О Кирилл

Кирилл и Мефодий: почему азбука названа именем младшего из братьев?

Кирилл и Мефодий

Святые учители словенские стремились к уединению и молитве, но в жизни постоянно оказывались на передовых позициях — и когда отстаивали христианские истины перед мусульманами, и когда взяли на себя великий просветительский труд. Их успех иногда выглядел как поражение, но в результате именно им мы обязаны обретением «дара ценнейшего и большего всякого серебра, и злата, и драгоценных камней, и всего преходящего богатства». Этот дар — славянская письменность.

Братья из Фессалоник

Русский язык был крещен еще в те времена, когда наши предки не считали себя христианами — в девятом веке. На западе Европы наследники Карла Великого делили франкскую империю, на Востоке укреплялись мусульманские государства, тесня Византию, а в молодых славянских княжествах проповедовали и трудились равноапостольные Кирилл и Мефодий — подлинные основатели нашей культуры.

История деятельности святых братьев изучена со всевозможной тщательностью: сохранившиеся письменные источники многократно прокомментированы, и ученые мужи спорят о деталях биографий и допустимых интерпретациях дошедших сведений. Да и как может быть иначе, когда речь идет о создателях славянского алфавита? И однако же до сих пор образы Кирилла и Мефодия теряются за обилием идеологических построений и просто выдумок. Хазарский словарь Милорада Павича, в котором просветители славян встраиваются в многогранную теософскую мистификацию, — не худший вариант.

Кирилл — младший и по возрасту, и по иерархическим званиям — до конца жизни был просто мирянином и монашеский постриг с именем Кирилл принял только на смертном одре. В то время как Мефодий, старший брат, занимал большие должности, был правителем отдельной области Византийской империи, настоятелем монастыря и закончил жизнь архиепископом. И все же традиционно Кирилл занимает почетное первое место, и его именем назван алфавит — кириллица. Всю жизнь он носил другое имя — Константин, и еще почтительное прозвище — Философ.

Константин был чрезвычайно одаренным человеком. «Быстрота его способностей не уступала прилежанию», — житие, составленное вскоре после его кончины, неоднократно подчеркивает глубину и обширность его знаний. Переводя на язык современных реалий, Константин Философ был профессором столичного Константинопольского университета, очень молодым и перспективным. В 24 года (!) он получил первое важное государственное задание — отстаивать истинность христианства перед лицом иноверцев-мусульман.

Миссионер-политик

Причудливо смотрится в наши дни эта средневековая неразделенность духовных, религиозных задач и дел государственных. Но и для нее можно найти некоторую аналогию в современном мировом порядке. И сегодня супердержавы, новейшие империи, основывают свое влияние не только на военной и экономической силе. Всегда есть идеологическая составляющая, идеология, «экспортируемая» в другие страны. Для Советского Союза это был коммунизм. Для Соединенных Штатов — либеральная демократия. Кто-то принимает экспортируемые идеи мирно, где-то приходится прибегать к бомбардировкам.

Для Византии доктриной было христианство. Укрепление и распространение Православия воспринималось императорской властью как первостепенная государственная задача. Поэтому, как пишет современный исследователь кирилло-мефодиевского наследия А.-Э. Тахиаос, «дипломата, вступавшего в переговоры с врагами или “варварами”, всегда сопровождал миссионер». Таким миссионером и был Константин. Поэтому так сложно отделить собственно просветительскую его деятельность от политической. Только перед самой смертью он символически сложил с себя государственную службу, приняв монашество.

«Более я не слуга ни царю, ни кому-либо другому на земле; только Богу Вседержителю был и буду во веки», — напишет теперь уже Кирилл.

О его арабской и хазарской миссии, о каверзных вопросах и остроумных и глубоких ответах рассказывает житие. Мусульмане спрашивали его о Троице, как могут христиане поклоняться «многим богам» и почему вместо непротивления злу они укрепляют армию. Хазарские иудеи оспаривали Боговоплощение и ставили в вину христианам несоблюдение ветхозаветных предписаний. Ответы Константина — яркие, образные и краткие — если и не убеждали всех оппонентов, то, во всяком случае, доставляли полемическую победу, приводя слушающих в восхищение.

«Никто другой»

Хазарской миссии предшествовали события, сильно изменившие внутреннее устроение солунских братьев. В конце 50-х годов IX века и Константин — успешный ученый и полемист — и Мефодий — незадолго до этого назначенный архонтом (главой) провинции, удаляются от мира и ведут в течение нескольких лет уединенный подвижнический образ жизни. Мефодий даже принимает монашеский постриг. Братья уже с ранних лет отличались благочестием, и мысль о монашестве не была им чужда; впрочем, вероятно, были и внешние причины для такой резкой перемены: смена политической обстановки или личных симпатий власть имущих. Однако об этом жития умалчивают.

Но мирская суета отступила ненадолго. Уже в 860 году хазарский каган решил устроить «межрелигиозный» диспут, в котором христиане должны были отстаивать истинность своей веры перед иудеями и мусульманами. По выражению жития, хазары были готовы принять христианство, если византийские полемисты «одержат верх в спорах с евреями и сарацинами». Снова отыскали Константина, и император лично напутствовал его словами: «Иди, Философ, к этим людям и беседуй о Святой Троице с Ея помощью. Никто другой не может этого достойно принять на себя». В путешествие Константин взял себе помощником старшего брата.

Переговоры закончились в целом удачно, хотя хазарское государство и не стало христианским, каган позволил желающим креститься. Были и политические успехи. Нам же стоит обратить внимание на важное попутное событие. По дороге византийская делегация заехала в Крым, где около современного Севастополя (древний Херсонес) Константин отыскал мощи древнего святого папы Римского Климента. Впоследствии мощи святителя Климента братья передадут в Рим, чем дополнительно расположат к себе папу Адриана. Именно с Кирилла и Мефодия начинается особое почитание святого Климента у славян — вспомним величественную церковь в его честь в Москве недалеко от Третьяковской галереи.

Скульптура святых апостолов Кирилла и Мефодия в Чехии. Фото: pragagid.ru

Рождение письменности

862 год. Мы дошли до исторического рубежа. В этом году моравский князь Ростислав посылает письмо византийскому императору с просьбой прислать проповедников, способных на славянском языке наставить его подданных в христианстве. Великая Моравия, включавшая в то время отдельные области современной Чехии, Словакии, Австрии, Венгрии, Румынии и Польши, уже была христианской. Но просвещало ее немецкое духовенство, и все богослужение, священные книги и богословие были латинские, для славян непонятные.

