О кант

Сущность идеи Канта о вечном мире

Иммануил Кант в 1795 году опубликовал трактат «К вечному миру». Этот трактат является своеобразным завещанием, которое написал кёнигсбергский философ с целью пересмотра разных идей относительно возможностей установления мира между государствами. В этой работе он показал перспективу перехода монархических режимов к республиканской форме правления.
Одновременно с этим Кант подвел итог двум десятилетиям собственных размышлений об истории и политических воззрений, которые содержатся в его первой версии «Критики чистого разума». Эти размышления проходят как отдельная тема чуть ли не в каждом его последующем произведении, которые он писал, когда европейские интеллектуалы обсуждали условия возможности прекращения войн и установления международного порядка, который вёл бы к длительному, а в идеале к вечному миру между народами разных республик. Поэтому он считал, что идею миролюбия, конкурентности и жизнеспособности республик необходимо пересмотреть, ибо он убедился, что вечный мир возможен только между республиками любого социально-экономического типа, но только не при монархии и не при деспотии или тирании.
И хотя он ведёт речь о необходимости установления мира не только между христианскими и мусульманскими республиками народов мира, но и между всеми народами, однако глобальность мира у него осталась лишь обоснована тем, что все они должны иметь необходимые природные условия для выживания и развития, иметь реальные возможности и убедительные доводы ко всем народам в ненарушении мира. Однако пространственные условия мира (общность населения и глобальность перспектив) и временные (вечность мира и открытость перспективам будущего) исключительно важны для Канта как доказательство реалистичности переустройства человечества для мирного сосуществования.
И хотя он был убеждён в том, что республики, как политически организованные народы своим большинством устанавливают законы своих социально-экономических взаимоотношений с порядками основанными на праве и разделении властей, они должны быть миролюбивыми и более устойчивыми, чем монархии и деспотии Он также был убеждён, что ни одно хорошо сформировавшееся и самостоятельное государство в виде национальной республики (большой или малой – это не имеет значения) или часть его со своим народом в результате какого-либо переустройства мира, ни по наследству, ни в результате обмена, купли или дарения, не должны принадлежать другим государствам.
В этой работе Кант продолжает дело тех своих предшественников-просветителей, которые пытаются установить некоторые границы для поведения государств и правительств во время ведения войны. Эти выражения, в виде запретов и объяснения к этим запретам, постулируют возможность союза (международного порядка на условиях договора между государствами) и они могут быть только между республиками, когда начало войны могут огласить только те, кто может взять на себя все последствия войны, то есть граждане, которые радикально отличают ситуацию с принятием решений во время монархичекого правления. Здесь он опирается на понимание государства как совокупности политических и правовых институтов со всеми базовыми интересами всего народа республики.
А требование отмены армии-агрессора и создание института оборонительной армии, необходимость разрушить регулярную армию для нападения – это хорошо им продуманное и аргументированное предписание уничтожить один из первых милитаристских институтов европейских государств.
Реформы западноевропейских армий в XVII–XVIII веков являются образцами применения милитаристской рациональности, где дегуманизирующая идея дисциплины превращала человека в механизм достижения чьей-то цели, а жёсткая иерархия и принцип беспрекословного подчинения приказу поддерживался жестокостью наказаний. Армия, как институт агрессии и милитаризма, быстро стала мощным агентом социального и экономического развития европейских стран и справедливо рассматривалась Кантом как движущая сила воспроизводства войны.
Защитную функцию государства Кант предлагает передать «ополчениям», вооруженным гражданам, которые не имели бы интереса к нападениям, но были бы непобедимыми в обороне. Фактически речь идёт о попытке противопоставить социально-экономическую рациональность логике войны. Но и творческий потенциал мышления в терминах финансов при разговоре о преодолении насилия требует предварительного условия. Так Кант вывел определение, «что какие-либо внутренние государственные долги не должны влиять на внешнюю политику».
Признавая за экономикой силу, способную привести к развитию мира, Кант имеет опыт патологического применения экономического аргумента для продолжения войны, в частности Британской империей и Священной Римской империей германской нации. Он считал, что внешние долги должны быть лишены статуса причины для объявления войны, ибо это приведёт к невосполнимым потерям как воюющих государств, так и их союзников.
Он был убеждён, что ни одно государство не должно насильственно вмешиваться в политическое устройство и управление другого государства. Это подчеркивает важность суверенитета народа. Основополагающей идеей здесь является уважение морально-правовой автономии обществ. Несколько примеров из современной Канту политической ситуации, которые он приводит в объяснительной части, показывают, что нарушение принципа суверенитета разрушает возможность перехода от международных отношений к универсальной правовой системе «союза народов». Неуважение к суверенитету – это источник военного вмешательства и принцип введения военного положения. «Ни одно государство во время войны с другим не должно прибегать к таким враждебным действиям, которые сделали бы невозможным взаимное доверие в будущее мирное время, как, например, засылка тайных убийц, нарушение условий капитуляции, подстрекательство к измене в государстве неприятеля и т.д.»
Однако запрет на диверсии часто рассматривался в комментирующей этот трактат литературе как признак утопичности кантовского трактата. Однако, принимая во внимание пояснения к данному положению, следует помнить, что задача Канта – создание нового права в дополнение к национальному и международному праву. Фактически такое предписание требует уважения к правилам как к таковым, в том числе и к правилам ведения войны.
Принимая во внимание реальное состояние ресурсов для восстановления мира между воюющими народами, уважение к правилам может оказаться той «соломинкой», которая позволит удержать надежду народов на мирное сосуществование в будущем.
В его трудах такие предписания подразделяются как для «строгого соблюдения», так и на правила, которые расширяют полномочия миротворцев и направляют ситуацию к будущему миру. Вместе они создают своеобразную ситуацию «еще-не-мира», которая может стать надежной основой для реализации главных положений о вечном мире. Отсутствие войны ещё не является миром, тем более – вечным миром. Только через «законное право на мир» человечество может прийти к постоянному миру.
Вторая часть его трактата содержит основные определяющие положения договора о вечном мире.
Статья 1: «Гражданское устройство каждого государства должно быть республиканским».
Статья 2: «Международное право должно быть основано на федерализме свободных государств».
Статья 3: «Всемирно-гражданское право должно быть ограничено условиями всеобщего радушия».
Именно в этой части Кант обосновывает свою теорию публичного права на мирное сосуществование народов. Тут же философ объясняет и моральную часть, которая может обеспечивать возможность вечного мира. В частности, философ предлагает создать тройственную систему права – национальную, межгосударственную и всемирно-гражданскую. Первая обеспечивала бы мирные социально-экономические взаимоотношения граждан в республиках. Вторая – мирные -отношения между государствами как членами мирового сообщества. Третья – отношения в федерации государств мира на основании совпадения моральных и правовых принципов разных народов, но не политических интересов республик.
В силу этого во второй части трактата Кант высказывает несколько базовых предположений по поводу мира, войны, общества и «природы человека» и важно указать на то, что в аргументах в пользу своих предложений Кант подводит итог и своим философским исследованиям человеческой истории, которые детализированы в «Идее всеобщей истории во всемирно-гражданском плане» (1784 г.).
Эти два фактора – ориентация на практиков госуправления и жёсткие рамки характера текста – принуждали Канта ограничивать себя в чрезмерной строгости и прямолинейности при разработке своей системы. В прояснении окончательных положений он постоянно оговаривается, что хотел бы надеяться на большее, чем, к примеру, мировой союз народов, или ожидал бы более радикальной реализации разумных оснований в жизни человечества. Однако он как бы сдает назад, утверждая, что философы не мечтатели, а их советы политикам значительны, важны, да к тому же не составляют угрозы господствующему положению политиков.
Наконец в третью часть трактата философ включает два дополнения: «О гарантии вечного мира» и «Тайная статья договора о вечном мире». Оба эти текста должны были усилить аргументы второй части договора в понимании прагматиков. С одной стороны, они показывали связность философской позиции Канта, а с другой стороны, проясняли отношения между политиками и философами.
