Палама Григорий

5 / 5 ( 1 голос )

  • молитва от страстей
  • молитва от болезней
  • молитва от врагов

Молитва святителю Григорию Паламе от страстей

«О треблаженная и честная воистину и превожделенная главо, безмолвия державо, монашествующих славо, общее богословов и отцев и учителей украшение, апостолов сподвижниче, исповедников и мучеников безкровный ревнителю и венчателю словесы и деяньми и благочестия поборниче и воеводо взбранный, божественных догматов высокий изъяснителю и учителю, прелести многоразличных ересей потребителю, всея Церкве Христовы предстателю, и страже, и избавителю! Ты и преставлься ко Христу назираеши убо и ныне стадо твое и всю Церковь свыше, болезни различныя исцеляя и словесы твоими вся управляя, и ереси изгоняя, и многообразных страстей избавляя. Приими же и наше сие моление и избави нас от страстей и искушений, и треволнений, и бед, и ослабу и мир и благоденствие нам подаждь, о Христе Иисусе Господе нашем, Емуже слава и держава подобает со безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.»

Молитва святителю Григорию Паламе от болезней

«О, всехва́льный святи́телю Христо́в и чудотво́рче Григо́рие! Приими́ сие́ ма́лое моле́ние от на́с гре́шных к тебе́ прибега́ющих и те́плым твои́м предста́тельством умоли́ Го́спода Бо́га на́шего Иису́са Христа́, я́ко да, призре́в на ны́ ми́лостивно, да́рует на́м согреше́ний на́ших во́льных и нево́льных проще́ние, и по вели́цей Свое́й ми́лости изба́вит на́с от бе́д, печа́лей, ско́рби и боле́зней душе́вных и теле́сных, обдержа́щих на́с; да пода́ст земли́ плодоно́сие, и вся́, я́же на по́льзу настоя́щаго жития́ на́шего потре́бная; да да́рует на́м сконча́ти житие́ сие́ привре́менное в покая́нии, и да сподо́бит на́с гре́шных и недосто́йных Небе́снаго Ца́рствия Своего́, со все́ми святы́ми сла́вити Его́ безконе́чное милосе́рдие, со Безнача́льным Его́ Отце́м и Святы́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, во ве́ки веко́в. Ами́нь.»

Молитва третья святителю Григорию Паламе от врагов

«Все́х правосла́вных наста́вниче и Це́ркви сия́ние, о́тче Григо́рие, вся́каго обстоя́ния на́с изба́ви, боже́ственной ико́не твое́й припа́дающе ве́рою, свобожда́я от навожде́ния на на́с вра́жия, ты́ бо помо́щник на́ш явля́ешися и исполня́ешися и исполня́еши при́сно проше́ния све́тло ублажа́ющих тя́, на вся́ко вре́мя моля́ся Трисия́нной Тро́ице, Е́йже подоба́ет ве́лия сла́ва, че́сть и поклоне́ние Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.»

3. Паламитский спор о Фаворском Свете

в историко-философском и богословском осмыслении А.Ф. Лосева

В видении А.Ф. Лосева, исихазм есть, прежде всего, паламизм — богословское учение о нетварности Божественного Света, непостижимости Бога в Его Сверхсущности и возможности познания в Его энергиях, которое св. Григорий Палама разрабатывал в полемике с философом-рационалистом Варлаамом Калабрийским.

Паламитский спор в реконструкции Лосева предстает как важный момент становления православного догматического сознания и формирования богословия энергии и обожения. По Лосеву, в основе учения исихазма лежат две тесно связанные антиномии: существа (сущности) и энергии и энергии Божией и твари. Эти антиномии формулируются им в терминах трех фундаментальных категорий православно-христианского богословия и философии, характеризующих центральные в христианстве отношения Бога и мира, — 1) сущность, существо Божие, 2) энергия сущности Божией, 3) тварь, просветляющаяся под действием Божественной энергии». В работе «Вещь и имя» Лосев называет и опытные истоки этих категорий — «опыт молитвы, т. е. призывания Имени Божия, равно как и вообще опыт общения с Богом».

Первая антиномия исихазма касается бытия Бога в Его проявлении миру. Согласно этой антиномии, «существо — нераздельно, непознаваемо, нерасчленимо»; энергии же «раздельны, расчленяемы, сообщимы»; «существо как таковое — не-энергийно, не проявляется, не сообщается»; «существо как данное в своих энергиях, энергийно, проявляется, сообщается». Суть данной антиномии сводится, по Лосеву, к развернутой формуле: «Существо Божие есть Бог сам; энергия существа неотделима от самого существа; след., энергия Божия есть сам Бог. Но, с другой стороны, Бог сам в себе отличен от Своих энергий; и, значит, Бог не есть Его энергия». Или — в редуцированном виде: энергия Божия есть Сам Бог, но Бог не есть Его энергия.

Вторая антиномия исихазма касается ситуации обожения человека, призванного, по православному вероучению, стать богом по благодати. Согласно этой антиномии, «осияние и преображение твари (молитвенное восхождение, теургическое действо и пр.) возможно только потому, что есть нетварная энергия Божия, оформляющая и осмысляющая тварное естество», иначе «тварь никуда не восходила бы, но оставалась сама собой и по себе». С другой же стороны, такое «осияние и восхождение возможно только потому, что тварь, своими силами и за свой риск и страх, стремится приблизиться к Богу», и «энергия лично-произволяющего Бога, сообщенная человеку, становится лично-произволяющим устроением самого человека». Здесь, как видим, Лосев особо особенно подчеркивает синергийно-личностный характер обожения в паламизме как важнейшую черту православного миропонимания.

