автор самой важной книги о его наследии – «Марк Шагал: жизнь и работа», она была впервые опубликована в 1961 г. На момент выхода это была самая большая и подробная книга о Шагале, многие называли ее исчерпывающим каталогом. Но так как Шагал умер в 1985 г. и успел много сделать между 1961 и 1985 гг., то абсолютно всеобъемлющей ее назвать нельзя. Этот пробел надо ликвидировать, и в этом году началась работа над Catalogue Raisonne – полным каталогом работ Шагала. Это тоже делает не комитет, все финансирует и будет публиковать другая ассоциация, не связанная с комитетом и архивом. Видите, как много разных структур!

Так вот, если вернуться к проверке подлинности работ. Первичная идентификация происходит примерно за два месяца до личной встречи, где уже проходит физический осмотр работы.

– Что происходит с теми работами, которые идентифицируются как подделки? Их уничтожают?

– Нет, мы сами ничего не уничтожаем. Я хочу подчеркнуть, что все процедуры прописаны правилами Комитета Шагала и человек, который владеет работой и хочет проверить ее подлинность, заранее понимает возможные риски и представляет, как и что будет происходить. Все это прописано в заявке на проверку подлинности, которую заполняет владелец работы.

Допустим, у вас есть картина и вы хотите выяснить, подлинная она или нет. Сначала вы должны подать заявку, заполнить ее целиком и подписать – это подтвердит, что вы ознакомились с параграфами, регулирующими юридическую составляющую процесса проверки. К заявке вы прикладываете фото работы в хорошем разрешении, которое комитет сверяет с архивом. Затем назначается день, когда вы предоставляете саму работу. Ее осматривают и либо сразу оглашают вам вердикт на предмет ее подлинности, либо запрашивают больше времени на исследование и тщательный анализ со специальным оборудованием.

Если работа признана подлинником, мы фиксируем название, дату исполнения и технику. После оформляем сертификат и отправляем счет для регистрации.

Мы в любом случае проводим полномасштабное техническое исследование, направляем работу в лабораторию, даже если с самого начала понятно, что перед нами подделка. Это необходимо, чтобы с помощью специального оборудования установить, как автор – не Шагал! – выполнил работу таким образом, что она выглядит как работа Шагала. После этого я пишу письменное заключение о том, что исходя из проведенного исследования и изучения архивов работа признана подделкой. В таком случае у владельца есть две юридические опции, прописанные в форме, которую он заполнял перед экспертизой. То есть еще раз подчеркну: заявитель изначально знает о вариантах действий после экспертизы и понимает риски, они не являются для него сюрпризом. По закону ваша подпись является гарантией того, что вы осведомлены о возможных последствиях экспертизы.

Если работа подлинная, а значит, стоит больших денег, вы получаете сертификат. Если работа не подлинная, то она может быть уничтожена. У владельца есть два месяца, чтобы подумать и решить, что с ней делать. Можно дать нам письменное разрешение на уничтожение картины, после чего (только после этого, я подчеркиваю, это важно!) мы имеем право ее уничтожить. Без этого разрешения мы не имеем права ничего с ней делать. Если мы получили разрешение на уничтожение картины, мы не уничтожаем ее сами, это делает уполномоченный государственный орган. Мы должны вызвать официального представителя, который будет этим заниматься, после чего мы составляем официальный документ об уничтожении подделки. Владелец может либо самостоятельно присутствовать при процессе уничтожения, либо прислать представителя.

Цветы на фарфоре

Семья Шагал имеет давнюю связь c французской фарфоровой мануфактурой Bernardaud: еще с тех пор, как в 1951 г. мастера Bernardaud изготовили сервиз из 69 предметов, который Марк Шагал лично расписал к свадьбе своей дочери Иды. 15 лет назад сотрудничество было возобновлено: сначала был перевыпущен сервиз Pour Ida, затем появились Collection Marc Chagall и Les Vitraux D’Hadassah, рассказывает президент Bernardaud Мишель Бернардо. Два года назад российский дистрибутор Bernardaud – компания Mercury предложила Bernardaud сделать сервиз специально для России. Так появилась коллекция Les Bouquets de Fleurs de Marc Chagall из 14 предметов с рисунками на основе семи работ, созданных в средиземноморский период творчества Шагала. Работы, которые были воспроизведены в коллекции, не входят в собрание семьи Шагал: их выбирали таким образом, чтобы их можно было перенести на фарфор, а также чтобы сервиз выглядел цельно, уточняет Мишель Бернардо. Чтобы перенести плоские рисунки на объемную фарфоровую посуду, мастера мануфактуры делали специальный макет для каждого предмета, изменяя пропорции исходного рисунка. Впервые тема букета появилась в жизни и творчестве Шагала в 1909 г., когда он встретил будущую жену Беллу. «Цветы – важная часть творчества Шагала. И цветы – это всегда символ красоты, жизни, символ чего-то очень хорошего и позитивного. «Мы можем долго рассуждать о значении цветов, но для меня они олицетворяют саму жизнь» – так говорил Шагал. С точки зрения художественного мастерства цветочная тема позволяет погрузиться в загадки цветосочетаний, поработать с текстурами, продемонстрировать мастерство художника. Для наших мастеров это тоже вызов: точно передать краски, создать необходимые эффекты, где-то сделать мазки более плотными, где-то – более прозрачными», – говорит Бернардо. Созданный специально для России сервиз до конца 2019 г. продается только здесь. В продажу по всему миру он поступит в следующем году.