Так, в дополнении к договору о гарантии вечного мира Иммануил Кант полнее раскрывает свои взгляды на теоретические аспекты вечного мира. Речь идет о связи между моральными основаниями права и целесообразности развития природы. Мир между всеми людьми — конечная цель социального развития человека и человеческого общества. В прояснении этой позиции философ возвращается к своим предыдущим философско-политическим произведениям 1780-х и начала 1790-х годов.
Во вступительной части к основным положениям своего трактата Кант утверждает, что состояние мира между людьми, живущими по соседству, не есть естественное состояние; последнее, наоборот, есть состояние войны, т.е. если и не беспрерывные враждебные действия, то постоянная их угроза. Следовательно, состояние мира должно быть установлено и реализовано на принципах мудрых законов определяющих для всех свои права и обязанности, высокую нравственность и справедливость для социального благополучия всех! Но не у всех народов плодородные земли и достаточное количество необходимых природных ресурсов для социального благополучия. А поскольку наша планета является домом для всего человечества, то природные ресурсы должны служить всем землянам для их благополучия.
Поскольку такое утверждение Канта звучит почти утопично, философу приходится ограничивать себя в распространении на эту тему, ибо многие могут воспринять это как глупую фантазию. В этой связи одним из аргументов в риторике трактата является ирония по отношению к энтузиазму населения Земли на право владеть этими ресурсами. Однако практическая применимость таких предложений при определённых условиях вполне допустима. То есть при создании таких государственных институтов, которые продвигали бы мир и уменьшали интересы тех народов, которые заинтересованы в войне.
Иммануил Кант сознательно воздерживается от участия в политической борьбе того времени, разделяя мнение, что непосредственное участие в политике уменьшает шансы на реализацию проекта глобального мира. Однако, в отличие от них, Кант верил в возможности использовать политические и государственные институтов для установления вечного мира при определённых условиях договорённости между народами.
Наконец, конституционный республиканизм Канта предлагает общую идеологическую основу для социально справедливых государств. Принимая во внимание целесообразность природы человеческого разума, выраженную в движении по направлению к «царству моральных ценностей», философ ведет речь о том, чтобы уменьшить сопротивление росту значимости идеи свободы со стороны архаичных или инструментально-рациональных институтов существующих государств.
Республиканизм Канта проявляется и в таких положениях: Республика – это государство, институционный принцип которого состоит в разделении ветвей власти (прежде всего законодательной, исполнительной и судебно-правовой) для гарантирования законодательно оформленных прав и свобод граждан.
Такое устройство общества, основанное, во-первых, на принципах оформленных законом прав и свобод всех членов общества, во-вторых, на основе зависимости всех (как подданных) от единого общего для всех справедливого законодательства и, в-третьих, на законе равенства всех (как граждан государства) перед законом, есть устройство республиканское.
Тут Кант следует за Руссо, выдвигая общество людей на первое место в определении республиканского устройства. Но акцент в идее республики Кант делает на институциональной обустроенности порядка: общественный договор граждан может функционировать только при условии разделения властей по законодательным (народ) и исполнительным (государство) признакам.
Таким образом, за прикладной риторикой Канта в трактате скрыта критическая метафизика права и политики. Но это сокрытие свидетельствует и о том, что его учение о республике в рамках трактата «К вечному миру» носит характер компромисса.
Кант считает, что республика – это особый вид общества, где все граждане реализуют свою разумную человеческую природу в активном участии в законодательных процессах для улучшения жизни всех членов общества по труду на благо этого общества. Эта активность делает возможным верховенство законных прав каждого, где моральные аспекты и политика совпадают. Республика оказывается пространством возможностей для созидательной жизни и творчества человека в неразрывности с природой.
Республика – агломерат мирного сотрудничества. Если республика не впадает в патологическое состояние, когда законодательство защищает интересы только большинства или одной группы и достаточно плодородной земли, то мирное политическое целое граждан не заинтересовано в нападении на соседей. В мире таких республик война возможна только как оборонительная. И тогда мир – основа сосуществования разнообразных человеческих коллективов.
Республика – это регулятивная цель, стремление к которой создает политические предпосылки для благополучной реализации и человека, и прогрессивного развития человечества в целом. Публичность и открытость являются основными принципами восстановления баланса сил и интересов внутри сообщества, несмотря на конфликтогенную «противообщественную общность» людей. Публичность и открытость республики делают ее местом действия автономного и аутентичного субъекта, где живут одновременно разные по своему миропониманию люди.
Регулятивность республиканского идеала позволяет избежать и утопизма, и эскапизма, которые демонстрировали просветители из числа предшественников Канта. Все три позиции проектов «вечного мира» подрывали своим негативным влиянием разные политические элиты. Однако это влияние исключительно важно для Канта. Его трактат должен был показать политикам и чиновникам, несмотря на их цинизм и групповой эгоизм, что вечный мир не пустословие.
В этом деле Кант прибегает к разным способам: говорит о возможности секретного диалога политиков и интеллектуалов (вопреки собственному требованию публичности для всех статей), намекает на сравнение некоторых политиков с дьяволом, то есть тех политиков, которые руководствуются только собственными и мелкогрупповыми интересами, а также противоречия с теми, кто ограничивает своё мышление чувствами и не стремится рассуждать здраво. Кроме того, Отфрид Хеффе говорит об убедительности картины вечного мира у Канта в силу описания всех возможных мирных соглашений: мир между отдельными людьми, мир между конфессиями, мир с природой (экология), космосом, социальный мир, правовой мир и политический мир. Всё вместе должно дать понять: вечный мир – это возможное политическое будущее со всеми своими преимуществами для тех, кто станет лидером и сторонниками такого развития человечества.
Для этого республика – вне ее возможных имперских и национальных патологических воплощений – должна стать объединением граждан, в котором принципы общего установления законов отвечают принципам равенства всех граждан перед таким управляющим законом и не позволяют кому-либо превышать силу закона при условии справедливых бестоварных общинных принципов развития экономики общества, где деньги могут быть лишь некоторым дополнительным средством для полноценного обмена результатов труда на средства для жизни сверх необходимых норм потребления для благополучия общества.
В такой справедливой и социально устроенной республике должны быть не только сильные традиции презрения к тем, кто обманывает или берёт чужое, но и сами социально-экономические законы такого общества должны способствовать развитию таких традиций. А это возможно только при условии, если право на общественно необходимый труд гарантирует каждому право на нормальные социально-бытовые условия жизни по количеству и квалификации труда! Традиции могут быть подкреплены религией, ибо все основные религии мира учит не лгать и не брать чужого, в бога вы можете не верить, а вот быть честным и добросовестным – обязаны и воровство нельзя делить на материальное и нематериальное.
Нельзя подавать милостыню здоровым людям и логика проста — все должны трудиться на благо общества, чтобы иметь от общества необходимое для своей благополучной жизни! Тем же, кто действительно не может работать, каждый помогает своим честным трудом на своём рабочем месте в экономике общества, имея необходимое для своего социального благополучия, а справедливо устроенное государство на основании справедливого социально-экономического закона принятого большинством дееспособного населения честно обеспечит необходимым каждого и в первую очередь действительно нуждающихся.
Такая республика, посредством своих социально-экономических законов, намеренно лишает людей других источников дохода, оставив только тот, что вынуждает честно и добросовестно трудиться – социальные гарантии и ежемесячную зарплату по количеству и квалификации труда! Сдача в аренду недвижимости, игры на бирже, перепродажа вещей, машин и квартир в таком обществе являются противозаконными, за такие источники дохода можно получить тюремный срок и лишиться заслуженных льгот в будущем, поэтому такие действия полностью лишены смысла, что исключает коррупцию.
Да, можно признать, что честный труд на своём рабочем месте в экономике страны и справедливые социально-экономические законы не ведут к большому богатству, однако это точно гарантирует социальное благополучие для всех граждан страны и способствуют развитию добрых и справедливых традиций в обществе.
