Наука о религиях

Как связаны наука и религия?

Есть мнение, что сейчас идёт слияние таких, казалось бы, разных, противопоставленных друг другу сфер, как наука и религия. Есть ли тут противоречие?
На каком-то этапе своего развития человек считал, что религия может дать ему ответы на все его вопросы. Потом появилась наука. Пришло время переосмыслить, действительно ли Господь столь всемогущ. Сомнение породило науку, которая стала религией другого типа – религией отрицающей религию. Человек начал верить(!) в то, что она-то ему и даст ответы на все его вопросы. Так уж устроен человек. Если он что-то знает поверхностно, не углубляясь, то ему кажется всё просто… У него нет сомнений. Но стоит хоть чуть больше взглянуть глубже, и уже не так оказывается всё просто, как виделось раньше. Как говорили Древние Греки, чем больше мы узнаём, тем больше перед нами открываются горизонты необъятного, непонятного. Так и вышло! Чем больше развивалась наука, чем больше мы узнавали, тем больше понимали, что «мы знаем только то, что ничего не знаем».В следствии этого у религии появляются весомые аргументы.
Исходя из классических представлений о религии и науке, в первой нужно просто верить, а во второй — доказывать. Вот и получилось, что доказать получается далеко не всё, даже, я бы сказал, почти ничего не удаётся, поэтому то, где доказать мы не можем, там мы используем религию или её подобие. Её элементами мы прикрываем пробелы в науке.
Вот такая вот взаимопомощь между религией и наукой.
Возможно, что появится что-то третье, и станет, на время, новым де-факто… Но это лишь на время…

ru_fenomen

Ученые – атеисты в большинстве своем — уверены, что все закономерности, которые они открывают, созданы не Богом. То есть они вообще не созданы. Они просто существуют, объективно и вечно. Верующие считают, что все сущее создано Богом. Вот главное противоречие между атеистами и верующими.

