Объяснишь мне

Николай Заболоцкий — Разве ты объяснишь мне —

* * *
Can you tell me,explain just from where
Do I take these strange images of thoughts?
Please, distract my will from this wonder,
Let my mind will be empty from thoughts.
I’m afraid there’ll come an occasion
When my thought, not knowing a way to the words
And which appeared in the throes of creation,
Breaks my breast just in half in this world.
Earning our living by art
And delighting blind minds with all this,
We, as small children with whole heart,
Have fun,playing over the open abyss.
But as soon as the inevitable turn comes,
Butterfly, its burned wings hardly dragging,
In the flame of the candle quickly dies
So that this candle was always shining!
Николай Заболоцкий
* * *
Разве ты объяснишь мне — откуда
Эти странные образы дум?
Отвлеки мою волю от чуда,
Обреки на бездействие ум.
Я боюсь, что наступит мгновенье,
И, не зная дороги к словам,
Мысль, возникшая в муках творенья,
Разорвет мою грудь пополам.
Промышляя искусством на свете,
Услаждая слепые умы,
Словно малые глупые дети,
Веселимся над пропастью мы.
Но лишь только черед наступает,
Обожженные крылья влача,
Мотылёк у свечи умирает,
Чтобы вечно пылала свеча!

Заболоцкий Николай — Все, что было в душе

Николай Заболоцкий
«Все, что было в душе»
Все, что было в душе, все как будто опять потерялось,
И лежал я в траве, и печалью и скукой томим.
И прекрасное тело цветка надо мной поднималось,
И кузнечик, как маленький сторож, стоял перед ним.
И тогда я открыл свою книгу в большом переплете,
Где на первой странице растения виден чертеж.
И черна и мертва, протянулась от книги к природе
То ли правда цветка, то ли в нем заключенная ложь.
И цветок с удивленьем смотрел на свое отраженье
И как будто пытался чужую премудрость понять.
Трепетело в листах непривычное мысли движенье,
То усилие воли, которое не передать.
И кузнечик трубу свою поднял, и природа внезапно проснулась.
И запела печальная тварь славословье уму,
И подобье цветка в старой книги моей шевельнулось
Так, что сердце мое шевельнулось навстречу ему.
1936
Николай Алексеевич Заболоцкий родился (24 апреля) 7 мая 1903 года в Казани в семье агронома. Детские годы Николая прошли в селе Сернур Вятской губернии, недалеко от города Уржума. После окончания реального училища в Уржуме в 1920 году, Заболоцкий поступает в Московский университет сразу на два факультета – филологический и медицинский. Литературная жизнь Москвы захватывает поэта. Он увлекается подражанием то Блоку, то Есенину. С 1921 по 1925 годы Заболоцкий обучается в педагогическом институте им. Герцена в Ленинграде. За годы учебы сближается с группой молодых авторов, «обериутов» («Объединение реального искусства»). Всем членам этого объединения были свойственны элементы алогизма, абсурда, гротеска, эти моменты не были чисто формальными приемами, а выражали, и своеобразно, конфликтность мироуклада. Участие в этой группе помогает поэту найти свой путь. Первая книга его стихов, «Столбцы», вышла в 1926 году. Эта книга имела шумный и даже скандальный успех. Читателей буквально ошеломили поэтика гротеска и косноязычия, нарушения ритма и метра, шокирующие прозаизмы, откровенная нелитературная стилистика. В 1938 году его репрессируют по ложному обвинению и отправляют работать строителем на Дальний Восток, в Алтайский край, Караганду. В 1930-1940-е годы Заболоцкий пишет «Метаморфозы», «Лесное озеро», «Утро» и др. В 1946 году Заболоцкий возвращается в Москву. Работает над переводами грузинских поэтов, посещает Грузию. В 1950-е выходят стихи «Некрасивая девочка», «Старая актриса» и др., которые делают его имя широко известным. В 1957 году он побывал в Италии. Заболоцкий увлекался живописью Филонова, Шагала, Брейгеля. Умение видеть мир глазами художника осталось у поэта на всю жизнь. В 1955 году у Заболоцкого случился первый инфаркт, а 14 октября 1958 года его больное сердце остановилось навсегда.

Есть лица, подобные пышным порталам,
Где всюду великое чудится в малом.
Есть лица — подобия жалких лачуг,
Где варится печень и мокнет сычуг.
Иные холодные, мертвые лица
Закрыты решетками, словно темница.
Другие — как башни, в которых давно
Никто не живет и не смотрит в окно.
Но малую хижинку знал я когда-то,
Была неказиста она, небогата,
Зато из окошка ее на меня
Струилось дыханье весеннего дня.
Поистине мир и велик и чудесен!
Есть лица — подобья ликующих песен.
Из этих, как солнце, сияющих нот
Составлена песня небесных высот.

Анализ стихотворения «О красоте человеческих лиц» Заболоцкого

Николай Алексеевич Заболоцкий тонко чувствовал людей и с невероятной точностью мог составить психологический портрет, полагаясь на внутренние ощущения и детали внешности человека.

С этой целью он обращается к деталям: уголки губ, ямочки на щеках или морщины на лбу, которые отображают внутренний мир человека. То, как Заболоцкий стремится заглянуть в души людей, и мы это видим в его стихотворении «О красоте человеческих лиц».

История создания

Стихотворение написано на закате писательской деятельности Заболоцкого – в 1955-м году. В этот период поэт испытывает творческий подъем, во время которого он изливает всю свою житейскую мудрость с помощью писательства. В его произведениях наблюдается тонкое понимание жизни и людей.

Основная мысль произведения

В основе стихотворения лежит идея того, что жизнь человека отпечатывается в его внешности. Все привычки, образ жизни, черты характера буквально пишутся на его лице. Заболоцкий говорит нам, что лицо не может обмануть, потому с помощью внешнего описания поэт составляет внутренний портрет прохожих.

Средства выразительности

Стихотворение построено на сравнении, с помощью которого автор соотносит портреты людей с говорящими образами: «подобные пышным порталам», «словно темница», «как солнце сияющих нот».

С помощью антонимов поэт раскрывает загадку человека: «великое чудится в малом», а безличные глаголы свидетельствуют о напыщенности и скудности души: «великое чудится».

Роль метафор – одна из наиболее значимых, так как на них строятся яркие и символичные образы. Из слов «варится печень и мокнет сычуг» автор подчеркивает свою негативную позицию. Ведь люди с таким внутренним миром вынашивают в себе грязные помыслы и мысли. Словосочетание «покинутые башни» – метафора к опустошенным душам, в которых остался лишь холод и мрак, а слова об «окошке» с «дыханьем весеннего дня» явно свидетельствуют об одухотворенности человека, чей образ внушает теплоту и уют. В тексте также есть такие эпитеты как: «жалкие лачуги», «пышные порталы», «ликующие песни».

Композиция, жанр, рифма и размер

Стихотворение отображает возрастающую эмоциональность, заканчивающеюся торжеством лирического субъекта: «Поистине мир и велик и чудесен!». Композиционно текст состоит из двух частей: первая состоит из описания неприятных лиц, вторая – портреты одухотворенные и светлые.

«О красоте человеческих лиц» – глубокомысленное произведение, которое относится к жанру философской лирики.

Написано оно четырехстопным амфибрахием и содержит 4 катрена. Рифмовка смежная: женские рифмы чередуются с мужскими.