Только а странах социального благополучия возможен низкий коэффициент Джини (индекс справедливого распределения доходов и базовых средств для жизни ). Уровень жизни трудящегося населения в таких странах примерно одинаков, а разница в доходах самых богатых и самых бедных минимальна и социально справедливой свою страну делает сам народ своим организованным большинством и все гордятся тем, что живут в одной из самых социально справедливых стран мира! Честный и добросовестный труд всегда и везде заслуживает доброго отношения, а справедливость без честности и добросовестности ничто. Именно в такой республике каждый свободен выбирать — честно трудиться и иметь всё необходимое для своего счастливой и благополучной жизни, или всё время бояться быть разоблачённым в процессе своего лживого, недобросовестного и преступного бытия.
Дети должны иметь всё необходимое в силу своего несовершеннолетия и преемственности поколений как будущее население страны, имея определённые бонусы за послушание, хорошую учёбу и примерное поведение, старики как уже заслужившие своим трудом благополучную старость!
Именно такая социально обустроенная конституционная республика является предпосылкой «вечного мира», ибо социально благополучному народу воевать нет никакой необходимости.
Исследуя опыт республиканских патологий, Кант рассматривает радикальную модель такой республики. В этой модели политические агенты не имеют такой совести, чтобы быть заинтересованными в свободе или праве жить честно. Всё, чем они руководствуются – голый рассудок и собственнический интерес к наживе.
Подданные монархий или патологических республик, где нет свободы, справедливых законов и равенства всех перед таким законом, превращают себя в орудия войны, теряя статус человека и отчуждая себя от мирного сосуществования. Фактически в основе кантовских положений про республику и вечный мир лежит его же учение, что сбалансированная тремя конституционными принципами республика дает возможность соединять разные миры, рассудок и разум, превращая человека в гражданина, способного думать не только о себе, но и об окружающих его людях и природе.
Фактически, как было уже замечено, кантовский конституционный республиканизм – это компромисс между тем, о чем говорит его философия, и тем, о чем говорит его опыт. Вторым концептуальным компромиссом является «мировая федерация» как правовой гражданский союз народов.
Мировая федерация как союз народов – это компромисс между политическим принципом единства человечества и развитием исторического опыта. Природа человеческого разума предопределяет регулятивную цель развития человечества – мирное устройство, основанное на верховенстве социально справедливых законов и права, где соединяются не только моральное, но и политическое понятие человеческой жизни.
Но исторический опыт человечества говорит о том, что государства, особенно их властные элиты, не дадут возможности для построения мировой республики правовым образом. Поэтому Кант предлагает рассматривать глобальную федерацию как правовой союз разных республик, что совершенно допустимо и для человечества как такового, и для граждан отдельных республик, и для руководителей государств. В поддержку этого трехуровневого проекта (гражданин – отдельная республика – мировая федерация) Кант и выдвигает идею трехуровневого права (гражданского – межгосударственного – всемирно-гражданского).
Важно заметить, что оба компромиссных вывода (о конституционной республике и мировой федерации) касаются институциализированного оформления преодоления войны и установления мира. Как и Гоббс, Кант считает состояние войны «естественным состоянием» человечества». Структурированность этого естественного состояния такова, что мир и права человека в этих условиях не могут быть реализованы. Тут, как это справедливо замечает Вольфганг Керстинг, Кант отличается от других просветителей, указывая на невозможность вывести естественные права человека и мир из военного положения. Лишь в мирном правовом режиме легитимное насилие (и лишь против правонарушителя) может вести к реализации правового государства. В условиях же естественного состояния даже отсутствие войны не является миром.
В отличие от Гоббса и многих мыслителей времен Ренессанса и раннего Модерна, Кант не отождествляет войну с конфликтом. Противоречия между людьми существуют как в военное, так и в мирное время. Эта конфликтность человеческой природы заключается в том, что в «Трактате» (как и в «Идее всеобщей истории») получает название «противообщественной общности». В «Идее всеобщей истории во всемирно-гражданском плане» (1784 г.) «противообщественная общность» подается как средство природы для достижения своей исторической цели, собственно, как регулятивная цель, ведущая к восстановлению устройства мирового гражданства.
«Противообщественная общность» – это понятие, которым Кант охватывает присутствие человека в пространстве и времени, общих с другими людьми. Оно непосредственно касается соприсутствия индивидов включенных в историю, где автономия морального субъекта связана с коллективной сущностью человека. «Противообщественная общность» не тождественна антагонизму – двигателю войны. Напротив, речь идет о способности человека быть сопричастным истории, в которой конфликт и противоречия индивидов могут – при условии наличия функциональной сбалансированной республики – иметь огромный творческий потенциал, двигающий человечество к его окончательной нравственной цели.
В этом аспекте кантовское понимание человеческой воли неожиданно связывается с диалектикой Гегеля, где творческий потенциал противоречий реализуется по воле народов, что не противоречит и марксистскому учению о созревании революционных процессов. У Канта мы имеем полное понимание диалектической силы противоречий в развитии общества, хотя основным для него остаётся принцип гармонии.
Что касается революции, то среди форм умолчания в трактате «К вечному миру» есть и форма революции. Для Канта революция – это момент перехода от архаического состояния войны к конституционной республике. Как точно заметил Мишель Фуко, событие революции составляет для Канта факт появления особенной атмосферы энтузиазма всех современников – все равно, принимают они участие в событиях революции или нет. Этот особенный общественный энтузиазм – свидетельство существования общего «морального чувства», связанного с проявлением общественной природы человека, его склонности к свободе, равноправию и благополучию в республиканском устройстве.
Революция у Канта является моментом качественного перехода из состояния традиционного общества и его институционального оформления к состоянию республики, где основным фактором являются справедливые социально-экономические законы и их соблюдение, что становится впоследствии хорошей традицией и делает возможным вечный глобальный мир.
Да, революция – это не переход от формации к формации в длительном процессе исторических изменений, как у Карла Маркса и Фридриха Энгельса, не «перманентная революция» Льва Троцкого, равно как и не «пассивная революция» Антонио Грамши. Кантовское понимание революции ближе к современной концепции перехода от социально-политических порядков закрытого типа к открытому типу, сформулированной в рамках политэкономической истории человечества Дугласа Норта, Джона Уоллиса и Барри Вайнгаста, или «революции свободы» в терминах Ханны Арендт. Определяющей чертой здесь является понимание революции не как растянутого во времени процесса нескончаемых изменений или откладывания реализации обещаний на недосягаемое будущее, а как акт перехода от состояния одного типа к другому, согласно исторической логике события по воле революционно настроенных народов, которые охваченны единым порывом изменить мир к лучшему.
Выводы.
Кантовское учение о вечном мире и по сегодняшний день современно. В перекличке идей «первого» и «второго» Модерна, критический пыл и прикладной потенциал мыслей Канта может быть полезен для преодоления как искушений частного исторического аргумента, который ведет как к изменению идеалов человечества, так и для предотвращения губительных для Земли практик инструментальной рациональности разных народов в развитии своих государства.
Прежде всего уроком для нас является необходимость институционального построения мира и предотвращения войн. Постсоветская эпоха была временем институциональной лени и политического инфантилизма нашего народа как в построении своего государств на основе справедливых законов, так и в оформлении принципов мирного сосуществования с разными регионами нашей планеты, хотя слова все говорили правильные. Свобода казалась неоспоримым правом, однако официально утверждённые гарантии этого права даже не были прописаны. Тезис Канта о необходимости создания хотя бы в теории «вечного мира» с соответствующей справедливой правовой инфраструктурой, получает своё кровавое подтверждения и в наше время.
Вторым уроком Канта является утверждение ценности созидания и творчества в самореализации людей, в том числе и в публичной политике. Понемногу ценности коллективного выживания оказываются в центре идеологического оформления политики как восточноевропейских, так и азиатских государств, оставив леволиберальные альтернативы социального развития невостребованными.
И немного о ценности диалога интеллектуалов и властных элит. Убожество такого общественного диалога последнего десятилетия проявило себя в почти полной идейной бессодержательности политиков, поэтому пассивность и скепсис интеллектуалов могут лишь способствовать дальнейшей архаизации разных политических структур. Давно известно, что политическая грамотность и активность граждан – залог функциональности республики и развития справедливого гражданского общества, поэтому повышение политической грамотности и социальной активности населения в разных регионах страны и сегодня является важнейшей задачей.