Есть еще довольно важное отличие. Верующие считают, что Богу не безразличны надежды и чаяния людей, и что он о них заботится. А атеисты полагают, что судьба человека в его собственных руках: как он ее спланирует, построит, так и проживет.
На мой взгляд, это спор глухого со слепым. Обе стороны правы и обе позиции справедливы и непротиворечивы. И в то же время обе не могут служить ни доказательством существования Бога, ни доказательством его не существования.
Действительно, и для Создателя, и для всех людей важно, чего каждый человек добьется в жизни. Оцениваем мы каждого человека по результатам, им достигнутым. Но в то же время ни у кого не вызывает сомнений, что все достижения зависят от приложенных самим человеком усилий.
Неважно, как человек открывает какую либо закономерность, либо закон, или пишет гениальную музыку – услышав ли, или увидев их во сне, либо практически подобрав в результате тяжелого труда наяву. В первом случае автор считает это провидением божьим, во втором случае результатом труда.
Но вот вопрос: существовали ли законы Ньютона до открытия их, или закономерности химических элементов, открытые Менделеевым? Глупый вопрос, правда? Конечно же, существовали.
Тогда другой вопрос. А существовали ли до их написания гениальные музыкальные композиции Чайковского и Моцарта? Конечно же, нет – ответите Вы. Конечно же, да – скажу я. Все, что открывается, создается, или описывается людьми, уже существует. Мы лишь открываем это для себя. И семь нот музыкального ряда, и семицветную радугу, и т.д. и т.п.
А гениальность открывателя заключается лишь в том, что он один среди многих сумел получить доступ к информации, затем смог понять, расшифровать и в понятном человечеству виде подать «к столу» для всеобщего пользования. Поэтому сейчас должно появится новое направление обучения людей – развитие способностей подключения к этому единому энергоинформационному пространству, методов дешифровки этой информации и ее фиксации.
И вот здесь наука должна максимально приблизится к теологии. Ведь именно в эзотерике и теологии даны многочисленные рецепты приведения организма человека в такое состояние, когда ему открывается божественное откровение с точки зрения теологов, либо подключение к энергоинфор-мационному пространству с точки зрения ученых.
Далее мы сможем рассуждать об энергоинформационной сущности Бога. Но это всего лишь следующая стадия споров между атеистами и верующими. Однако для сегодняшнего исторического этапа это все же шаг вперед. Противоречие не устранится. И это даже хорошо. В споре рождается истина. В противостоянии (конкуренции) появится наилучшее решение. И от этого выигрывают все: и атеисты, и верующие, — да и сам Создатель.
Человечество настолько увлеклось научным познанием мира, что даже не заметило, когда наука превратилась в религию. Действительно, заметить это было не просто. Когда основным принципом декларируется противопоставление Богу, трудно заподозрить такое движение в создании собственного Бога. Тем более, что нападки на идею божественного сотворения всего сущего осуществляются довольно агрессивно. Как может верить в Бога тот, кто постоянно критикует верующих и церковь, обвиняя их в необъективности, и признавая за религией право только на моральное воспитание людей?
Первое, что подразумевает религия, это признание того, что все сущее создано не людьми, а неким непознаваемым, неопределяемым, не имеющим формы, образованием. В религиях это Бог, Аллах, Всесильный, Создатель, Высшее существо.
В науке тоже есть такое образование. Оно называется Природа. Ученые не претендуют на роль создателей открываемых ими законов. Они соглашаются с тем, что Законы, открытые Ньютоном, лишь описывают те закономерности, которые уже существовали на момент открытия этих Законов; что число пи, постоянная Планка, закон сохранения энергии, периодическая система Менделеева и множество других закономерностей мироздания существовали до этих открытий, и будут существовать даже после исчезновения Солнечной системы. На вопрос, кем же созданы эти закономерности, следует ответ, что никем не созданы, так определено Природой. Но если определено Природой, то это и есть то самое образование, не имеющее личностных свойств.
Следовательно, признавая порядок и наличие закономерностей построения существующего мира, наука признает некое организующее начало. В нашем случае это Природа. Вот Вам и авторитет. Авторитет, не имеющий личностных свойств, это Бог, Аллах, Природа – все что угодно.
Признавая наличие организующего начала, всякая религия разрабатывает методы познания этой силы. В христианстве это пост и молитва, в восточных религиях – это медитации и определенный образ жизни. В науке это научный метод познания. Научный метод познания подразумевает наблюдение за событиями окружающего нас Мира, поиск закономерностей его построения и использование полученных знаний на благо человечества.
Однако научный метод познания не отрицает возможности получения знаний в виде интуитивного озарения, когда теория высказывается задолго до того, как она может быть доказана. Но такой метод познания сущего используется и религиями. Правда, в отличие от науки, в религиозных практиках этот метод, называемый божественным откровением, является основным.
Но и в науке этот метод нередок. Общеизвестно, что Менделеев увидел Периодическую таблицу во сне. Ньютон открыл свои законы, проснувшись от удара упавшего на него яблока, Моцарт спал специально с ключами во рту над тазом, чтобы услышанную во сне музыку записать, проснувшись от звона упавших ключей, Бетховен, уже будучи глухим, продолжал писать свои совершенные музыкальные произведения. Это могло быть только в том случае, если он услышал эту музыку во сне.
Наука познает законы Природы постепенно, по крохам. Но конечной задачей науки является полное открытие всех закономерностей, в соответствии с которыми устроен Мир, а, следовательно, целью ее является полное и всеобъемлющее познание Природы.
В религиях целью является постижение замысла Бога, т.е. иными словами цель та же, что и у науки. Правда, религии проповедуют метод духовного самосовершенствования, позволяющий заслужить право получить все необходимые знания непосредственно от Верховного Божества. Поэтому и пути достижения целей у науки и существующих религий различны.
Наука преобразует окружающие условия для достижения своей цели, а религии преобразуют человечество, самих людей. Что важнее? Что умнее? Что грамотнее? На эти вопросы существует один корректный ответ. Путей к вершине горы множество, а вершина одна.
И религия, и наука необходимы для развития цивилизации и приближения ее к пониманию устройства мира. И делают они одно дело. И не нужно противопоставлять науку и религию. Это две стороны одной медали. Понять это – значит, приступить к конструктивному диалогу, к выработке совместных решений, к более тесному сотрудничеству.
Смирнов Александр Николаевич, кандидат философских наук.

