Окуджава о любви

Булат Окуджава: 10 стихотворений о смысле жизни

Новое утро

Не клонись-ка ты, головушка,
от невзгод и от обид,
Мама, белая голубушка,
утро новое горит.

Все оно смывает начисто,
все разглаживает вновь…
Отступает одиночество,
возвращается любовь.

И сладки, как в полдень пасеки,
как из детства голоса,
твои руки, твои песенки,
твои вечные глаза.

По какой реке твой корабль плывет…

По какой реке твой корабль плывет
до последних дней из последних сил?
Когда главный час мою жизнь прервет,
вы же спросите: для чего я жил?

Буду я стоять перед тем судом —
голова в огне, а душа в дыму…
Моя родина — мой последний дом,
все грехи твои на себя приму.

Средь стерни и роз, среди войн и слез
все твои грехи на себе я нес.
Может, жизнь моя и была смешна,
но кому-нибудь и она нужна.

Полночный троллейбус

Когда мне невмочь пересилить беду,
когда подступает отчаянье,
я в синий троллейбус сажусь на ходу,
в последний,
в случайный.

Полночный троллейбус, по улице мчи,
верши по бульварам круженье,
чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи
крушенье,
крушенье.

Полночный троллейбус, мне дверь отвори!
Я знаю, как в зябкую полночь
твои пассажиры — матросы твои —
приходят
на помощь.

Я с ними не раз уходил от беды,
я к ним прикасался плечами…
Как много, представьте себе, доброты
в молчанье,
в молчанье.

Полночный троллейбус плывет по Москве,
Москва, как река, затухает,
и боль, что скворчонком стучала в виске,
стихает,
стихает.

Почему мы исчезаем…

Почему мы исчезаем,
превращаясь в дым и пепел,
в глинозем, в солончаки,
в дух, что так неосязаем,
в прах, что выглядит нелепым, —
нытики и остряки?

Почему мы исчезаем
так внезапно, так жестоко,
даже слишком, может быть?
Потому что притязаем,
докопавшись до истока,
миру истину открыть.

Вот она в руках как будто,
можно, кажется, потрогать,
свет ее слепит глаза…
В ту же самую минуту
Некто нас берет под локоть
и уводит в небеса.

Это так несправедливо,
горько и невероятно —
невозможно осознать:
был счастливым, жил красиво,
но уже нельзя обратно,
чтоб по-умному начать.

Может быть, идущий следом,
зная обо всем об этом,
изберет надежный путь?
Может, новая когорта
из людей иного сорта
изловчится как-нибудь?

Все чревато повтореньем.
Он, объятый вдохновеньем,
зорко с облака следит.
И грядущим поколеньям,
обоженным нетерпеньем,
тоже это предстоит.

Прощание с осенью

Осенний холодок.
Пирог с грибами.
Калитки шорох и простывший чай.
И снова
неподвижными губами
короткое, как вздох:
«Прощай, прощай.»

«Прощай, прощай…»
Да я и так прощаю
все, что простить возможно,
обещаю
простить и то, чего нельзя простить.
Великодушным я обязан быть.

Прощаю всех, что не были убиты
тогда, перед лицом грехов своих.
«Прощай, прощай…»
Прощаю все обиды,
обеды
у обидчиков моих.

«Прощай…»
Прощаю, чтоб не вышло боком.
Сосуд добра до дна не исчерпать.
Я чувствую себя последним богом,
единственным умеющим прощать.

Прощаю побелевшими губами,
покуда не повторится опять
осенний горький чай
пирог с грибами
и поздний час —
прощаться и прощать.

Сколько сделано руками…

Сколько сделано руками удивительных красот!
Но рукам пока далече до пронзительных высот,
до божественной, и вечной, и нетленной красоты,
что соблазном к нам стекает с недоступной высоты.

У поэта соперников нету

У поэта соперников нету —
ни на улице и не в судьбе.
И когда он кричит всему свету,
это он не о вас — о себе.