Урок истории «Россия в системе международных отношений»

Тема: Россия в системе международных отношений

Цели и задачи: познакомить с внешнеполитическими задача­ми, которые стояли перед первыми представителями династий Романовых; характеризовать отношения России с соседними странами; объяснять суть противоречий между Россией и другими государствами в XVI в.

Планируемые результаты: предметные: давать определения понятий: верительная грамота, коалиция, ратификация, фураж, оценивать результаты Смоленской войны с позиций России; вы­являть причины первой русско-турецкой войны; называть и характеризовать союзников России по «Священной лиге»; применять приемы исторического анализа для раскрытия сущности и зна­чения международных событий и явлений прошлого; изучать и система­тизировать информацию из различных исторических источни­ков; метапредметные УУД — I) коммуникативные: формулировать, аргументировать и отстаивать свое мнение; 2) регулятивные: осуществлять контроль своей деятельности в процессе достижения результата; 3) познавательные: создавать обобщения, устанавливать аналогии, клас­сифицировать, самостоятельно выбирать основания и критерии для классификации; строить логические рассуждения, умозаклю­чения (индуктивные, дедуктивные и по аналогии) и делать выво­ды; личностные УУД: формировать и развивать познавательный интерес к изучению истории России

Оборудование: учебник, карта «Россия в XVII в.», пакет с рабочим материалом для работы в группах.

Тип уроков: урок открытия нового знания, урок общеметодологической направленности.

1.Мотивационно-целевой этап

Мы познакомились с экономикой, социальной и политической жизнью России XVII в. Но как наша страна в этот период выстраивала отношения с соседними странами? Все ли задачи, которые она ставила перед собой, были реализованы?

Тема уроков: «Россия в системе международных отношений

  • Как вы думаете, о чем мы будем говорить?

  • На какие вопросы нам предстоит ответить?

(Ученики высказывают свои предположения.)

План уроков

1.Цели и задачи проекта «Россия в системе международных отношений в XVII в.».

2.»Посольский обычай».

3.От войны — к «Вечному миру».

4.Борьба со Швецией.

5.Россия и страны исламского мира.

6.Отношения с Китаем.

Проблемный вопрос

  • Почему так непросто складывались международные отношения России с другими странами в XVII в.?

2.Введение в новый материал

Ливонская война и Смута подорвали международный престиж России. Наша страна потеряла ряд северных и западных территорий. Династии Романовых предстояло возродить военное могущество страны, чтобы успешно отстаивать ее внешнеполитические интересы. Вы вновь выступите в роли молодых дипломатов. Мы начнем работу над проектом «Россия в системе международных отношений в XVII в.».

3.Работа по теме уроков

1.Цели и задачи проекта «Россия в системе международных от­ношений в XVII в.»

(Учитель напоминает алгоритм работы над проектом. Выделяются этапы работы над проектом. Опре­деляются цели и задачи проекта, его структура и форма представ­ления. Составляется план работы.)

  • Используя прием «Корзина идей», определите цели нашего проекта.

