Осанна в вышних


Покайтесь, ибо Господь грядет судить

Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты

Отец Олег Моленко

ОСАННА В ВЫШНИХ! БЛАГОСЛОВЕН ГРЯДЫЙ ВО ИМЯ ГОСПОДНЕ!

Поздравляю всех своих духовных чад и всех сочувствующих и стремящихся ради спасения своего в истинную Церковь Христову лиц с Великим праздником Входа Господнего в Иерусалим!

Этот Праздник – Вход Господень в Иерусалим – напрямую связан с предлежащими Страстями Господними, с Его позорной – по человеческому пониманию – и славной – с Божьей стороны – смертью на Кресте ради нашего спасения.

И если не брать во внимание предстоящие Страсти Христовы, то нельзя правильно понять и смысл и значение сегодняшнего Праздника. Ибо в отпусте этого праздника на Литургии будут звучать такие слова: «Грядый Господь на вольную Страсть нашего ради спасения». Этими словами Церковь Христова свидетельствует, что Господь наш Иисус Христос добровольно идёт в Иерусалим, зная, что там Его ожидают предательство, арест, издевательства, насмеяния, поругания, оплевания, оклеветания, ложное осуждение по клевете, предание в руки язычников и лютая, страшная и позорная по человеческим меркам смерть на Кресте. Он не только все это знал и ожидал, но и сознательно брал на Себя с одной целью – ради нашего спасения!

Вот почему этот Праздник не столько радостен для нас, сколько сопряжён со скорбью о страданиях нашего любимого и так жертвенно любящего нас Спасителя! Этот праздник подготавливает нас именно к благочестивой скорби о страдании Спасителя, чтобы потом возрадоваться и Его Славному Воскресению, и Его победе над смертью, над адом, над демонами, над грехом, и великому искупительному делу, которое на Кресте совершит Господь в Страстную Пятницу, Великую Субботу и в день Своего Славного Воскресения!

И только отчасти радость этого Праздника касается наших сердец потому, что уж раз Он пришёл в Иерусалим, то пришёл Он ради нашего спасения, и мы это знаем, сознаем и празднуем – празднуем скорбную основу нашего искупления и спасения. В этом празднике мы принимаем Великую и неизреченную Жертву нашего Бога, предложенную Им для нас и ради нас в Лице Своего вочеловечившегося Сына Иисуса Христа! Господь наш Иисус добровольно идет на Свой Жертвенник – Крест, чтобы на нем принести Себя в жертву ради нашего искупления и спасения. Идет добровольно на страдания и смерть на Кресте наш Божественный Учитель, а вознесенный на Жертвенник и претерпевший на нем смерть Он становится для нас, для всех людей, для всего сотворенного Им мира дивной Жертвой, Искупителем и Спасителем всех людей! Если до этого Он три года учил людей спасению, то по входе в Иерусалим Он на деле совершил Сам Собой и Своими страданиями и смертью наше спасение и примирение с Богом!

Выходит, что мы можем радоваться только тому, что Господь добровольно идёт принять на Себя все эти страшные казни от людей и от демонов, невидимо стоящих за этими людьми, которые двигали этих людей на убиение Живого Воплотившегося Бога. Радость о такой дивной жертвенности нашего Спасителя ради нас, враждовавших тогда и до сих пор враждующих с Богом людей, должна переполнять наше скорбящее о Его страданиях сердце! Радостопечалие – вот чувство, который вызывает у нас этот Великий праздник!

И если мы можем радоваться, – то эта радость со слезами на глазах, со скорбью и с печалью сердца. Радость о себе – что ради нас такая Жертва приносится со стороны Кротчайшего Господа, Смиреннейшего Владыки нашего, Бога, Спасителя. А печалимся – что именно Он должен был пойти и Невинный, Безгрешный, Чистейший и Всеблаженнейший Бог и Чистейший Человек в одном Лице должен был пострадать страшно и ужасно. Это осознание должно нас внутренне содрогать, это должно приводить нас в великий трепет, в плач о себе, в сокрушение о том, что мы, только мы, своими грехами вынудили благость Божию, Его милость пойти Сыну Божьему на все эти унижения и страдания, на смерть Его безсмертного Существа.

Именно так нам важно и нужно вникать в смысл и в содержание каждого праздника и праздновать его глубоко внутренне. Великий преподобный и богоносный отец наш Симеон Новый Богослов, – да, это великий преподобный отец, слова которого живоносны и животворны – по поводу церковных праздников учит нас, что настоящий праздник бывает тогда, это когда душа наша сокрушается и плачет по поводу переживаемого события. У нас всегда есть повод по любому празднику и восплакать, и радоваться. Мы можем праздновать и плакать одновременно. О чём же нам плакать, празднуя радостное событие? О нашем несоответствии нашему всеблагому Богу, о нашем несоответствии данному празднику, о том, что мы не можем так чисто и свободно, от глубины духа повторить даже за теми Иерусалимскими младенцами: «Благословен Грядый во имя Господне!».

