Отречение от веры

Об отречении от Христа

Кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я
пред Отцем Моим Небесным
Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным (Мф. 10, 32-33).
Это непростые слова, жестокие.
Некоторое время назад, в тот день, когда эти слова читались, после службы ко мне подошел человек, который хотел со мной побеседовать. И он сказал, что он «резко и решительно не согласен с этими словами». Он сказал, что «если Господь Иисус Христос так заявляет, значит, наш Бог не есть Бог любви, какой угодно Бог, но не Бог любви».
Нам с вами необходимо разобраться, что же действительно имел в виду Спаситель под этими жестокими словами.
Мы – люди, воспитанные всей современной культурой, а современная культура имеет длительную историю формирования гуманизма, уважения к человеку, к человеческой личности. Мы, современные люди, привыкли высоко ставить ценность человеческой жизни, свободное действие воли человеческой.
Человеку разрешается делать свободно как доброе, так и злое. И мы привыкли, что любой наш грех может быть обществом оправдан, если этот грех подать красиво, благородно. Как, например, аборт: его можно подать, как заботу о женщине, у которой благодаря аборту свободное время будет. Время посвятить себя карьере, да, собственно, и самой себе. Когда человек болеет, мы можем его умертвить, это называется красивым словом эвтаназия (это красиво описывается как помощь человеку легко расстаться с жизнью). Современный мир преподносит это как заботу о человеке, как жест любви и сострадания: совершаем эвтаназию, «чтобы человек не мучился».
Библия говорит «не прелюбодействуй», а современное общество говорит: можно прелюбодействовать. Если вы одинокий мужчина и одинокая женщина, и вам хорошо вместе – прелюбодействуйте себе на здоровье. Школьные педагоги забили тревогу, когда в сочинении на тему «Кем я хочу стать, когда вырасту?», дети писали… «хочу стать киллером». Вот еще одно высокое слово, которым называется банальный убийца. Все низкое можно поэтизировать и оправдать, и это не только симптомы дня сегодняшнего. Помните, еще даже в советское время, например, можно было запросто предавать своих родственников, если эти родственники были «врагами народа». Такие понятия, как любовь, семейная любовь, порядочность, дружба – все это в угоду политическим моментам можно было отменить.
С каждым днем наш мир все больше смешивает понятия добра и зла, и что осталось незыблемым, если человеческое поведение уже сегодня можно истолковать как угодно? Осталось. Что человек никогда не сможет отменить? Это законы природы. Например, закон всемирного тяготения. Если человек выпрыгнет из окна, он разобьется: какой бы умный, глупый, святой, грешный, порядочный, непорядочный он ни был, он разобьется. И если пожар, тоже необходимо выбежать из огня, иначе ты сгоришь. Или, если ты находишься в воде, то нужно за что-то держаться, иначе ты утонешь, потому что человек тяжелее воды, вода обладает меньшею плотностью, чем человек, и ты просто утонешь.
Человечество может отменить какие угодно моральные и нравственные принципы, но законы природы человечество отменить не в силах, и никакой царь, никакой президент не в силах отменить, например, закон всемирного тяготения. То же самое, дорогие братья и сестры, можно применить и к Божьим законам. Человеческие попытки изменить мораль, оправдать грех – лишь человеческие игры. Онтологически, сущностно эти игры взрослых людей ничего в Божиих законах не меняют и в Божиих очах не оправдывают.
