Основные догмы христианства

Догма (греч. dogma, dogmatos — мнение, учение) — 1) основные идеи и суждения, сформулированные и подтверждённые научным путём; 2) неизменная, окончательная и авторитетная религиозная истина, концепция; 3) утверждение, принимаемое на веру без каких-либо доказательств.

У греков под догмой понимались приказы, подлежащие немедленному и точному выполнению.

Термин догма появился сначала в философии, а затем стал употребляться в религии, медицине и других науках. Синонимом слова «догма» является «догмат».

Догма и доктрина

Доктрина (лат. doctrina — учение) — теория, концепция, система взглядов, применяемая в науках, политике, религии.

Основное отличие доктрины от догмы состоит в том, что догма — это официально признанные и научно подтверждённые идеи и суждения. В то время как доктрина может быть сформулирована отдельным человеком.

В религии зачастую термин догма употребляется как синоним доктрины. Однако разница между двумя понятиями всё же есть: доктрина — религиозная истина, принимаемая на веру, в то время как догма — истина, официально признанная таковой.

Например, доктриной может быть учение одного религиозного деятеля или религиозной группы. В католической церкви какие-либо идеи или постулаты могут стать догмами только после того, как Папа их изучит и признает в качестве таковых.

Догмы в религии

Изначально под догмами в религии понимались истолкования Церкви. В период реформации (XVI век — начало XVII века) слова Церкви уже не брались на веру. Реформаторы утверждали, что догмы следует искать в Писании.

На сегодняшний день есть мнение, что в Библии нет догм, она содержит лишь религиозные доктрины. Само слово «догма» используется в Библии в значении указа, предписания.

Смотрите также значение Религия.

Догматы в католицизме и православии

Так как до раскола Вселенской христианской Церкви на Католическую и Православную в 1054 году церковь была единой, многие догмы поддерживаются обеими конфессиями (религиозными учениями). Считается, что поводом для раскола послужило добавление (лат. filioque — филиокве) католической церковью текста в Никео-Цареградский Символ веры (об исхождении Духа Святого не только от Отца, но и «от Сына»).

В качестве основных доктрин католической церкви можно привести:

  • непогрешимость Папы;
  • непорочное зачатие Девы Марии (1854, Папа Римский Пий IX);
  • Никео-Константинопольского символ веры (с филиокве);
  • непосредственное творение душ Богом;
  • учение о чистилище, учение о «сверхдолжных заслугах святых»;
  • телесное вознесение Богородицы.

Первые семь перечисленных ниже догматов православной церкви были приняты на Первом и Втором Вселенских соборах:

  • догмат о Пресвятой Троице;
  • догмат о грехопадении;
  • догмат об Искуплении человечества от греха;
  • догматы о Воплощении, Воскресении и Вознесении Господа нашего Иисуса Христа;
  • догмат о Втором Пришествии Спасителя и Страшном суде;
  • догмат о единстве, соборности Церкви и преемственности в ней учения и священства;
  • догмат о всеобщем воскресении людей и будущей жизни;
  • догмат о двух естествах Господа Иисуса Христа (принят на IV Вселенском Соборе в Халкидоне);
  • догмат о двух волях и действиях в Господе Иисусе Христе (принят на VI Вселенском Соборе в Константинополе);
  • догмат об иконопочитании (принят на VII Вселенском Соборе в Никее).

Социальная доктрина Русской православной церкви

В 2000 году Архиерейский Синод утверждает социальную доктрину. Эта доктрина представляет собой документ, в котором собраны основные догмы Русской православной церкви и её мнения по различным социальным вопросам.

Например: «Церковь есть богочеловеческий организм», «труд является органичным элементом человеческой жизни».

Догматы в буддизме

Будда говорил не принимать его учения, не убедившись в их истинности и не проверив на своём опыте. Поэтому догматов в буддизме нет. Однако есть доктрины. Среди основных доктрин буддизма:

  • четыре благородные истины,
  • восьмеричный путь,
  • сансара (перерождение) и карма,
  • моментальность жизни (санскр. dharmas — закон, долг),
  • учение о пустоте (санскр. shûnyatâ — шуньята — пустота),
  • отсутствие себя (санскр. âtman),
  • отсутствие бога,
  • взаимозависимость возникновения вещей.

Смотрите также значение Буддизм.

Догматы в исламе

Доктрины ислама прописаны в Коране. Подразделяются на три раздела: доктрины о боге, о спасении и суде и иные. Например:

  • бог один и имя ему Аллах;
  • Аллах будет судить всех людей в судный день;
  • Коран — слово Аллаха;
  • спиртные напитки и азартные игры — грех;
  • пост в священный месяц Рамадан.

Догмы в биологии

Центральная догма молекулярной биологии — постулат о том, каким образом информация поступает от ДНК к белкам. Догма была опубликована британским учёным Фрэнсисом Криком в 1958 году. Учёный объяснил, что информация передаётся от ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты) к РНК (рибонуклеиновым кислотам), а затем в белок клеток, но обратный поток информации от белка к РНК или ДНК невозможен.

Догмы в юриспруденции

Догмы различаются в зависимости от права той или иной страны. Поэтому общепризнанных и общеприменимых правовых догм не существует. Так как правовая система общества находится в состоянии постоянных изменений, в юриспруденции принято использовать термин правовая (или юридическая) доктрина.

Правовая доктрина

Под правовой доктриной понимаются работы учёных в сфере юриспруденции, которые могут использоваться для решения какого-либо правового спора. В России правовая доктрина не является источником права.

В мусульманском праве активно применяются правовые доктрины. Так, судья при наличии пробела в законе вправе ссылаться на труды признанных юристов.

В английском праве есть такие понятия, как доктрина поглощения наказаний (doctrine of merger), доктрина материальной консолидации (doctrine of substantive consolidation), доктрина государственного иммунитета (doctrine of state immunity).

Доктрины международного права

В международном праве есть две правовые доктрины — доктрина Тобара и доктрина Эстрада.

Доктрина Тобара

Доктрина, сформулированная министром иностранных дел Эквадора Карлосом Тобаром в марте 1907 года. Эта доктрина предписывает не признавать правительства, пришедшие к власти неконституционным путём (в результате насильственной смены верховной власти). Доктрина впервые была применена президентом США Вудро Вильсоном в 1913 году по отношению к организатору государственного переворота в Мексике Викториано Уэрта.

