Митрополита макария


(Святитель который прославил Литовских мучеников и учредил Полоцкую кафедру епископа)
Митрополита Макария в миру звали Михаилом.
Макарий— митрополит Московский и всея Руси (с 1542 года), в 1526—1542 годах — архиепископ Новгородский. Сторонник иосифлянства, последователь и родственник преподобного Иосифа Волоцкого.
Родился около 1482 года в Москве в семье благочестивых родителей. При крещении он был наречён во имя Архистратига Михаила. Известно, что отца его звали Леонтий. Отец Михаила, очевидно, вскоре после рождения сына скончался. Мать его приняла впоследствии монашеский постриг с именем Евфросиния.
Решив избрать для себя монашеский путь, поступил послушником в Рождества Богородицы Пафнутиево-Боровский монастырь. При постриге был назван в честь знаменитого православного аскета-пустынника преподобного Макария Египетского. Будущий святитель поступил в монастырь преподобного Пафнутия, когда Иосиф Волоцкий его покинул. Тем не менее влияние волоцкого игумена на будущего митрополита весьма велико.
В 1523 году стал игуменом Лужецкого Богородицкого монастыря в Можайске. В 1526 году Макарий был рукоположён во архиепископа Новгородского и Псковского. Новгородская кафедра к этому времени вдовствовала 17 лет. Многолетнее отсутствие епархиального владыки не лучшим образом сказалось на состоянии её дел. Необходимые меры были направлены на реализацию решений соборов 1503—1504 годов. Было запрещено совместное проживание в монастыре иноков и инокинь. В женских монастырях игумены были заменены на игумений. Служить в женских монастырях было предписано белым священникам. Светские лица, проживавшие при монастырях, оттуда были удалены. Будучи последовательным сторонником сильного монастырского хозяйства, новый архиепископ приложил немалые усилия для перевода новгородских монастырей на общежительный устав. Ещё в 1528 году в епархии из 24 монастырей общежительными были только четыре, остальные — особножительными. Святитель Макарий, действуя убеждением на игуменов монастырей, добился, что к концу его служения в новгородской епархии число киновий достигло восемнадцати.
Отмечалось, что при святителе Макарии в Новгороде был хлеб дешевле прежнего, сократил подати от монастырей, организовал бесплатные обеды всем сиротам и святителя называли не иначе как «Заступником людей».
Макарий способствовал составлению нового Владычного летописного свода. Много внимания владыка уделял реставрации старинных икон и храмов, в Софийском соборе были поновлены фрески. Здесь же, в Новгороде, была предпринята первая попытка собрать воедино все книги «в русской земле чтомые», первая редакция знаменитых «Макарьевских миней». В свод входили как жития святых, так и дидактические и богословские произведения. В 1541 году все 12 томов свода были переданы в библиотеку Софийского собора.
Святитель Макарий был большим молитвенником, он даже в дороге вычитывал и совершал правила всего суточного свода. По его молитвам совершались чудеса, в Москве верили, что именно он вымолил у Бога мальчика, который вошёл в историю как царь Иван Грозный, по его молитвам исцелился родственник святителя Геннадия Новгородского, при его молитве у мощей Варлаама Хутынского сама загорелась свеча и прогорела 9 недель

Возведён на митрополичий престол 19 марта 1542 года боярской группировкой князей Шуйских, правившей при малолетнем Иване Грозном.
Сам святитель Макарий вспоминал: «Не знаю, какими судьбами Божиими избран я смиренный, не только всем собором Русской Митрополии, но и самым благочестивым и христолюбивым царём и великим князем Иваном Васильевичем, всея Руси самодержцем».
В этом сане Макарий сменил низложенного Шуйскими митрополита Иоасафа. Однако вскоре он, как и его предшественник Иоасаф, стал выступать против Шуйских. Обладая значительным влиянием на юного царя, он способствовал отстранению Шуйских от власти, которое произошло в декабре 1543 года. После этого Макарий оказывал большое влияние на политику Ивана Грозного, входя в так называемую «Избранную раду». Он венчал Ивана Грозного на царство (1547 год), способствовал его браку с Анастасией Захарьиной.
Далеко не всем боярам нравился святитель Макарий и Царь Иван Грозный в личных беседах с митрополитом часто напоминал ему, как бояре порвали мантию на митрополите.
Святитель активно содействовал укреплению самодержавной власти на Руси и впервые в истории венчал Ивана Грозного царским венцом. До сих пор такое Царское венчание на трон могли производить только Константинопольский патриарх и Римский Папа. Митрополит Макарий хотел видеть Москву центром православного мира. Сам святитель обращаясь к Ивану Грозному сказал: «Это место для Вас избрал сам Господь Бог на этой земле и Своей милостью на Свой престол вознёс. Ты же бояр и вельмож своих жалуй, береги князей, детей боярских и всё христолюбивое воинство, будь милостив и приветлив по царскому своему чину и сану»
Всё это было сделано без согласия Восточных патриархов. Но вскоре в Москву прибыла делегация из Константинополя попросить Москву о финансовой помощи, взамен они привезли частицу мощей св. Геортия Победоносца и Признание Царского венца святителя Макария над Иваном Грозным. Иван Грозный обещал помочь Византии, но ещё раз просил Константинополь подтвердить, что Византия его официально почитает Царём Руси. Константинополь не сразу был готов признать Ивана Грозного Царём венчанным на царство Макарием и греки хотели сами перевенчать Ивана Грозного венцом от Константинопольского патриарха. Но всё решил случай покорения Казанского Царства.
Так же Иван грозный оказал финансовую помощь Синайскому Монастырю и взамен просил Александрийского патриарха молиться за него как за царя Российского.
А вот Литва и Польша царский венец от митрополита Макария над Иваном Грозным не признавали и продолжали Ивана Грозного считать князем. Святитель Макарий даже обращался к католическому духовенству Литвы и Польши, чтобы католические епископы способствовали признанию перед своими князьями и Государями.
Вскоре в Москве произошла засуха и сильный пожар, сгорело митрополичье подворье, у владыки был сильный ожог правого глаза. Когда у митрополита спросили, как с ним могло такое произойти, то митрополит Макарий ответил: «Всё это по грехам моим!»
В 1547 и 1549 годах созвал в Москве два Собора, на которых была проведена большая работа по канонизации русских святых, среди которых Александр Невский, Александр Свирский, Никон Радонежский, Савва Сторожевский… . В связи с прославлением новых святых под руководством митрополита была проделана большая работа по составлению житий.
Именно митрополит Макарий Московский прославил в 1549 году в лике святых Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия.
При нём в 1551 году состоялся знаменитый Стоглавый Поместный собор Русской православной церкви. Сочувствуя иосифлянам, доминировавшим на Стоглавом соборе, он не допустил принятия закона о секуляризации монастырских земель, продвигаемого протопопом Сильвестром.
Немало усилий Макарий приложил по организации на Руси книгопечатного дела. При нём была открыта в Москве первая типография для печатания священных и богослужебных книг.
Святитель Макарий рукоположил 21 епископа. При святителе Макарии появились Полоцкая и казанская кафедры епископа.
Святитель Макарий не боялся вступать в диалог с лютеранскими епископами прибывшими из Швеции и с католическими епископами из Польши.
Именно святитель Макарий ввёл традицию в Вербное Воскресенье вьезжать главе Русской Церкви к храму на осляти.
Что касается богослужебных указаний в Русской Церкви, митрополит Макарий издавал все указы только по своему усмотрению, Царь Иван грозный при митрополите Мокарии в Церковные дела не вмешивался и относился ко святителю с большим почтением..
святитель Макарий осветил первый Покровский храм, ныне на этом месте храм Василия Блаженного, но именно Василий Блаженный при жизни посещал богослужения святителя Макария.
Святитель Макарий крестил и отпевал членов царского дома Ивана Грозного. Отпевал первую русскую царицу Анастасию Романову. Он же крестил Черкасскую княжну Марию, а потом и венчал её с царём.
Святитель ежедневно читал священное писание и хорошо его знал. Лично боролся с разговорами и смехом в храме..
После падения Избранной рады в 1560 году Макарий — единственный из её членов — не был подвергнут преследованиям.
3 декабря 1563 года митрополит Макарий извещал государя, что по немощи намерен оставить митрополию и «отъити на молчалное житие» на место своего пострижения в Пафнутиев монастырь. Государь вместе с наследником явился на митрополичье подворье и умолял его не оставлять митрополии. Только 21 декабря он дал согласие оставаться на кафедре, но через 10 дней, в последний день 1563 года, владыка Макарий скончался.
1 января 1564 года состоялось его погребение в Успенском соборе. Погребение возглавил Ростовский архиепископ Никандр, ему сослужили 4 епископа.
Святитель Макарий был 16 лет вторым лицом Русской Церкви, а потом ещё более 20 лет возглавлял её.

