Око за око зуб за зуб Библия

Закон талиона

Закон талиона

Принцип талиона (лат. lex talionis) — принцип назначения наказания за преступление, согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причинённый преступлением («око за око, зуб за зуб»).

Виды и предназначение

По способу возмездия выделяют материальный талион, когда причинённое зло в точности воспроизводится наказанием (например, нанёсшему телесное повреждение отплачивается таким же), и символический, в котором равенство проступка и наказания проводится в идее.

Талион появляется в праве, когда кровная месть без пределов перестает соответствовать требованиям правосознания. Он имеет целью охрану правонарушителя и его рода от причинения излишнего ущерба со стороны потерпевших.

Талион является грубым выражением справедливости, доступным и понятным уже первобытному человеку.

Талион в истории права

Талион известен в первую очередь первобытным народам, у которых применяется в самых разнообразных формах, сохраняющих одно основное стремление — уравнять наказание с причиненным ущербом.

До каких пределов последовательно в этом отношении обычное право, видно из того, что у жителей Гвинеи мужчина, супруга которого совершила прелюбодеяние, был в праве совершить такое же преступление с женой виновного.

В Абиссинии родственник убитого чьим-либо неосторожным падением с дерева мог в таких же условиях сам броситься с дерева на неосторожного правонарушителя.

Весьма полно выражена была идея талиона в еврейском праве («око за око, зуб за зуб»), в римских законах XII таблиц и в средневековых германских законах.

В русском праве идея талиона еще сохранялась в значительном объеме в Соборном уложении 1649 года, которое, например, за телесное повреждение предписывало отплачивать преступнику тем же: «отсечет руку или ногу, или нос, или ухо, или губы отрежет, или глаз выколет… самому ему то же учинить». Разбойников дозволялось пытать в праздники, так как они сами в праздники бьют, мучат и огнем жгут.

Большую роль талион играл и в законах Петра I. В Артикуле воинском 1715 года предписывалось за богохуление прожигать язык раскаленным железом, за лжеприсягу отсекать два пальца, за убийство «паки отметить и без всякой милости голову отсечь». Талион применялся также при ложных доносах.

С течением времени материальный талион, разделяя участь членовредительных наказаний и квалифицированных форм смертной казни, перестает применяться. Вообще возможность осуществления его постепенно теряется при усложнении форм преступной деятельности и изменении карательных систем, ставящих в основание кары лишение свободы.

Идея возмездия (без строгого проведения талиона) и в настоящее время служит исходным началом, к которому только приводят другие цели и задачи наказания.

Талион в религиозных и философских учениях

Принцип талиона в иудаизме

В иудейских законах роль принципа талиона весьма велика. Ветхий Завет содержит одну из древнийших известных формулировок этого принципа — фраза «око за око» является цитатой из Книги Исхода (21:23-27), повторённая также в Левите (19:18).

Принцип талиона в христианстве

Данный принцип справедливости, еще до пришествия Иисуса Христа, в ветхозаветном обществе, способствует формированию более высокого уровня человеческих взаимоотношений, которые выражаются в «золотом правиле этики». Если быть точнее, в его первоначальной отрицательной формуле: «не поступай с другим так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». С пришествием Иисуса Христа и обретением Нового Завета, стало возможным исполнять положительную формулу «золотого правила этики»: «поступай с другим так, как хочешь, что бы поступали с тобой». Христианин призван останавливать зло на себе.

На христианскую интерпретацию принципа талиона оказала огромное влияние цитата из книги Левит (19:18, см. выше) во время Нагорной проповеди Иисуса Христа. В той части проповеди, которую называют «Развитие Закона», Иисус призывает своих последователей «подставлять другую щеку», когда они сталкиваются с насилием:

Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую

— Матфий, 5:38-39

Данная форумлировка утверждает, что необходимо прощать врагов и тех, кто вредит христианину. Эта поговорка Иисуса часто толкуется как критика Ветхого Завета, и зачастую воспринимается как указание на то, что принцип «око за око» поощряет чрезмерную мстительность, а не пытается ограничить её.

Принцип талиона в исламе

Данный принцип весьма развит в Шариате, по которому воровство карается отрезанием руки, за изнасилование преступнику предлагается жениться на жертве и т. п.

Ичкерия

В реалиях Российской Федерации была предпринята попытка применить этот принцип на практике в Чеченской Республики Ичкерия. Когда в России был принят новый уголовный кодекс, в этой республике, не подчинявшейся тогда российскому законодательству, был принят свой УК, положения которого были скопированы с Уголовного кодекса Судана.

Основная статья: Чеченская Республика Ичкерия

Так, непосредственно занимавшийся этим вопросом, И. И. Киселёв в интервью «Российской газете» отмечал следующее по поводу попытки законодательного закрепления принципа талиона в самопровозглашенной Чеченской Республике Ичкерия:

Отдельная тема — законы Чеченской Республики Ичкерия. Остановлюсь лишь на одном из них, но принципиально важном — Уголовном кодексе, который утвержден указом Масхадова в августе 1996 года. В подавляющем числе своих положений кодекс противоречит даже объявленной Конституции Ичкерии. По этому документу в качестве наказания применяется смертная казнь путем отсечения головы, забивания камнями либо таким же путем, каким преступник лишил жизни свою жертву. Другое варварское наказание — бичевание. Наряду с этим кодексом также предусмотрен принцип «воздаяния равным», или известный доправовой вандализм «око за око, зуб за зуб». Перечень частей тела и тех ранений, за которые назначается наказание в виде воздаяния равным, в кодексе тоже детально прописан. К примеру, у виновного выкалывается зрячий глаз, если он выбил глаз жертве, отсекается рука у осужденного, если у потерпевшего отрезана рука в суставе, и т. д. Правом на варварское наказание наделяется прежде всего жертва преступления, но затем оно переходит к близким родственникам. Действовавший кодекс Ичкерии юридически закрепил и право на существование обычаев кровной мести.