Если же человек не согласен с негативной оценкой комитета, то у него есть вариант оспорить этот вердикт в суде Франции. У нас было порядка 10 судебных дел, некоторые из них длились достаточно долго. Проводились экспертизы с участием независимого эксперта, которого назначает суд.

– Сколько судов завершилось в вашу пользу?

– Не могу вспомнить ни одного случая, чтобы мы проиграли в суде. Хотя некоторые процессы пока не завершены, поэтому однозначно ответить на этот вопрос не могу.

– Я читала репортаж о вашем приезде в Россию в 2005 г. на ретроспективу Шагала «Здравствуй, Родина!» в Третьяковской галерее: вы тогда говорили, что в России не соблюдаются законы об авторских правах. Это актуальная проблема?

– Нет, это не так. Может быть, мои слова исказили. На протяжении 20 лет мы работали с Российским авторским обществом, которое занималось всеми вопросами копирайта. Сейчас у нас другой представитель, дочерняя компания штаб-квартиры Societe des Auteurs dans les Arts Graphiques et Plastiques (ADAGP), это самая крупная организация, которая занимается вопросами копирайта во Франции, у нее есть представительства в 50 странах.

Конечно, законы об авторских правах в России должны соблюдаться, и сейчас с этим все в порядке – если судить по отчетам ADAGP. У нас есть запрос от Третьяковской галереи на сувенирную продукцию с использованием работ Шагала, который мы сейчас рассматриваем.

– Некоторые работы Шагала входят в число самых дорогих в мире, это хорошо или плохо для наследия художника? Многие считают, что рынок сейчас перегрет, а цены на произведения искусства завышены и это очень вредит и рынку, и восприятию искусства в целом: искажает критерии цены и ценности.

– Я бы не сказала, что Шагал принадлежит к самым дорогим художникам. Его работы никогда не демонстрировали ценовых скачков, потому что на рынке их всегда было довольно много. Искусственно взорвать рынок, владея работой Шагала, практически невозможно.

Из чего создается цена картины? Она должна быть особенной. Если речь об очень редких картинах Шагала… но они все уже в музеях или частных коллекциях. Если вдруг такая работа появляется на рынке, цена на нее взлетает. Как недавно это было на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке с картиной «Влюбленные» (работа 1928 г. была продана за $28,5 млн, что стало аукционным рекордом для работ Шагала). Она хранилась в очень хорошей частной коллекции и была представлена на рынке впервые, поэтому получила такую цену.

Но это исключение. В наследии Шагала много работ, важных и подлинных, но не таких значимых, как признанные шедевры. Например, это работы, в которых он экспериментировал с разными техниками. Также есть много работ 1920-х гг. в технике гуаши, мы их часто встречаем, в том числе в комитете. Эти работы были в частных коллекциях до 1970-х гг., когда стали возникать сложности с их сохранением. Многие из них сохранили свежесть и яркость цвета, но они никогда не достигнут высокой стоимости, как «Влюбленные». Потому что на них изображены, к примеру, животные и, следовательно, они неузнаваемы среди той публики, которая готова платить большие деньги за более известные темы – цветочную или «Влюбленных».

Религия тоже играет роль. Например, работы на религиозную тематику с ярко выраженным контекстом стоят не так дорого, как другие картины или скульптуры.

Картины по всему миру

– Вы сказали, что в 2019 г. начинается работа над полным каталогом работ Шагала?

– Да, она началась с 1 января.

– Но вы можете оценить, как распределено наследие Шагала – какая часть хранится в семье, а какая в музеях по всему миру?