Вот в каментах ullar напомнил:
Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос:
Профессор: Бог хороший?
Студент: Да.
Профессор: А Дьявол хороший?
Студент: Нет.
Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?
Студент: Да.
Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?
Студент: Да.
Профессор: Так кто создал зло?
Студент: …
Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество?
Все это есть, верно?
Студент: Да, сэр.
Профессор: Так кто их создал?
Студент: …
Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?
Студент: Боюсь, что нет, сэр.
Профессор: И ты до сих пор в него веришь?
Студент: Да.
Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?
Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.
Профессор: Вот именно. Вера — это главная проблема науки.
Студент: Профессор, холод существует?
Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?
(Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)
Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.
(В аудитории повисла тишина)
Студент: Профессор, темнота существует?
Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота?
Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?
Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона.
Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина.

Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?
Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?
Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.
Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени священник, а не ученый.
(Аудитория взорвалась от смеха)
Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?
(Студенты продолжали смеяться)
Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?
(В аудитории повисла тишина)
Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.
Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь это ВЕРА!
Профессор сел.
Этого студента звали Альберт Эйнштейн!))
Взято с дёти.ру.Метки: Гипотеза, Метафизика, Наши учоные, Юмор

Атеист — кто это? Что такое атеизм и научный атеизм?

Атеизм – это отрицание веры в существование бога или богов. Синонимы к слову «атеизм» – «неверие», «безбожие».

Атеист – это человек, который не верит в богов или отрицает их существование.

Синонимы к слову «атеист» – «неверующий», «безбожник».

Ударение ставится на букву «и» – атеи́ст, атеи́зм. Греческое слово «атеос» (ἀνθεός) означает «безбожный»: «теос» – это бог, приставка «а» означает отрицание, отсутствие чего-либо.

В чем суть атеизма

Как правило, атеисты убеждены, что все религии придуманы людьми. Они скептически, то есть с сомнением относятся к вере в сверхъестественное.

Некоторые исследователи указывают, что в Европе XVI-XVII веков слово «атеист» носило чуть ли не оскорбительный характер. Никому не приходило в голову так себя называть. Для описания собственных убеждений слово стало использоваться в XVIII веке и означало отказ от веры в единого бога. В ХХ веке термин стал означать отрицание веры в любые сверхъестественные существа.

Атеизм каждого отдельно взятого человека может иметь стихийное или научное происхождение.

Советский атеистический журнал «Безбожник у станка», 1925 год. Источник: Getty Images

Стихийный атеизм может быть основан на скептическом мышлении, отсутствии интереса к сверхъестественным вещам или незнании о существовании религий.

Научный атеизм – атеизм, основанный на научном подходе и естествознании. По мнению его последователей, многие религиозные взгляды на мир не соответствуют научным представлениям, например, о происхождении мира и человека.

Маркс и Энгельс считали, что религия всегда защищает эксплуататорские отношения в обществе и является механизмом угнетения трудящихся.

В середине XIX века на распространение атеизма сильно повлияла книга английского ученого Чарльза Дарвина «Происхождение видов» и его теория эволюции.

Титульный лист «Происхождения видов». Издание 1859 года. Источник: Википедия

Дарвин считал, что разнообразие жизни на планете возникло от общего предка благодаря эволюции. Его идеи вступали в противоречие с богословским представлением об уникальности человека и о том, что виды являются неизменными частями установленной богом иерархии.

Чарльз Дарвин. Источник: Википедия

Сам Дарвин также вспоминал, что представление о Творце «сильно владело мною приблизительно в то время, когда я писал „Происхождение видов», но именно с этого времени его значение для меня начало, крайне медленно и не без многих колебаний, все более и более ослабевать».