Принцип талиона в сатанизме

Основная статья: Сатанизм ЛаВея

Принцип талиона, или «закон воздаяния», играет существенную роль в сатанизме, основные принципы которого были сформулированы Антоном Шандором ЛаВеем. Восстановление Lex talionis входит в состав так называемого «Пентагонального ревизионизма» — официальной социально-политической программы Церкви Сатаны .

Написанный ЛаВеем сатанинский гимн содержит следующие строки :

Furies from Hell are diving down!
“Lex Talionis” is their cry!

Напрямую с принципом талиона (представая в некотором роде его менее буквальным вариантом) в сатанинском мировоззрении связан принцип активного противостояния врагам: «…если человек ударит тебя по одной щеке, СОКРУШИ его в другую! порази весь бок его, ибо самосохранение — высший закон!» («Сатанинская библия», 1969).

Принцип талиона и криминологические теории

Теряя свое значение на практике, талион сохраняет его в теориях наказания, исходящих из начала справедливости как математического равенства, дозволяющего причинить преступнику не более того страдания и зла, которые причинены им.

На проведении идеи талиона построены философские теории наказания Канта и Гегеля, которые легли в основу классической школы уголовного права. Кант исходил из положения, что нравственный императив предполагает возмездие преступнику в равном объеме: убийство должно караться смертью. Так как последовательное проведение талиона далеко не всегда возможно, то Кант допускал относительное равновесие наказания и преступления, например, отдачу вора в работы, назначение кастрации за изнасилование.

Гегель выдвинул вместо идеи возмездия идею восстановления права, но так как, по его мнению, наказание должно быть уравнено с преступлением, хотя не материально, а соответственно характеру воли преступника, то и его теория также опиралась на равное возмездие, то есть талион.

В современных уголовных кодексах это направление заметно уступает другим началам, поддерживаемым сторонниками социологического направления криминологии, выходящими из начал предупреждения, охраны, целесообразности государственной политики в области уголовного правосудия и придающими началу возмездия меньшую роль.

Однако и до настоящего времени принцип талиона продолжает бытовать в общественном сознании. Например, смертная казнь как вид наказания иногда воспринимается обществом как торжество справедливости.

См. также

  • Дилемма заключённого — о статистической оценке выгодности принципа «Око за око»

Литература

  • Апресян Р.Г. Талион: его восприятие и видоизменения в христианстве и исламе «Сравнительная философия: Моральная философия в контексте многообразия культур.» Отв. ред. М.Т.Степанянц. М.: Вост. лит-ра, 2004. С. 221–229
  • Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). Санкт-Петербург: 1890—1907.

Ссылки

  1. Альфред Кох на polit.ru от 03 сентября 2005 «Как я понимаю чеченцев. Четыре взгляда»: «Кстати, ислам тут ни при чем. Магомет, признавая Христа пророком, включил в свое учение и категорию прощения. В этом контексте совсем по-другому выглядят усилия Масхадова в т.н. «мирный период» с 1996 по 1999 годы внедрить в Чечне вместо адатов – шариатский суд, т.е. суд, основанный на исламском законодательстве, содержащий правило «талеона» взамен кровной мести, включающий понятие «случайности», «непреднамеренности», «прощения» и прочих вещей, характерных для высокоразвитого, современного судопроизводства.»
  2. Уголовный кодекс Чеченской Республики Ичкерия // Ичкерия. — 6 сентября 1996 года
  3. «Р. Беккин, В. Бобровников. Северный Кавказ — не царство благородных разбойников// Татарский мир. — 2003. — № 19 (29). — декабрь. — С. 8.»: Иногда доходило до смешного. Например, знаменитый уголовный кодекс Чечни 1996 года, о котором многие слышали, но который мало кто читал, был практически полностью списан с Уголовного Кодекса Судана, принятого за несколько лет до этого в соответствии с маликитским мазхабом (правовой школой), — в то время как в Чечне преобладает шафиитский мазхаб. Сторонники введения данного закона в Чечне так торопились, что забыли заменить в некачественно выполненном подстрочном переводе указанного кодекса Судана многие местные реалии. Например, там остались штрафы в суданских фунтах. Плата за кровь должна была взиматься верблюдами. А где вы найдете в Чечне, например, сто верблюдов за убийство дееспособного свободного мужчины, как того требует закон?
  4. Эксклюзивное интервью начальника Управления по надзору за исполнением законов на территории Чеченской Республики Главного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации на Северном Кавказе, исполняющего обязанности прокурора Чеченской Республики государственного советника юстиции 3 класса И. И. Киселёва «Кровная месть отменяется» // Российская газета. — опубл. в 1999 году.
  5. Пентагональный ревизионизм: пятиконечная программа действий
  6. Hymn of the Satanic Empire (англ.)
  7. Social Ethics. 7.Lex Talionis(англ.)

Глава 21

1–11. Законы о рабах и рабынях. 12–32. Законы, разъясняющие заповедь «не убий». 33–36. Законы, разъясняющие заповедь «не укради».