Вот почему мы – виновные пред Богом – должны стоять в стороне от святых небожителей с прокажёнными, с бесноватыми, с одержимыми демонами, с параличными, с хромыми, со слепыми и убогими, и со слезами раскаяния, с глубоким сокрушением, и вместе с тем со слезами благодарения ожидать, когда же совершится великая искупительная Жертва, и нам, последним, голодающим духовно перепадут крохи благодати Божией, которые исцелят наши души от греха, облегчат наши страдания от его последствий, свяжут и уменьшат наши страсти, умалят наши мучения, происходящие от бесов и наших страстей. И только если мы будем поставлять себя мысленно в разряд этих страждущих грешных людей, тогда мы и сможем улучить милость Божию. Тогда мы будем сокрушаться и плакать о своём несоответствии, о своём недостоинстве, о своей вине в том, что Господь вынужден был нашим падением и нашими грехами – грехами каждого из нас – идти Жертвой на Крест. Мы должны обязательно в своей жизни оплакать то, что мы заставили Господа это совершить! Это каждый за себя должен сказать: «О, Господь мой и Бог мой! Прости меня, безответного и бездерзновенного! Услыши меня, недостойного быть услышанным, и помилуй недостойного Твоей милости! Приими от меня, поверженного пред Тобой в прах, мою скорбь, мою боль, мое болезнование, мое сокрушение! Увы мне, но это я, Господи, своими грехами заставил Тебя, Всеблагого, Живого Бога и совершенного Человека, пойти на Крест и подвиг Тебя, Безсмертного, умереть на нем из любви ко мне! Ибо и за меня Ты, о Всесовершенный и возлюбивший нас неизреченной жертвенной любовью, висел в страшных мучениях на Кресте, обливаясь Своей Пречистой Кровью, ставшей моим живительным и обоживающим меня Питием! Это за меня Ты, о Всеславнный и восхваляемый непрестанно мириадами ангельских сил, был оплёван, унижен, поруган, оболган, оклеветан и нещадно бит! Если бы я не грешил, степень Твоих искупительных Страданий была бы меньше! Потому что в моем лице хотя бы один человек мог хоть несколько облегчить их своим несогрешением».

Вход Господень в Иерусалим – это великое и радостное для нас событие. Оно для нас радостное своим непостижимым плодом – Жертвой нашего Бога, и Святая Церковь призывает нас радоваться и веселиться этому Празднику. Но, тем не менее, мы понимаем, что мы радуемся о том, что Господь решился пойти за нас на страдания, но мы не радуемся самим Его страданиям. Это безумие – радоваться скорбям любых людей, а тем более, невинного, Святого, вечно блаженного и чистого Господа и совершеннейшего, чистейшего, безгрешного Человека, единственно безгрешного на земле по Своей человеческой природе, ибо Он ни малейшей тени греха никак не имел и не мог иметь.

Когда страдает грешник, это ещё как-то можно понять, он страдает за свои грехи, за своё добровольное уклонение от Богом созданного образа жизни, от Божественной жизни, и это извращение, это болезнь, это тьма, это великое повреждение. Вот почему такой человек и страдает за свой злой выбор. А когда страдает невинный – невинный не в смысле, что Он мог сделать зло и не сделал, а Который вообще никак не мог сделать ни малейшего зла – когда страдает Сам Творец, Создатель всей твари, это настолько великая тайна, которая невместима никакими, ни Ангельскими умами, ни самыми светлыми чистыми человеческими умами!

И конечно же, как всегда, в любом праздновании, в любом важном для людей событии у Господа участвовало все святое Небо, участвовали святые Ангелы. Они присутствовали, зрели и удивлялись, что Господь Бог их идёт на вольное страдание ради людей.

Это празднование у нас, при всей радости, сопряжено с таким благоскорбным настроением – нас должна пронизывать до глубины нашего духа такая благая, тихая, тонкая скорбь, скорбь в предчувствии Страстей Христовых, Страстной Седмицы! Потому она так именуется – Страстной – что Господь в ней претерпевал многоразличные душевные, моральные и телесные страдания (именуемые в славянском языке страстями), такие как предательство Иуды Искариотского, сон Его ближайших учеников, оставивших Его наедине молиться Отцу Своему Небесному, сам Его арест, оплевание, заушания, избиение и позорная смерть между разбойниками, прободение ребра и напоение уксусом, и многие, многие Страсти, которые мы будем все на Страстной Седмице читать в «Страстном Евангелии», вспоминать и переживать. И всё это даёт особый оттенок, особый аромат сегодняшнему празднику.

Поэтому, прославляя милость Божию, чудо Его милости, благодаря Его за Его неизреченное снисхождение, за Его являемую любовь к роду человеческому, и мы будем этот Праздник праздновать покаянно. Ведь у нас есть о чём плакать и рыдать горько-прегорько, ибо это мы своими грехами как бы всадили Господа на ослицу и заставили Его идти в Иерусалим на страшные страдания и смерть. Каждый из нас причастен к этому. И если бы не было падения людей, то не было бы нужды в Его страданиях. Но, увы, так уж сложились обстоятельства: люди пали, род человеческий пал и нужно было его восставить. А восставить мог только Сам Бог Своими такими великими Божественными страданиями.

Поэтому душа наша благоскорбит даже в этот радостный день и готовится соучаствовать, сострадать в страданиях Спасителя, именуемых Страстями Христовыми. Для нас эти дни Страстной Седмицы – это покаянные дни. Наши покаянные, сугубо покаянные переживания должны пронизывать всю Страстную Седмицу. Поэтому особое внимание, особое благоговение должно проникнуть в нас и пребывать с нами, помогая нам пребывать с нашим страдающим Господом. С нами должно быть сокрушение о нашей собственной греховности и благодарение Господу за Его неизреченный дар спасения и искупления нас. От этих дней Его страданий – Он наш Искупитель и Он наш Спаситель!