Бог, у Которого нет изменения и ни тени перемены (Иак. 1, 17), – постоянен. Человечество может пытаться оправдать в своих глазах любой грех. Тем не менее, перед Богом это как было грехом, так и будет грехом. Убийство как считалось грехом, так и всегда считается грехом, и прелюбодеяние всегда считается грехом. Как невозможно отменить законы природы, так же точно невозможно отменить законы Божьей нравственности, которые Господь установил еще тысячелетия назад. Когда только на земле возник человек, тогда же, в момент сотворения, Бог наделил человека внутренней врожденной нравственностью. Кант говорил, что «ничто меня так не изумляет, как звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас». Как объективно звездное небо, и никакие человеческие проекты его не поколеблют, так же непреложен нравственный закон. Грешник, в глазах греховного общества, может быть праведным, казаться праведником, но в глазах Божиих этот человек все равно негодяй и подлец. Обмануть можно кого угодно: страну, общество, людей, Бога ему обмануть никогда не удастся.
И на самом деле Священное Писание достаточно радикально говорит о нравственности. Черное – всегда черное, и белое – всегда белое. Священное Писание не уходит от этих проблем, не ссылается на то, что «сейчас времена изменились», «люди стали другими». Священное Писание раз и навсегда говорит, что человек – это существо, греховно поврежденное. И Священное Писание раз и навсегда говорит, что человеку необходимо, обязательно необходимо работать над собой. Исправляться. Иначе человек не достигнет Царства Небесного.
Слышали эти кухонные разговоры: «Как может любящий Бог создать ад? Это же жестоко…»? Все хотят Рая, это понятно, тут вопросов к Богу нет – мы хотим наслаждаться и блаженствовать. Но как только Церковь начинает говорить об аде, люди начинают предъявлять претензии, обвинять библейских авторов и святых отцов, говоривших об аде, в жестокости. Говорят: «Бог должен всех людей любить и всех спасать». Это все правильно, но, с другой стороны, если человек не хочет, чтобы его любили? Если человек хочет ненавидеть Бога и враждовать против Бога? Если человек равнодушно относится к законам нравственности, попирает их ежедневно, будет ли справедливо сказать, что такой человек должен наследовать радостную и прекрасную вечную жизнь?
А где же тогда прославленное современным гуманизмом уважение к выбору человека, к его свободному решению и личной позиции? Человек выбрал ад, почему Господь должен этот выбор игнорировать и лишать человека возможности пожинать плоды своего выбора?
Нет, святые отцы не были такими сентиментальными гуманистами, как сегодня многие мыслители, философы, социологи. Святые отцы говорили радикально: если ты грешишь, если ты безобразничаешь – ты пойдешь в муку вечную. Одни пойдут в жизнь вечную, а другие пойдут в муку вечную, и никакой альтернативы здесь нет. Христос встречает хорошего человека и говорит ему: следуй за Мною. Юноша в недоумении: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие (Лк. 9, 59-60). То есть, люди, не принявшие Царство Небесное, для Спасителя – духовные мертвецы…
Я вспоминаю своего собеседника, про которого упомянул в самом начале проповеди. Он сказал: «Батюшка, я вот не понимаю, Бог какой-то жестокий. Что значит: «Если кто меня не исповедует, а даже и отречется, от того и Я отрекусь?»» Я ему напомнил фильм, который недавно прошел на киноэкранах страны, – фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы». Кто из вас смотрел, тот помнит, какие страшные мучения пережил Спаситель наш Иисус Христос ради спасения человечества, а ведь в фильме показана лишь малая часть мучений, которые Он пережил. Можно ли после этого духовную жизнь сентиментализировать, превращать в сладкую добрую сказку о том, как человек безобразно себя ведет, а Господь бесчисленное количество раз этого не кающегося (!) грешника прощает, и, наконец, человек в злобе и грехе умирает, а Господь его обнимает, прощает, и говорит: «Иди, чадо мое, ко Мне, наследуй Царство Небесное!» Откуда это? Где это сказано? В Библии? У святых отцов? Нет, кроме двух-трех отцов, робко говоривших о спасении всех, все остальные этого не поддерживают…