Исх.21:1. И вот законы, которые ты объявишь им:

Исх.21:2. если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет, а в седьмой пусть выйдет на волю даром;

По закону в рабы мог быть покупаем обедневший еврей за неуплату долга (Лев.25:39), а также вор, оказавшийся не в состоянии уплатить за похищенное (Исх. 22:3). Шестилетний срок рабства (Втор. 15:12, 18, Иер. 34:14) назначается в соответствии с заповедью о шести днях работы и покое седьмого дня. Год освобождения раба седьмой не есть седьмой юбилейный, а седьмой от начала рабства каждого отдельного раба. Если бы он был седьмым юбилейным, то рабу пришлось бы служить не шесть лет, а столько времени, сколько оставалось до него с момента поступления в рабство, в некоторых случаях месяц, даже меньше. И действительно закон прямо указывает, что в седьмой юбилейный год рабы находятся при своих господах, не получают свободы (Лев.25:4–6). По окончании шестилетней службы раб отпускался на волю не только «даром», без выкупа, так как за это время он заработал двойную плату наемника (Втор. 15:18), но и получал от хозяина все необходимое для обзаведения собственным хозяйством: от стад, от гумна и точила (Втор. 15:14).

Исх.21:3. если он пришел один, пусть один и выйдет; а если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его;

Исх.21:4. если же господин его дал ему жену и она родила ему сынов, или дочерей, то жена и дети ее пусть останутся у господина ее, а он выйдет один;

В первом случае (Исх.21:3) жена рассматривается как собственность мужа-раба, а потому с ней, своей собственностью, он и уходил на волю. Во втором (Исх.21:4) она – собственность господина, в силу чего при освобождении своего мужа остается с детьми в доме хозяина.

Исх.21:5. но если раб скажет: люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю, –

Исх.21:6. то пусть господин его приведет его и поставит его к двери, или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно.

Еврей, женившийся в состоянии рабства на рабыне своего господина и потому не имеющий права освободиться в седьмой год со всей своей семьей, из-за любви к жене и детям может остаться рабом навеки, т.е. до пятидесятого юбилейного года (Лев.25:39–41). Другое действие, также устраняющее возможность разных злоупотреблений, состояло в прокалывании уха раба шилом у косяка или дверей того дома, в котором он пожелал служить (Втор. 15:16–17). Раб как бы прикреплялся к дому своего господина.

Исх.21:7. Если кто продаст дочь свою в рабыни, то она не может выйти, как выходят рабы;

Как видно из Втор. 15:17 и Иер. 34:9–11, 16, рабыни-еврейки освобождались на тех же началах, что и рабы-евреи. Поэтому общее правило: рабыня «не может выйти, как выходят рабы», имеет в виду не просто рабынь, но рабынь-наложниц.

Исх.21:8. если она не угодна господину своему и он не обручит ее, пусть позволит выкупить ее; а чужому народу продать ее не властен, когда сам пренебрег ее;

Когда еврейка, купленная в качестве наложницы и сделавшаяся таковою, впоследствии будет отвергнута господином, то он, как виновный в ее бесчестии, должен помочь ей выкупиться, уступить ее дешевле тому, кто пожелает ее купить, только не язычнику, брак с которым запрещен (Втор. 7:3).

Исх.21:9. если он обручит ее сыну своему, пусть поступит с нею по праву дочерей;

Отдав еврейку-рабыню в наложницы сыну, господин должен рассматривать ее не как рабу, а как дочь.

Исх.21:10. если же другую возьмет за него, то она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития;

При существовании других наложниц, появившихся позднее, она не лишается прав жены и средств к существованию.

Исх.21:11. а если он сих трех вещей не сделает для нее, пусть она отойдет даром, без выкупа.

Если хозяин дома не позволит отвергнутой им наложнице выкупиться, не будет рассматривать ее, наложницу сына, в качестве дочери и при существовании у сына других наложниц лишит ее сожительства с ним, то при несоблюдении этих трех условий она получает право уйти от него без выкупа.

Исх.21:12. Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти;

Исх.21:13. но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убежать ;

Исх.21:14. а если кто с намерением умертвит ближнего коварно , то и от жертвенника Моего бери его на смерть.

Исх.21:15. Кто ударит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти.

Исх.21:16. Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти.

Исх.21:17. Кто украдет человека и продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти.

Исх.21:18. Когда ссорятся , и один человек ударит другого камнем, или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постель,

Исх.21:19. то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший не будет повинен смерти; только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его.

Исх.21:20. А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан;

Исх.21:21. но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро.

Исх.21:22. Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках;

Исх.21:23. а если будет вред, то отдай душу за душу,

Исх.21:24. глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу,

Исх.21:25. обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.

Исх.21:26. Если кто раба своего ударит в глаз, или служанку свою в глаз, и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз;

Исх.21:27. и если выбьет зуб рабу своему, или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб.

Исх.21:28. Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват;

Исх.21:29. но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти;

Исх.21:30. если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него.

Исх.21:31. Сына ли забодает, дочь ли забодает, – по сему же закону поступать с ним.

Исх.21:32. Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями.

Законы, разъясняющие заповедь – «не убий!», убийство сознательное и ненамеренное; различные случаи увечья, как нанесения вреда жизни ближнего.

Сознательное убийство во всех его видах (Чис. 35:16–21), будет ли оно совершено евреем или же пришельцем (Лев.24:22), наказывается по общему праву кровавой мести смертью: «мститель за кровь сам может умертвить убийцу: лишь только встретит его» (Чис. 35:19, 21).