Будем же помнить слёзы Спасителя, Его плач об иерусалимлянах и, в их лице, о нас, ибо мы ничем не лучше жителей этого города. Мы также увлечены попечениями века сего преходящего, всякими земными развлечениями и удовольствиями. Мы тоже – о горе нам – забываем о нашем драгоценнейшем Господе, уже искупившем нас. Там Он только пришёл искупить людей, а тут, сегодня, Он уже Искупивший нас, Который постоянно с Креста взирает на нас и говорит: «Ну почему же вы до сих пор не хотите внять Моему смирению, Моим страданиям и избавить себя от вечных мук? Вы же сами гибнете, вы же сами выбираете себе то, чтобы быть не со Мною. За что вы Меня так ненавидите? Что Я вам сделал такого, чтобы Меня ненавидеть? И чего Я вам не сделал такого, что достойно вашей любви»? Вот такие благочестивые покаянные помыслы и ощущения да будут с вами в ваших сердцах.

И, воздавая славу Господу, воздадим Ему самое приятное: то, о чём поётся в Великом покаянном каноне Андрея Критского – мы воздадим Господу сердце, присно сокрушенное и смиренное, ибо это единственная благоприятная жертва нашему Господу и Спасителю. Да будет она принесена нами во дни этой Страстной Седмицы, чтобы нам с чистым сердцем встретить Светлое Христово Воскресение.

Почему мы празднуем этот праздник? И что мы празднуем? И в каком настроении мы должны подходить к этому великому празднику, который празднуется Великим Постом накануне Страстной Седмицы, т.е. накануне великих страданий и крестной смерти Господа?

И вот это предстоящее страдание Господа нашего Иисуса Христа, Его лютые муки, Его пролитие Крови, Его распятие, Его смерть на Кресте должны постоянно стоять перед нашими глазами. Господь идёт в Иерусалим на это, поэтому этот праздник у нас со слезами, с плачем, хотя и с радостью. Радуемся мы чему? – страданиям Господа? – да не будет! – Мы радуемся Его милости, Его добровольному желанию через страдания искупить нас, помочь нам, безпомощным, обречённым на вечные муки, обречённым на вечную разлуку с любящим нас Богом.

Что касается Иерусалимских младенцев, то здесь идёт уплата Господом той жертвы, которую Ему, когда Он ещё был Младенец, принесли еврейские дети в городе Вифлееме и окрестностях. Четырнадцать тысяч младенцев были убиенны вместо одного Богомладенца Иисуса Христа. И Господь сверх этого уплачивает этим детям. Он подвигает их на хвалу Духом Святым, и как бы говорит этим, что всё, больше вы не будите умирать за Меня. Я иду умирать и за вас, невинных младенцев, и за взрослых, и за пожилых, и за старых, и за всех без исключения людей.

Как же мы должны праздновать этот Праздник? – Радуясь и плача, плача и радуясь. Радуясь милости Божией, плача о себе и о наших близких, родных, о которых наше сердце переживает. Потому что все мы недостойны Господа, все мы недостойны милости Божией.

И что мы видим? – Идёт Бог всемогущий и предаёт Себя в руки грешных, ненавидящих Его лютой ненавистью людей, добровольно предаётся им. Творец отдаёт Себя на суд нечестивой твари. Он умаляет Себя, Который может испепелить всю вселенную, всех врагов, настолько, что разрешает плевать на Него, бить Его, заушать Его, связать Его, раздеть до нага и прибить ко Кресту, проткнуть Его пречистые рёбра, издеваться над Ним словами и всякими другими действиями. Он, милосердый, всё это разрешает и допускает.

Если мы это увидим, прочувствуем, то какое сердце не сокрушится, не удивится этой дивной милости Божией? Какая красота! Какое дивное величие! Какая кротость! Какое смирение мы видим в восседающем на ослице и ослёнке Господе, Который идёт добровольно предаться в руки Своим несправедливым мучителям, осудителям, ругателям. И всё это для чего? – Для нашего спасения! И невинный идёт страдать за виновных! Берёт на Себя их вину! Абсолютно безгрешный предаётся в руки грешников. Царь Славы обрекает Себя на позор и позорную смерть. Вдумайтесь в это! Примите это к сердцу. Проникнитесь в это и восплачьте и возрыдайте, благодаря Бога, благодаря Господа нашего Иисуса Христа и Спасителя, благодаря, что Он есть, что Он пришёл, воплотился.

Люди! Грешные люди! Чем вы ответили Господу? Что Он вам сделал плохого? Он не успел родиться, и уже в лице Ирода вы восстали против Него. Искал Ирод и его воины убить новорожденного Младенца, только потому, что ему казалось, что это будет конкурент его власти. Он должен был испытать бегство в Египет, скрываться на чужбине от убийц Своих, затем рос в самой простой бедной семье, с детства привык трудиться Своими руками, помогать отцу мнимому Своему, Иосифу, в его трудах плотника. Затем полностью все человеческие скорби претерпевал, какие все мы претерпеваем: жажду, голод, холод, жару, труды от путешествий, искушения от дьявола претерпел ради нас, вышел на проповедь, учил нас светоносным, живоносным основам жизни, очищал нас Своим Божественным словом, научал нас Своим великим животворным заповедям, и при этом облегчал реальные страдания реальных людей, и изгонял бесов из бесноватых, и исцелял больных, увечных, сухоруких, расслабленных, страждущих, кормил тысячи людей чудесным распространением хлеба и рыбы, ходил по водам, преображался на горе пред учениками, воскрешал мёртвых, много чудес сотворил. И чем ответили Ему эти люди? – Предательством – «распни, распни Его». Верхушка, лидеры этого народа люто ненавидели Христа и всё сделали, чтобы Его убить! Это они подвигли на это злодеяние язычников римлян. Пилат, как ни противился, будучи безбожником, уступил этому давлению, и приказал надругаться и распять невинного Господа.