Руки тонкие к небу возносит,
жизнь и силы по капле губя.
Догорает, прощения просит:
это он не за вас — за себя.

Но когда достигает предела
и душа отлетает во тьму…
Поле пройдено. Сделано дело.
Вам решать: для чего и кому.

То ли мед, то ли горькая чаша,
то ли адский огонь, то ли храм…
Все, что было его,— нынче ваше.
Все для вас. Посвящается вам.

Хочу воскресить своих предков…

А. Кушнеру

Хочу воскресить своих предков,
хоть что-нибудь в сердце сберечь.
Они словно птицы на ветках,
и мне непонятна их речь.

Живут в небесах мои бабки
и ангелов кормят с руки.
На райское пение падки,
на доброе слово легки.

Не слышно им плача и грома,
и это уже на века.
И нет у них отчего дома,
а только одни облака.

Они в кринолины одеты.
И льется божественный свет
от бабушки Елизаветы
к прабабушке Элисабет.

Несчастье

Когда бы Несчастье явилось ко мне
в обличии рыцаря да на коне,
грозящим со мной не стесняться, —
я мог бы над Ним посмеяться.

Когда бы Оно мою жизнь и покой
пыталось разрушить железной рукой
и лик Его злом искажался —
уж я бы над Ним потешался.

Но дело все в том, что в природе Оно
неясною мерою растворено
и в тучке, и в птичке взлетевшей,
и в брани, что бросил сосед на ходу,
в усмешке, мелькнувшей в минувшем году,
в газете, давно пожелтевшей.

Но в том-то и дело, что нам не видать,
когда Ему выпадет нас испытать
на силу, на волю, на долю.
Как будто бы рядом и нету Его,
как будто бы нет вообще ничего —
а раны посыпаны солью.

Нельзя быть подверженным столь уж всерьез
предчувствиям горьким насмешек и слез,
возможной разлуки и смерти…
Гляди: у тебя изменилось лицо!
Гляди: ты боишься ступить на крыльцо,
и пальцы дрожат на конверте!

И все ж не Ему достаются права,
и все же бессильны Его жернова:
и ты на ногах остаешься,
и, маленький, слабый, худой и больной,
нет-нет да объедешь Его стороной,
уйдешь от Него, увернешься.

Наверно, в амбарах души и в крови
хранятся запасы надежд и любви
(а даром они не даются).
И вот, утверждая свое торжество,
бывает, погоны срываешь с Него…
Откуда и силы берутся?