Ученики высказывают свои предположения, учитель фиксирует их на доске. Затем при консультативной помощи учителя! ученики формулируют цели проекта.)

Цели проекта:

1) познакомиться с ролью и местом России в системе международных отношений в XVII в.;

  1. объяснить суть противоречий между Россией и другими государствами в XVI в.

  • Используя прием «Мозговой штурм», определите задачи, которые необходимо решить для реализации намеченных целей.

(Ученики высказывают свои предположения, учитель фиксирует их на доске. Затем при консультативной помощи учителя определяются основные задачи проекта.)

Задачи проекта:

1)определить приоритетные направления международной политики России;

2)показать изменения, происшедшие во взаимоотношениях России с иностранными государствами;

3)выделить основные политические причины противостоя­ния России и иностранных государств;

4)определить противников и союзников России.

  • Разделитесь на пять групп. Изучив § 21—22 учебника и до­полнительный материал (справочники, энциклопедии, карты, интернет-ресурсы), вы представите нам свои «ди­пломатические» доклады.

Первая группа — российская дипломатия в XVII в.

Вторая группа — отношения России с Речью Посполитой.

Третья группа — борьба со Швецией.

Четвертая группа — Россия и страны исламского мира.

Пятая группа — отношения с Китаем.

1.»Посольский обычай»

(Презентация работы первой группы.)

План доклада

1.Краткий обзор международного положения.

2.Основные задачи, которые необходимо решить России для укрепления своего престижа.

3.Посольский приказ:

1)основные направления деятельности;

2)контакты;

3)результаты деятельности.

(Группа представляет результаты своей работы в форме руко­писной газеты Посольского приказа «Вести-Куранты».)

Неудачная Ливонская война и Смута подорвали престиж России, лишив её возможности участвовать в международных событиях. В то время как её соседи — Речь Посполитая и Швеция — стали мощными державами, Россия потеряла ряд территорий.

Династии Романовых предстояло возродить военное и политическое могущество страны, чтобы успешно отстаивать её интересы.

Отношениями с иностранными государствами ведал Посольский приказ. В XVII в. его возглавляли доверенные бояре». Одним из них был выдающийся российский государственный деятель Артамон Сергее­вич Матвеев, возглавлявший Посольский приказ в 1671—1676 гг.

В XVII столетии Россия ещё не имела постоянных дипломатических представительств за рубежом. По мере необходимости из Москвы за границу отправлялись посольства. Иноземных послов, направлявшихся ко двору рос­сийского государя, на границе встре­чали сопровождающие лица—»при­ставы» и доставляли в столицу за казённый счёт. В обычай приёма послов входило и вручение подарков. Русские послы в качестве подарков везли ко дворам иностранных государей соболиные меха и охотничьих птиц (соколов, ястребов, беркутов).

После переговоров заключались договоры, текст которых выверялся перевод­чиками. Затем следовала процедура ратифи­кации: каждый из государей должен был утвердить договор. В случае удачных переговоров и заключе­ния договоров посольство завершалось при­ёмом и парадным обедом у принимающей стороны.

В Посольском приказе составлялись книги об избрании на царство российских государей и их родословные. Одной из таких книг стал изданный в 1672 г. «Царский титулярник» — справочник, содержащий перечень титулов российских и иностранных правящих особ и крупных политических деятелей. С начала XVII в. Посольский приказ стал выпускать первую в России рукописную газету «Вести-Куранты», в которой помещались сведения о военных и политических событиях в других странах.

Уже в XVI в. послы российского государя бывали не только в соседних Литве, Швеции, Османской империи, Крымском ханстве, но и в Англии, Дании, при дворе императора Свя­щенной Римской империи. В XVII в. русские послы впервые побывали в Испании, Голлан­дии, Неаполитанском королевстве, во Фран­ции, при дворе папы римского. В это же вре­мя в Москве появились постоянные предста­вители Швеции, Голландии, Дании. Стольник Василий Тяпкин в 1673 г. стал первым пред­ставителем российского царя при дворе поль­ского короля.

2.От войны — к «Вечному миру»

(Презентация работы второй группы.)

План доклада

1.Краткий обзор отношений России с Речью Посполитой

2.Причины противостояния России и Речи Посполитой:

1)территориальные притязания;

2)боевые действия;

3)результаты.

3.Пути устранения противоречий:

1)успехи российской дипломатии;

2)неудачи российской дипломатии;

3)возможные варианты разрешения конфликта.

4.Вывод.

(Группа представляет результаты своей работы в форме «дипломатического доклада» русского посланника.)

Война против России, начатая Речью Посполитой ещё в 1609 г., продол­жалась до 1618 г. Она завершилась Деулинским перемирием, по которому Речь Посполитая получила Смоленскую, Черниговскую и Северскую земли. Это событие считается завершением Смуты в России.

Однако польский король Сигизмунд III не признавал прав Михаила Фёдо­ровича Романова на престол, считая российским государем своего сына Вла­дислава. Россия же не могла смириться с потерей своих территорий.

Поводом к новой войне с Речью Посполитой послужила смерть польского короля Сигизмунда III и разразившаяся после этого борьба за власть в Польско-Литовском государстве. В июне 1632 г. Земский собор принял реше­ние начать войну с западным соседом за Смоленск. Русскую армию возглавил боярин М. Б. Шеин. Поначалу ей сопутствовал успех: она заняла Серпейск, Дорогобуж, Рославль, Невель, Себеж, Новгород-Северский, Стародуб и осади­ла Смоленск. Однако взять город штурмом не удалось. Осада затянулась. Тем временем польским королём был избран претендент на российский престол — Владислав. Польско-литовской дипломатии удалось уговорить крымского хана начать войну с Россией. Владислав прибыл с армией под Смоленск и окружил войска Шеина. Не дождавшись подкреплений из Москвы, Шеин в феврале 1634 г. сдал город полякам. По приезде в Москву М. Шеин и второй воевода М. Измайлов были при­знаны виновными в поражении и казнены. По Поляновскому мирному дого­вору 1634 г. Владислав отказывался от притязаний на российский престол, но Россия возвращала Речи Посполитой все занятые в ходе войны земли.

Национально-освободительная борьба на Левобережной Украине и переход этой территории «под руку» российского государя изменили соотношение сил в Восточной Европе и стали причиной очередной русско-польской войны. Она велась в 1654—1667 гг. с переменным успехом. Поначалу русским войскам (и их союзникам — казакам под предво­дительством Б. Хмельницкого) удалось занять почти всю территорию Бело­руссии и захватить столицу Великого княжества Литовского Вильно. Летом 1655 г. Алексей Михайлович во главе войска планировал совершить поход на столицу Польши Варшаву. Однако часть боярского окружения царя во главе с А. Л. Ордин-Нащокиным настаивала на начале войны со Швецией. Царь уступил. Это означало для России войну одновременно с двумя сильными противниками. К тому же ар­мии Речи Посполитой удалось перейти в наступление и вытеснить русские войска с территории Белоруссии. Война стала обременительной для обеих сто­рон. В 1667 г. в деревне Андрусово под Смоленском было заключено русско- польское перемирие, по которому России передавались смоленские и север­ские земли, также Речь Посполитая признавала присоединение Левобережной Украины к Российскому государству. Однако Правобережная Украина оста­валась в составе Речи Посполитой.