Доктрина Эстрада

Доктрина была сформулирована министром иностранных дел Мексики Хенаро Эстрада в 1930 году. Согласно этой доктрине правительство какой-либо страны для признания законности своей власти не нуждается в письменном признании со стороны других государств. Другие государства должны лишь определить для себя, готовы ли они устанавливать дипломатические отношения с новым правительством.

Иные доктрины

Существует также такое понятие, как военная доктрина, т. е. положения и взгляды государства в сфере военной безопасности, обороноспособности страны, подготовки страны к военным действиям, при формулировании военной стратегии.

И другие более узкие доктрины, относящиеся к определённой сфере, например доктрина информационной безопасности и доктрина продовольственной безопасности.

Первая представляет собой систему взглядов на защищённость общества от информационных угроз, в ней также сформулирована политика государства по обеспечению информационной безопасности. То есть в доктрине сформулировано, каким образом граждане могут получить доступ к подлинной информации, закреплено право граждан на неприкосновенную частную жизнь.

Во второй доктрине сформулированы взгляды на политику государства в отношении продовольственной безопасности. То есть доктрина закрепляет, как сделать так, чтобы каждый гражданин имел доступ к достаточному для жизни количеству безопасной пищи.

Смотрите также значение Государство.

Догма 95

Догма 95 — это собрание кинорежиссёров в 1995 году в Копенгагене, на которой был принят манифест. Режиссёры подписали документ под названием «Обет целомудрия». Основной целью собрания было «оживить» кино, не снимать поверхностные фильмы, призванные лишь одурачить публику.

Среди основных пунктов Обета целомудрия:

  • используется только натурная съёмка;
  • звук никогда не записывается отдельно от видео и наоборот;
  • используется только ручная камера;
  • картина должна быть цветной;
  • запрещаются оптические эффекты и фильтры;
  • в фильме не должно быть искусственных сцен (убийства, оружие);
  • действие картины должно происходить в настоящем времени;
  • запрещается снимать жанровые картины;
  • следует использовать 35-мм киноплёнку;
  • имя режиссёра не должно упоминаться в титрах и субтитрах.

Данный обет был подписан в Копенгагене 13 марта 1995 года датскими кинорежиссёрами Ларсом фон Триером и Томасом Винтербергом.

После окончания работы над фильмом режиссёру выдаётся Догма сертификат. Режиссёр, в свою очередь, обязуется направить копию своего фильма в формате VHS предпочтительно с английскими субтитрами Секретариату собрания для хранения в архивах.

Забота Церкви о чистоте христианского учения
— о сути православной догматики

Православные догматы

Раздел с большим архивом публикаций об основах православного вероучения (православной догматики)…

Господь Вседержитель (Пантократор). Икона
  • Символ Православной веры
  • Бог как Творец и Промыслитель мира
  • Догмат Пресвятой Троицы
  • Иисус Христос — Сын Божий и наш Спаситель
  • Церковь Христова
  • Почитание святых и их мощей
  • Иконопочитание
  • Почитание Креста Христова
  • Таинства Церкви
  • Церковные праздники
  • Молитва
  • Экзегетика (толкование Святой Библии)
  • Литургика. Православное богослужение
  • Пост
  • Православное учение о смерти
  • Христианская эсхатология

***

  • Азбука веры — Основы православной веры. Символы, основополагающие понятия, Таинства, богослужения, все это детально показано и доходчиво прокомментировано в этом просветительском фильме. «Азбука» будет незаменима для тех, кто делает свои первые шаги в храме и ищет ответа на вопросы: как ставить свечи, креститься, писать записки; как устроен храм и что происходит во время служб и Таинств. Но фильм будет не менее интересен и тем, кто уже живет церковной жизнью. В главе «Богослужение» подробно разбирается главная служба — Литургия. Уникальны съемки архиерейской Литургии в алтаре.
  • Закон Божий — протоиерей Серафим Слободской

Православное толкование Библии:

  • Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов — Александр Лопухин
  • Толкования блаженного Феофилакта Болгарского книг Священного Писания

От первых дней своего существования Святая Церковь Христова неустанно заботилась о том, чтобы дети ее, члены ее, твердо стояли в чистой истине. «Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине,» – пишет св. ап. Иоанн Богослов (3 Иоан., ст.4). «Кратко написал, чтобы уверить вас, утешая и свидетельствуя, что эта истинная благодать Божия, в которой вы стоите,» – пишет, заканчивая свое соборное послание, св. ап. Петр (1 Петр. 5:12).

Св. ап. Павел рассказывает о себе, что он, пробыв в проповеди 14 лет, ходил в Иерусалим, по откровению, с Варнавой и Титом и предложил там, и особо знаменитейшим, благовествование, проповедуемое им, не напрасно ли он подвизается и подвизался (Гал. 2:2). «Завещаю тебе соблюсти заповедь чисто и неукоризненно… Держись образца здравого учения,»- неоднократно наставляет он своего ученика Тимофея (1 Тим. 6:13-14; 2 Тим. 1:13).

Истинный путь веры, всегда тщательно оберегаемый в истории Церкви, искони назывался прямым, правым, православием (ортодоксией). Апостол Павел поучает Тимофея представить себя перед Богом «достойным делателем неукоризненным, верно преподающим слово истины» (прямо режущего резцом, 2 Тим. 2:15). В первохристианской письменности постоянно говорится о соблюдении «правила веры,» «правила истины.» Самый термин «православие» широко употреблялся еще в эпоху до вселенских соборов, в терминологии самих вселенских соборов и у Отцов Церкви как восточных, так и западных.

Наряду с прямым, правым путем веры, всегда бывали инакомыслящие (по выражению св. Игнатия Богоносца), мир больших или меньших заблуждений среди христиан, а то и целых неправильных систем, стремившихся вторгнуться в среду православных. Из-за искания истины произошли разделения среди христиан.

Знакомясь с историей Церкви, а равно наблюдая современность, видим, что заблуждения, враждующие с православной истиной, появлялись и появляются под влиянием других религий, под влиянием философии, по слабости и влечениям падшей природы, ищущей права и оправдания этим своим слабостям и влечениям.

Заблуждения укореняются и становятся упорными чаще всего по гордости людей, из защищающих, по гордости мысли.