Вот почему мы должны в сегодняшнем событии, в сегодняшнем празднике всё это одновременно воспринимать и вспоминать страдания Христа с великим благоговением, с великим трепетом, с благодарным сердцем, но благодарно сокрушённым, плачущим, скорбящим о нашем собственном нечувствии, помрачении, о нашей нелюбви к Великому Страдальцу за нас, к Великому Богу, любящему нас. Об этом мы должны скорбеть, об этом мы должны сокрушаться и плакать, видя и милость Его к нам, и своё несоответствие этой Его милости.

Если это будет в нашем сердце, то мы действительно возрыдаем, восплачем, и тогда мы действительно воспразднуем этот Праздник достодолжным образом, и таким путём приготовимся к Страстной Седмице, к непосредственному воспоминанию и сопереживанию добровольно принятых на Себя Господом страданий, поруганий, мук и крестной смерти. И тогда только лишь войдём в радость светлого Христова Воскресения, что и да будет с нами великой милостью Господа Бога и Спаса нашего, любящего нас Иисуса Христа!

Вот почему в сегодняшнем Праздновании очень важно нам правильно подойти своими чувствами, своими помышлениями, своим осознанием, своим пониманием и сфокусировать своё внимание на Личности Иисуса, Господа нашего, Спасителя, Сына Божия, и именно на том, что Он добровольно подъял этот подвиг. Т.е. это не было стечение обстоятельств, это не была воля демонов или злых человек, это не была воля случая или произвола тварей. Это было заранее промысленное всей Пресвятою Троицею великое Таинство искупления и спасения рода человеческого.

Поэтому в Празднике Входа Господня мы празднуем не только Его выход на страдания, на это страшное мучение и смерть, а как бы проходя вместе с Господом нашим Иисусом Христом через эти страдания своим умом и духом, мы должны оком веры видеть ту победу, которую мы будем праздновать в Празднике Светлого Христова Воскресения – Пасхи Христовой!

УДИВИТЕЛЬНЫЙ ФАКТ ОБ ОСЛЁНКЕ

Известен факт, удивительный факт, что до восседания Господа на ослёнка, на ослёнке не было изображения Креста. А после этого каждый может увидеть сейчас – я сам, лично, на Кавказе жил и видел – что действительно на спине у ослёнка теперь чётко виден крест. Это стало знаменательным именно после восседания нашего Господа на осленка. После этого восседания Господа это животное получило новое свойство – у него, сразу как рождается, на спине чётко видно изображение креста. Это тоже удивительное знамение в благодарность этому животному, что оно послужило делу нашего спасения. Какое должно быть у нас смирение, что дикий и упрямый осёл, т.е. животное упрямое и непослушное, всё равно служит людям. Оно возит воду, дрова, необходимые предметы питания и людей перевозит, как мы знаем это из истории. И всё равно оно считается неукротимым и непослушным животным. Но Господа и Создателя Своего оно послушалось и привезло Господа в Иерусалим.

И как же мы должны быть смиренны, видя, что такое животное и то послушание несёт, А ведь по толкованию отцов этот ослик прообразовал собою язычников, которых Господь обратит к Себе. А поскольку Русь тогда ещё была языческой и населяющие ее люди – наши предки – не содержали ещё истинной веры, и не знали Христа как Бога Истинного, то в этом ослёнке мы должны прообразовательно видеть и славянские народы и наш будущий (по отношении ко времени страдания Спасителя) русский православный народ.

УДИВИТЕЛЬНЫЙ ФАКТ О ПРОСВЕЩЕНИИ ДУХОМ СВЯТЫМ МЛАДЕНЦЕВ

Для того, чтобы лучше понять назначение употребления ваий и участие младенцев, нужно ещё раз вернуться к икосу шестой песни канона, который Святая Церковь употребляет в честь празднования этого праздника: «Понеже ада связал еси Безсмертне, и смерть умертвил еси, и мир воскресил еси, с ваиами младенцы восхваляху Тя Христе, яко победителя, зовуще Ти днесь: осанна Сыну Давидову. Не ктому бо, рече, заклани будут младенцы, за Младенца Мариина: но за вся младенцы и старцы, Един распинаешися. Не ктому на нас вместится меч: Твоя бо ребра прободутся копием. Темже радующеся глаголем: благословен грядый Адама воззвати».

По-русски этот икос звучит так: Поскольку Ты, т.е. Господь Безсмертный, связал ад, и умертвил смерть, и мир воскресил, т.е. указывается причина, по какой причине младенцы встречали Его с ветвями и с возгласами: «Осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне!». Потому что они провидели Духом Святым, что Он связывает ад, что Он умерщвляет смерть, значит, что Он воскреснет. Значит они были проповедниками грядущего Воскресения, ибо воскресение Лазаря указывало на это Воскресение. И мир воскресил, – вот на что указывали эти младенцы. То, что не видели слепые архиереи, книжники, священники, то видели незлобные младенцы, неискусозлобные, как пишут богослужебные тексты этого Праздника.