У России и Речи Посполитой был общий враг — Османская империя, ко­торая во второй половине XVII в. усилила натиск на Восточную Европу. Это способствовало сближению Москвы и Варшавы. Итогом такого сближения ста­ло заключение в 1686 г. «Вечного мира» между Россией и Речью Посполитой. Оба государства стали союзниками в борьбе с турками и крымскими тата­рами.

Заключение «Вечного мира» было большим успехом русской дипломатии, оно знаменовало перелом в русско-польских отношениях и облегчило в даль­нейшем борьбу России со Швецией за выход к Балтийскому морю.

3.Борьба со Швецией

(Презентация работы третьей группы.)

План доклада

1.Краткий обзор отношений России со Швецией в XVI в.

2.Борьба со Швецией в XVII в.:

1)Причины противостояния России и Швеции:

2)основные боевые действия;

3)успехи русской армии;

4)неудачи русской армии.

4.Вывод.

(Группа представляет результаты своей работы в форме доклада русского военачальника.)

При посредничестве англичан в 1617 г. между Россией и Швецией был заключён Столбовский мирный договор. По его условиям Швеция возвращала захваченный Новгород, но отрезала Россию от Балтийского моря; русским купцам запрещалось напрямую торговать с европейскими странами, вся рус­ская торговля должна была идти через шведские города и при посредничестве шведских купцов.

Завоевания, совершённые Швецией в первой половине XVII в., усилили её влияние на Балтике. Это не устраивало ближайших соседей Швеции — Данию, Речь Посполитую и Россию.

Царь Алексей Михайлович заключил перемирие с Речью Посполитой и летом 1656 г. начал войну против Швеции. Россия надеялась захватить швед­ские владения в Прибалтике и таким образом получить выход к Балтийскому морю.

Русская армия заняла крепости Нотебург (Орешек), Ниеншанц, Дерпт (Юрьев), Динабург, Кокенгаузен и осадила Ригу, однако взять город не уда­лось. Также неудачной была осада крепости Корела. В 1657 г. шведские войска под командованием М. Делагарди вторглись в Россию и стали разорять псковские земли. В сентябре русским войскам под командованием князя И. А. Хованского удалось разбить шведов под Гдовом и перейти в наступле­ние.

Однако в 1658 г. Речь Посполитая возобновила войну с Россией, а союзная Дания заключила мир со Швецией. Неудачи в войне с Речью Посполитой заставили Россию заключить в 1661 г. Кардисский мирный договор, по условиям которого она возвратила Швеции все завоёван­ные в Ливонии города и вернулась к установленным Столбовским мирным договором границам. Они были ещё раз подтверждены в 1684 г.

В условиях войн с Крымским ханством и Османской империей задачу получения выхода к Балтийскому морю России пришлось отложить.

4.Россия и страны исламского мира

(Презентация работы четвертой группы.)

План доклада

1.Краткий обзор отношений России с Османской империей и Персией.

2.Причины противостояния России и Османской империи:

1)территориальные притязания;

2)боевые действия;

3)результаты.

3.Отношения с Османской империей в XVII в.:

1)русско-турецкая война;

2)успехи русской армии;

3)неудачи русской армии

4)союзники Османской империи

5)союзники России

4.Отношения с Персией в 17 в.

5.Вывод.

(Группа представляет результаты своей работы в форме международного обзора, подготовленного русскими дипломатами)

Отношения между Стамбулом и Москвой складывались трудно. Пытаясь предотвратить набеги крымских татар, русские послы должны были оправдываться за действия донских казаков, нападавших на Крымское хан­ство и даже на земли Османской империи. Защищавшие южные границы России казаки не считались её подданными, и московские дипломаты в Стамбуле с полным правом могли заявлять: «Мы за них не стоим».

В 1639 г. донские казаки захватили турецкую крепость Азов и успешно обороняли её от целой армии. Этому героическому эпизоду была посвящена «Повесть об Азовском осадном сидении». Однако в 1642 г. казаки были вы­нуждены оставить крепость, так как ещё не до конца окрепшее после Смуты Российское государство не решилось на войну с Османской империей.

Присоединение Левобережной Украины к России привело к первой в исто­рии русско-турецкой войне 1676—1681 гг. В августе 1677 г. турецкая армия осадила Чигирин — политический центр Украины, но была разбита русско- украинским войском под командованием Г. Г. Ромодановского и И. С. Самойловича. Летом 1678 г. султан направил к Чигирину 200-тысячную армию. После ожесточённых боёв город пал.

Однако затяжная русско-турецкая война была крайне разорительна для обеих сторон. Её завершением стало подписание в 1681 г. Бахчисарайского мирного договора, по которому Османская империя и её вассал Крымское хан­ство признавали вхождение Левобережной Украины в состав России.

Непросто складывались отношения России с Крымским ханством. В 1614— 1615 гг. их отряды появлялись под самой Москвой. Затем на некоторое время наступило затишье: турки и крымские татары воевали с Речью Посполитой и русские послы доби­лись заключения мира с крымцами. Однако вскоре их набеги возобно­вились. В 1632—1633 гг. русская оборона была прорвана, крымские та­тары собрали огромный «полон». Большие набеги продолжались и позднее: в 1634—1637, 1643—1645, 1659, 1669—1670, 1679—1680 гг. Непрочный и короткий мир с Крымским ханством России приходилось покупать дорогой ценой: толь­ко в первой половине XVII в. на организацию посольств в Крым и подарки крымскому хану ушло не менее миллиона рублей (не считая расходов на вы­куп пленных).

«Вечный мир» с Речью Посполитой сделал Россию союзницей антитурецкой «Священной лиги», состоявшей из Священной Римской империи, Речи Посполитой, Венеции и др. Войдя в антитурецкую коалицию, Россия предприняла в 1687 и 1689 гг. два похода против Крымского ханства, которые возглавлял князь В. В. Голи­цын. Поначалу походы были удачными. Но с наступлением летней жары рус­ская армия несла большие потери от нехватки воды, продовольствия и фу­ража.

Несмотря на отсутствие военных побед, Крымские походы принесли Рос­сии политический успех: она впервые после ликвидации зависимости от Орды предприняла крупные военные операции против Крымского ханства. Россий­ское государство продемонстрировало Европе растущую военную мощь. А в конце XVII в. России удалось взять турецкую крепость Азов и закрепить­ся на побережье Азовского моря.