Чтобы охранять правый путь веры, Церкви предстояло выковывать строгие формы для выражения истины веры, возвести крепость истины для отражения чуждых Церкви влияний. Определения истины, объявленные Церковью, от дней апостольских называются догматами. В Деяниях Апостольских читаем об ап. Павле и Тимофее: «Проходя же по городам, они передавали верным соблюдать определения, постановленные Апостолами и пресвитерами в Иерусалиме» (Деян. 16:4; здесь разумеются постановления Апостольского собора, описанного в 15 гл. Кн. Деяний). У древних греков и римлян «догмата» назывались распоряжения, подлежавшие точному исполнению. В христианском понимании «догматы» противоположны «мнениям» – неустойчивым личным соображениям.

Источники догматов

На чем основываются догматы? – Ясно, что догматы основываются не на рассудочных соображениях отдельных лиц, хотя бы это были отцы и учители Церкви, а на учении Священного Писания и на Апостольском Священном Предании. Истины веры, заключающиеся в них дают полноту учения веры, именуемую древними отцами Церкви «соборной верой,» «кафолическим учением» Церкви. Гармонически сливающиеся в одно целое истины Писания и Предания определяют собой «соборное сознание» Церкви, руководимое Духом Святым.

Священное Писание

Под именем Священного Писания разумеются книги, написанные свв. Пророками и апостолами под воздействием Духа Святого и потому именуемые богодухновенными. Они разделяются на книги Ветхого и Нового Заветов.

Книг Ветхого Завета Церковь признает 38; соединяя некоторые из них в одну книгу, по примеру ветхозаветной Церкви, она сводит их число до 22 книг, по числу букв еврейского алфавита. Эти книги, внесенные в свое время в иудейский канон, именуются «каноническими.» К ним присоединяется группа книг «неканонических,» т. е. не введенных в иудейский канон, написанных после заключения канона ветхозаветных священных книг. Церковь принимает и эти последние книги, как полезные, назидательные. Она назначила их в древности для назидательного чтения не только в домах, но и в храмах, отчего они и назывались «церковными.» Церковь содержит их в одном кодексе Библии с книгами каноническими. Некоторые из них настолько приближаются по достоинству с богодухновенными, что, напр., в 85 правиле Апостольском три книги Маккавейские и книга Иисуса сына Сирахова перечисляются наряду с каноническими книгами и о всех вместе сказано, что они «чтимые и святые,» однако это говорит только об уважении к ним древней Церкви, различие же между ними всегда сохранялось.

Новозаветных канонических книг Священное Писание признает 27. Так как священные книги Нового Завета писались в разные годы апостольского времени и направлялись апостолами в разные пункты Европы и Азии, а некоторые из них не имели определенного назначения в тот или иной географический пункт, то собрать их в один кодекс, не могло быть делом легким, и нужно было строго беречься, чтобы в их круге не оказалось книг т. наз, апокрифических, в большинстве составлявшиеся в еретических кругах. Поэтому отцы и учители Церкви первых веков христианства соблюдали особую осторожность при распознании книг, хотя бы они и носили имена апостолов.

Нередко отцы Церкви вносили в свои списки некоторые книги с оговоркой, с сомнением и поэтому давали не полный список священных книг. Это служит примером их осторожности в святом деле; они не полагались на себя, а ждали общего голоса Церкви. Карфагенский поместный собор 318 г. перечисляет все без исключения книги Нового Завета. Св. Афанасий Великий без сомнения называет все книги Нового Завета и в одном из сочинений заканчивает список следующими словами: «вот число и название канонических книг Нового Завета! Это как бы начатки, якори и столпы нашей веры, потому что они написаны и переданы самими апостолами Христа Спасителя, которые с Ним были и Им научены были.» Так же св. Кирилл Иерусалимский перечисляет новозаветные книги без малейшего замечания о каком либо различии их в Церкви. То же полное перечисление есть у западных Церковных писателей, напр. у Августина. Так соборным голосом всей Церкви утвердился полный канон новозаветных книг Священного Писания.

Священное Предание

Священное Предание в первоначальном точном смысле слова есть предание, идущее от древней Церкви апостольских времен: оно и называлось во 2-ом и 3-ем вв. «Апостольским преданием.»

Нужно иметь ввиду, что древняя Церковь тщательно охраняла от непосвященных внутреннюю жизнь Церкви, ее священные таинства были тайнами, охраняемыми от нехристиан. При их совершении – при крещении, при Евхаристии – не присутствовали посторонние, порядок их не записывался, а передавался устно; и в этом тайно сохраняемом содержалась существенная сторона веры. Св. Кирилл Иерусалимский (4 век) особенно ясно представляет это нам. Давая уроки лицам, еще окончательно не решившим стать христианами, святитель предваряет поучения следующими словами: «когда произносится огласительное учение, если будет спрашивать оглашаемый у тебя, что говорили учащие, то ничего не пересказывай стоящему вне. Ибо это тайна и надежда будущего века. Соблюдай тайну Мздовоздателя. Да некто скажет тебе что-либо: что за вред если узнаю и я? И больные просят вина, но если дано безвременно, то производит худые последствия: и больной гибнет, и на врача клевещут.» Дальше он прибавляет: «… все учение веры заключаем в немногих стихах, которые надо помнить слово в слово, повторяя между собой, не записывая этого на бумагу, но начертав памятью в сердце, остерегаясь, чтобы кто из оглашенных не услышал переданного вам…» А в записанных им предогласительных словах, к приступающим к Крещению и к присутствующим при этом, он дает такое предостережение: «Это оглашение, предлагая для чтения приступающим ко Крещению и верным, принявшим уже его, вовсе не давай ни оглашенным, ни другому кому, не ставшему уже христианином, иначе дашь ответ Господу. И если запишешь это оглашение, то припиши и предостережение к нему.»