Опираясь на эти антиномии, А.Ф. Лосев формулирует и исихасткую концепцию человека: «Человек — тварь; след., он не Бог по существу и не может стать таковым. Но человеку сообщима энергия Божия, которая есть сам Бог. Следовательно, человек есть бог — уже по причастию, стало быть, и по благодати, а не по сущности, и — может, должен стать им, т. е. энергийно стать, неотличимо отождествиться с ним по смыслу, имея единственное отличие от него — по сущности, по субстанции, по факту, по бытию». Эта концепция обожения человека развертывается и уточняется А.Ф. Лосевым во многих историко-философских и собственно философских исследованиях. Так, в «Дополнениях» к «Диалектике мифа» он пишет: «…в абсолютном монотеистическом персонализме и теизме… тварь никогда не может стать Богом по сущности; по субстанции тварь может стать Богом не нумерически, но только по причастию к Богу, по благодати Божией, т. е. умно, энергийно, а не вещественно и сущностно». А это означает, что «нумерически и субстанционально при самом последнем и окончательном слиянии с Богом, при слиянии с Ним до полной неразличимости все равно остаются две сущности, два бытия, две личности — Бог и человек».

В терминах богословия энергии и обожения Лосев представляет и историческую ситуацию паламитского спора — различных истолкований умного делания и Фаворского Света в доктринах св. Григория Паламы и Варлаама. По Варлааму, свет, который созерцали исихасты («безмолвники») на вершинах своего молитвенного подвига, и свет, который видели ученики Христа во время Его Преображения на горе Фавор, есть вещественный, тварный свет, или «мысленный образ, созданный Богом для научения своих служителей», но не энергия или сила Божия, как полагали паламиты. По доктрине же св. Григория Паламы, этот свет есть «присносущая энергия сущности Божией, отличная от самой сущности, но неотделимая от нее». Энергия эта, по утверждению паламитов, не вносит в Божество разделения, как полагали варлаамиты, и не становится при этом тварью, освящая ее, но продолжает оставаться неотделимой от Бога, т. е. Самим Богом. По учению паламитов, в реконструкции Лосева, имя «Бог» приложимо, таким образом, не только к сущности Божией, но и Его энергиям. Поэтому, заключает Лосев, «всякая энергия и все энергии вместе суть сам Бог, хотя Бог и не есть Его энергия, ни какая-нибудь одна, ни все взятые вместе».

Спустя десятилетия после выхода «Очерков античного символизма и мифологии», где А.Ф. Лосевым была осуществлена описанная реконструкция паламитского спора, Лосев в разговоре с В.В. Бибихиным (28.3.1975), накануне празднования памяти св. Григория Паламы, говорил: «Ведь он копнул самые основы. Всё, вообще говоря, уже высказывалось и раньше, совершенно обоснованно, но у Паламы выражено с такой максимальной убедительностью, что выше и Максима, и Дионисия. Варлаам, с которым Палама спорил, был какой-то предшественник Канта. Фаворский свет для него субъективное ощущение, Богу его приписывать нельзя… Вот тут-то, возражая ему, Византия и высказала свое последнее слово». И далее: «… все эти дни поста и построены на явлении неявляемого. Первое воскресение Четыредесятницы — почитание икон, второе — света Фаворского. Он ведь не всякому является. А на высоте подвига является».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Святитель Григорий Палама и его учение

Второе воскресенье Великого поста посвящено святителю Григорию Паламе – святому, которому мы обязаны появлением молитвы «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», а точнее ее непрестанным повторением (до 12 тысяч раз в день).

Будущий святитель родился в 1296 году в Константинополе в семье сенатора. Получил блестящее классическое образование, изучал грамматику, риторику, физику и логику. Особенно любил греческого философа Аристотеля. В 17 лет юноша восхитил византийский двор, прочтя лекцию о сочинении «Логика» этого античного мудреца.

В 18 лет или чуть позже он принимает монашество на Афоне.

К 1332 году святитель Григорий начинает писать богословские сочинения. Он оставил после себя множество сочинений – проповеди, полемические трактаты, богословские труды, но главный его вклад в православное вероучение состоит в том, что он был защитником и практиком непрестанной молитвы, исихии (молчания), учения о нетварных энергиях и Фаворском свете. Подвижник с Божией помощью может очистить свой ум и тело от греховных мыслей и поступков настолько, чтобы удостоиться реальной встречи со Христом, увидеть нетварный фаворский свет, который было даровано увидеть апостолам на горе Преображения.

Часто идеи святителя Григория рассматривают как имеющие отношение к исключительно монашеской практике. Почтенные старцы, подобно йогам, сидят по своим келиям, овладевают особой техникой дыхания, а для большей сосредоточенности смотрят на свой пупок (так карикатурно писал об исихастах основной оппонент святителя – монах Варлаам Калабрийский из Калабрии в Италии). Но на самом деле оппонент святителя Григория ошибался. Хотя бы потому что апостол Павел заповедовал «непрестанно молиться и за все благодарить» всех христиан, а не только иноков: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес 5, 16-18).

Монах Варлаам приехал в Константинополь и начал полемику с Григорием Паламой, продолжавшуюся 6 лет до 1341 года. Главное их расхождение состояло в том, что Варлаам считал невозможным реальное познание Бога или встречу с Ним в земной жизни.

По мнению же Григория Паламы, такая встреча возможна, в той мере, в какой Святой Дух может открыть человеку. При этом речь идет не о физическом видении, а о внутреннем созерцании «умными очами». Палама утверждает, что Бог непознаваем и недоступен в своей сущности. Однако человек имеет возможность приобщения к нетварной Божественной энергии, говоря о которой святитель использует образ Фаворского света. При этом эта Божественная энергия преображает все наше существо: наш ум, нашу душу и даже наше тело.

Разумеется, для этого нужны не только рациональные, умственные усилия, но и духовная жизнь, аскеза, пост и молитва. Целью этого пути является обожение, т.е. соединение человека с Богом, приобщение к Божественной жизни при помощи Божественной благодати и созерцание Божественных энергий – нетварного света.

Оппоненты же Паламы утверждали, что человек не может реально приобщиться Богу, а Его энергии являются тварными. Но если не существует нетварной благодати (Энергии), то человек или приобщается непосредственно самой Божественной сущности, что логически невозможно, или вообще не может иметь никакого реального общения с Богом.

Напротив, Православная Церковь поддержала святителя Григория и признала его учение о нетварной энергии, которая есть Сам Бог вне Своей сущности.