– Нашей семье сейчас принадлежит небольшая коллекция работ. Здесь я должна пояснить: после смерти Шагала у министерства культуры Франции было официальное разрешение выбрать из того, что осталось семье, наилучшие работы для коллекций музеев, чтобы сделать их доступными для широкой публики. Таким образом наша семья выплатила налог на вступление в наследство – предметами искусства. Подчеркну: мы не были инициаторами, это всегда инициатива со стороны государства. Для Франции это обычная практика, после ухода из жизни Пабло Пикассо было точно так же. И это прекрасная идея, хотя с ее реализацией бывают свои сложности: например, музеям нужны работы определенного периода творчества художника или работы, выполненные в конкретной технике, а, по оценке министерства финансов, данные работы недостаточно ценны для того, чтобы покрыть сумму налога. Вопрос художественной и финансовой ценности предмета искусства не всегда однозначен.

– Какое количество работ было передано таким образом?

– Достаточно большая часть семейной коллекции: 48 картин большого размера, около 400 работ на бумаге, много книг, скульптур и керамики.

– Это действительно много. Почему же тогда не был создан отдельный музей работ Шагала в Париже, как это произошло после смерти Пикассо?

– Во-первых, музей Шагала существует и он существовал на момент смерти Шагала. Это Национальный музей Марка Шагала в Ницце, открытый в 1973 г. по инициативе министра культуры того времени. После смерти Шагала его вдова Валентина и наша мать пытались убедить премьер-министра Франции открыть еще один музей его имени, уже в Париже; это было во времена президентства Франсуа Миттерана. После длительных переговоров – я это помню, потому что помогала своей матери составлять список работ, которые она была готова передать музею, – правительство отказало нашей семье по причине того, что Национальный музей Марка Шагала уже существовал в Ницце, а тогда реализовывалась правительственная программа децентрализации культурных центров, по которой Париж не должен был оставаться единственным культурным центром.

А в случае с Пикассо был только муниципальный музей в Антибе, но не национальный. Так что с Пикассо была другая ситуация, их нельзя сравнивать. Также работы Пикассо были переданы музею в Барселоне (после того как в Испании пал режим диктатуры генерала Франко). И что важно: вопрос с наследием Пикассо решался до прихода Франсуа Миттерана, чье правительство в культурном плане проводило политику децентрализации. При Миттеране было важно, чтобы региональные музеи тоже получали в свои коллекции работы мастеров. Тогда многие музеи в Страсбурге, Нанте, Лилле, Марселе и т. д. получили часть работ на временной основе, особенно работы на религиозную тему – 48 картин были выставлены в разных городах Франции.

Также не надо забывать еще про один национальный музей Шагала – в Витебске.

– Да, но это все музеи не в столицах. А как же именной музей в Париже?

– В Центре Жоржа Помпиду в Париже представлена одна из самых обширных коллекций.

Для меня открытие отдельного музея не самоцель. Отдельный музей связан со слишком большой ответственностью – я постоянно участвую в выставочной деятельности и осознаю трудность поддержания экспозиции на должном уровне. Не так сложно обзавестись отдельным зданием, в этом вопросе главное – найти деньги и хорошего архитектора. Но как сделать выставочное пространство интересным и динамичным? Вдохнуть в него жизнь? Вот в чем вопрос. Это очень сложно.

Это, конечно же, и большое количество денег, и постоянная работа над качеством выставки. Что касается семейной коллекции, то на сегодняшний день ее недостаточно, чтобы организовывать выставки самостоятельно, без сотрудничества с музеями по всему миру. В семейной коллекции не так много знаковых и известных работ. Соответственно, зачем тогда нам отдельный музей, если мы не можем обеспечить высокое качество самого наполнения? Открытие музея подразумевает ответственность за выставочную программу на 30 лет вперед, а не просто на одно мероприятие. Даже если говорить о музее Шагала – мы, конечно, очень рады, что он существует, но я знаю, что крайне сложно постоянно обновлять и дополнять экспозицию, учитывая скромный размер выделенного бюджета. И нам никто не стал бы выделять большой бюджет. То есть для музея стало бы проблемой даже, например, привезти одну картину из России. А организовывать третьесортные выставки… Я думаю, никто такого не хочет. Я уж точно этого не хочу.

Если я и участвую в подготовке какой-либо выставки, то все должно быть на должном уровне. Для меня самое главное – это высокие требования к качеству и новые подходы, что, конечно же, трудно. Также очень важно, чтобы искусство Шагала носило современный характер и оставалось интересным. Мы стараемся создать некую связь между его универсальными ценностями и современными реалиями. Например, ситуация с беженцами из арабских стран, которые вынуждены покидать свой дом из-за военно-политической нестабильности. Или вопросы толерантности, которые сейчас очень актуальны в Европе, и т. д.