НЕСКОЛЬКО ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ О СВЯТИТЕЛЕ МОСКОВСКОМ МАКАРИИ
Интересно то, что в Русской Церкви белые митрополичьи клобуки носили только святители Петр и Алексий, все другие святители, главы Русской Церкви. митрополиты Московские носили чёрные клобуки. Белые клобуки в истории Русской Церкви носили только Новгородские владыки и только новгородские владыки запечатывали свои письма и грамоты красной печатью, а московские митрополиты, как и все другие епископы России, чёрной.
Известно, что митрополит Макарий был 16 лет владыкой новгородской кафедры и имел преимущество над всеми другими русскими владыками носить белый клобук и запечатывать письма красной печатью.
А потому, когда его повысили в митрополиты на Московскую кафедру, он отказался сложить с себя белый клобук и продолжил носить белый клобук и запечатывать письма красной печатью.
Популярность митрополита была такой высокой, что ни кто не посмел от владыки снять белый клобук. А Царь Иван грозный в Церковные дела не вмешивался. Белый клобук на московском митрополите считалось личным делом самого владыки, а митрополит сам считал, что если его повысили в сане, то не может же он одеть одежды, которые носят владыки стоящие ниже владыки Новгородского.
при этом можно говорить, что святитель Макарий клобук белого цвета и красную печать использовал «самоуправно» против канонов Русской Церкви и только после его земной кончины, когда встал вопрос, а какого цвета клобук теперь должен носить митрополит Московский, официально было решено, пусть будет БЕЛОГО по примеру первых святителей Петра и Алексия и так же утвердили красную печать для митрополита Московского.
Историки говорят, что по литературной деятельности, святитель Макарий был человек выдающийся начитанности. Но вот говорить о его мышлении как человека государственного, то познаний по небогословским предметам у него не было, не было и систематического для того времени образования ибо святитель даже не имел школьного образования.
А потому, он ни как не мог участвовать в воспитании юного царя Ивана Грозного и быть его учителем. Этот факт митрополит переживал с грустью. Он ощущал себя стоящим в стороне от царя. И потому надо было приблизиться и что-то предпринять. Тут и созрела мысль, «толкнуть идею» 16 летнему правителю России, что хватит быть князем, надо становиться Царём. Ивану Грозному идея понравилась и уже на другой день он сам от себя провозгласил, что хочет быть Царём и чтобы митрополит Макарий венчал его на Царство. Всю дальнейшую жизнь царь и святитель были очень благодарны друг другу. За один вечер было сделано больше, чем если бы за 16 лет воспитания юного царя.
Святитель Макарий был первым предстоятелем Русской Церкви, который был согласен вести переговоры с лютеранами и католиками на равных и этим он тоже возвысил Церковь, ведь ни до него, ни после святители отказывались от всяких диалогов с Западом. И тут мы видим, что святитель Макарий уже ведя переговоры с зарубежными епископами выступает в роли международного политика.
До митрополита Макария в Русской Церкви было 22 русских святых, святитель Макарий канонизировал в своё правление 39 русских святых.
Интересные данные, что ранее первенство в Церкви имели монашествующие священники, но митрополит Макарий вначале был женатым священником и известно, что у него была дочь, которая умерла ко времени митрополичьего сана. Возможно потому, святитель проявлял особую заботу о белом женатом духовенстве и считался очень добрым владыкой, который победил консервативный деспотизм особенно по отношению монахов к женатым священникам.
Святитель Макарий знаменит тем, что в период времени его архипастырской деятельности, по его инициативе или под его влиянием, в церковно-исторической жизни совершились такие события, которым подобных ни чего не было в предшествующей истории.