После 1347 года святитель Григорий был избран епископом Фессалоникийским (как раз того города, жителей которого апостол Павел и призвал всегда молиться), год провел в плену у пиратов, ожидая выкупа за себя, после этого несколько лет управлял своей епархией и скончался 14 ноября 1359 года от болезни. Ему было чуть больше 60 лет.

Святитель Григорий Палама – ориентир для всех нас

Ректор Коломенской духовной семинарии, епископ Зарайский Константин о святителе Григории Паламе.

Личность святителя Григория Паламы, жившего в далеком XIV веке, поставлена святой Церковью ориентиром всем нам для того, чтобы мы научились чему-то очень важному в его подвиге и в его учении. Чем же важен для Церкви опыт и свидетельство великого Фессалоникийца?
Византийский аристократ, в молодости ушедший в монахи, замечательный богослов, миротворец, аскет, посвятивший свою жизнь защите и философской концептуализации мистического опыта православного монашества – святитель Григорий является одним из тех вселенских учителей Церкви, который и сам достиг вершин богопознания и смог изложить и передать нам великий опыт православного подвижничества.

Великий делатель Иисусовой молитвы, он утверждал истины о Божественном Фаворском Свете не на основе книжной учености и логических умозаключений, но на основе реального духовного опыта, опыта, укорененного в Священном Предании Церкви.

Его жизнь и богословие – это ориентир всем нам. Его пример показывает, что на пути духовного возрастания, пути покаяния, поста и молитвы, возможна реальная встреча с самим Богом и благодатное, райское пребывание с Ним.

Для всякого человека важно, чтобы в своей жизни он выбирал как ориентир и пример таких людей, которые являлись лучшими в своем деле. Для православного христианина, призванного к деятельной духовной жизни, одним из таких примеров, безусловно, является святитель Григорий Палама, искатель Бога, обретший Его и возвестивший нам о возможном для каждого из нас Рае.

Святитель Григо́рий Палама, архиепископ Солунский (Фессалоникийский)

Текст утвержден Священным Синодом
Русской Православной Церкви
26 декабря 2012 года
(журнал № 131)

Творение Герасима монаха Микрагианнанита

Кондак 1, глас 8

Подобен: Взбранной Воеводе:

Фессалони́тскаго па́стыря всеизря́днаго и Це́ркве свети́ло многосве́тлое воспои́м в пе́снех боговеща́нных: Све́та бо незаходи́маго яви́ся селе́ние, и подае́т просвеще́ние и благода́ть незави́стную зову́щим:
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Икос 1

Ангел в ми́ре, я́ко вы́шних зри́тель, показа́лся еси́, Григо́рие всеблаже́нне, и богови́дным твои́м житие́м а́нгельская дарова́ния улучи́л еси́. Те́мже, твое́й све́тлости дивя́щеся, о́тче, вопие́м:
Ра́дуйся, и́мже Свет боже́ственный сия́ет;
ра́дуйся, и́мже тьма отгна́ся.
Ра́дуйся, прему́дрости ве́рте благово́ннейший;
ра́дуйся, наказа́ния лу́чшаго прича́стниче.
Ра́дуйся, высото́ неудобозри́мая высо́ких виде́ний;
ра́дуйся, глубино́ непроходи́мая даро́в духо́вных.
Ра́дуйся, я́ко еси́ церко́вная све́тлость;
ра́дуйся, я́ко показа́лся еси́ правосла́вных кре́пость.
Ра́дуйся, свети́ло ве́ры всесве́тлое;
ра́дуйся, свети́льниче благода́ти незаходи́мый.
Ра́дуйся, его́же ра́ди буесло́вцы умолка́ют;
ра́дуйся, его́же ра́ди богосло́вцы взыгра́ют.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 2

Зре́ние души́ твоея́ от ю́ности, о́тче, ко Христу́ Царю́ простира́я, ца́рския презре́л еси́ дворы́ и земну́ю сла́ву оста́вил еси́, по́стническими же труды́ Го́сподеви после́дуя, воспева́л еси́: Аллилу́ия.

Икос 2

Ра́зуму вне́шнему всему́ обучи́лся еси́, всеблаже́нне, я́ко разу́мен и зело́ остроу́мен, отню́дуже Прему́дрости Бо́жия добро́ты рачи́тель яви́лся еси́, Григо́рие, умудря́я боже́ственными словесы́ твои́ми благогове́йне ти вопию́щия:
Ра́дуйся, нра́вов преподо́бных сосу́де;
ра́дуйся, Све́та невеще́ственнаго сокро́вище.
Ра́дуйся, ко́рене благоро́днаго дре́во всепло́дное;
ра́дуйся, благоче́стия кинна́моне благово́нный.
Ра́дуйся, цве́те неувяда́емый земледе́лания та́инственнаго;
ра́дуйся, фи́никс многопло́дный благопло́дия душе́внаго.
Ра́дуйся, я́ко презре́л еси́ лесть мирску́ю;
ра́дуйся, я́ко прия́л еси́ благода́ть богода́нную.
Ра́дуйся, Христо́в служи́телю тепле́йший;
ра́дуйся, тле́нных вся́ческих превы́шший.
Ра́дуйся, душе́вныя си́лы оживи́вый;
ра́дуйся, страсте́й стремле́ния умертви́вый.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 3

Си́лою на Афо́не обле́клся еси́ свято́ю, прие́м и́ноческий о́браз, и в не́мощи пло́ти к по́стническим угото́вался еси́ трудо́м, Григо́рие блаже́нне, Укрепля́ющему тя зовы́й: Аллилу́ия.