Св. Василий Великий (4-ый век) дает ясное понятие о Священном Апостольском Предании в следующих словах: «Из соблюдаемых в Церкви догматов и проповеданий мы имеем некоторые в письменном виде, а некоторые приняли от апостольского предания, по преемству в тайне. Те и другие имеют одну и ту же силу для благочестия, и этому никто, даже малосведущий в церковных установлениях, не станет перечить. Ибо если отважимся отвергать неписанные обычаи, как маловажные, то непременно повредим Евангелию в самом главном, и от апостольской проповеди оставим пустое имя без содержания. Например, упомянем прежде всего о первом и самом общем: чтобы уповающие на имя Господа нашего Иисуса Христа осенялись образом креста, кто учил Писанием? Или к Востоку обращаться в молитве какое Писание нас учило? Слова призывания в преложении хлеба Евхаристии и Чаши благословения кто из святых оставил нам письменно? Ибо мы не довольствуемся теми словами, которые Апостол и Евангелие упоминает, но и прежде их и после произносим и другие, как имеющие великую силу для таинства, приняв их от неписанного учения. По какому Писанию благословляем и воду крещения, и елей помазания и самого крещаемого? Не по умолчанному ли тайному преданию? Что еще? Самому помазанию елеем, какое написанное слово научило нас? Откуда и троекратное погружение человека и прочее относящееся к крещению, отрицаться сатаны и ангелов его, из какого взято Писания? Не из сего ли не обнародываемого и неизрекаемого учения, которое Отцы наши сохранили в недоступном любопытству и выведыванию молчании, были основательно научены молчанием охранять святыню таинств? Ибо какое было бы приличие писанием оглашать учение о том, на что не крещенным и воззреть непозволительно?»

Из этих слов Василия Великого выводим: во первых, что Священное вероучительное Предание есть то, что может быть возведено к начальному времени Церкви, и во-вторых, что оно тщательно сберегается и единогласно признается у отцов и учителей Церкви, в эпоху великих Отцов Церкви и начала Вселенских соборов.

Хотя св. Василий дает здесь ряд примеров устного Предания, но сам он здесь же делает шаг к записи этого устного слова. К эпохе свободы и торжества Церкви в 4 веке, вообще все предание получает письменную запись и ныне сохраняется в памятниках Церкви, составляя дополнение к Священному Писанию.

Священное древнее Предание находим: в древнейшем памятнике Церкви – «Правилах святых апостолов;» в символах веры древних поместных церквей; в древних Литургиях; в древнейших актах, касающихся христианских мучеников. Эти мученические акты не прежде входили в употребление верующими, как по предварительном рассмотрении и одобрении их местным епископом, и читались на общественных собраниях христиан также под надзором предстоятелей церквей. В них видим исповедание Пресвятой Троицы, Божества Господа Иисуса Христа, примеры призывания святых и веры в сознательную жизнь упокоившихся во Христе и др.; в древних записях истории Церкви, особенно в истории Евсевия Памфила, где собрано много древних преданий обрядовых и догматических, напр., о каноне священных книг Ветхого и Нового Заветов; в творениях древних отцов и учителей Церкви.

Сохраняемое и оберегаемое Церковью Апостольское Предание, тем самым, что оно хранится Церковью, становится Преданием самой Церкви, оно принадлежит ей, свидетельствуется ею и, в параллель Священному Писанию, именуется ею «Священным Преданием.»

Свидетельство Священного Предания необходимо для уверенности, что все книги Священного Писания преданы нам от апостольского времени и происходят от апостолов. Оно нужно:

1. для правильного понимания отдельных мест Св. Писания и для противопоставления еретическим перетолкованиям его;

2. для установления догматов христианской веры ввиду того, что одни истины веры выражены в Писании совершенно определенно, а другие не вполне ясно и точно и потому требуют подтверждения Священным Апостольским Преданием.

3. Кроме всего этого, Св. Предание ценно тем, что из него видим, как весь уклад церковного строя, канонов богослужения и обрядов укоренен и основан в строе жизни древней Церкви.

Соборное сознание Православной Церкви

Православная Христова Церковь есть тело Христово, духовный организм, у которого Глава – Христос. Она имеет единый дух, единую общую веру, единое и общее, соборное, кафолическое сознание, руководимое Духом Святым, но утверждающееся в своих суждениях на конкретных, определенных основаниях Священного Писания и Св. Апостольского Предания. Это кафолическое сознание всегда присуще Церкви, но более определенным образом оно выражено на вселенских соборах Церкви. От глубокой христианской древности созывались дважды в год поместные соборы отдельных православных церквей, согласно 37-му правилу св. Апостолов. Также многократно в истории Церкви бывали соборы епископов областные, более широкого объема, чем отдельных церквей, и, наконец, соборы епископов всей Православной Церкви, Востока и Запада. Таких соборов – Вселенских – Церковь признает семь.

Седьмой Вселенский Собор. Икона XVII век. Новодевичий монастырь

Вселенские соборы точно формулировали и утвердили ряд основных истин христианской православной веры, защитив древнее учение Церкви от искажений еретиков. Вселенские соборы также формулировали и обязали ко всеобщему единообразному исполнению многочисленных законов и правил общецерковной и частной христианской жизни, называемых церковными канонами. Вселенские соборы, наконец, утвердили догматические определения ряда соборов поместных, а равно догматические изложения, составленные некоторыми отцами Церкви (напр., исповедание веры св. Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского, правила св. Василия Великого и др.).

Нужно помнить, что соборы Церкви выносили свои догматические определения после тщательного, исчерпывающего и полного рассмотрения всех мест Св. Писания, касающихся поставленного вопроса, свидетельствуя при этом, что вселенская Церковь так именно понимала приводимые указания Св. Писания. Таким образом, вероопределения соборов выражают гармонию Св. Писания и соборного Предания Церкви. По этой причине сами эти определения становились, в свою очередь, подлинным, нерушимым, авторитетным основанием на данных Св. Писания и Апостольского Предания, вселенским и Священным Преданием Церкви.

Конечно, многие истины веры настолько ясны непосредственно из Священного Писания, что они не подвергались еретическим перетолкованиям и о них нет специальных определений соборов. Другие истины утверждены соборами.

Среди догматических соборных определений сами вселенские соборы признают первостепенным и основным Никео-Цереградский символ веры, запретив что бы то ни было изменять в нем, не только в мыслях, но и в словах его, что либо прибавлять или отнимать (постановл. 3 вселенского собора, повторенное 4, 6, и 7 соборами).

Вероопределения ряда поместных соборов, а также некоторые изложения веры св. Отцов Церкви, признанные руководящим для всей Церкви, перечислены во втором правиле шестого вселенского (Трульского) собора. Они приводятся в «Книге Правил св. Апостол, св. Соборов Вселенских и Поместных и св. Отец.»