И младенцы с вайями восхваляли Тебя, Христос, как Победителя. Какого Победителя? – Победителя ада, Победителя смерти, Победителя дьявола, Победителя греха и всей греховности человека. Вот о какой победе идёт речь, и о каком Победителе. Вот почему они встречали с вайями Господа, Который как бы в земной жизни никого не обидел, никого не ударил и никого не победил, никто не знал, чтобы Он с кем-то сражался так, как какие-то полководцы. И поэтому уже это было странно, почему простого проповедника какого-то встречают как великого полководца, вернувшегося с какой-то великой победы? И это было явное недоумение, и потому возмущались архиереи и священники и книжники, не понимая, почему Христу оказана такая почесть? За что Его так встречают люди? Он же – в их понимании – ничего такого не сделал, чтобы именно так встречать Его как Царя, Который идёт с великой победой. А Дух Святый, и именно Дух Святый, вразумил младенцев, как пишет слово Божие и текст богослужения на этот день, Он вразумил младенцев восхвалять и встречать Его как Победителя.

«Благословен Грядый во имя Господне» (Мф. 21:9)

Страстная седмица начинается воспоминанием о Входе Господнем в Иерусалим. Посмотрим на это событие, как его описывает Евангелист Матфей: «И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Вифанию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с ней; отвязавши приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Все же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: «Скажите дщери Сионовой: се Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной». Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; Народ же предшествовавший и сопровождавший восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда вошел он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорили: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, пророк из Назарета Галилейского» (Мф. 21:1-11).
Страстная седмица в Валаамском монастыре
В Евангелии есть нечто таинственное, неподвластное языковому описанию и логическому определению. В самом деле, Тот, Кто здесь открывает Себя, есть Предвечный Сын Божий, прежде сложения мира, пребывающий в лоне Отчем. Это означает, что Он с самого начала знает, чем завершиться Его земной путь. Евангельские тексты неоднократно подчеркивают это сознание Креста, неизбежность которого открывается сразу после исповедания Петра (Мф. 16:21). Однако Евангелие далеко отстоит от античного фатализма, где герой якобы знает свою судьбу. Сама категория судьбы не может быть применена к жизни Христа, ибо она есть нечто внешнее для личности, обуславливающее ее несвободу. Господь абсолютно свободен, Его земной путь укоренен в этой Божественной свободе и, следовательно, является результатом воли, решения, а не абстрактного рока. Но ведь с точки зрения нашей человеческой логики, это означает, что евангельские и вообще библейские события, могли бы быть и другими. И, действительно, свобода выбора означает потенциальную возможность разного развития событий. Ярче всего это явлено в гефсиманской молитве: «И отошед немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 25:39).
Но эта проблема распространяется и на людей, которые окружают Иисуса. Здесь тоже присутствует таинственная двойственность. С одной стороны, древние пророчества Ветхого Завета неким образом предопределяют ход событий истории спасения: «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем в Писании» (Лк. 24:25-26). С другой стороны, они не отменяют человеческой свободы и возможности выбора. Это подчеркивает Сам Спаситель, говоря об Иуде: «Впрочем Сын Человеческий идет, как написано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться» (Мф. 26:24). Как видим, Господь не снимает с предающего Его ученика ответственности, которая возможна лишь при наличии свободы.
Итак, перед нами очевидное противоречие: библейские события предстают перед нами необратимыми, с одной стороны, но выраженное Откровением учение о свободе предполагают возможность того, что эти события могли бы быть и другими, а значит никакой предопределенности не существует. Это одна из главных проблем богословия, которую пытались разрешить еще Отцы Церкви. Так, например, преподобный Максим Исповедник вводит здесь понятие первородного греха: необратимость истории спасения обусловлена именно свободой трагического выбора Адама. При этом любовь Божия такова, что Воплощение состоялось бы даже при отсутствии падения человека, но тогда оно не завершилось бы Голгофой.
Все эти линии сходятся в событии Входа Господня в Иерусалим. До Креста остаются считанные дни, но сейчас мы видим ликующий народ, восклицающий: «осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!». Впервые Иисус открыто предстает перед Израилем как Христос: тот Спаситель, которого столько веков ожидал народ Божий. Этот момент исполнения обетований, полноты бытия, божественной силы, явственно здесь ощущаемой.
Часто можно услышать следующую интерпретацию этого евангельского места: люди, столь радостно встречающие Христа, воодушевлены лишь потому, что видят в нем только земного политического лидера, который спасет их от римской оккупации, вновь сделает Израиль могущественным государством. А в момент, когда Господь являет им подлинную правду Божию, они отворачиваются от Него. Наверное, такая трактовка действительно обоснована, но она не является единственной.
Этот момент можно понимать, как действие Духа Божия, который открывает людям грядущего Царя Славы. Здесь Небо настолько очевидно и явственно сходит на землю, что «предшествовавшие и сопровождавшие» ощущают это всем своим существом. Тут нет философских размышлений, толкований Писания, напротив, сцена полна непосредственной детской радостью о Господе, восходящем в Святой Город. Такое восторженное принятие божественной милости исключает всякую земную логику. При этом те, кто сомневаются и не доверяют Христу, оказываются исключенными из этой всеобщей радости: «Видевши же первосвященники и книжники чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: «осанна Сыну Давидову!», вознегодовали и сказали Ему: слышишь ли, что они говорят? Иисус же говорит им: да! разве вы никогда не читали: «из уст младенцев и грудных детей ты уcтроил хвалу»?» (Мф. 21:15-16).
Итак, во время входа в Иерусалим народ, пусть ненадолго, но узнает в Иисусе своего Мессию-Христа. Эта благая весть открывается Духом Божиим, наполняющим сердца людей великой радостью. Точно также некоторое время назад узрел в Своем Учителе Бога и Петр: «Симон же Петр отвечая сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16:16-17).
Тут неизбежно встает вопрос: как те же самые люди, которые увидели в Иисусе Спасителя, через некоторое время в синедрионе стали требовать Его казни? И здесь снова возникает поставленная нами выше проблема: соотношения человеческой свободы и божественного промысла.
Во времена западной Реформации некоторые богословы пытались разрешить ее, попросту изъяв из рассуждений понятие свободы: человек есть некое орудие в руках Божиих, которое используется для спасения избранных. Такое понимание глубоко чуждо Православию, всегда отстаивавшего свободу, как неотъемлемую часть личностного бытия. Бог не ломает человеческую волю, а взаимодействует, ожидая добровольного ответа от нее: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр. 3:20). Поэтому событие входа в Иерусалим следует понимать именно в этом ключе.
Бог открывает Себя людям, не как политический лидер и земной царь, но как милость и любовь, кротко восходящая в Святой Город, «сидя на молодом осле, сыне подъяремной». Его не окружает блистательная армия, осанна исходит из уст детей. Тем не менее, действие Силы Божией настолько могущественно и зримо, что люди не могут это не заметить. Это Божий Дар Израилю, который можно принять или отвергнуть.
И дальнейшие евангельские события показывают, что момент восторга и радости быстро меняется на разочарование. Человеческая логика как бы отталкивает Спасителя, когда в храме в пространство всеобщего ликования, вдруг украдкой проникает сомнение: первосвященники вновь требуют доказательств и знамений. Они не поверили Христу в момент воскрешения Лазаря, напротив, именно после этого приступают к прямой разработке плана Его убийства, не поверили и теперь. Не пройдет и нескольких дней, как этим ядовитым сомнением они смогут отравить и души, искренне радующихся ныне людей. Поэтому у Матфея эта глава заканчивается притчею о злых виноградарях.
Страстная седмица и Цветная триодь
Таким образом, событие Входа Господня в Иерусалим наполнено важным богословским смыслом: это тот момент, когда миру был дан последний шанс принятия Христа. Божие предзнание Своего страдания не означает потерю для человека его свободы и ответственности. Более того, это предзнание и гарантирует их. Это особенно ярко заметно в сцене ареста Спасителя: «И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо. Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом и погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Мф. 26:51-52). Именно то обстоятельство, что Господь, зная, что ожидает Его в Иерусалиме, добровольно отказывается от всякой «защиты», и спасает человеческую свободу, даже в ее самом гибельном и чудовищном падении.
Это важно помнить нам, вступающим ныне в святое время Страстной седмицы. Вспоминая Вход Господень во Иерусалим, мы должны изъять из своего сердца губительное сомнение и вместе с детьми воспеть осанну Страстям и Воскресению Христову.