Исх.21:13. но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убежать ;

Применяемое в случае сознательного убийства, право кровавой мести не имеет места при убийстве ненамеренном, заранее необдуманном (Чис. 35:22–23, Втор. 19:4–5, 1Цар. 24:18). Невольный убийца не подлежит суждению на смерть (Втор. 19:6), и само общество должно спасти его от руки мстителя за кровь (Чис.35:25), предоставив право убежать в место, «назначенное Богом», в один из городов убежища (Чис. 35:11 и др.). Закон о невольных убийцах, ограничивая право кровавой мести, смягчал грубость нравов.

Исх.21:14. а если кто с намерением умертвит ближнего коварно , то и от жертвенника Моего бери его на смерть.

Коварный, сознательный убийца, лишенный права скрыться в одном из городов убежища (Втор.19:11–12), не может спастись от смерти и у жертвенника (3Цар.2:28–34). Требуя от Израиля истреблять зло из своей среды (Втор. 19:19–20), Господь тем более сам не может охранять его на месте Своего жилища, в скинии или храме, у жертвенника.

Исх.21:15. Кто ударит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти.

Как видно из Втор. 21:18–21, отец и мать сами отказываются от дурного сына. Нетерпимый член семьи, поругающий внушаемые природой чувства, он нетерпим и в обществе – исторгается из его среды, побивается камнями.

Исх.21:16. Кто украдет человека и продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти.

Свобода драгоценна не менее жизни, поэтому лишение ее – покража и продажа евреем своего соотечественника (Втор. 24:7) приравнивается к убийству.

Исх.21:18. Когда ссорятся , и один человек ударит другого камнем, или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постель,

Исх.21:19. то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший не будет повинен смерти; только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его.

Исх.21:20. А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан;

Исх.21:21. но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро.

Исх.21:22. Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках;

Исх.21:23. а если будет вред, то отдай душу за душу,

Исх.21:24. глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу,

Исх.21:25. обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.

Исх.21:26. Если кто раба своего ударит в глаз, или служанку свою в глаз, и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз;

Исх.21:27. и если выбьет зуб рабу своему, или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб.

Исх.21:28. Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват;

Исх.21:29. но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти;

Исх.21:30. если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него.

Исх.21:31. Сына ли забодает, дочь ли забодает, – по сему же закону поступать с ним.

Исх.21:32. Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями.

Исх.21:33. Если кто раскроет яму, или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел,

Различные случаи увечья; назначаемые за них наказания соответствуют степени преступления.

Избивший ближнего в драке должен вознаградить его тем, чего он лишил его: уплатить ему ту сумму денег, которую пострадавший мог бы заработать, если бы был здоров, и на свои средства вылечить его.

Исх.21:19. то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший не будет повинен смерти; только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его.

Исх.21:20. А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан;

Исх.21:21. но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро.

За убийство раба и рабыни, умерших во время наказания, хозяин не подвергается смерти, а лишь назначаемому судом наказанию, или потому, что раб не приравнивается к свободному (Исх.21:19, 23, 26, 29, 32), или потому, что хозяин только наказывал неразумного раба (Притч. 10:13), не имея в виду убить его. Господин даже и совсем освобождается от наказания, когда смерть раба не является непосредственным следствием побоев: умрет день или два спустя после побоев. Для хозяина в этом случае достаточно и того наказания, что, теряя раба, он теряет заплаченные за него деньги, наносит себе ущерб: «это его серебро».

Исх.21:22. Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках;

Пеня назначается за преждевременно выкинутое дитя. Посредники требуются для предотвращения со стороны мужа неумеренности в требованиях. Греческий перевод вносит такое различение в степени развития выкидыша, для которого нет основания в еврейском тексте. Выкидыш «неизображенный» – ребенок не сформировавшийся, он не приравнивается к полному человеку – и потому за смерть его назначается лишь пеня. Выкидыш, «изображенный» – внешне сформировавшийся ребенок, и за его смерть, как и за смерть взрослого человека, виновный подвергается смерти.

Исх.21:23. а если будет вред, то отдай душу за душу,

Исх.21:24. глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу,

Исх.21:25. обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.

Если последствием драки, кроме преждевременных родов, будет нанесение повреждения самой беременной женщине, то в этом случае нужно поступать по следующему правилу: «душу за душу», т.е. жизнь за жизнь16, глаз за глаз и т.д. Составляя продолжение предшествующей речи, слова: «если будет вред, то» устанавливают и общее правило о возмездии за увечье (Лев.24:20, Втор. 19:21, Мф. 5:38). Зло, причиненное одним евреем другому, должно быть наказано таким же злом, – возмездие простое, чувствительное и способное с силой предупреждать преступление.

Исх.21:26. Если кто раба своего ударит в глаз, или служанку свою в глаз, и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз;

Исх.21:27. и если выбьет зуб рабу своему, или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб.

Общее правило, определяющее степень наказания за нанесенное увечье, не применяется к рабам, но его изменение ограничивает произвол и жестокое обращение с ними хозяев.

Исх.21:28. Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват;

Вол умерщвляется как опасное для жизни человека животное и притом согласно божественному определению (Быт. 9:5, Чис. 35:33). Не освобожденное от крови, мясо его не вкушается по общему закону, требующему вкушать мясо без крови (Лев.17:10–14). Хозяин, не знавший о бодливости своего вола (Исх.21:29), не виноват. Но побитие вола камнями и запрещение извлечь пользу из его мяса наносили хозяину столь значительный ущерб, что естественно побуждали его не относиться равнодушно к вопросу: не имеет ли вол наклонности бодаться?