И снова при дворе вспоминают про Константина Философа. Если не он, то кто же еще сможет выполнить задачу, в сложности которой отдавали себе отчет и император, и патриарх — святитель Фотий?

У славян не было письменности. Но даже не сам факт отсутствия букв представлял главную проблему. У них не было отвлеченных понятий и богатства терминологии, которое обычно складывается в «книжной культуре».

Высокое христианское богословие, Писание и богослужебные тексты надо было переложить на язык, не обладавший к тому никакими средствами.

И Философ справился с задачей. Конечно, не следует представлять, что работал он в одиночку. Константин снова призвал на помощь брата, были привлечены и другие сотрудники. Это был своего рода научный институт. Первый алфавит — глаголицу — составили на основе греческой тайнописи. Буквы соответствуют буквам греческого алфавита, но выглядят по-другому — настолько, что глаголицу часто путали с восточными языками. Кроме того, для звуков, специфических для славянского наречия, были взяты еврейские буквы (например, «ш»).

Дальше переводили Евангелие, выверяли выражения и термины, переводили богослужебные книги. Объем переводов, осуществленных святыми братьями и их непосредственными учениками, был весьма значителен — ко времени крещения Руси уже существовала целая библиотека славянских книг.

Цена успеха

Впрочем, деятельность просветителей не могла ограничиться только научно-переводческими изысканиями. Предстояло научить славян новым буквам, новому книжному языку, новому богослужению. Особенно болезненным был переход на новый богослужебный язык. Неудивительно, что духовенство Моравии, следовавшее до того немецкой практике, восприняло новые веяния в штыки. Выдвигались даже догматические аргументы против славянского переложения служб, так называемая триязычная ересь, будто бы с Богом можно говорить только на «священных» языках: греческом, еврейском и латинском.

Догматика переплеталась с политикой, каноническое право с дипломатией и властными амбициями — и в центре этого клубка оказались Кирилл и Мефодий. Территория Моравии находилась под юрисдикцией папы, и хотя Западная Церковь тогда еще не была отделена от Восточной, на инициативу византийского императора и константинопольского патриарха (а именно такой статус имела миссия) все же смотрели с подозрением. Немецкое духовенство, тесно связанное со светской властью Баварии, видело в начинаниях братьев осуществление славянского сепаратизма. И действительно, славянские князья кроме духовных интересов преследовали и государственные — свой богослужебный язык и церковная независимость значительно укрепили бы их положение. Наконец, папа находился в напряженных отношениях с Баварией, и поддержка оживления церковной жизни в Моравии против «триязычников» вполне укладывалась в общее направление его политики.

Политические противоречия дорого стоили миссионерам. Из-за постоянных интриг немецкого духовенства Константину и Мефодию дважды приходилось оправдываться перед римским первосвященником. В 869 году, не выдержав перенапряжения, св. Кирилл скончался (ему было всего 42 года), и его дело продолжил Мефодий, вскоре после этого рукоположенный в Риме в епископский сан. Мефодий скончался в 885 году, пережив изгнание, оскорбления и заточение, продолжавшееся несколько лет.

Дар ценнейший

Преемником Мефодия стал Горазд, и уже при нем дело святых братьев в Моравии практически заглохло: богослужебные переводы были запрещены, последователи убиты или проданы в рабство; многие сами бежали в соседние страны. Но это был не конец. Это было только начало славянской культуры, а значит, и русской культуры тоже. Центр славянской книжности переместился в Болгарию, потом в Россию. В книгах стала использоваться кириллица, названная так в честь создателя первого алфавита. Письменность выросла и окрепла. И сегодня предложения упразднить славянские буквы и перейти на латинские, которые в 1920-е годы активно продвигал нарком Луначарский, звучат, слава Богу, нереально.

Так что в следующий раз, расставляя точки над «ё» или мучаясь над русификацией новой версии фотошопа, задумайтесь, каким богатством мы обладаем.

Художник Ян Матейко

Совсем немногие народы удостоились чести иметь свой собственный алфавит. Это понимали уже в далеком девятом веке.

«Бог сотворил и ныне в наши годы — объявив буквы для языка вашего — то, чего не было дано никому после первых времен, чтобы и вы были причислены к великим народам, которые славят Бога на своем языке… Прими же дар, ценнейший и больший всякого серебра, и злата, и драгоценных камней, и всего преходящего богатства», — писал император Михаил князю Ростиславу.

И после этого мы пытаемся отделить русскую культуру от культуры православной? Русские буквы придумали православные монахи для церковных книг, в самом основании славянской книжности лежит не просто влияние и заимствование, а «пересадка», «трансплантация» византийской церковной книжности. Книжный язык, культурный контекст, терминологию высокой мысли создавали прямо вместе с библиотекой книг апостолы славян святые Кирилл и Мефодий.

Кирилл и Мефодий: удивительные приключения просветителей славян

Откуда взялась наша азбука? Кто же этого не знает! Давным-давно два болгарина, Кирилл и Мефодий, пришли на Русь и придумали кириллицу. А вот и не так! Звали их вовсе не Кирилл и не Мефодий, родились они не в Болгарии, на Русь не приходили и кириллицу не создавали! Как это? А что же тогда было? А были удивительные путешествия и приключения святых братьев, просветителей славян. Проследим их путь с самого начала!

О времени, в которое жили Кирилл и Мефодий

В IX веке на просторах Европы были две великие христианские империи: одна — Византия со столицей в Константинополе, другая — Франкская империя. В 843 году она разделилась между наследниками короля Карла Великого на несколько королевств. Между этими империями простирались земли, на которых жили в основном славяне-язычники. К тому времени официальным языком в Византии стал греческий, а во владениях франков — латинский, хотя в быту жители всех этих государств пользовались самыми разными языками.

А что в те времена происходило на землях, где потом возникла Русь? Там жили славянские племена — поляне, древляне, кривичи, вятичи и другие. Государство русов только-только зарождалось.

О том, как братья расстались, а потом встретились

На берегу Эгейского моря раскинулся византийский город Фессалоники, или, как называли его славяне, Солунь. В этом большом городе жили представители разных народов. Немало здесь было и славян, поэтому славянским языком в этих местах владели многие. Знали его и в семье офицера по имени Лев. Старшего из семи его сыновей, самого сильного и мужественного, звали Михаил. Младший, болезненный, «большеголовый», но очень одарённый мальчик, носил имя Константин.