Икос 3

Просия́л еси́ безмо́лвием и усе́рдным по́двигом вся́ким де́ятельнаго жи́тельства и у́мною моли́твою Спа́су в та́инстве соедини́лся еси́, Све́та боже́ственнаго исполня́ем и просвеща́я тебе́ вопию́щия:
Ра́дуйся, свети́льниче безмо́лвия;
ра́дуйся, о́бразе воздержа́ния.
Ра́дуйся, у́мныя моли́твы де́лателище;
ра́дуйся, де́ятельнаго жи́тельства сокро́вище.
Ра́дуйся, сосу́де многоце́нный дохнове́ния Уте́шителева;
ра́дуйся, уста́ богоно́сная гла́са духо́внаго.
Ра́дуйся, я́ко превозше́л еси́ преде́лы тле́ния;
ра́дуйся, я́ко взира́еши на сла́ву Бо́жию.
Ра́дуйся, зря́й Све́т боже́ственный;
ра́дуйся, Бо́га ви́дяй и от Него ви́димый.
Ра́дуйся, бу́яя упраздня́яй мудрова́ния;
ра́дуйся, лю́тая отгоня́яй нападе́ния.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 4

Пожи́в в безмо́лвии, я́коже а́нгел, о́тче, го́рнее светозаре́ние прия́л еси́ и, испо́лнь вои́стину боже́ственнаго Све́та, отше́л еси́ от Афо́на я́коже со́лнце, Григо́рие богому́дре, воспламеня́я пою́щия: Аллилу́ия.

Икос 4

Обличи́л еси́ боже́ственным сло́вом и прему́дрости си́лою и догма́ты святы́ми, богому́дре, злосла́вие Варлаа́мово, удиви́в вся твое́ю благода́тию, учи́тель бо боже́ственный вопию́щим показа́лся еси́:
Ра́дуйся, цевни́це благоче́стия;
ра́дуйся, паде́ние злоче́стия.
Ра́дуйся, Це́ркве вели́кий учи́телю;
ра́дуйся, богоза́рности невеще́ственныя испо́лненный.
Ра́дуйся, вети́е многому́дрый догма́тов пра́вых;
ра́дуйся, мечу́ обоюдоо́стрый на вся вражду́ющия.
Ра́дуйся, у́мных плеве́л искорени́телю;
ра́дуйся, доброде́телей небе́сных насади́телю.
Ра́дуйся, мно́гий в сло́ве благода́ти;
ра́дуйся, кро́ткий во все́х и незло́бивый.
Ра́дуйся, ве́рных сердца́ утвержда́яй;
ра́дуйся, страсте́й вины́ попаля́яй.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 5

Богоглаго́ливым язы́ком на собо́ре боже́ственнем, я́ко испо́лнь небе́сныя прему́дрости, изложи́л еси́, о́тче, Правосла́вия вои́стину святы́я догма́ты, я́ко отце́м единоду́шный, Григо́рие, с ни́миже зове́ши: Аллилу́ия.

Икос 5

Святи́тель богому́дрый, я́ко доброде́телей сокро́вище и таи́нник восхожде́ний боже́ственных, и Фессалони́тский па́стырь богови́ден и прему́др был еси́ боже́ственным жре́бием, преподо́бне, слы́ша от нас сицева́я:
Ра́дуйся, уста́ богосло́вов;
ра́дуйся, держа́во правосла́вных.
Ра́дуйся, иере́ев пра́вило точне́йшее;
ра́дуйся, па́стырей о́бразе богонапечатле́нный.
Ра́дуйся, трубо́ боговеща́нная уче́ний свяще́нных;
ра́дуйся, исто́чниче богостру́йный, во́ду но́ву источа́яй.
Ра́дуйся, Солу́ню благосла́вный пастыренача́льниче;
ра́дуйся, Правосла́вия богоглаго́ливый предста́телю.
Ра́дуйся, Све́та боже́ственнаго служи́телю;
ра́дуйся, жи́зни непоро́чныя учи́телю.
Ра́дуйся, душе́вную скве́рну очища́яй;
ра́дуйся, ве́рных ре́вность возбужда́яй.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 6

Пропове́дник Све́та боже́ственнаго быв, богоглаго́ливе, я́ко того́ прича́стник в житии́, на той подъе́мшия гла́с слове́с све́тлостию затми́л еси́, и вся воздви́гл еси́, Григо́рие, Бо́гови зва́ти: Аллилу́ия.

Икос 6

Возсия́в на собо́ре, я́ко све́тлый богосло́в и уста́ неизглаго́ланныя Прему́дрости, неприча́ствуемо бы́ти Бо́жие существо́ боговеща́яй пропове́дал еси́, прича́ствуемо же де́йство, тебе́ вопию́щим, о́тче:
Ра́дуйся, ве́лий священнояви́телю;
ра́дуйся, боже́ственный богояви́телю.
Ра́дуйся, вы́шния све́тлости возвести́телю;
ра́дуйся, обоже́ния све́тлый тайнописа́телю.
Ра́дуйся, у́мнаго трезве́ния вождю́ богови́дный;
ра́дуйся, моли́твы вну́тренния наста́вниче непреле́стный.
Ра́дуйся, я́ко испо́лнился еси́ благода́тей небе́сных;
ра́дуйся, я́ко приобщи́лся еси́ осия́ний боже́ственных.
Ра́дуйся, Бо́жию ви́девый све́тлость;
ра́дуйся, страсте́й изгоня́яй те́мность.
Ра́дуйся, догма́тов правосла́вных основа́ние;
ра́дуйся, струй богото́чных исто́чниче.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 7

Ве́лий во святи́телех вои́стину показа́лся еси́, Григо́рие му́дре, богояви́телю, я́ко апо́стольским житие́м и ди́вными доброде́тельми украше́н, преподо́бне, и вся воздвиза́еши пе́ти: Аллилу́ия.

Икос 7

Не́ктар невеще́ственный боже́ственный и ма́нну душепита́тельную и мед и́же из ка́мене источа́ющся, я́ко рече́ свяще́нный Дави́д, твои́х слове́с завеща́ния подаю́т, Григо́рие всечу́дне, веселя́ще вопию́щия:
Ра́дуйся, язы́че сладча́йший;
ра́дуйся, зра́че боже́ственнейший.
Ра́дуйся, подо́бниче Спа́сов и подража́телю;
ра́дуйся, ревни́телю отце́м и сообита́телю.
Ра́дуйся, ве́яние небе́сное, ду́ши прохлажда́ющее;
ра́дуйся, росо́ духора́дованная, нас ороша́ющая.
Ра́дуйся, благово́ние свято́е чи́стаго жи́тельства;
ра́дуйся, пи́ще соверше́нная душе́внаго пи́ршества.
Ра́дуйся, ча́ше не́ктара безсме́ртнаго;
ра́дуйся, лю́тых мудрова́ний обличи́телю.
Ра́дуйся, богоно́сцев сия́ние му́дрых;
ра́дуйся, люде́й води́телю правосла́вных.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 8

Стра́нная даде́ся благода́ть во излия́нии бога́те устна́ма твои́ма, богояви́телю, отню́дуже, я́ко ве́лия река́, из Еде́ма происходя́щая, Григо́рие, Це́рковь всю напоя́еши, Го́сподеви вопию́щую: Аллилу́ия.