Догмат и канон

В церковной терминологии принято называть догматами истины христианского учения, истины веры, а канонами – предписания, относящиеся к церковному строю, к церковному управлению, к обязанностям церковной иерархии, священнослужителям и обязанностям каждого христианина, вытекающим из нравственных основ евангельского и апостольского учений. Канон – греческое слово, в буквальном значении: прямой шест, мера точного направления.

Михаил Помазанский, протопресвитер

Догматическое богословие. – Клин:

Фонд «Христианская жизнь», 2001

Основные догматы Православной Церкви

Опыт показывает, что знание догматов и канонов позволяет обезопасить себя от влияния опасных мыслей и людей. По тому, как тот или иной человек отзывается о них (не говоря о том, соблюдает или нет) становится ясно, на самом ли деле это православный человек. Даже если внешне у него все исправно, но отношение самое халатное, «творческое», то рано или поздно выясняется, что это волк в овечьей шкуре.

Догматы говорят о Боге в отношении к человеку и о человеке в отношении к Богу. Каноны регламентируют жизнь Церкви и христиан в смысле дисциплинарно правовом, и в нравственной области. Канон (в смысле церковного права) – это основополагающий церковный закон, действующий во всей Православной Церкви.

В идее канона всегда лежит неизменный догматический момент. Однако в буквальном смысле канон отражает преходящие обстоятельства жизни Церкви.

Каноны не подлежат отмене, но их правовые нормы не носят абсолютного характера. Более того, в самих правилах можно найти указание на гибкость. Канон может больше не применяться в связи с тем, кто регулируемое им отношение исчезло. В то же время правило канона может служить ориентиром: так, указание на возраст не существующих ныне дьяконисс (40 лет) ложится в основу рассуждений о возрасте женщины, назначаемой на существующие ныне церковные должности.

Каноны, даже если они уже не применяются, в любом случае остаются критериями церковного законодательства и основы церковного правосознания. Канон – указатель к правильной ориентации в актуальных проблемах церковной жизни.

Церковное знание можно разделить на четыре области:

  • догматы — четкие церковные определения;
  • каноны — регламент жизни Церкви и христиан;
  • литургическое предание, регулирующее богослужебную жизнь Церкви;
  • православная аскетика — опыт богообщения, основные законы духовной жизни и глубокий аскетический аппарат, призванные помочь выстроить православную личную форму духовной жизни.

Догматы о Боге и общем отношении Его к миру и человеку, например:

  1. Бог есть.
  2. Бог:
  1. Бог – Творец мира. Бог создал мир из ничего. Бог создал мир разумом и премудростью, волею и словом. До Бога времени не было. Бог создал совершенный мир.
  2. Бог – Промыслитель мира, т.е. печется о мире, хранит его и правит им.

Догматы о Боге, Троичном в Лицах, например:

  1. Бог един по существу, но троичен в лицах – Отец, Сын, Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная (Три самостоятельных Лица, обладающие всеми совершенствами, но не три Бога, а Бог).
  2. Три Лица Троицы различаются по личным свойствам: Отец не рожден ни от кого, Сын рожден Отцом, Дух Святой исходит от Отца.

Догматы о Боге, как Творце и Промыслителе, к миру духовному, например:

  1. добрые ангелы – служебные духи, которые служат Богу, народам, частным лицам, церквям;
  2. злые духи – падшие ангелы, обитают в воздухе, постоянно ищут, как погубить человека. Господь их деятельность попускает и ограничивает.

Догматы об отношении Бога, как Творца и Промыслителя, к человеку, например:

  1. Человек сотворен по образу и подобию Божию.
  2. Только три лица за всю историю человечества произошли особым образом – Адам, Ева и Господь наш Иисус Христос. Все остальные произошли от Адама и Евы.
  3. Человек состоит из души и тела.
  4. Душа – высшая, духовная, самостоятельная, разумная, сознательная, свободная, бессмертная сущность.

Догматы о Боге Спасителе и особенном отношении Его к человеческому роду, например:

  1. Грех праотцов (Адама и Евы) – на всех их потомках, т.е. всех людях. Это всеобщий, первородный грех.
  2. Следствия грехопадения: разрыв Богообщения, утрата благодати, смерть духовная, помрачение разума, извращение воли, склонность к злу, а не к добру, искажение образа Божия.
  3. Вся тварь через грехопадение человека прервала общение с Богом, и мучается доныне (Рим. 8:22).
  4. Господь через Сына своего благоволил спасти людей. Сын совершил это спасение. Святой Дух Своим содействием совершает в сердцах людей дело спасения.

Догматы о Христе Спасителе, например:

  1. Господь Иисус Христос – истинный Бог.
  2. Господь Иисус Христос – истинный, но безгрешный Человек, родившийся сверхъестественным образом, от Девы Марии по действию Духа Святаго.
  3. Мы все искуплены Его смертью и воскресением.
  4. Иисус Христос победил и разрушил ад.
  5. Победив смерть Своим воскрешением, Иисус Христос вознесся на небеса и воссел одесную Отца, тем самым вознес на небо естество человеческое и тем самым отверз для всех людей двери в Царство небесное.

Догматы об освящении, например:

  1. Без Божественной помощи люди спастись не могут.
  2. Благодать – это особая нетварная Божественная сила.
  3. Благодать достигает нас в Ипостаси Святаго Духа, потому часто называется силой Духа Святаго (хотя принадлежит всем Лицам Троицы).
  4. Благодать даруется людям вследствие подвига Иисуса Христа.
  5. Благодать не изменяет природу человека, но преображает ее.

Догматы о Святой Церкви, например:

  1. Церковь – посредница в деле освящения и спасения, основанная Господом нашим Иисусом Христом.
  2. Вне Церкви нет спасения.
  3. Глава Церкви – Иисус Христом
  4. Святой Дух действует в Церкви.
  5. Церковь святая, единая, соборная, апостольская.

Догматы о Таинствах Церкви, например:

  1. Таинства есть священные действия, чрез которые тайным образом действует на человека благодать, т.е. спасительная сила Божия (Пространный катехизис).
  2. Совершитель Таинств – сам Иисус Христос.
  3. Таинство действительно при условии веры в Христа и спасительную силу Таинств, и искреннего желания принять благодать.
  4. Крещение совершается только один раз.
  5. В Таинстве Евхаристии вино и хлеб прелагаются в Кровь и Тело Христово.
  6. Евхаристия есть жертва благодарения, умилостивления и соединения всей Церкви в Тело Христово.
  7. Покаяние врачует от грехов.