Братья дружили, старший всегда опекал и защищал младшего.

Михаил, по примеру отца, выбрал военную карьеру. Скоро он добился больших успехов по службе — стал главой одной из провинций Византии, где жили славяне. Десять лет Михаил честно управлял вверенными ему землями, а потом решил удалиться от мира и отправился на гору Малый Олимп, что на южном берегу Мраморного моря. Там был монастырь. Михаил постригся в монахи, приняв имя Мефодий.

А младший брат, Константин, поехал учиться в Константинополь. Там он столь хорошо себя показал, что его назначили помогать в учебе будущему византийскому царю — малолетнему наследнику Михаилу. Самые уважаемые учителя той эпохи наставляли мальчиков в грамматике и астрономии, геометрии и философии, музыке и арифметике… Константин изучил больше шести языков! В том числе в совершенстве — славянский.

Кликните, чтобы послушать программу

Юноша отказался от выгодной женитьбы, твёрдо решив посвятить себя наукам. Тогда византийская царица и Патриарх, желая приблизить Константина к себе, уговорили его принять священный сан и стать библиотекарем при храме. Позже Константин стал преподавателем философии и даже получил прозвище Философ.

Византийский царь и патриарх очень ценили молодого учёного, приглашали его на соборы и диспуты, где Константин говорил на равных с почтенными мудрецами. В 852 году, когда Философу было всего 24 года, его даже отправили в столицу Арабского халифата Самару. Отправили потому, что арабы во время переговоров с Византией часто ругали христианскую веру. Нужны были грамотные люди, которые смогли бы изменить мнение арабов о христианстве. Константин вошёл в состав посольства, и принимал участие в долгих спорах о вере. В Самаре молодой человек удивлял арабских учёных мужей разумными высказываниями и отличным знанием Священного Писания. Домой, в Константинополь, арабы проводили его с честью и щедрыми дарами.

Вскоре после возвращения Константин покинул столицу и поехал на Малый Олимп, к старшему брату Мефодию.

Здесь братья наконец воссоединились после долгой разлуки. Вместе жили в монастыре, изучали труды святых отцов, молились и трудились. Но тихое отшельничество их скоро закончилось.

О том, как Мефодий и Константин к хазарам ездили

В то время к царю Михаилу пришли послы от хазар. Так назывался народ, который жил далеко к северу от Византии, в Хазарском каганате, по соседству с будущими древнерусскими землями (сейчас это Дагестан, часть Крыма, Дон и Нижнее Поволжье). Хазары просили прислать к ним мудрых людей, которые бы рассказали об учении Христа. Хазарский каган — верховный правитель, «хан ханов» — выбирал в ту пору, какую веру принять: ислам, иудаизм или христианство.

Царь Михаил назначил посланником к хазарам Константина, а тот уговорил брата, бывшего воина, помочь ему в опасном и долгом путешествии.

Нелёгок был путь через степи! Дикие племена угров, которые, как свидетельствует хронист, ходили в шкурах и выли как волки, нападали на караваны путников. По преданию, напали разбойники и на братьев, когда те остановились в степи для молитвы. Константин не испугался, лишь продолжал повторять: «Господи, помилуй!..» Когда святой закончил молитву, свирепые угры вдруг присмирели, стали кланяться ему и просить поучений. Получив благословение, разбойники отпустили монахов, и те благополучно продолжили путь.

Была у Константина и Мефодия важная и продолжительная остановка по дороге в Хазарию в крымском городе Херсонесе, или, по-славянски, Корсуни, что недалеко от нынешнего Севастополя. Готовясь к предстоящей миссии, святые братья продолжили изучать хазарский и еврейский языки, совершенствовались в славянском.

В Херсонесе, благодаря Мефодию и Константину, случилось настоящее чудо! В тех местах недалеко от берега в море были сокрыты мощи почитаемого христианского святого Климента, ближайшего ученика апостола Петра. Климента казнили в Херсонесе, в изгнании, в самом начале II века нашей эры. Кирилл и Мефодий убедили местного епископа найти мощи святого.

После заката солнца братья вместе с епископом и многими священнослужителями сели на корабль и отплыли в море. Там долго усердно молились. В полночь от моря вдруг воссиял свет! Перед изумлёнными священниками явились святые мощи. Их положили в корабль, отвезли в город и поместили в Апостольской церкви. Братья взяли часть мощей с собой в путешествие, чтобы со временем отвезти их в Рим.

Из Херсонеса Константин и Мефодий проделали долгий путь по морю и суше, пока не добрались до Кавказских гор, где располагался тогда каган — правитель Хазарии.

В ханском дворце братьев встретили с честью и приняли у них грамоту от царя Михаила. В долгих беседах с мусульманами, евреями и хазарами Константин разъяснял тонкости христианской веры, ссылаясь на Ветхий Завет, на древних пророков и праотцев, которых признавали, чтили и иудеи, и мусульмане, — Адама, Авраама, Ноя, Моисея, Давида, Саула…

Знатным хазарам, которые слышали долгие споры иудеев, мусульман и христиан, так понравились речи молодого византийского проповедника Константина, что двести из них приняли христианскую веру. В знак признательности хазары отпустили из каганата вместе с Мефодием и Константином более двухсот греческих пленников.

Братья двинулись в обратный путь в Константинополь. Принимали возвратившихся посланников в царском дворце с триумфом, как настоящих апостолов.

Мефодий стал игуменом Полихрониева монастыря на Малом Олимпе, а Константин поселился при церкви. И вновь недолгим был их отдых.

О буквах для великой Моравии

Великую Моравию (сейчас это территория Чехии) давно крестили немецкие миссионеры. Они тоже занимались переводами на славянский, но переводили только самые необходимые для прихожан молитвы и поучения. В храмах же верующие слышали только латынь, не понимали её, и поэтому немецкие священники могли объяснять им христианское учение так, как им хотелось. Проверить, правду ли они говорят, неграмотным крестьянам всё равно было невозможно.

В 862 году к царю Михаилу обратился моравский князь Ростислав: «Наш народ отверг язычество и принял закон христианский. Только нет у нас такого учителя, который бы веру Христову объяснил нам на нашем языке. Пошли к нам епископа и учителя!»

Царь Михаил откликнулся на просьбу Ростислава и первым делом позвал образованного в языках Константина Философа:
— Ведь вы с братом родом из Солоников (это ещё одно название города Фессалоники, родного для Кирилла и Мефодия), а солуняне все хорошо говорят по-славянски. Вот вам и идти к славянам в Моравию.