Икос 8

Гора́, о́тче, Афо́нская све́тлыя твоя́ по́двиги с Солу́нем пропове́дует, и вся Це́рковь ве́рных я́ко богоза́рнаго тя честву́ет изъяви́теля Све́та и́же па́че смы́сла, и́мже просвеща́еши вопию́щия:
Ра́дуйся, уста́ богоно́сная;
ра́дуйся, сосу́де мироно́сный.
Ра́дуйся, трисо́лнечнаго осия́ния орга́не;
ра́дуйся, безмо́лвия соверше́ннаго ни́во.
Ра́дуйся, до́ме богосве́тлый боже́ственнаго де́йства;
ра́дуйся, бога́тство некра́домое и́же в Ду́се живота́.
Ра́дуйся, я́ко прия́л еси́ боже́ственная дая́ния;
ра́дуйся, я́ко отврати́л еси́ Варлаа́мова пустосло́вия.
Ра́дуйся, и́мже Афо́н велича́ется;
ра́дуйся, и́мже пре́лесть отгоня́ется.
Ра́дуйся, све́тлая Солу́ню сла́во;
ра́дуйся, тве́рдая Правосла́вия держа́во.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 9

Ре́ки от чре́ва твоего́ та́инственным одожде́нием с небесе́, я́ко рече́ Спас, теку́т, о́тче прему́дре, и жа́ждущая сердца́ напоя́ют от живо́тныя струи́, Григо́рие, Бо́гови зва́ти: Аллилу́ия.

Икос 9

Легча́йше, о́тче, подъя́л еси́ искуше́ния разли́чная за до́брое испове́дание, и я́коже зла́то во огни́ искуше́н все́ми, превозсия́л еси́, возводя́ к лу́чшим благогове́йне ти вопию́щия:
Ра́дуйся, ка́меню благому́жества;
ра́дуйся, ка́меню терпе́ния.
Ра́дуйся, искуше́ний наше́ствия не убоя́выйся;
ра́дуйся, страсте́й пещь угаси́вый.
Ра́дуйся, стено́ неколеби́мая Це́ркве Христо́вы;
ра́дуйся, свети́льниче многосве́тлый люде́й богому́дрых.
Ра́дуйся, я́ко ско́рби в ра́дости поне́сл еси́;
ра́дуйся, я́ко Го́сподеви со сла́вою предста́л еси́.
Ра́дуйся, Бо́жия та́инства пропове́давый;
ра́дуйся, ве́рным спаси́тельная предложи́вый.
Ра́дуйся, душ домострои́телю боже́ственный;
ра́дуйся, Христо́в дру́же боже́ственнейший.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 10

Уст твои́х словесы́ правосла́вная ве́ра утверди́ся в Ду́се боже́ственнем: дре́вним бо боже́ственным отце́м единонра́вен и единоду́шен быв, гла́сы тех, преподо́бне, возгла́вил еси́, поя́: Аллилу́ия.

Икос 10

Све́та нетва́рнаго наслажда́яся луча́ми, возсия́вшаго на Фаво́ре, сего́ словопису́еши свяще́нне сла́ву, добро́ту, све́тлость и воздвиза́еши, свя́те, ко приобще́нию вопию́щия:
Ра́дуйся, све́та нетва́рнаго таи́нниче;
ра́дуйся, от страсте́й душетле́нных изба́вителю.
Ра́дуйся, бу́дущаго благосла́вия предначина́ние;
ра́дуйся, су́щих в ско́рби ду́ш утеше́ние.
Ра́дуйся, я́ко бу́ию показа́л еси́ му́дрость Варлаа́мову;
ра́дуйся, я́ко возвести́л еси́ Ду́ха благода́ть.
Ра́дуйся, архиере́ев боже́ственное удобре́ние;
ра́дуйся, светоно́сное сокро́вище богосло́вия.
Ра́дуйся, све́та невеще́ственнаго зерца́ло;
ра́дуйся, чужды́х догма́тов се́рпе.
Ра́дуйся, ра́досте правосла́вных и да́ре;
ра́дуйся, вра́жий ро́г низверга́яй.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 11

Высо́ким помышле́нием и прему́дростию боже́ственною пропове́дав Бо́жия вели́чия, Ду́ха боже́ственных плодо́в открыва́еши благода́ти, Григо́рие, чи́стым ду́хом, и́хже причаща́ются вопию́щии: Аллилу́ия.

Икос 11

Светоза́рно твое́ житие́ доброде́телей луча́ми, Григо́рие, яви́ся, боговеща́нне, испо́лнь же све́та вои́стину уче́ние твое́, блаже́нне: Бо́гови бо приво́диши вся́ческия уче́нии твои́ми, вопию́щия:
Ра́дуйся, исто́чниче уче́ния;
ра́дуйся, утвержде́ние Правосла́вия.
Ра́дуйся, жи́тельства свята́го о́бразе;
ра́дуйся, Це́ркве боже́ственныя ве́нче.
Ра́дуйся, жития́ чисте́йшаго возвести́телю чу́дный;
ра́дуйся, сло́ва благода́тнаго пропове́дниче свяще́нный.
Ра́дуйся, я́ко душ вся́ку скве́рну очища́еши;
ра́дуйся, я́ко на спасе́ния стезю́ наставля́еши.
Ра́дуйся, свети́льниче невеще́ственных осия́ний;
ра́дуйся, свети́ло вы́шних тайнонауче́ний.
Ра́дуйся, его́же ра́ди Це́рковь лику́ет;
ра́дуйся, его́же ра́ди всяк ве́рный боже́ственно ра́дуется.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 12

Ра́дость испроси́ боже́ственную и душ спасе́ние, Григо́рие, му́дрый святи́телю, приходя́щим к тебе́ благогове́йне и све́тлыя твоя́ по́двиги честву́ющим; све́та бо я́ко служи́тель, просвеща́еши вопию́щия: Аллилу́ия.