Булат Окуджава- Мышка

Мы знаем стихи и песни барда.
Менее знаком он некоторвм, как писатель.
Привожу один из его рассказов, полученным по- переписке.
Булат Окуджава
МЫШКА
Однажды зимним вечером я сидел в Переделкине у
телевизора. Вдруг из-за дивана вышла мышь и уселась у
моей ноги. Я закричал с отвращением. И она исчезла под
диваном.
***
Покой рухнул. Я вспомнил прошлогоднее нашествие
мышей: как я, забросив все дела, расставлял мышеловки,
рассыпал отравленные зерна, прятал пищу, брезговал к ней прикасаться…
А они продолжали бесчинствовать. Их становилось все больше и больше. Они
вскарабкивались по шторам, пищали, повсюду оставляли свои отвратительные следы и
плодились за шкафом, и розовенькие их наследники время от времени выползали оттуда
на свет Божий…
Так продолжалось с месяц. Я выдохся, опустил руки. Вдруг они исчезли.
Специалисты объяснили, что это был какой-то специфический мышиный год.
И вот теперь снова?!
Я замер на диване, а она уселась у моей ноги. Я шевельнул ногой – она исчезла.
Страх и отвращение бушевали во мне. Я вытащил из чулана мышеловку, зарядил ее и
поставил в темном углу
Я плохо спал. Весь следующий день ее не было. Но вечером, едва я уселся перед
телевизором, она возникла. Она сидела у моей ноги, спиной ко мне, не шевелясь, глядела
на экран. Я шевельнул ногой – она нехотя удалилась. Я замер – она вышла из-за дивана и
снова уселась на прежнее место.
Странно, но я уже не испытывал отвращения, напротив, какой-то интерес, какое-то
ненавязчивое любопытство проснулось во мне. Чего она хочет?
Я наклонился к ней, чтобы присмотреться, но она исчезла.
В течение следующих дней все свершалось по уже установившемуся распорядку. Я
постепенно разглядел ее. Она была хороша! Я увидел ее маленькие сверкающие глазки,
и изысканную мордочку, и светло-серую шубку, и выразительный хвостик крендельком.
Она привыкла. Она перестала убегать под диван, а просто чуть-чуть деликатно
отодвигалась в сторону, стоило мне пошевелиться.
Я положил на пол кусочек печенья. Она его с аппетитом погрызла, утерлась лапкой и
вновь уставилась на экран.
***
Прошел месяц, чего только не испробовала она, чем только не лакомилась: и
печеньем, и салом, и колбаской… Я привык к ней, мало того – привязался. Теперь было
бы странно смотреть телевизор в прежнем одиночестве. Не знаю, чем она занималась
днем, но вечером зажигался экран и она тотчас усаживалась перед ним. Мне было
хорошо! Я даже перестал вспоминать прошлогоднюю стаю серых животных, эту
беснующуюся толпу.
Я вообще не любитель толп. Слава Богу, что хоть у меня в доме они отбушевали. И
это маленькое изящное существо в светло-серой шубке тоже, видно, склонно к
уединению и вряд ли тоскует по своим суматошным соплеменникам…
Днем я, как всегда, работал за своим столом. Зимой темнеет рано. Я подумал, что
скоро включу телевизор и мы усядемся с нею вдвоем…
Вдруг в углу что-то громко щелкнуло… Присмотрелся – а это сработала мышеловка,
о которой я успел позабыть! Кинулся к ней – а в ней моя мышка!..
***
Как-то у меня сидели друзья. Я рассказал им эту историю. Все удрученно замолкали.
Лишь Фазиль вскрикнул: «Неужели насмерть?!»__
ИЗ ОТЗЫВОВ….
А что если…
Приглашение к чтению. Рассказ Б. Окуджавы «Мышка»
Ксения Поморцева
«У людей много дурных привычек. Привычка быть равнодушным, любить себя и не замечать
других… Или убивать. И совсем не важна причина. Ненависть, отвращение, страх. Они
заставляют вас расставлять мышеловки. Снова и снова. Окружить ими себя, свой дом, свой
диван. Чтобы ни одна из этих тварей не подобралась к вам.
А что если… Если среди них вы найдёте родственную душу? Существо, понимающее вас?
Оно будет сидеть возле вашего дивана и смотреть с вами телевизор. И вы забудете о
мышеловках. И будете жить вместе с теперь уже родным существом. Вы полюбите его.
Искренне, по-настоящему. Вы будете жить в забытьи своего умиротворённого счастья, своей
тихой, неподдельной любви. Будете жить так до тех пор, пока до ваших ушей не долетит звук
захлопнувшейся мышеловки, которую вы когда-то «зарядили», как ружьё, а потом забыли
убрать. И только тогда вы поймёте, что произошло…
Стоит прочитать рассказ Б. Окуджавы «Мышка», чтобы увидеть зарождение привязанности,
доверия, в конце концов, любви в душе человека, привыкшего ненавидеть. Или, быть может,
ради самой мышки, которая – согласно законам мира, созданного в стихах и рассказах писателя,
– на самом-то деле есть не что иное, как олицетворение женщины. Помните: «И останется
снежная баба вдовой. Дети, будьте добры и внимательны к женщине» или «И создал муравей
себе богиню По образу и духу своему». В мышке нельзя не увидеть что-то девическое,
женственное, трогательное… Окуджава рисует образ скромного и хрупкого существа, которое
нельзя не полюбить. Прекрасного, нежного и… такого родного…
Но на страницы рассказа стоит заглянуть и для того, чтобы увидеть, что вечный
человеческий эгоизм в одну секунду способен разрушить хрупкое душевное равновесие. Чтобы
понять, как быстро счастье может быть разрушено. Разрушено человеческой невнимательностью
и безответственностью. Ибо не только забвение заповедей, но и отказ от простого «Мы в ответе
за тех, кого приручили» может стать причиной сердечной муки. Надолго… «

