Наказание за грехи

Зачем нам кузнец? Крылатые фразы из фильмов Марка Захарова

Обыкновенное чудо

Один из любимейших россиянами фильм — «Обыкновенное чудо». Первый раз по телевидению «Обыкновенное чудо» показали 1 января 1978 года, и с тех пор за фильмом закрепилась слава «новогоднего». При этом в фильме нет ни единого намека на то, что чудеса случаются только в новогоднюю ночь.

Критики до сих пор не могут дать однозначного определения жанру ленты. Спустя два с лишним десятка лет после съемок Александр Абдулов сказал: «Я не знаю, что это, — сказка, притча, легенда, миф? Это такой отдельный кинематограф, который изобрел Марк Захаров».

«Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец! Слава безумцам, которые живут себе так, будто они бессмертны!» — произносил Волшебник голосом Олега Янковского. Трудно представить себе кого-то другого на этом месте. Но в самом начале съемок актер попал в реанимацию, он, переживая, что подводит киногруппу, просил искать ему замену. Но Марк Захаров не стал: «Нет. С вами я не расстанусь. Будем ждать».

Просто вне конкуренции Леонов-король. Чего стоит его фраза: «Должен предупредить — я страшный человек. Тиран, деспот, коварен, капризен, злопамятен. И самое обидное — не я в этом виноват! Предки виноваты — прадеды, прабабки, внучатые тети разные, праотцы и праматери. В жизни вели себя как свиньи, а я вынужден расхлебывать. Сам я добряк умница, люблю стихи, прозу, музыку».

Другие цитаты «королька», полюбившиеся зрителю:

«Подписываешь смертный приговор — и хохочешь, вспоминая ее смешные шалости».

«Мне здесь нравится — дом устроен славно, с любовью. Так взял бы и отнял бы».

«Подумаешь — медведь! Не хорек все-таки… Другие живут, и ничего. Мы бы его приручали, причесывали, он бы плясал нам иногда…»

«Плаху, палача и рюмку водки! Водку мне, остальное ему».

«Я знаю, я подслушивал».

Будто специально для Андрея Миронова, близкого друга режиссера, написана роль обаятельного, самоуверенного министра-администратора: «Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я чертовски привлекателен — чего зря время терять. Ровно в полночь приходите к амбару, не пожалеете!»

Кстати, словарь крылатых фраз этой картины мог быть богаче. Цензурой была вырезана фраза министра-администратора, обращенная к Королю: «Стареет наш королек». Усмотрели намек на постаревшего Брежнего.

Требовали убрать и песенку Миронова про бабочку, которая крылышками «бяк-бяк-бяк», но режиссер отстоял гастрономическую точку зрению на этот счет. Выжил и эпизод, когда король Евгений Леонов выходит сочетать законным браком свою дочь с министром-администратором и делает в окошке жест, характерный для вождей, стоявших во время демонстраций на Мавзолее.

Интересно, когда Юрия Соломина, снявшегося в роли хозяина гостиницы, назначили министром культуры, фильм «Обыкновенное чудо» стали чаще крутить на телеэкранах. А его дуэт с Екатериной Васильевой, где министр культуры проникновенно пел: «Ах, сударыня, когда мы с вами вместе, все цветочки расцветают на лугу…» — вообще стал едва ли не визитной карточкой всех телеканалов.

Формула любви

В 2005 году в одном из социологических опросов россияне называли наиболее популярные крылатые фразы отечественного кино. Вторым по популярности ответом стала фраза из кинофильма «Формула любви» Марка Захарова «Зачем нам кузнец, нам кузнец не нужен» (или «Зачем нам кузнец, нам кузнец не нужен. Что я, лошадь?»).

Нянька для Радуги

Глава 10. Расплата за глупость

Глава 10. Расплата за глупость

Когда сегодня днём чрезвычайно довольный собой Лёва сообщил своей неугомонной двоюродной сестре, что вечером не сможет составить ей компанию, так как идёт гулять с Машей, Мира лишь иронично хмыкнула и насмешливо пожелала ему «удачи». В тот момент она попросту насмехалась над раскатавшим губу братцем, которого, по её мнению, ожидал яркий и красочный облом. Она ехидно представляла себе множество разных ситуаций, в которых Маша в самой жёсткой форме ставит Лёву на место. Снова и снова отказывает ему даже в такой мелочи, как невинный поцелуй в щёку, говорит ему, что ни за что не станет иметь ничего общего с таким развратником и повесой. В итоге, Мирослава так увлеклась своими фантазиями, что как-то упустила из виду тот факт, что ей-то теперь не с кем идти развлекаться, а ведь планов на вечер было хоть отбавляй.

Вот только в свете последних событий Мирка категорически не желала светиться в людных местах, а значит все известные ей клубы и кафе оказались под запретом. Теперь для неё стало делом чести сделать так, чтобы ни одна из «ищеек» Лиса её не обнаружила. Чтобы никто не смог доложить господину Церберу о её местонахождении и тем самым, помешать ей развлекаться.