При этом себя ученый характеризовал все же больше как агностика.

«Богу должно быть стыдно». Откровения известных атеистов (20 ФОТО)

Агностицизм и атеизм: главные отличия

Часто атеистов путают с агностиками – людьми, убежденными, что доказать существование богов невозможно.

Если атеисты отвергают существование бога и высших сил в принципе, то агностики не утверждают, что бога не существует. Они указывают, что доказательств существования бога нет, и отрицают возможность узнать, существует ли он на самом деле.

Иммануил Кант – немецкий философ и агностик. Источник: Википедия

Иными словами, агностики не верят, что человек может объективно познать мир и его закономерности. По их убеждению, человеческое восприятие слишком ограничено, чтобы понять некоторые истины. Агностики верят в непознаваемость мира.

Например, немецкий философ Иммануил Кант считал, что независимо от нас существует внешний мир, где существуют подлинные «вещи в себе». Этот мир воздействует на наши органы чувств, и мы лишь опосредованно знаем об устройстве этого мира (мы видим и чувствуем «вещи для нас»). При этом мы не можем сказать, насколько «вещь для нас» похожа на «вещь в себе».

Агностики могут быть одновременно и атеистами – не верить в высшие силы, но и не настаивать, будто им точно известно, что бога нет.

«Не верю!» Разговор с атеистом

С 2017 года на телеканале «Спас» выходит передача «Не верю!», где в студии встречаются деятель церкви и человек, который считает себя неверующим. Ведет передачу журналист Константин Мацан.

Христианство и современная наука

Андрей Анатольевич Гриб,
академик Российской Академии Естественных наук, профессор

— Какую роль сыграло христианство в науке?

— Последние триста лет существования человечества очень не похожи на предыдущие тридцать тысяч лет. Исследователи задают вопрос: что же произошло с человечеством? Откуда взялась техническая цивилизация? Техническая цивилизация сегодня как пожар охватила весь земной шар. Но в течение тридцати тысяч лет этого не было. И только последние триста лет мы наблюдаем это явление. Удивление состоит в том, что на самом деле с человеческим мозгом ничего не произошло. Мозг кроманьонца практически не отличался от мозга современного человека. Мы знаем, что мозг папуаса или мозг европейца не отличаются друг от друга, но тем не менее, опыт их жизни разный. Возникает впечатление, что нечто было внесено в человечество не на биологическом уровне, а на уровне культуры, на духовном уровне. И вот это нечто произошло две тысячи лет тому назад. Оно связано с христианством. Этот пожар, который начался триста лет тому назад, образовался в христианских странах и если бы не христианство, не было бы технической цивилизации, и мы не очень бы отличались от людей античности.

Возникает вопрос: почему это произошло и какую роль сыграло здесь христианство? Многие исследователи науки отмечают здесь следующие особенности христианства, отличающие их от других верований. Во-первых, это то, что называется демифологизацией, или десакрализацией природы. Человек в течение тридцати тысяч лет считал себя частью природы, поэтому в солнце он видел нечто одушевленное. Он жил словно в большом обществе, где была природа и были боги, скрытые за солнцем, за громом и молнией. Так жило человечество. Затем пришло другое отношение к природе. Суть этого отношения состоит в том, что природа сотворена, и священным является только один Бог. Более того, человек не есть полностью природа. В нем есть нечто не от природы, образ Божий. А это значит, что вся природа и вся вселенная может стать материалом для человека. Это явление, именуемое десакрализацией, имеет и отрицательный смысл, потому что в этом случае природа перестала быть священной. Но тут парадоксальным образом произошло еще и другое. Наряду с десакрализацией происходит подчеркивание священного в природе. Что же это за священный элемент? Христианство, основанное на Библии, стало говорить, что в природе существуют тайные законы. Так людям Израиля был дан закон, как жить, как себя вести; из этого же представления возникла мысль, что и звездам, планетам, и животным тоже даны какие-то законы. Но эти законы неизвестны и их надо разгадать. Эти два начала, соединение идеи десакрализации и священности как существования тайных законов привели к возникновению совершенно новой науки, которая началась в эпоху возрождения. Интересно, что перед возрождением, в период Средних веков, европейские страны воспитывались в языческой традиции. Многие годы происходило отвыкание от того, что ранее имело место в течение десятков тысяч лет. И вот когда это отвыкание произошло, возник пожар, который, начавшись в отдельных европейских странах, сегодня охватил весь мир. Почему это произошло?