Саккос митрополита Макария. 1549. Москва, мастерские кремля. Ткани — Италия, 1-я пол. 16 века. Золотный бархат, камка, серебро, жемчуг, драгоценные камни, шитье, басма. На облачении вышита надпись, что этот саккос был подарен митрополиту Макарию царем Иваном IV «на славу и хвалу Богу и на честь со многолетнее здравие своему царству и благоденству».

Из жизни митрополита Московского и всея Руси Макария

Первоиерарх Русской Церкви, Митрополит Московский Макарий (†1563; пам. 30 дек.) был канонизирован. Подробнее об этом — в нашей статье!

Митрополит Макарий

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви, созванном в связи с празднованием 1000-летия Крещения Руси, был канонизирован лик русских святых и среди них — Первоиерарх Русской Церкви, Митрополит Московский Макарий (†1563; пам. 30 дек.). Одновременно на Соборе было принято решение: “Считать необходимым в послесоборный период продолжить работу по изучению дальнейших канонизаций для прославления других почитающихся в народе подвижников веры и благочестия”. Это позволяет проводить параллель между нынешними церковными событиями и событиями середины XVI в.

В 1547 г. в Москве проходил Собор, на котором “уставили… праздновати новым чудотворцам в Русской Земли, что их Господь Бог прославил, Своих Угодников”. После чего участники Собора разъехались по своим епархиям собирать материал для новых канонизаций. Через два года состоялся другой Собор, на котором также решался только один вопрос: прославление новых русских святых. Инициатором Соборов 1547 и 1549 гг. был выдающийся иерарх Русской Церкви — Митрополит Московский Макарий. Знаменательно, что сей “чюдный”, по отзыву современников, Святитель был причислен к лику святых на Соборе в связи с 1000-летием Крещения Руси; эта канонизация совпала с 425-летием со дня его блаженной кончины.

Родился будущий Митрополит в 1482 г. в Москве; при Крещении он был назван Михаилом в честь Архистратига Небесных сил. В конце XV в. он принял постриг в Пафнутиево-Боровском монастыре. Здесь простым иноком он подвизался около 30 лет, а в 1523 г. был возведен Митрополитом Даниилом в настоятели Можайского Лужецкого монастыря. В 1526 г. архимандрит Макарий поставлен в архиепископы Великого Новгорода и Пскова, а с 1542 г. до своей кончины в 1563 г. он — глава Русской Церкви.

Еще будучи в монастыре преподобного Пафнутия, он видел росписи соборного храма, сделанные прославленным мастером Дионисием, молился на иконы преподобного Андрея Рублева. Воспитанный на их наследии, он сам позднее “поновлял” в Новгороде такую святыню, как икону Знамения Богоматери, а в Москве — принесенный с Вятки образ святителя Николая Великорецкого.

Еще будучи в Великом Новгороде, он начал собирание всего духовно-письменного наследия Русской Церкви. Этому способствовала богатая книжная традиция Новгородской кафедры. Можно провести параллель: если архиепископ Геннадий (†1505) собрал первую полную славянскую Библию, то святитель Макарий пошел еще дальше, стремясь собрать все “чтомые” на Руси духовные книги. На руководство и осуществление этого грандиозного замысла ушло более двадцати лет напряженного труда. Начат он был еще в Новгороде, а с 1542 г. продолжен в Москве. По своему объему и по имени своего создателя сборник получил в истории именование — Великие Макарьевские Четьи Минеи. Их первая редакция была дана в Новгородский Софийский собор в 1541 г., вторая — в Успенский кремлевский собор в 1552 г., наконец, третья была подарена царю Иоанну Грозному. Каждая новая редакция Миней является более расширенной по отношению к своей предшественнице. Во вкладной записи Успенской Минеи Митрополит Макарий говорит, что создание Миней велось “многими различными писари, не дащя серебра и всяких почестей”. Каждый том из двенадцати содержит до полутора тысяч листов большого формата, написанных двумя колонками полууставным почерком.

Великие Макарьевские Четьи Минеи содержат памятники духовной литературы, переведенные с греческого, а также оригинальные произведения, написанные на заре существования славянской, а затем и русской письменности. Самым ранним древнерусским памятником является Слово о Законе и Благодати Митрополита Илариона (XI в.). Последующие труды принадлежат перу епископа Кирилла Туровского, игумена Даниила, Митрополитов Киприана, Фотия, Григория Цамблака, плодовитого писателя Древней Руси иеромонаха Пахомия Серба и др. Главный объем Миней представлен византийскими авторами, имеются также и труды западных богословов. На каждый день Православного календаря в начале идут проложные жития святых, затем минейные редакции житий, гомилетические произведения, похвальные слова, патристические тексты. В конце Миней помещены различные сборники — Златоструй, Пчела, Маргарит и др. При создании Макарьевских Миней велась большая текстологическая и редакторская работа с учетом древних славянских, а также греческих текстов. Увеличение содержащегося материала характерно для первоначальной стадии в истории Четьи Минеи на Руси. Апогеем этого собирательного процесса явились Минеи святителя Макария. В разной степени их влияние сказалось впоследствии при создании Четьих Миней Чудовских, Милютинских, Тулуповских и святителя Димитрия Ростовского (†1709).

Вышеназванные Соборы 1547 и 1549 гг.. называемые историками “Макарьевскими”, оказали значительное влияние на развитие древнерусской книжности. Эти Соборы вызвали большой литературный подъем. В честь “новых чудотворцев” (так называли тогда новоканонизированных и всех русских святых) пишутся новые жития, похвальные слова, службы. Эти произведения во множестве списков расходятся по стране. Рукописные сборники, содержащие эти новые произведения, получают именование “Книга новых чудотворцев”. Это типологически новая на Руси книга является сверстницей Великих Четьих Миней.

Деятельность Митрополита Московского Макария была весьма разнообразна и плодотворна. В полной мере она до сих пор не изучена. Здесь же нам хотелось более коснуться некоторых аспектов его дипломатической и представительской деятельности. И. Смирнов, рассматривая документы русско-литовских отношений, отметил значимость и влияние при этом митрополита Макария, что было довольно необычно для русской дипломатической практики в XVI в. Святитель лично участвует в ведении переговоров, сам принимает послов и т. д.