Деньги у Миры имелись в избытке — Лёва вручил очередную круглую сумму. Наверно просто пожелал таким образом откупиться от неё на этот вечер. Думал, что несколько купюр могут заменить ей его общество. И оказался прав.

Как это ни странно, но у Мирославы были подруги в этом городе, причём довольно много. Хотя, подругами эту шайку «чаек» назвать сложно. Но когда на горизонте появлялась возможность погулять за чужоё счёт, они все становились самыми верными, любящими и покладистыми. Вот и сегодня, лишь стоило Мирке намекнуть, что она угощает напитками и платит за такси, как девочки тут же позвали её с собой на закрытую вечеринку на дачу к какому-то там парню, чьего имени никто из них не смог вспомнить. И она согласилась, потому что это было именно тем, что нужно.

Оля и Карина — две те самые подружки-нахлебницы — пообещали заехать за ней на такси, потому в назначенное время Мирослава ожидала их появления, привычно прогуливаясь у бассейна. Это уже стало своеобразным ритуалом. Тем самым она будто раз за разом доказывала Максиму, что не подчиняется ему и будет делать только то, что хочет сама. Макс же обычно наблюдал за этими дефиле молча скрипя зубами. И ни разу даже вида не подал, что его это волнует. До сегодняшнего дня.

Когда же нынешним вечером Маша сообщила ему, что идёт гулять с Лёвой, Макс хотел возразить. Предостеречь. Возможно, даже запретить, но сестра вовремя напомнила, что она уже большая девочка (ровесница самого Максима) и вправе сама решать, с кем ей проводить время. А потом добавила куда более добродушным тоном, что вероятнее всего из-за отсутствия Лёвы, Мирочка останется сегодня дома и никуда не пойдёт. И пусть Макс не особо в это верил, но всё же понадеялся на чудо. Со всеми этими ночными гуляниями его подопечной он уже забыл, когда в последний раз нормально спал. Но… чуда не произошло, и сейчас он отчётливо видел подтверждение этому, стоя у окна кухни отведённого им домика.

Мира была одета… точнее сказать, практически раздета, потому что её, так называемое, плате открывало гораздо больше, чем позволяла цензура. Этот клочок ядовито-жёлтой ткани начинался над грудью, явно обрисовывал отсутствие бюстгальтера, обтягивал талию и заканчивался, едва прикрыв ту часть тела, на которую Мира с лёгкостью находит себе приключения. И не удивительно… в таком-то наряде!

Макс резко выдохнул и напряжённо сжал пальцы в кулак. Он было подумал, что сегодня её братцу точно придётся отбивать от Мирочки назойливых кавалеров, и вдруг замер. Мысль о том, что Лёва сегодня Миру не сопровождает, стала для спокойствия Максима последней каплей. Он резко вскочил с кресла и быстро двинулся к выходу. Но, увы, не успел.

У бассейна этой несносной блондинки с персональной радугой в волосах уже не было. Тогда он в буквальном смысле сорвался с места и, что есть сил, бросился к воротам.

— Мира, стой! – крикнул Макс, заметив, что девушка как раз садиться в такси. – Остановись!

Как назло щеколда на кованой створке заклинила, нагло отбирая у парня последний шанс избежать неминуемых неприятностей. Мирослава обернулась и, послав ему воздушный поцелуй, изобразила на лице победную улыбку.

— Аривидерчи, пёсик. Не скучай без меня, — пропела она довольным тоном. А после захлопнула дверцу машины и укатила в неизвестном направлении.

Именно в этот момент замок соизволил поддаться, вот только это всё равно уже не могло ничем помочь. Мира уехала развлекаться, а интуиция Максима уже истерично била тревогу и не намекала, а просто орала, что в этот раз всё кончится очень плохо.

***

Почему-то раньше слово «дача» ассоциировалось у Мирославы с небольшим домиком вдали от цивилизации, где на обширных грядках добропорядочные горожане высаживали картошку с помидорами. Но то место, куда они с девочками приехали этим вечером, оказалось куда больше похоже на резиденцию какого-то олигарха, или на дворец. Его территория была обнесена высоким забором с колючей проволокой, по периметру которого прогуливались охранники в одинаковых чёрных костюмах.

Когда девушки вышли из такси и попытались пройти в ворота, их естественно остановили, явно не желая пропускать. Приглашений у них не оказалось, но стоило Оле сообщить этим бритоголовым амбалам, что они прибыли от некоего Лёхи Мрачного, и охрана тут же расступилась.

В тот момент это только повеселило Миру. Она даже спрашивать не стала, что это за тип такой и почему подружка использовала его имя. Тогда она даже не подозревала, во что выльется вся эта затея с вечеринкой. Ей просто было весело. Впереди маячила долгожданная свобода от постоянного наблюдения и возможность, наконец-таки, нормально отдохнуть.