Не от мира

Прохождение истины

Итак, все 20 Глифов (Glyphs) у нас в «кармане». Не спешите радоваться, ведь прохождение Истины (Truth) — не совсем то, что мы привыкли называть «коллекционированием». Здесь логика понадобится нам не только при сборе и поиске Глифов, но и в их дальнейшей расшифровке.

Игроку предстоит пораскинуть мозгами, разгадав загадки каждого Глифа.

Глиф 1 (Начало)

Ваша задача — выбрать картинки, на которых изображено яблоко.

На скриншоте нужные картинки затемнены:

Прохождение истиныПрохождение истины

Глиф 2 (64 квадрата)

Несмотря на обилие кусочков данного пазла, пугаться не стоит. На предложенных щитах вам нужно будет собрать портреты Елизаветы I, Наполеона, и Джорджа Вашингтона.

Мы не думаем, что здесь вам понадобится наша помощь, но совет дадим: ориентируйтесь на центральный кружок, подбирая остальные части согласно его граням.

Глиф 3 (Происхождение)

Все мы произошли из Рая, но Бог отнял у нас способность видеть рай вокруг. Сейчас задача игрока — восстановить Рай в пазле. Определите «части Рая» на трех картинках:

1. По левому краю стола Рузвельта;

2. Чуть ниже левой руки Гудини. Поскольку иллюзионист стоит на голове, на картинке рука будет справа;

3. На верхушке трости Ганди (клацать по левому краю).

Глиф 4 (Бесконечные знания)

Для начала определите скрытое в трех картинках изображение:

1. В горящем вьетнамском лагере это «волына» на плече у америкоса.

2. Вдали на улице солдат в кого-то целится сидя. Вам нужен его шлем.

3. В центре третьей картинки ищите штык где-то слева от офицера. Здесь без скриншота не разобраться. Так что ловите:

Прохождение истиныПрохождение истины

На полученной картинке выбирайте яблоко: оно будет в руке у коричневого монстра.

(Яблоко, рай, смерть, огонь — эпичненькое такое прохождение истины получилось, не находите?)

Глиф 5 (Инструменты Силы)

В первой части головоломки вам предстоит найти все картинки, на которых изображены персоны с мечом.

Прохождение истиныПрохождение истины

Во второй — с посохом.

Прохождение истиныПрохождение истины

Глиф 6 (Братья)

Первое изображение:

* Двигайте первое кольцо на две позиции влево

* Второе кольцо сместите влево на три позиции

* Четвертое кольцо (связано с третьим) один раз вправо

* Пятое (связано с четвертым) — три раза вправо

* Третье кольцо подгоняйте так, чтобы совпали края

Ясна суть? Дальше будем писать кратко:

Второе изображение:

* 1 кольцо 3 раза влево

* 3 кольцо 1 раз влево

* 4 кольцо 4 раза влево (связано со вторым)

* 5 кольцо 1 раз вправо

* 2 кольцо подогнать

Третье изображение:

* 1 кольцо 3 раза влево

* 3 кольцо 1 раз вправо

* 4 кольцо 5 раз влево

* 5 кольцо 1 раз влево

* 2 кольцо подогнать

Четвертое изображение:

* 3 кольцо 3 раза вправо

* 5 кольцо 2 раза влево (связано с 4)

* 4 кольцо 2 раза влево (связано с 2)

* 2 кольцо 6 раз вправо (связано с 1)

* 1 кольцо подогнать

Глиф 7 (Зрящий да увидит)

Ключевое слово здесь «красный», а потому мы ищем картинки, на которых доминирует красный цвет.

Полный ответ на скриншоте:

Прохождение истиныПрохождение истины

Глиф 8 (Мученики)

На первом скрине выбирайте головку (прости, Господи) посоха Николая II, на втором — эфес меча Жанны д’Арк. На карте бросьте файерболл на изображение Жанны, а портрет Распутина переместите к портрету Николая II. Все просто и логично — Жанну замучили огнем, Николая извел Гришка Распутин.

Спасибо вам, разработчики Assassin’s Creed 2 за то, что Рассею-матушку не забываете (и не заставляете игрока убивать российских граждан в аэропорту, как это делают создатели MW2).

Глиф 9 (Хэттрик)

На первом изображении повозите курсором по телу Гудини. Клац. На втором — по открытому участку тела Ганди. Клац.