Слова Евангелия говорят, что в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. То, что у нас переводится как Слово, по-гречески звучит как Логос, разум, смысл. То есть все, что в природе есть, наполнено разумом, смыслом. Эта идея была присуща не только христианству, но и Древней Греции, где также начиналась наука. Но заметим, что в Древней Греции наука не привела к технической цивилизации именно потому, что в ней не произошло процесса демифологизации, как это произошло в христианстве, соединения идей разумности мироздания и тайны Божественных законов. А современная наука привела к технической цивилизации.

Если далее говорить о развитии современной науки, надо сказать, что с самого начала ее создатели, Галилей в Италии, Кеплер в Германии, говорили о двух священных книгах. Одна священная книга – Библия, а другая – книга Природы. И здесь они следовали известному Посланию к Римлянам, где апостол Павел говорит, что невидимое Божие, его вечная сила и божество становятся видимыми при созерцании сотворенных вещей. То есть, созерцая сотворенные вещи, человек способен узнавать что-то о Боге. Это мысль о том, что созерцание природы есть созерцание некоего текста книги, написанной на особом языке (этот язык потом оказался языком математики). Если Библия писалась на древнееврейском и греческом, то идея Галилея и Кеплера состояла в том, что книга Природы написана на математическом языке.

Еще одно маленькое замечание, связанное с переворотом, произошедшим в эпоху ренессанса. Идея сосуществования тайных законов означала, что человечество перешло от уровня знания к уровню понимания. Чем отличается знание от понимания? Знанием обладают и животные, например, кошка знает, где находится молоко, куда можно спрятаться, если есть опасность. Понимание означает, что за внешними событиями спрятан закон. Ньютон открыл, что ложка, которая падает со стола, и Луна, которая движется вокруг Земли, и Земля, которая движется вокруг Солнца, – все они подчиняются одному и тому же закону – закону тяготения. Оказывается, чтобы достичь понимания, нужно разгадать некую тайну. Такое постепенное понимание тайны и есть движение науки.

— Как складывались взаимоотношения науки и христианства у самих создателей науки?

— Галилей в письме своей знакомой герцогине Флоренции Христине писал, что, у Библии и Природы ему видится один и тот же Автор. Кеплер говорил еще более определенно. В своей книге «Гармония мира» он сказал, что «создавая нас по Своему подобию, Бог хотел, чтобы мы были способны воспринять и Его собственные мысли. Наше знание чисел и величин того же рода, что и Божие постольку, поскольку мы сможем понять хоть что-нибудь в течение этой бренной жизни». Кеплер называл себя священником Бога-Творца, хотя он не был священником. Более того, он говорил, что астрономы – это священники Бога-Творца.

Уже в первом тысячелетии люди, читая Евангелие, обращали внимание на слова, где Христос говорил своим ученикам: «Исцеляйте больных, воскрешайте мертвых». В этой связи однажды был интересный разговор. К одному византийскому святому подошел монах и сказал: «К нам пришел больной, мы молились, но он не выздоровел, что нам делать?» И тогда этот святой говорит: «А вы должны поискать лекарство для этого больного, создать больницу для него и для таких же, как он. Если сразу не дается исцеление, то Господь требует от вас деятельности». Сейчас эта деятельность – основа современной медицины. Молитвы людей 15 века во время эпидемии чумы были услышаны в 19 веке, когда была открыта сыворотка против чумы. Конечно, о воскрешении мертвых говорить пока рано, для этого биология должна разгадать одну из главных загадок происхождения живого из неживого. Самое простое создавать живое из того, что когда-то уже было живым. Сам импульс, который идет из Евангелия, импульс помощи больным, которые вокруг тебя, помощи в таком несчастье, как смерть, – этот импульс присущ науке. Это христианский импульс. Другой такой же импульс – слова Евангелия о том, что совершенен Отец ваш Небесный. То есть, если Отец Небесный знает, то и мы можем знать. Эту мысль можно проследить от Кеплера до ученых начала 20 века.