Стихи Булата Шалвовича Окуджавы

  • Песенка кавалергарда
  • Живописцы, окуните ваши кисти
  • Песенка об открытой двери
  • Почему мы исчезаем
  • На фоне Пушкина снимается семейство
  • Мгновенно слово. Короток век…
  • Капли датского короля
  • Песенка о комсомольской богине
  • Фотографии друзей
  • Осень ранняя
  • Часовые любви на Смоленской стоят…
  • Не бродяги, не пропойцы…
  • Сто раз закат краснел, рассвет синел…
  • Прощание с осенью
  • Полночный троллейбус
  • Песенка о Моцарте
  • Письмо к маме
  • Человек
  • Нева Петровна, возле вас…
  • Быстро молодость проходит, дни счастливые крадет…
  • Песенка об Арбате
  • Раскрываю страницы ладоней, молчаливых ладоней твоих
  • Голубой шарик
  • А годы уходят, уходят
  • Человек стремится в простоту
  • Не представляю Пушкина без падающего снега
  • Былое нельзя воротить
  • У поэта соперников нету…
  • Музыка
  • Трамваи
  • Строитель, возведи мне дом…
  • По какой реке твой корабль плывёт
  • Надежда, белою рукою
  • Король
  • Первый день на передовой
  • Всю ночь кричали петухи…
  • Песенка о солдатских сапогах
  • Ангелы
  • Вот музыка та, под которую…
  • Счастливчик
  • Надя, Наденька
  • Я вновь повстречался с Надеждой…
  • Я ухожу от пули…
  • Умереть — тоже надо уметь…
  • Песня о московском муравье
  • Живописцы
  • Встреча
  • Хочу воскресить своих предков…
  • Старинная солдатская песня
  • Ехал всадник на коне…
  • Послевоенное танго
  • Чаепитие на арбате
  • Я пишу исторический роман
  • Примета
  • Одна морковь с заброшенного огорода
  • Письмо Антокольскому
  • Сколько сделано руками…
  • Арбатский дворик
  • Сентиментальный марш
  • Прощание с новогодней ёлкой
  • Песенка о пехоте
  • Не вели, старшина, чтоб была тишина
  • Мы приедем туда, приедем
  • Арбатский романс
  • Медсестра Мария
  • Вобла
  • Джазисты
  • Дорожная фантазия
  • О чем ты успел передумать…
  • Дерзость, или Разговор перед боем
  • Нужны ли гусару сомненья
  • Телеграф моей души
  • Читаю мемуары разных лиц…
  • Земля изрыта вкривь и вкось
  • Ночной разговор
  • Считалочка для Беллы
  • В городском саду
  • Тамань
  • Песенка о молодом гусаре
  • На дне глубокого корыта
  • Веселый барабанщик
  • Замок надежды
  • Речитатив
  • Ванька Морозов
  • Александр Сергеевич
  • «Шибко грамотным» в обществе нашем…
  • А вот Резо — король марионеток…
  • На белый бал берез не соберу…
  • Ленинградская музыка
  • Раб
  • Лениградская элегия
  • Я никогда не витал, не витал…
  • Продолжается музыка возле меня…
  • Кричат за лесом электрички…
  • На арбатском дворе — и веселье и смех…
  • Храмули
  • Дунайская фантазия
  • Ax ты, шарик голубой…
  • Охотник
  • Фотографии моих друзей