Догматы о Таинстве священства:

священство – Божественное установление, предполагает избранничество свыше, совершается через рукоположение (возложение рук).

Догматы о Боге как Судии и Мздовоздаятеле:

  1. Тело смертно, душа бессмертна.
  2. После телесной смерти каждого ожидает частный суд и мздовоздаяние до Страшного суда.
  3. Мздовоздаяние после частного суда – лишь ожидание блаженства или мучения. Божественная Литургия, молитвы, милостыни, посты могут изменить участь умершего.

Догматы о Всеобщем Суде:

  1. Время Второго пришествия знает только Бог.
  2. До Всеобщего суда воздаяние получает только душа (не тело), и праведники, и грешники находятся в предначалии (предвкушении) заслуженного блаженства или мучения, у грешников есть шанс на то, что по молениям Церкви их участь изменится.
  3. Второе пришествие будет во славе и величии.
  4. Воскресение мертвых будет действительным, всеобщим и одновременным, в тождественных телах.
  5. Живые изменятся мгновенно и одновременно.
  6. Грешники будут преданы вечному мучению вместе с диаволом, праведники навечно унаследуют Царство, уготованное от создания мира (Мф. 25:34). Еще раз: и то, и другое – навечно.>

Просмотров: 3 580

Значение слова &laquoдогмат»

  • догмат

    1. книжн. основное, непререкаемое утверждение в религиозном учении ◆ Догмат непогрешимости папы (у католиков). ◆ Иисус не с фарисеями спорил, а со всем законом, и в своих отрицаниях внешнего богопочитания он перебрал всё, что только составляло догмат веры внешнего богопочитания каждого взрослого еврея. Л. Н. Толстой, «Соединение и перевод четырех Евангелий // Толстовский листок №6, 1995» ◆ Мы не найдем у Спасителя никаких толков о догматах, а одни только практические аксиомы, поучающие, что делать и чего удаляться. Георгий, прот. Флоровский, «Пути русского богословия», 1936 г. (цитата из НКРЯ) ◆ Считая за этот краеугольный камень Церкви папу, а не Христа, и вообразив себя главою Церкви и наместниками Христа на земле, папы впали в грубейшие, гибельные ошибки и весь католический мир увлекли в бездну лжи, измыслив новые ложные догматы и исказив древние, необходимые ко спасению. Кронштадский Иоанн, «Дневники», 1908 г. ◆ По многим догматам и обычаям старокатолики приблизились к Православию, они искали путей к единению с Православной Церковью. Гурий (Егоров), митрополит, «Патриарх Сергий как богослов», 1947 г.

    2. книжн. перен. отдельное положение какого-либо учения, научного направления, имеющее основополагающий характер ◆ Если догматы не могут излагаться сами собой, а только опираясь на догмат церкви, то надо и начинать с догмата церкви. Лев Толстой, «Исследование догматического богословия», 1880 г. (цитата из НКРЯ)

Источник: Викисловарь

Догматы

«Почему мои отношения с Богом должны регулировать какие-то непонятные догматы Церкви (и еще множество разных церковных правил и установлений)? Ведь эти отношения – мое глубоко личное дело. Зачем эти догматы и церковные правила вообще нужны?» Ответить на эти вопросы далеко не просто ввиду особенной сложности самого понятия «догмата».

Сразу заметим, что догматическое богословие – это тонкая и сложная наука, доступная пониманию узкого круга ученых-специалистов и требующая хорошей базовой подготовки – не только философско-богословской, но и филологической.

Кроме того, понятие «догма» или «догмат» в современном словоупотреблении получило очень характерную окраску. Набор ассоциаций, с которыми оно связано, обычно очень непривлекательный. Во-первых, это обязательно что-то косное, устаревшее, неподвижное, препятствующее всякому росту или развитию. Во-вторых, это что-то связанное с одиозной идеологией, отрицающей всякую свободу. Вспоминаются коммунистические газеты застойных лет, где «догматизм» стоит в одном ряду с «талмудизмом» или еще чем-то подобным, но в любом случае заведомо одиозным. Таким образом, само слово «догма» используется идеологическими противниками в качестве своеобразного ругательства, заменяющего разумные аргументы.

Поэтому, прежде чем говорить о догматах Церкви и о том, зачем они нужны, необходимо понять, что подобный привнесенный смысл не может иметь ничего общего с самим понятием, о котором пойдет речь. В Церкви Христовой по ее самоопределению не может быть ничего косного, ложного и мертвого, потому что, по словам Самого Христа, Он есть «путь и истина и жизнь» (Ин. 14. 16). Если мы замечаем в церковной жизни признаки чего-либо ложного и мертвого, то обычно оказывается, что эта «мертвость» привнесена или, правильнее сказать, постоянно привносится извне людьми. Она не принадлежит самой Церкви и рано или поздно обязательно со всей определенностью ею отторгается. К сожалению, нам самим куда проще осуждать свысока «неправильное и ложное», а не пытаться докопаться до истины, что всегда гораздо сложнее.

Открыв любой толстый учебник по догматике, вы увидите определение догмата, иногда очень тяжеловесное, в которое обязательно будут включены в той или иной форме следующие положения: «непререкаемая истина», «обязательная для всех верующих», «установленная и преподаваемая Церковью». Это определение предполагает неизменность догмата и, в некотором смысле, ограничение человеческой свободы. Весь вопрос в том, что под этой неизменностью и ограничением понимать. Если под неизменностью понимать неподвижность и косность, отсутствие всякого роста и развития, а под ограничением – запреты и подавление, то мы как раз и получим расхожее и предвзятое представление о церковных догматах.

Но Церковь вкладывает совсем другой смысл в это понятие. Неизменность обозначает не косность и неподвижность, она указывает на верность. Ограничение не всегда есть запрет и лишение, оно может быть и защитой. Здесь очень важны оттенки смысла, который мы вкладываем в слова. К примеру, неизменность в браке, выражающаяся в неумении меняться и прилаживаться друг к другу – это верный путь к потере близких отношений, напротив, неизменность, выражающаяся в настоящей, не формальной и не только внешней верности, – это признак настоящей любви.