Константин был в то время нездоров, но согласился отправиться в далёкую страну. Спросил лишь:
— Имеют ли жители Моравии буквы на своём языке?
Михаил ответил:
— Нет, не имеют.
— Как же я буду проповедовать им? — огорчился Философ. — Это всё равно что записывать беседу на воде. К тому же, если славяне неправильно меня поймут, получится, что я проповедую ересь — неправильное церковное учение!
— Если захочешь, Бог даст тебе то, что ты просишь! — уверил Константина византийский царь. Он понимал, что создание письменного славянского языка нужно не только Моравии — новый язык поможет Византийской империи обратить в христианство тысячи и тысячи славян-язычников!

Константин снова отправился на Малый Олимп к Мефодию. Там молился, постился сорок дней, а затем взялся за работу. Перед братьями стояла очень непростая задача, но Кирилл смог придумать буквы, которые учитывали все особенности произношения славян. Святые братья взяли за основу говоры славян, которые жили недалеко от Фессалоник, и создали глаголицу — азбуку, понятную и жителям других частей славянского мира. Почему? Потому что в то время у славян был единый язык — разные славянские племена и народности разговаривали примерно одинаково и прекрасно друг друга понимали.

Константину предстояло перевести на новый язык Священное Писание, очень сложный текст. Многих слов, употребляемых там, в славянском языке просто не существовало, их нужно было создать заново. Такую сложную работу взял на себя святой философ. К Пасхе перевод начала Евангелия от Иоанна на новый славянский язык был готов. Завершив труды, святые братья вновь отправились в путь.

В Моравии Мефодий и Константин начали с того, что пошли в школы к местным детям. В школах готовили будущих священнослужителей и для этого обучали детей латинскому языку. Братья показали ученикам новую, славянскую азбуку и переведённые на славянский язык книги.

Местный князь Ростислав под началом Константина и Мефодия начал строить новые храмы, где службы шли на славянском языке.

Философ со своими учениками продолжал переводить церковные богослужения, люди в Моравии наконец стали понимать, о чём говорится в молитвах и как правильно славить Бога.

К сожалению, апостольская деятельность братьев очень не понравилась немецким священникам. Немцы были убеждены, что богослужения можно проводить только на трёх языках — латинском, еврейском и греческом. Это было распространённое тогда в латинской Западной Европе ошибочное мнение, которое позже назвали «трёхъязычная ересь». Константин горячо спорил с немцами, вспоминал слова древнего пророка Давида: «Хвалите Господа на всех языках!» и слова Евангелия: «Шедше научите вся языки…», то есть убеждал всех, что восхвалять Бога можно на любом языке.

Больше трёх лет провели Константин и Мефодий в Моравии. Обошли много земель, обустраивали школы, везде учили людей славянскому письму и слову Божию. Многие ученики из славян были готовы стать священниками и дьяконами, но давать им священный сан мог только епископ. А своего епископа в Моравии тогда не было. Кроме того, западные высокопоставленные священнослужители, недовольные популярностью византийских проповедников, отправили в Рим жалобу на то, что Константин и Мефодий учат славян богослужениям на славянском языке.

Чтобы отстаивать свою правоту, Константину и Мефодию пришлось отправиться в Рим. С собой они взяли мощи святого Климента, которые привезли из Херсонеса.

О том, как святые братья приехали в вечный город

По дороге в Рим Константин и Мефодий остановились в Паннонии, в Блатенском княжестве (оно располагалось у Блатенского озера, современного Балатона — территория Венгрии, восточной Австрии и юго-западной Словакии). Там правил князь Кóцел. Он принял братьев очень радушно, и византийцы задержались у Коцела примерно на полгода. Князь собрал из своего народа 50 учеников, и сам вместе с ними научился у Константина и Мефодия славянской азбуке. Прощаясь, Коцел предлагал проповедникам богатые подарки, но те отказались. Лишь попросили отпустить на свободу девятьсот греческих пленников, что и было сделано.

Дальше святители двинулись к Адриатическому морю, оттуда со своими учениками прибыли в итальянский город Венецию. В городе на воде они встречались и вновь много, горячо спорили со священниками, которые также впали в ересь «трёхъязычия». Доказывая и здесь свою правоту, Константин вспоминал слова апостола Павла: «Разве не идет от Бога дождь одинаково на всех, или солнце не сияет для всех, или вся тварь не дышит одним воздухом? Как же вы не стыдитесь думать, что кроме трех языков, все остальные племена и языки должны быть слепыми и глухими».

Византиец перечислил народы, которые молятся христианскому Богу на своём языке — армяне, персы, абхазы, иверы, сугды, готы, обры, турки, козары, аравляне, египтяне, сирияне и многие другие. «Всякое дыхание да хвалит Господа!»

В Риме главный епископ Адриан со священниками встречали Константина и Мефодия «как ангелов Божиих». Мощи святого Климента считались величайшей реликвией, поэтому людям, которые доставили святыню, оказали всяческий почёт и покровительство. Адриан утвердил богослужение на славянском языке и благословил переводы, которые сделали братья. Славянские книги были положены на алтаре в храмах Санта-Мария-Маджоре и в Сан-Паоло-фуори-ле-Мура, крупнейших римских храмах того времени. Братьям позволили провести на славянском языке главное богослужение — литургию в храме апостола Петра.

Поездка в Рим стала для Константина последним путешествием. Через год после прибытия в Вечный город слабый здоровьем сорокалетний просветитель серьёзно простудился. Своему старшему брату, верному товарищу и защитнику Константин Фиолософ завещал: «Мы с тобой как два вола: от тяжёлой ноши один упал, другой должен продолжать путь».

За пятьдесят дней до смерти Константин постригся в монахи с именем Кирилл. Мефодий хотел забрать тело брата, чтобы похоронить на родине, но, по совету римского епископа, Кирилла похоронили в храме святого Климента, рядом с мощами, которые братья доставили в Рим. С этого момента Кирилла начали почитать как святого. А Мефодию предстояло продолжать дело, которое братья начинали вместе.

О долгих странствиях Мефодия

Через некоторое время князь Паннонии Коцел попросил римского епископа вновь отправить к нему Мефодия.

Римский епископ Адриан II подтвердил, что Мефодий вправе проводить литургию на славянском языке, назначил его своим официальным посланником. Великая Моравия и Паннония теперь были землями, вверенными Мефодию.