Поэтому, делая выставки, мы стараемся подать работы Шагала так, чтобы они воспринимались актуальными, чтобы современность находила в них отражение.

– Клод Пикассо много критикует кураторов за то, что выставок Пабло Пикассо сейчас слишком много. По его мнению, это спекуляция на имени отца, которая не способствует тому, что публика больше понимает и ценит его. Что вы думаете об этом?

– На этот вопрос есть только один ответ: хороших выставок много не бывает. Если выставка сделана хорошо, если она заставляет задуматься о важном, то она никогда не будет лишней.

– Вы видели много выставок Марка Шагала, некоторые вы сами курировали. Какую из них вы можете выделить?

– Было много хороших выставок о раннем творчестве Шагала, одна проходила в Базеле в 2017 г., очень важная. Я действительно принимала участие в организации многих крупных выставок Шагала – в Париже, Монреале, Лос-Анджелесе. Все они были важными и знаковыми, не могу выделить одну.

– В российских музеях, например Пушкинском музее и Третьяковской галерее, представлены работы Шагала. Но многие из его работ находятся в хранилищах музеев и не демонстрируются в постоянной экспозиции.

– Я вас немного поправлю. В Третьяковской галерее представлены две картины в постоянной экспозиции. В Русском музее тоже есть несколько работ, которые выставляются на постоянной основе. Многие музеи в России – не только те, которые вы перечислили, но и другие – имеют в своих коллекциях работы Шагала, но не могут их выставлять на постоянной основе, а только раз в три года (если это работа на бумаге). Но очень часто картины отправляются на выставки за границу, поэтому на время пропадают из постоянной экспозиции. В России представлено много работ Шагала в государственных коллекциях, и они очень часто экспонируются в музеях.

Художник и общество

– Вы заговорили о проблеме толерантности, у меня тоже был такой вопрос: увы, мы снова видим всплеск антисемитских настроений…

– Расизм и антисемитизм – одни из самых важных тем, с которыми мы работаем, просвещение и продвижение идеи толерантности – наша миссия. Поэтому нам очень важно показывать работы, которые отвечали бы этому запросу и четко отображали бы посыл выставки, отвечая на вопросы, которые мы перед собой ставим.

Никто не знает, как вести себя, когда сталкиваешься с проблемами нетерпимости, поэтому очень важно показывать работы тех художников, которые сталкивались с этой проблемой на протяжении всей своей жизни, чтобы ответы на самые важные вопросы давало их творчество.

– В продолжение этой темы. Как вы считаете, искусство должно быть социально активным? Одни говорят, что искусство должно быть красивым, чистым, ясным и нести в себе что-то позитивное, другие – что искусство должно поднимать острые вопросы.

– Я за красоту. Но, говоря о красоте, я сразу подразумеваю глубину и проникновенность, настоящую красоту нельзя отделить от глубины.

– Шагал говорил о себе, что если бы не был евреем, то не был бы и художником – или был бы совсем другим художником. Вопрос национальной идентичности был для него очень важен, что отражено в творчестве. Вы замечаете, что восприятие его творчества зависит от страны?

– Основные темы работ Марка Шагала связаны с его вероисповеданием, а не национальностью, поэтому страна не влияет на восприятие его творчества.

– Марк Шагал особенный художник, но для многих он часть авангарда. Того успеха, что сопутствовал авангарду, русскому искусству больше повторить не удалось. Есть отдельные известные художники, но не более. Как вы думаете, что нужно российским художникам, чтобы повторить тот успех?

– Шагал – прекрасный пример для современных художников, не только для российских, но и для всех. У него была уникальная способность уловить свободу. Ему удалось прожить, не примыкая к течениям и без ассоциации его творчества с какими-либо «измами» или другими направлениями. Нужно жить с широко раскрытыми глазами, всегда быть на подъеме, как это делал Шагал. Он впитывал в себя как губка все, что видел вокруг, но при этом обладал свободой быть собой. Создавал свой собственный словарь определений и свое собственное искусство. Это лучший способ стать настоящим художником.

– Можно задать вам личный вопрос? Марк Шагал не только великий художник, но и ваш дедушка.

– Я всегда гордилась тем, что он мой дедушка, гордилась тем, что у меня была привилегия видеть и знать больше о его работе и его жизни. Но очень сложно соответствовать его планке, это большая ответственность – иметь дело с его наследием и ежедневно его защищать. Поэтому тот факт, что Марк Шагал – мой дедушка, отходит на задний план, а задача защищать и охранять его наследие становится приоритетом.