Известна дипломатическая деятельность Всероссийских Митрополитов во время монголо-татарского ига; например, их сношения с золотоордынскими ханами. Но она затихает ко времени освобождения страны в 1480 г.

Начиная с XIV в., на Русь едут из Византии различные старцы за “милостыней” и материальной помощью в связи с бедственным положением Церкви, притесняемой от турок. Этот поток возрастает в 1459 г. после падения Константинополя. Пришельцы принимались Всероссийскими Митрополитами.

Дипломатическая деятельность в Древней Руси была характерна также и для Новгородских владык, которые скрепляли иностранные договоры Великого Новгорода и т. д. Отмеченная И. Смирновым дипломатическая активность Митрополита Макария, можно утверждать, восходит к его новгородскому периоду. Автор жития преподобного Михаила Клопского В. М. Тучков так говорит об обстоятельствах его создания: “В то бо время престол тогда украшающу Премудрости Божиа воистину блаженьства тезоименитому архиепископу Макарию, иже многиа его ради добродетели во всей России слава о нем прихожаше”.

Но его известность простиралась еще шире. В 1538 г. в Новгороде находились афонские старцы-иноки Митрофан и Прохор, которых принял сам архиепископ. Их рассказ о страданиях и мучениях болгарского юноши лег в основу жития Георгия Нового, составленного по благословению святителя Макария. Так его первое известное нам общение с пришедшими с Афона иноками послужило источником для написания на Руси нового жития. Благодаря таким контактам или по иным каким причинам, но в 1541 г. к святителю Макарию в Великий Новгород прибыло посольство от Иерусалимского Патриарха Германа II (1534–1579). В грамотах из Святого Града, написанных на греческом и русском языках, Патриарх говорит о денежной помощи для Церкви Гроба Господня, прилагая в молитвенный дар разные святыни.

В последнее время стало известно о поставке Новгородским владыкой Макарием воска таллиннскому купцу О. Элерсу; взамен получались серебро, свинец, то есть металлы, которые владычная мастерская использовала при создании церковных украшений, для покрытия крыш при развернувшемся в епархии строительстве храмов и т. д. Незадолго до возведения святителя Макария на Московскую кафедру в Новгороде был сильный пожар, во время которого сгорела и немецкая церковь. Об этом, впрочем, русские летописи не сообщают. Вопросы возмещения понесенных при этом убытков и защиту таллиннских интересов впоследствии осуществлял гражданин Таллинна Иаков Штайнвик.

Он был из числа тех, кто понес материальный ущерб в Новгороде. Иаков Штайнвик в связи с этим письменно обращался в Таллиннский магистрат: “…Я мог бы взять на себя это дело и мог бы сделать то, что их Митрополит хочет… так как те, которые еще живы, знают все события совершенно точно, потому что сами были в то время и это может послужить к лучшему. Тот, который там был и хорошо знает все дела, тот и не будет скрывать правду в данном вопросе, поэтому было бы весьма хорошо, чтобы дело не тянули и не задерживали долгое время, потому что там пока еще живет кто-нибудь, так как мы все смертны. Итак, мы должны упорядочить этот вопрос своевременно, чтобы в конце концов туда не пришел тот, кто хочет, а там уже никто не знает общую ситуацию. Если Митрополит уже не был бы в живых, тогда я вообще не посмел бы думать об этом. Я имел там вино и еще другое имущество на том дворе, ценность стоимостью в сто марок. Те, которые были на этом дворе, знают это хорошо и я мог бы пытаться получить эту стоимость”.

В 1545 г. должна была состояться поездка Я. Штайнвика в Москву, так как январем этого года датируется послание таллиннского магистрата царю Иоанну Грозному с просьбой о возмещении убытка их купцам в Новгороде. Ревельские бургомистры и ратманы писали царю:

“Мы послали к Вам нашего согражданина Якова Штайнвика, к Вашему царскому Величеству из-за названной жалобы. Для этого он был снабжен полномочной грамотой, скрепленной печатью нашего города, чтобы получить возмещение за ущерб, от которого они пострадали и о котором говорится в челобитной. Поэтому сие является нашей покорнейшей просьбой, чтобы Ваше царское величество смогло увидеть в этом деле то грубое насилие, высокомерие и дерзость, которые должны быть наказаны и чтобы наши получили при содействии нашего посланника Якова Штайнвика возмещение за понесенный ущерб, и чтобы возмещение не осталось удержанным, чтобы более не возникали ссоры и раздоры и чтобы невинные не страдали вместо виновных… Мы желаем оставаться без раздора и все да будет так, как полностью усмотрит Ваше царское величество, содействуя получению возмещения за причиненный ущерб. Досточтимый господин и отец в Боге Митрополит Макарий, который был в то время Новгородским архиепископом, может вспомнить при своей большой открытости и доброй воле, что он знает по данному поводу и не будет скрывать истину пред Вашим царским величеством то, что он слышал об этом деле, куда делись все вещи”.

Этим временем, нужно думать, датируется и грамота ревельского магистрата Митрополиту Макарию, в которой содержится та же просьба, что и к царю, только она изложена подробнее и в ней упоминается об убийстве новгородца. Но, очевидно, решение этого дела затянулось. Я. Штайнвику была дана охранная грамота для послов, датируемая декабрем 1553 г. Новгородские наместники позднее писали в Колывань: “Присылали есте к великому государю Ивану, Божиею милостию, царю и государю всеа Русии и великому князю, бити челом своего человека Якова Стевника с грамотами”. При этом указывалось, что им было возмещено 337,5 рублей, “да дворника нашего Понтелейкова живота, шестьдесят и пол-осма рубля московских, отдали есмя вашему дворнику Понтелейку”. В разрешении этого вопроса, очевидно, сыграл положительную роль Митрополит Макарий.

В Московский период продолжается и становится более активным общение святителя Макария с представителями Православного Востока и Западного мира. В 1557 г. в Москве состоялся диспут Митрополита Макария со шведским архиепископом. Русские источники об этом молчат, сведения о нем мы встречаем в немецком издании “История государства шведов” О. фон Далина (Росток, Грайфсвальд, 1763). Можно предполагать, что это был уже второй межконфессиональный диспут в истории Московской Митрополии; первый состоялся в 1472 г. и проходил между Митрополитом Филиппом и папским легатом, сопровождавшим Софью Палеолог из Рима в Москву.