Икос 12

Пою́ще твоя́ труды́ и боже́ственныя по́двиги, я́же соверши́л еси́ Це́ркве ра́ди, благочести́вых ли́цы вы́ну пою́т тя, Григо́рие, и благода́рными усты́ вопию́т ти непреста́нно:
Ра́дуйся, держа́во Це́ркве;
ра́дуйся, вети́е благоче́стия.
Ра́дуйся, пустосло́ва Акинди́на постыди́вый;
ра́дуйся, си́лу богода́нную яви́вый.
Ра́дуйся, апо́столом купножи́телю, я́ко во всех подража́тель;
ра́дуйся, о́бщниче и прича́стниче зари́ богонача́льныя.
Ра́дуйся, Фессалони́тская све́тлая денни́це;
ра́дуйся, Правосла́вия подви́жниче богоглаго́ливый.
Ра́дуйся, душ на́ших наслажде́ние;
ра́дуйся, вся́каго правосла́внаго утвержде́ние.
Ра́дуйся, хра́ма честна́го твоего́ све́тлосте;
ра́дуйся, люде́й ве́рных твои́х весе́лие.
Ра́дуйся, о́тче Григо́рие, благода́ти пропове́дниче.

Кондак 13

О боже́ственный о́тче, таи́нниче неизглаго́ланных, Григо́рие, отце́в кра́ю, твои́х люде́й приими́ гла́сы и твое́ предста́тельство да́ждь всем: ве́рно бо к тебе́ притека́ем и Тро́ице вопие́м: Аллилу́ия.

Сей кондак глаголи трижды, посем 1-й икос и 1-й кондак.

О треблаже́нная и честна́я вои́стину и превожделе́нная главо́, безмо́лвия держа́во, мона́шествующих сла́во, о́бщее богосло́вов и отце́в и учи́телей укра́шение, апо́столов сподви́жниче, испове́дников и му́чеников безкро́вный ревни́телю и венча́телю словесы́ и дея́ньми и благоче́стия побо́рниче и воево́до взбра́нный, боже́ственных догма́тов высо́кий изъясни́телю и учи́телю, пре́лести многоразли́чных ересе́й потреби́телю, всея́ Це́ркве Христо́вы предста́телю, и стра́же, и изба́вителю! Ты и преста́влься ко Христу́ назира́еши у́бо и ны́не ста́до твое́ и всю Це́рковь свы́ше, боле́зни разли́чныя исцеля́я и словесы́ твои́ми вся управля́я, и е́реси изгоня́я, и многообра́зных страсте́й избавля́я. Приими́ же и на́ше сие́ моле́ние и изба́ви нас от страсте́й и искуше́ний, и треволне́ний, и бед, и осла́бу и мир и благоде́нствие нам пода́ждь, о Христе́ Иису́се Го́споде на́шем, Ему́же сла́ва и держа́ва подоба́ет со безнача́льным Его́ Отце́м и Животворя́щим Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Святитель ГРИГОРИЙ ПАЛАМА, архиепископ Солунcкий (†1359)

Святитель Григорий Палама́, архиепископ Солунcкий, защитник православного учения о Божественном свете. Палама́ стоит в самом центре православной философии. Святость всегда возможна: Присутствие Бога здесь и сейчас, а не где-нибудь в прошлом или будущем или в философских абстракциях — главная тема святителя.

Свт. Григорий Палама принадлежит к числу последних византийских богословов и Отцов Церкви, он жил незадолго до падения Константинополя под ударами турок — в конце XIII — начале XIV века.

Родился в 1296 году в Малой Азии и был первым ребенком в семье сенатора Константина Паламы. Во время турецкого нашествия семья бежала в Константинополь и нашла приют при дворе Андроника II Палеолога (1282–1328). Его отец был очень набожным человеком. Сохранились сведения, что он практиковал «умную» молитву и иногда даже во время заседаний сената погружался в нее. Рассказывают, что в одном таком случае император Андроник II сказал: «Не беспокойте его, пусть молится». После ранней смерти отца Андроник сам принял участие в воспитании и образовании осиротевшего мальчика, обладавшего прекрасными способностями и большим прилежанием. Григорий без труда освоил все предметы, составлявшие полный курс средневекового высшего образования под руководством Феодора Метохита, и завоевал репутацию блестящего знатока Аристотеля. В возрасте 17 лет он даже прочел лекцию во дворце о силлогистическом методе Аристотеля перед императором и знатными лицами. Лекция оказалась столь успешной, что в конце его учитель Метохит воскликнул: «И сам Аристотель, если бы он был здесь, не преминул бы удостоить ее похвалы».

Император хотел, чтобы юноша посвятил себя государственной деятельности, но Григорий в 1316 году, едва достигнув 20 лет, удалился на Афон, который к тому времени уже был крупным монашеским центром. На Афоне Григорий подвизался в келье неподалеку от Ватопеда под руководством препоподобного Никодима, от которого и принял монашеский постриг. После смерти своего наставника (ок. 1319) он переселился в Лавру святого Афанасия, где провел три года. Затем, начиная с 1323 года, он подвизался в скиту Глоссия, где проводил все свое время в бдениях и молитвах. Через год ему явился в видении святой евангелист Иоанн Богослов и обещал свое духовное покровительство. Мать Григория вместе с его сестрами также приняла монашество.