Теперь шифр. Цифры подбираем по ключу-колесу. Подсказка указана справа от фотографии мужчины с кривым носом (6=1):

Прохождение истиныПрохождение истины

В результате получаем 312:

Глиф 10 (Аполло)

На первой картинке выбираем космический корабль (он слева и снизу).

На второй картинке вращайте кольца так, чтобы пустые линии соответствовали друг другу. Здесь все кольца связаны друг с дружкой, а потому сходу решить задачку не всегда получается:

* 5 кольцо 6 раз влево

* 2 кольцо 4 раза влево

* 4 кольцо 3 раза вправо

* 3 кольцо 5 раз влево

* 1 кольцо подогнать

Прохождение истиныПрохождение истины

На третьей картинке нужная нам «часть Рая» находится на линии между флагом и правой ступней астронавта, ближе к ступне.

Глиф 11 (Инвентор)

На первом экране вкручиваем все «лампочки» посредством энергетического курсора.

На появившемся изображении ищем ключевую точку в надстройке (небольшой этаж над крышей, с двумя маленькими окошками).

На третьем скрине ищем очередную «часть Рая». Она на коленях у Николы Теслы (мужик, который сидит на стуле).

Глиф 12 (Титаны индустрии)

Чтобы пройти эту головоломку Истины, ищите код. На чертеже слева найдете: «4=1». Вращаем колесо-ключ по алгоритму, получаем: 240.

Прохождение истиныПрохождение истины

На следующем экране гасим лампочки посредством курсора-доллара. Бабло побеждает все!

«Часть Рая» на третьем скрине стоит искать в центре картинки (в руках мужчины). На последнем скрине вам предстоит понять последовательность, дабы вписать недостающие символы. Подсказка на фото автомобиля (на котором написано «2»), слева от вступительного абзаца в газете, и, как всегда, на колесе-ключе. В итоге все должно получиться как на скриншоте:

Прохождение истины Прохождение истины

Глиф 13 (Я стал смертью, Разрушителем мира)

Обе подсказки на первом скрине находятся слева: это девятка и треугольник. Выставив ключ-колесо в заданное положение, пытаемся догадаться какие символы здесь пропущены.

Геометрическую загадку решаем согласно принципу Фибоначчи (текущий символ — есть сумма двух предыдущих символов). Подсказываем:

Прохождение истины Прохождение истины

Жмакаем по появившейся кнопке, возим по экрану счетчиком Гейгера. Пазл пройден.

Глиф 14 (Родословные)

Выбираем изображения женщин, связанных с миром богов. Ответ на картинке:

Прохождение истины Прохождение истины

Глиф 15 (Стражники)

И снова Assassin’s Creed перекликается с историей России. На сей раз нам придется собрать картину «Иван Грозный убивает своего сына». Все кольца, кроме второго, здесь связаны, так что придется повозиться.

* 5 кольцо 5 раз вправо

* 3 кольцо 2 раза вправо

* 4 кольцо 5 раз вправо

* 2 кольцо 5 раз влево

* 1 кольцо 1 раз влево

На новом экране проведите курсором с логотипом Assassins Creed над целями. Пазл пройден.

Глиф 16 (Кавалерия)

Кликайте по слову «Тунгузка». Теперь по фотографии Теслы. Все.

Глиф 17 (Бункер)

На первом скрине мы видим подсказки в виде символов «2» и «<«. Вращаем ключ-колесо.

Какие символы поставить вместо недостающих? Начните отсчет от круга (нолика), а далее, следуя по часовой стрелке, считайте количество углов в фигурах. Решили задачку?

Должно получиться вот так:

Прохождение истины Прохождение истины

На второй картинке ищите знак ордена Ассасинов. Он начертан на стене правой надстройки над крышей бункера. Видите там три вертикальных окна подряд? Ведите курсор правее. Вот он, ближе к углу стены!

Глиф 18 (Синапсы)

Подсказки здесь четыре. Все всегда видят цифру «5» на томографическом снимке (рентгены мозгов) и шумерский символ там же. Но загадку ключа-колеса невозможно решить без последовательности цифр на второй картинке слева, судя по отзывам в инете, её замечают не сразу.

Догадались? Должно получиться вот так:

Прохождение истины Прохождение истины

На появившейся красочной картинке водите мышкой по светящимся нейтротрансмиттерам. Головоломка решена.