По дороге в Паннонию Мефодий заехал в Великую Моравию. А там уже всё изменилось: князь Ростислав, который так радушно принимал прежде святых братьев, больше не возглавлял страну. На престоле был его племянник Святополк. Этот правитель снова открыл страну для немецких миссионеров, а тем, конечно, совсем не хотелось видеть рядом конкурента-проповедника, который учит и служит на «неправильном» языке. В 870 году, во время похода короля Людовика Немецкого на Моравию, Мефодий попал в плен. Немецкие епископы этим воспользовались: Мефодия обвинили в захвате чужих церковных территорий, арестовали, судили и отправили в ссылку в Швабию, область на юго-западе современной Германии, в один из монастырей. Там, в заключении, вместе с некоторыми своими учениками он провёл почти три года. В Рим об этом никто ничего не сообщил, защитить святителя было некому.

Немало претерпел Мефодий в заключении — и голод, и лишения… В конце концов весть о несчастьях митрополита всё же дошла до нового Римского епископа Иоанна VIII. Он тут же отдал строгий приказ освободить заключённого.

Мефодий был оправдан, права его восстановили, и землю, которую митрополит окормлял (то есть опекал, отвечал за неё), вернули.

Добравшись до Великой Моравии, святитель, окружённый учениками, продолжил свои апостольские труды: переводил богослужебные книги на славянский язык, проповедовал местным жителям учение Христа, обратил в христианство чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу.

Служение Мефодия не было безоблачным. Менялась власть, и его то чествовали и во всём ему помогали, то снова обвиняли в ереси, притесняли, мешали проводить богослужения на славянском языке. В такие моменты лишь вмешательство Рима спасало святителя. Мефодий стал архиепископом, перевёл на славянский язык почти весь Ветхий Завет, собрание церковных канонов, светских законов и множество книг.

Кликните, чтобы открыть и скачать

Мефодию приходилось много ездить: из Паннонии в Моравию, оттуда — в Рим, снова в Моравию, в Константинополь и опять в Моравию… В лесах по дороге на него нападали разбойники, на море он не раз попадал в штормы, на реках он едва не тонул в глубоких омутах. Но несмотря на испытания, святитель не оставлял служение до самой своей кончины в 885 году. Его похоронили в столице Великой Моравии Велеграде. Отпевали его на славянском, греческом и латинском языках. Перед смертью Мефодий назначил себе преемника. Это был Горазд Охридский — славянин, архиепископ, который не только сохранил наследие Кирилла и Мефодия, но и вместе с другими учениками святых братьев принимал участие в создании на основе глаголицы алфавита, которым мы пользуемся сегодня, — кириллицы.

Зачем же нужна была кириллица, если уже была глаголица? В кириллице начертание букв очень напоминает греческую азбуку. А её в те времена все знали — греческий был, как бы теперь сказали, «языком межнационального общения», наподобие английского в наши дни. Кириллица выглядела привычнее и легче воспринималась и учёными, и купцами, и князьями, и простыми людьми, хотя все буквы, все звуки в неё перешли из алфавита Кирилла и Мефодия — глаголицы.

Все алфавиты, созданные после Рождества Христова, неразрывно связаны с принятием народами христианства. И готы, и эфиопы, и славяне получили свои алфавиты и собственные литературные языки только после крещения. Святые братья понимали, что Христово учение обращено ко всем народам, а неграмотным людям проповедовать сложно. Благодаря Кириллу и Мефодию славяне получили не только Евангелие и богослужение на родном языке, но и возможность читать византийские книги.

Почти через тысячу лет после рождества Спасителя и Русь приняла крещение. Наследие святых братьев и их учеников стали доступны и для нас. Русские познакомились с книгами Кирилла, Мефодия и их учеников, и стали писать свои книги! Появилась древнерусская литература: «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона, «Поучение» Владимира Мономаха, «Сказание о Борисе и Глебе» и другие. Мы по праву преемники и хранители наследия Кирилла и Мефодия.

Глаголица

У Константина получилась азбука из 41 буквы (позже сократилась до 30). Только была это не известная нам кириллица, а другая, первая славянская азбука — глаголица. Название, возможно, произошло от четвёртой буквы алфавита — «глагол», которое означало «слово». «Глаголати» — говорить. Получается, с помощью букв глаголицы священные книги заговорили со славянами на их родном языке.

Константин придумал совершенно новый алфавит. Его буквы самой своей формой идеально подходили для проповеди, так как представляли собой сочетания христианских элементов, символизирующих христианское учение: крест — Страсти Христовы, круг — Божественное совершенство, треугольник — Святая Троица.

Дольше всего глаголица продержалась в Хорватии, последнее печатное издание вышло в Риме в начале прошлого века, правда, буквы немного изменились внешне под влиянием готических западных букв.

Кириллица

Кириллический алфавит — кириллица — был составлен позже, уже после смерти святых братьев, на основе глаголицы по звучанию и греческого письма по написанию. Считается, что новую азбуку составили ученики Мефодия, нашедшие приют в Болгарии после их изгнания властями из Великой Моравии.

Почему же понадобилась и впоследствии стала популярна кириллица, если уже была глаголица? Дело в том, что кириллица очень похожа по написанию на греческий алфавит, который тогда был широко распространён. Греческим письмом переписывали богослужебные книги, поэтому и славянам было удобнее и понятнее писать на похожей кириллице. Сегодня кириллицей пишут в Белоруссии, Болгарии, Сербии, Северной Македонии, России, Украине, Киргизии, Монголии, Таджикистане, Абхазии, Боснии и Герцеговине, Черногории, Южной Осетии…

Пройдите наш небольшой тест и узнайте, внимательно ли вы прочли историю о братьях-просветителях!

1. Как звали Кирилла и Мефодия до монашеского пострига?

А) Климент и Матфей; Б) Корнилий и Максим; В) Константин и Михаил; Г) Киприан и Марк.

Старшего брата, Мефодия, до пострига звали Михаилом, а младшего, Кирилла, — Константином. Михаил постригся в монахи еще в молодом возрасте, а Константин — только за 50 дней до своей смерти.