Спецификой отношения Митрополита Макария к приходящим с Востока было то, что Святитель не только материально помогал, но и с любомудрием спрашивал их о жизни в других странах. Он интересуется как книжник, чтобы обогатить русскую письменность новыми произведениями. Так, 27 февраля 1547 г. старец Синайской горы иеромонах Григорий рассказывал Митрополиту Макарию о положении Православных Церквей на востоке.

В том же 1547 г. Митрополит Макарий дает свою грамоту инокам Афонского Пантелеимоновского монастыря, в которой русские люди призываются жертвовать “милостыню на подможение и на искупление братству… обители”. При этом глава Церкви напоминает Евангельское Христово слово: “блажени милостивии, яко ти помиловани будут”; и еще: “даяй, рече, убогу, Самому Христу дает в Самые Христовы руце влагает, и от Него сторицею мзду восприимет и жизнь вечную наследит”.

Создавая Успенскую редакцию Миней, Святитель поместил в конце декабрьской книги так называемый “Типик святыя горы”. Эта статья начинается так: “В лето 7059-е месяца декабря, в 24 день, господину Макарию Митрополиту всея Русии, сказал игумен Паисий, Хиландаря монастыря, что Святая гора кругом 100 верст…” Помимо географического описания Афона, игумен говорит о многочисленных турецких налогах. Упоминает он также о близких отношениях двух славянских монастырей — Пантелеимоновского и Хиландарского, “занеже те два монастыря имеют промеж себя союз”. Несомненно, тематика бесед святителя Макария со “старцами” была обширнее, чем говорится в данном “Типике”. Так, полемизируя с дьяком Висковатым, Митрополит, ссылаясь на свидетельство пришедших с Афона иноков, говорит об изображении Бога Отца в росписи храма нашего русского Пантелеимонова монастыря.

В сентябре 1557 г. в Москву “пришел от Патриарха Деонисия из Царяграда митрополит Иоасаф Кизицкий”. Он привез частицы мощей, известив, что за царя молятся во всех храмах и бил “челом для нужи турских о милостыни”. В его присутствии святитель Макарий освящал вскоре храм в митрополичьем Чудовом монастыре. Во время пребывания в Москве Кизичского Митрополита Иоасафа на Руси был неурожай, в связи с чем Митрополит Макарий совершал молебны вместе “с пресвященным Евгриамским митрополитом Иоасафом, и со владыки, и архимандриты и с честными игумены, и со всем синклитом, и с греки, и со всеми священными соборы, пев молебны и воду святив с животворящего креста и со всех святых мощей, месяца генваря в 24 день”. Пробыв несколько месяцев на Руси, посланник Вселенского Патриархата в январе покинул Москву. В день отъезда в Успенском соборе был совершен молебен. “Митрополит греческой на молебнех облачился в ризы, и все священникы греческие и серьбские, и пели молебны и воду святили со всех святых мощей, и Митрополит Макарий обедню служил с Русскыми соборы, а греки не служили”. Всех отъезжающих царь “дарми почтил”: “Тако же довольну милостыню посла и преосвященный Макарий, Митрополит всея Русии”, — добавляет Степенная Книга.

В том же 1557 г. один из иноков Афонского Ватопедского монастыря занимался переплетными работами в библиотеке Макария; по крайней мере, он переплел греческую рукопись, ранее принадлежавшую Митрополиту Фотию (†1431), а в XVI в. бывшую в библиотеке Митрополита Макария. Об этом свидетельствует надпись на греческом языке, перевод которой, сделанный в XVII в., гласит: “Лета 7065 (1557) месяца ианнуария в 1 переплетена второе настоящая книга сия от Максима деместика Ватопедского”. Б. Фонкич, исследовавший эту рукопись, говорит: “Можно думать, что Триодь была одной из немногих греческих рукописей митрополичьей библиотеки в середине XVI в., которые показывались Макарием греческим паломникам. Вероятно, наша рукопись, как связываемая с именем Митрополита Фотия, была наиболее почитаемой греческой книгой, на которой паломники, следуя древнему обычаю Православного Востока, считали нужным сделать записи в память о своем посещении Москвы”. Ко времени Митрополита Макария относятся еще две записи в этой книге, свидетельствующие о приеме им других старцев с Востока.

В 1961 г. Константинопольский Патриарх Иоасаф II подтвердил совершенное в 1547 г. Митрополитом Макарием венчание на царство первого русского государя. В летописи об этом говорится: “Того же лета, августа, приехал ко царю и великому князю Егрипской митрополит Иоасаф да Ефесской епископ, а привез митрополит Егрипской Иоасаф от Патриарха Цареградского Иоасафа же царю и великому князю грамоты благословенные на царство с патриаршескою подписью и печатию”. После Патриарха в грамоте расписались 36 архиереев. Кроме этой грамоты Вселенский Патриарх прислал “Послание учително от Божественных Писаний к преосвященному Макарию Митрополиту, обличая злославимую и пагубную богомерзкую люторскую ересь”.

Это послание вызвано, очевидно, рассказами митрополита Иоасафа после его первой поездки на Русь об осуждении ереси М. Башкина, а также реформационными движениями Западной Европы. Патриарх писал в своем послании: “И есть в ваших странах в Малой Русии некия отпадоша в погибель, в злослужение лютерско, в злословимую и пагубную ересь, и отчитаеми убыточно и вредими не токмо сами, и неведущих губят и прельщают инех. И понеже есми слышал сию немощную бурю и смерть душевную в людех ваших, пожалехи поболех и слезы точих на землю горюще и одержим скорбью и тугою великою”. О цели послания Патриарх говорит: “Проповедаем истинную православную веру от Святаго Писания и веру утвердити благоверне, яко нашим образом, а еже вражия шатания еретическо проклятых лютор духовным обощренным мечем посекати, ибо словом Господним, яко секирами, разсекоша их Божественным Писанием, даже и обратити их в разум истинный и ко спасению наставити их и судив паче всея вселенная, и отчасти восхотехом обличити злославных люторов, о них же начинаем, наказуя их Божественным Писанием, законным правилом явити им истину”.