Глиф 19 (День Четвертый)

Выделяем картинки, как показано на скриншоте:

Прохождение истины Прохождение истины

На втором экране ищем махонькое изображение планеты Земля — это цель нашей фотоохоты.

Глиф 20 (Происхождение видов)

Итак, наше прохождение Истины подошло к концу.

На экране загадка последнего глифа, которую нам предстоит разгадать, чтобы продолжить прохождение игры.

На первом экране:

* 5 кольцо 2 раза влево

* 4 кольцо 2 раза влево

* 3 кольцо 2 раза вправо

* 2 кольцо 5 раз вправо

* 1 кольцо 3 раза влево

На втором экране: Ответ ищите на анатомическом рисунке Леонардо да’Винчи.

Третий экран самый веселый. Видите, здесь нет подсказки ключа-колеса? Зато есть столбцы цифр.

Они все ложны. На этом экране нет истины, а когда истины нет — разрешено все. Вводите в красное поле любые символы — разрешено действительно все.

Конец.

В качестве приза всем тем, кто прошел миссию Истины, и тем, кто дочитал страницу до конца, ролик об объекте 16 (потомках Адама и Евы, погруженных в Анимус).

Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского.

По благословению Высокопреосвященнейшего Августина, Архиепископа Львовского и

Галицкого

С разрешения и благословения игумена Германа (Подмошенского)

ТОГДА ПИЛАТ опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский? Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне? Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал? Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь; Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

Евангелие от Иоанна 18:33–37.

Предисловие

В России знают и любят о. Серфима (Роуза), и особенно те, кто не отошел от веры предков — Православия. Говорят, книги его меняют судьбы людей.

Один православный из США, пробывший несколько месяцев в России, рассказывает: «Как только узнавали, что я из Америки, непременно спрашивали, знаком ли я с о. Серфимом Роузом. Поразительно! Похоже, его знают все, даже дети. А его работы, равно и самое жизнь, полагают крайне важными для нынешнего возрождения Руси».

Упреждая дух безбожия, охватывающий современный мир, о. Серафим обращался к народу России не стыдиться своей древней веры, вселяющей силу и отвагу в борьбе. Он взывал к сердцам и душам, указывая, что не напрасны долгие годы гонений и страданий, что суть очищение.

Недавно монах из старинного русского Валаамского монастыря заметил: «Не было бы отца Серафима (Роуза) — мы бы не выжили».

Более 10 лет назад работы о. Серафима впервые попали из Америки в Россию. Кое‑что перевели, и нелегально машинописные странички полетели во все уголки страны. С наступлением более либеральных времен его произведения печатают не таясь, немалыми тиражами, как в журналах, так и отдельными книгами; о них рассказывают по радио и телевидению; их можно купить даже у торговцев в метро и на улице. И, вероятно, можно без преувеличения сказать, что он сейчас — самый известный православный писатель в России. Его портреты встречаются повсюду, а во вновь открывшейся Оптиной пустыни, в той самой келье, где старец Амвросий принимал Достоевского, Толстого и Гоголя, ныне помещена его фотография.

Знают и почитают его и в иных православных странах, до недавнего прошлого тоже находившихся под гнетом коммунистов. Вот что пишет один сербский монах: «Еп. Амфилохий — афонский молчальник и учитель сердечной молитвы — заметил однажды, что о. Серафим наделен редчайшим для простого смертного даром — даром духовного размышления».

ТАК КТО же этот человек, которого на сытом, свободном Западе знают лишь единицы, а в голодной страдалице России почитают миллионы? Кто этот проникновенный философ духа, точно вышедший из древнего патерика? Кто этот отшельник, избравший монашескую жизнь в пустыни, чье имя в России овеяно легендами?

Ответ прост: человек, ставший в Православии о. Серафимом — обычный, «стопроцентный» и, главное, честный американец. Вырос он в Южной Калифорнии, недалеко от Голливуда и

Диснейленда, в семье, где и слыхом не слыхивали о Православии (тем более русском). Мать желала сыну одного — преуспеянии в жизни, а отец — счастья.

Биография Евгения — отнюдь не рядовое жизнеописание, а пример того, как может всколыхнуться душа, затронь Господь самую трепетную ее струнку — чувство праведности.

Врожденная честность — движитель праведности — и помогла о. Серафиму пробить брешь во мраке сегодняшней жизни не только для своих сограждан, но и для людей в далеких заморских странах, порабощенных коммунизмом.