Пройдите еще один тест: Кириллица, глаголица – что за птицы? Разберитесь, пройдя наш тест

Биография

Кирилл и Мефодий прославились на весь мир как поборники христианской веры и авторы славянской азбуки. Биография пары обширна, Кириллу посвящено даже отдельное жизнеописание, созданное сразу после смерти мужчины. Впрочем, сегодня познакомиться с краткой историей судеб этих проповедников и основателей алфавита можно в различных пособиях для детей. Братья имеют собственную икону, где изображены вместе. К ней обращаются с молитвами о хорошей учебе, везении для студентов, прибавлении ума.

Детство и юность

Кирилл и Мефодий родились в греческом городе Солуни (нынешние Салоники) в семье военачальника по имени Лев, которого авторы жизнеописания парочки святых характеризуют как «хорошего рода и богатый». Будущие монахи росли в компании еще пятерых братьев.

Кирилл и Мефодий встречаются со славянским народом

До пострига мужчины носили имена Михаил и Константин, причем первый был старше – родился в 815 году, а Константин в 827-ом. По поводу этнической принадлежности семейства в кругах историков до сих пор не утихают споры. Одни относят его к славянам, потому как эти люди в совершенстве владели славянским языком. Другие приписывают болгарские и, конечно, греческие корни.

Мальчики получили блестящее образование, а когда возмужали, их пути разошлись. Мефодий подался на военную службу по протекции верного друга семьи и дорос даже до губернатора византийской провинции. На «славянском княжении» зарекомендовал себя как мудрый и справедливый правитель.

Азбука Кирилла и Мефодия

Кирилл с раннего детства увлекался чтением книг, поражал окружение отменной памятью и способностями к наукам, слыл полиглотом – в языковом арсенале, кроме греческого и славянского, числился иврит и арамейский. В 20 лет молодой человек, выпускник Магнаврского университета, уже преподавал азы философии в придворном училище при Царьграде.

Христианское служение

Кирилл наотрез отказался от светской карьеры, хотя такую возможность предоставили. Женитьба на крестнице чиновника царской канцелярии в Византии открывала головокружительные перспективы – руководство областью в Македонии, а дальше и должность главнокомандующего войском. Однако юный богослов (Константину исполнилось всего 15 лет) предпочел ступить на церковную стезю.

Святые Кирилл и Мефодий. Миниатюра из Радзивилловской летописи, 15 век

Когда уже преподавал в университете, мужчине удалось даже одержать победу в богословских спорах над вождем иконоборцев, бывшим когда-то патриархом Иоанном Грамматиком, также известным под именем Аммий. Впрочем, эту историю считают просто красивой легендой.

Главной задачей для правительства Византии на тот момент считалось укрепление и пропаганда православия. Вместе с дипломатами, которые колесили по городам и весям, где вели переговоры с религиозными врагами, ездили миссионеры. Им и стал в 24 года Константин, отправившись с первым важным заданием от государства – наставлять мусульман на путь истинный.

Икона Кирилла и Мефодия

В конце 50-х годов 9 века братья, устав от мирской суеты, удалились в монастырь, где 37-летний Мефодий принял постриг. Однако отдыхать Кириллу долго не позволили: уже в 860 году мужчину призвали к трону императора и поручили вступить в ряды Хазарской миссии.

Дело в том, что хазарский каган объявил о межрелигиозном диспуте, где христианам предлагалось доказать иудеям и мусульманам истинность веры. Хазары уже были готовы переметнуться на сторону православия, но поставили условие – только в случае победы византийских полемистов в спорах.

Кирилл взял с собой брата и блестяще выполнил возложенное на его плечи задание, но все равно миссия полностью не удалась. Хазарское государство христианским не стало, хотя каган и разрешил людям креститься. В этой поездке случилось серьезное для верующих историческое событие. По пути византийцы заглянули в Крым, где в окрестностях Херсонеса Кирилл нашел мощи Климента, святого папы Римского, четвертого по счету, которые затем передали в Рим.

Братья замешаны в еще одной важной миссии. Однажды помощи у Константинополя попросил правитель моравских земель (славянское государство) Ростислав – требовались учителя-богословы, чтобы те на доступном языке рассказали народу об истинной вере. Таким образом князь собирался уйти от влияния епископов-немцев. Эта поездка стала знаковой – появилась славянская азбука.

Кирилл и Мефодий с учениками

В Моравии братья работали не покладая рук: переводили греческие книги, преподавали славянам азы чтения, письма, а заодно учили вести богослужения. «Командировка» заняла три года. Результаты трудов сыграли большую роль в подготовке к крещению Болгарии.

В 867 году братьям пришлось ехать в Рим, чтобы держать ответ за «богохульство». Кирилла и Мефодия Западная Церковь назвала еретиками, обвинив в том, что они читают проповеди в том числе на славянском языке, тогда как о всевышнем разговаривать можно только на греческом, латинском и еврейском.

Храм Кирилла и Мефодия в Саратове

По пути в итальянскую столицу остановились в Блатенском княжестве, где обучили народ книжному делу. Прибывшим в Рим с мощами Климента так обрадовались, что новый папа Адриан II разрешил проводить богослужения на славянском и даже позволил переведенные книги разложить по церквям. Во время этой встречи Мефодий получил епископский сан.

В отличие от брата Кирилл лишь на пороге смерти постригся в монахи – так нужно было. После кончины проповедника Мефодий, обросший учениками, вернулся в Моравию, где пришлось сражаться с немецким духовенством. Умершего Ростислава сменил племянник Святополк, который поддерживал политику немцев, не дававших спокойно работать византийскому священнику. Пресекались любые попытки распространять славянский язык в качестве церковного.

Кирилл и Мефодий

Мефодий даже три года сидел в заключении при монастыре. Освободиться помог римский папа Иоанн VIII, который наложил запрет на литургии до тех пор, пока Мефодий в тюрьме. Однако, чтобы не нагнетать обстановку, Иоанн же запретил и богослужение на славянском языке. Лишь проповеди не карались законом.

Но выходец из Салоников на свой страх и риск продолжал тайно проводить службы на славянском. В это же время архиепископ крестил чешского князя, за что чуть позже предстал на суде в Риме. Впрочем, удача благоволила Мефодию – он не просто избежал наказания, а еще и получил папскую буллу и возможность снова вести богослужения на славянском языке. Незадолго до смерти успел перевести Ветхий Завет.

Создание азбуки

Братья из Салоников вошли в историю как создатели славянской азбуки. Время события – 862 или 863 год. Житие Кирилла и Мефодия утверждает, что идея родилась еще в 856 году, когда братья вместе с учениками Ангеларием, Наумом и Климентом поселились на горе Малый Олимп в монастыре Полихрон. Здесь Мефодий служил настоятелем.