В 1561 г. приходило на Русь целое посольство с Афона. Помимо иноков русского Пантелеимоновского монастыря были насельники еще двух монастырей. Они просили помощи для уплаты дани. Царь “многажды почтив их и удоволив многими почестми и милостынями также и митрополит их многажды почтив их милостыню да по силе… И жили те игумены и старцы на Москве два года без двух месяцев и во Святую Гору отпущены. И тех игуменов и старцов святогорских государь, преосвященный Макареи Митрополит всея Русии многажды спрашивал со многим духовным и любезным испытанием о святей Афоньской Горе и о святых тамошних монастырех и церковных чинех, чтобы испытати подлинно. И те игумены и старцы соборне себе советовав, да о Святей Горе написали…” В этом Сказании говорится об афонских монастырях, о количестве братии в них, о монастырских храмах, о взымаемых с них турецких налогах; описывается тогдашнее состояние монастырей.

Деятельность Митрополита Макария весьма обширна. Но если взять только одну область — дипломатическую, то и здесь мы вправе говорить о ее многообразии. Ее истоки восходят к деятельности Новгородских владык и Всероссийских Митрополитов. Некоторые аспекты, угасшие к XVI в., возрождаются в деятельности Митрополита Макария. Другие же приобретают более развитый характер и обогащают русскую письменность произведениями, описывающими положение и состояние православных под турецким игом. Особая заслуга Митрополита Макария в этом отношении заключается в том, что он в общении с восточными иноками нашел применение своим интересам, о которых сказал автор жития Георгия Болгарского: “яко пчеле сладость отовсюду приносити…”

Ниже приводится перевод из редкого в наших библиотеках немецкого издания о межрелигиозном диспуте в 1557 г. в Москве.

1556–1557 гг. Мир с Русью

Иван Васильевич засвидетельствовал в своем ответе, который он дал благочинному собора в Або, полную готовность к миру. Поэтому король Густав сразу отправил своих посланников в Москву: государственного советника Стэна Эриксона (Леенгуфвуда), архиепископа Упсальского Лаврентиуса Петри, епископа города Або Михаила Агриколу, Бенгта Гюльтена и Кнута Кнутсона вместе с секретарем Олофом Ларсоном. Они отправились в путешествие 7 ноября и достигли Выборга в начале 1557 года и оттуда выехали 16 января. Через две мили после границы их встретили два так называемых пристава: боярин Григорий Микифорович и дьяк Михица Васильевич с целью сопровождения в Москву и заботы об их нуждах. В Новгороде их с большим дружелюбием приняли наместник Михаил Васильевич Глимсков и Алексей Данилович Плещеев. Но так как один из слуг на гостином дворе высокомерно подпалял некоторые русские иконы, то они были окружены тремя сотнями людей и охранялись до выдачи виноватого, который был посажен в оковы. Это обстоятельство задержало их на 8 дней. Наконец, 21 февраля они достигли Москвы, где их перед городом встретил один боярин с сотней людей и проводил к гостиному двору, здесь они должны были сразу показать дары, которые ожидал от них великий князь. 9 марта у них состоялся визит к великому князю и он даровал им в знак своей дружбы двадцать шведских военнопленных.

Он потребовал в это время проведения религиозного диспута между шведским архиепископом и Русским патриархом. Таковой должен был проходить на немецком языке, но этот язык не понимал Патриарх. Архиепископ предложил латинский язык для разговора; в конце концов они согласились на греческом. Но этот язык Иван не понимал и его переводчик поэтому был в крайнем смущении, так как и он не понимал ни одного слова. Из-за страха же за свою жизнь он не мог извиниться. Во время переговоров говорили о посте и о почитании икон, но переводчик переводил то, что ему предположительно приходило в голову, поэтому Агрикола, который понимал русский и греческий, очень смеялся. Потом Иван приказал закончить диспут и повелел на плечи архиепископу возложить тяжелую золотую цепь. Также и остальные посланцы были одарены им. Потом собрались уполномоченные и 2 апреля подписан мирный договор.

“Все шведские пленные в России должны были быть освобождены безвозмездно. Мир должен был продолжаться в течение 40 лет с Благовещения 1557 года до этого же праздника 1587 года. Должен был собраться совет в городе Воксен на Ильин день 1559 года из ста человек с обеих сторон, чтобы разрешить спорные вопросы о границах, должны быть разрешены все непорядки и споры на границах в духе предыдущих договоров. Все русские пленные в Швеции, особенно Никита Кузьмин, должны быть освобождены и все шведские и русские подданные должны в обоих государствах в безопасности и без препятствий торговать, жить и путешествовать, куда они захотят”.

Этот мир был великим князем лично утвержден целованием Креста Христова в присутствии шведских посланцев. Затем они сразу отправились в обратный путь в Швецию и в мае месяце встретили короля в его поместье в Штремсхолме, где тот начал строительство. В июле прибыли в Стокгольм русские уполномоченные и опять утвердили мир целованием креста и были богато одарены позолоченными серебряными блюдами и чашами.

Список сокращений:

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения (СПб.),

ЖМП — Журнал Московской Патриархии,

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей,

РИБ — Русская историческая библиотека,

ЦГАДА — Центральный государственный архив древних актов,

ЧОИДР — Чтения в Обществе истории и древностей Российских.

© П. И. Веретенников, 1995

См. Смирнов И. И. Очерки политической истории Русского государства 30–50-х годов XVI века. М.–Л., 1958, сс. 197–201.

ПСРЛ. Т. 4. Ч. I. Вып. 3. Л., 1929, сс. 616–617.

См. акты из Таллиннского архива, опубликованные А. Чумиковым (ЧОИДР Кн. 4. Смесь. 1898, сс. 7–8).

Архим. Макарий. Новые материалы о Всероссийском Митрополите Макарии // Церковь и время. 1992, № 3, с. 73.

Там же, сс. 73–74.

Там же, с. 74.

РИБ. Т. 15, сс. 92–102.

Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958, с. 88.

Акты исторические, собранные и изданные археографическою комиссиею. Т. 1. СПб., 1841, сс. 545–546.

Сказание о святой Афонской горе, составленное для Митрополита Московского Макария в 1551 году // ЧОИДР. Кн. 2. М., 1881, с. 26.