С «младых ногтей» восстал он против главенства в западной жизни сугубо мирских, материальных ценностей, сухой расчетливости, против бездушного, неглубокого и невнимательного отношения к человеку. Его протест совпал с бунтарскими настроениями передовой интеллигенции, богемы и битников, т. е. тех, кого впоследствии прозвали поколением «сердитых молодых людей». Он тоже изведал и неприкаянность, и отчаяние, и нигилизм, и неприятие существующих законов. Но, в отличие от других, не впал в жалость к самому себе и не стал бежать действительности — помешали ему честность, прямодушие, готовность поступиться своим благополучием, т. е. черты, свойственные простому американскому парню. Они же не дали найти ему духовной пристанище в экзотическом буддистском «просветлении». Страждущая душа не утолилась, но лишь когда Господь явил Себя будущему о. Серафиму, в чутком сердце того произошел поворот от новомодных бунтарских настроений к древнему, апостольскому православию. Придя же к нему окончательно, он не задумываясь порвал все связи с внешним, суетным миром, в том числе и с чиновничьим церковным мышлением. И все ради того, чтобы познать и почувствовать суть истинного, не от мира сего, христианства. Он проторил путь и для других американцев, внемлющих исконно американскому зову к праведности.

Но есть и еще одна черта о. Серафима, особенно дорогая сердцу православных христиан, томившихся за «железным занавесом». Он знал, что означает страдание, и умел страдать, по свидетельству его многолетнего сотаинника в монашестве. Познав силу искупительного страдания, явленную на примерах современных мучеников и исповедников он сознательно избирает тот же путь и не только внешне, через тяготы монаха–отшельника, но и внутренне, «болезнованием сердца» — отличительный признак христианской любви. Прежде он страдал, не в силах обрести Истину, теперь же — во имя Истины.

Я, автор этих строк, — духовное чадо о. Серафима. Его стараниями я возвратился в лоно Христовой любви. Я, как и о. Серафим, не удовольствовался наносным, поверхностным христианством, которое предлагает современное общество. Как и он, я подпал влиянию молодых в ту пору бунтарских течений, а потом так же свернул на тропу буддизма. Не укажи мне о. Серафим единственно верного пути — пламенным мечом страдания за истину, уничтожающим все препятствия, чинимые нашим западным миропониманием, — я бы, подобно большинству сверстников, продолжил бесцельное существование, исполненное «тихого отчаяния». Или, поддавшись духу времени, избрал бы какое‑нибудь новомодное верование, «удобное» душе.

В скромной монастырской церкви у гроба о. Серафима, глядя на излучающее свет и покой лицо почившего, я не сдерживал благодарных слез: ведь это он открыл мне Истину — бесценное сокровище, ради которого стоит отказаться от всего мирского сребра и злата.

Пишу я эти строки 10 лет спустя после его кончины. Как много успел сделать о. Серафим за столь короткую (всего 48 лет) жизнь, которая повлияла на жизни миллионов людей, в том числе и мою.

Моя непременная цель — донести до людей учение о. Серафима, поделиться тем, что стало моим достоянием. Как в свое время Россия принесла в Америку полноту Истины — Православие, так теперь Америка с помощью о. Серафима делится ею с Россией. Благодаря о. Серафиму — одному из столпов американской совести — на здешней почве взращен плод древнего, высокодуховного христианства, глубин которого Америка ранее не ведала. Оно родилось в безмолвном сердце катакомб, вдали от суеты и гордыни человеческой, и по природе своей оно — не от мира сего.

ЧАСТЬ I

Человек этот — не благородный сын именитого рода. Он простолюдин, но тем не менее истинно благороден.

Эврипид

ПРАВОСЛАВНЫЙ иеромонах Серафим Роуз слывет первым из сынов Америки, кто связан с древней святоотеческой верой. Родился он в Сан–Диего, обычном калифорнийском городе, в обычной, среднего достатка, протестантской семье. Нарекли его Евгением, т. е. «благородным».

Деды его и бабки — выходцы из Европы. По материнской линии — из Норвегии: деда. Джона Христиана Холбека, привезли в США 13–летним подростком, а бабушка, Хельма Хеликсон, шведка по национальности, появилась здесь трех лет от роду. Холбеки и Хеликсоны обосновались в маленьком городке Две Гавани, что в штате Миннесота. Хельма и Джон выросли, познакомились и в 1896 году поженились. Джон работал бурильщиком на алмазных копях, потом занялся фермерством. В семье родилось пятеро детей. Средней дочке Эстер, появившейся на свет в 1901 году, и суждено было стать матерью Евгения.