Господь учил: Суд пришел в мир, и каждый должен выбрать, с кем он: с Богом или с сатаною. А кто с Богом, тот должен знать, что духовная жизнь – это активная, настоящая христианская позиция, это ежедневная борьба с грехом. Это может быть перенесение каких-то неприятностей, скорбей, иногда даже мучения а кто выбирает жизнь с сатаной, жизнь по стихиям мира сего, кто ведет по законам мира сего жизнь легкую, необременительную, безответственную, тот может быть уверен, что он живет без Бога. И Господь такому человеку навязывать Себя не будет. Такой человек жил без Бога и в вечности окажется без Бога. Как нельзя отменить законы природы, так же нельзя отменить и законы духовного мира. Господь носится с нами не просто как Отец, а как заботливая мать. Он вразумляет грешника скорбями и обращается к сердцу грешника призывами опомниться, остановиться на путях греха. Господь стучится в сердце грешника через какие-то, может быть, неприятные ситуации: у этого человека, может быть, кто-нибудь умрет или произойдет катастрофа на семейном фронте, или его выгонят с работы, или у него сгорит дом. Да мало ли как Господь может призывать к Себе и вразумлять грешника, но если человек не вразумляется и все равно продолжает жить с огромной злобой против Бога, то тогда Господь оставляет такого человека. Он не может насильно человека сделать святым. Бог есть Любовь, а любовь никогда не насилует, любовь себя предлагает, но никогда не насилует. Помните, Бог сказал: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). Как говорил один богослов, «Бог никогда не взламывает человеческое сердце, чтобы туда войти».
Христос говорит: Кто отречется от Меня… Обратите внимание на слово отречется. Если дети наши согрешают, но каются, хотят исправиться, мы все равно их любим, и целуем, и обнимаем, и бесконечное число раз прощаем. Даже если они не могут пока измениться, но хотят. Вот так и в отношении с Богом. Если человек любит Бога, даже если он иногда падает в грех, но все равно хочет исправиться, не лицемерно, а по-настоящему хочет исправиться, то такого человека Господь никогда не бросит и никогда от него не отречется. Бог отрекается только от людей, которые Его возненавидели. Ну, что ж, раз возненавидели – они свободные существа, они сделали свой выбор. Как блудный сын в притче. Ушел от отца. Отец грустил, ждал, смотрел на дорогу и ждал возвращения. Но вернуться к отцу или не возвращаться – в этом сын был свободен.
В следующем стихе после разбираемых нами приведены такие слова Христа: Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч. «Меч» – это не значит, что Господь объявляет войну людям, нет, Господь объявляет войну сатане и всякому проявлению греха. Любой грех вдохновляется сатаною. Сатана – идейный вдохновитель любой подлости, любой мерзости. Христиане – это воины Христовы. В момент Крещения христиане становятся детьми Божьими. Не все люди сподобились этого дара и счастья, но лишь христиане. Подумайте над замечательным фактом: не все люди в мире усыновлены Богу, не все в самом прямом, а не в переносном, не в символическом смысле могут называться Его детьми. А мы можем! Мы все, естественно, прошли через материнскую утробу и родились. Но христианин рождается дважды. И второй раз – в день своего Крещения. В день Крещения мы получаем усыновление Богу. И Бога мы называем не иначе, как Отцом. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1, 12)!
Кто такие христиане? – Это люди, которые пошли вслед за Господом. Это люди, которые называли себя детьми Божиими, люди, которые, как воины, воюют на стороне Бога за правду и истину. Они услышали Божий призыв и пошли, а другие – услышали и отвернулись. И вот пусть эти люди сами решают свою духовную судьбу. Если человек когда-нибудь, может быть, на смертном одре, покается, придет к Богу, можно надеяться, что этот человек будет Богом прощен. Ну, а если человек выбрал безбожие, выбрал грех, злобу и ненависть, если ежедневно грешит и не старается исправляться – тогда вступает в действие духовный закон: Бог отступает от этого человека, человек этот предается сатане. Святые отцы говорили: «Бойтесь, чтобы Бог вас не отпустил, не предал сатане». И такой человек оказывается от Бога отлученным: и в сем веке, и в будущем.
2007