ЧОИДР. Кн. 2. 1858, сс. 13–14.

ПСРЛ. Т. 13, с. 275.

Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные архиографическою комиссиею. Т. 1. СПб., 1846, сс. 368–369.

Фонкич Б. Греческая рукопись Митрополита Фотия // Древнерусское искусство. Рукописная книга. М., 1972, сс. 190–191.

Там же, с. 192.

ПСРЛ. Т. 13, с. 334.

Там же, с. 335.

ЦГАДА. Ф. 181, № 591. Сборник духовного содержания XVII в. Л. 741–741 об.; Сказание о святой Афонской горе игумена Русского монастыря Иоакима и иных святогорских старцев. Сообщил архимандрит Леонид. СПб., 1880, сс. 5–6.

12 января (30 декабря ст. ст.) совершается память святителя Макария, митрополита Московского. При нем были созваны два Собора: 1547 и 1549 гг., на которых был поднят вопрос прославления подвижников благочестия. Данные Соборы имели огромное значение для жизни церкви и вошли в историю под названием «Макарьевских». В 1551 году под руководством святителя состоялся Стоглавый собор, подтвердивший, в том числе, святость двуперстия. Также митрополитом Макарием были составлены Великие Четьи-Минеи, которые включили в себя жития святых, сочинения церковных писателей, собрания патериков, тексты исторического и нравоучительного характера русских авторов, расположенные в порядке празднования памяти святых по православному календарю на каждый месяц.

Житие святителя Макария, митрополита Московского

Будущий митрополит Макарий родился около 1482 года в Москве в семье добродетельных родителей. При крещении его нарекли Михаилом, во имя Архистратига Михаила. Отец Михаила, Леонтий. преставился вскоре после рождения сына. Мать его приняла впоследствии иноческий постриг с именем Евфросиния.

Михаил решил избрать для себя путь инока и поступил послушником в Богородице-Рождественский Пафнутиево-Боровский монастырь. При постриге был наречен в честь преподобного Макария Великого. В 1523 году Макарий становится игуменом Лужецкого Богородицкого монастыря в Можайске. Будучи настоятелем обители, он завел монастырский синодик, установив поминовение всей преждепочившей братии, и устроил в монастырском соборе придел в честь преподобного Макария Великого. В 1526 году Макарий был поставлен в архиепископа Новгородского. Хиротония была совершена в Успенском соборе Московского Кремля. Архиепископ Макарий заботился о миссионерском просвещении северных народов огромной Новгородской земли. В 1528 году, исполняя постановление Московского Собора 1503 года, архиепископ Макарий предпринял решение о введении общежительного устава во всех новгородских монастырях. Большую заботу он проявил о создании и украшении храмов в своей епархии и, прежде всего, Великого Новгорода. Всего при святителе Макарии только в Новгороде были построены, перестроены и вновь украшены после пожаров около сорока храмов, для которых написаны книги, изготовлена церковная утварь и сосуды во владычной мастерской. Архиепископ Макарий много сил и забот отдавал служению ближним. Во время мора и засухи в Великом Новгороде архиепископ совершал молебны с особым чином омовения святых мощей и затем кропил все в окрестностях этой водой. Вскоре мор и эпидемия прекратились. Архиепископ Макарий неоднократно совершал длительные поездки по всей епархии. Бывал он и за ее пределами. Так, в период пребывания на новгородской кафедре, он дважды бывал в Москве: в 1535 году по вызову государевой власти и в 1539 году, когда он возглавлял избрание и поставление нового митрополита Иоасафа. Известно, что святитель Макарий прилагал большие усилия в деле искоренения различных лжеучений. На Соборе 1553 года была осуждена ересь Матфея Башкина и Феодосия Косого. По благословению святителя Макария в Великом Новгороде был составлен новый летописный свод, написаны жития и службы русским святым. Племянник преподобного Иосифа Волоцкого, инок Досифей (Топорков), работал над исправлением текста Синайского Патерика, который затем был включен святителем в Великие Четьи Минеи; позднее инок Досифей написал Волоколамский Патерик и составил Хронограф.

19 марта 1542 года архиепископ Макарий был возведен на митрополичий престол. На Соборах 1547 и 1549 гг. решался вопрос общецерковного прославления русских святых. До этого прославление святых осуществлялось на Руси решением местного архиерея, поэтому подвижники почитались лишь в землях своих трудов и подвигов. Макарьевские соборы явили целую эпоху в истории Русской Церкви, «эпоху новых чудотворцев», — так называли тогда всех новоканонизованных русских святых. Хронология их имен охватывает чуть ли не весь период Христианства на Руси к тому времени. Эти Соборы вызвали большой духовный подъем в русском обществе. Прославление подвижников требовало написания им новых служб с литургическими указаниями типиконного характера о порядке их совершения, а также создания вновь или редактирования ранее написанных их житий. Историк Е.Е. Голубинский пишет, что в 20-летнее правление митрополита Макария «было написано житий святых почти на одну треть больше, чем во все предшествующее время от нашествия монголов, а если считать новые редакции прежних житий, то почти в два раза больше».

Известно, что митрополит Макарий ослеп на один глаз, вероятно, это могло с ним случиться во время великого пожара в Москве в 1547 году. Покидая Успенский собор, в котором он чуть не задохнулся от дыма, митрополиту удалось вынести из него образ Богородицы, написанный чудотворцем Петром. За ним шел соборный протопоп с книгой церковных правил. Люди, которые сопровождали митрополита, погибли от ожогов и удушья. Митрополит Макарий чудом спасся, но при пожаре, как записал современник, «опалеста ему очи от огня», так что, очевидно, правое око его совсем перестало видеть.

В начале 1551 года в царских палатах Москвы начал работу Стоглавый Собор, созванный митрополитом Макарием. На нем рассматривались самые различные вопросы, касающиеся внешности христианина и его поведения и благочестия, церковного благочиния и дисциплины, иконописи и духовного просвещения. После Собора в различные пределы русской митрополии были посланы наказные грамоты, которые затем были положены в основу соборных постановлений при их составлении и редактировании. Собор получил в истории именование Стоглавого, поскольку его материалы изложены в ста главах.