Выросла она на маленькой ферме (отец по дешевке купил землю «пни да кочки», как сам он говаривал). Чтобы очистить участок, он даже использовали динамит. Доход ферма приносила небольшой, а семья росла, и Джону приходилось вечерами подрабатывать в городе. Позднее он завел коров и стал развозить по домам молоко.

не от мира сего

Русский

Тип и синтаксические свойства сочетания

не от ми́-ра се-го́

Устойчивое сочетание (фразеологизм). Используется в качестве дополнения.

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. шутл., ирон. о крайне неприспособленном к жизни человеке ◆ Дядя этот был в полном смысле слова человеком не от мира сего. Хотя он был старший в роде и должен бы был изображать главу семейства, но на самом деле каждый, кому только вздумается, помыкал им, и все в семье так и относились к нему, как к старому ребенку. С. В. Ковалевская, «Воспоминания детства», 1890 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  2. шутл., ирон. о мечтателе, фантазёре ◆ Он сразу догадывается, что это человек не от мира сего и что у него какая-то своя заветная мечта, составляющая содержание его жизни. Л. К. Туган-Барановская, «Джордж Элиот. Ее жизнь и литературная деятельность», 1891 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

Антонимы

Гиперонимы

    Гипонимы

      Этимология

      Из Библии. В Евангелии ◆ Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. «Библия Ин. 18:36»

      Перевод

      Список переводов

  • Английскийen: other-wordly, not of this world
  • Немецкийde: weltfremd

Библиография

    Статья нуждается в доработке.

    Это незаконченная статья. Вы можете помочь проекту, исправив и дополнив её.
    В частности, следует уточнить сведения о:

    • семантике

    (См. Общепринятые правила).

    Не от мира сего.Жизнь и учение иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского

    «Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский? Иисус отвечал ему: от себя ли ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне? Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и первосвященники предали Тебя мне; что Ты сделал? Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда. Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь; Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18:33–37).

    Предисловие

    Часть I. Истоки Зачатки бунта «Белые вороны» В поисках сущего Под маской От Бога не скрыться «Прощай, о бренный мир!» Привкус ада Истина превыше всего Два наставника Сколько рек на пути В тупике Воплощенная истина Часть II. Прощай Истина или мода? Влияния ранней поры Конец мира неизбежен Путь философа Замысел созрел Царство человеческое и Царство Божие Перелом Часть III. Откровение Будущий брат На пороге В объятиях Отчих Добрая земля Чудотворец последнего времени Живые звенья святости Святой под судом Томас Мертон, хилиазм и «новое христианство» Связь с прошлым Знакомство с Россией в Монтерее Доверяю тебе Часть IV. Братство Богословское обучение Книжная лавка «Православное Слово» Подвиг Американская душа Апостольское видение архиепископа Иоанна Успение святого Видение скита Перед решающим шагом Земля от Владыки Иоанна Вспашка новины Исход из мира Часть V. На диком Западе На дальних рубежах По стопам преподобного Паисия Природа Ревнители Православия Апогей братства Постриг Послушание во пагубу Перемирие Чтобы искра не угасла Часть VI. Блаженный сотаинник Владыки Иоанна Рай в пустыни Святоотеческая мудрость Обновленчество Пустынь за задворках Взрывоопасный догмат Обновленчество справа Откуда мы родом Часть VII. Дети Новые братия Пустынь для американок Меньшие братья Православный уголок Америки Новые американские паломники Курс православного выживания Тщедушие Часть VIII. Уже позже, чем вы думаете Страдалица Россия Монастырские издания Часть IX. Пророк страждущего Православия Оставленность Рукоположение Часть X. Православные миссии Пастырство Человек сердца Православие сердца Простота Новообращенные Сестры Часть XI. Душа после смерти Воскрешение Святой Руси Сегодня – в России, завтра – в Америке Санта Круз Образование младых душ Небесные гости Часть XII. Последний из великих Надежда Погребальный звон К звездам Упокоение Сорок дней Со святыми «Будем рядом в Раю!» Другое селение Эпилог Катакомбная сеть

    В России знают и любят о. Серафима (Роуза), и особенно те, кто не отошел от веры предков – Православия. Говорят, книги его меняют судьбы людей.