Кириллица и глаголица

Авторство алфавита приписывают Кириллу, а вот какого именно, остается загадкой. Ученые склоняются к глаголице, на это указывают 38 знаков, которые она содержит. Что касается кириллицы, то ее воплотил в жизнь Климент Охридский. Однако если даже это и так, то ученик все равно использовал наработки Кирилла – это он вычленил звуки языка, что самое важное при создании письменности.

Основой для алфавита послужила греческая тайнопись, буквы очень похожи, поэтому глаголицу путали с восточными азбуками. А вот для обозначений специфических славянских звуков взяли еврейские буквы, к примеру, «ш».

Смерть

Константина-Кирилла в поездке в Рим сразила тяжелая болезнь, а 14 февраля 869 года он умер – этот день в католицизме признан днем памяти святых. Тело предали земле в римском храме Святого Климента. Кирилл не хотел, чтобы брат возвращался в монастырь в Моравию, и перед кончиной якобы изрек:

«Вот, брат, были мы с тобой как два вола в упряжи, пахали одну борозду, и я y леса падаю, свой день окончив. A ты хоть и очень любишь гору, но не моги ради горы оставить учительство свое, ибо чем иным можешь ты лучше достичь спасения?»

Мефодий пережил мудрого родственника на 16 лет. Предчувствуя смерть, приказал отнести себя в церковь для чтения проповеди. Священник умер в Вербное воскресенье 4 апреля 885 года. Отпевали Мефодия на трех языках – греческом, латинском и, конечно, славянском.

Памятник Кириллу и Мефодию

На посту Мефодия сменил ученик Горазд, и тут все начинания святых братьев стали рушиться. В Моравии постепенно снова запретили богослужебные переводы, на последователей и учеников открыли охоту – преследовали, продавали в рабство и даже убивали. Часть приверженцев убежала в страны по соседству. И все же славянская культура выстояла, центр книжности переехал в Болгарию, а оттуда в Россию.

Святые первоапостольные учителя почитаются на Западе и Востоке. В России в память о подвиге братьев учрежден праздник – 24 мая отмечают День славянской письменности и культуры.

Память

Населенные пункты

  • 1869 – основание деревни Мефодиевка около Новороссийска

Памятники

  • Памятник Кириллу и Мефодию у Каменного моста в Скопье, Македония.
  • Памятник Кириллу и Мефодию в Белграде, Сербия.
  • Памятник Кириллу и Мефодию в Ханты-Мансийске.
  • Монумент в честь Кирилла и Мефодия в Салониках, Греция. Изваяние в форме подарка было передано Греции Болгарской православной церковью.
  • Статуя в честь Кирилла и Мефодия перед зданием Национальной библиотеки Святых Кирилла и Мефодия в городе София, Болгария.
  • Базилика Вознесения Девы Марии и святых Кирилла и Мефодия в Велеграде, Чехия.
  • Монумент в честь Кирилла и Мефодия, установленный перед зданием Национального дворца культуры в городе София, Болгария.
  • Памятник Кириллу и Мефодию в Праге, Чехия.
  • Памятник Кириллу и Мефодию в Охриде, Македония.
  • Кирилл и Мефодий изображены на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде.

Книги

  • 1835 – поэма «Кирилло-Мефодиада», Ян Голлы
  • 1865 — «Кирилло-Мефодиевский сборник» (под редакцией Михаила Погодина)
  • 1984 — «Хазарский словарь», Милорад Павич
  • 1979 — «Солунские братья», Слав Караславов

Фильмы

  • 1983 — «Константин Философ»
  • 1989 — «Солунские братья»
  • 2013 — «Кирилл и Мефодий — Апостолы славян»

МЕФОДИЙ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЙ

Святой равноапостольный Мефодий

Мефо́дий (+ 885), славянский первоучитель, вероятно — архиепископ Сирмийский, легат папы Римского ad gentes , святой равноапостольный. Вместе со своим братом, св. Кириллом, создал славянскую азбуку и стал первым переводчиком богослужебных книг на славянский язык.

Память 6 апреля, 11 мая, в числе Седмочисленников, в Соборах Болгарских, Галицких и Карпаторусских святых

Святой Мефодий (мирское имя неизвестно, предположительно Михаил) родился до 820 году в городе Солуни в Македонии в семье Льва Друнгария, родом болгарского славянина, одного из помощников при солунском стратиге (военном генерал-губернаторе).

Мефодий сначала служил, как и отец его, в военном звании. Царь, узнав о нем, как о хорошем воине, поставил его воеводой в одно славянское княжество Славинию, бывшею под греческой державой. Это случилось по особому усмотрению Божию и для того, чтобы Мефодий мог лучше научиться славянскому языку, как будущий впоследствии духовный учитель и пастырь славян. Пробыв в чине воеводы около 10 лет и познав суету житейскую, Мефодий стал располагать свою волю к отречению от всего земного и устремлять свои мысли к небесному. Оставив воеводство и все утехи мира, он ушел в монахи на гору Олимп в Вифинии .

Позже к нему присоединился его брат, святой равноапостольный Кирилл. С этого момента братья трудились вместе до самой смерти святого Кирилла в 869 году. Они совершили в 860-861 годах путешествие в Хазарию, где участвуют в прениях с магометанами и евреями.

Святой Мефодий помогал брату в создании славянской азбуки, в первых переводах Священного Писания и некоторых богослужебных книг.

В 863 году они отправлились в Моравию, где проработали более трех лет, занимаясь просвещением и продолжая переводы. В 866 году они вернулись на родину вместе с некоторыми моравскими учениками, но вынуждены были задержаться в Паннонском княжестве (юго-запад Венгрии). Затем братья оказались в Венеции, где в конце 867 года получили из Константинополя весть об убийстве императора Михаила и о низведении святителя Фотия, проклятого ранее папой Николаем I.

В начале 868 года братья прибывают в Рим , где нашли одобрение своих трудов у папы Адриана II.

Слабый здоровьем Кирилл заболел и, приняв схиму, скончался в 869 году в возрасте 42-х лет, перед смертью взяв с Мефодия обещание продолжать начатое в Моравии дело.