Осанна (Царя я вижу славы) (Hosanna) — PraiseTheLord.ru

Аккорды:

«Hosanna»

Intro:

C#m E F#m G#m
C#m E F#m G#m

Verse:

E C#m F#m B
E C#m F#m B

after Verse 1:

Am to Forte

Chorus:

E/G# A B C#m A C#m B
E/G# A B C#m A B E (C#m)

Instrumental:

C#m E F#m G#m
C#m E F#m G#m

Bridge:

A B E C#m
A B C#m A B C#m

Outro:

A B C# A B C#
A B C# A B E

———————————————

Слова и аккорды на русском:

«Царя я вижу славы»

E
1. Царя я вижу славы

C#m
Он грядет на облаках,

F#m B
Земля дрожит земля дрожит.

E
Его любовь и милость,

C#m
Смоет все грехи и стыд.

F#m B
Люди все спасены.

Припев:

E/G# A B C#m
Осанна Осанна!

A C#m B
Царю царей Осанна!

E/G# A B C#m
Осанна Осанна!

A B
Царю царей Осанна!

Бридж:

A B
Боже, сердце исцели,

E C#m
Освяти его смыв мои грехи.

A B
Я хочу любить как Ты,

C#m
Господь мой!

A B
Очи, Ты, открой мои.

E C#m
Видеть я хочу, всё, что видишь Ты.

A B C#m
Буду славить я Тебя навеки.

———————————————

Слова и аккорды на английском:

Key: E

The first chord in the chorus is E. Only the bass plays G#!

Intro:

C#m — E — F#m — Abm

Verse-1:

E
I see the King of glory

C#m
Coming down the clouds with fire.

F#m
The whole earth shakes

B
The whole earth shakes.

Instrumental-1:

C#m

Verse-2:

E
I see his love and mercy

C#m
Washing over all our sin.

F#m
The people sing

B
The people sing.

Chorus:

E/Abm A B C#m
Hosa — nna Hosa — nna,

A C#m B
Hosanna in the highest.

E/Abm A B C#m
Hosa — nna, Hosa — nna,

A B C#m
Hosanna in the highest.