    Один православный из США, пробывший несколько месяцев в России, рассказывает: «Как только узнавали, что я из Америки, непременно спрашивали, знаком ли я с о. Серафимом (Роузом). Поразительно! Похоже, его знают все, даже дети. А его работы, равно и самое жизнь, полагают крайне важными для нынешнего возрождения Руси».

    Упреждая дух безбожия, охватывающий современный мир, о. Серафим обращался к народу России не стыдиться своей древней веры, вселяющей силу и отвагу в борьбе. Он взывал к сердцам и душам, указывая, что не напрасны долгие годы гонений и страданий, что суть очищение.

    Недавно монах из старинного русского Валаамского монастыря заметил: «Не было бы отца Серафима (Роуза) – мы бы не выжили».

    Более 10 лет назад работы о. Серафима впервые попали из Америки в Россию. Кое-что перевели, и нелегально машинописные странички полетели во все уголки страны. С наступлением более либеральных времен его произведения печатают не таясь, немалыми тиражами, как в журналах, так и отдельными книгами; о них рассказывают по радио и телевидению; их можно купить даже у торговцев в метро и на улице. И, вероятно, можно без преувеличения сказать, что он сейчас – самый известный православный писатель в России. Его портреты встречаются повсюду, а во вновь открывшейся Оптиной пустыни, в той самой келье, где старец Амвросий принимал Достоевского, Толстого и Гоголя, ныне помещена его фотография.

    Знают и почитают его и в иных православных странах, до недавнего прошлого тоже находившихся под гнетом коммунистов. Вот что пишет один сербский монах: «Еп. Амфилохий – афонский молчальник и учитель сердечной молитвы – заметил однажды, что о. Серафим наделен редчайшим для простого смертного даром – даром духовного размышления».

    ТАК КТО же этот человек, которого на сытом, свободном Западе знают лишь единицы, а в голодной страдалице России почитают миллионы? Кто этот проникновенный философ духа, точно вышедший из древнего патерика? Кто этот отшельник, избравший монашескую жизнь в пустыни, чье имя в России овеяно легендами?

    Ответ прост: человек, ставший в Православии о. Серафимом – обычный, «стопроцентный» и, главное, честный американец. Вырос он в Южной Калифорнии, недалеко от Голливуда и

    Диснейленда, в семье, где и слыхом не слыхивали о Православии (тем более русском). Мать желала сыну одного – преуспеянии в жизни, а отец – счастья.

    Биография Евгения – отнюдь не рядовое жизнеописание, а пример того, как может всколыхнуться душа, затронь Господь самую трепетную ее струнку – чувство праведности.

    Врожденная честность – движитель праведности – и помогла о. Серафиму пробить брешь во мраке сегодняшней жизни не только для своих сограждан, но и для людей в далеких заморских странах, порабощенных коммунизмом.

    С «младых ногтей» восстал он против главенства в западной жизни сугубо мирских, материальных ценностей, сухой расчетливости, против бездушного, неглубокого и невнимательного отношения к человеку. Его протест совпал с бунтарскими настроениями передовой интеллигенции, богемы и битников, т. е. тех, кого впоследствии прозвали поколением «сердитых молодых людей». Он тоже изведал и неприкаянность, и отчаяние, и нигилизм, и неприятие существующих законов. Но, в отличие от других, не впал в жалость к самому себе и не стал бежать действительности – помешали ему честность, прямодушие, готовность поступиться своим благополучием, т. е. черты, свойственные простому американскому парню. Они же не дали найти ему духовной пристанище в экзотическом буддистском «просветлении». Страждущая душа не утолилась, но лишь когда Господь явил Себя будущему о. Серафиму, в чутком сердце того произошел поворот от новомодных бунтарских настроений к древнему, апостольскому православию. Придя же к нему окончательно, он не задумываясь порвал все связи с внешним, суетным миром, в том числе и с чиновничьим церковным мышлением. И все ради того, чтобы познать и почувствовать суть истинного, не от мира сего, христианства. Он проторил путь и для других американцев, внемлющих исконно американскому зову к праведности.

    Но есть и еще одна черта о. Серафима, особенно дорогая сердцу православных христиан, томившихся за «железным занавесом». Он знал, что означает страдание, и умел страдать, по свидетельству его многолетнего сотаинника в монашестве. Познав силу искупительного страдания, явленную на примерах современных мучеников и исповедников он сознательно избирает тот же путь и не только внешне, через тяготы монаха-отшельника, но и внутренне, «болезнованием сердца» – отличительный признак христианской любви. Прежде он страдал, не в силах обрести Истину, теперь же – во имя Истины.