В половине 869 года Адриан II, по просьбе славянских князей, отправил Мефодия (может быть, посвятив его во епископа), к святому Ростиславу, его племяннику Святополку (в Нитре, Северо-Западная Венгрия) и Коцелу, а в конце 869 года, при возвращении Мефодия в Рим, возвел его в звание архиепископа Сирмия Паннонского, разрешив для его церкви богослужение на славянском языке, с тем ограничением, что Евангелие и Апостол должны читаться сначала по-латыни, а потом по-славянски. Неизвестно, закрепил ли Адриан II права славянского богослужения и документально .

Между тем, в связи с пленением франками Ростислава Моравского и восстановлением в Моравии власти баварских епископов, Мефодий, поселившийся у Коцела, был вызван на суд зальцбургского архиепископа Адальвина и его суффраганов, обвинен в нарушении их иерархических прав на Паннонию и Моравию и приговорен к тюремному заключению в 870 году. Он пробыл в тюрьме, при самых ужасных условиях, до 873 года, когда новый папа Иоанн VIII, желая поддержать папский авторитет и считаясь с освобождением Моравии под властью Святополка, заставил баварский епископат освободить Мефодия и возвратить его в Моравию. Мефодию, в то же время, воспрещено было славянское богослужение до разбора дела папой. За смертью главных противников Мефодия этот разбор вовсе не состоялся.

Время с 873 по 879 год — самое спокойное в жизни Мефодия. Он продолжал дело церковного устройства Моравии. В связи с политическими успехами Святополка расширялась и славянская Церковь Мефодия: вероятно, им были крещены чешский князь Боривой и польский князь «в Вислех». Нравственно-строгий Мефодий боролся с распущенностью князя и вельмож, возбуждая этим их недовольство. Немецко-латинское духовенство неохотно подчинялось Мефодию, обвиняя его в совершении, вопреки папскому запрету, славянского богослужения, в отступлении от римского правоверия, в неуважении к князю. В 879 году Святополк отправил в Рим посла, с просьбой к папе высказаться о Мефодии и спорных вопросах; Иоанн VIII ответил буллами Святополку и Мефодию, успокаивая первого и выражая свое удивление, по поводу слухов о нем, второму, подтверждая воспрещение ему славянского богослужения и вызывая его к ответу в Рим.

В 880 году, в новой булле Святополку, Иоанн VIII подтвердил правоверие явившегося в Рим Мефодия и, вместе с тем, разрешил славянское богослужение, с той же оговоркой, что и в разрешении Адриана II. По-видимому, папа считался с опасностью поддержки Мефодия Восточной Римской империей, где был восстановлен на патриаршем престоле святитель Фотий, признанный теперь и Римом, нуждавшимся в помощи Византии против арабов и немецких Каролингов. Значение победы Мефодия было ослаблено двумя мероприятиями папы: разрешением совершать для князя и вельмож, по их желанию, латинское богослужение, и посвящением во епископа, помощника Мефодия, немца-латиника Вихинга, главного противника Мефодия и его дела. Вихинг стал распространять слухи об осуждении папой Мефодия и был разоблачен перед народом лишь путем ознакомления — на собрании — с буллой папы, что, впрочем, не остановило его. Мефодий в 881 году обратился к папе с жалобой и получил буллу, обещавшую разобрать спор его с Вихингом. Но, по-видимому, Мефодий уже мало верил в искренность Иоанна VIII и решил опереться на родную Византию.

В 881-882 годах он совершил через Болгарию путешествие в Константинополь. Император Василий I и патриарх Фотий исполнили его желания, и он оставил им священника и диакона, вместе со славянскими книгами (вероятно, для славян Хорватии и византийской Далмации). Возвратившись в Моравию, Мефодий в 883 году занялся переводом на славянский язык полного текста канонических книг Священного Писания (кроме Маккавейских книг); тогда же он перевел Номоканон патриарха Иоанна Схоластика (VI в.), и Патерик (неизвестно какой). Борьба Мефодия с Вихингом не прекращалась, не исчезла и натянутость отношений к нему Святополка. Незадолго перед смертью Мефодий отлучил Вихинга от Церкви, а тот отправился с жалобой на него в Рим, где правил папа Стефан V.

Мефодий скончался 6 апреля 885 году, благословляя Византийского императора Василия, князя Святополка и народ, наметив себе преемником ученика своего мораванина Горазда. Святой равноапостольный Мефодий был погребен в своей соборной церкви, место которой остается неизвестным.

Со смертью Мефодия дело его в Моравии приблизилось к гибели. Папа Римский Стефан V, поощряемый Вихингом, отправил к Святополку буллу, осуждая Мефодия за неправоверие, ложно обвиняя его в нарушении, отправлением славянского богослужения, клятвы, данной им Иоанну VIII, рекомендуя князю Вихинга, как верного человека, и требуя явки в Рим назначенного Мефодием Горазда. С прибытием в Моравию Вихинга и папских легатов началось, при попустительстве Святополка, преследование учеников Кирилла и Мефодия и уничтожение их славянской Церкви. До 200 клириков-учеников Мефодия было изгнано из Моравии или продано в рабство в Венецию. Моравский народ не оказал им никакой поддержки.

Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий

Таким образом, дело Кирилла и Мефодия погибло не только в Моравии, но и вообще у западных славян, если не считать его короткого продолжения в Чехии; они примкнули культурно, отчасти и социально, политически, к германо-романскому миру. Зато оно получило дальнейшую жизнь и расцвет у южных славян, отчасти у хорватов, более — у сербов, особенно же у болгар и, через болгар, у русских, восточных славян, соединивших свои судьбы с православной Византией. Это произошло благодаря ученикам Кирилла и Мефодия, изгнанным из Моравии; одни из них (Горазд, Климент, Наум и другие) ушли в Болгарию святого князя Бориса, принеся с собой славянские рукописи, другие были выкуплены из рабства в Венеции Византией и использованы ею для просвещения южных славян. Но как бы то ни было, после Кирилла и Мефодия уже не было условий для создания единого культурного славянского мира.

См. также

  • Кирилл и Мефодий
  • Кирилл равноапостольный
  • Церковнославянский язык

Использованные материалы

См. обсуждение этой версии в ст. Сирмийская епархия.

См. подробнее И.И. Малышевский. Олимп, на котором жили св. Константин и Мефодий —

возможно, по призыву папы

булла его 869 года (в Паннонском житии Мефодия) едва ли подлинна, представляя собой либо неточное воспроизведение подлинного документа, либо позднейшее облечение в форму буллы словесного распоряжения папы, либо передачу содержания последующей буллы Иоанна VIII 880 года (не имеющейся в Житии и едва ли хорошо известной его автору), приписанной Адриану II