Снятие крещения: возможно ли оно в православии

Христианский священник с готовностью проведет обряд крещения. Но если человек по каким-то причинам больше не хочет быть крещеным, возможна ли обратная процедура – так называемое, раскрещивание? Попробуем разобраться.

Точка зрения РПЦ

Как и большинство христианских церквей, Русская Православная считает абсурдным сам вопрос, может ли человек раскреститься. Крещение – первое и важнейшее христианское таинство, совершаемое единожды в жизни человека, и его нельзя провести повторно или отменить. Как нельзя вернуться в утробу матери после появления на свет, так невозможно и перестать быть рожденным от Святого Духа после крещения.

С точки зрения православия, крещеный таковым и останется, даже если откажется от православия, станет атеистом или примет другую религию. Отречение от Церкви, Бога и Святой Троицы тоже не снимет с человека «печать крещения». Православие дает каждому свободу выбора – после отречения крещеный человек может отправиться на поиски «иного смысла», и если в итоге он захочет вернуться в лоно Православия, ему не придется повторно креститься. Достаточно будет покаяться в грехах.

Крещеные в детстве

Чаще всего вопрос о раскрещивании задают те, кто был по православной традиции крещен в младенчестве или детстве. Родители не спрашивали, хочет ли их сын или дочь принять крещение, а пошли в церковь и окрестили. Одни – по семейной традиции, потому, что «так положено». Другие – из-за глубокой веры. Обычно у верующих родителей дети не пытаются раскреститься. У тех же, кто не посещает церковь, не причащается, не соблюдает посты и не носит веру в сердце, ребенок может ощущать моральную тяжесть от «принудительного» крещения. Но, как было сказано выше, раскреститься в Православной Церкви у него возможности нет.

Путь крещеного атеиста: отречение и отлучение

Принявший крещение и долгое время живший по Божьим Законам не может пройти обряд раскрещивания. Но при утрате веры он может отречься от Церкви, при этом подобное возможно даже для священников. Самым ярким примером для большинства является отречение Льва Толстого, а вот философ-религиовед Татьяна Фолиева в статье-докладе «Деконверсия: несколько примеров из истории» упоминает двух других деконверсиантов – людей, утративших веру. Для них первичной была утрата веры, а вторично – отречение от Церкви, за которых последовало отлучение от нее. При этом фактически они все равно остались крещеными.

В результате сомнений, отрицания «истинности вероучения» и глубокого личностного кризиса деконверситом стал профессор-религиовед и философ Евграф Дулуман. Он закончил Духовную академию в Москве, работал в семинарии Саратова, а затем вышел из Церкви и до конца дней проповедовал атеизм. В книге «Почему я перестал верить в Бога», Е. Дулуман писал, что его поиски правды и истинного смысла жизни были мучительными. Он сомневался, правильный ли путь указывает Церковь и почему человеческому разуму она отводит такую ничтожную роль. Его душу терзали сомнения в святости священников и презрение к ним. В итоге Дулуман был отлучен от Церкви и стал известен как один из самых непримиримых атеистов.

Другой пример из доклада Т. Фолиевой – Павел Дарманский. Его случай обычно приводят в качестве иллюстрации отступника от Христа в эпоху хрущевских гонений Церкви. По постановлению №23 Святейшего Патриарха и Священного Синода в 1959 году кандидат богословия и священник одного из приходов Ленинграда П. Дарманский был «лишен священного сана и церковного общения» за публичную хулу имя Божьего. Но за год до этого П. Дарманский написал в Совет по делам РПЦ заявление «об окончательном разрыве» с религией. В своей книге «Побег из тюрьмы», Дарманский объяснял поступок, в том числе и тем, что нередко он становился свидетелем «болезненной жадности» попов к деньгам, диких ссор из-за дележа пожертвований и многочисленных нарушениях установленных Церковью канонов: панихид по некрещеным, отпеваний самоубийц и крещения без родительского согласия.

Раскрещивание у неоязычников

Чаще всего раскрещивание упоминается в контексте неоязычества – там оно символизирует «смерть в старой религии» и претворяет обряд имянаречения. Как пишут в статье «От Каббалы до «Раскрещивания» К. Жарчинская и О. Хазанов, неоязычники практикуют различные обряды раскрещивания и проводят их общинами в группе или индивидуально, со свидетелями при участии жреца или самостоятельно в домашних условиях. По словам волхва Союза общин «Велесов Круг» Богумила, раскрещивание представляет собой обряд очищения, который, впрочем, проводится и для крещеных в православии, и для некрещеных. Раскрещивание помогает отбросить «что-то старое» (не только православную веру), убрать негатив, устранить то, что гнетет, в отдельных случаях – снять сглаз. Впрочем, новое имя родновер может получить и без раскрещивания – если ничто его не тяготит, он не переживает жизненные трудности или моральные сомнения.

Как рассказывает в интервью Богумил, в разных общинах обряд раскрещивания-имянаречения проходит по-разному. У одних частью обряда становится сожжение старой рубахи, что символизирует уничтожение прежней жизни и образа мыслей, воспевание «гой» при мужском раскрещивании-имянаречении и «ма» – при женском, бросание топора с определением по ручке принадлежности человека к общине.