    Я, автор этих строк, – духовное чадо о. Серафима. Его стараниями я возвратился в лоно Христовой любви. Я, как и о. Серафим, не удовольствовался наносным, поверхностным христианством, которое предлагает современное общество. Как и он, я подпал влиянию молодых в ту пору бунтарских течений, а потом так же свернул на тропу буддизма. Не укажи мне о. Серафим единственно верного пути – пламенным мечом страдания за истину, уничтожающим все препятствия, чинимые нашим западным миропониманием, – я бы, подобно большинству сверстников, продолжил бесцельное существование, исполненное «тихого отчаяния». Или, поддавшись духу времени, избрал бы какое-нибудь новомодное верование, «удобное» душе.

    В скромной монастырской церкви у гроба о. Серафима, глядя на излучающее свет и покой лицо почившего, я не сдерживал благодарных слез: ведь это он открыл мне Истину – бесценное сокровище, ради которого стоит отказаться от всего мирского сребра и злата.

    Пишу я эти строки 10 лет спустя после его кончины. Как много успел сделать о. Серафим за столь короткую (всего 48 лет) жизнь, которая повлияла на жизни миллионов людей, в том числе и мою.

    Моя непременная цель – донести до людей учение о. Серафима, поделиться тем, что стало моим достоянием. Как в свое время Россия принесла в Америку полноту Истины – Православие, так теперь Америка с помощью о. Серафима делится ею с Россией. Благодаря о. Серафиму – одному из столпов американской совести – на здешней почве взращен плод древнего, высокодуховного христианства, глубин которого Америка ранее не ведала. Оно родилось в безмолвном сердце катакомб, вдали от суеты и гордыни человеческой, и по природе своей оно – не от мира сего.

    Люди, которые «не от мира сего».

    Не от мира сего — это как? Скрытный, погруженный в себя, интровертированный? Или чрезмерно активный, притягивающий людей, открытый нараспашку? То и другое? Не от мира сего — это интерпретация обратной стороны нормальности. Это ярлык, который используют люди, чтобы диагностировать «опасность». Почему опасность? Потому что все, что не является стандартным — пугает, потому что все это — неизвестность, а, когда неизвестно, то это может быть опасным. Некоторых людей опасности только притягивают. Опасность хочется изведать, понять, осознать, в нее хочется погрузиться. Конечно, я имею ввиду сейчас больше тех, кто склонен к созависимости, жертвенности, зависимости, деструктивным отношениям с токсичными людьми. Такие всегда замечают «необычных» людей. И это становится их очередной ловушкой. Кстати, тут стоит отметить, что та самая «необычность» — это не всегда плюс, а лишь часть опыта, часть расстройства и т.д.

    Человека «не от мира сего» можно заметить еще в детстком саду или в школе. Он никуда не вписывается. Его границы либо слишком размыты, либо сурово жесткие. В этом случае для общества сверстников он часто выступает козлом отпущения или лидером. У этого человека целый арсенал психологических защит, потому что в основе его личности почти всегда лежит тяжелый опыт, который он скрывает или обнажает. Часто такие люди привлекают по той причине, что они сами не ориентируются в своей личности, не знают своих целей, планов, желаний, у них нет ценностей, традиций, принципов. И тут я говорю не только о школьном периоде, где происходит формирование ориентиров, но и о периоде взрослом.

    Во взрослом возрасте такие люди кажутся отстраненными, «на своей волне», не испытывающими чувств, идущими против системы. Либо все с точностью наоборот. Тяжелый опыт, болезненно выработанные психологические защиты, сложности в процессе коммуникации и построении социальных связей — все это создает ореол таинственности. Но по факту, в большинстве случаев — это тяжелый арсенал установок, который абсолютно полностью доминирует над человеком и его мышлением. Разгадать, понять, изменить это можно только при желании самого человека и возможностях его личного психотерапевта.

    Быть фриком, ненормальным, странным, не от мира сего сейчас стало модным, потому что таких искалеченных взрослых детей из 90-х и 00-х стало больше. Иногда не мы делаем время, а время делает нас. Но только мы можем это изменить. Если захотим.