В 1325 г. Григорий вместе с другими монахами покинул Афон из-за турецких нападений. В Фессалониках принял священнический сан и основал неподалеку от Верии (городок к западу от Фессалоник, где, по преданию, проповедовал апостол Павел) монашескую общину, в которой, наряду с общими службами, практиковалась непрестанная молитва. Пять дней в неделю, затворившись в тесной келье-пещере, находившейся в зарослях на склоне скалы над горным ручьем, он предавался умной молитве. В субботу и воскресенье он выходил из своего уединения для участия в общем богослужении, совершавшегося в монастырском кафоликоне. В эти часы, следовавшие за затвором преподобного, и особенно после литургии, на лице его был виден дивный Божественный свет. Во время священнодействия он всех приводил в слезы и умиление. Многие великие святые мужи удивлялись его добродетельной жизни, за которую он удостоился от Бога дара чудотворений и пророчествования, и называли его богоносцем и пророком.

В 1331 году Григорий Палама снова вернулся на Святую Гору, где он продолжил отшельническое житие в пустыни святого Саввы на афонском предгорье над Лаврой. Эта пустынь сохранилась и до сего дня. Его даже избрали игуменом монастыря Эсфигмен. Но, несмотря на попечения, взятые им на себя, он постоянно стремился вернуться к безмолвию пустыни.

А между тем в 30-е годы XIV века в жизни Восточной Церкви назревали события, поставившие святителя Григория в ряд наиболее значительных вселенских апологетов Православия и принесшие ему известность учителя исихазма. Слово это происходит от греческого слова «исихия», означающего «тишина», «молчание». Первоначально исихастами (т.е. молчальниками) назывались монахи, ведущие одинокий созерцательный образ жизни, в отличие от монашества общежительного. Вся жизнь исихастов была посвящена исключительно молитве. Эта молитва называется «умной», так как чтобы преуспеть в ней, необходимо было целиком сосредоточить внимание на произносимых словах, отрешившись от всего окружающего. В связи с возросшим влиянием монашества традиция «умной» молитвы была знакома не только отшельникам, но считалась основным «деланием» даже среди мирян. Однако никакой теоретической базы исихазма не существовало. Святитель Григорий Палам был первым, кто сумел богословски обосновать это движение.

Когда Григорий Палама жил на Афоне, в Церкви появились люди, которые обвиняли афонских иноков в ничегонеделании и в ложном учении о молитве. Предводителем этих хулителей, извергавших потоки брани в адрес насельников Афона, был Варлаам Калабрийский, итальянский грек, воспитанник запада. По приезде в Константинополь Варлаам сделал молниеносную карьеру, став профессором богословия и советником императора. В это время вновь возобновились попытки объединить восточное и западное христианство, а Варлаам как нельзя лучше подходил для диалога с латинянами. Он был хорошо знаком с культурными особенностями двух частей когда-то единой Римской империи. Этот автор трактатов по логике и астрономии, умелый и остроумный оратор, всячески издевался над учением афонских монахов об «умной молитве» и об исихии. С издевкой Варлаам и его единомышленники называли Григория Паламу и братию афонских монастырей «исихастами». Именно это наименование, но уже не издевательское, а благоговейное и почтительное, и закрепилось впоследствии за сторонниками афонского учения о молитве и духовной жизни христианина.

Варлаам Калабрийский

На основании догмата о непостижимости существа Божия, Варлаам объявил умное делание еретическим заблуждением и пытался доказать тварность Фаворского Света. Варлаам учил о Фаворском свете, что он был нечто вещественное, сотворенное, являвшееся в пространстве и окрашивавшее воздух, так как он был видим телесными очами людей, еще неосвещенных благодатью (апостолами на Фаворе). Таковыми же, т.е. сотворенными, он признавал все действия Божества и даже дары Святого Духа: Духа премудрости и разума и т.д., не страшась низвести Бога в разряд тварей, ниспровергая свет и блаженство праведных в Царствии Отца Небесного, силу и действие Триипостасного Божества. Таким образом, Варлаам и его последователи нечестиво рассекали одно и то же Божество на созданное и несозданное, а тех, которые этот Божественный свет и всякую силу, всякое действие с благоговением признавали не созданным, а присносущным, называли двоебожниками и многобожниками.Сам святитель Григорий без устали обличал неправоту Варлаама и полное согласие афонского учения со Священным Писанием и Преданием Церкви. По просьбе афонских монахов, он обратился к Варлааму сначала с устными увещаниями. Но, видя безуспешность подобных попыток, он письменно изложил свои богословские доводы. Так появились «Триады в защиту святых исихастов» (1338). К 1340 году афонские подвижники с участием святителя составили общий ответ на нападки Варлаама — так называемый «Святогорский томос».

Святитель писал: «Напыщенные мирской и тщетной мудростью… думают видеть в нем нечто чувственное и сотворенное.., хотя Сам Просиявший Светом на Фаворе ясно показал, что этот Свет не сотворен, назвав его Царством Божиим…» (Мф. 16:28)

«Воссиял тот Неисповедимый Свет и таинственно явлен Апостолам… в то время, когда (Господь) молился; этим показано, что родительницей этого блаженного видения была молитва, что блистание происходило и являлось от соединения ума с Богом, и что оно подается всем тем, которые, при постоянном упражнении в подвигах добродетели и молитвы, устремляют ум свой к Богу. Истинную красоту свойственно созерцать только очищенным умом.»

«Мы веруем, что Он явил в Преображении не другой какой-либо свет, но только тот, который был сокрыт у Него под завесой плоти; этот же Свет был Свет Божеского естества, поэтому и Несотворенный, Божественный…»

В течение 6 лет продолжался спор Григория и Варлаама. Личная встреча обоих мужей вовсе не привела к положительному результату, но еще более обострила противоречие. На Константинопольском Соборе 1341 года в храме Святой Софии произошел спор святителя Григория Паламы с Варлаамом, сосредоточившийся на природе Фаворского Света. 27 мая 1341 года Собор принял положения святителя Григория Паламы о том, что Бог, недоступный в Своей Сущности, являет Себя в энергиях, как Фаворский Свет, которые обращены к миру и доступны восприятию, но являются не сотворенными. Варлаам и его ученики анафематствованы. Варлаам, хоть и испросил прощение, в июне того же года уехал в Италию, где принял затем римокатоличество и стал епископом Иеракским.