Иную версию раскрещивания приводит И. Черкесов в родноверческом сборнике «Родные боги». Обряд начинается с того, что человек распоясывается, встает на одно колено на рушник, а жрец с заговором очерчивает вокруг него посохом коло, затем «простукивает» новообращенного бубном вдоль позвоночника и причащает четырьмя стихиями: Землей (посыпает голову очищаемого освященным жито), Водой (трижды окропляет глаза, лоб и грудь очищаемого), Огнем (обносит огненной чащей или обмахивает горящим сукном), Воздухом (сдувает с очищаемого прежнюю жизнь, дуя в темечко). Завершается обряд разрыванием круга-коло и подпоясыванием освобожденного от старой жизни.

В книге Велимира «Русское язычество и шаманизм», описываются более радикальные обряды раскрещивания – снятия «рабского ошейника»: с порубанием икон, сжиганием Библии и нательных крестов, промыванием водой родничка на голове (символа связи с Родом и предками), который «замазали» при крещении священники. Обязательной частью раскрещивания является беседа с адептом, в которой новообращенный трижды отрекается – от Церкви, Святой Троицы и Христа.

Как раскреститься

Раскрещивание — одно из современных модных течений для ухода из христианства. Давайте же разберём, что такое раскрещивание, чем оно опасно и можно ли раскреститься?

Раскрещиваться — значит снять крещение через проведение обряда входа в славянскую религию (славянизм, родноверие). При раскрещивании человек, который чаще всего себя именует волхв, даёт человеку имянаречение, как символ входа в новую религию. Почти всегда славянизм, он же родноверие, не воспринимается человеком как религия, и раскрещиваемый уверен, что вернулся из чужой и плохой религии к своим родным богам.

Славянизм — религия, активно начавшая свой рост в 1980 году, молодая и зелёная пока ещё. К тому же, много знаний по этому направлению утеряны и уничтожены. Поэтому, быстро растёт новодел и легко приживается, так как славянизм работает на патриотизме и тяге к природе. К чему я это пишу? Пройдя обряд раскрещивания, человек отрекается от христианства и переходит в религию славянизма, а это наказуемо всегда.

Какое наказание понесёт человек, если решит раскрещиваться?

  1. Потеря денег.
  2. Потеря семьи.

Это два пункта основных, а вообще, их больше. Незнание законов религий и энергий, не освобождает вас от ответственности. Однажды войдя в религию, вы становитесь её заложником навсегда, переход из религии в религию формирует новые задолженности.

Раскрещивание — это плевок, отречение от христианства. И эта религия вам такого не простит никогда.

Что же делать?
Не бегать по религиям, не существовать в иллюзии, а возвращаться в начало начал — в Жизнь. И у начала есть Имя — Вера!

Нет, это не религия. Все религии слово Вера держат неким предметом в себе, и вы на генном уровне стали считать религию духовной, нравственной составляющей жизни. Сравните два слова, как они отзываются в душе. Вера… тепло, хорошо. Религия… уже нечто иное. Запомните, Вера не имеет ничего общего с религией. Не смешивайте два совершенно разных понятия.

Вера — это ведание Ра. У многих Ра ассоциируется с язычеством, таким ненавистным религиям, и потому сразу отрицается.
Ра — это Свет, исходящий от Солнца, проходящий через все планеты и входящий в человека. Без Ра нет разума, а есть только ум. То есть человек действует по указке и инстинктам, а сам мыслить не может. Хотя при этом он не замечает, что является марионеткой, он существует по принципу «как все».
Язычество — местные религии разных народов. Ничуть не хуже сегодняшних мировых религий.
Так что не поддавайтесь на обман.

Теперь вернёмся к крещению. Мы уже выяснили, что можно снять крещение.

Так почему многие люди хотят раскреститься?
Потому, что крещение — это заклад своей души и тела религии христианства. Чем опасно?

  1. Потеря здоровья.
  2. Страдание.
  3. Вместо вашей воли теперь протез — воля религиозная.
  4. Вместо родового Духа, дух религии.

Это тот минимум, что вы чаще всего и не понимаете. Скажу проще. Приняв крещение, вы согласились служить вечно религии, обязались страдать и болеть, ведь это необходимо по религии христианства.