Галилей и Кеплер – люди 16 века. А вот что говорил Эйнштейн в 20 веке в статье «Религия и наука»: «ощущать ничтожность человеческих желаний и целей с одной стороны, и возвышенность и чудесный порядок, проявляющийся в природе и мире идей – с другой». Он начинает рассматривать свое существование как своего рода тюремное заключение. И лишь всю вселенную в целом рассматривает как нечто единое и осмысленное. Эйнштейн называл это космическим религиозным чувством. Он говорил, что во время своей работы над теорией относительности именно это чувство владело им. Это напрямую относится к познанию новых смыслов в окружающем нас мире, к чтению великой книги Природы. Какие новые откровения, послания мы еще там услышим?

– Насколько типично было отношению ученых к книге Природы как к тексту?

– Вспомним слова Генриха Герца, одного из создателей современного радио: «Мы нашли текст, написанный рукой Бога». Поэтому связь с христианством в науке, как с начала ее основания, так и сегодня, очевидна. Это один и тот же источник. То, что две тысячи лет назад было внесено в человечество, не изменило его мозг, но изменило его дух, культуру, и эта культура привела к той технической цивилизации, которую мы сегодня наблюдаем.

– Каковы особенности современной науки в ее взаимоотношениях с христианством?

– Мы говорили о двух книгах, Библии и книге Природы. Как складывались отношения между этими книгами далее? Эти книги пишутся и читаются на абсолютно разных языках. Если первая на древнееврейском и греческом, и изложена в представлениях людей того времени, то книга науки пишется на постоянно обновляющемся современной наукой языке. Тот язык, который мы сегодня используем, через тысячу лет будет казаться архаичным, также как нам кажутся архаичными некоторые библейские тексты. Поэтому то, что какие-то противоречия должны существовать между этими книгами, очевидно.

Остановимся на двух важных моментах. Конец 18 века, эпоха просвещения. В эту эпоху возникло представление, что все в природе описывается законами, все, что есть, имеет свою причину. Эту причину можно узнать. Возникло представление, которое выдвинул известный французский математик и механик Лаплас. Оно получило название «лапласовский детерминизм». Он говорил о том, что если знать все законы природы, то можно предсказать любое предстоящее событие во вселенной. Когда написанную Лапласом книгу прочитал Наполеон, между ним и Лапласом возник разговор. Наполеон сказал, что, читая его книгу, он не заметил упоминания о Боге. Лаплас ответил, что он не нуждается в этой гипотезе. Потому что если есть законы и вселенная существует вечно, то этого достаточно для объяснения мироздания. На что Наполеон, в свою очередь, возразил: «В таком случае мы не нуждаемся в вас».

Такое лапласовское представление существовало вплоть до 20 века. Эйнштейн как человек, не лишенный религиозного чувства, говорил, что для того, кто всецело убежден в универсальности действия закона причинности, идея о существе, способном вмешиваться в ход мировых событий, невозможна. То есть Эйнштейн, говоря о Боге, отрицал представления о личном Боге, в которых возможна молитва.