Иногда кажется, что в нашем вечно меняющемся мире буквально все относительно: добро, любовь, правда. В противовес этому Церковь являет неизменный абсолют Любви, который можно сравнить с некой постоянной величиной – константой, позволяющей иметь неизменную точку отсчета в любой системе ценностей, порожденной относительным, изменчивым и лживым миром. Подобно тому, как в теории относительности постоянная величина – скорость света – остается неизменной в любой системе координат. И подобно тому, как, оставаясь неизменной, скорость света выражает не косность или невозможность движения, а, напротив, предельную скорость движения, так Божественная Любовь, оставаясь неизменной, означает недостижимый предел совершенства, к которому каждый человек может стремиться.

Могут меняться формы организации церковной жизни от государственных до подпольных и катакомбных, может изменяться форма богослужения и обрядов, могут исчезать одни большие поместные или национальные церкви и появляться другие, Церкви могут служить и святые люди, и самые недостойные, ее члены могут быть очень благочестивыми, высокодуховными и благородными – и самыми дикими и некультурными. Только сила Божественной Любви, которую Церковь являет, всегда остается неизменной. Именно потому она стоит вот уже две тысячи лет, и всегда будет стоять, что каждому приходящему к ней человеку она дает реальную возможность к этой Любви прикоснуться.

При чем же тут догматы? Эти «непререкаемые» и «неизменные» истины? Их неизменность прямо следует из совершенства и неизменности Божественной Любви. Даже человеческая любовь, если она настоящая, не терпит никакой лжи, никакого зла и греха, тем более совершенная Любовь, которая живет в Церкви, требует стремления к абсолютной Истине.

Что же это за Истина? Обладание абсолютной Истиной не означает всеведения Церкви. Это видно, например, из отношения Церкви к Священному Писанию – Библии. Она действительно непогрешима и абсолютно истинна только в том, что говорит о Боге и Его отношении к миру и человеку. Ни один христианин нисколько не смутится, если ему сказать, что заяц назван в Библии жвачным животным (Лев. 11:16) или что в ней есть ошибки исторического характера. Потому что Библия отражает тот уровень противоречивых научных представлений и исторической осведомленности, которыми обладали люди, написавшие ее книги. Чудо Священного Писания в другом, в том, как оно говорит о Боге. В этом все ее многочисленные авторы согласны и отражают то истинное знание, которое было им дано единственным, в подлинном смысле слова, Автором Библии – Богом. Так и догматы Церкви не могут регламентировать или ограничивать ни научное развитие, ни культуру, ни общественную жизнь, т. к. они говорят совсем о другом.

Церковь судит только о том, что касается отношений человека с Богом. Печально знаменитый Джордано Бруно, о котором до сих пор пишут в учебниках как о мученике науки, был плохим ученым и высказывал множество диких с точки зрения современной науки взглядов. Однако Католическая церковь осудила его не за это, а за антицерковное и неверное учение о Троице. Его сожжение – безусловно печальная страница истории западной цивилизации, тем более, что с точки зрения современной медицины он был, вероятно, не совсем здоров психически. Хотя этот пример взят из истории Католической церкви (для Православия подобное вовсе не характерно), факт остается фактом: Церковь не судит о том, что не связано с учением о Боге или отношениями Бога и человека. Тем не менее ее авторитет все время пытались и сейчас пытаются использовать (и иногда, как мы видим, небезуспешно) в политике, культуре и науке, чтобы отстоять свою человеческую, а не божественную, правоту. Поэтому очень важно уметь отличать истинный голос самой Церкви от тех многочисленных голосов, которые пытаются говорить от ее имени.

Таким образом, догматами в Церкви, которые действительно являются неизменными и абсолютными, называют только те истины, которые говорят о Боге или Его отношении к миру и человеку. Этот точный смысл понятия очень важен, иначе Церкви можно будет произвольно приписать самые невероятные представления.

Казалось бы, этим ответом можно ограничиться, но, напротив, как раз только теперь и возникает целый ряд непростых вопросов. Во-первых, когда речь идет о Божественной Любви и Абсолютной Истине, то каждому понятно, что только деятельное и дерзновенное стремление к их обретению делает жизнь человека осмысленной и прекрасной. Но вместе с тем совершенно непонятно, как это связано с обязательной верой (согласно определению в учебнике) в какие-то догматы, выраженные в тяжелых и малопонятных формулах. Во-вторых, совершенно непонятно, почему эти догматы так важны, что, например, из-за одного слова, даже одной буквы – «i», которой в греческом языке отличаются два слова: «единосущный» и «подобосущный», могли разгораться споры, приводившие в IV веке к катаклизмам в масштабах всей византийской империи. Наконец, зачем они? Неужели нельзя верить как-то по-своему? Каким образом получается, что догматическое учение Церкви, которое, как мы только что выяснили, не имеет отношения к «делам мирским», формирует совершенно определенную и непоколебимую позицию Церкви во многих жизненно важных вопросах семейной, общественной и государственной жизни?

На вопрос о том, почему догматы столь важны, что малейшие нюансы в вероучении могли вызывать ожесточенные споры, можно найти достаточно убедительные и многочисленные ответы в истории. За этими тонкими различиями всегда стоит принципиально разное видение мира, порождающее глубоко идущие последствия. Это верно по отношению к любому догмату. Так, например, догмат о сотворении мира Богом «из ничего» является принципиальным основанием христианского воззрения на мир как абсолютно прекрасное в своем замысле и призванное служить только добру творение Божие. Для христианина в окружающем мире или в телесной природе самого человека нет ничего нечистого, ничего самого по себе злого, потому что Бог зла не творил. Всякое безличное творение Божие или телесные способности и силы человека становятся добрыми или злыми, чистыми или нечистыми постольку, поскольку добр или зол человек – личность, которая ими управляет или владеет. Поэтому христианство всегда отвергало любые дуалистические представления о мире. Эта идея – сотворения мира Богом «из ничего» – стала одной из основополагающих идей, послуживших зарождению и развитию современной науки, в противовес оккультным герметическим – представлениям эпохи Возрождения. Действительно, только представление о мире как отражении творческого действия абсолютно совершенной Божественной Личности могло породить благоговейное и трепетное отношение к его изучению и твердую уверенность в наличии совершенных и неизменных законов его бытия, данных Богом. Страшно представить, какие формы могло бы принять развитие современной науки и культуры, если бы в ней возобладали дуалистические и гностические представления о мире. По существу, их просто не могло бы быть.