Исходя из всех этих опасностей, а если сказать точнее — из уничтожения человека, появляется желание как-то раскреститься, и люди входят в новую религию, одевают снова рабский ошейник, но другой.

Возврат в Веру — единственное, что избавляет от крещения и всех иных религиозных посвящений.

Крашение — это посвящение Свету, подобный обряд ранее проводили при рождении ребёнка, дабы осветить человеку пути. Ничего общего с религиями этот обряд не имеет. И самое главное — не наказуем, так как Вера есть основа жизни, и против неё религия не пойдёт!

Крашение провожу я, Алёна Полынь и моя дочь, более никто. Крашение — это возврат в Веру, не в какую-то, а в одну на всех. Солнце снова начнёт дарить вам Свет, появится РАдость и РАзум.

Остались вопросы? Пишите. Я расскажу вам все о Крашении

Как-то меня пригласили освятить офис одной риэлтерской компании. Компания была крупной для своей сферы, около 30 человек, солидный офис, дорогой кабинет руководителя. Немного смущало обилие восточных статуэток, стеклянных пирамидок и «феншуевских» штучек.

Пришлось долго объяснять, что христиане странные существа. Они считают свою веру самой лучшей, единственной правильной не идущей на компромисс. И если мы называем себя высоким званием христианина, то должны на всю жизнь остаться индивидуалистами и однолюбами, отказавшись от веры в сглаз, порчу, астрологию, гороскопы и прочие модные, но духовно опасные штучки.

Если мы посмотрим на буддизм, то увидим совсем другую картину. Когда я жил и служил в Калмыкии то ни один раз был свидетелем того, как буддистские ламы приходят в православный храм поставить свечи, приложиться к особо почитаемым святыням. В отличие от них, если православный христианин и зайдет в культурологических целях в то или иное религиозное здание, то никаких религиозных действий он делать не будет, чтобы не оказаться вне Христа и Его Церкви.

После освящения побеседовал с коллективом, рассказал о важности регулярного, не менее, чем один раз в месяц причастия на том и расстались. С директором фирмы сложились в целом неплохие отношения, позже освятил ему квартиру, в которой тоже обнаружился склад оккультной литературы и подсобных предметов практического назначения. Опять спорил, доказывал, что нельзя одной «служить двум господам», ходить в храм и призывать бесов. Валентин, так назовем нашего героя, надо мной посмеивался, продолжая считать, что это мои «профессиональные» узколобые привычки не дают мне понять, что это вовсе не оккультизм, а достижения современной науки.

Через некоторое время наша связь как-то сама по себе оборвалась, он стал реже заходить в храм, потом вовсе пропал. А через полгода раздавался его звонок с просьбой заново освятить его офис. Хотя никаких правил, как часто нужно освящать дом или здание нет, я почувствовал, что что-то случилось. Отслужив литургию я приехал к нему в офис. От былой уверенности не осталось и следа. Из огромного коллектива осталось два человека, за последний месяц не было ни одного заказа, ушедшие сотрудники, как выяснилось, регулярно его обманывали и теперь создали свою фирму, использовав полученные профессиональные навыки и укравшие базы с информацией. Его положение было настолько печально, что он даже не имел возможности как-то меня отблагодарить, хотя никакой суммы я никогда не оговариваю, оставляя решение за человеком.

Когда он стал рассказывать мне свою историю краха и банкротства, он упомянул о важной детали, которая является ключом ко всей истории. После первого освящения Валентин решил «усилить эффект» и пригласил в свой офис биоэнергетика, «доктора» биоэнергетических наук. И первое, что сказал «доктор», что бизнес может быть более успешным, но в офисе есть некоторые вещи, которые блокируют удачу. И этими вещами оказались четыре маленькие наклеечки с изображением распятия, которые наклеиваются на стены при освящении. И он потребовал их снять, что и было сделано. После окончания рассказа мне пришлось сказать может быть нелицеприятную, но правдивую вещь. Если вы сами отказались от Бога и позвали в гости сатаниста, который заставил вас своими руками надругаться над святыней, то спрашивать почему все так плохо не имеет смысла.

Офис я все же освятил, наклеил все заново, но строго предупредил, что если он еще раз надумает воспользоваться силами тьмы, то все может закончиться гораздо печальнее.

Священник Антоний Скрынников