Instrumental-1:

C#m

Verse-3:

E
I see a generation

C#m
Rising up to take their place.

F#m
With selfless faith

B
With selfless faith.

Verse-4:

E
I see a near revival

C#m
Stirring as we pray and seek.

F#m
We’re on our knees

B
We’re on our knees.

Chorus:

E/Abm A B C#m
Hosa — nna, Hosa — nna,

A C#m B
Hosanna in the highest.

E/Abm A B C#m
Hosa — nna Hosa — nna,

A B C#m
Hosanna in the highest.

Instrumental-2:

C#m — E — F#m — Abm
C#m — E — F#m — Abm

Bridge:

A B
Heal my heart and make it clean

E C#m
Open up my eyes to the things unseen.

A B C#m
Show me how to love like you have loved me

A B
Break my heart for what breaks yours

E C#m
Everything I am for your kingdom come.

От «Осанна» — к «Распни»

Иисус Христос въезжает во Иерусалим как обычный простолюдин, сидя на ослике, но народ приветствует Его как своего царя, восклицает: «Осанна!». И кажется, посрамлены все противники Христа — Его народ, прозрев, принимает своего Мессию, своего долгожданного Спасителя. Но меньше, чем через неделю, столь же единогласно этот народ будет кричать: «Распни, распни Его!», «Кровь Его на нас и на чадах наших!». Откуда такая быстрая перемена? В чем причина ненависти ко Христу? И, главное, почему каждый из нас также способен «переложить» свое сердце на сто восемьдесят градусов от «Осанна» — к «Распни»? Об этом размышляет игумен Нектарий (Морозов).

Разве можно не любить?

Может показаться странным, что Воплотившегося Бога, пришедшего спасти мир, мог кто-то не взлюбить. Но дело в том, что Господь пришел обличить мир, лежащий во грехе, поэтому вряд ли вот этот самый, от Бога бегущий, мир мог радоваться и торжествовать Его появлению на земле. И разве могли те люди, в которых Господь самим фактом Своего существования обличал самые сокровенные их страсти, любить Его, принимать Его? Христос не столько даже Своим учением, сколько самой жизнью Своей опровергал все то, что привычно было считать в жизни основополагающим и незыблемым. Человек стремится к власти, к первенству, господству — а Христос вдруг говорит о том, что тот, кто хочет быть бОльшим среди людей, должен быть им слугой. И наоборот: тот, кто хочет быть всем, порою становится ничем… Конечно же, это вызывало страшное раздражение и отторжение, и поскольку никто из этих людей не хотел меняться, становиться лучше, то единственный путь, который они видели для себя в этой ситуации,— это заставить Христа молчать, а это было возможно, только лишь умертвив Его. Собственно, поэтому ненависть эта дошла до состояния богоборчества, которое привело к богоубийству.

Иногда бывает сложно осознать, почему простой народ, который встречал въезжающего на ослике в Иерусалим Христа, как Царя, криками «Осанна!», меньше чем через неделю с таким же рвением кричал: «Распни, распни Его!». Но ведь мы в своей жизни достаточно регулярно сталкиваемся с подобными примерами, когда люди сначала превозносят кого-то, а потом ниспровергают ими превознесенного со всей жестокостью и бесчеловечностью, на которую только способны. Человек склонен возвышать того, на кого он возлагает надежды, причем надежды не на блаженство в вечной жизни, не на саму эту вечную жизнь, а надежды земные, мирские. На самом деле, очень мало людей способно думать о вечности — большинство ищет благополучия, радости, счастья (в своем собственном понимании) именно в этой жизни. И большинство почитает того, кто, как кажется, может все это дать сейчас. И как только люди видят, что на самом деле они очередной раз обманулись, то место любви занимает ненависть, восхваление сменяется поношением.

Большая часть людей, которые окружали Христа в Его земной жизни, чаяли утешения Израилева, то есть надеялись, что вот пришел Тот, Кто вернет народу иудейскому его славу. А все оказалось не так: никто не дал им ни земного господства, ни превосходства над другими народами. Оказалось, что Царство Христа — не от мира сего, и поэтому оно не было никому в тот момент нужно…

Тайна сердца

Мне вспоминается эпизод из жития священномученика Поликарпа, епископа Смирнского: когда его, глубокого старца, привели на судилище и потребовали похулить Христа, он ответил: «Я уже много десятилетий служу Ему — никогда ничего плохого от Него не видел. Как же я могу Его похулить?». Народ израильский тоже ничего плохого от Христа не видел, зато тысячи людей были свидетелями того, как Он исцелял больных, изгонял бесов, воскрешал умерших, были свидетелями Его любви, милосердия, сострадания к ним. И тем не менее Спасителя возненавидели. Почему? Как говорит апостол Иоанн Богослов, их сердца более возлюбили тьму, нежели свет (Ин. 3, 19). И это тайна, это какой-то страшный выбор, который совершается в глубине человеческого сердца. Постигнуть это можно только лишь опытным путем. Кто это осознает во всей полноте, тот и способен вместо «Осанна!» кричать: «Распни Его!» — понимая, о Ком он это кричит.