Далее произошли серьезные изменения. Эти изменения связаны с открытием новой области естествознания – квантовой физики. Английский астрофизик Артур Эддингтон сказал, что «религия стала возможна после 1927 года» (то есть после открытия квантовой механики). Что он имел в виду? В микромире квантовой механики было обнаружено, что в мире существует чистая случайность. Случайность, которая не есть непознанная необходимость. Лаплас говорил: то, что мы считаем случайным, есть следствие нашего незнания. В природе все связано между собой, всякому явлению есть причина, и есть закон, по которому эта причина переходит в следствие. Если бы мы знали все это, то могли бы предугадывать. В этом случае в природе не может происходить ничего необычного, неожиданного. А если что-то неожиданное происходит, то только потому, что мы не знаем всего.

В квантовой механике оказалось, что это не так. Даже если мы знаем все, существует чистая случайность. Это похоже на свободу воли: человек волен поступать так или иначе, и его поступок может ни от чего не зависеть. Такая чистая случайность была обнаружена в квантовой механике. Эйнштейн с этим не соглашался. Он считал, что квантовая механика несовершенна и ее нужно изменить. Он предлагал разного рода теории, по которым можно обойтись без чистой случайности. Уже после смерти Эйнштейна, благодаря работам Белла было-таки доказано, что такая чистая случайность действительно существует и что не существует никаких тайных причин, по которым частица или микрочастица предпочитает попасть в одну точку экрана, а не в другую. Таких причин не существует.

— Возникает интересное соотношение: детерминизм и случайность, закон и случай. Какое место занимает здесь присутствие чуда?

— Согласно Лапласу и представлениям 18 века, чудо и всякая случайность – это результат невежества или шарлатанства, непросвещенности или жульничества, Как мы знаем, французская буржуазная революция была основана на этих идеях. Храмы крушились так же, как и при большевиках.

>То, что происходит случайно для частиц, потом усиливается (есть такие физические явления, например, динамический хаос), и возникают случайные явления уже на нашем уровне, которые мы видим как случайные. Наиболее часто встречаемые здесь области – это болезни. Оказывается, что здоровье, болезнь тесно связаны на генетическом уровне. Потому что человек – это странное соединение микромира и макромира. Сегодняшняя биология начинает это понимать.

Но вернемся к словам Эддингтона, о том, что религия стала возможной после 1927 года. О какой религии идет речь? Он говорит о том, что случайное оказалось реабилитированным. Это значит, что если мы говорим о разуме, который скрыт во вселенной, то он проявляет себя не только в законах и закономерностях, но и в единичных событиях, а значит, возможна молитва. Молитва как обращение одной свободной воли, человеческой, к той высшей воле, которая скрыта за порядком вещей. Возникновение чуда как благоприятной случайности. О чем молится большинство женщин в церкви? О здоровье своих близких. О том, чтобы произошла эта счастливая случайность. Разумеется, не всякая случайность есть божественное действие. Но в любом случае факт реабилитации случайности – это изменение в современном мировоззрении. Это первое.

Второе, что позволяет ученым более серьезно относиться к христианскому откровению – например, в астрофизике, в космологии. Здесь уместно вспомнить открытие А.Фридмана, где оказалось, что наша вселенная скорее всего имела начало. То, что предшествовало вселенной, есть некое ничто, когда не было самого времени, не было понятия до-. Произошло возрождение старой идеи блаженного Августина, который говорил о том, что время и вселенная возникли одновременно. Когда в 1922 году было сделано это открытие о расширении и начале вселенной, Эйнштейн написал отрицательный отзыв на эту статью. Отзыв был несправедлив, в чем он сам потом признался. Но его мнение тем не менее сыграло отрицательную роль и работа Фридмана оказалась неизвестной. Когда открытие Хаббла подтвердило мысль, что вселенная действительно расширяется, Эйнштейн переменил свое мнение и согласился, что эта теория правильная.

— Влияет ли конфессиональная принадлежность на научные изыскания?

— Идеалом науки является полная объективность. Это значит, что никакие собственные предубеждения не должны влиять на сам результат. Это требует от ученого определенной аскезы, отказа от предварительного мнения.