Исх.21:29. но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти;

Хозяин вола предается смерти за беспечное отношение к жизни ближнего. Виновником смерти является не столько неразумное животное, сколько он сам, имевший возможность устранить ее соответствующими мерами. Строгость наказания совершенно уничтожала возможность равнодушия к бодливости животного и заставляла заботиться о безопасности ближних.

Исх.21:30. если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него.

Исх.21:31. Сына ли забодает, дочь ли забодает, – по сему же закону поступать с ним.

Смерть заменяется выкупом на том, может быть, основании, что вина домохозяина заключается только в беспечности, но не в злом умысле.

Исх.21:32. Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями.

30 сиклей составляют, по всей вероятности, покупную цену раба, подобно тому, как 50 сиклей – выкупную цену взрослого человека (Лев.27:3).

Исх.21:33. Если кто раскроет яму, или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел,

Исх.21:34. то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его.

Хозяин незакрытой ямы возмещает тот убыток, который причинила ближнему беспечность.

Исх.21:35. Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам;

Солидарность интересов заставляет – делить несчастье пополам.

Исх.21:36. а если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, но хозяин его не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый будет его.

В убытках виноват лишь тот, кто беспечно, нерадиво относится к собственности ближнего, а потому он один и терпит ущерб.

Василий Князев (он же Красный Звонарь, Красный Беранже и все такое прочее красное)
«Око за око, кровь за кровь» (опубл. 1.09.1918, «Красная газета»).
Вновь враги направляют удары
в стан апостолов красных идей.
Берегите вождей, коммунары!
Берегите вождей!
Мы залпами вызов их встретим —
К стене богатеев и бар! —
И градом свинцовым ответим
на каждый их подлый удар.
Довольно миндальничать с ними,
Пора обескровить врага —
Топите в удушливом дыме
Враждебные нам берега!
Клянемся на трупе холодном
Свой грозный свершить приговор —
Отмщенье злодеям народным!
Да здравствует красный террор!
Вновь враги направляют удары
В стан апостолов красных идей.
Берегите вождей, коммунары!
Берегите вождей!
Мягкотелые, прочь! Наступила
Беспощадных расстрелов пора!
Глубже впейся в гнилые стропила,
Смертоносная сталь топора!
Коммунары, удвойте старанья.
Рвите порохом стены и свод —
Пусть проклятое старое зданье
Градом каменным наземь падет!
И под этим дробительным градом
Легионы народных иуд,
Класс за классом, отряд за отрядом,
МассовУю могилу найдут.
Вновь враги направляют удары
в стан апостолов красных идей.
Берегите вождей, коммунары!
Берегите вождей!
Дробите терпения чашу,
Довольно и жестов и слов!
За каждую голову нашу
пусть скатятся сотни голов.
Друзья, не жалейте ударов,
Копите заложников рать,
Чтоб было кому коммунаров
В могильную сень провожать.
Прочь жалкие лепеты-речи,
Гнилого бессилия бред —
В кипеньи губительной сечи
пощады противнику нет!
Вновь враги направляют удары
в стан апостолов красных идей.
Берегите вождей, коммунары!
Берегите вождей!
***
Его же, «Сын Коммунара»
Промчится вихрь с неслыханною силой…
Сиротка-мальчик спросит мать свою:
«Скажи, родная, где отец мой милый?»
И сыну мать, склонившись над могилой,
Ответит гордо:— «Пал в святом бою.
Он призван был в дни черной непогоды,
Когда враги душили край родной,
Грозя залить кровавою волной
Светильники у алтарей свободы.
На их удар ответил он ударом
И пал, от братьев отводя беду.
Отец твой был солдатом-коммунаром
В великом 18-ом году!»
Привет и ласку ото всех встречая,
Сын коммунара спросит мать свою:
«Не понимаю. Объясни, родная;
Я — мал и слаб; за что мне честь такая
В родном краю?»
И мать ответит маленькому сыну:
— «К тебе горят любовию сердца
За крестный подвиг твоего отца,
Погибшего в тяжелую годину.
Стонала Русь под вражеским ударом,
Грозила смерть свободному труду…
Отец твой был солдатом-коммунаром
В великом 18-ом году!»
«Но почему мы не в каморке тесной,
А во дворце живем с тобой?.. Взгляни —
Какой простор! какой уют чудесный…
За что был отдан бедноте окрестной
Дворец царей? Родная, объясни».
И мать ответит, мальчика лаская:
— «Раскрыли перед вами дверь дворцов
Заслуги ваших доблестных отцов,
Что пали, за свободу погибая.
Шел враг на Русь с мечами и пожаром,
Неся с собой смертельную беду…
Отец твой был солдатом-коммунаром
В великом 18-ом году!»
И смолкнет сын, в раздумии глубоком
Взирая на могильный холм борца
И думая о доблестном-далеком;
Гигантом пред его духовным оком
Восстанет тень почившего отца.
И даст он клятву: тою же тропою
Всю жизнь свою безропотно идти
И не сходить с отцовского пути
Неколебимо-гордою стопою:
«Клянусь быть честным, доблестным и ярым,
К насильникам всю жизнь питать вражду —
Отец мой был солдатом-коммунаром
В великом 18-ом году!»
Happy unhappy end имел место, хоть и очень запоздалый — в 1937, конечно. По спискам «Мемориала» —
«Арестован: 9 марта 1937 г. Приговорен: Спецколлегия при Леноблсуде 14 июля 1937 г., обв.: 58-10, ч.1.
Приговор: 5 лет ИТЛ, умер 10.09.1937 в п. Атка, следуя по этапу из Магаданского пересыльного пункта в ОЛП Мальдяк».
Как выразился в записной книжке Ильф — Однообразная биография турецких госдеятелей: «Повешен в Смирне в 1926 г.»