На втором и третьем этапе споров противниками Паламы выступили Григорий Акиндин и Никифор Григора, которые в отличие от Варлаама не критиковали образ молитвы исихастов. Спор принял богословский характер и касался вопроса Божественных энергий, благодати, нетварного света.

Второй этап спора совпадает с гражданской войной между Иоанном Кантакузином и Иоанном Палеологом и происходил между 1341 и 1347 г. Вмешательство Паламы в политическое столкновение, хоть он и не был особенно склонен к политике, привело к тому, что большую часть дальнейшей жизни он провел в заточениях и темницах.

В 1344 году Патриарх Иоанн XIV Калека, приверженец учения Варлаама, отлучил св. Григория от Церкви и заключил в темницу. В 1347 году, после смерти Иоанна XIV, св. Григорий был освобожден и возведен в сан архиепископа Солунского.

В одну из его поездок в Константинополь византийская галера попала в руки турок, и святителя в течение года продавали в различных городах. В турецком плену имел беседы и споры о вере с мусульманами. В отличие от многих представителей поздневизантийской культуры, Григорий Палама сравнительно спокойно относился к перспективе турецкого завоевания, но надеялся на обращение турок в православие; поэтому его отношение к исламу — не воинственное, а миссионерское. В частности, Палама считал ислам примером естественного Богопознания, т. е. признавал Того, Кому поклоняются мусульмане, Истинным Богом.

После освобождения от турок и возвращения в Фессалоники свт. Григорий продолжил пастырскую деятельность в своей епархии. Там его учеником и коллегой стал Николай Кавасила.

Накануне его преставления ему явился в видении святитель Иоанн Златоуст. Со словами «В горняя! В горняя!» святитель Григорий Палама мирно преставился к Богу 14 ноября 1359 года в возрасте 63 лет. В 1368 году, менее чем через десять лет после смерти, что бывает довольно редко, он был канонизован на Константинопольском Соборе. Патриархе Филофей, возглавлявший торжество, написал житие и службу святителю. Мощи святителя Григория были положены в кафедральном храме Святой Софии в Фессалониках. После захвата города турками и обращении храма в мечеть мощи Григория Паламы были вначале перенесены в солунский монастырь Влатадон, а затем в митрополичий собор города. С 1890 года они хранятся в новом кафедральном соборе города, освящённом в 1914 году во имя этого святого.

Рака с мощами свт. Григория Паламы

Учение свт.Григория Паламы

Учение о Божественных энергиях, как о проявлении всей Полноты Божества, — есть учение только Православной Церкви.

Изречение Тертулиана «Бог очеловечился, чтобы человек обожился» Палама выразил посредством учения о Нетварных энергиях, говоря об «обожении» человека в терминах православного богословия.

Согласно этому учению Бог по своей сущности непознаваем. Но Он пребывает всей Полнотой Своего Божества в этом мире в качестве Своих энергий и сам мир сотворён этими энергиями. Энергии Бога — это не одно из Его творений, а Он Сам, обращенный к Своему творению.

Человеческая личность — тварная. Но во Христе Человек и Божество соединены. Причащаясь Телу Христову и направляя всё своё естество к Богу, энергии человека становятся «сонаправлены» энергиям Бога также, как и во Христе. Совместное действие (энергия) Божественной воли и человеческой воли в деле спасения получило в богословии Паламы греческий термин синергия.

Таким образом, человек становится соучастником всей Полноты Божественной жизни через действие в нём нетварных Божественных энергий. Причем человек участвует не только душевно, но и физически, всей полнотой своего естества, что и вызывало особое недоумение Варлаама. Нетварным светом озаряются не только умственные, но и физические очи (вспомним случай, когда св. Серафим Саровский показывал Мотовилову этот Свет, взяв его за руку), необходимым условием чего является пребывание в молчании-исихии, иными словами — в молитве.

В итоге человек по милости Божьей всей полнотой своего существа посредством нетварных энергий усвояет Бога, «обоживается» и усвояется Богом.

Сущность учения Варлаама схожа с пониманием христианства современной западной культурой. Отвергая возможность приобщения к божественной жизни, доступного всем людям во Христе, христианский Запад видит необходимость внешнего авторитета для христианской веры. Так одни западные христиане видят его в формальном авторитете буквы Писания, другие в установлении незыблемого папского авторитета. Оба этих взгляда чужды восточному христианству.

Учение Григория Паламы не умаляет значения земного мира, а лишь показывает,что познание Бога осуществляется не столько через изучение богословских книг, сколько путем живого религиозного опыта.

“Мы — причастники Божества”, — говорит святой Григорий Палама.

Материал подготовил Сергей ШУЛЯК

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Тропарь, глас 8
Православию наставниче, святителем украшение, Богословцем поборниче непобедимый, Григорие чудотворче, Солуню великая похвало, проповедниче благодати, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 4
Ныне время деятельное явися, при дверех суд, востанем убо постящеся, принесем слезы умиления, милостынями, зовуще: согрешихом паче песка морскаго, но ослаби, Содетелю всех, яко да приимем нетленныя венцы.

Молитва святителю Григорию Паламе, архиепископу Солунскому
О, треблаженная и честная воистину и превожделенная главо, безмолвия державо, монашествующих славо, общее богословов и отцев и учителей украшение, апостолов сподвижниче, исповедников и мучеников безкровный ревнителю и венчателю словесы и деяньми и благочестия поборниче и воеводо взбранный, божественных догматов высокий изъяснителю и учителю, прелести многоразличных ересей потребителю, всея Церкве Христовы предстателю, и страже, и избавителю! Ты и преставлься ко Христу назираеши убо и ныне стадо твое и всю Церковь свыше, болезни различныя исцеляя и словесы твоими вся управляя, и ереси изгоняя, и многообразных страстей избавляя. Приими же и наше сие моление и избави нас от страстей и искушений, и треволнений, и бед, и ослабу и мир и благоденствие нам подаждь, о Христе Иисусе Господе нашем, Емуже слава и держава подобает со безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.