Отношения России с Пер­сией были более дружественными. Во многом это объяснялось сложными персидско-турецкими взаимоотношениями. Регулярно появлялись в Москве послы из богатых среднеазиатских горо­дов Хивы и Бухары. С собой они привозили хлопчатобумажные ткани. Из России же вывозили оружие, кожи, шкурки соболей, охотничьих птиц. Рос­сийские посольства в среднеазиатские ханства были редкими и опасными: посланников подстерегали бури на Каспийском море, междоусобные войны и набеги кочевников-туркмен. Своим долгом царские послы считали выкупать и вывозить с чужбины захваченных и проданных в Среднюю Азию в качестве рабов соотечественников.

Царские посланники привезли в Москву из Персии и Средней Азии сведе­ния о караванных путях в Индию, через Пешавар и Кабул. Однако пройти по ним было делом опасным. В 1698 г. русский купец Семён Маленькой до­стиг Индии морским путём. Он стал первым русским, который был принят при дворе Великого Могола — шаха Аурангзеба.

5.Отношения с Китаем

(Презентация работы пятой группы.)

План доклада

1.Причины противостояния России и Китая:

1)освоение Сибири, Приамурья и Забайкалья;

2)различия в мировоззрении (цивилизациях);

3)результаты.

2.Столкновения с Китаем в XVII в.

3.Дипломатические отношения:

1)попытки установления;

2)подписание российско-китайского договора.

4.Вывод.

(Группа представляет результаты своей работы в форме главы Статейного списка» Федора Байкова.)

После походов Василия Пояркова (1643—1646) и Ерофея Хабарова (1649— 1653) на Амур коренное население Приамурья — дауры, дючеры, нивхи — ста­ли подданными российского царя и платили ясак. Главной русской крепостью на Амуре стал Албазин. Однако на эти же земли претендовали и китайские правители. В 1652 и 1655 гг. казаки на Амуре отразили нападения китайских войск. В 1656 г. в Китай прибыло русское посольство во главе с дворянином Фё­дором Байковым. Но установить равноправные дипломатические отношения не удалось. При императорском дворе

посланцев «белого царя» приняли как данников, желающих приобщиться к китайской цивилизации. Байков отка­зался от унизительного «челобитья» китайскому императору на коленях; ему вернули подарки и отправили обратно. Вернувшись в Москву, Байков соста­вил «Статейный список», содержащий ценные сведения о Сибири и Китае.

Потерпели неудачу и русские посольства в 1660 и 1676 гг. Затем последовали русско-китайские столкновения на границе: обе стороны считали местное на­селение своими подданными.

В 1685—1686 гг. китайские войска дважды осаждали Албазин. После длительных переговоров в 1689 г. в Нерчинске был подписан первый в исто­рии российско-китайский договор. Он установил границу между двумя держа­вами: Забайкалье осталось за Россией, но в Приамурье русские вынуждены были покинуть Албазин и часть уже освоенной территории. Также договор разрешал вести торговлю между подданными России и Китайской импе­рии.

VI. Подведение итогов уроков. Рефлексия

(Учитель вместе с учениками подводит итоги работы на уроке.)

1.Цели внешней политики России в XVII в.:

1)восстановление целостности страны:

  • возврат земель, потерянных в результате Смуты,

  • присоединение исконно русских территорий, которые вхо­дили еще в состав Киевской Руси;

2)выход к Черному и Балтийскому морям;

3)расширение страны на восток — дальнейшее освоение Си­бири;

4)восстановление международного престижа России.

2.Итоги внешней политики России в XVII в.:

1)положительные:

  • возвращение Смоленской земли, которая была поте­ряна во время Смуты в результате Смоленской войны 1632-1634 гг.;

  • признание Речью Посполитой Михаила Романова законным правителем России;

  • присоединение Восточной Сибири и освоение Дальнего Востока;

  • заключение Нерчинского договора с Китаем,

  • вхождение Левобережной Украины в состав России;

2) отрицательные:

  • не удалось отвоевать выход к Балтийскому и Черному моря»

  • возобновление набегов крымских татар.

Подведем итоги нашей работы над проектом.

  • Что вы получили от этого проекта?

  • Что для вас было особенно интересным?

  • Какая информация вас удивила?

  • За что вы можете себя похвалить?

  • За что вы можете похвалить одноклассников?

  • Достигнута ли цель нашего проекта?

Домашнее задание

1.Прочитать § 21—22.

Вопросы:

  1. Какая внешнеполитическая задача стояла перед новой династией россий­ских государей после восхождения на престол?

2. Перечислите основные по­литические причины противостояния России и Речи Посполитой в первой по­ловине XVII в.

3. Оцените результаты Смоленской войны с позиции России.

  1. Результаты подписания каких договоров — Кардисского, Бахчисарайского или Нерчинского — имели, по вашему мнению, наиболее важное значение для России? Свой ответ аргументируйте.

5. Какова была основная причина первой в истории русско-турецкой войны?

6. Как военные кампании России против Крымского ханства были связаны с русско-турецким соперничеством?

7. Кто был союзником России по «Священной лиге»? Почему возник этот союз?

8. Что помешало России успешно завершить Крымские походы 1687 и 1689 гг.?

Введение

Знание Канта сегодня — это коммуникативный минимум, которым должен владеть каждый человек, посвящающий себя философии, в какой бы стране он ни жил и с каким бы идейным движением себя ни отождествлял.

Стремление Канта к выявлению в сознании общезначимого и универсального с редкой простотой и силой выразило себя в предельном социально-философском проекте, в идее понятного для всех планетарного жизненно-практического единения людей. Идея эта была ярче всего выражена в трактате «К вечному миру».

По Канту у человечества есть лишь две альтернативы — либо покончить с войной, либо обрести «вечный мир» на всемирном кладбище человечества после истребительной войны. Примечательно, что эта историческая альтернатива мыслителя была понята современными политиками после появления ядерного оружия, и глубокое осознание ее лицами, принимающими решения и на которых возложена ответственность за судьбы и безопасность своих народов, привело к началу всеобщих переговоров об ограничении и сокращении всех видов вооружений.

Актуальность этой задачи для человечества ныне никто не подвергает уже сомнению.

В этой связи представляется небезынтересным вернуться к первоисточнику кантовской мысли, чтобы проследить ее отражение в современном международном праве и еще раз убедиться в справедливости той известной максимы, что идеи правят миром.

Эпоха Иммануила Канта

Западная Европа после Реформации — это регион жестоких религиозных войн. За попыткой христианского евангелического возрождения следует церковный раскол и полоса вооруженных столкновений между враждующими вероисповеданиями.

Конфессиональные конфликты конца XVI — первой половины XVII в. возникают на «высоком градусе набожности». Религиозный раздор становится средством укрупнения давно сложившихся позднефеодальных конфликтов. Главными агентами религиозных войн оказываются люди цинично расчетливые и достаточно равнодушные к исканиям веры. Знаменательнейший феномен рассматриваемой эпохи — достаточно массовое участие католиков в наемных армиях протестантизма и протестантов — в католических наемных войсках.