Принцип талиона примеры. Талион и его виды

Что такое принцип талиона. Принцип талиона: моральное содержание

Знаменитое библейское «око за око, зуб за зуб» имеет и другое название, принятое в юриспруденции, — талиона принцип. Что он подразумевает, как возник, как и где используется в наши дни?

Определение

Талиона принцип предполагает наказание за преступление, мера которого должна воспроизводить вред, который им причинен.

Он может быть материальным и символичным. В первом случае причиненное зло воспроизводится наказанием в точности, а во втором — равенство преступления и возмездия проводится в идее.

Появление принципа талиона связывают с ростом правосознания человека, когда неконтролируемая кровная месть уже не соответствует требованиям правосознания. Таким образом, его целью является охрана правонарушителя и членов его рода от попыток причинения им чрезмерного ущерба со стороны потерпевшего и его семьи.

Наказание по принципу талиона в доисторические времена

Истоки идеи уравнять наказание преступника с ущербом, который им причинен, появились еще в первобытном обществе много тысячелетий назад. В примитивном виде этот принцип сохранился у некоторых народов до наших дней.

Так, у жителей Гвинеи мужчина, жена которого была уличена в прелюбодеянии, имел право переспать с супругой виновного, а в Абиссинии брат или другой родственник человека, умершего в результате чьего-либо неосторожного падения с дерева, мог в тех же условиях сам спрыгнуть с высоты на невольного правонарушителя.

Принцип талиона в законах Хаммурапи

Этот вавилонский царь, известный своей мудростью и дальновидностью, создал свод правил, по которому должно было осуществляться правосудие в его стране и на территории завоеванных земель. В законах Хаммурапи есть 3 разновидности наказаний:

  • наказание по типичному талиону, т. е. по принципу «око за око»;
  • по символическому правилу (сыну, который ударил отца, отсекали руку, врачу за неудачную хирургическую операцию — палец и др.);
  • по зеркальному правилу (если крыша дома обвалилась и убила кого-то из членов семьи хозяина, предавали смерти родственника строителя).

Интересно, что за ложное обвинение человеку также могло грозить умерщвление. В частности такая кара предполагалась, если оклеветанный был подвергнут смертной казни.

В иудее и в древнем риме

Известный богослов Филон Александрийский защищал принцип уравновешенного возмездия как единственно справедливый способ подвергнуть наказанию виновного. Он же являлся одним из первых иудейских мыслителей, кто рассматривал вопрос о возможности компенсации за ущерб.

Ответственность по принципу талиона была зафиксирована и в законах Древнего Рима. В этот же период в Иудее потерпевший мог выбирать между нанесением такого же ущерба виновному и денежной компенсацией, что было прописано в Ветхом Завете (ср. Исх. 21:30).

Однако через некоторое время законоучители Талмуда решили, что достойным талионом за телесное повреждение может быть признана только денежная компенсация.

Они обосновали это тем, что справедливость талиона нельзя рассматривать как истинную, так как глаз может быть меньшего или большего размера, зрячим или слабовидящим и т. п.

Таким образом, изначально нарушался принцип эквивалентности талиона, а также предписанное в Ветхом Завете единство закона для всех.

В библии

В Ветхом Завете принцип талиона был введен с целью остановить цепочку преступлений из-за кровной мести между семьями, которая могла продолжаться в течение многих десятилетий. Вместо нее применялся принцип равного возмездия.

Причем этот закон предназначался для использования судьями, а не отдельными людьми.

Именно поэтому ученые призывают не рассматривать библейский принцип правосудия «око за око» как призыв к отмщению, так как в ветхозаветной Книге Исхода (21:23-21:27) речь идет лишь о соответствии меры наказания тяжести совершенного преступления.

Позже Христос призвал «подставлять правую щеку», тем самым сделав революцию в сознании людей. Однако талиона принцип не исчез, а трансформировался в «золотое правило этики», в изначальной формулировке гласящее, что нельзя поступать с другими так, как ты не хочешь, чтобы поступали с тобой, а позже подававшееся в виде призыва к положительному действию.

В коране

В исламе наказание по принципу талиона означает в некоторых случаях возможность возместить ущерб выкупом.

В частности Кораном предписано зеркальное возмездие за убитых (женщина — за женщину, раб — за раба), но если убийца был прощен родственником (обязательно мусульманином), то ему следует уплатить достойный выкуп потерпевшим. Последнее правило преподносится как «облегчение и милость», а за его нарушение полагается мучительная кара.

При этом поведение прощающего в суре 5 считается поступком, искупляющим грехи. Однако прощение в ней только рекомендуется, но не требуется. В то же время в последующих сурах можно найти идею о том, что воздаяние злом за зло само является таковым, поэтому мстящий сам себя приравнивает к злодею.

Таким образом, в исламе талион не отвергается столь же решительно, как в христианстве. Особенно резки требования делать различия при решении вопросов со «своими» и в отношении неверных, на обиду которых требуется отвечать тем же.

В русском праве

Идея талиона в нашей стране сохранялась вплоть до 18-го века. Так, в Соборном уложении 1649 года наказание по принципу талиона означает, что должно поступать с преступником так же, как и он. В законе прямо сказано, что за выколотый глаз следует «самому ему то же учинить». Более того, преступников можно было пытать в праздники, так как творили лихие дела они во все дни недели.