Однако это еще не дает ответа на вопрос о том, зачем же эти догматы нужны не как набор философских идей, а как правила, регулирующие личные отношения человека с Богом. Есть одна аналогия, конечно, очень несовершенная, – это правила приличия или хорошего тона. Замечательно, что наше «адогматичное» время, т. е. время отрицания всякой традиции и авторитета, одновременно стало и временем очень «неприличным» или временем торжества «дурного тона». Хорошо воспитанные и приличные люди во все времена составляли не слишком многочисленную культурную элиту, но наше время в этом отношении все-таки особенное. Дело, конечно, не в количественном соотношении приличных людей и хамов, вряд ли вообще его можно оценить. Принципиальное отличие и печальная новизна нашего времени в том, что это «неприличие» настойчиво стремится стать нормой. Достаточно вспомнить, как совсем недавно министр культуры всерьез публично обсуждал проблему употребления ненормативной лексики.
Смысл всех правил приличия, которые отражают многовековой опыт человеческих отношений, остается одним и тем же. Они всегда имеют характер ограничений, но их смысл не в том, чтобы мешать отношениям между людьми или быть преградой между ними. Напротив, правила приличия призваны эти отношения оберегать и направлять их развитие по тому пути, который ведет к настоящему глубокому и искреннему общению. Единственное, что они стремятся ограничить – это извращение, опустошение отношений между людьми.

Догматы тоже указывают на определенные личные отношения, только не между людьми, а между Богом и человеком. В этом смысле они по своему значению в чем-то могут быть похожи на правила приличия. А именно в том, что они позволяют человеку таким образом искать своих личных отношений с Богом, чтобы эти отношения были благодатными. Если правила приличия – это накопленный человечеством опыт, позволяющий людям обретать и находить друг друга, то догматы – это данное Богом Откровение о том, как Его обрести в своем сердце, или, по словам апостола Павла, увидеть «лицом к лицу» (1Кор. 13:12). Догматы, как правила приличия в отношениях между людьми, позволяют избежать извращений и ошибок в отношениях с Богом. Как пренебрежение правилами приличия означает некое «снижение тона», примитивизацию, поверхностные и неполноценные отношения между людьми, так же и ересь, т. е. искажение догматического учения Церкви, ведет к примитивизации и неполноценности духовной жизни человека. Т.е. теряется путь к Богу.

Догматическое учение Церкви можно сравнить со сложной и подробной картой, которую в течение многих веков составляют поколения подвижников, богословов и ученых для того, чтобы каждый человек мог найти на ней свой путь к Богу. Догматы Церкви это не преграды или границы, препятствующие свободному стремлению к Абсолютной Истине, а верстовые столбы или указатели, которые отмечают верное направление к ней. Однако это вовсе не значит, что настоящим христианином может быть только ученый-богослов, подобно тому, как для того, чтобы попасть из Москвы в Петербург, необязательно быть инженером или картографом. Любому человеку чтобы добраться до другого города,
достаточно узнать, как и по какой дороге доехать. Так же точно и настоящий христианин это не обязательно ученый-богослов, но это тот, кто сумел найти свой путь к Богу и рискнул отправиться в это трудное путешествие.

Но для этого тоже нужно, чтобы этот путь к Богу кто-то показал.

Провести и указать этот путь – задача святых, ученых-богословов и священников, не для каждого предназначенная и посильная. Напротив, стремление узнать и найти в Церкви свой путь к полноте жизни, истины и любви и набраться решимости, для того чтобы вступить на него, может наполнить жизнь любого человека вечным и неисчерпаемым смыслом.

* Религиозно-философское течение поздней античности, получило наименование от имени мифического образа Гермеса Трисмегиста. В XV – XVI вв. в Западной Европе герметические тексты, имеющие выраженный синкретический, по существу, языческий характер, пользовались огромным авторитетом.

Антон КАРТАШЕВ, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии, доктор истории Церкви, последний обер-прокурор Синода (1917 год): «Догматы вечны и неисчерпаемы. Этапы их раскрытия в сознании и истории Церкви, определения Вселенских Соборов не есть могильные плиты, приваленные к дверям запечатанного гроба навеки закристаллизованной и окаменелой истины.
Наоборот, это верстовые столбы, на которых начертаны руководящие безошибочные указания, куда и как уверенно и безопасно должна идти живая христианская мысль».

Справка «Фомы»

Внешне догматы могут выражаться не только в словесных формулировках или священных изображениях (иконах), но и в жестах. Например, творя крестное знамение, православные христиане складывают пальцы так, что этим они выражают свою веру в два важнейших догмата Церкви. Сложенные вместе большой, указательный и средний пальцы символизируют веру в Триединого Бога: Отца, Сына и Святого духа.
Прижатые к ладони мизинец и безымянный палец указывают на то, что христианин верит, что в личности Иисуса Христа неслитно, нераздельно, неизменно и неразлучно соединились две при роды – Божественная и человеческая.
Старообрядцы наоборот, крестятся двумя пальцами, и этим они тоже выражают веру во Христа как Богочеловека, а три пальца, прижатые к ладони, символизируют исповедание ими Триединого Бога.
Сама форма сложения пальцев во время крестного знамения Православной Церковью никогда не догматизировалась. Попытка сделать это на Стоглавом Соборе 1551 года впоследствии была признана Церковью ошибочной.

Справка «Фомы»

Догматы в Церкви существовали всегда, но можно сказать, что люди, неверно понявшие и истолковавшие Евангелие, вынудили Церковь дать точную словесную формулировку тому, во что христиане верили с момента ее возникновения.
В римских катакомбах, где, скрываясь от языческой власти, совершали богослужения христиане I – II вв., очень часто встречается изображение рыбы.
Это символическое, визуальное изображение догмата о том, что Иисус Христос – это Бог.
Греческое слово Ichthus (рыба) содержит пять букв, которые являются первыми буквами пяти слов, относящихся непосредственно ко Христу и Его миссии: lesous Christos Theou Uios Soter, то есть Иисус Христос, Божий Сын, Спаситель.
Получается, в изображении рыбы сосредоточена древнейшая формула Символа Веры, сосредоточенная в одном слове.