В 1552 году митрополит Макарий благословил царя Иоанна IV идти на Казань и предсказал ему грядущую победу и одоление. Позднее в память об этом событии был построен в Москве собор Покрова на Рву. 3 февраля 1555 года митрополит Макарий поставил на новую Казанскую кафедру епископа Гурия.

Митрополит Макарий благословляет Ивана Грозного во время венчания на царство. Миниатюра из Царственной книги. 1560-е годы (?)

Известно, что митрополит провидел грядущие бедствия Русской земли, которые принесла ей опричнина, учрежденная царем вскоре после его блаженной кончины: «Не в кую нощную годину стояще святителю на обычной молитве и глагола великом гласом: «Ох, мне, грешному, паче всех человек! Како мне видети сие! Грядет нечестие и разделение земли! Господи, пощади, пощади! Утоли свой гнев! Аще не помилуеши ны за грехи наши, ино бы не при мне, по мне! Не дай, Господи, видети сего!» И слезы испущаше велии. И слышащу тогда его келейнику, некоему духовну, и удивися сему, и помышляше в себе: «С кем глаголет?» И не виде никого же и удивися о сем. И глагола ему духовно о сем: «Грядет нечестие, и кровоизлияние, и разделение земли». Однажды попросил царь Иоанн IV митрополита Макария прислать ему душеполезную книгу. Получив же Чин погребения, он разгневался на митрополита: «Прислал еси ко мне погребален, а в наши царьские чертоги такие книги не вносятца». И рече ему Макарий: «Аз, богомолец твой, послал спроста по твоему приказу, что еси велел прислати книгу душеполезную; и та всех полезней: аще кто ея со внимание почитает, и тот во веки не согрешит».

В сентябре 1563 года митрополит Макарий совершал крестный ход, во время которого сильно простудился и заболел. Перед самой кончиной митрополит выразил желание царю об удалении в обитель, даже написал ему об этом в письме, но по воле царя вынужден был вновь от этого отказаться. Преставился митрополит Макарий 12 января (30 декабря ст. ст.) 1563 года. «На погребении же его был царь и великий князь всея Руси Иван Васильевич и князь Владимир Андреевич, и князья, и бояре, и вельможи, и множество народа. Был же тогда на погребении Никандр, архиепископ Ростовский и Ярославский; Афанасий, епископ Суздальский и Тарусский; Филофей, епископ Рязанский и Муромский; Варлаам, епископ Коломенский и Каширский; Матфей, епископ Сарский и Подонский; архимандриты и игумены с освященным собором».

Почитание святителя Макария, митрополита Московского

Почитание святителя Макария, митрополита Московского, началось сразу же после его кончины. Вскоре на гробнице появилась и первая его икона. Известно, что, возвратившись из Литовского похода 1564 года, царь прикладывался в Успенском соборе к образам святителей Петра, Ионы и Макария, «любезно их целоваше». Имя святителя начиная с XVII века встречается в «Сказании о святых иконописцах», где говорится: «Святый, и предивный, и чудный Макарий, митрополит Московский и всея России чудотворец, писаше многие святые иконы, и книги, и жития святых отцев во весь год, Минеи Четьи, яко ин никто ж от святых российских написа и праздновати повеле российских святых, и на Соборе правило изложи, и образ Пресвятой Богородицы Успения написа». В 2002 году Митрополит Макарий Московский был канонизирован Русской Православной старообрядческой Церковью в лике святителей.

Труды святителя Макария, митрополита Московского

Святитель Макарий внес огромный вклад в развитие древнерусской письменности. Еще в Новгороде он продолжил труды архиепископа Геннадия. И если архиепископ Геннадий собрал воедино библейские книги, то владыка Макарий поставил целью собрать вообще всю «чтомую» на Руси духовную литературу. Начал он свой труд по систематизации русской церковной литературы в 1529 году. Это начинание получило в истории именование Великие Четьи Минеи. Их первая редакция была вложена в новгородский Софийский собор в 1541 году, вторая в 1550-х годах дана вкладом в кремлевский Успенский собор, а третью позднее получил первый русский царь. В Минеях собраны и отредактированы разные списки житий множества святых, богословское и патриотическое наследие Русской Церкви.

В 1552 году вторая редакция Великих Миней Четьих вложена в Московский Успенский собор. В этой книге, название которой переводится как Большие Месячные Чтения, Макарий постарался собрать весь корпус благословленных Православной Церковью книг для чтения, бытовавший в Древней Руси. По его инициативе создан первый систематический труд по русской истории — Книга степенная царского родословия. По благословению митрополита Московского Макария начинается русское книгопечатание диаконом Иоанном Федоровым.

При митрополите Макарие были созваны два Собора: 1547 и 1549 гг., на которых был поднят вопрос прославления подвижников благочестия. Данные Соборы имели огромное значение для жизни церкви и вошли в историю под названием «Макарьевских». На них были канонизированы: Александр Невский; Всеволод Псковский; Никон Радонежский; Савва Сторожевский; митрополит Иона; Пафнутий Боровский и другие.

Святитель Макарий, митрополит Московский. Иконы

Самое раннее изображение святителя Макария, митрополита Московского, находится на четырехчастной иконе 1547 года в Благовещенском соборе Московского Кремля. В ее левой нижней части среди других известных лиц написаны царь и митрополит Макарий.

«Четырехчастная» икона. Середина XVI в. Москва Благовещенский собор Московского Кремля

Другое изображение 1560 года было создано в алтаре Успенского собора Свияжского монастыря на фреске «Да молчит всяка плоть человеческая…». На иконах святитель Макарий изображается сухим, высоким, седым старцем. «Митрополит Макарий, стар и сед, в золотом саккосе и зеленом омофоре, на котором черные с золотом кресты; на голове святительская шапка, верх с разноцветными камнями.

Боголюбская икона Пресвятой Богородицы с избранными святыми (створка складеня трехстворчатого). На створке изображены святители Московские Петр, Фотий, Макарий, блаженные Максим, Иоанн. Истома Савин. Конец XVI — начало XVII в. Москва, ГТГСобор Московских святых (фрагмент). 2-я пол. XVII века. Рисунок (Перевод с иконы выполнен В.П. Гурьяновым)Свт. Макарий Московский с житием. Икона. Сергиев Посад. 1990-е годы