Как ни странно, но талион сохранился и в законах Петра I. В частности в Артикуле воинском от 1715 года предписывалось прожигать каленым железом язык богохульников, за лжеприсягу отсекать два пальца, а за убийство отрубать голову.

Однако с течением времени такие формы талиона перестали применяться. Прежде всего это было связано с тем, что усложнились формы преступлений, и зеркальное наказание стало невозможным.

С точки зрения морали

Считается, что талиона принцип является первым в ряду норм, посредством которых люди задают наиболее общие формулировки о том, как должно регулироваться соотношение добра и зла.

Иными словами, он предваряет появление моральных норм.

Однако возникновение государства, которое приняло на себя функции правосудия, превратило талион в пережиток прошлого и вычеркнуло его из списка базовых принципов регуляции на основе нравственности.

Теперь вам известно моральное содержание принципа талиона, а также его толкование и суть использования в разных религиозных и культурных традициях.

Принцип Талиона

Талион в дословном переводе означает наказание равное по силе совершенному преступлению. Это категория относится к истории нравов, к периоду формирования основных нравственных законов и взаимоотношений между людьми.

Принцип Талиона предусматривал наказание точно соответствующее характеру нанесенного ущерба.

Самой известной словесной интерпретацией принципа Талиона стал стих из Ветхого Завета Библии: «Душу за душу, глаз за глаз, око за око, руку за руку, ногу за ногу».

Принцип Талиона являлся регулятором социальных взаимоотношений ранних исторических эпох. Он характеризуется необходимостью ответных действий и задается размером нанесенного человеку морального или материального ущерба.

Регулятивная функция Талиона заключалась в угрозе, которая нависала над человеком, поправшим законы общества. Он выражал потребность древних людей в реализации чувства мести, которая была в то время идеалом высшей справедливости.

Кроме справедливости Талион становился выразителем принципа равенства, все члены общества, несмотря на сословную и социальную принадлежность попадали под действие этого принципа.

Талион хоть иногда и действовал в рамках одного человека, был выражением коллективных нравственных принципов, на котором строилась общественная жизнь. Индивид воспитывался обществом на этом моральном принципе и был выразителем его воли.

Принцип Талиона прочно вошел в историю и культуру человечества и оставил в ней глубокий след. Он воплощал собой уравнительную справедливость, которая была отличительной чертой того общества и был первым правовым и законодательным принципом, закрепившем насилие. Принцип Талиона развивали многие философы античности, к их числу относятся Анаксимандр и Пифагор.

С развитием моральных и нравственных категорий, с появлением новых религиозных учений принцип талиона постепенно начинает трансформироваться.

С одной стороны он становится нормой уголовной ответственности, предусматривающей размер воздаяния, который соответствует размеру нанесенного ущерба, а с другой стороны, в моральном плане Талион заменяет «Золотое правило».

Правда, до сих пор у некоторых народов существует принцип кровной мести, требующей необходимости воздаяния за совершенное преступление. В таких культурах кровная месть оправдывается принципом справедливости.

Принцип Талиона – равное за равное, который главенствовал во всех древних правовых системах, включая ветхозаветное – «око за око, зуб за зуб».

Уже в древности он показал свою неэффективность в практическом применении, за воровство отрубали руку, а не отнимали имущество вора, насильника не насиловали, но именно в вопросах применения смертной казни принцип Талиона превратился в абсурд.

Как быть, если преступник совершил не одно убийство, а серию – казнить его несколько раз? В некоторых правовых системах до сих пор теоретически возможны приговоры к нескольким казням, хотя все понимают неприменимость этих решений.

В древности эту дилемму пытались решить добавлением к смертной казни истязание или поругание трупа. Но уже тогда это было понятно, что такие замены выглядят суррогатом и нарушают тот же принцип Талиона.

Талион характеризуется следующими свойствами:

а) талион – это правило, регулирующее реактивные действия; в отличие от исторически близкой ему заповеди любви, он ничего не говорит о том, какими должны быть инициативные действия;

б) регулируемые талионом ответные действия направлены на наказание нарушителя справедливости, либо на тех, кто вправе отвечать за нарушителя; в более поздних интерпретациях талиона наказание может выражаться не в нанесении равного физического ущерба обидчику или тем, кто отвечает за него, а во взимании компенсации за нанесенный ущерб, причем размер компенсации устанавливается на основе переговоров между пострадавшей стороной и стороной нарушителя (обидчика) и становится результатом компромисса;

в)по своему содержанию действия, регулируемые талионом, обращаемы, или взаимны; посредством обращаемости, или взаимности утверждается равенство;

г)талион не только направлен на восстановление попранной справедливости, он требует соблюдения справедливости и в наказании нарушителя; при этом, требуя возмездия, талион ограничивает меру возмездного действия критерием адекватности преступлению и нанесенному ущербу; указывая на неизбежность ответных действий в случае нарушения справедливости, он предполагает и наказуемость допущенной неадекватности наказания;

д)самим фактом своего существования талион угрожает, и в угрозе заключается его основная санкция;

е) стандарт справедливости, предполагаемый талионом, ситуативен в своем приложении, однако как принцип действия он надсубъективен и универсален.

Отказ от смертной казни в принципе является рубиконом разрыва с древней традицией легализации мести. Я согласен с тем, что этот шаг не должен быть единственным.

Скорее он порождает новую задачу, которая также, пусть и косвенно, была затронута во французской дискуссии о смертной казни двадцатилетней давности. Имеется в виду отказ от наказания вообще и реализация правового механизма принуждения только в виде мер исправления.