— Как могут складываться взаимоотношения науки и религии сейчас?
– Мы начали разговор с положительного образа науки, поскольку религия действительно, возникла в связи с христианством. И в то же время, говоря о книге Природы, которая читается и сегодня, нужно отметить вот что. Во-первых, эта книга еще не прочитана нами. Мы прочли из нее очень мало. Нам предстоит узнать много нового и неожиданного. Но иногда возникает опасность взять этот текст и его обожествить, сделать его сакральным и сказать, что это и есть последнее слово. Тогда возникают катастрофы. Опять же, это происходило во времена Французской революции, когда людей приучали жить с помощью гильотины. Похожая ситуация «во имя науки» наблюдалась и в Октябрьскую революцию.

Что происходит сейчас, в 21 веке, во взаимоотношениях между откровением Природы и Божественным откровением?

Вспомним В.Розанова, который говорил: «Есть ли в природе разум? Да, есть. Есть ли в природе красота? Да, есть. Но есть ли в природе жалость? Звезды жалеют ли? Мать – жалеет. Значит, она превыше звезд». Но можно сказать не только о жалости матери. Основная молитва в храмах – «Господи, помилуй». Это значит, что человек, произносящий эти слова, подразумевает, что сверху может идти жалость, милосердие. И это очень важно.

Знает ли сегодняшняя наука о жалости и милосердии во вселенной? Исследования в астрофизике показывают, что если бы в самые первые доли секунды вселенная расширялась со скоростью, отличающейся от той, с которой она расширялась миллионы лет назад, то людей не было бы. Оказывается, что углерод, из которого мы состоим, создавался внутри звезд при очень больших температурах из более легких элементов, из протонов и ядер гелия. При больших температурах атомные ядра гелия, бериллия дают углерод. Чтобы возник человек, должно образоваться нужное количество углерода. Должен наступить резонанс, то есть вероятность этого процесса может быть велика. Но если бы углерод появился, он столкнулся бы с другим гелием и получился бы кислород, а углерод исчез. И вот если бы чья-то рука чуть отодвинула бы вниз этот резонанс по образованию кислорода, то оказалось бы, что в температурах, при которых образуется углерод, нет резонанса для кислорода. Он образуется при меньших температурах. И поэтому углерода оказывается достаточно для того, чтобы при взрыве могло быть выброшено внешнее пространство, а потом в будущем в нем сконструировалось человеческое тело.

Это называется антропный принцип космологии и интерпретируется так: во вселенной с самого начала присутствует забота о будущем человека. Малейшая ошибка здесь чрезвычайно важна. Означает ли это, что космос наполнен заботой о человеке? Пока это поэзия. Но все-таки движение в эту сторону происходит. Сегодня взаимоотношения между наукой и религией складываются так, что жалости и милосердия во вселенной мы не видим, и они присущи только человеку.

В будущем в таких взаимоотношениях могут возникать болезненные явления, когда научные данные могут использоваться как последнее слово и могут возникать псевдорелигии, охватывающие человечество. Способна ли выдержать такая надконфессиональная религия две тысячи лет? Скорее всего, нет. Вспомним эксперимент, который был поставлен в 20 веке. В Советском Союзе было дано доказательство правильности христианства от противного. Что такое доказательство от противного? Зачастую оно более сильное, чем прямое. Это значит, когда предполагается что-то противоположное. Например, возьмем христианство и заменим эту форму на противоположную. Посмотрим, может ли она продержаться две тысячи лет. Мы знаем, к чему привел этот эксперимент в нашей стране.

В нашем разговоре речь шла о физике и естественных науках. Но ведь можно рассуждать и о гуманитарных науках. Вспомним слова Евангелия «блаженны кроткие, ибо они наследят землю». Заменим эти слова на противоположные: блаженны хищные и наглые. Представим, что в руки таких хищных и наглых попадает атомная бомба. Продержится ли Земля хотя бы столетие? Современная технология, выросшая из христианства, не приведет к катастрофе только в том случае, если не хищные и не наглые будут управлять наукой.

радиостанция «Град Петров»