Триумфом этого религиозно-идеологического позднефеодального милитаризма стала Тридцатилетняя война в Германии (1618-1648). Она на 2/5 сократила население страны, обессилила ее сельское хозяйство, ремесло и торговлю; подорвала всю организацию образования и породила причудливые экологические бедствия.

«Бедствия в Германии, — заключал Шиллер, — достигли столь крайнего предела, что миллионы языков молили лишь о мире, и самый невыгодный мир казался уже благодеяниями небес» Мир философии. Книга для чтения. Ч. 2. Человек. Общество. Культура. М.: Политиздат, 2007. С. 547..

Этот милитаристско-цивилизаторский образ мысли можно было одолеть только с позиций строгой морали, поставившей себе на службу мысленный эксперимент (рациональную культуру продуктивного воображения). Именно этим путем и движется Кант. Он не отрицает, что до известного времени войны могли работать на благо цивилизации. Они, например, способствовали сплошному заселению Земли, поскольку вытесняли людей в самые суровые ее регионы. С той поры, как решающим условием ратных успехов стала сложная военная техника, подготовка к войне стимулирует общее развитие производства, а это значит и экономическую инициативу, и — косвенно — культуру, науку, предпринимательскую свободу. Но тот, кто видит это, должен видеть (воочию представлять в уме) еще и другое: «величайшие бедствия, терзающие культурные народы, суть последствия войны» Паяр К. Возможен ли вечный мир? Кант или миротворческий разум. // Логос. 2008. № 1 (36). С. 15..

К мысли о возрастающей жестокости, разрушительности и рискованности войн Кант пришел не сразу. В сочинениях 80-х годов он еще склонялся к толкованию их как одной из «хитростей разума», обращающего раздоры между отдельными индивидами и консолидированными группами людей на пользу человеческого рода.

Эта позиция твердо проводится в трактате «К вечному миру», который появился в 1795 г. Кант И. К вечному миру. М., 2007. и с того времени остается предметом непрекращающихся философских, правоведческих и политологических дискуссий. Идеалистическому благодушию апологетов «цивилизованной войны» Кант, в качестве образцового представителя строго этического идеализма, противопоставляет «нагнетание страха перед войной», — методичное, рационально продуманное и опережающее время.

Согласно Канту, устремление к миру между народами коренится в очевидностях морально-практического разума, однако действенным мотивом политического поведения оно становится только благодаря осознанию предельной опасности войны, над прояснением которой уже поработала философская и общественная мысль. Мы ясно видим это, когда смотрим на умственное усилие Канта из XX и XXI столетия. Трудно не согласиться со следующей констатацией О. Хёффе: «Удивительно, но Кант, не знавший ничего подобного современному оружию массового уничтожения, думал как раз о предельном риске глобальной войны. Он говорил об «истребительной войне», «которая позволила бы установиться вечному миру лишь на великом кладбище» человечества. В отличие от большинства пацифистов своего времени Кант отправлялся от самой худшей из возможных перспектив. Он мыслил войну такой, какой ее на деле увидит лишь термоядерный век.

На публицистике миролюбия лежала печать утопического образа мысли, восходящего к эпохе Возрождения. Сплошь и рядом она выполнялась в манере «романов о государстве». Мир между народами мыслился как одно из измерений социально совершенного устройства.

Кант далек от подобных ожиданий. И в самом трактате «К вечному миру», и в сочинениях, которые его предваряли, он специально подчеркивает, что стабильное замирение следует отличать от мечты о возвращении в «золотой век» (ответственный философ, полагает Кант, вообще не должен всерьез принимать это понятие). В трактате нет места образу «полной гармонии», которая однажды «снимет» (диалектически устранит) все людские противоречия и конфликты. Идею гармонизации социума позволительно относить лишь к потустороннему, уже не нами устраиваемому царству. Никаких проектов «земного рая» Кант не приемлет. В нашей власти лишь упорядочение (если говорить точно — правоупорядочение) сталкивающихся людских притязаний.

Прогресс человечества, по Канту, — стихийный процесс, но целенаправленная воля человека может задержать или ускорить его. Вот почему людям необходимо иметь перед глазами ясную цель. Для Канта вечный мир — идеал, но одновременно и идея, имеющая не только теоретическое, но и практическое значение как руководство к действию.

Проект вечного мира Канта

С передовых, прогрессивных позиций анализировал И. Кант проблемы внешней политики. Он, следуя за Г. Гроцием, осуждает захватническую, грабительскую войну, подготовку к ней. Автор трактата «К вечному миру», написанного в форме всеобщего мирного договора, ратовал за соблюдение международных договоров, невмешательство во внутренние дела государств, за развитие между ними торговых и культурных связей.

И. Кант выдвигает проект установления вечного мира. Его можно достичь, правда, в отдаленнейшем будущем созданием всеохватывающего союза самостоятельных равноправных государств, построенных по республиканскому типу. По убеждению философа, образование такого космополитического союза (конфедерации) в конце концов неминуемо. Залогом тому должны стать просвещение и воспитание народов, благоразумие и добрая воля правителей, а также экономические, коммерческие потребности наций. Цель такого союза – укрепление правом взаимного согласия народов.

И. Кант обосновывает неизбежность вечного мира замыслом природы, который направлен на осуществление согласия людей даже помимо их воли. Человек разумен от природы, а «разум осуждает войну как правовую процедуру и вменяет в обязанность мирное состояние, которое не может быть ни установлено, ни обеспечено без договора людей между собой».

И. Кант полагал, что обеспечение мира во многом зависит от политики государства, которая может быть направлена на решение временных задач или на реализацию стратегического курса. И. Кант полагал, что мораль и политика должны соотноситься, в определенной степени взаимопроникать. Он выделяет морального политика, который устанавливает политические принципы, состыковывающиеся с моралью, и политического моралиста, лишь приспосабливающего мораль к политическим интересам. И. Кант уверен, что безнравственные методы никогда не приведут к вечному миру, по своей сути они разрушают все гарантии мира.

В современном мире все более осознается необходимость выдвижения на первый план таких политических ценностей, как честь, совесть, благород ство, – это положение И. Канта, как и многие другие (например, концепция правового государства) опередило свое время. И. Кант предрек необходимость коллективных мер безопасности в рамках союза мира, который стал прообразом современного единого мирового политического и правового пространства.

И. Кант предписывал уничтожение постоянных армий. В современном мире эта проблема приобрела несколько иное содержание: разоружение, устранение возможности применения оружия массового поражения.

Можно констатировать, что еще на исходе XVIII в. И. Кант разработал положения, признанные началами современного международного права, основополагающими принципами международной безопасности.