Формально такой принцип декларировался в советской правовой доктрине. Правда, было совершенно не понятно, как он сочетался с применением смертной казни.

1.Принцип талиона: общая характеристика

Принцип талиона (лат. lex talionis) — принцип назначения наказания за преступление, согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причинённый преступлением («око за око, зуб за зуб»).

По способу возмездия выделяют материальный талион, когда причинённое зло в точности воспроизводится наказанием (например, нанёсшему телесное повреждение отплачивается таким же), и символический, в котором равенство проступка и наказания проводится в идее.

Талион появляется в праве, когда кровная месть без пределов перестает соответствовать требованиям правосознания. Он имеет целью охрану правонарушителя и его рода от причинения излишнего ущерба со стороны потерпевших.

Талион является грубым выражением справедливости, доступным и понятным уже первобытному человеку. Дюков Л.В. История государства и права. Учебник для вузов. М.:Кнорус, 2008. С 111

Теряя свое значение на практике, талион сохраняет его в теориях наказания, исходящих из начала справедливости как математического равенства, дозволяющего причинить преступнику не более того страдания и зла, которые причинены им.

На проведении идеи талиона построены философские теории наказания Канта и Гегеля, которые легли в основу классической школы уголовного права.

Кант исходил из положения, что нравственный императив предполагает возмездие преступнику в равном объеме: убийство должно караться смертью.

Так как последовательное проведение талиона далеко не всегда возможно, то Кант допускал относительное равновесие наказания и преступления, например, отдачу вора в работы, назначение кастрации за изнасилование.

Гегель выдвинул вместо идеи возмездия идею восстановления права, но так как, по его мнению, наказание должно быть уравнено с преступлением, хотя не материально, а соответственно характеру воли преступника, то и его теория также опиралась на равное возмездие, то есть талион.

В современных уголовных кодексах это направление заметно уступает другим началам, поддерживаемым сторонниками социологического направления криминологии, выходящими из начал предупреждения, охраны, целесообразности государственной политики в области уголовного правосудия и придающими началу возмездия меньшую роль.

Однако и до настоящего времени принцип талиона продолжает бытовать в общественном сознании. Например, смертная казнь как вид наказания иногда воспринимается обществом как торжество справедливости.

2.Принцип талиона в древних правовых системах

2.1Талион в истории права

Талион известен в первую очередь первобытным народам, у которых применяется в самых разнообразных формах, сохраняющих одно основное стремление — уравнять наказание с причиненным ущербом.

До каких пределов последовательно в этом отношении обычное право, видно из того, что у жителей Гвинеи мужчина, супруга которого совершила прелюбодеяние, был в праве совершить такое же преступление с женой виновного.

В Абиссинии родственник убитого чьим-либо неосторожным падением с дерева мог в таких же условиях сам броситься с дерева на неосторожного правонарушителя.

Весьма полно выражена была идея талиона в еврейском праве («око за око, зуб за зуб»), в римских законах XII таблиц и в средневековых германских законах.

В русском праве идея талиона еще сохранялась в значительном объеме в Соборном уложении 1649 года, которое, например, за телесное повреждение предписывало отплачивать преступнику тем же: «отсечет руку или ногу, или нос, или ухо, или губы отрежет, или глаз выколет… самому ему то же учинить». Разбойников дозволялось пытать в праздники, так как они сами в праздники бьют, мучат и огнем жгут. Егоров Ю.А. История государства и права. Учебник для вузов. М.:Проспект, 2008. С 103

Большую роль талион играл и в законах Петра I. В Артикуле воинском 1715 года предписывалось за богохуление прожигать язык раскаленным железом, за лжеприсягу отсекать два пальца, за убийство «паки отметить и без всякой милости голову отсечь». Талион применялся также при ложных доносах.

С течением времени материальный талион, разделяя участь членовредительных наказаний и квалифицированных форм смертной казни, перестает применяться. Вообще возможность осуществления его постепенно теряется при усложнении форм преступной деятельности и изменении карательных систем, ставящих в основание кары лишение свободы.

Око за око, зуб за зуб значение

Поделиться

Поль Гюстав Доре. Моисей со скрижалями завета.

Когда-то существовал закон, который звучал так: «Око за око, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу. Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб».

Это один из библейских законов, полученных Моисеем от Бога на горе Синай. Но как же, так? Получается, что Бог призывает древних евреев мстить друг другу? Именно так, кажется, если взглянуть на это дело поверхностно. На самом же деле все было ровно наоборот. Этим законом жестокость вовсе не благословлялась, а наоборот — ограничивалась.

Дело в том, что почти у всех древних народов существовал закон кровной мести. Он предписывал членам пострадавшего рода мстить не только конкретному виновнику, но и всему роду обидчика. И независимо от тяжести вины достойной местью считалась лишь смерть.

Повеление Бога, данное Моисею, состояло как раз в том, чтобы прекратить бессмысленные кровопролития. Ответственность теперь мог нести только конкретный виновник. И мера наказания не могла превышать меру вины. За поврежденный глаз больше нельзя было убить своего обидчика.

Закон Моисея,— стал важным шагом на пути нравственного прогресса человечества. Но он не совершенен. Господь дал его людям лишь потому что к иному они еще не были готовы. Должно было пройти время.

Когда же в мир пришел Христос, Он сказал уже другие слова:

«Вы слышали, что сказано: «Око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два».

Так Спаситель призвал людей не слепо следовать закону взаимной жестокости, но проявлять смирение и милосердие в отношении близких. А потому действительно — не стоит царапать машину вашего обидчика, если у вас есть возможность решить дело миром.