Преподобный Силуан Афонский говорил, что каждый человек в своей земной жизни уподобляется либо Ангелам, либо демонам, и даже внешне порой становится похож на тех или на других, а следовательно, и сердце человеческое наполняется либо любовью ко Христу — той любовью, которой живы Ангелы, либо ненавистью, которая является содержанием жизни падших сил. В сердцах тех людей, которые ненавидели Христа и которые ненавидят Его сегодня, уже воцарился ад как область забвения о Боге и невозможность быть с Ним. К сожалению, путь к предательству открыт для каждого из нас — и по нему очень легко пройти, не заметив этого. Каждый случай, когда мы поступаем против совести, каждый раз, когда понимаем, что Господь ждет от нас сейчас определенного поступка, а мы совершаем иной, удаляет нас от Бога — так мы вступаем на этот путь предательства.

Обязательно нужно смотреть и за тем, как мы поступаем по отношению к людям. Потому что можно много всякого напридумывать: запутаться в помыслах, чувствах, переживаниях, в расположении своего сердца. Но есть конкретные, окружающие нас люди, нуждающиеся в нашей помощи, защите, поддержке, которые никогда не должны стать для нас второстепенным фактором жизни. И от того, как мы поступаем в отношении них, зависит, по большому счету, некий истинный суд о том, христиане мы или же нет.

Веление сердца

Мы знаем, что ученики Хрис­та, как говорит Евангелие, оставив Его, бежали (Мф. 26, 56). Но это нельзя назвать предательством в прямом смысле слова, скорее, нужно говорить о том, что в какой-то момент апостолы проявили малодушие, потому что увидели, как на их глазах происходит ниспровержение того, во что они уже, казалось бы, уверовали, в чем они, казалось бы, убедились. И мысль о том, что Сын Божий может быть предан в руки грешников, и пострадать, и быть ими судимым и убитым, была невместима для их сознания. Ведь до того, как знаем из Евангелия, ученики Христовы хоть боялись, но были готовы пойти до конца. Однако поражен Пастырь — и рассеялись овцы…

Что же касается Матери Божией, Марии Магдалины и прочих праведных жен, следовавших за Христом в дни Его земной жизни и не отступивших от Него на Голгофе, то здесь все просто объясняется: они не пытались понять происходящее умом, а действовали по велению сердца. Ими владела в этот момент боль, вызванная их любовью к Тому, Кто подвергался опасности, Кто умерщвлялся, и поэтому они больше ни о чем не думали. Они шли просто за своим чувством. А апостолы, как мне представляется, размышляли, рассуждали, и это породило в них малодушный страх. Поэтому в некоторых ситуациях это веление сердца приводит человека к гораздо более правильному решению. Притом что и здравый смысл необходим, и рассуждение крайне важно, все-таки нужно слушаться и своего сердца. В какой-то ситуации, когда кто-то рядом с нами подвергается опасности, или несправедливым притеснениям, или гонениям, мы обязательно должны увидеть в этом человеке Христа — и либо оказаться вместе с Ним, либо в далеко отстоящей от Него толпе, молчащей, а может быть, и кричащей: «Распни!».

Нужно здесь сказать еще и о праведном Иосифе с Никодимом. В течение всего времени земного служения Христа Спасителя они были Его тайными учениками, именно «страха ради иудейска». То есть они боялись себя обнаружить и поставить в уязвимое положение среди своих соотечественников, в то время как апостолы следовали за Христом без страха, прекрасно замечая злобные взоры, обращенные к их Учителю, готовые испепелить и их. А потом происходит такая удивительная вещь: ученики бегут, а Иосиф и Никодим, забыв страх, забыв любую конспирацию, идут к Пилату и просят отдать им тело Христа. И понятно, что они обрекают себя в этот самый момент на то, чтобы стать изгоями в своем роде, людьми второго сорта, гонимыми, а может быть, даже и погибнуть сразу… Мы знаем, что их поступок решил их судьбу: они действительно стали ненавидимы всеми теми, кто ненавидел Христа. Но Иосиф и Никодим об этом совершенно не думали. Почему? Потому что они переживали самую страшную потерю, лишившись Того, Кто был для них дороже всех на этой земле… И порою человек бывает вынужден что­то подобное пережить в своей жизни, но после этого он становится совершенно бесстрашным, готовым на что угодно, только бы быть вместе со Христом.

Моя мера тяжести

Здесь, в земной жизни, мы, наверное, никогда не сможем во всей полноте понять того, что произошло на Голгофе,— только в вечности эта тайна откроется для нас. Мы знаем, насколько бывает тяжело отвечать за другого человека, нести ответственность за то, что он делает,— то есть хотя бы одного человека в полном смысле этого слова на себе понести. Себя-то самого нести сил не хватает. А Господь подъемлет на Себя грехи всех людей — и тех, кто был прежде, и тех, кто будет потом. Понять, как это совершается, мы не можем, не можем даже представить всю неимоверную тяжесть физических и душевных страданий, которые Христос претерпел, но они и есть результат подъятия на плечи столь огромного количества заблудших овец. Мы можем лишь всматриваться в это и опять-таки чувствовать сердцем — насколько нам дано чувствовать. Но очень важно понимать, что в этом огромном грузе присутствует тяжесть и каждого из нас — от каждого зависит мера тяжести Господней ноши. Вроде бы об этом странно говорить, ведь Крестная жертва произошла столько столетий назад, но время — это категория здешнего бытия. А Бог и тогда видел нашу жизнь нынешнюю, и тогда страдал за нас нынешних, и мы нынешние неким образом имеем свободу выбирать, готовы ли мы Его страдания уменьшить там, на Кресте, или нет.

Газета «Православная вера» № 06 (506)